Психология семьи 2

Психология семьи (2 3 4 5 6 7 8)

          Часть 2

          ора Самосского, показательное с точки зрения взгляда на женщину в V веке до н.э., что от мужчин берет начало порядок и свет, а от женщин исходит хаос и тьма.
          Легендарный древнегреческий поэт Гомер в «Илиаде» и «Одиссее» возвеличил любовь. Однако многие греческие поэты той эпохи были менее милосердны. Даже супружеская любовь порой подвергалась осмеянию.

          БРАК В ДРЕВНЕМ РИМЕ
          Ромулу, легендарному основателю Рима, приписываются и первые законы Римского права о браке.
          В соответствии с этими законами женщина, соединенная с мужчиной священными узами брака, должна была стать частью его имущества. На нее распространялись все права мужа. Закон обязывал замужних женщин полностью приспосабливаться к характеру своих супругов, а мужей управлять женами как необходимым своим имуществом.
          На протяжении почти всей римской истории мужья обладали абсолютной полнотой власти над женами, сменяя в этом отцов, полностью распоряжавшихся своими дочерьми до замужества. Законы Рима гласили, что брак существует исключительно ради деторождения, а также ради того, чтобы неделимой оставалась семейная собственность. Много веков спустя Римское право легло в основу английского законодательства, и, хотя суровость наказания за его нарушение была ослаблена, за мужьями все равно сохранялись очень большие права,
          Как и в Афинах, муж в Древнем Риме имел право убить жену, не выполнявшую своих супружеских обязанностей или нарушившую строгие правила поведения. Римское право разрешало карать женщину смертью, если она изменила мужу, выпила специальное средство, чтобы прервать нежелательную беременность, или подделала ключи от винного погреба мужа. Пить вино римским женщинам строго-настрого запрещалось, так как считалось, что каждая женщина, неумеренно пьющая вино, закрывает сердце для добродетелей и открывает его порокам.
          В начале века н.э. взгляды римлян на брак отразили отношение к той роли, которая возлагалась на женщину обществом. В основу брака была положена идея, господствовавшая многие века и частично сохранившая значение в настоящее время. Современными выглядят некоторые взгляды древних, так как они близки нам по своей сути, а именно: «Что может быть лучше жены целомудренной, любящей семейную жизнь, хорошей хозяйки и воспитательницы детей, той, что радует вас в здоровье и ухаживает в болезни, соратницы в удаче и утешительницы в горе, той, что обуздала страсть вашей юности и смягчит чрезмерную жестокость старости...»

          ВЗГЛЯДЫ НА БРАК В РАННЕМ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ
          В эпоху раннего средневековья отношение к браку редко связывалось с романтикой и любовью. Ранние христиане вообще имели о браке весьма смутное и противоречивое представление.
          Господствовали три распространенные точки зрения. Согласно первой из них, брак – это дар божий, а его цель – деторождение. При этом существовали разные его интерпретации, например утверждение, что создание большой семьи – святая обязанность супругов.
          Вторая точка зрения сводилась к тому, что брак – это необходимое зло, что лучше вступить в брак, чем сгореть от любовной страсти. Идея удовлетворения страсти посредством брака основывалась на реалистическом осознании интимной близости как естественной потребности человека, которую необходимо тем или иным способом узаконить. И сегодня многие браки молодых людей, вышедших из подросткового возраста, базируются именно на таких представлениях об интимной жизни.
          Третье мнение о браке сводилось к тому, что его следует полностью избегать. Эта точка зрения получила распространение в связи с ожидавшимся многими ранними христианами близким вторым пришествием Христа. Они считали, что необходимо быть свободными от супружеских обязанностей, чтобы полностью посвятить себя религии. И в настоящее время еще есть люди, которые избегают брака по той же причине. На такой же позиции, исключающей семейные отношения, находятся мужчины и женщины, которые отказываются от брака ради карьеры или иных подобных соображений.
          В период раннего христианства были радикально изменены многие законы о браке. Например, под запретом оказались полигамные браки и левират (Левират – обычай, разрешающий (или даже обязывающий} брату умершего жениться на его вдове). Полигамия патриархов Ветхого завета была объявлена культурной необходимостью как средство населить мир «избранными людьми». Влиятельный писатель того времени Тертуллиан (160-230 гг. н.э.) остроумно заметил, что если бы господь хотел поощрить полигамию, то не остановился бы на одном адамовом ребре для создания Евы: он взял бы, наверное, несколько ребер и создал бы Адаму несколько жен.
          Представления о браке претерпевали серьезные изменения, в связи с чем во II веке н. э. набиравшее силу христианство усилило его критику Брак был заклеймен, признавался «делом рук Сатаны», а фокусом зла считалось женское тело. Тот же Тертуллиан заявлял, что женщина – это красивый храм, воздвигнутый над большой пропастью.
          Женщина, ты – врата Сатаны,
          Ты сбиваешь с истинного пути
          Того, кого он не может поразить открыто.
          Развитие монашества (примерно в 370 г. н. э.) ничего не дало для исправления религиозных представлений о браке. Церковь, имевшая огромное влияние, последовательно выступала против сексуального удовольствия и самого брака. Даже супружеские пары церковь призывала отказываться от интимной жизни ради целомудрия.
          Эти взгляды на брак сохранялись практически на протяжении всего периода средневековья.

          ТЕМНЫЕ ГОДЫ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
          В конце V века н.э. Западная Римская империя была завоевана северными племенами варваров (476 г.). Слово «варвар» употреблялось древними римлянами и греками по отношению ко всем чужеземцам, к любому человеку, не принадлежащему к их культуре. Эти племена постоянно вторгались и потрясали Римскую империю на протяжении IV и V веков. Соответственно каждое племя приносило свои представления о браке, свои брачные обряды.
          Например, в соответствии с традициями германских племен брак был моногамным, а супружеская неверность как мужа, так и жены строго карались моралью и законом. Франкские же племена, напротив, одобряли полигамию и разрешали куплю-продажу невест. При этом почти у всех варварских племен считалось, что брак существует в целом ради семьи, ради экономического и сексуального удобства.
          После падения Западной Римской империи началась эпоха, получившая впоследствии название «средние века» или «средневековье».
          Переход от племенной к национальной общности длился несколько веков. По мере усиления королевской власти феодальные племенные вожди постепенно утрачивали свою абсолютную власть, в том числе и право принимать решение о браках своих вассалов и смердов. Стали возможны браки, основанные на добровольном союзе супругов. Одновременно появилась и более либеральная точка зрения на брак, несмотря на то, что церковь по-прежнему оставалась на раннехристианской позиции и в каждой женщине, дочери Евы, видела олицетворение злого начала.
          В конце раннего средневековья появилось новое романтическое направление. Изысканная, или рыцарская любовь усилиями трубадуров Южной Франции, популяризировавших ее в своих произведениях, получила распространение при королевских дворах Англии, Франции, Германии. Кодекс рыцарской любви был везде одинаков и изыскан: целомудренную, прекрасную и обычно недосягаемую знатную даму боготворил, сгорая от любви, столь же благородный, галантный и отважный рыцарь. Принципы рыцарской любви воплотились в таких средневековых произведениях, как аллегорическая «Легенда о розе», и в истории жизни французского философа, богослова, поэта Пьера Абеляра (1079-1142) и его возлюбленной Элоизы.
