Сборник о браке и семье 3

Сборник о браке и семье (2 3 4 5)

          Часть 3

          или веревок, угадывание того, что скрыто в кулаке, разыскание среднего пальца, который спрятан среди других зажатых в кулаке, игра в шесть камешков и многие подобные популярные в провинции и любимые ею игры. В эти игры он может играть или только с ней, или в компании ее родственников и знакомых.
          Сутра 7. Другие игры, в которые он с ней играет с помощью ее друзей, требуют определенных усилий...
          Сутра 8. Поклонник устанавливает сердечные отношения с женщинами, которые, как он полагает, являются доверенными лицами девушки, и чем дольше продолжается их знакомство, тем больше он укрепляет дружбу с ними.
          Сутра 9. Он, кроме того, угождает дочери девушкиной кормилицы маленькими услугами и любезностями, полезными ей вообще и в данный момент. Если ей это понравится, дочка кормилицы никогда ничего не будет говорить против него, даже если поймет его намерения; напротив, она иногда может быть использована, чтобы свести их вместе, даже если она и не собирается брать на себя главную роль в осуществлении их союза.
          Сутра 10. Если кормилицина дочка и не догадывается о намерениях мужчины, она тем не менее поведает девушке о его блестящих добродетелях в таком виде, что последняя почувствует к нему неодолимое влечение.
          Сутра 11. Поклонник должен выведать, проявляет ли девушка к чему-нибудь особый интерес, и, если да, он приобретет познания по этому предмету и затем удовлетворит ее любопытство.
          Сутра 12. Он приобретет и подарит ей новые куклы и игрушки оригинального исполнения, которые другим девочкам трудно приобрести.
          Сутра 13. Он предложит ей мяч, украшенный разноцветной раскраской, и некоторые другие забавы и игрушки, сделанные из веревок, дерева, рога, кости, воска и глины.
          Сутра 14. Он покажет ей свое умение готовить пищу для семьи [после их брака]. Покажет ей фигуры мужчины и женщины в любовном соитии, вырезанные из одного куска дерева: подобные же фигуры козлов и баранов, миниатюрные храмы и дома, сделанные из глины; бамбуковые кораблики, изготовленные из глины и других материалов, клетки с такими птицами, как попугаи, кукушки, «маданасарика», «лавака», петухи и серые куропатки; горшки для воды разных форм и рисунков; механические изобретения, амулеты, изысканные лютни; подставки для кукол и игрушек; ящичек или корзинку [для косметики и маникюрного набора], румяна, пасту и краски для лица; орешки и листья бетеля. Если ей что-либо потребуется в данный момент, он даст ей это открыто или тайно, в зависимости от обстоятельств. Короче, он будет действовать так, чтобы дать почувствовать девушке, что он может выполнить все ее желания.
          Сутра 15. Когда же он пожелает ее увидеть, он обратится к ней с просьбой о тайной встрече и развеселит ее анекдотами [о других людях в таком виде, чтобы выставить себя привлекательным].
          Сутра 16. Если она спросит его, почему некоторые подарки он сделал ей втайне, он умножит ее страхи и скажет, что эти вещи нравились другим.
          Сутра 17. Если ее воображение возбуждается историями и анекдотами, он доставит ей удовольствие, рассказывая ей их. Если ей любопытны произведения искусства, он покажет их ей. Если ее трогает музыка, он порадует ее мелодичными звуками. На восьмую ночь убывающей фазы луны и в другие лунные ночи, в период праздников и сборищ, в дни лунного и солнечного затмений или когда девушка посещает его в его собственном доме – во всех этих случаях он должен приветствовать ее разного рода головными венками, украшениями из листьев, воском, одеждой, кольцами и орнаментом, при условии, что такие подарки ей не повредят.
          Сутра 19. Дочь кормилицы, знающая, что этот поклонник лучше других, поскольку он обладает преимущественными достоинствами, передаст знание 64 умений в искусстве любви девушке после того, как первая научится им у поклонника, опытного в этих материях.
          Сутра 20. Под предлогом того, что он обучает дочь кормилицы, поклонник будет иметь возможность показать своей избраннице свои умения в искусстве любви.
          Сутра 21. Он облачит себя в привлекательные одежды, а она будет часто его видеть без всяких препятствий.
          Сутра 22–23. Она все явственней будет ощущать на себе его растущую привлекательность, ибо молодая женщина обычно любит первого мужчину, с которым знакомится и которого очень часто видит, она чувствует, что ее влечет к этому мужчине, не может себя преодолеть и соединяется с ним. Это общее правило и [вышеуказанные действия] надежный способ привлечь девушку.
          Сутра 24. Теперь мы опишем вышеупомянутые жесты [указующие на то, что мужчина привлекателен для девушки].
          Сутра 25. Она не смотрит ему прямо в лицо. Если увидит его, становится застенчивой.
          Сутра 26. Под тем или иным предлогом она будет показывать ему ту или иную часть своего тела [в то время как для других эта часть закрыта].
          Сутра 27. Если мужчина невнимателен, одинок или находится далеко от нее, она смотрит в его направлении.
          Сутра 28. Когда он задает ей вопрос, она отвечает, но коротко, с улыбкой, невнятно и негромко, запинаясь и наклонив лицо.
          Сутра 29. Ей очень нравится быть с ним долгое время.
          Сутра 30. Даже если она находится в отдалении, она полагает, что он заметил ее, и, веря в это, говорит со своими знакомыми с выразительной миной и не покидает своего места.
          Сутра 31. Чтобы остаться на этом месте, она смеется, как только что-либо заметит, и тянет нить своего повествования.
          Сутра 32. Она обнимает и целует сидящего у нее на коленях ребенка и делает знаки на лбу своей служанки.
          Сутра 33. Окруженная своими знакомыми, она пускается во всевозможные женские штучки (такие, как плетение или собирание своих волос, изгибание и скрещивание рук и ног, зевота и т.д.).
          Сутра 34. Она доверяется своему другу, уважает его мнение и руководствуется им.
          Сутра 35. Мягко обходится со своими слугами, беседует с ними и даже играет в кости.
          Сутра 36. Приказывает слугам внимательно исполнять возложенные на них обязанности, как если бы она была их «хозяйкой».
          Сутра 37. Когда они говорят между собой о своем хозяине, она внимательно слушает.
          Сутра 38-39. Вдохновляемая и сопровождаемая дочерью своей служанки, она проникает в дом своего поклонника, выражает ему свое желание поиграть с ним или побеседовать при содействии своей сопровождающей.
          Сутра 40. Если она просит у него кольцо, гирлянду или сделанное из листьев украшение для ушей, он должен медленно и с изяществом вытащить его из того места, где оно хранится, и положить в руку ее приятельницы; и как только она возьмет его, то будет носить это украшение каждый день.
          Сутра 42. Когда она слышит что-нибудь связанное с ее поклонником, то становится унылой и оставляет компанию любого из своих родственников.


          Сутра 43. Когда через такого рода выражения и жесты любви девушка становится явной мужчине, он должен постараться использовать любые возможности, чтобы при случае соединиться с ней.
          Сутра 44. Молоденькая девочка завоевывается куклами и игрушками, юная девушка – демонстрацией таланта в любовном деле, зрелая женщина завоевывается через ее доверие к мужчине.

          Как мужчина должен добиться обладания невестой.
          Как женщине завоевать вожделенного мужчину и покорить его
          Сутра I. Когда мужчина из разнообразных выражений и жестов, указанных в предыдущей главе, убеждается в том, что девушка любит его, он должен попытаться закрепить с ней физическую связь следующим образом.
          Сутра 2. Во-первых, внешним выражением своего выбора. Во время игры он возьмет ее руку таким образом, чтобы указать ей на свой выбор.
          Сутра 3. Затем он использует четыре типа объятий.
          Сутра 4. Он вырежет две фигуры на листе и покажет ей их, демонстрируя свое желание.
          Сутра 5. Время от времени он может вырезать и показывать ей другие рисунки.
          Сутра 6. Во время купания он будет нырять в стороне от нее и проплывать под водой, стараясь ее коснуться.
          Сутра 7–8. Играя с ней в такие игры, как «восхищение молодой листвой», он снова и снова будет выражать ей свои чувства и неустанно показывать, какие муки он из-за нее испытывает.
          Сутра 9. Он расскажет ей о своих любовных мечтах с участием якобы других, но похожих на нее девушек.
          Сутра 10–11. На драматическом представлении или во время семейных встреч он сядет рядом с ней и коснется ее под тем или иным предлогом, прижмет свои ноги к ее ногам и под конец прислонится к ней всем телом.
          Сутра 12–13. Проделывая это, он постепенно будет ощущать каждый из ее пальцев и царапаться ногтями ног в ответ на ее царапанье.
          Сутра 14. Как только он добьется этого, его притязания пойдут далее.
          Сутра 15. Мужчина должен быть настойчивым в том, чтобы добиться от нее этих объятий.
          Теперь мы рассмотрим тесные объятия.
          Сутра 16. Когда она подает ему ногу для омовения, он сожмет ее пальцы в своей руке (как щипцами).
          Сутра 17. Когда он дает ей какие-либо вещи (вроде орешков бетеля) или когда от нее что-нибудь получает, он сделает так, чтобы оставить на ее руках следы ногтей.
          Сутра 18. Когда она предлагает ему воды для полоскания рта, он прыснет на нее.
          Сутра 19. Сидя позади ее в укромном месте или лежа за ней на кровати во мраке, он будет наблюдать за ее поведением.

