Поиск   Шрифт   Реклама [x]   @  

Психология / Семейная психология / Райгородский


Психологические проблемы первых лет супружеской жизни 2

Психологические проблемы первых лет супружеской жизни (2 3 4 5)

          Часть 2

          8 56,8 16,5

          Злоупотребляющий алкоголем мужчина, как правило, оценивает себя нервным, недоверчивым и неуравновешенным, женщина тоже оценивает себя нервной. В оценках супруга-алкоголика доминируют нервность, недоверие, неуравновешенность, непорядочность, нечестность, непрактичность и отсутствие долга. Это черты, для проявления которых алкоголь создает благоприятную почву; и наоборот, указанные черты способствуют развитию алкоголизма. Злоупотребление алкоголем является серьезным фактором разрушения хороших супружеских отношений и формирования и проявления нежелательных свойств характера.
          Проведение свободного времени супругами. Различный характер проведения свободного времени в качестве мотива для развода отметили 42,0% мужчин и 45,7% женщин.
          В проведении свободного времени дома или вне дома между супругами имеются существенные расхождения. Уже в начале брака женщина проводит дома гораздо больше свободного времени. Так как первый ребенок примерно в 1/3 семей рождается до брака или в течение первого года совместной жизни, женщины теснее связаны с домом и маленькими детьми, у мужчин же больше свободного времени для деятельности вне дома. В конце брака 8,7% супружеских пар, по оценкам мужчин, и 5,6%, по оценкам женщин, проводили свое свободное время вместе вне дома часто (табл. 4). Одни вне дома были более 1/3 мужчин и примерно 1/5 женщин. Добавим, что в конце брака 33,2% мужчин и 17,3% женщин были довольны проведением свободного времени, а в начале брака – соответственно 62,0 и 49,5%. Как видим, различие между начальным и конечным периодами брака существенное. У многих брачных партнеров корни конфликтов по поводу проведения свободного времени могут зарождаться в первые дни или месяцы супружества, когда один из супругов почувствовал себя более свободным в проведении времени и супруги не сумели найти взаимоприемлемого решения проблемы. Существеннейшей причиной недовольства женщин является употребление мужчинами в свободное время алкоголя.
          Таблица 4 Характер проведения свободного времени супругами (в %)
          Ответ В начале брака В конце брака
          Вопрос муж жена муж жена
          Часто вместе дома 65,8 64,4 26,3 16,3
          Часто вместе вне дома 26,8 22,0 8,7 5,6
          Часто один (одна) дома 9,7 24,4 36,2 75,7
          Часто дома один (одна) вне дома 13,0 5,4 36,3 17,2

          Муж, который часто проводит свое свободное время вне дома без супруги, оценивает себя более неуравновешенным и упрямым. Упрямым воспринимает его и жена, которая, часто бывая дома одна, считает себя по отношению к супругу недоверчивой, недружелюбной, нетребовательной и покладистой. Однако упрямая, дружелюбная и требовательная жена в свободное время чаще бывает вне дома, чем покладистая. Жены, остающиеся дома одни, обвиняют своих мужей в отсутствии чувства долга, в нечестности, упрямстве и непрактичности. Интересно добавить, что женщины, оценивающие себя требовательными, требуют, чтобы супруг больше времени проводил дома.
          Отношения с родственниками и друзьями в качестве мотива для развода отметили примерно 1/4 ответивших.
          На основе общего спада взаимоотношений наблюдается ухудшение отношений с родственниками и друзьями супруга (и) (табл. 5). Чаще ухудшаются отношения супруга (и) с отцом и матерью партнера, чем с его (ее) друзьями.
          Таблица 5. Отношения супругов с родственниками и друзьями своего брачного партнера (в %)
          Ответ В начале брака В конце брака
          Вопрос муж жена муж жена
          Теплые отношения к родственникам супруга (и) 73,9 67,6 33,3 37,3
          Теплые отношения супруга (и) к вашим родственникам 61,9 65,3 32,5 27,2
          Ваши теплые отношения к друзьям супруга (и) 59,7 54,6 35,1 33,4
          Теплые отношения супруга (и) к вашим друзьям 52,8 49,6 27,7 23,6

          Женщину, прохладно относящуюся к родственникам и друзьям своего супруга, муж часто оценивает неуравновешенной, непорядочной, мелочной, недоверчивой, нервной; жена себя – грустной. Если муж в плохих отношениях с родственниками и друзьями жены, то жена считает его неуравновешенным и непорядочным. Ясно, что отрицательные черты характера препятствуют развитию благополучных отношений, в то же время неудачные отношения во многом могут способствовать проявлению негативных сторон характера.
          Забота о внешности друг друга. Неряшливость супруга (и) в качестве мотива для развода назвали 21,1% мужчин и 21,4% женщин.
          В начале брака супруги заботились друг о друге, женщины о мужчинах – несколько больше, чем мужчины о женщинах. В конфликтной семье, где возникает проблема возможного расторжения брака, супруги заботятся о внешности друг друга значительно меньше. В этом плане относительно чаще выявляется недовольство друг другом (табл. 6).
          Таблица 6. Забота супругов о внешности друг друга (в %)

          Вопрос Ответ В начале брака В конце брака
          муж жена муж жена
          Вы заботились о супруге
          Супруг(а) доволен(льна) заботой другого 73,7
          96,6 89,6
          98,2 47,6
          75,8 57,5
          85,0
          Супруг(а) заботился (лась) о вас
          Вы довольны заботой супруга(и) о вас 75,3
          82,8 48,1
          59,2 38,0
          55,7 18,9
          33,2

          Меньшая забота о супруге связывается прежде всего с упрямством, непрактичностью, мелочностью и непорядочностью супруга (и). Интересно, что женщины, оценивающие себя требовательными, более часто отвечали, что супруги заботятся о них и они этим довольны.
          Хотя корреляции между раздражающими свойствами характера и оценками некоторых сторон брака не очень высокие, значение характеров в супружеской жизни весьма существенно. Наблюдается наибольшее влияние таких черт характера, как недоверчивость, неприлежность и неуравновешенность при самооценках мужчин; грустность, упрямство и непрактичность – при самооценках женщин. Непорядочность, непрактичность, нечестность, упрямство и мелочность – при взаимных оценках.