          Абеляр и Элоиза пренебрегли церковными законами, за что были жестоко наказаны. Абеляра постригли в монахи, вслед за ним ушла в монастырь и Элоиза. Однако в течение всей своей жизни они обменивались страстными письмами. Эта многолетняя любовная корреспонденция продолжала поддерживать неугасимый огонь их трагической любви.
          Вдохновляемые подобными историями, представители рыцарских и придворных кругов идеализировали и романтизировали войну и женщин. Зачастую они вообще объединяли их воедино, считая, что благородные подвиги свершаются ими исключительно во славу прекрасной дамы. При этом выше всего среди рыцарей почитались бескорыстная верность, доблесть, справедливость и воздержание, тем более что возлюбленная обычно была замужем, а потому недосягаема. Неотъемлемой частью рыцарского кодекса считались христианские добродетели, проповедь христианства и борьба с мусульманством.
          В ту же эпоху романтическое отношение к женщине подвергалось нападкам многих ученых. Например, философ и теолог Фома Аквинский (1225-1274), сочинения которого оказали большое влияние на умы средневековой Европы, адаптируя ранние сочинения Аристотеля, рассматривал женщину всего лишь как испорченный вариант мужчины. Соответственно он полагал, что детей следует воспитывать в большем почтении к отцу, нежели к матери, а женам наказывал обеспечивать мужей чистой одеждой, согревать их хорошим огнем в очаге, мыть им ноги, следить за чулками и обувью, готовить вкусную еду и напитки, уделять много внимания, готовить удобную постель с белыми простынями, ночной колпак и меховые покрывала, а также доставлять другие радости, сокровенные и тайные удовольствия.

          РАЗВИТИЕ СВОБОДЫ В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ И РЕФОРМАЦИИ
          В средние века социальная мобильность людей была незначительной. Люди рождались и умирали представителями определенного класса и практически не имели никакой возможности изменить свое положение. Лишь с началом периода культурного и интеллектуального развития страны Западной и Центральной Европы, известного под названием эпохи Возрождения, или Ренессанса, человек мог попытаться обрести некоторые элементы личной свободы в различных сферах жизни. Главной чертой Ренессанса, начавшегося примерно в XV веке и продолжавшегося в течение двух столетий (XV-XVII века), был гуманизм. Люди учились думать, причем думать по-новому. Размышляя, они сталкивались с противоречиями, искажениями той правды, которую проповедовали политические и церковные власти.
          Несмотря на то что в эпоху Ренессанса брак по-прежнему оставался финансово-хозяйственным соглашением, появились новые сексуальные и духовные веяния. Одни отождествляли женщину с Евой, с ее греховным и плотским началом, тогда как другие считали женщину близкой к воплощению символа чистоты и святости, отождествляли ее с непорочной Девой.
          Женщины из высших классов общества наслаждались новой свободой. Без чувства вины и боязни они постепенно стали одеваться в эротические наряды, пользоваться косметикой, начали посещать учебные заведения. С развитием книгопечатания все доступнее становились книги, причем не только церковные, но и светские, так что появилась возможность самообразования не только для лиц духовного звания, но и для всех грамотных людей. Новые свободы породили новые мысли. Люди впервые со времен античности стали ощущать себя личностями, имеющими определенные права.
          Однако в те времена для женщин существовала и другая сторона жизни. Не все женщины получили свободу. Некоторых женщин называли ведьмами. На них организовывали охоту. Какое же обвинение им предъявляли? В первую очередь то, что они похожи на «греховную Еву» и полны похоти. Охота на ведьм чаще всего становилась «развлечением» для темных народных масс, порой была весьма удобным орудием в руках мужей, не видящих другой возможности избавиться от неугодных жен.
          В XV веке в Западной и Центральной Европе возникло широкое общественное движение, частично совпавшее со временем Ренессанса и отразившее динамизм той эпохи. Это движение вошло в историю под названием «Реформация». В первую очередь оно приняло форму борьбы против католической церкви.
          Одним из результатов Реформации стало выделение протестантской церкви из римско-католической. Другим – стало изменение законов о браке. Деятель Реформации в Германии Мартин Лютер (1483-1546) выступал против традиционного таинства брака, считал, что целью брака являются рождение детей и совместная жизнь супругов во взаимной верности.
          В XV веке в Германии, Голландии, Скандинавии и Шотландии стал распространяться взгляд на брак как на духовное единство мужа и жены. Законодательством было подтверждено право женщины на повторный брак, если, например, муж ей изменяет. В Англии эта точка зрения получила признание на двести лет позже.
          Однако один из ведущих деятелей Реформации Жан Кальвин (1509-1564) был менее гуманен, чем некоторые его предшественники. Он считал, что внебрачный союз между мужчиной и женщиной должен быть проклят. Брак, по его мнению, дается людям свыше, дабы обуздать похоть. Супругов предостерегали: нельзя отравлять свои взаимоотношения необузданной, потворствующей самим себе страстью. По мнению Кальвина, в браке не должно было оставаться места удовольствию, радости, чувственности. Это мнение и в наше время находит сочувствие у многих сторонников кальвинизма.

          ПОИСКИ СЧАСТЬЯ В НОВОМ СВЕТЕ
          Некоторые ограничительные традиции в брачных отношениях, принятые в Европе, были перенесены в Новый Свет первыми поселенцами. Например, догматическое осуждение Кальвином интимных удовольствий господствовало в умах американцев, особенно пуритан, в течение многих лет. Антисексуальные и морализаторские установки брали свое начало из Римского права, послужившего основой для Британского законодательства. Этот кодекс достаточно долго господствовал в колониях. Постепенно женщин нагрузили многими обязанностями при весьма малых правах. Так, они не имели права владеть собственностью, подписывать деловые бумаги. Муж мог полностью изолировать свою жену, имел право требовать беспрекословного подчинения в интимной жизни, а также мог выбирать место жительства по своему усмотрению.
          В начале периода колонизации браки заключались почти исключительно из соображений удобства. Повсеместное распространение получили религиозные взгляды на брак и любовь. Семейная жизнь считалась вторичной по отношению к религии. Интимная сторона брачных отношений отклонялась, так как супруги должны были думать только о воспитании детей и выполнять религиозные обряды.
          Однако в среде поселенцев постепенно формировалось стремление к большей свободе. Освоение новых земель, новые возможности для достижения успеха и продвижения по различным социальным лестницам способствовали тому, что колонисты сбросили оковы многих традиций. В 1630 году Анна Хатчинсон – первая женщина среди поселенцев Новой Англии – подвергла сомнению правильность подчиненного положения женщин и их ограниченной свободы в браке. За активную деятельность по пропаганде своих идей она и ее последовательницы были убиты. Но идея равенства была поддержана и развита другими женщинами, особенно Абигейл Адаме.
          Абигейл, жена Джона Адамса (1735-1826), ставшего впоследствии вторым президентом Соединенных Штатов Америки, считала, что Британское законодательство необходимо изменить, конституционно предоставив женщинам равные права с мужчинами. Она резко критиковала принятую систему законов о браке, указывала на несправедливость в отношении брака, который служит в первую очередь интересам мужчин. В 1797 году она писала мужу о том, что в новом своде законов, который ему как президенту необходимо разработать, следует помнить о женщинах и быть к ним более великодушным и благосклонным, чем его предшественники. Она просила не давать в руки мужчин такую неограниченную власть, помнить, что если бы мужчины могли, то все бы стали тиранами и, если не оказывать женщинам заботу и внимание, может начаться восстание против законности.