          Сутра 20. О своих чувствах он даст ей знать, никоим образом не опечаливая ее.
          Сутра 21. Он скажет ей: «Я хочу кое-что сказать тебе в личном порядке». Но когда она спросит его об этом, он останется молчаливым и будет только наблюдать за выражением ее чувств в жестах.
          Сутра 22. Убедившись в ее чувствах, он притворится больным (например, головной болью), чтобы под этим предлогом привести ее в свой дом.
          Сутра 23. Когда она придет туда, он будет описывать ей свое заболевание и попросит ощупать его голову со всех сторон. Когда же она станет это делать, он схватит ее за руку и выразит свое чувство благодарными поцелуями в глаза и лоб.
          Сутра 24-25. Он попросит ее дать ему надлежащее лекарство, говоря: «Только ты можешь сделать это. Оно не может быть дано никем другим, кроме девушки». А когда она будет уходить, он предложит ей еще раз вернуться в его дом.
          Сутра 26. Эта игра в притворную болезнь может практиковаться в течение трех дней и ночей.
          Сутра 27. При каждом визите он постарается вовлечь ее в рассуждения об искусстве или рассказывать ей истории, чтобы продлить время ее пребывания.
          Сутра 28. Чтобы завоевать ее доверие, он станет обнимать ее в компании других женщин, но в этом случае будет избегать говорить о своей любви.
          Сутра 29. Гхотакамукха полагает, что, как бы сильно мужчина ни старался завоевать доверие своей возлюбленной, он никогда не одержит счастливой победы, не прилагая больших усилий.
          Сутра 30. И постарается соединиться с ней он только после того, как добьется в этой области полной победы.
          Сутра 31. Вообще-то говоря, женщина очень редко боится темноты, ночь ли это или мрак. Тогда даже легче пробудить ее страсть и достичь с ней соединения, поскольку в присутствии мужчины они не испытывают страха. Поэтому общепризнанно, что приближаться к женщине желательно в это время.
          Сутра 32. Как только мужчина поймет, что его усилий недостаточно, он попросит помощи у кормилицы своей возлюбленной или ее приятельницы, которые могут убедить ее совершить определенные поступки, не догадываясь при этом о настоящих его намерениях. Таким способом мужчина постарается приблизиться к девушке и приступить к делу.
          Сутра 33. Или подружиться со своей возлюбленной он поручит одной из своих собственных служанок.
          Сутра 34. Под конец мужчина выяснит склонности своей возлюбленной, наблюдая ее поведение и жесты во время жертвенных ритуалов, свадеб, экскурсий, праздников и других общественных мероприятий, и сделает ей свои предложения, когда другие не видят. После этого, если она останется в одиночестве, он может далее настаивать на них.
          Сутра 35. Ватсьяяна полагает, что, если женщина благорасположена к мужчине и выражает это в своих жестах, она не будет сопротивляться его предложениям, сделанным ко времени и месту.
          Сутра 36. Девушка, даже если она одарена женскими добродетелями, хотя ее родственники из низшей касты, или девушка высокородная, но небогатая и, следовательно, неравная ему, или девушка-сирота и зависимая от родственников также будет стремиться добиться руки мужчины в браке, когда войдет в возраст.
          Сутра 37. Она сблизится с молодым человеком высоких достоинств, одним из тех, кто отличается способностями и миловидностью, с той же нежностью, которая была ей свойственна в детских играх.
          Сутра 38. Когда она найдет, что мужчина начинает ее домогаться, неспособный контролировать природные импульсы, она постарается уловить его в свои сети и без родительского участия, с помощью частых встреч захватить в свое распоряжение.
          Сутра 39. Воодушевиться на это девушке поможет ее мать (если она жива) или приемная мать, приятельницы и кормилицы.
          Сутра 40. Место свидания со своим любовником девушка выберет в укромном месте и на продолжительное время, возьмет с собой духи и листья бетеля.
          Сутра 41. В другое время она может продемонстрировать свои умения в различных искусствах, в мытье и массаже его головы, но все это она покажет ему с должной уместностью.
          Сутра 42. Девушка должна использовать все средства и способы, описанные в предыдущих главах для мужчины, который завоевывает свою возлюбленную. Сюда входит и рассказывание историй в соответствии с темпераментом своего любовника.
          Сутра 43. Однако древние мудрецы утверждали, что девушка никогда не должна сама начинать с домогательств, независимо от того, как сильна ее страсть, так как иначе она утратит свою грацию и шарм.
          Сутра 44. Свои притязания она должна ограничивать теми «поверхностными» уловками, которые использует ее любовник, когда хочет приблизиться к ней.
          Сутра 45-46. Сидя на его коленях или находясь в его объятиях, она не станет этим возмущаться или осуждать его, напротив, приветствуя его домогательства, она притворится, что не догадывается о его действительных намерениях.
          Сутра 47-48. Когда он приподнимет ее лицо для поцелуя, она притворится, что делает это через силу, а когда под влиянием своей растущей страсти он будет просить ее, она как бы с неохотой коснется его полового органа.
          Сутра 49. Несмотря на его просьбы, она не слишком легко будет предоставлять ему свое тело, поскольку они еще не состоят в браке.
          Сутра 50. С другой стороны, если она почувствует наверняка, что он целиком в ее распоряжении и не возьмет назад свое слово, она воодушевит его в домогательствах к соединению.
          Сутра 51. Соблазненная таким образом, она сообщит об этом факте только своим доверенным лицам.
          Таковы описания путей и способов завоевания своего возлюбленного.
          Сутра 52. Когда подобным образом девушка выбирает себе мужа среди молодых людей, делающих ей предложения, она выберет наиболее подходящего, того, кто, по ее мнению, наилучшим образом исполнит то, о чем она его попросит и тем способствует семейному счастью.
          Сутра 53. Если она скупа, она может выйти замуж за богатого мужчину, несмотря на его жен, совершенно не обращая внимания на его воспитание, привлекательность или пригодность для брака.
          Сутра 54. Девушка не должна отвергать молодого человека, воспитанного, способного, обязательного и благородного в своих намерениях, того, кто предложил ей все то, что есть в его распоряжении.
          Сутра 55. Мужчину, способного поддержать семью и одаренного понятливой натурой, даже если он беден и без всякого воспитания, должно предпочесть мужчине, имеющему несколько жен, хотя он и воспитан.
          Сутра 56. Обычно жены такого человека не обладают ни дисциплиной, ни самоконтролем, и, хотя они наслаждаются материальным благополучием, растущего удовольствия [от счастливого брака] они не испытывают.
          Сутра 57-58. Мужчина из низшей касты или преклонного возраста, тот, кто много путешествует, не пригоден для брака; это относится и к мужчине, который идет к своей жене только, когда желает ее; к тому, кто на многое претендует; к тому, кто авантюрен и расточает свое богатство; у кого много жен и детей [любого из перечисленного достаточно, чтобы дисквалифицировать мужчину как подходящего мужа].
          Сутра 59. Из всех поклонников, кто равно воспитаны, девушкой должен быть предпочтен тот, кто наиболее благороден и больше всего ей по сердцу.

         


          Из древнеиндийских афоризмов
          Два пути перед мудрыми в этом бесплодном и непостоянном мире: вкушать нектар высшего знания или наслаждаться юными красавицами.
          Женщина съест вдвое больше, чем мужчина, она вчетверо хитрее его, вшестеро решительнее и в восемь раз сладострастнее.
          Кокетство с любимым заменяет у женщины признание в любви.
          Не влюбляйтесь в женщин – женщины презирают влюбленных. Сходитесь лишь с теми женщинами, что сами влюблены, и избегайте равнодушных.
          Пусть достанется ей сам бог любви – она пожелает другого мужчину. Такова уж природа всех жен.
          Древнеиндийские афоризмы. М.. 1966. С. 66–73.