          А.Н. Волкова
          ОПЫТ ИССЛЕДОВАНИЯ СУПРУЖЕСКОЙ НЕВЕРНОСТИ (Вопросы психологии. 1989. № 2)
          Семейное консультирование сталкивается со следующими видами деструкции семейных отношений: ссора, конфликт, кризис, развод. Каждый тип деструкции может быть охарактеризован такими параметрами, как масштаб нарушении, их обратимость, тяжесть. Так, ссора – неглубокое, захватывающее лишь один аспект семейной жизни, легко обратимое расстройство отношений. Конфликт захватывает ряд сторон семейной жизни, отличается большей глубиной и меньшей вероятностью пройти бесследно. Кризис захватывает практически все значимые стороны семейных отношений, требует их кардинальной перестройки, отличается значительной глубиной. Развод – это фактический распад отношений. При этом не имеет значения официальное расторжение брака. важно такое состояние супружества, когда отношения полностью нарушены, вероятность их восстановления проблематична.
          Измена как вариант нарушения супружеской жизни стоит особняком в предложенном ряду типов семейной деструкции, так как качественно отличается от любого из них. Супружеская неверность может встречаться в практически здоровых семьях, может отсутствовать в разрушенных. Область ее действия – сексуально-любовные отношения супругов, тогда как ссора, конфликт, кризис такой качественной определенности не имеют и могут развиваться в области бытовых, досуговых, экономических и иных отношений.
          Таким образом, неверность – один из типов супружеской деструкции, которая захватывает область супружеских чувств. Любовь для современной семьи – важное основание брака, нередко выступающая как единственный мотив его заключения и существования. Поэтому измена может вести к распаду брака или к серьезному кризису. Отметим, что измена касается не семейных отношений, но лишь супружеских, так как ее участники – лишь брачные партнеры, но не любые члены семьи. Вовлечение в переживание измены других домочадцев ничего не меняет в ее сущности.
          В нашей практике семейного консультирования супружеская неверность встречается довольно часто – примерно каждый четвертый случай. Помощь семье при супружеской неверности особенно сложна и деликатна, так как измена
          1) угрожает целостности семьи;
          2) затрагивает важные основы семьи – супружеские чувства;
          3) переносится на иные стороны семейной жизни, разрушая бытовые, экономические, досуговые и иные отношения;
          4) сопровождается переживанием ревности, привносящей в семейную драму глубокие аффекты, разрушительные сами по себе;
          5) затрагивает чувство чести и личного достоинства, что делает измену не только межличностным, но и индивидуально-личностным феноменом.
          Супружескую неверность можно анализировать с точки зрения причин, динамики, обстоятельств свершения, психологии участников, отношения к ней общественного мнения, последствий для семьи, переживания ее супругами и т.д. Рассмотрим некоторые из них. Что касается причин измены, нам удалось выявить следующие.
          1. Новая любовь. Как правило, такая причина измен характерна для браков, в которых изначально любовь была незначительной или вовсе отсутствовала: рассудочные, рациональные или вынужденные браки, основанные на выгоде, традиции, страхе одиночества или иных побуждениях.
          2. Возмездие. Ряд супружеских измен основан на желании отомстить за неверность супруга, чтобы восстановить чувство собственного достоинства.
          3. Поруганная любовь. Измена встречается в браках с невзаимным чувством. Один из супругов страдает от неприятия его любви, безответности чувства. Это побуждает утолить его в другом партнерстве, где взаимность возможна. Иногда изменяющий сам не любит нового партнера, но откликается на его чувство, сочувствуя безответно любящему его человеку.
          4. Поиск новых любовных переживаний. Этот тип измен характерен для супругов со значительным стажем совместной жизни, когда чувства поблекли. Он встречается также в семьях с гедонистической моралью, когда от жизни берется все возможное. Такой вариант измен может случаться под влиянием зарубежных образцов «красивой жизни», как подражание сексуальной свободе.
          5. Восполнение. При этом типе измен человек компенсирует недостаток любовных отношений, который возникает из-за длительных разлук, болезни супруга и иных ограничений на полноту любви в браке.
          6. Тотальный распад семьи. В данном случае измена – это фактически создание новой семьи, когда прежняя по тем или иным причинам воспринимается нежизнеспособной.

          7. Случайная связь. Как правило, такая измена не характеризуется регулярностью, она бывает спровоцирована определенными обстоятельствами (опьянение, удобный случай, настойчивость партнера и пр.).
          Переживание измены можно объединить в единый синдром психических реакций, основа которых – ревность. В нашей литературе ревность рассматривается в рамках психиатрии как патологический феномен. Однако мы убедились, что она довольно распространенный феномен дружеских, супружеских, любовных отношений – тех, которые можно назвать партнерскими. В отличие от деловые, иерархических и общественных, партнерские отношения – личные, это отношения людей равных. Партнерство характеризуется высокой степенью интимности, избирательности, личностной значимости. Для партнеров их отношения имеют глубокий жизненный смысл, они уникальны, незаменимы иными отношениями, так как связаны с удовлетворением глубинных потребностей, индивидуальными жизненными планами, сильной психической зависимостью друг от друга.
          Ревность возникает как реакция на угрозу распада партнерства в ситуации соперничества. Угроза – одно из условий ревности, так как, согласно Э. Линдеманну, при реальном распаде партнерства возникают реакции горя. Угроза может быть реальной, когда существует соперник, претендующий на партнера и имеющий шанс его завоевать, и мнимой, когда наличие соперника основывается на предположениях, вызванных охлаждением чувств в партнерстве, или противоречивым, подозрительным поведением партнера, или отсутствием в партнерстве информации о характере отношений (например, при разлуке).
          Консультирование измены при реальном сопернике гораздо легче, так как можно влиять на отношения в треугольнике, можно привлечь соперника к анализу ситуации. При мнимом сопернике ревность легко становится патологической, бредовой. Однако отметим, что мнимый или реальный соперник – второе важное условие ревности, так как соревнование с ним за право обладать партнером составляет суть ревности.
          Реакции ревности можно классифицировать по нескольким основаниям: по критерию нормы – реакции нормальные и патологические, по содержательному критерию – аффективные, когнитивные, поведенческие, по типу переживания – активные и пассивные, по интенсивности – умеренные и глубокие, тяжелые.
          Нормальные, непатологические реакции ревности отличаются адекватностью ситуации, понятны многим людям, подотчетны субъекту, нередко он может их контролировать. Патологическая ревность имеет противоположные характеристики.
          В каждом конкретном случае в ревности могут преобладать когнитивные, аффективные или поведенческие реакции, а также их комбинации.
          Когнитивные реакции выражаются в стремлении анализировать факт измены, искать ее причину, искать виновного (я – он (она) – соперник), выстраивать прогноз ситуации, прослеживать предысторию, т.е. создать картину события. В острых случаях личная история переносится в общий план, обрастает доморощенными теориями о нравах, исторических корнях неверности, мужской и женской психологии и т.п. Когнитивные реакции больше выражены у лиц астенического склада, интеллектуалов.

          Аффективные реакции выражаются в эмоциональном переживании измены. Наиболее характерные эмоции – отчаяние, страх, гнев, ненависть и презрение к себе и партнеру, чувство неполноценности, любовь и надежда. В зависимости от типа личности аффективные реакции протекают на фоне меланхолической депрессии или гневной ажитации. Преобладание аффективных реакций наблюдается у лиц художественного, истероидного, эмоционально-лабильного склада.
          Поведенческие реакции выступают в виде борьбы или отказа. Борьба выражается в попытках восстановить отношения (объяснения), удержать партнера (просьбы, уговоры, угрозы, давление, шантаж), устранить соперника, затруднить встречи с ним, привлечь внимание к себе (вызывание жалости, сочувствия, иногда кокетство). При отказе восстановить отношения связь с партнером обрывается или приобретает характер дистантной, официальной.
          В процессе консультирования необходимо выявить репертуар реакций ревности, так как суть коррекции – разрушение сценария клиента.
          По типу переживания реакции ревности делятся на активные и пассивные. При активных реакциях, характерных для стеничных и экстравертированных личностей, субъект ищет нужную, информацию, открыто выражает свои чувства, стремится вернуть партнера, – соревнуется с соперником. При пассивных реакциях астеничные и интравертированные личности не предпринимают последовательных попыток повлиять на отношения, реакции ревности протекают во внутреннем плане. В этих случаях важно вызвать активное отреагирование человека на проблему, с которой он столкнулся, и ее осознание.
          Такая характеристика ревности, как ее интенсивность (глубина и длительность), зависит от ряда обстоятельств. Во-первых, можно отметить влияние характера отношений с партнером. Если измена происходит на фоне тяжелых и конфликтных отношений, субъективно она воспринимается как естественное следствие. Острые и Глубокие реакции ревности являются также результатом полной неожиданности измены, внезапности на фоне благополучного супружества. Переживание измены зависит от того, насколько часто встречались подобные ситуации в опыте субъекта: тяжело переживают измену лица, впервые с ней столкнувшиеся. Измена больнее ранит доверчивого и преданного человека, у которого она не вписывается в шаблон нравственности отношений. Ревность становится затяжной, если ситуация не разрешается, партнер ведет себя противоречиво, не давая определенного решения. Для ряда людей очень важно раскаяние партнера, откровенное объяснение. Если об измене стало известно третьим заинтересованным лицам и они вмешиваются в ход событий, это осложняет и углубляет ситуацию, делая ее уже не межличностным, но социально-психологическим феноменом.
          Однако больше всего реакции на измену зависят от склада личности ревнующего. Так как реакции ревности основаны на любви к партнеру и страхе потерять его, то они зависят от силы любви и глубины страха. Особенно велико влияние недифференцированного страха, когда утрата партнера воспринимается как нарушение всей жизни, даже тех ее сфер, которые от партнера не зависят. Усиление реакции ревности характерно при следующих личностных особенностях:
          1) инертные психические процессы, затрудняющие осознание, отреагирование и действие в данной ситуации;
          2) идеалистический настрой, особенно в области межличностных отношений, при котором личность не допускает никаких компромиссов в любовной жизни;
          3) выраженное собственническое отношение к вещам и лицам; в этом случае измена не только подрывает связь с партнером, но угрожает постоянству и устойчивости вещного мира, подрывает стремление к обладанию;
          4) завышенная или заниженная самооценка. Измена всегда задевает чувство собственного достоинства личности. При завышенной самооценке наблюдается деспотический вариант переживания ревности, при заниженной – личность остро переживает собственную неполноценность;
          5) одиночество, скудость межличностных связей, при которой партнера некем заменить;
          6) чувствительность личности к предательствам разного рода в иных партнерствах;
          7) сильная зависимость от партнера в достижении каких-либо жизненно значимых целей (карьера, материальная обеспеченность и пр.).
          Терапия ревности сложна, так как это глубоко личностная реакция, вызванная крахом важных основ жизни человека. Выбор направления и методов терапии зависит от типа личности ревнующего, репертуара реакций ревности и исхода измены. Измена как ситуация может разрешиться восстановлением партнерства, привести к его распаду и может остаться неразрешенной. Переживание ревности необязательно адекватно исходу измены, может быть самостоятельным феноменом. Так, в нашей практике есть случай неугасимых реакций ревности на измену 35-летней давности. Легче протекает терапия разрешившихся ситуаций измены – восстановление или распад партнерства. При распаде партнерства терапия должна направляться на построение нового образа жизни и преодоление реакций горя. При восстановлении партнерства важная задача – изживание реакций ревности.
          В нормальных случаях в поведении клиентов обнаруживаются следующие способы преодоления ревности:
          1) отвлечение на что-либо значимое для личности (учеба, забота о детях, работа, хобби);
          2) изживание, выработка нового взгляда на вещи, формирование морали прощения, сознательный контроль над реакциями ревности;
          3) извлечение уроков, поиск собственных ошибок, построение новых отношений с партнером,– возможно, отношений другого типа;
          4) обесценивание партнера и ситуации измены – соизмерение их в ряду других ценностей, жизненных установок;
          5) в случае распада партнерства – поиск нового партнера, изменение образа жизни, формирование других межличностных связей.
          В случае патологических или чрезмерных реакций ревность становится хронической, ситуация измены не разрешается, супруги не могут снять свой конфликт, изжить измену. Здесь велика вероятность серьезных нарушений брака, извращения супружеских чувств, невротизации и психопатизации личности.
          В нашей работе мы используем следующую схему консультирования супружеской неверности:

          1. Формирование картины измены. В картине измены существенными переменными являются: соперник (реальный или мнимый), тип ревности (нормальные или патологические реакции), тип поведения ревнующего (активный или пассивный), преобладающие реакции ревности (когнитивные, аффективные, поведенческие), интенсивность реакций (умеренные или тяжелые), исходы измены (восстановление партнерства, его разрушение или неразрешенность).
          2. Исследование личностных особенностей участников ситуации неверности, особенно ревнующего.
          3. Выбор методов терапии. В нашей практике мы пользовались лишь индивидуальными методами, однако можно допустить, что групповые виды терапии также могут оказаться полезными.

          Н.Н. Обозов, А.Н. Обозова
          ТРИ ПОДХОДА К ИССЛЕДОВАНИЮ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ СОВМЕСТИ-МОСТИ (Вопросы психологии. 1984. № 2)
          Совместимость – довольно старое понятие в словаре социальной психологии, однако научное изучение явления, обозначаемого этим понятием, заинтересовало социальную психологию сравнительно недавно. Сейчас трудно установить, в какой именно области социально-психологической проблематики впервые зашла речь о совместимости. При изучении групповых конфликтов, психологического климата в группах, эффективности групповой деятельности, при исследовании процессов и результатов коммуникаций, динамики межличностных отношений и других социально-психологических явлений было обнаружено, что они определенным образом обусловлены соотношением свойств взаимодействующих людей. В одних случаях это соотношение негативно сказывалось на изучаемом явлении (снижало эффективность деятельности группы, ухудшало климат и т.д.), в других – положительно. Сочетание характеристик, которое оказывало позитивное влияние на изучаемое явление, стало обозначаться как совместимость людей.
          В настоящее время накоплено довольно много эмпирических фактов, установлены некоторые закономерности и механизмы совместимости.
          При изучении совместимости основной задачей является определение этого понятия. Это понятие общенаучно, оно употребляется в медицине, биологии, кибернетике, философии. Однако общего определения совместимости пока не существует. Данное понятие не включено ни в Большую советскую энциклопедию, ни в Психологический словарь под редакцией Ф. Кликса. В Философском словаре оно трактуется в узком смысле: «...если пренебречь некоторым психологическим и формально-логическим различием, термины «непротиворечивость» и «совместимость» являются синонимами».
          В теории систем различают два понятия: «соответствие» и «совместимость». «Соответствие – одна из форм совместимости явлений действительности», – пишет М.И. Сетров. Это – «термин, близкий к целесообразности». При исследовании этого вида совместимости ставится вопрос о согласовании характеристик системы и окружающей ее среды. Оно также употребляется для обозначения уровневой совместимости – совместимости систем различного уровня развития (атом и молекула, индивид и группа). Этот вид совместимости еще обозначают как иерархическое соответствие систем, что подчеркивает факт неравнозначности систем в этом объединении. Термин «однопорядковая совместимость», или просто «совместимость», упо-требляется для обозначения согласования характеристик систем одного уровня развития (две молекулы, два индивида и т.п.). Этому виду совместимости М.И. Сетров дает следующее определение: «...совместимость есть такое отношение двух систем, при котором обнаруживается сродство или общность систем по некоторым параметрам или по существу, обеспечивающая возможность их взаимодействия».
          В психологических работах дается лишь описательное определение совместимости. Например, определение, данное Ф.Д. Горбовым и М.А. Новиковым: «Совместимость – это понятие о взаимном соответствии свойств участников группы. В него входят: взаимная симпатия, положительный характер эмоциональных установок, взаимовнушаемость, общность интересов и потребностей, сходство динамической направленности психофизиологических реакций при операторской деятельности и отсутствие в данной группе выраженных эгоцентрических устремлений».
          Применительно к социально-психологическим исследованиям нами было предложено различать понятия «срабатываемость» и «совместимость». Срабатываемость – это согласованность характеристик субъектов, обеспечивающая им эффективное выполнение какой-либо совместной деятельности. Понятие срабатываемости применимо лишь к деловым, профессиональным, производственным отношениям – отношениям в рамках совместной деятельности. Так как эти отношения направлены на получение определенного продукта совместной деятельности, то проявлениями совместимости этого типа будут характеристики деятельности: эффективность с точки зрения количества и качества затраченного времени и энергии партнеров. Явление совместимости, в отличие от срабатываемости, – межличностный феномен, существующий в рамках личных отношений, основанных на симпатии, притяжении и служащих «общению ради общения». Можно выделить единое содержание понятий «деятельность» и «общение». Как «совместимость», так и «Срабатываемость» являются понятиями для обозначения объективного соответствия свойств взаимодействующих людей по отношению к целям их взаимодействия. Это рабочее определение сущности совместимости мы принимаем как отправную точку дальнейших рассуждений.
          Неясность понятия совместимости обусловила вторую трудность исследования этого феномена: выбор критериев или индикаторов совместимости. В работах, посвященных исследованию совместимости, мы обнаруживаем использование самых различных критериев: высокую сплоченность группы, устойчивость ее во времени, высокую эффективность групповой деятельности, низкую конфликтность в группе, высокое взаимопонимание между партнерами, – словом, любое из социально-психологических явлений, взятое в его позитивном значении. Однако ни один из применяемых ныне критериев совместимости не является достаточно обоснованным и сильным. Можно представить доказательства уязвимости каждого из них. Например, длительность отношений может быть вызвана объективной невозможностью прервать отношения: в условиях ограниченного поля выбора партнеров (особенно в изолированных группах), при давлении других факторов, сдерживающих распад отношений (например, в браке). Наличие конфликтов и их частота также малопоказательны, так как не учитывается различие в качестве этих конфликтов: так называемые конструктивные конфликты желательны и даже необходимы для развития отношений. Вывод неодинаковых критериев обусловливает большинство противоречий в выводах разных авторов относительно закономерностей совместимости.
          Мы полагаем, что критерии будут различаться для совместимости и срабатываемости, совместимости в разнополых и однополых отношениях. Так, основными критериями срабатываемости должны быть показатели эффективности групповой деятельности, учитывающие специфику данного вида деятельности. Критериями совместимости могут служить выбор партнера для общения, удовлетворенность отношениями, характер межличностных чувств.
          Основной задачей исследования совместимости является установление закономерностей этого явления. В настоящее время наметились три основных подхода к решению этой задачи: структурный, функциональный и адаптивный.
          Структурный подход ориентирован на поиск оптимальных сочетаний характеристик членов группы. Это оптимальное сочетание обозначается как гармония, соответствие характеристик партнеров. Структурный подход базируется на мысли, что совместимые партнеры образуют некую устойчивую, адаптивную и в определенном смысле эффективную структуру. При анализе эмпирических фактов, полученных различными авторами, отчетливо прослеживается, что совместимость выступает как подобие (сходство) или различие (контраст) характеристик партнеров. При этом обнаруживается, что те свойства, которые базируются на врожденных особенностях индивида (например, обусловленные свойствами нервной системы, половой принадлежностью), у совместимых партнеров скорее контрастны, чем подобны. Свойства, обусловленные влиянием воспитания, воздействиями социокуль-турной среды (например, установки, ценностные ориентации), чаще всего подобны. Однако этот вывод можно сделать лишь с большой осторожностью вследствие противоречивости и разрозненности эмпирических фактов. Он хорошо согласуется с исследованиями по проблемам структур системных объектов в теории систем. Все многообразие структур там сводится к трем основным типам, наиболее распространенным в обществе и природе: иерархическая (или централистическая, жесткая), дискретная (или корпускулярная, скелетная) и звездная (смешанная). Жесткие системы построены из контрастных элементов, образующих «плюс-минус-пару», дискретные – из унифицированных подобных. Жесткие структуры более распространены на высших ступенях организации материи. Как показано Б.Г. Ананьевым, принцип антагонистов (жесткая система) проявляется и в регуляции психических функций и индивиды как субъекты социального взаимодействия являются сложными системами со множеством характеристик различных уровней (психофизиологических, психологических, социально-психологических, социальных). Можно предположить, что для каждого из уровней характеристик более оптимально подобие или контраст этих характеристик для совместимости субъектов.
          Для подавляющего большинства работ в этой области характерен структурный подход. Однако он имеет существенные недостатки: во-первых, полное изучен ие законов совместимости предполагает апробирование на соответствие всех мыслимых характеристик индивидов. Исследование такого сорта чрезвычайно громоздко; во-вторых, даже полная картина не дает нам возможности судить о том, какие же из характеристик наиболее существенны для прогноза совместимости партнеров в реальной группе; в-третьих, парциальный подход к личности игнорирует факт ее целостности. При таком подходе личности партнеров рассматриваются как носители отдельных психических характеристик, из которых, по мнению Б.Ф. Ломова, «сложить» ...целостную личность не удается».
          В ряде работ намечается использование функционального подхода к исследованию совместимости. При функциональном подходе группа рассматривается как целенаправленное образование, смысл существования которой – реализация определенных функций. Так, Я. Зеленевский отмечает: «...реализация целей является смыслом существования любых организованных коллективов». Партнеры при данном подходе рассматриваются как носители определенных функций – в социальной психологии они обозначаются как роли. Мера согласования ролей служит показателем совместимости. При этом исследователи намеренно отвлекаются от изучения свойств, которые обеспечивают участнику исполнение своей групповой роли. Правда, некоторые психологические характеристики предрасполагают к овладению и принятию определенных ролей, однако жесткой связи здесь нет. Как известно из исследований лидерства, принятие этой роли зависит от трех переменных: личных качеств индивида, группы и ситуации.
          Использование функционального подхода предполагает изучение функций системы, установления необходимой для нее структуры распределения ролей между индивидами и анализа ролевого сотрудничества партнеров при достижении целей системы. Так, этот подход использован для изучения совместимости в браке К. Киркпатриком и нами, и его эффективность подтвердилась результатами исследования.
          Использование функционального подхода требует пересмотра представлений о группе и ее членах. Оно предполагает изучение функций, целей, задач группы, которые являются системообразующими факторами – основанием для объединения в группу. Достижение этих целей обусловливает содержание жизнедеятельности группы, является мотивом участия в ее деятельности, так как достижение общей цели «принесет участникам какого-то рода удовлетворение». В соответствии с функциями группы формируются групповые роли: роль делового или эмоционального лидера, роль эрудита, генератора идей, исполнителя (например, в научной группе), роль хозяйки, родителя, эмоционального лидера (в семье). Однако функциональный подход не получил распространения в социальной психологии, хотя его продуктивность обоснована теоретически в работах философов и специалистов по общей теории систем.
          Третий подход к проблеме совместимости – адаптивный – получил наибольшее распространение в клинике и психологической практике. Собственно говоря, этот подход ориентирован на изучение не совместимости, а ее результатов: позитивных межличностных отношений, эффективного общения. Можно с большой долей уверенности утверждать, что такие характеристики общения и отношений, как взаимопонимание, уважение, эмпатия, идентификация, позитивные межличностные чувства, являются проявлениями совместимости, но не ее содержанием. Смешение причин и следствий здесь происходит из-за того, что совместимость является объективной основой сплоченности, интеграции, высокого взаимопонимания. В свою очередь, совершенствование процессов общения и межличностных чувств также результирует в повышении сплоченности, интеграции и снижении конфликтности.
          Адаптивный подход и ориентирован на улучшение процессов общения в группах и совершенствование межличностных отношений. Исследователи этого направления сосредоточивают свои усилия на диагностике характеристик общения и поиске методов их совершенствования. Можно вслед за Лером признать, что в данном случае речь идет о совместимости как толерантности партнеров.