          Несмотря на мужественные усилия Абигейл Адаме, на настойчивость ее многих сподвижниц, женщинам потребовалось много времени, чтобы добиться определенных жизненных прав, в том числе и в браке.
          И в настоящее время в браке действует еще немало ограничений. В некоторых странах брак остается строго организуемым, находится под контролем.
          По мере того как в Соединенных Штатах Америки женщины получали все больше прав, отношение к браку радикально менялось. Этому способствовала вначале борьба женщин за избирательные права, а в дальнейшем набирающее силу феминистское движение. Все большее число современных женщин принимает решение работать. Одновременно многие мужчины начинают брать на себя некоторые домашние обязанности и более активно участвовать в процессе воспитания детей.
          Однако следует отметить, что стал подвергаться сомнению сам институт официального брака: отдельные пары живут вместе без юридического оформления своих отношений. Другие пары пытаются творчески использовать появившуюся свободу. Сохраняя преданность друг другу в браке, сохраняя чувство настоящей любви, они пытаются сберечь и свою личную свободу.

          БРАК ПО РАСЧЕТУ
          Люди, которые вступают в брак из соображений выгоды, чаще всего рассматривают этот союз как практическое решение какой-то особой проблемы. Исторически самая старая основа брака – выгода – в разные времена принимала самые различные формы: политические, династические, экономические, психологические, сексуальные и т.д. Так, например, даже в недавнем прошлом трудная жизнь фермера требовала максимальной концентрации сил на полях для выращивания и сбора урожая. Жена и дети становились необходимостью.
          Известно, что в прошлом браки в основном организовывали родители, преследовавшие в первую очередь выгоду. Обвенчав сына или дочь, родители порой избавлялись от расходов на содержание своего ребенка или, наоборот, имели возможность получить приданое, а также принять в семью еще одну пару рабочих рук для помощи в семейном хозяйстве. Встречались и другие соображения: зять или невестка были для родителей как бы гарантией того, что в старости за ними будет кому ухаживать.
          И в наши дни люди порой вступают в брак по расчету, хотя причины, побуждающие к этому, могут отличаться от тех, которые были у их предков. Некоторые современные браки мотивируются чувством социальной выгоды или социальной необходимости. Встречаются люди, которые находят более выгодным и подходящим для себя выбрать партнера по расчету, нежели прилагать усилия и ставить перед собой проблему выбора по чувству.
          Очень часто молодые люди рассуждают так: «Все, кого я знаю, вступают в брак. Что же я, хуже других? Я никогда особенно не раздумывал над этими вопросами. Я просто всегда знал, что поступлю в колледж, женюсь и у меня появится много детей!»
          Молодой человек или девушка, достигая того возраста, когда большинство их друзей вступают в брак, часто чувствует потребность как можно скорее последовать их примеру. А то, что подходящий партнер не всегда оказывается «под рукой», их не смущает. Стремясь сделать так, как другие, человек может ошибочно осуществить свой выбор, наделив юношу или девушку несуществующими качествами, отклонив, возможно, более предпочтительные кандидатуры. Вот здесь-то и кроются корни многих ошибок, которые впоследствии могут существенно осложнить жизнь.
          Некоторые люди вступают в брачный союз ради психологического комфорта. Они создают семью для того, чтобы удовлетворить свою потребность заботиться о ком-либо и, в свою очередь, ощущать заботу о себе. Осознанно или нет, но они выбирают партнера, подходящего для выполнения ожидаемой роли. Если же в последующей супружеской жизни один из партнеров начнет отказываться дальше играть, на его взгляд, полезную или бесполезную роль, то брак может измениться к лучшему или постепенно станет распадаться.
          Психологическую выгоду брака некоторые люди видят в том, что избавляют себя от одиночества. Они стараются вступить в брак из-за чувства боязни или беспокойства за свое одинокое будущее. Нерешительному человеку требуется партнер, умеющий принимать решения, что является также еще одной предпосылкой для создания семьи из соображений психологического комфорта.
          ... Я знала девушку, которая относилась к типу людей, любящих заботиться о других. Она была дружелюбна и привлекательна, полна энергии, на вечеринках всегда оказывалась в центре внимания. На ней женился спокойный и серьезный молодой администратор. Он, как мне стало известно, рассчитывал на активное обаяние будущей жены, которая сможет блистать на раутах, устраиваемых его фирмой, и тем самым способствовать упрочению его положения.
          Серьезной мотивацией при вступлении в брак является возможность интимных отношений. Хотя некоторые мужчины и женщины предпочитают периодическую смену партнеров, предвкушая неожиданные встречи, все же большинство людей желают иметь надежные и постоянные интимные отношения. Этим людям неинтересны поиски потенциального сексуального партнера. Наоборот, их полностью устраивает уверенность в том, что такой постоянный партнер у них уже есть.
          Семейные и религиозные традиции направлены против добрачных интимных отношений. Поэтому многие люди, испытывающие сильное, порой не поддающееся контролю половое влечение, стремятся вступить как можно скорее в брак, не задумываясь о поспешности своего решения. А оно, возможно, пришло под давлением собственных сексуальных потребностей, а также из-за установок своего потенциального партнера. Известно, что многие девушки отказываются от интимных отношений до свадьбы.
          Основной силой, объединяющей мужчину и женщину для совместной жизни, можно считать стремление к созданию семьи. Если женщина, не состоящая в браке, ждет ребенка, то чаще всего впоследствии она вступает в брак с его отцом. Иногда к этому прибегают для того, чтобы избежать общественного осуждения. Побудительной причиной брака может стать желание мужчины и женщины дать ребенку имя, боязнь того, что он окажется незаконнорожденным. Подсчитано, что каждый пятый первенец, рожденный в США, был зачат до заключения брака. Таким образом, брак, созданный ради образования семьи, – явление весьма частое.
          Многие молодые люди живут вместе и не оформляют свои отношения до сообщения женщины о будущем наследнике.
          Тогда они женятся. И не всегда они это делают только потому, что у них нет другого выбора или их преследуют боязнь и принуждение. Большинство таких пар заключают брак, потому что любят друг друга и хотят иметь детей. Они считают, что иметь детей и воспитывать их лучше в браке, чем вне брачных отношений. Семья для таких людей – большая ценность. Для своих будущих детей они стараются создать стабильный, прочный дом.
          Многие одинокие мужчины и женщины, оставшиеся со своими детьми после развода или смерти одного из супругов, стремятся вступить в повторный брак, чаще всего также ради создания семьи. Они стремятся обеспечить своим детям все преимущества полноценной семейной жизни и поэтому стараются найти в своем партнере для них будущего отца или мать. Ожидаемая выгода может заключаться в помощи по воспитанию детей либо в финансовой поддержке. Довольно часто созданию семьи способствует необходимость в выполнении будущим партнером обременительных хозяйственных функций – стирки, приготовлении пищи, ремонте домашних вещей и т. п.
          Однако нельзя отрицать и того, что повторные браки очень часто основаны на чувствах глубокой привязанности, любви и взаимной моральной поддержки.
          Воспитывать детей в одиночку чрезвычайно трудно. Поэтому для многих одиноких отцов и матерей повторный брак просто необходим.
          Экономические соображения нередко становятся основой брака. Это бывает тогда, когда два вполне состоятельных человека хотят объединить свои состояния либо один из них стремится владеть собственностью другого или желает открыть себе доступ к деньгам будущего партнёра. В тех браках, в которых семья мужа ставит цель уберечь семейное состояние от чьих-либо посягательств, невесту иногда принуждают заранее отказаться от всех прав на имущество мужа для себя и будущих детей.