         





          Пословицы русского народа
          Бабий ум – бабье коромысло: и криво, и зарубисто, и на оба конца.
          На женский нрав не угодишь (не утрафишь).
          Женский обычай – слезами беде помогать.
          Курица не птица, а баба не человек.
          Я думал идут двое, ан мужик с бабой.
          Баба что мешок: что положишь, то и несет.
          Борода кажет мужа, а жену – нужа. Лучше раздразнить собаку, нежели бабу.
          Женское слово, что клей, пристает.
          Женская лесть без зубов, а с костьми сгложет.
          Лучше раз в году родить, чем день-деньской бороду брить.
          Куда черт не поспеет, туда бабу пошлет.
          Жена виновата искони бе. Бабий быт – за все бит.
          Ни роду, ни племени. Бобыль бобылем. Круглый сирота и сверху и снизу.
          Сиротская слеза недаром канет (не канет мимо).
          Бездетный умрет, и собака не возьмет (не взвоет).
          Живешь – не с кем покалякать; помрешь – некому поплакать.
          Семейная кашка погуще кипит. В семье и каша гуще.
          Семейный горшок всегда кипит.
          Добрая жена да жирные щи – другого добра не ищи!
          Семья воюет, а одинокий горюет.
          Одна головня и в поле гаснет, а две дымятся (курятся).
          Холостой, что бешеный. Холостой – полчеловека.
          Холостой – простой, женат – богат, а вдовец – что зяблец.
          Холостому ох-ох, а женатому: ай-ай!
          Без жены, что без кошки, а без мужа, что без собаки (т. е. некому оберегать).
          Девка красна до замужества.
          Все девушки хороши – а отколь берутся злые жены?
          Всякая невеста для своего жениха родится. Кому невеста годится, для того (в того) и родится.
          Смерть да жена – богом суждена.
          Бог волен да жена – коли волю взяла.
          Страшно видится: стерпится (сбудется) – слюбится.
          Одному не страшно, а двоим веселей.
          О том и кукушка кукует, что своего гнезда нет.
          Одному спать – и одеяльце не тепло.
          Одному и топиться идти скучно.
          Жениться – не лапоть надеть.
          Добрая женитьба к дому приучает, худая от дому отлучает.
          Для щей люди женятся, а от добрых жен постригаются.
          Хороша парочка, как баран да ярочка.
          Женится – переменится. Жениться – переродиться.
          Жениться, так не лениться; хоть не хочется, да вставай!
          У старого мужа молодая жена – чужая корысть.
          Видима беда, что у старого жена молода.
          Не ищи красоты, ищи доброты (досужества)!
          С лица не воду пить, умела бы пироги печь.
          Любить хоть не любила б, да почаще взглядывала.
          Красота приглядится, а щи не прихлебаются.
          За худого замуж не хочется, а хорошего негде взять.
          Женитьба – не гоньба, поспеешь.
          Так женился, что и сам себе (на себя) подивился.
          Скорая женитьба – видимый рок.
          Не хвались замужеством (женитьбой) третьего дня, а хвались третьего года!
          Добрая жена дом сбережет, а плохая рукавом разнесет (растрясет).
          Одна жена плачет от жалости, другая от лести.
          Добрая жена – веселье, а худая – злое зелье.
          Жениться – беда, не жениться – беда; третья беда – не дадут за меня,
          Один женился – свет увидал; другой женился – с головою пропал.
          Одному с женою радость, другому горе.
          Глупому мужу красная жена дороже красного яйца.
          Чужая жена – лебедушка, а своя – полынь горькая.
          Мужнин грех за порогом остается, а жена все домой несет.
          Муж согрешил, так в людях грех; а жена согрешила, домой принесла.
          На чужих жен не заглядывайся, а за своею пригляди!
          Вольно дурить, чужих жен любить.
          За ревнивым мужем быть – не в корысти свою молодость износить.
          С ним горе, а без него вдвое. Хоть лыками сшит, да муж. Худ мой Устим, да лучше с ним.
          Муженек хоть всего с кулачок, да за мужниной головой не сижу сиротой.
          За мужа завалюсь, всем насмеюсь, никого не боюсь.
          За мужнину жену есть кому вступиться.
          У умного мужа и глупая жена досужа.
          Побереги, бог, мужа, не возьмет нужа.
          Жена без мужа – всего хуже. Жена без мужа – вдовы хуже.
          У плохого мужа жена всегда дура.
          Не наряд жену красит – домостройство.
          Всякому мужу своя жена милее. Своя жена – своя и краса.
          Красна пава перьем, а жена мужем. Жена мужем красна.
          Жена при муже хороша. Без мужа не жена.
          Без жены как без шапки.
          Без мужа, что без головы; без жены, что без ума.
          На что корова, была бы жена здорова.
          Красна пава пером, а жена нравом.
          У мужа (перед мужем) жена всегда виновата.
          Жена мужа не бьет, а под свой нрав ведет.
          У плохой бабы муж на печи лежит, а хорошая сгонит.
          Умная жена, как нищему сума (все сбережет).
          От плохой жены состаришься, от хорошей помолодеешь.
          С доброй женой горе – полгоря, а радость вдвойне.
          Мужа чтут за разум, жену по уму (т.е. за доброе поведение).
          Не суди мужа с женой! Жену с мужем бог разбирает.
          Муж с женой бранится, да под одну шубу ложится.
          Муж да жена – одна душа. Муж да жена – одна сатана.
          Жена досужа, добра и без мужа.
          Где муж, там и жена.
          Жить вместе и умереть вместе.
          Муж в бане, а жена в амбаре – уговориться не могут.
          Вместе тесно, а розно тошно. Семерым просторно, а двоим тесно.
          Муж жене отец, жена мужу венец.
          Муж – голова, жена – душа.
          Жена мужа почитай, как крест на главе; муж жену береги, как трубу на бане.
          Жена без грозы – хуже козы.
          Воля и добрую жену портит.
          Не петь куре петухом, не владеть бабе мужиком.
          Любить жену – держать грозу.
          Кого люблю, того и бью. Жену не бить – и милу не быть.
          Чем больше жену бьешь, тем щи вкуснее (тем наварней щи).
          На злой жене одна только печь не побывает.
          Жена верховодит, так муж по соседям бродит.
          Жены стыдиться – детей не видать.
          Чего жена не любит, того мужу век не едать.
          Муж в дверь, а жена в Тверь. Муж в бедах, жена в гостях.
          Хорошо тебе, матушка, за батюшкой жить; пожила бы за чужим мужиком.
          От пожара, от потопа и от злой жены, боже, сохрани!
          Молода годами жена, да стара норовом.
          Отбилась от рук жена, так что твой сатана.
          Лучше хлеб есть с водою, чем жить со злою женою.
          Перед злой женою сатана – младенец непорочный.
          Всех злее злых злая жена. Всех злыдней злее жена злая.
          Что гусь без воды, то мужик без жены.
          Бывала ль у тебя беда? Умирывала ль у тебя жена?
          Первая жена от бога, вторая – от человека, третья – от черта.
          Дети – благодать божья.
          У кого детей много, тот не забыт от бога.
          Дай бог вспоить, вскормить, на коня посадить (а если дочь, за пряслицу посадить).
          У кого детей нет – во грехе живет (чтобы бог простил, приемыша берут).
          Не умела родить ребенка, корми серого котенка (с лубочной картинки).
          Умел дитя родить, умей и научить.
          Наказуй детей в юности, упокоят тя на старости.
          Сын да дочь – красные детки. Сын да дочь – домашние гости.
          Сын да дочь – ясно солнце, светел месяц.
          Дочерьми красуются, сыновьями в почете живут.
          Добрый сын – всему свету завидище.
          Счастливая дочь – в отца, а сын – в мать.
          Дитя худенько, а отцу, матери миленько.
          Сладка беседа чад своих. Всякому свое дитя милее.
          У кого детки, у того и ягодки.
          Народила, да не научила. Нарожать нарожала, а научить не научила.
          Не тот отец, мать, кто родил, а тот, кто вспоил, вскормил да добру научил.
          Родительское слово мимо (на ветер) не молвится.
          У кого детки, у того бедки.
          Тот не умирает, кто детей не покидает.
          На свете все найдешь, кроме отца и матери.
          Без отца – полсироты, а без матери и вся сирота.
          Отцов много, а мать одна (т. е. отца легче заменить).
          Нет такого дружка, как родная матушка.
          При солнце тепло, а при матери добро.
          Как бог до людей, так отец до детей.
          У кого есть матка, у того голова гладка.
          Слепой щенок и тот к матери ползет.
          Молода жена плачет до росы утренней, сестрица до золота кольца, мать до веку.
          Жена для совета, теща для привета, а нет милей родной
          матери.
          Кто родителей почитает, тот вовеки не погибает.
          Материи побои не болят. Мать и бия не бьет.
          Родная мать и высоко замахивается, да не больно бьет.
          В своей семье всяк (отец, дядя) сам большой.
          На что и клад, коли в семье лад. Советно жить – время коротать.
          Любовь да совет – так и нуждочки (и горя) нет.
          Вся семья вместе, так и душа на месте.
          Ссора в своей семье до первого взгляда.
          Вместе тошно, а розно скучно.
          Русский человек без родни не живет.
          Духовное родство пуще плотского.
          Зевок пополам – быть в родне (с тем, с кем зевнулось).
          Добрая кума прибавит ума. Кума да кум наставят на ум.
          Сыр калача белее, а мать мачехи милее.
          Тепло, да не как лето; добра, да не как мать.
          Достаток – мать, убожество – мачеха.
          Дочернины дети милее своих.
          Хорошо тому жить, у кого бабушка ворожит.
          Любовь братская – союз христианский.
          Один брат, один свет милый. Живут, как брат с сестрой.
          Две матери, две дочери да бабушка со внучкой, а их всего трое (мать, дочь и внучка).
          Шли муж с женою, брат с сестрой да кум с кумой; нашли полтора хлеба, разделили по полухлебу (их всего трое).
          Шли теща с зятем, муж с женой, бабка со внучкой, мать с дочкой, да дочь с отцом (всего четверо).
          Шуринов племянник как зятю родня? (Сын.)
          Сын отца моего, а мне не брат (я сам).
          Его мать моей матери одним-одна дочь (он ей сын).
          Даль В. Пословицы русского народа. М„ 1957. С. 350–396.