          При адаптивном подходе вниманием исследователей пользуются «высшие этажи» личности: Я-образ, установки, ценностные ориентации, мнения, оценки, – словом, культурный фонд личности. В исследованиях когнитивистского направления зарубежной психологии доказано, что согласование этих характеристик партнеров является источником их совместимости. Так как многие из этих характеристик поддаются коррекции в ходе взаимодействия людей, а также под влиянием целенаправленной работы терапевта, то исследования в рамках адаптивного подхода к совместимости имеют большое практическое значение. Создание законченной теории психологической совместимости требует дальнейшей серьезной методологической работы, совершенствования понятийного аппарата, методов исследования этого важнейшего социально-психологического явления, интеграции существующих подходов и обобщения уже полученных фактов. Настоятельная необходимость разработок вопросов совместимости вытекает из запросов практики: из задач подбора малых групп, из задач совершенствования характеристик уже существующих групп и коллективов, особенно семьи, спортивных команд, экипажей судов.
          В.П. Левкович, О.Э. Зуськова
          СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ИЗУЧЕНИЮ СУПРУ-ЖЕСКИХ КОНФЛИКТОВ (Психологический журнал. Т. 6.1985. № 3)
          В сложном комплексе причин, вызывающих дезорганизацию и распад семьи, значительное место за
анимают причины социально-психологические, связанные со спецификой взаимоотношений и общения супругов в семье. Становится все более очевидным, что оптимизация одних лишь социально-экономических условий жизни семьи не всегда приводит к повышению стабильности брака. Об этом свидетельствуют и данные социологических исследований.
          В основу нашего исследования была положена такая модель семьи, которая, во-первых, предполагала оптимальные социально-экономические условия жизни семьи (отсутствие алкоголизма, аморального поведения супругов, наличие хороших материальных и жилищных условий и т.п.) и, во-вторых, исключала любую психопатологию супругов. Это дало возможность сконцентрировать внимание на социально-психологических факторах, влияющих на изменение уровня стабильности семьи. Основным социально-психологическим фактором, вызывающим дестабилизацию и распад семьи, является негативный характер супружеских отношений, выражающийся в конфликтном взаимодействии супругов. Супружеский конфликт представляет собой сложное явление, которое охватывает различные уровни взаимодействия супругов. Он может зарождаться и протекать на уровне взаимоотношений супругов, не реализуясь определенное время в их поведении (стадия скрытого конфликта). Например, негативные межличностные отношения между супругами (недоверие, безразличие, недовольство и др.) могут некоторое время не находить отражения в их общении как совокупности наблюдаемых актов поведения. Обострение взаимоотношений супругов приводит к тому, что конфликт охватывает и сферу их общения, проявляясь в различных формах конфликтного поведения (вербального и невербального). Переход конфликта на поведенческий уровень является свидетельством его обострения и перерастания от скрытой в открытую стадию.
          Конфликты могут возникать не только в результате негативных межличностных отношений супругов, но и как следствие дезорганизации их общения. Например, несоблюдение супругами элементарных норм повседневной жизни, выражающееся в язвительности, грубости, невнимательности, провоцирует конфликты именно на поведенческом уровне. При частом повторении такие конфликты формируют негативные взаимоотношения супругов. Они становятся более устойчивыми, труднее преодолеваются.
          Возникновение супружеского конфликта зависит не только от объективных причин (например, от специфики условий протекания конфликта и характеристик его участников), но и от субъективных факторов – представления участников конфликта о самих себе (о своих потребностях, ценностях, мотивах и т.д.) и представления о брачном партнере. Они могут быть причиной супружеских конфликтов. Характер этих представлений является во многом предметом изучения социальной психологии. Осознание конфликта участниками взаимодействия может быть адекватным, неадекватным (когда супруги воспринимают объективную конфликтную ситуацию искаженно) и даже ложным (когда конфликтное взаимодействие супругов возникает на основе неправильной оценки себя и партнера).
          Согласно статистическим данным, значительный процент разводов приходится на молодые семьи, где продолжительность брачного союза составляет от одного до пяти лет. Особенно ярко проявляется эта тенденция в крупных городах – Москве, Ленинграде, Риге, Одессе и др. Исходя из этого, объектом данного исследования были избраны молодые супружеские пары, проживающие в Москве, в возрасте до 35 лет, состоящие в браке не менее одного года, имеющие детей.
          Определяя предмет исследования, мы исходили из того, что современный брак основывается на совместимости супругов как личностей. Ряд авторов понимает любовь как прочный комплекс чувств, состоящий из большого числа компонентов, в том числе не только эмоциональной привязанности и эмоциональной привлекательности супругов, но и наличия этических чувств (дружбы, уважения, доверия, взаимопонимания). Совместимость супругов определяется в значительной мере возможностью совместного удовлетворения в браке ряда основных потребностей (общения, познания, материальных и ролевых потребностей, потребности в защите «Я-концепции»).
          Каждый из супругов к моменту вступления в брак имеет сложившиеся потребности, которые не могут быть идентичными у обоих брачных партнеров. Нередко эти потребности оказываются противоречивыми. Совместная жизнь требует от супругов готовности к компромиссу, умения считаться с потребностями партнера, уступать друг другу, развивать в себе такие качества, как взаимное уважение, доверие, взаимопонимание, что способствует оздоровлению психологического климата в семье и лучшей взаимной адаптации супругов. В этом случае противоречия в потребностной сфере супругов не принимают острых форм и успешно преодолеваются. Неумение найти правильную линию поведения в семье приводит к такому обострению противоречий обоих брачных партнеров, при которых удовлетворить потребности каждого из супругов в данной брачной диаде становится чрезвычайно трудно или даже невозможно. Это приводит к возникновению фрустраций у одного или обоих партнеров, создает дисгармонию в супружеских взаимоотношениях.
          Предметом нашего исследования является обнаружение противоречий в потребностной сфере супругов, приводящих к нарушению взаимодействия между супругами, к возникновению конфликтов. Рассматривая взаимодействие супружеской пары, мы выделили объект и условия взаимодействия. Под объектом взаимодействия мы понимали совместное удовлетворение супругами ряда потребностей.
          На основании анализа литературных данных и проведенного нами пилотажного исследования в качестве наиболее значимых для совместной жизни супругов были выделены пять групп потребностей (блоков):
          1. Потребность супругов в исполнении определенных ролей в семье: матери–отца, мужа–жены, хозяина–хозяйки, женщины–мужчины, главы семьи, большинство из которых являются новыми для вступающих в брак. Одной из причин конфликтов в семье служит расхождение представлений супругов об исполнении каждым из них семейных ролей.
          2. Потребность супругов в общении друг с другом и с друзьями. В исследовании были затронуты следующие аспекты общения супругов:
          а) Брачные партнеры рассматривались как совместимые или несовместимые по параметру общительность–замкнутость. Предполагалось, что в случае асимметрии этих качеств общительность одного из супругов может вступать в противоречие с аутизмом другого, провоцируя возникновение конфликта.
          б) Общение выполняет в семье очень важную психотерапевтическую функцию. В общении, основанном на сопереживании, взаимном уважении, супруги находят поддержку своих поступков, настроений, чувств, переживании, получают эмоциональную разрядку. И напротив, взаимное отчуждение, дезорганизующее общение супругов, формирует у них чувство одиночества, незащищенности, взаимной неудовлетворенности, провоцируя семейные конфликты.
          3. Познавательные потребности супругов. Проводившиеся ранее исследования показали, что интеллектуальные ценности являются наиболее важными для супругов, занимая одно из первых мест по общей шкале брачных ценностей. Мы сосредоточили основное внимание на изучении потребности супругов в Духовном росте и совершенствовании, поскольку эта потребность, во-первых, является наименее изученной и, во-вторых, представляется нам в достаточной степени конфликтогенной при наличии асимметрии в супружеской диаде
          4. Материальные потребности, включающие потребности в совместном приобретении необходимых семье материальных ценностей и в обеспечении благополучия. Предполагалось, что эгоистические тенденции одного или обоих супругов, проявляющиеся в стремлении максимально удовлетворить собственные материальные потребности в ущерб интересам другого партнера и всей семьи в целом, могут привести к возникновению конфликтов.
          5. Потребность в защите «Я-концепции» как совокупности образов «Я», обеспечивающих представление человека о самом себе как об известной целостности и определенности, которая возникает не только на основе самовосприятия индивида, но и как результат восприятия его другими, социальным окружением. Поскольку «Я-концепция» формируется, развивается и поддерживается в социальном взаимодействии, постольку для идентификации человека с самим собой, для поддержания целостности и ценности его личности крайне необходимо, чтобы собственное представление о себе совпадало с тем, что, по его мнению, думают о нем окружающие. Особенно важно в этом плане мнение значимых других, в соответствии с которым человек ожидает и определенного отношения к себе окружающих, устойчивых проявлений в общении с ними, поддерживающих у него чувство своей определенности, значимости, важности.
          В условия взаимодействия были включены следующие факторы:
          1. Культура общения супругов в семье, т.е. соблюдение или несоблюдение ими норм повседневной жизни, регулирующих их нравственные отношения: вежливость, честность, тактичность, доброжелательность, внимательность и др.
          2. Взаимная информированность супругов о различных сторонах жизни и личностных особенностях друг друга. Это условие взаимодействия супругов играет важную роль в адекватности их взаимных перцепций, необходимых для формирования правильных представлений о партнере в процессе коммуникации, являясь необходимым условием успешности протекания их взаимной адаптации, а, следовательно, и повышения стабильности брака. Высокий уровень взаимной информированности супругов является также основой формирования доверительных отношений в семье.
          3. Уровень моральной мотивации супругов в различных сферах семейного взаимодействия как показатель развития их морального сознания и самосознания. В регуляции поведения человека большое значение имеет иерархия (соподчинение) мотивов. В семейном взаимодействии очень важно определить уровень ведущего мотива, побуждающего поведение каждого супруга. Первый (низший) уровень моральной мотивации основан на непосредственных переживаниях, желаниях, стремлениях либо зависит от внешней ситуации (например, от оценок окружающих) в качестве непроизвольных победителей поведения. Второй (высший) уровень моральной мотивации основан на убеждениях человека, его идеалах, принципах, сознательно поставленных целях, которые могут подавлять непосредственные побуждения. Уровень моральной мотивации влияет на уровень самоконтроля, на чувство ответственности за свои действия, за судьбу семьи.
          4. Проведение досуга. Потребность супругов в совместном проведении досуга является одним из важнейших показателей уровня стабильности семьи вообще и молодой семьи в особенности. Совместные досуговые занятия молодых супругов свидетельствуют об их успешной взаимной адаптации, об умении эффективно решать встающие в процессе совместной жизни проблемы, а также о позитивной эмоциональной окрашенности их общения. И напротив, стремление супругов раздельно проводить досуг – яркий показатель того, что взаимное общение утратило для супругов свою эмоциональную привлекательность.
          Существенное значение в возникновении конфликта имеют те ожидания, которые сформировались у партнеров к моменту вступления в брак под влиянием их личностных особенностей и склонностей и специфики социокультурной среды. Для молодых супругов наиболее типичны повышенные ожидания друг к другу, что нередко является основой конфликта при несовпадении этих ожиданий с действительностью. Они в большинстве случаев указывают на недостаточную нравственно-психологическую подготовленность молодежи к браку.
          Исследование проводилось с помощью разработанной нами методики изучения межличностного семейного конфликта (МСК), которая представляет собой набор 5-балльных шкал, составляющих опросник из 164 пунктов. Их содержание интегрировано в следующих направлениях: 1) семейные роли, 2) потребность в общении, 3) познавательные потребности, 4) материальные потребности, 5) потребность в защите «Я-концепции», 6) культура общения, 7) взаимная информированность, 8) уровень моральной мотивации, 9) проведение досуга, 10) частота конфликтов и способы их разрешения, 11) субъективная оценка удовлетворенности каждого супруга своим браком.
          Специализированные измерения с помощью опросника МСК проводились в процессе консультирования конфликтных и разводящихся семей в Дзержинском районе г. Москвы. Были выделены три группы семей: 1) пары, не преодолевающие конфликт при наличии негативной семейной мотивации, или нестабильные; 2) пары, которые недостаточно овладевают конфликтом при наличии позитивной семейном мотивации, или проблемные; 3) пары, преодолевающие конфликт, или стабильные (контрольная группа).