          Когда мы говорим об экономических соображениях при вступлении в брак, мы имеем в виду также молодых людей со стабильным доходом, даже не очень большим, но которые пользуются успехом, так как привлекают будущих партнеров своей надежной экономической базой.
          Экономическую подоплеку имеют также многие браки пожилых людей, живущих на пенсию. Вести совместное хозяйство для них оказывается делом более выгодным.
          Экономическая выгода брака может быть связана и с типом выбираемого партнера. Мужчина, который служит в определенной корпорации и мечтает о профессиональной карьере, подчас останавливает выбор на девушке, отвечающей представлениям этой корпорации о «достойной супруге» для своего перспективного работника. Ни для кого не является секретом, что жена способна сыграть решающую роль при назначении ее мужа на более высокую должность. Например, страховая компания, нанимая нового работника, может изъявить желание переговорить с его женой, чтобы иметь представление о ее умении оказать мужу поддержку на его служебном поприще, а также готовности в одиночестве коротать долгие вечера, когда супруг занят распространением страховых полисов.
          Из соображений экономической выгоды очень часто не распадаются даже самые несчастливые браки. Один из моих коллег как-то рассказал о своей жизни. Он полюбил женщину. Она хотела, чтобы он развелся с женой. Но мой коллега знал, что законная супруга сделает все возможное, чтобы лишить его средств к существованию. Он говорил, что к тому дню, когда получил бы развод, он оказался бы без цента. Поразмыслив, мой друг решил не расставаться с деньгами. Поэтому он все еще женат.
          Династические браки часто заключаются и по политическим соображениям. Для объединения кланов, земель, состояний, а порой и военной силы королевские советники прошлого тратили немало времени на то, чтобы создать брачный союз, который приносил бы необходимые военные и политические преимущества. Жених и невеста в подобных ситуациях оказывались безмолвными участниками в большой политической игре.
          Нередко молодые люди впервые видели друг друга только на свадебной церемонии.
          Браки по рациональным соображениям в жизни встречаются довольно часто. Однако в любом браке многие люди хотят знать до свадьбы, кто из супругов будет обеспечивать денежный доход, кто из них – убирать дом. Эти супруги считают очень удобным для себя иметь один источник интимных радостей, жить, полагаясь на четкое распределение обязанностей (неважно, обговоренное специально или сложившееся само по себе), будучи в браке, нести на себе груз хозяйственных забот.
          Браки ради удобства, заключаемые по сугубо рациональным соображениям, часто обеспечивают практическое решение самых разных реальных проблем. Они могут сохранять свою прочность и стабильность в течение долгого времени, до тех пор, пока взаимоотношения супругов будут оставаться выгодными обоим партнерам.
          Брак может сохраниться и тогда, когда каждый супруг действует в соответствии с ожиданиями другого или согласно добрачной договоренности. Тогда удобство, обретенное в браке, становится стабильным. Очень часто такие браки постепенно начинают включать элементы романтизма, а отношения партнеров перерастают в настоящую любовь.
          ДУХОВНЫЙ БРАК
          В течение многих веков люди подыскивали слова, подходящие для определения понятия «духовный». Древние египтяне употребляли это слово для обозначения недоступных познанию проявлений личности.
          Греки использовали для той же цели термин «псюхе», что может быть переведено как «душа» или «разум».
          Я понимаю духовное начало личности как реальную внутреннюю суть человека, способную принимать различные формы и являющуюся стержнем человеческой личности.
          Между многими супругами устанавливается бессловесная взаимосвязь – партнеры чувствуют друг друга, как бы настроены на одну волну, ощущая полное родство душ.
          Некоторые супруги, говоря о своем браке, вместо слова «духовный» употребляют термин «сакраментальный». Это понятие пришло к нам от раннехристианской церкви и означает все святое, таинственное.
          Концепция брака как таинства первоначально основывалась на древнеиудейской идее религиозного соглашения. От брака требовалась преданность супругов на всю жизнь.
          Римская католическая церковь до сих пор называет обряды бракосочетания таинствами. Протестантская церковь не следует этому обычаю. Некоторые люди считают брак в целом, а не только обряд бракосочетания таинством. Они могут говорить: «Когда мы вступали в брак, мы дали друг другу священную клятву».
          Супруги, считающие брак таинством, прилагают много усилий, чтобы сделать свою семейную жизнь счастливой. Они мужественно встречают несчастья, крушение надежд и даже жестокость. Развод они рассматривают чаще всего как нарушение клятвы. Позволив себе только подумать о возможности развода, эти люди испытывают чувство вины. Духовные взаимоотношения супругов обладают в связи с этим динамизмом, который непросто разрушить.
          Многие супруги, не придерживающиеся традиционных взглядов на брак, все равно ищут духовный момент в своем союзе. Они могут дать обет супружеской верности, так как считают большим счастьем и великим таинством жизни свою встречу, которая дала им возможность жить друг для друга.

          РОМАНТИЧЕСКИЙ БРАК
          Романтическая любовь чаще всего бывает в какой-то степени идеализированной любовью, влюбленностью в любовь, страстью, подогреваемой сильными, волнующими эротическими чувствами. Иногда страсть перерастает в настоящую любовь на всю жизнь, но может так и остаться просто страстью. Когда люди переживают романтическое увлечение, они могут утратить способность есть, спать, работать. Подобно Ромео и Джульетте, они готовы на самоубийство, если у них нет возможности соединиться друг с другом. Романтические чувства я бы сравнила с таким состоянием, когда настроение возлюбленных колеблется от вершин возбуждения до крайнего отчаяния, и наоборот. Греки считали эту фазу любви проявлением мании, а известный испанский философ X. Ортега-и-Гасет (1883-1955) рассматривал ее как временное состояние, похожее на психическое заболевание.
          Романтическая любовь является одной из популярных тем литературных произведений, кинематографа и передач телевидения. Эта тема привлекает своей мелодраматичностью.
          Когда люди сгорают от страсти, влюблены в любовь, они находят глубокое удовлетворение смотреть друг другу в глаза или часами говорить по телефону. Часто они изобретают секретный код: нежные слова, жесты или такое выражение лица, которое имеет особое, возвышенное, часто эротическое значение.
          Романтические чувства порой бывают вызваны физической привлекательностью и преувеличенным восприятием красоты, а также других внешних характеристик человека. Известный актер Ричард Бартон так описывает восхищение, охватившее его, когда он впервые увидел Элизабет Тейлор, лежащую на краю бассейна: «Она была самой удивительной, независимой, прекрасной, отдаленной, недоступной женщиной, которую я когда-либо видел». Романтические чувства могут вспыхнуть и в результате преувеличения не только физических данных, но и способностей, знаний или интеллекта объекта любви. Нередко первое сильное увлечение, вызванное восхищением внешностью, ослабевает с утратой чувства новизны. Если у людей, вступивших в брак на основе такой любви, больше нет ничего связующего, их союз может легко разрушиться.
          В старину романтическая любовь обычно не имела никакого отношения к браку. Придворные и рыцари средневековья были связаны со своими супругами лишь обязательствами, а страсть и поклонение испытывали к другим дамам. В их понимание романтической любви входили самомучение и страдание. Сексуальные желания подавлялись и выливались в пламенную платоническую страсть. Кстати, слово «страсть» имеет одинаковое происхождение со словом «страдать». Часто возлюбленных разъединяли препятствия. В одних случаях для их преодоления необходим был подвиг рыцаря, чтобы завоевать благосклонность своей возлюбленной, в других – пояс целомудрия у возлюбленной, который не позволял взаимоотношениям переходить границы запретного, способствовал поддержанию страсти на должном уровне.