         







         







         







         







          Повесть о Петре и Февронии
          Повесть о житии святых новых чудотворцев муромских, благоверного, и преподобного, и достохвального князя Петра (Предполагают, что историческим прототипом Петра был князь муромский Давыд Юрьевич, умер в 1228 г., был женат на Февронии. во иночестве Евфросинье), нареченного во иночестве Давидом, и супруги его, благоверной, и преподобной, и достохвальной княгини Февронии, нареченной во иночестве Евфросинией. Благослови, отче.
          Слава богу отцу и единосущному сыну, слову божию и пресвятому и животворящему духу, единому божьему естеству безначальному, вместе в троице воспеваемому, прославляемому, почитаемому, превозносимому, исповедуемому, в которого веруем и которого благодарим. Слава создателю и творцу невидимому и неописанному, искони самосильно премудростью своей все совершающему и все созидающему, просвещающему и прославляющему, все, что он хочет, своим самовластьем. Сначала создал бог на небе ангелов, духов и слуг своих, огнем палящих, умные чины, бестелесное воинство, их же величество неисповедимо. Также сотворил бог все невидимое, что непостижимо уму человеческому. Сотворил он видимые небесные стихии: солнце, и луну, и звезды. И на земле же давно создал он человека по своему образу и от своего трисолнечного божества подобие тричисленное даровал ему: ум, и слово, и дух живой. И пребывает в людях ум – отец слову, слово же исходит от него, как сын посылаемый, на нем же почиет дух, ибо у каждого человека из уст слово без духа исходить не может, но дух вместе со словом исходит, а ум начальствует. Но не будем продолжать слова о сотворенном человеке, а вернемся к своему повествованию.
          Безначальный бог, создав человека, почтил его, и над всеми земными тварями царем поставил, и любил в человеческом роде всех праведников, грешников же миловал, желая всех спасти и в разум истинный привести.
          Когда же отцовским благоволением и своим хотением, споспешествуемый святым духом, один от троицы, сын божий, не иной какой, а тот же бог-слово, сын отчий, благоволил родиться на земле плотью от пречистой девы Марии, и был человеком, не изменив божества, и хотя ходил он по земле, но от отцовских недр не отлучался. И в страстях его божественное существо бесстрастно пребывало. Бесстрастие же его неизреченно и его невозможно никакой притчею передать, невозможно ни с чем сопоставить, поскольку все твари его, в твари же его узнаем бесстрастие, ибо если какое-либо дерево, стоящее на земле, будет срублено тогда, когда сияет на него солнце с небес, то оно будет страдать, а эфир солнечный от этого дерева не отступит и будет срублен вместе с ним, не страдая.
          Говорим же о солнце и дереве, поскольку они твари божий, зиждитель же и создатель неизреченен. Он пострадал за нас плотью, грехи наши на кресте пригвоздил, искупил нас от миродержца льстеца дьявола ценою крови своей честной. Об этом говорит сосуд избранный Павел: «Не будьте рабами людей купленных». После распятия же господь наш Иисус Христос на третий день воскрес, а в сороковой день вознесся на небеса и сел справа от отца, а в пятидесятый день от отца послан был дух святой на святых учеников и апостолов. Они же всю вселенную просветили верою, святым крещением.

          И сколько во Христа крестились, во Христа облеклись. Если же во Христа облеклись, то пусть не отступают от заповедей его, не так как льстецы и соблазнители, которые после крещения оставляют заповеди божий, прельщенные красотами мира сего, а так, как святые пророки и мученики и все святые, Христа ради страдавшие от скорбей, от бед, тесноты, ран, в темницах, нестроениях, в трудах, бдении, постах, очищении, разуме, долготерпении, благости, в духе святом, в любви нелицемерной, в словах истинных, в силе божией,– что ведомо единому знающему тайны сердечные, – ими же он землю просветил, как небо звездами украсил, и почтил их чудотворениями, одних – молитв ради, и покаяния, и трудов, других – мужества ради и смирения, как и этих святых прославил, о них же и наша речь пойдет.
          I
          Есть в Русской земле город, называемый Муромом. Как рассказывают, в нем самодержствовал благоверный князь по имени Павел (Имени такого князя нет среди муромских правителей, предполагают, что его историческим прототипом был Владимир Юрьевич (конец XII – начало XIII в.). Искони ненавидящий добро в роде человеческом, дьявол вселился в неприязненного змея, летающего к жене князя того на блуд. И являлся он ей в своем естественном облике, а людям, приходящим к князю, являлся князем, сидящим с женой своей. В таковом наваждении протекло немало времени. Жена этого не таила и рассказала обо всем князю, мужу своему. Змей же неприязненный насилие творил над ней.
          Князь думал и не мог придумать, что ему сделать со змеем. И сказал он жене: «Я не могу придумать, что мне сделать с неприязненным змеем. Не знаю я, как его умертвить. Если будет он с тобой говорить, то исхитрись и спроси его об этом: знает ли он, неприязненный, отчего ему умереть. Если узнаешь об этом и нам расскажешь, то освободишься не только в нынешний век от злого его дыхания, и шипения, и распутства, о чем стыдно и говорить, но и в будущий век сделаешь своим нелицемерным судьей милостивого Христа». Жена твердо приняла в сердце слова мужа своего и решила: «Хорошо, так и будет».
     