          В группу стабильных вошли семьи, субъективно удовлетворенные своим браком, оцениваемые окружающими как благополучные. Супруги стабильной группы отмечают полную уверенность в устойчивости своих семейных отношений, не представляют возможности их распада. Социально-демографические данные этой группы следующие: средний возраст мужа – 34 года, жены – 30 лет; средняя продолжительность брака – 5,7 года; среднее количество детей – 1,4; образовательный уровень: в шести парах оба супруга имеют высшее образование, в четырех – у одного супруга высшее, у другого – среднее; средний доход семьи составляет 115 руб. в месяц на одного члена семьи; семь пар (из 10) проживают отдельно от родителей в хороших жилищных условиях.
          В группу проблемных семей вошли супружеские пары, обратившиеся за консультацией к психологу в связи с неудовлетворенностью своими семейными отношениями, осознающие возможность распада семьи, но не желающие его. Социально-демографические данные семей этой группы несколько отличаются отданных контрольной группы: средний возраст мужа и жены одинаковый и составляет 27 лет; средняя продолжительность брака – 4,3 года; среднее количество детей – 1; образовательный уровень: у пяти пар высшее образование у обоих супругов, в остальных парах у одного супруга высшее, у другого – среднее; средний доход семьи – 85 руб. на одного человека в месяц; отдельно от родителей проживают три семьи (остальные пары живут в хороших жилищных условиях вместе с родителями).
          В группу нестабильных вошли супруги, принявшие решение о расторжении брака. Примечательно, что социально-демографические характеристики этих семей практически не отличаются от аналогичных характеристик стабильных семей: средний возраст мужа – 34 года, жены – 31; продолжительность брака – 5 лет; среднее количество детей – 1,2; оба супруга с высшим образованием в семи парах; средний доход на одного человека в месяц –120 руб.; в хороших условиях отдельно от родителей проживают восемь пар, две семьи проживают вместе с родителями. Поскольку в нашей выборке не выявились значимые различия в социально-демографичес-ких характеристиках стабильных и нестабильных семей, можно предположить, что здесь такие характеристики, как продолжительность брака, возраст супругов, сходство или различие образовательного уровня, наличие детей, материальные и жилищные условия сами по себе (без учета социально-психологических факторов) не играют определяющей роли в процессе дестабилизации семьи.
          Некоторые отличия характеристик семей проблемной группы дают возможность предположить, что их проблемы могут быть вызваны недостаточной психологической подготовленностью к браку, выражающейся в переоценке бытовых затруднений при повышенной требовательности друг к другу. Перенос сложностей из плана объективной реальности в план психологический, на область личностных отношений, для некоторых семей определяет переход от проблемности к распаду. И наоборот, взаимопонимание, поддержка, взаимовыручка в преодолении объективных сложностей стабилизируют семью.
          Задачи исследования состояли, во-первых, в апробации методики МСК и, во-вторых, в анализе с ее помощью основных причин и выявлении наиболее конфликтогенных зон в различных сферах жизнедеятельности семьи.
          Нами была сформулирована следующая гипотеза: конфликт в сфере удовлетворения потребностей супругов возникает в результате рассогласования представлений супругов относительно реализации собственных потребностей, потребностей партнера и ожиданий по отношению к партнеру.
          В качестве эмпирических признаков противоречивости представлений супругов по поводу реализации потребностей в разных сферах (блоках) взаимодействия было принято рассогласование между самооценкой (С), оценкой партнера (О) и ожиданиями (О") по отношению к партнеру в соответствующем блоке. О, С, О» – суть репрезентации в сознании субъекта различных потребностей. В результате выделения эмпирической области, соответствующей предмету нашего исследования, гипотетическому суждению была дана эмпирическая интерпретация в виде двух рядов статистических гипотез.
          I. ЭМПИРИЧЕСКИЙ РАЗНОСТНЫЙ КРИТЕРИЙ
          1. Конфликт между супругами имеет место при наличии таких структур, когда низкая оценка партнера совпадает с высоким уровнем ожиданий к нему и с высокой самооценкой (структура № 1); с высоким уровнем хотя бы одного из этих показателей (№ 2 и № 3).
          2. Конфликт между супругами не возникает при наличии таких структур, которые предполагают либо совпадение низкого уровня оценки партнера, ожиданий к нему и самооценки (№ 4), либо наличие высокой оценки партнера независимо от уровня ожиданий к нему и уровня самооценки (№ 5) (таблица).
          Типы соотношения оценки партнера, ожиданий по поводу партнера и самооценки, определяющие наличие или отсутствие конфликта
          №
          структуры Оценка партнера (О) Ожидания по поводу партнера (О") Самооценка (С) Конфликт
          1 + + Есть
          2 – + – Есть
          3 – + 9
          4 – – – Нет
          5 + +(-) +(-) Нет
          Предполагалось, что эмпирические данные могут содержать структуры как симметричные для диады, так и не носящие симметричного характера. Все возможные их сочетания мы априорно отнесли к одной из отмечавшихся выше групп супружеских пар. Предполагалось, что для нестабильных супругов характерны сочетания структур № 1, 2, 3, носящих конфликтный характер; для проблемных супружеских пар возможны различные сочетания конфликтных и бесконфликтных структур, у стабильных супругов возможно в основном сочетание структур № 4, 5, носящих бесконфликтный характер.