          Такое представление людей средневековья можно рассматривать как исторический базис современных романтических взглядов на любовь и брак. Каждый человек, хоть раз испытавший страсть и сильное сексуальное влечение к другому человеку, несомненно, помнит чувство экстаза, охватившее его в ожидании встречи или тайного объятия, а также безутешное горе расставания, заполнившее его сердце после встречи. В романтической любви чувства становятся значительно острее, если возлюбленных насильственно разъединяют, если на их пути встают такие препятствия, как, например, неодобрение их взаимоотношений членами семьи. Родители могут отказаться принимать у себя в доме человека, в которого влюблены их сын или дочь. Служба в армии молодого человека, желание одного из возлюбленных до брака закончить учебное заведение или отдаленная работа потенциального супруга могут стать причиной разлуки. Недостаток средств, противоречивое понимание ценностей, религиозный антагонизм или расчет на другой, более выгодный брак также являются преградой для заключения союза между возлюбленными.
          Во всем мире на протяжении веков романтическая любовь принимала различные формы, имела разнообразные проявления, но основные ее элементы всегда оставались постоянными. Идеализированное преувеличение качеств другого человека, возрастающая страсть из-за препятствий к браку, непреодолимые социальные барьеры между влюбленными и многие другие факторы создают у них ощущение настоящей любви, как говорят, до гроба. Однако, как только исчезают препятствия их союзу и брак становится реальной возможностью, очень часто острота чувств значительно гаснет или совсем исчезает.
          Нередко супружеские пары, вступившие в брак с такими чувствами, жалуются впоследствии на то, что «у них совсем не осталось романтики», что «исчез жар страсти». Окончание медового месяца у таких супругов означает как бы завершение периода романтической страсти и угасание «лихорадки», вызывавшей ранее смесь страдания и восторга, когда препятствия казались такими сложными, а мучения такими сильными.
          Одна супружеская пара, обратившаяся за брачной консультацией, очень образно рассказала о своем состоянии: «Фактически у нас есть все необходимое для жизни. Мы хорошо обеспечены в финансовом отношении, но с тех пор, как мы женились, исчезло очарование страсти. Наш брак теперь – просто скучная повседневность. Что произошло?»
          Любить человека – это совсем не то же самое, что любить любовь. Романтика любви включает признание и отношение к любимому как к особому и прекрасному, но не как к обожаемому или идеализированному человеку. Романтика необходима для реальной, повседневной жизни супругов, но она должна быть основана на полном понимании друг друга как в социальных, так и в интимных направлениях супружеского союза.

          БРАК-ТОВАРИЩЕСТВО
          Если романтические браки чаще всего создаются на почве отвлеченных мечтаний и трагических мук, то браки-товарищества гораздо ближе к реальной жизни. Вместо слепого обожания партнеры-друзья, полюбившие человеческие качества друг друга, идут по жизни рядом. О таких отношениях прекрасно говорил французский писатель и философ Альбер Камю (1913-1960).
          Не иди впереди меня –
          Я могу не пойти вслед.
          Не иди позади меня –
          Я могу не суметь возглавить.
          Иди рядом со мной
          И будь мне просто другом.
          Слово «товарищ», «компаньон» (сотоварищ) когда-то означало человека, который ест хлеб вместе с другим. Сейчас слово «товарищ» употребляется в более широком смысле. В нем заключен акцент на сходных идеалах людей, на их общих интересах или задачах в жизни. Необходимым условием выступают одинаковые вкусы, например отношение к музыке и искусству, общие увлечения одним из видов спорта, общая любовь к садоводству и т.п.
          Брак, основанный на общности интересов и взаимном влечении, можно рассматривать скорее как содружество, которое не исключает активных любовных взаимоотношений. Два человека могут не все время проводить вместе, но действовать в полном согласии. Совсем не обязательно заниматься им одним и тем же делом. Они находят удовольствие в общих интересах и уважают самостоятельные интересы каждого. Такие взаимоотношения супругов, даже если они начинались без особой страсти, очень часто перерастают в браки, которые хранят большую любовь и преданность друг другу всю жизнь.
          Брак-товарищество нередко встречается между супругами, для которых романт
ические отношения сами по себе не представляют ценность, при которых интимные отношения не приносят радости и удовольствия, а сексуальные желания угасли в результате болезни или каких-либо иных причин.
          С течением времени, с возрастом содружество, товарищество супругов становится для них наиболее важным элементом брака. Для пожилых людей это особенно существенно, когда рядом есть человек, с которым можно делить все радости и горести жизни, о котором можно заботиться, благодаря которому человек лишен одиночества. Следовательно, брак, основанный на товарищеских отношениях, создается при общности интересов обоих партнеров.
          Брак-содружество встречается не только среди пожилых людей. Многие молодые пары вначале долго проверяют друг друга, иногда даже какое-то время живут вместе, а затем, обнаружив, что их отношения дают почву для создания семьи, они решают жениться. Эти супруги – товарищи в полном смысле этого слова. Они будут поддерживать друг друга в любой беде. Для многих из этих людей товарищеские отношения важнее романтических чувств. Они любят общество друг друга по иным причинам. При вступлении в брак у них есть прочный фундамент взаимных чувств, основанных на тонком понимании друг друга, которые являются гарантией хороших семейных взаимоотношений в будущем.
          Браки-товарищества раскрепощают супругов, потому что дружба не регламентируется обществом или законами, она существует в браке только для двух людей. Обычно товарищеские браки бывают очень прочными. Однако раскрепощение и свобода порой дают одному из супругов возможность развлечений на стороне, причем эта потребность может удовлетворяться как в сексуальной, так и в общественной и культурной сферах. Иногда подобные «отвлечения» от брака принимают форму подлинной страсти в виде увлечения, например, политикой, спортом, садоводством или служебными обязанностями. Иногда они означают внебрачные связи. Так называемые «открытые браки» чаще всего соседствуют с товарищескими браками, так как именно в этих побочных союзах у одного из партнеров законного брака стали появляться тенденции к свободе на более низком уровне (Американский лексикограф, который в 1828 г. издал в Нью-Йорке «Американский словарь английского языка»).

          БРАК ДЛЯ ЛЮБВИ
          О чувстве любви люди говорят по-разному. Слово «любовь» употребляется в самых различных значениях. Определяя свои отношения, мужчины и женщины говорят, что они влюбились или разлюбили, потеряли любовь. Любовью называют также чувство, которое испытывают люди к своей семье, к друзьям и близким. Все эти проявления чувства любви очень важны для людей, но на них мы останавливаться не будем. Речь пойдет только о любви в браке.
          Я убеждена в том, что возникшее чувство между мужчиной и женщиной, которые проявляют друг к другу интерес, может порождать настоящую взаимную любовь даже тогда, когда интерес принимает замаскированную форму какой-либо выгоды. Я верю, что заинтересованные друг в друге люди потенциально способны создать свой брак и ради любви. Любовь целебна, она дает жизнь и свободу, источает энергию. Она сильна и деятельна. За нее стоит бороться, ради нее стоит жить. Каждый человек достоин большой счастливой любви.