    Однажды пришел к ней неприязненный змей. Она же, хорошо помня слова своего мужа, начала змею многие льстивые слова говорить и в конце с почтением спросила его, похвалив: «Многое на свете ты знаешь, а знаешь ли ты о своей кончине, какова она будет и от чего?» Он же, неприязненный прельститель, был сам обманут, прельщенный верною женой, и не побоялся ей свою тайну поведать: «Смерть моя от Петрова плеча, от Агрикова меча» (Агрик – сказочный богатырь, владевший чудесным копьем из громовой стрелы и мечом-кладенцом). Жена, услышав ту речь, в сердце это твердо сохранила, и, когда неприязненный змей ушел от нее, она рассказала князю, мужу своему, о том, что сказал ей змей. Услышав это, князь не мог понять, что означают слова: «Смерть от Петрова плеча, от Агрикова меча».
          Был у него родной брат, по имени князь Петр, Однажды призвал он его к себе и поведал ему речи змея, что говорил тот жене его. Князь же Петр, услышав от брата своего, что змей назвал причиной смерти своей тезоименитого ему человека, не сомневаясь в своем мужестве, стал думать, как ему убить змея. Но только одно сомнение было у него: не знал он, где Агриков меч.
          Имел Петр обыкновение ходить по церквам, уединяясь. За городом была в женском монастыре церковь Воздвижения честного и животворящего креста. Туда пришел Петр один помолиться. Там явился ему отрок и сказал: «Князь, хочешь я покажу тебе Агриков меч?» Князь, хотя желание свое осуществить, сказал: «Покажи, где он?» Отрок ответил: «Иди за мной». И показал ему в алтарной стене в нише между двумя глиняными плитами лежащий меч. Благоверный же князь Петр взял тот меч, пошел и рассказал об этом брату своему. И с этого дня стал выжидать подходящее время, чтобы убить змея.
          Каждый день ходил он к брату своему и снохе своей на поклон. Случилось ему прийти в хоромы к брату своему, а затем сей же час пошел к снохе своей в другой покой и увидал сидящего у нее брата своего. Когда он от нее вышел, то, встретив одного из слуг брата, спросил: «Вышел я от брата моего к снохе моей, оставив брата в своих хоромах. Нисколько не медлив, я быстро пришел в покой снохи моей, и не знаю и удивляюсь, как брат мой впред меня очутился в покое снохи моей?» Тот человек ответил Петру: «Никуда, господин, после твоего ухода брат твой не выходил из хором своих!» Петр понял тогда, что это было пронырство лукавого змея. Он пришел к брату и спросил: «Когда сюда пришел? Я ведь от тебя из этих хором вышел, и, нигде не задерживаясь, пришел в покой к жене твоей, и увидел тебя там с нею сидящим, и удивился, как ты прежде меня там очутился. Пришел снова к тебе, вновь нигде не задержавшись, ты же, не знаю как, меня обогнал и раньше меня здесь очутился». Павел же сказал: «Я, брат, никуда из хором этих после твоего ухода не выходил и у жены своей не был». Князь Петр на это сказал: «Вот оно, брат, пронырство лукавого змея: он мне тобою является. Если я хотел бы его убить, то не посмел бы, думая, что это мой брат. Теперь же ты, брат, никуда отсюда не выходи. Я же туда пойду бороться со змеем и с божьей помощью постараюсь его, лукавого, убить».
          И взяв Агриков меч, пришел в покой к снохе своей. Там увидел он змея в облике брата своего и, твердо убедившись, что это не брат его, а прельститель змей, ударил его мечом. И явился змей в своем подлинном обличии, и стал извиваться, и издох, обагрив блаженного князя Петра кровью своею. Петр же от неприязненной той крови покрылся струпьями и язвами, и заболел он тяжкой болезнью. И искал он в своем владении исцеления у многих врачей, и ни от одного не мог его получить.
          II
          Слышал Петр, что много есть врачевателей в Рязанской земле, и приказал он себя туда повезти, ибо сам он не мог сидеть на коне из-за великой своей болезни. Привезли его в пределы Рязанской земли, и послал он сановников своих искать врачей.
          Один из предстоящих ему юношей уклонился в село Ласково. И пришел он к воротам одного дома, и не увидел там никого. Вошел он в дом, и там его никто не встретил. Он вошел внутрь дома и увидел чудное виденье: внутри сидела одна девица, ткала полотно, а перед ней прыгал заяц.
          И промолвила девица: «Не хорошо быть дому без ушей и без очей!» Юноша же не понял тех слов и спросил девицу: «Где находится мужчина, который здесь живет?» Она же ответила: «Отец и мать мои пошли взаймы плакать. Брат же мой ушел через ноги в глаза смерти смотреть».
          Юноша тот не понял слов ее и удивлялся, видя и слыша столь чудные вещи, и спросил он девицу: «Когда вошел я к тебе, то увидел тебя, занятую делом, и зайца, перед тобой скачущего, а потом услышал из уст твоих странные слова, и не понял я, о чем ты говоришь. Сначала ты сказала: «Не хорошо быть дому без ушей и без очей». Про отца же своего и мать сказала, что пошли они взаймы плакать, а о брате своем – что пошел он через ноги в глаза смерти смотреть. И ни единого слова твоего я не понял». Она же ответила ему: «Ты этого не понимаешь? Прийдя в дом сей и, войдя в горницу мою, увидел ты меня в будничной одежде. Если бы был в доме нашем пес, то он, почуяв тебя, к дому подходящего, залаял бы на тебя: это – уши дому. А если бы был в горнице моей ребенок, то, увидев тебя, к дому подходящего, сказал бы мне: это – очи дому. А когда сказала тебе про отца и про мать, что отец мой и мать пошли взаймы плакать, то это значит, что пошли они на похороны и там плачут. Когда же они сами умрут, то другие станут плакать по ним – это и есть заемный плач. Про брата же тебе сказала, потому что отец мой и брат древолазцы – бортники, собирают в лесу с деревьев мед. Теперь брат мой ушел на это дело, и когда он влезет высоко на дерево и через ноги с высоты посмотрит вниз, то подумает, как бы ему не сорваться с высоты. Если же кто сорвется, тот жизни лишится. Поэтому и сказала я, что пошел он через ноги в глаза смерти смотреть».
          Промолвил ей юноша: «Вижу, девица, что ты мудра. Скажи мне имя свое». Она ответила: «Имя мое Феврония». Тот юноша сказал ей: «Я служу муромскому князю Петру. Князь мой тяжко болен, покрыт язвами. Покрыли его струпы от крови неприязненного летающего змея, которого он своею рукой убил. От своей болезни искал он исцеления у многих врачей, и ни у одного не получил его. За тем и сюда велел привезти себя, поскольку слышал, что здесь много врачей. Но мы их не знаем, ни как их зовут, ни домов их, ни где они живут, и потому расспрашиваем о них». Она же ответила: «Тот, кто потребует князя твоего к себе, может вылечить его». Юноша сказал: «Что ты говоришь? Кто может требовать князя моего к себе! Кто его вылечит, тому князь мой даст большое богатство. Но скажи мне имя того врача, кто он и где жилище его». Дева же ответила: «Приведи князя своего сюда. Ежели будет он мягкосердечен и смиренен в ответах, то станет здоровым!» Юноша быстро возвратился к князю своему и рассказал ему обо всем подробно, что видел и что слышал.
          Благоверный же князь Петр сказал: «Везите меня к той девице». И привезли его в дом тот, где жила девица. И послал князь отроков своих, говоря: «Скажи мне, девица, кто хочет меня вылечить? Пусть он вылечит меня и возьмет богатства много». Она же, не боясь, ответила: «Я хочу его вылечить, но богатства от него не требую. У меня к нему таково слово: если не стану его женой, то нет смысла мне лечить его». И пришел человек тот и поведал князю своему о том, что сказала девица.
          Князь же Петр пренебрег словами ее, подумав: «Как мне, князю, взять в жены дочь древолазца!» И, послав к ней, сказал: «Передай ей: каково ее врачевание – пусть лечит. Если вылечит, возьму ее себе в жены». Пришедшие передали ей те слова. Она же, взяв небольшой сосуд, зачерпнула хлебной закваски, подула на нее и сказала: «Приготовьте князю вашему баню, и пусть он смажет этим струпы и язвы на теле своем. А один струп пусть оставит несмазанным. И будет он здоров!»
          И принесли князю эту мазь. И приказал он приготовить баню. Девицу же захотел проверить, так ли она мудра, как слышал он от юноши своего. С одним из слуг своих послал он ей пучок льну и сказал: «Эта девица хочет быть моей женой благодаря своей мудрости. Если она мудра, то пусть из этого льну сделает мне рубашку, штаны и полотенце за то время, которое я буду находиться в бане». Слуга принес ей пучок льну, подал ей и сказал княжеские слова. Она же сказала слуге: «Влезь на печку нашу, и сними с шестка поленце, и принеси его сюда». Послушав ее, слуга принес поленце. Она же, отмерив его пядью, сказала: «Отруби здесь это поленце». Слуга отрубил. Она сказала ему: «Возьми этот обрубок от полена, и пойди дай его князю своему, и скажи ему от меня: в то время, в какое я этот пучок льну расчешу, пусть князь твой сделает из этой щепки ткацкий станок и все устройство, на котором я смогу соткать полотно». Слуга принес князю обрубок от поленца и передал слова девицы. Князь же ответил: «Иди и скажи девице, что невозможно из столь малой деревяшки в столь короткий срок такое устройство сделать!» Слуга, придя, передал ей княжескую речь. Девица ответила: «А разве возможно взрослому мужчине из одного пучка льну за то короткое время, пока он будет находиться в бане, сделать сорочку, штаны и полотенце?» Слуга ушел и все передал князю. Князь же подивился ответу ее.
          И через некоторое время пошел князь Петр в баню мыться и по повелению девицы помазал язвы и струпы свои мазью. А один струп оставил он по повелению девицы непомазанным. Вышел он из бани и не почувствовал своей болезни. Утром увидел свое тело здоровым и чистым, остался только один струп, не помазанный им по повелению девицы. И подивился он своему быстрому исцелению. Но не захотел он взять девицу себе в жены из-за ее происхождения и послал ей подарки. Она же их не приняла.
          Князь Петр поехал в отчину свою, город Муром, здоровым. Оставался на теле его только один струп, не помазанный по повелению девицы. И от этого струпа начали снова струпы по телу его расходиться, с того самого момента, как поехал он в отчину свою. И вновь тело его, как и прежде, покрылось многими струпами и язвами.
          И вновь возвратился князь на исцеление к той девице. И когда он подошел к дому ее, то со стыдом послал к ней и просил вылечить его. Она же, нисколько на него не сердясь, сказала: «Если князь будет моим мужем, то будет исцелен». Он же дал ей твердое слово, что возьмет ее в жены. Она же вновь, как и прежде, то же снадобье дала ему и предписала. Он же, вскоре исцеление получив, взял ее себе в жены. Вот по такой причине и стала Феврония княгиней.
          Пришли супруги в отчину свою, город Муром, и жили там в благочестии, соблюдая все божий заповеди.
          III