          II. ЭМПИРИЧЕСКИЙ ЗНАКОВЫЙ КРИТЕРИЙ
          1. Условия для возникновения конфликта между супругами создаются, а) если уровень самооценки выше уровня оценки, данной партнеру, т.е. величина разности О-С отрицательна; б) если уровень ожиданий выше уровня оценки партнера, т.е. величина разности О-О» отрицательна.
          2. Условия для возникновения конфликта не создаются,
          а) если уровень оценки партнера выше или равен его самооценке, т.е. величина разности О-С больше или равна нулю;
          б) если уровень ожиданий по поводу партнера ниже или равен его оценке, т.е. величина разности О-О» больше или равна нулю.
          Эмпирический разностный критерий (отнесение ответов к вышеописанным структурам) выявляет наличие или отсутствие конфликта между супругами, указывая при этом на сферу его проявления, т.е. на ту сферу жизнедеятельности семьи, в которой конфликт протекает в открытой (поведенческой) форме. Эмпирический знаковый критерий (соотношение величин О и С, О и О") фиксирует источники возникновения конфликта, т.е. те сферы жизнедеятельности семьи, где возникает неудовлетворенность супругов, не обязательно проявляясь при этом на поведенческом уровне как в этой, так и в других сферах. Сопоставление результатов по двум критериям дает возможность выяснить совпадение или несовпадение сфер возникновения конфликта (знаковый критерий) со сферами его проявления на поведенческом уровне (разностный критерий) и выяснить форму конфликтных отношений (скрытую пли открытую) в данной супружеской диаде и степень осознания характера отношений самими партнерами.
          Результаты исследования анализировались сточки зрения проверки указанных групп статистических гипотез. При анализе данных использовались метод сравнения средних и проверка статистических гипотез с помощью критерия х2:
         