          Определения любви у разных народов одновременно и запутывают и разъясняют смысл этого чувства. Так, одни авторы, определяющие слово «любовь», цитируют древнеиндийское слово «lubhyati», которое означает «он желает». Другие используют слова греческого происхождения, такие как «eros» и «аgаре». В словаре Н. Уэбстера (1758-1843) (Слова «дружба» и «свободный» («friendship» и «free») имеют в английском языке один корень. Староанглийское слово «free» означало «свободный», «независимый», «благородный», «довольный». Староанглийское слово «freon» означало «любить», а слово «freond» превратилось в современное английское слово «friend» – «Друг») сказано, что это «чувство глубокой личной привязанности, вызванное сочувствующим пониманием или узами родства; страстная привязанность».
          Я понимаю под словом «любовь» еще и очарование, желание и безусловную добрую волю. Любящие люди могут выражать друг другу важные для них эмоции прямо и открыто, без каких-либо скрытых мотивов. В любви должно быть яркое сверкание, радость и удовольствие. Она вызывает страстную привязанность и сильное физическое влечение. У нее есть свои взлеты и падения. В любви чувства двоих людей сливаются в прочный поток взаимного доверия и признательности. Активно любить означает проявлять к супругу нежность, уважение, доверие и верность. Такие понятия как привязанность, преданность, не передают силы и глубины чувства, называемого словом «любовь». Австрийский психолог 3. Фрейд (1856-1939) сказал, что любовь – это привязанность, а не чувство. Однако стоит ему возразить, так как люди часто испытывают привязанность к тем, кто им даже не нравится.
          Человек, любящий другого, желает для него всего самого лучшего. Он не задается вопросом: какая выгода будет для него от этой любви? В истории известны факты, когда короли отрекались от престола, отказывались от наследства и всех богатств, чтобы жениться на любимой женщине, считая чувство любви самой большой ценностью в жизни.
          В браке обычно любовь проявляется более полно и сильно. Она концентрируется на определенном человеке, связывая воедино внутреннюю суть двух людей. Настоящая любовь не ограничивается внешними проявлениями, она проникает в сердце избранного.
          Близость и интимность порой возникают постепенно на основе повседневных забот. Иногда интимной близости способствует прекрасный вечер с музыкой и цветами, когда оба партнера витают в атмосфере романтики, счастья и любви. Ощущение глубокой душевной близости приходит с совместно прочитанной книгой, а также во время прогулки вдвоем под дождем, или при посещении музыкального концерта. И тогда супруги, брак которых основан на любви, получают наслаждение от брака-товарищества.
          Активная любовь. В разные периоды совместной жизни в браке присутствуют самые разные образные взаимоотношения. Но ничего нет опасного для тех супругов, которые знают, что их брак существует для любви. Любовь – активное слово. Поэтому брак, включающий элементы взаимности, в то же время состоит из сакраментальных переживаний необыкновенной глубины и романтических всплесков восхитительной страсти, сплава общих интересов и проявлений большой и надежной дружбы. Все эти моменты цементируют брак, создают единство, не исключая возможности уединения. В браке, основанном на чувство любви, могут успешно соседствовать и то и другое.
          Самыми прочными брачными союзами являются, наверное, те, в которых признаются все высказанные нами точки зрения на брак, которые, выражаясь в словах и действиях супругов, сплетаются в один прекрасный узор. Американский романист Натаниел Хоторн (1804-1864) очень образно выразил эту мысль, когда говорил о своей жене. Он писал, что они встретились в Вечности и там обрели близость, а его жена, в самом строгом смысле, стала его духовным компаньоном, которого никто не заменит. Писатель говорил, что в его сознании и сердце нет и не может быть места для другой женщины.
          Подобные отношения могут стать стилем жизни только тогда, когда супруги реагируют на внешние раздражители как разумом, так и всей своей душой. Некоторые люди избегают такой любви. Они, возможно, боятся потерять свою индивидуальность, считая, что сила чувства может превратить духовные взаимоотношения в обожание. Наверное, они опасаются, что их будут как-то эксплуатировать, лишать свободы, самостоятельности. Именно поэтому они боятся быть страстными, пугаются сильной любви со стороны партнера и сами боятся воспылать таким же чувством. Страх, вызванный боязнью стать уязвимым от проявлений любви, стоит на пути людей, оставшихся навсегда одинокими.
          Как же много теряют в жизни такие люди!
          Я знала супругов, которые после десяти лет довольно-таки бурного брака, так и не достигнув чувства единства, продолжали любить друг друга. Супруга оставила мужу записку у зеркала, где он обычно брился, следующего содержания: «Я хочу, чтобы ты изменил кое-что в своих поступках и словах. Но я не разлюблю тебя, даже если ты этого не сделаешь, потому что я люблю тебя таким, какой ты есть. Мне очень часто не нравится то, что ты делаешь, но я люблю тебя. Есть ли в этом смысл?» Муж написал жене в ответ: «Я рад, что нравлюсь тебе таким, какой я есть, иначе к чему наш брак? Я не хочу разыгрывать для тебя представление. Я просто хочу быть собой. Когда я чувствую, что нравлюсь тебе, тогда я хочу и могу что-то изменить. В радости и горе, в богатстве и бедности, в болезни и здоровье... я люблю тебя».
          Супружеская жизнь складывается значительно лучше, если партнеры любят друг друга за индивидуальность, а не только ради удобства, романтики, товарищества или духовного единства.

         


          СЕМЬЯ
          В. Дружинин
          ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ТИПОЛОГИЯ МОДЕЛЕЙ СЕМЬИ (В. Дружинин. Психология семьи. М. 1996)
          Семья является не просто социальной группой, но и общественным институтом.
          По определению социологов «институтом» называется совокупность социальных ролей и статусов, предназначенная для удовлетворения определенной социальной потребности.
          Здесь следует уточнить понятия «роль» и «статус».
          Под статусом понимается позиция человека в обществе с определенными правами и обязанностями, а роль – это ожидаемое поведение, связанное с определенным статусом. Если человек имеет социальный статус дворянина, то окружающие ожидают от него только исполнения своей роли: верности государю, соблюдения кодекса чести, личной автономности и ответственности и т.д. Роли человек присваивает в ходе социализации, под влиянием ближайшего социального окружения, которому он подражает, которое его поощряет за одни поступки и наказывает за другие.
          Результат социализации ребенка определяется присвоением социальных норм и ценностей в ходе взаимодействия с другими людьми. И решающую роль в социализации ребенка играет семья.
          Семья как социальный институт помимо воспитательной выполняет еще ряд функций, а именно: 1) экономическую функцию – в доиндустриальную эпоху и семья была первичной производственной группой, в настоящее время – в семье распределяются доходы, заработанные вовне, и происходит потребление, 2) функцию передачи социального статуса – семьи разных слоев общества имеют разный социальный статус и передают его новым членам семьи – детям, 3) функцию поддержания благосостояния членов семьи.
          Многие исследователи, в частности Т. Парсонс, утверждают, что в настоящее время семья утратила эти функции в связи с переходом развитых стран в фазу постиндустриального общества, и существенной функцией семьи осталась социализация детей.
          Я же полагаю, что социализация детей всегда, во все времена и у всех народов, была единственной специфической функцией семьи, а прочие функции были дополнительными и менялись на протяжении веков.
          Социологи различают следующие основные формы семьи:
          1) Нуклеарная семья – состоит из взрослых и детей, которые от них зависят;
          2) Расширенная семья включает нуклеарную семью и родственников (бабушек, дедушек, внуков, сестер, братьев и др.).