          Немного времени спустя прежде упомянутый князь Павел отходит от жизни сей. Благоверный же князь Петр после смерти брата своего становится единым самодержцем града своего.
          Княгиню же его Февронию бояре не любили по наущению своих жен, поскольку не была она княгиней по происхождению, бог же прославлял ее за добродетельную жизнь.
          Однажды один из слуг пришел к благоверному князю Петру и стал наговаривать на княгиню: «Из-за стола, говорит, она бесчинно выходит. Прежде чем встать, она собирает крошки в руку свою, словно голодная!» Благоверный же князь Петр, желая ее проверить, повелел ей обедать с ним за одним столом. И когда обед закончился, княгиня, по обыкновению, собрала хлебные крошки в руку свою. Князь Петр взял ее за руку, разжал ей пальцы и увидал внутри благовонный ливан и фимиам. И с этого дня прекратил ее проверять.
          Но через некоторое время пришли к нему с яростью бояре и стали говорить: «Все мы, князь, хотим верно служить тебе и самодержцем тебя иметь, но не хотим, чтобы княгиня Феврония над женами нашими господствовала. Если хочешь ты быть самодержцем, то избери себе другую княгиню, Феврония же, взяв себе достаточно богатства, пусть идет, куда хочет!» Блаженный же Петр, как обычно, без всякой ярости, со смирением ответил: «Скажите обо всем Февронии и послушаем, что она скажет».
          Неистовые же бояре, исполнившись бесстыдства, задумали устроить пир. Что и сделали. И когда все развеселились, раздались их бесстыжие голоса, словно псы лающие, желали они отнять у святой божий дар, с которым бог обещал ей быть неразлучной и после смерти. И говорили они ей: «Госпожа княгиня Феврония! Весь город и бояре говорят тебе: отдай нам то, что мы у тебя просим!» Она же им отвечала: «Возьмите то, что просите!» Они же единодушно воскликнули: «Мы, госпожа, все хотим князя Петра, пусть он нами правит. Тебя же жены наши не хотят, не хотят, чтобы ты господствовала над ними. Взяв достаточно себе богатства, иди, куда хочешь!» Отвечала им она: «Обещала я вам дать то, что вы попросите. Я же вам говорю, дайте и мне то, что я попрошу у вас». Они же, злые, рады были и, не ведая, что будет, поклялись: «Что ты скажешь, то безо всякого прекословия возьмешь». Она же сказала: «Ничего иного, кроме супруга своего Петра, не прошу я у вас!» На это они ответили: «Если сам он захочет, то ничего тебе не скажем». Враг помутил их мысли, и каждый из бояр в уме своем держал, что если не будет князем Петр, то поставят себе другого самодержцем, и каждый из них желал стать им.
          Блаженный же князь Петр не возлюбил временного самодержства, а держался божиих заповедей и их путями шел, как вещает блаженный Матфей в своем благовествова-нии: «Тот, кто отпустит жену свою из-за слова прелюбодейного и женится на другой, тот прелюбодеяние творит». Сей же блаженный князь по Евангелию поступил и, чтобы божие заповеди не нарушить, власть свою за ничто посчитал.
          Они же, злочестивые бояре, дали Петру и Февронии суда на реке, – текла под городом тем река, называемая Окой. Они и поплыли по реке в судах. Был на судне у блаженной Февронии некий человек. На том же судне была и его жена. Тот человек, искушаемый лукавым бесом, посмотрел на святую с вожделением. Она же, разгадав злой помысел его, быстро обличила его и сказала: «Зачерпни воды из реки с этой стороны судна». Он почерпнул. И велела она ему выпить. Он выпил. И снова сказала ему: «Зачерпни воды с другой стороны судна». Он почерпнул. И велела ему снова выпить. Он выпил. Она же спросила: «Одинакова ли вода или одна слаще другой?» Он же ответил: «Одинакова, госпожа, вода». Тогда она ему сказала так: «И женское естество одинаково. Зачем же ты, свою жену оставив, думаешь о другой!» Понял тот человек, что есть у нее прозрения дар, и более не смел того помышлять.
          С наступлением вечера остановились и расположились на берегу. Блаженный же князь Петр стал думать, что дальше с ними будет, поскольку он добровольно самодержства лишился. Предивная же Феврония сказала ему: «Не горюй князь, милостивый бог, творец и промыслитель, не оставит нас в нищете!»
          На берегу блаженному князю Петру готовили еду на ужин. И повар его воткнул небольшие палки, на которые повесил котлы. После ужина святая княгиня Феврония пошла по берегу и увидела палки те, благословила их и сказала: «Пусть станут наутро большими деревьями с ветвями и листвой». Что и случилось. Встав наутро, все увидели, что те палки стали большими деревьями с ветвями и листвой.
          И когда хотели слуги грузить их имущество с берега на суда, из города Мурома пришли вельможи и стали говорить: «Господин князь! От всех вельмож и от всего города пришли мы к тебе, не оставь нас сиротами и возвращайся на отчий престол. Многие вельможи погибли в городе от меча. Каждый из них хотел править, и сами себя губили. А оставшиеся в живых вместе со всем народом молят тебя, говоря: господин князь, прогневили мы тебя и раздражили, поскольку не хотели, чтобы княгиня Феврония господствовала над нашими женами, ныне же мы, со всеми домами своими, рабы ваши, и хотим вас, любим и молим, не оставьте нас, рабов своих!»
          Блаженный же князь Петр и блаженная княгиня Феврония возвратились в город свой. И державствовали в городе том, живя по всем заповедям божиим без порока, пребывая в непрестанных молитвах, и были они милостивыми ко всем людям, под их властью находящимся, словно чадолюбивые отец и мать. Всех они одинаково любили, не терпели ни гордости, ни притеснений и богатств тленных не берегли, но от бога богатели. Были они городу своему истинными пастырями, а не наемниками. Правили городом своим истиной и кротостью, а не яростью. Странников принимали, голодных насыщали, нагих одевали, бедных от напастей избавляли.
          IV
          Когда подошло время их благочестивого преставления, умолили они бога, чтобы им умереть в одно и то же время. И завещали они положить их обоих в одном гробу. И велели они сделать в одном камне два гроба, имеющих между собою только перегородку. Сами же они одновременно облеклись в монашеские одежды. И назван был блаженный князь Петр во иноческом чине Давидом, преподобная же феврония названа во иноческом чине Евфросинией.
          В то время преподобная и блаженная Феврония, названная Евфросинией, вышивала своими руками для храма пречистой соборной церкви воздух (Покрывало для жертвенной чаши (потира) в христианском культе), на котором были изображены лики святых. Преподобный же и блаженный князь Петр, названный Давидом, прислал к ней, говоря: «О сестра Евфросиния! Хочет уже душа моя отойти от тела, но жду только тебя, чтобы вместе умереть». Она же ответила: «Подожди, господин, пока дошью я воздух для церкви святой». Он же вторично послал к ней, говоря: «Немного подожду тебя». И в третий раз прислал он, говоря: «Хочу уже умереть и более не жду тебя!» Она же последние узоры воздуха того святого вышивала, одного только святого риз не вышила; вышив же лицо, прекратила она работу, воткнула иглу свою в воздух и обернула ее ниткой, которой шила. И послала она ко блаженному Петру, названному Давидом, весть об одновременном преставлении. И помолившись, предали они святые свои души в руки божий месяца июня в 25-й день.
          После их смерти хотели люди положить блаженного князя Петра внутри города у соборной церкви пречистой Богородицы, Февронию же – вне города в женском монастыре у церкви Воздвиженья честного креста, говоря, что в монашеском образе нельзя положить святых в одном гробе. И сделали им отдельные гробы, и положили в них тела: святого Петра, названного Давидом, положили в отдельный гроб и поставили его в церкви святой Богородицы в городе до утра, тело же святой Февронии, названной Евфросинией, положили в отдельный гроб и поставили вне города в церкви Воздвижения честного и животворящего креста. Общий же гроб, который они повелели сами себе вытесать в одном камне, стоял пустой в том же храме соборной пречистой церкви, что внутри города. Утром, проснувшись, люди нашли их отдельные гробы, в которые их положили, пустыми. Святые же их тела нашли внутри города в соборной церкви пречистой Богородицы в едином гробу, который они сами себе велели сделать. Неразумные люди, как при жизни их мятущиеся, так и после честного их преставления, опять переложили их тела в отдельные гробы и снова разнесли. И вновь наутро оказались святые в едином гробу. И после этого уже не смели прикасаться к их святым телам и положили их в едином гробу, в котором они сами велели, у соборной церкви Рождества пресвятой богородицы (В 1555 г. в Муром по распоряжению Ивана Грозного были посланы каменных дел мастера, которые построили в городе четыре каменные церкви, в том числе и храм Рождества богородицы над мощами Петра и Февронии – строительство завершено в 1565 г.) внутри города, что дал бог на просвещение и спасение городу тому, и те, кто с верою приходят к раке их мощей, неоскудное исцеление принимают.
          Мы же, по силе нашей, сложим их хвалу.
          Радуйся, Петр, ибо дана была от бога тебе власть убить летающего свирепого змея! Радуйся, Феврония, ибо в женской голове имела ты мудрость святых мужей! Радуйся, Петр, струпы и язвы на теле своем носивший, доблестно скорби претерпевший! Радуйся, Феврония, от бога имевшая дар в девственной юности недуги целить! Радуйся, славный Петр, заповеди ради божией добровольно от власти отказавшийся, дабы не оставить супруги своей! Радуйся, дивная Феврония, ибо твоим благоволением в одну ночь небольшие палки выросли деревьями, вознесшими ветви и листья! Радуйтесь, честные головы, ибо в воздержании, в смирении, и молитвах, и милостыни без гордости пожили, потому-то и Христос дал вам благодать, так что и тела ваши после смерти во гробе неразлучно лежат, а духом вы предстоите перед владыкой Христом! Радуйтесь, преподобные и преблаженные, после смерти своей исцеление с верой к вам приходящим невидимо подающие!
          Молим мы вас, о преблаженные супруги, помолитесь о нас, творящих с верою память вам!
          Да помяните и меня, многогрешного, написавшего житие это. Написал о том, что слышал, – не ведая, может быть, и другие о том написали, знающие более меня. Хоть я и грешен и груб, но уповаю на божий щедроты и благодать и на ваши молитвы ко Христу надеюсь, трудился я мыслями. Хотел вас на земле хвалами почтить. Прославлены вы и венчаны на небесах истинными нетленными венцами от общего всем владыки Христа. Ему же подобает со безначальным его отцом вместе, и с пресвятым благим, и животворящим духом всякая слава, честь и поклонение ныне и всегда и во веки веков. Аминь.
          Древнерусские предания (XI-XVI вв.). М., 1982. С. 331-344.