          Результаты исследования подтвердили предположение о том, что наличие эмпирического разностного конфликта (отнесение результатов к одному из выделенных пяти типов структур) совпадает с наличием критериального конфликта (отнесение семьи к одной из трех экспериментальных групп), что является показателем валидности методики МСК. Для стабильных семей сочетание бесконфликтных структур составляет 94% от всех ответов супругов этой группы на вопросы анкеты, 6% ответов указывают на наличие конфликта в ролевой сфере. Таким образом, общая позитивная направленность взаимоотношений супругов и их взаимных обобщенных оценок по всем сферам (блокам) взаимодействия не исключает негативных оценок партнеров в отдельных блоках. Это не влияет на высокий уровень обобщенных оценок партнеров и является показателем того, что конфликты у стабильных супружеских пар протекают на фоне позитивных межличностных отношений, легко преодолеваются, помогают супругам выработать единые позиции т. е. являются конструктивными. В нестабильных семьях конфликтные структуры составили 65% ответов, т. е. открытое конфликтное взаимодействие является для этих супружеских пар в 2/3 случаев единственным способом разрешения вопросов, возникающих во всех сферах семейной жизнедеятельности. Возрастает согласованность мнений супругов о наличии у них конфликтных отношений (симметричных конфликтных структур у них 20%). В проблемных семьях 48% ответов относятся к бесконфликтным структурам и 52% – к конфликтным. Характерно, что в этой группе семей только 5% ответов представляют собой симметричные конфликтные структуры, в остальных ответах бесконфликтные структуры одного супруга сочетаются с конфликтными структурами другого супруга. Наиболее конфликтогенными для этой группы семей являются блоки семейного лидерства, культуры общения, защиты «Я-концепции».
          Симметричность ответов в большей степени присуща стабильным и нестабильным семьям, чем проблемным. При этом для стабильных пар характерна симметричность бесконфликтных, а для нестабильных – конфликтных структур.
          Таким образом, гипотеза о соответствии типа сочетания структур типу семей подтвердилась (%2 = 8,1 при х2 кр = 9,49, а = 0,05).
          При проверке второй группы статистических гипотез подтвердилось, что положительная или равная нулю величина разности между оценками, данными супругами друг другу, и их самооценками по тем же блокам, а также между оценками и ожиданиями свидетельствует о наличии позитивного характера отношений супругов и их взаимной удовлетворенности браком, которая присуща стабильным семьям. Отрицательная величина этой разности характерна для проблемных и отчасти для нестабильных семей и служит показателем негативного характера межличностных отношений супругов и их неудовлетворенности браком. В стабильных семьях оценки партнера значительно выше или равны самооценкам. В ряде исследований советских психологов показано, что некоторая переоценка, идеализация партнера присуща молодым семьям. Согласно нашим данным, эта особенность имеет место в стабильных семьях, причем величина разности между оценкой и самооценкой уменьшается с увеличением семейного стажа, приближаясь к нулю, что свидетельствует о более адекватной оценке партнера по мере приобретения опыта семейной жизни.
          Превышение или равенство оценки партнера по отношению к самооценке в большинстве сфер семейной жизнедеятельности отражает позитивный характер отношений супругов стабильной группы (уважение, взаимопонимание, внимательное и чуткое отношение к брачному партнеру, эмоциональная привязанность супругов), что является показателем высокого уровня их взаимной адаптации и удовлетворения каждым супругом своих потребностей.
          В проблемных семьях превышение взаимных оценок над самооценками имеет место в 40% ответов (в стабильных семьях в 80%). В 60% ответов супругов этой группы самооценки превышают оценки партнеров, что свидетельствует о низком уровне их взаимопонимания, повышенной требовательности к партнеру при недостаточном уважении к нему, уменьшении эмоциональной привязанности супругов и их слабой взаимной адаптации.
          Таким образом, у проблемных супругов наблюдается рассогласование в различных сферах жизнедеятельности между самооценками и взаимными оценками, что обусловливает конфликтный характер их взаимоотношений. Максимальное превышение самооценки над оценкой партнера имеет отношение к культуре общения и взаимной информированности супругов.
          В нестабильных семьях наблюдается стойкое превышение самооценки над взаимными оценками супругов во всех сферах взаимодействия. У разводящихся супругов налицо полная дисгармония потребностей, их противоречивость отражается во всех сферах семейной жизнедеятельности. Расстройство отношений достигает в разрушающейся семье своего апогея: резко падает взаимопонимание супругов, нарушается адекватность оценок друг друга, исчезает эмоциональная привлекательность. Супруги преувеличивают негативные качества друг друга: высокая самооценка противостоит низкой оценке брачного партнера. Соотношение взаимных оценок и ожиданий партнеров является показателем уровня удовлетворенности браком. Большая или равная величина оценки партнера по сравнению с ожиданиями к нему, в стабильной группе семей означает, что брак удовлетворяет партнеров, т.е. что потребностные сферы партнеров непротиворечивы, а их брачные установки полностью реализуются. Превышение величин ожиданий к партнеру над его оценками в нестабильной группе свидетельствует о неоправдавшихся ожиданиях разводящихся супругов относительно их семейной жизни, что находит отражение в их субъективной неудовлетворенности браком.
          Для каждой группы семей показательно различие не только между величиной взаимных оценок и ожиданий супругов, но и в степени соответствия у них иерархии наиболее значимых для брачных партнеров ожидаемых и реальных ценностей.
          Супруги стабильной группы ожидают, прежде всего, что в семье будут удовлетворяться их потребности в духовном росте, в совершенствовании, в общении, защите «Я-концепции», в адекватном понимании и исполнении семейных ролей. Ожидания по поводу удовлетворения материальных потребностей занимают последнее место на общей шкале брачных ценностей, что свидетельствует о некоторой идеализации семейной жизни в добрачный период. В реальной жизни удовлетворение материальных потребностей занимает одно из первых ранговых мест. В остальном у супругов стабильной группы сохраняется та же иерархия удовлетворения потребностей, что и в их добрачных ожиданиях.
          Рассмотрение условий взаимодействия супругов стабильной группы показало, что первое ранговое место в ожиданиях отводится у них культуре общения, второе – взаимной информированности, в потребности в совместном проведении досуга. В реальном взаимодействии сохраняется та же иерархия, однако ожидания по поводу взаимной информированности супругов выше, чем их оценки.
          Таким образом, у стабильных супружеских пар при гармоничности ожиданий, с одной стороны, и реальной семейной жизни – с другой, все же имеет место рассогласование потребностей в отдельных сферах этой жизни, что находит отражение в превышении ожиданий по поводу партнера над его оценкой и в незначительном рассогласовании у супругов иерархии ожидаемых и реальных брачных ценностей. Такое рассогласование неизбежно в период адаптации брачных партнеров и свидетельствуете столкновении добрачных ожиданий по поводу будущего супруга, носящих в известной мере абстрактный характер, с реальной действительностью, предполагающей взаимодействие с конкретным брачным партнером. Однако на общем фоне удовлетворенности браком у супругов стабильной группы именно расхождение ожиданий и реальности, т. е. неудовлетворенность ожиданий в отдельных сферах жизнедеятельности, дает возможность постоянного развития и совершенствования супружеских отношений.
          У проблемных супружеских пар ожидания партнеров значительно превосходят их оценки во всех сферах семейного взаимодействия. Максимальный разрыв между величиной ожидания и величиной оценки приходится на удовлетворенность потребности в духовном росте и совершенствовании. Подтвердилось предположение о конфликтное™ данной потребности при условии ее дисгармонии в супружеской диаде. (Неудовлетворенность в браке возникает из-за дефицита духовной общности, воспринимаемой как недооценка супругами стремления партнера к духовному совершенствованию. Характерно, что у супругов проблемной группы наблюдается слабая взаимная информированность, провоцирующая у них недоверие друг к другу и эмоциональное напряжение.
          Степень расхождения иерархии ожидаемых и реальных брачных ценностей у проблемных семей выше, чем у стабильных, но ниже, чем у нестабильных, что говорит, с одной стороны, о неудовлетворенности браком в проблемной группе, а с другой – о наличии в ней возможностей для сохранения и укрепления семьи.