          Семья как и любой другой социальный институт скрепляется системой власти. Различают три типа властных структур: патриархальная семья, где власть принадлежит мужу, матриархальная семья – власть принадлежит жене, эгалитарная семья – власть равномерно распределяется между мужем и женой.
          Я считаю, что последний вариант семьи, характерный для индустриальной эпохи и являющийся результатом кризиса семьи как социального института, маскирует распад структуры семьи и латентный конфликт: в индустриальных странах растет число разводов, а в постиндустриальных странах достигает максимума. Это позволяет американским социологам говорить о крахе семьи и рождении нового варианта человеческих отношений, не имеющих ничего общего не только с «традиционной семьёй», но и семьей как таковой. В США за 30 лет (с 1960 по 1990) уровень разводов возрос почти в 15 раз, он самый высокий в мире.
          Хотя появление «альтернативных» семей, распространение гомосексуальных браков, жизни в коммунах и прочих вариантов отношений, заменяющих семью, наводит на мысль о прогрессивности отказа от семьи как социального института, последствия этого отказа катастрофичны для процесса социализации детей.
          Доминирование работающей матери в семье приводит к тому, что дети хуже усваивают ценности, нормы и мораль общества. Правда, исследования американских психологов показали, что несовершеннолетние преступники реже выходят из семей родителей-одиночек, чаще из семей с конфликтующими двумя родителями. Но дети матерей-одиночек испытывают большие проблемы в социальной адаптации, выборе брачного партнера и воспитании собственных детей. Нить социального наследования рвется.
          В России семья, несмотря на наличие аналогичных происходящим в США процессов, также сохраняет свои важнейшие социальные функции.
          Введен ряд дополнительных важных понятий:
          1. Реальная семья – конкретная семья как социальная группа, объект исследования.
          2. Типичная семья – наиболее распространенный в данном обществе вариант модели семьи.
          3. Идеальная семья – нормативная модель семьи, которая принимается обществом, отражена в коллективных представлениях и культуре общества, в первую очередь – религиозной.
          4. Элементарная семья-семья, состоящая из трех членов: муж, жена и ребенок.
          Предметом нашего рассмотрения будут модели идеальной семьи с точки зрения их психологической структуры. Составную нуклеарную семью, где несколько детей, следует рассматривать как конъюнкцию нескольких элементарных.
          Итак, семья является социальным институтом, а конкретная семья – институализированной социальной группой, функция которой заключается в первичной социализации детей.
          Как любая другая институализированная группа, она скрепляется отношениями «власти-подчинения» и взаимоответственности. Члены семьи могут любить друг друга, могут ненавидеть, удовлетворять свои сексуальные и прочие потребности в семье или «на стороне», иметь собственных детей или приемных, но пока есть система этих отношений и пока семья выполняет задачу воспитания детей – она существует. Поскольку речь идет не о браке, а о семье, будем оперировать не терминами «муж» и «жена», а «отец» и «мать» – это роли, определяемые функцией в социализации и обеспечении жизнедеятельности ребенка. Их могут выполнять не только биологические мать и отец, но в неполных и даже полных семьях – бабушка и дедушка, другие родственники, старшие братья и сестры, хотя при такой замене исполнителей возникают дефекты социализации.
          К примеру, в гомосексуальных семьях с ребенком один партнер может брать на себя функции матери, а другой – функции отца.
          Но люди остаются людьми и во взаимоотношениях проявляют весь спектр своих переживаний: в интегрированном виде отношения можно описать еще одним параметром – эмоционально-психологической близостью, которая связана с мотивацией аффилиации (присоединения). Между тремя видами отношений, характеризующими психологическую модель семьи, существуют определенные связи. Доминирование предполагает ответственность за тех, кто подчиняется, а ответственность – власть над людьми, для реализации ответственных задач.
          Психологическая близость обычно отрицательно коррелирует с отношением «доминирования-подчинения»: чем больше власть одного человека над другим, тем меньше между ними психологическая близость, поскольку власть – это принуждение.
          Любовь к носителям власти также возникает в определенных культурах и воспитывается.
          Дадим характеристику основным видам отношений, реализующихся в семье.
          1. Доминирование-подчинение
          Семья – это в первую очередь структура, в которой реализуется отношение власти: доминирование-подчинение.
          Наиболее, на мой взгляд, емкое определение доминирования (власти, господства) сделал политолог Р.Э. Дал: «Мое интуитивное представление о власти выглядит примерно так:
          А обладает властью над В в той мере, в какой он может заставить В сделать то, что, предоставленный самому себе, В делать не стал бы».
          Социальный ранг характеризует даже особей в группе животных одного вида, живущих стаей, стадом и пр. на определенной территории. Борьба за доминирование ведется особью постоянно и с переменным успехом.
          Отношения «доминирования-подчинения» в группе людей, несомненно, имеют социокультурную специфику и, конечно, не сводятся к «порядку клевания» (pecking order). Выделяют 5 видов социальной власти, характеризующих отношения между ребенком и взрослыми в семье (Френч и Равен).
          1) Власть вознаграждения – ребенка могут вознаграждать за определенное поведение. Награда следует за социально-одобряемым (ожидаемым) поступком, наказание – за социально-порицаемым.
          2) Власть принуждения – в ее основе лежит жесткий контроль за поведением ребенка, каждый незначительный проступок подлежит наказанию (либо словесному – угроза, либо физическому).
          3) Власть эксперта – основана на большей компетентности родителей в том или ином деле (социальная или профессиональная компетентность).
          4) Власть авторитета – в ее основе лежит уважение к человеку (одному из родителей), который является образцом – носителем социально-одобряемого поведения.
          5) Власть закона – единственная форма внеличностной власти, однако носителем и истолкователем «закона» – правил поведения – для ребенка являются взрослые и, в частности, родители.
          Как правило, социальные психологи связывают доминирование с принятием социальной ответственности за действия группы: доминирующий член группы отвечает за успешность выполнения общей задачи и, кроме того, несет ответственность за сохранение нормальных отношений между членами группы.
          Кроме того, с доминированием связывают импровизационную активность и инициацию действия. Считается, что наиболее успешными лидерами являются лица, склонные к торгу, равнодушию к межличностным отношениям, умеющие сопротивляться социальному давлению, стремящиеся к достижениям, риску и получающие удовольствие от манипуляций другими людьми.
          Задача доминирующей личности – обеспечение безопасности группы, координация действия ее членов для достижения групповых целей, определение перспектив жизни и развития группы и внушение веры в будущее.
          Доминирование одного из супругов является необходимым условием устойчивости семьи. Не меньшее значение имеет удовлетворенность браком, при условии паритетных отношений и совместности проведения досуга.
          2. Ответственность
          Ответственность относится к числу наиболее сложных по содержанию понятий в психологии личности и социальной психологии.
          В рамках теории морального сознания существует несколько гипотез о природе ответственности и стадиях развития ответственного поведения.
          По К. Хелкману, есть три фазы формирования ответственности: 1) автономная субъективная ответственность, 2) ответственность как социальная обязанность, 3) ответственность, основанная на принципах морали.
          Типология Ф. Хайдера основана на концепции приписывания (атрибуции) ответственности за действия себе или окружению. Ф. Хайдер выделяет пять уровней атрибуции ответственности: 1) «ассоциация» – человек отвечает за каждый результат, который как-то связан с ним, 2) «причинность» – человек ответственен даже тогда, когда не мог предвидеть результат, 3) «предвидимость» – ответственность за любое предвидимое последствие действий, 4) «намеренность» – ответственность только за то, что человек намеревался сделать, 5) «оправдываемость» – ответственность за действия человека разделяется с окружающими.