          Домострой
          Как почитать отцов своих духовных и повиноваться им
          Следует знать, как почитать отца своего духовного. Приискать отца духовного доброго, боголюбивого, и благоразумного и рассудительного, а не потаковщика пьяницу, не сребролюбца, не гневливого. Следует такого почитать и повиноваться ему во всем и каяться перед ним со слезами, исповедуя грехи свои без стыда и без срама, и наставления его соблюдать. Призывать же его в дом к себе часто и исповедоваться всегда по всей совести, и поучение его с признательностью принимать, и слушаться его во всем, и почитать его. И бейте челом ему низко: он учитель наш и наставник, и старайтесь приходить к нему со страхом и признательностью, и давайте ему приношения от своих трудов по возможности; и советуйтесь с ним почаще о правильном житье, чтоб удержаться от грехов, и мужу, как поучать и любить жену свою и детей, а жене – слушаться мужа своего, советуйтесь с ним всякий день. А исповедоваться в грехах своих всегда перед духовным своим отцом, и открывать все свои грехи, и покоряться ему во всем: ибо они заботятся о наших душах и дадут ответ за нас в день Страшного суда. И не поносить их, не осуждать, не укорять, а если станут о ком просить, этого выслушать, да виновного и наказать, по вине смотря, с ним же все обсудив.
          Как детей своих воспитать в поучении и страхе божьем
          А пошлет бог кому детей – сыновей или дочерей, то заботиться о чадах своих отцу и матери, обеспечить их и воспитать в добром поучении; учить страху божию и вежливости и всякому порядку, а затем, по детям смотря и по возрасту, их учить рукоделию – мать дочерей и мастерству – отец сыновей, кто в чем способен, какие кому бог возможности даст; любить их и беречь, но и страхом спасать, наказывая и поучая, а, осудив, побить. Наказывай детей в юности – упокоят тебя в старости твоей. И беречь и блюсти чистоту телесную и от всякого греха отцам чад своих как зеницу ока и как свою душу. Если же дети согрешают по отцовскому или материнскому небрежению, о таких грехах им и ответ держать в день Страшного суда. Так что если дети, лишенные поучений отцов и матерей, в чем согрешат или зло сотворят, то отцам и матерям от бога грех, а от людей укоризна и насмешка, дому же убыток, а себе самим скорбь и ущерб, от судей же пеня и позор. Если же у богобоязненных родителей, рассудительных и разумных, дети воспитаны в страхе божьем и в добром наставлении и научены всякому разуму, и вежливости, и промыслу, и рукоделию, – такие дети с родителями своими будут богом помилованы, священниками благословлены и добрыми людьми восхвалены, а вырастут – добрые люди с радостью и благодарностью женят сыновей своих на их дочерях или по божьей милости своих дочерей за сыновей их выдадут замуж. Если же из таких-то какое дитя и возьмет бог после покаяния и с причащением, тем самым родители приносят богу непорочную жертву, и как вселятся такие дети в чертоги вечные, то получают у бога право просить милости и прощения грехов также и для своих родителей.
          Как дочерей воспитать и с приданым замуж выдать
          А у кого дочь родится, тогда рассудительные люди от всякой прибыли на дочь откладывают: на ее имя или животинку растят с приплодом, или из полотен, и из холстов, и из кусков ткани, и из убрусов, и из рубашек все эти годы ей в особый сундук кладут и платье, и уборы, и мониста, и утварь церковную, и посуду оловянную, и медную, и деревянную; добавлять всегда понемножку, а не все вдруг, себе не в убыток. И всего будет полно. Так дочери растут, страху божью и знаниям учатся, а приданое их понемногу прибывает, только лишь замуж сговорят – тут все и готово. А кто заранее о детях не раздумывает, то, как замуж отдавать, тотчас же и покупать все, так что скорая свадьба вся на виду; а коли по божьему желанию дочь та преставится, то ее приданым поминают душу ее в сорокоуст, и милостыню из него же дают. А если другие дочери есть, таким же образом и о них заботиться.
          Как детей учить и страхом спасать
          Наказывай сына своего в юности его и упокоит тебя в старости твоей и придаст красоты душе твоей; и не жалея бей ребенка: если прутом посечешь его, не умрет, но здоровее будет, ибо ты, казня его тело, душу его избавляешь от смерти. Если дочери у тебя, направь и на них свою строгость, тем сохранишь их от бед телесных: и ты не посрамишь лица своего, коли в послушании ходит, и не твоя вина, если по глупости нарушит она девство свое и станет известно знакомым твоим, и тогда посрамят тебя перед людьми. Ибо если отдашь дочь свою беспорочной, будто великое дело совершишь и в любом обществе похвалишься, никогда не сердясь на нее. Любя же сына своего, увеличивай ему раны, и потом не нахвалишься им; наказывай сына своего с юности и порадуешься на него потом в зрелости, и среди недоброжелателей сможешь им похвалиться, и позавидуют тебе враги твои. Воспитай дитя в запретах и найдешь в нем покой и благословение; не улыбайся ему, играя: в малом послабишь – в большом пострадаешь скорбя и в будущем будто занозы вгонишь в душу свою. И не дай ему воли в юности, но сокруши ему ребра, пока он растет, и тогда, возмужав, не провинится перед тобой и не станет тебе досадой, и болезнью души, и разорением дома, погибелью имущества, и укоризной соседей, и насмешкой врагов, и пеней властей, и злою досадой.
          Как детям отца и мать любить, и беречь, и повиноваться им,
          и утешать их во всем
          Чада, вслушайтесь в заповеди господни, любите отца своего и мать свою, и слушайте их, и повинуйтесь им в боге во всем, и старость их чтите, и немощь их и всякую скорбь от всей души на себе понесите, и благо вам будет, и долго пребудете на земле, за то простятся грехи ваши, и бог вас помилует, и прославят вас люди, и дом ваш благословится навеки, и наследуют сыны сынам вашим, и достигнете старости маститой, в благоденствии дни свои проводя. Если же кто осуждает, или оскорбляет своих родителей, или клянет их, или ругает, тот перед богом грешен и проклят людьми; того, кто бьет отца и мать, – пусть отлучат от церкви и от всех святынь, и пусть умрет он лютою смертью от гражданской казни, ибо написано: «Отцовское проклятье иссушит, а материнское искоренит». Сын или дочь, непослушные отцу или матери, сами себя погубят и не доживут до конца дней своих, если прогневают отца или досадят матери. Кажется он себе праведным перед богом, но он хуже язычника, сообщник нечистивых, о которых пророк Исайя сказал:
          «Погибнет нечестивый и пусть не увидит славы господней». Он назвал нечестивыми тех, кто бесчестит родителей своих и еще насмехается над отцом и укоряет старость матери, пусть же склюют их вороны и сожрут орлы! Честь же воздающим отцу и матери и повинующимся им в боге, станут они во всем утешением родителей, и в день печали избавит их господь бог, молитву их услышит, и все, что попросят, подаст им благое; утешающий мать свою волю божью творит и угождающий отцу в благости проживет. Вы же, дети, делом и словом угождайте родителям своим во всяком добром замысле, и вас они благословят: отчее благословение дом укрепит, а материнская молитва от напасти избавит. Если же оскудеют разумом в старости отец или мать, не бесчестите их, не укоряйте, и тогда почтут вас и ваши дети; не забывайте труда отца и матери, которые о вас заботились и печалились о вас, покойте старость их и о них заботьтесь, как и они о вас. Не говори много: «Оказал им добро одеждой и пищей и всем необходимым», – этим ты еще не избавлен от них, ибо не сможешь их породить и заботиться так, как они о тебе; вот почему со страхом служи им раболепно, тогда и сами от бога примете дар и вечную жизнь получите, как исполняющие заповеди его.
          Как всякому человеку рукодельничать и всякое дело делать, благословясь
          В домовитом хозяйстве и всюду всякому человеку, хозяину и хозяйке, или сыну и дочери, или слуге – мужчине или женщине, и старому и малому всякое дело начать или рукодельничать: или есть, или пить, или еду готовить, или печь что, и разные припасы делать, и всякое рукоделье исполнять, и всякое ремесло, и, приготовясь, очистясь от всякой скверны и руки вымыв чисто, прежде всего – святым образам поклониться трижды в землю, а в болезни – только до пояса, а кто может правильно молитву сказать, тот, благословясь у старшего, и молитву иисусову проговорит да, перекрестясь, молвит: «Господи, благослови, отче!» – с тем и начать всякое дело, ибо ему божья милость сопутствует, ангелы невидимо помогают, а бесы исчезнут, и дело такое богу в почет, а душе на пользу. А есть и пить с благодарностью будет сладко; что впрок сделано, то мило, делать же с молитвой и с доброй беседой или в молчании, а если во время дела какого раздастся слово праздное, или непристойное, или с ропотом, или со смехом, или с кощунством, или скверные и блудливые речи, – от такого дела и от такой беседы божья милость отступит, ангелы отойдут в скорби, и возрадуются нечестивые бесы, видя, что волю их исполняют безумные христиане; и приступят тут лукавые, влагая в помысл всякую злобу и всякую вражду и ненависть, и подвигают мысли на блуд, и на гнев, и на всякое кощунство, и сквернословие, и на всякое прочее зло, – и вот уже дело, еда или питье не спорятся, и всякое ремесло и любое рукоделие не с богом свершается, а богу во гнев, ибо и людям неблагословенное не нужно и не мило, да и непрочно оно, а еда и питье не вкусны и не сладки, и только дьяволу да слугам его все то и удобно, и сладко, и радостно. А кто в еде и в каком рукоделье нечисто готовит и в ремесле каком украдет что или соврет, и притом побожится ложно: не настолько сделано или не в столько стало, а он врет, – так и такие дела не угодны богу, и тогда их запишут на себя бесы, и за это все взыщется с человека в день Страшного суда.