          В группе нестабильных супружеских пар уровень ожиданий превосходит уровень взаимных оценок партнеров во всех сферах (блоках) жизнедеятельности, кроме блока материальных потребностей. Полная взаимная удовлетворенность супругов в этой сфере показала, что основные причины распада их семей не лежат в области объективных бытовых затруднений, а связаны с дезорганизацией межличностных отношений и общения. Меньше всего соответствует ожиданиям разводящихся супругов культура их общения.
          Резко выраженное рассогласование иерархий ожидаемых и реальных брачных ценностей и превышение уровня взаимных ожиданий над взаимными оценками у нестабильных супругов дают основание предположить, что их осведомленность о личностных особенностях друг друга в добрачный период была явно недостаточной. Это способствовало образованию пар с изначально малой совместимостью.
          В целом гипотеза о наличии эмпирического разностного критерия как одной из характеристик супружеской конфликтности не отвергается.
          Исследование показало, что в каждом из трех типов семей имеет место различие в: 1) общем уровне конфликтности (суммарная характеристика, получаемая при соотнесении знакового и разностного критериев конфликтности), 2) частоте конфликтов, 3) способах их разрешения. В нестабильных и проблемных семьях общий уровень конфликтности практически одинаков и почти в 3 раза превышает уровень конфликтности в стабильных семьях. Частота конфликтов в нестабильных и проблемных семьях в 2 раза выше, чем в стабильных. В способах разрешения в стабильных семьях отдается предпочтение, объяснению партнеров в корректной форме, компромиссу, стремлению различными способами избежать конфликта (выйти в другую комнату, не раздражать партнера и т.п.). В проблемных и нестабильных семьях наряду с объяснением и компромиссом имеют место такие способы разрешения конфликта, как бойкот и применение силы. Наряду с конструктивными методами разрешения конфликта применяются методы давления партнеров друг на друга с целью решения конфликта в свою пользу. В этих группах семей супруги значительно реже, чем стабильные, стараются избежать конфликта, что можно рассматривать, по-видимому, как возможность компенсировать состояние фрустрации, возникающее вследствие неудовлетворенности в потребностной сфере.
          Анализ результатов исследования позволяет сделать вывод о том, что причины для возникновения конфликтов имеются в любом типе семей, что обусловлено индивидуальными различиями супругов. Однако конфликт выступает не обязательно как фактор дестабилизации семьи, выполняя не только деструктивную, но и конструктивную функцию.
          В стабильных семьях конфликты протекают на общем фоне позитивных взаимоотношений супругов, их взаимной удовлетворенности и эмоциональной привязанности. Поэтому конфликты здесь выполняют конструктивную функцию, так как, выявляя взаимные притязания супругов, различия их потребностей, установок, намерений, помогают выработать единые позиции и способствуют успешной адаптации партнеров к браку. В нестабильных и отчасти в проблемных семьях конфликты протекают на фоне негативных отношений супругов, их взаимной неудовлетворенности и ослабления или потери эмоциональной привлекательности партнеров. Такие конфликты, мешающие выработать супругам единую точку зрения, приводящие к дезорганизации их общения и сотрудничества, к дезадаптации, следует рассматривать как деструктивные конфликты.
          Если рассматривать все затронутые в исследовании сферы (блоки) жизнедеятельности семьи с точки зрения их конфликтогенности, то на первом месте для всех групп семей стоит блок «культура общения», т.е. соблюдение или несоблюдение супругами норм повседневной жизни, регулирующих их нравственные отношения. Стабильность брака в значительной степени обусловлена высокой культурой общения брачных партнеров. Систематическое нарушение супругами семейной этики в общении друг с другом негативно влияет на их взаимоотношения, приводя к возникновению устойчивых, хронических конфликтов в семье. При этом высокая степень конфликтности данного блока объясняется не только низкой культурой общения брачных партнеров, но и тем, что в нем, прежде всего, отражается неудовлетворенность супругов в потребностной сфере.
          Вторым по значимости источником конфликтов в семье является недостаточная удовлетворенность потребности в защите «Я-концепции» в процессе взаимодействия супругов. Так как устойчивость «Я-концепции» поддерживается постоянством ожидаемых форм отношений и общения со стороны социального окружения, то взаимоотношения супругов, которые основаны на психической поддержке, взаимопонимании, эмоциональном комфорте, играют важную роль в осознании ими значимости и ценности своего «Я». Отсутствие внимания, заботы, согласия, психической поддержки приводит к неудовлетворенности у них потребности в любви, уважении, в ощущении своей значимости, в сохранении чувства собственного достоинства, необходимых для поддержания «Я-концепции» каждого супруга. Потребность в защите «Я-концепции», которая выражается в протесте брачных партнеров против ущемления личного достоинства, неуважительного отношения, умаления ценности «Я» одного из супругов, приводит к возникновению конфликтов между супругами.
          Третье место по конфликтности занимают две сферы взаимодействия супружеской диады:
          1. Ролевая (удовлетворение ролевых потребностей супругов: матери-отца, мужа-жены, хозяина-хозяйки, мужчины-женщины, главы семьи). Конфликт возникает в результате неоднозначного понимания супругами этих ролей и неоднозначного представления об исполнении каждым партнером той или иной семейной роли. Особенно остро протекает конфликт из-за расхождения представлений о семейном лидерстве.
          2. Особенности взаимодействия, которые связаны с взаимной информированностью о различных сторонах жизни и личностных особенностях партнера. Высокий уровень взаимной информированности супругов является основой формирования доверительных отношений в семье. Нежелание супругов информировать друг друга о своих делах, намерениях, планах порождает подозрительность, взаимное недоверие, эмоциональное напряжение во взаимоотношениях партнеров, снижает уровень удовлетворенности браком, провоцирует возникновение конфликтов. При этом так же, как и культура общения, взаимная информированность зачастую является отражением нарушения других сфер супружеского взаимодействия.
          Результаты исследования дали основание предположить, что уровень конфликтности коррелирует с уровнем моральной мотивации брачных партнеров, т. е. чем выше уровень моральной мотивации супругов, тем ниже уровень конфликт-ности в их семьях. Мотивационная структура высшего типа отличается от низшего преобладанием ориентации на самооценку в качестве ведущего мотива поведения вместо ориентации на оценку окружающих. Чем выше уровень моральной мотивации супругов, тем в большей степени они осознают себя субъектами собственной деятельности, а не объектами внешних воздействий и тем в большей степени они руководствуются в своих действиях совестью, которая становится главным регулятором их поведения.
          Уровень моральной мотивации определяет специфику нравственных позиций супругов. Для прочности брака очень важно единство нравственных позиций супругов. Несовместимость моральных принципов брачных партнеров влечет за собой различия в сфере нравственных чувств супругов (совести, долга, чести и т.п.), что находит выражение в рассогласовании точек зрения супругов на воспитание детей, на распределение домашних нагрузок, на меру ответственности каждого супруга перед семьей, на главенство в семье и т. п., способствуя возникновению конфликтов в семье.
          Исследование показало, что каждой группе супружеских пар присущи характерные для них конфликтогенные блоки.
          1. В группе стабильных супружеских пар имеет место неоднозначное представление супругов о некоторых из семейных ролей, что приводит к возникновению конфликтов в ролевой сфере. Однако, протекая на фон

Психологические проблемы первых лет супружеской жизни (2 3 4 5)



[Комментировать]