          Похвала женам
          Если дарует бог жену добрую, получше то камня драгоценного; такая из выгоды не оставит, всегда хорошую жизнь устроит своему мужу. Собрав шерсть и лен, сделай что нужно руками своими, будь как корабль торговый: издалека вбирает в себя богатства и возникает из ночи; и даст она пищу дома и дело служанкам, от плодов своих рук увеличит достояние намного; препоясав туго чресла свои, руки свои утвердит на дело и чад своих поучает, как и рабов, и не угаснет светильник ее всю ночь; руки свои протягивает к прялке, а персты ее берутся за веретено, милость обращает на убогого и плоды трудов подает нищим, – не беспокоится о доме муж её; самые разные одежды расшитые сделает мужу своему, и себе, и детям, и домочадцам своим. И потому всегда ее муж соберется с вельможами и сядет, всеми друзьями почтен, и, мудро беседуя, знает, как делать добро, ибо никто без труда не увенчан. Если доброй женою муж благословен, число дней его жизни удвоится, хорошая жена радует мужа своего и наполнит миром лета его; хорошая жена да будет благою наградой тем, кто боится бога, ибо жена делает мужа своего добродетельней: во-первых, исполнив божию заповедь, благословится богом, а во-вторых, славится и людьми. Жена добрая, и трудолюбивая, и молчаливая – венец своему мужу, коли обрел муж жену свою добрую – только хорошее выносит из дома своего; благословен муж такой жены, и года свои проживут они в добром мире. За хорошую жену похвала мужу и честь.
          Наказ мужу, и жене, и работникам, и детям, как подобает им жить
          Да самому тебе, господину, и жене, и детям, и домочадцам – не красть, не блудить, не лгать, не клеветать, не завидовать, не обижать, не наушничать, на чужое не посягать, не осуждать, не бражничать, не высмеивать, не помнить зла, ни на кого не гневаться, к старшим быть послушным и покорным, к средним – дружелюбным, к младшим и убогим – приветливым и милостивым, всякое дело править без волокиты и особенно не обижать в оплате работника, всякую же обиду с благодарностью претерпеть ради бога:
          и поношение, и укоризну, если поделом поносят и укоряют, с любовию принимать и подобного безрассудства избегать, а в ответ не мстить. Если же ни в чем не повинен, за это от бога награду получишь. А домочадцев своих учи страху божию и всякой добродетели, и сам то же делай, и вместе от бога получите милость. Если же небрежением и нерадением сам или жена, наставлением мужа обделенная, согрешит или что нехорошее сотворит, и все домочадцы, мужчины и женщины и дети, хозяйского наставления не имея, грех какой или зло совершат: или ругань, или воровство, или блуд, – все вместе по делам своим примут; зло сотворившие – муку вечную, а добро сотворившие, угодно богу прожившие, – жизнь вечную получат в царствии небесном.
          Учить мужу свою жену, как богу угодить, и к мужу своему приноровиться, и как свой дом лучше устроить, и всякий домашний порядок и рукоделье всякое знать, и слуг учить и самой трудиться
          Следует мужьям поучать жен своих с любовью и примерным наставлением; жены мужей своих вопрошают о строгом порядке, о том, как душу спасти, богу и мужу угодить и дом свой хорошо устроить, и во всем покоряться мужу; а что муж накажет, с тем охотно соглашаться и исполнять по его наставлению: и, прежде всего, иметь страх божий и пребывать в телесной чистоте, как уже впереди указано было. Поднявшись с постели, умывшись и помолясь, женкам и девкам работу указать на день, каждой – свое: кому дневную пищу варить, а кому хлебы печь ситные и решетные, – да и сама бы хозяйка знала, как муку сеять, как квашню затворить и замесить и хлебы скатать и испечь: и кислые, и пышные, и выпеченные, а также калачи и пироги; да знала бы, сколько муки возьмут, и сколько испекут, и сколько чего получится из четверти, или из осьмины, или из решета, и сколько высевков отойдет, и сколько испекут,– меру знать во всем. А еду мясную и рыбную, и всякие пироги и всякие блины, и всякие каши и кисели, и всякие блюда печь и варить, – все бы сама хозяйка умела, чтобы и всех слуг научить. Когда же хлебы пекут, тогда и одежду стирают, так в общей работе и дровам не убыточно, но нужно приглядывать, как нарядные рубашки стирают и лучшую одежду, и сколько мыла идет и золы, и на сколько рубашек, да хорошо бы постирать, прокипятить и начисто выполоскать и высушить и разгладить и скатерти, и убрусы, и платки, и полотенца; также и счет всему самой знать, отдать и взять все сполна, и бело и чисто, а ветхое осторожно бы залатали, все сироткам сгодится. А когда хлебы пекут, того же теста велеть отложить и пироги начинить; и если пшеничный пекут, то из обсевков велеть пирогов наделать, в скоромные дни со скоромной начинкой, какая случится, а в постные дни с кашей, или с горохом, или со сладким, или репу, или грибы, или рыжики, или капусту, – что бог подаст, все семье в утешенье. И всякую бы еду, и мясную, и рыбную, и всякое блюдо, скоромное или постное, жена сама бы знала да умела и приготовить и служку научить: такая хозяйка домовитая и умелая. И это знала бы также: как делают пивной, и медовый, и винный, и бражный, квасной, и уксусный, и кислощанный, и всякий припас поварской и хлебный, и в чем что готовить, и сколько из чего получится. Если все это знает благодаря строгости и наставлениям хорошего мужа и своим способностям также, то все будет споро и всего будет вдоволь. А которая женка или девка рукодельна, так той указать дело: рубашку сшить, или вышить убрус да выткать, или шить на пяльцах золотом и шелками – какую чему научили, и то все и доглядеть и заметить. И каждой бы мастерице сама хозяйка отвесила и отмерила пряжи, и тафты, и камки, золотой и серебряной ткани, и рассчитать, и указать, сколько чего надобно и сколько чего дать, и выкроить и примерить, самой знать всякое рукоделие и малых девок учить, какая к чему пригодна; а замужним женкам, которые черную работу делают, избу топят, и хлебы пекут, и белье стирают,– тем лен дают прясть, на себя да на мужа и на детей; одинокая женка или девка на хозяина лен прядет, а изгреби и очёсы на себя или как придется. Да и ведала бы сама хозяйка, которой какое дело дать, сколько чего дать, и сколько чего взять, и сколько чего кто сделает за день, много ли, мало, и сколько из чего получится, – все то сама бы знала, и было бы все у нее на счету. А сама бы хозяйка ни в коем случае никогда, разве что занедужит, без дела не находилась, так что и служкам, на нее глядя, повадно было трудиться. Муж ли придет, простая ли гостья – всегда б и сама над рукодельем сидела: за то ей честь и слава, а мужу похвала; никогда бы слуги хозяйку не будили, но сама хозяйка будила слуг и, спать ложась после трудов, всегда бы молилась.
          Мастерицы хорошие жены – доход и сбереженье всему;
          а с того, что скроит, остатки и обрезки сохранять
          А хорошая домовитая жена понятливостью своей, и наставлением мужа, и похвальным к труду стремлением вместе со слугами холстов, и полотен, и тканей наготовит на все, что нужно: то окрашено на летники, и на кафтаны, и на сарафаны, а иное у нее для домашней носки перекроено и перешито; а если больше потребного наделают – полотен, холстов и тканей или скатертей, полотенец, простыней или иного чего, то и продаст, а что нужно, купит, и потому у мужа денег не просит. А рубашки нарядные, мужские и женские, и штаны – то все самой велеть при себе кроить, и все остатки и обрезки – камчатые, и тафтяные, и дорогие, и дешевые, и золотное, и шелковое, и белое, и крашеное, и пух, и оторочки, и выпоротки, и новое, и ветхое, – все бы было прибрано мелкое в мешочки, а остатки скручены и связаны и все разобрано по размеру и припрятано, и как потребуется сделать что из ветхого или нового не хватило, – а то все и есть в запасе, и на рынке того не ищешь: дал бог, у доброго разума, у заботливой хозяйки все и дома нашлось.
          Как всякое платье кроить и остатки и обрезки хранить
          Если случится платье какое кроить в домовитом хозяйстве – себе, или жене, или детям, или работникам: камчатое, или тафтяное, или шерстяное, или златотканое, или хлопчатое, или суконное, или из серпянки, или сермяжное или кожи какие кроить на сагайдак, или на седло, или на шлею, или на сумки, или на сапоги, или шубу, или кафтан, или терлик, или однорядку, или кортель, или летник и кап-тур, или шапку, или нагавицы, или какое иное платье, – и сам господин или госпожа смотрят и подбирают остатки, а обрезки хранят, и те остатки и обрезки ко всему пригодятся в домовитом деле: заплату наставить на обветшавшей одежде, или новую удлинить, или какую из них починить; а если на рынке искать остаток или обрезок, так намаешься, подбирая по цвету и виду, да втридорога купишь, а иногда и не сыщешь. И если придется какую одежду кроить для молодых, сыну или дочери или молодой невестке, летник, или кортель, или шубу с покрывалом, или опашень шерстяной, или камчатый, или шелковый с золотом, или атласный, или бархатный, или терлик, или кафтан, – и что-нибудь доброе, то, кроя, следует загибать вершка по два и по три на подоле и по краям, возле швов и по рукавам; а как вырастет он года через два или четыре, распоров ту одежду, загнутое выправить, опять одежда впору будет; и какая одежда

Сборник о браке и семье (2 3 4 5)