          Личностную ответственность связывают с ее проявлением в поведении: «Степень личной ответственности – это чувство определенной возможности контролировать совершение действия и его исход».
          К. Муздыбаев определяет социальную ответственность следующим образом: «Это, прежде всего, качество, характеризующее социальную типичность личности. Поэтому мы будем говорить о социальной ответственности, имея в виду склонность личности придерживаться в своем поведении общепринятых в данном обществе социальных норм, исполнять ролевые обязанности и ее готовность дать отчет за свои действия. Отчужденность от социальных норм и неумение найти смысл жизни ослабляют социальную ответственность.
          К. Муздыбаев выделяет следующие вектора развития ответственности: 1) от коллективной к индивидуальной (вектор индивидуализации по Ж. Пиаже). С развитием социума за поступок отдельного человека отвечает не группа, к которой принадлежит человек, совершивший поступок, а он сам; 2) от внешней к внутренней, осознанной личностной ответственности (вектор спиритуализации ответственности по Ж. Пиаже), переход от внешнего к внутреннему контролю поведения;
          3) от ретроспективного плана к перспективному – ответственность не только за прошлое, но и за будущее; личность не только предвидит результаты своих действий, но и стремится активно их достигать;
          4) ответственность и «срок давности» – возможность влияния прежних отношений между людьми на их настоящие взаимоотношения, когда они уже другие.
          Е.Д. Дорофеев предлагает дополнить вектора развития ответственности еще одним. Этот вектор можно определить как развитие индивидуальной ответственности за все большее количество людей – «от ответственности за себя к ответственности за всех». Принять ответственность можно за отношения в группе, а также за ее деятельность (цель, результат и процесс). Ответственность за групповые отношения подразделяется на ответственность 1) за групповые нормы (как результат прошлых взаимодействий), 2) за стремление к изменению норм, традиций, отношений (будущее), 3) за реальное состояние группы (настоящее).
          Личность может нести ответственность за себя, за отдельных членов группы, за референтную группу (часть группы, к которой принадлежит) и за группу в целом.
          Тем самым Е.Д. Дорофеев выдвигает трехмерную модель групповой ответственности: 1) время (прошлое, настоящее, будущее), 2) характеристики (деятельностные, отношенческие), 3) субъект (за себя, за отдельных других, за группу).
          Эту модель, очевидно, требуется дополнить еще одним параметром: перед кем несет ответственность личность (перед собой, перед отдельными другими, перед группой в целом, перед обществом в целом).
          В нашем случае член семьи может нести ответственность за других отдельных членов семьи (например, жену или мужа, или детей) и за семью в целом. Роль лидера, главы семьи предполагает именно ответственность за семью в целом: ее настоящее, прошлое, будущее, деятельность и поведение членов семьи, перед собой и семьей, перед общиной (ближайшим социальным окружением) и той частью мира людей (общества), которому принадлежит семья. Это всегда ответственность за других, и не просто отдельных близких людей, а за социальную группу как целое.
          3. Эмоциональная близость
          Психологически она основана на мотивации аффилиации. Мюррей в 1938 г. описывал мотив потребности в аффилиации следующим образом: «Заводить дружбу и испытывать привязанность. Радоваться другим людям и жить вместе с ними. Сотрудничать и общаться с ними. Любить. Присоединяться к группам». Под аффилиацией (контактом, общением) мы подразумевали определенный класс социальных взаимодействий, имеющих повседневный и в то же время фундаментальный характер. Содержание их заключается в общении с другими людьми (в том числе с людьми незнакомыми или малознакомыми) и такое его поддержание, которое приносит удовлетворение, увлекает и обогащает обе стороны.
          Аффилиация должна завершиться установлением взаимоприятных, дружеских отношений, симпатий партнеров по общению. Люди мотивированы не только положительно (надеждой на установление хороших отношений), но и отрицательно (страхом отвержения). Эти мотивационные ожидания формируются на основе обобщения опыта общения человека с другими людьми.
          Аффилиация противоположна власти – любовь толкает человека на поступки, которые он хочет совершить, а страх власти (мотивация подчинения) принуждает к таким действиям, которые человек не совершал бы по своей воле.
          Поэтому аффилиативная мотивация почти всегда выступает компенсатором мотивации «власти-подчинения»: нигде так много не говорится о любви к ближним как в православном богословии, а между тем именно в православной догматике отношение «власть-подчинение» имеет особое значение.
          Мусульманская догматика для тех же целей использует «уважение»: младших к старшим, жены к мужу (первое – важнее). «Уважение» – это признание значимости другого по сравнению с собой, но без любви. В «уважении» мотивация подчинения слита с мотивацией самооценки в единую структуру.
          Психологические модели элементарной семьи можно разделить по следующим основаниям:
          1. Кто несет ответственность за семью: отец или мать (или достигший дееспособного возраста ребенок)?
          «Нормальной» семьей будем считать семью, где ответственность несет муж (отец).
          «Аномальной» семьей назовем такую семью, где муж не несет ответственности за нее.
          Если ответственность не несет никто – это «псевдосемья».
          2. Кто доминирует в семье? В патриархальной семье доминирует отец. В матриархальной семье доминирует мать. В так называемой «детоцентрической» семье реально (психологически) доминирует ребенок, его потребности или капризы.
          В эгалитарной семье властные функции распределены, но их распределение – постоянная почва для конфликта (отсюда возникновение «теорий конфликта» для описания современной семьи), можно назвать ее конфликтной семьей.
          Иерархия доминирования включает трех членов семьи, посему важно не только определить, кто доминирует над всеми, но и саму иерархию «власти-подчине-ния».
          На первый взгляд теоретически в полной элементарной нуклеарной семье существует всего лишь 6 типов иерархии (в порядке доминирования): 1) «отец-мать-ребенок», 2) «отец-ребенок-мать», 3) «мать-отец-ребенок», 4) «мать-ребенок-отец», 5) «ребенок-отец-мать», 6) «ребенок-мать-отец».
          Однако отношения доминирования не являются транзитивными, т.е. если отец главенствует над ребенком, а тот – над матерью, мать вполне может главенствовать над отцом, по этому число вариантов с учетом нетранзитивности на 2 больше. В неполной нуклеарной семье, естественно, возможны всего четыре варианта.
          В расширенной нуклеарной семье существует иерархия отношений среди детей, а также включение отдельных детей в иерархические отношения с матерью и отцом и т.д. Многообразие жизни простой теоретической схемой не опишешь, но некоторые проблемы схема все же помогает прояснить.
          Эмоциональная близость-отдаленность также характеризует отношения в тройке «отец-мать-ребенок»: ребенок может быть «ближе» к матери, чем к отцу и наоборот, родители могут быть ближе друг к другу, чем к ребенку, все могут быть равно близки друг другу и т.д.
          В конкретной культуре может придаваться различная значимость отношениям «власти-подчинения», эмоциональной близости, ответственности. Это проявляется в различном «весе» тех или иных отношений в структуре семьи.
          Математически можно описать возможные модели полной элементарной нуклеарной семьи системой трех параметров с определенными на них весовыми коэффициентами; место каждого члена семьи в пространстве признаков будет определено. Два параметра (ответственность и доминирование) характеризуют одного члена семьи, третье измерение (эмоциональная близость) характеризует каждую из трех пар («отец-мать», «отец-ребенок», «ребенок-мать»). Отношение доминирования – векторное, остальные – скалярны.
          Следует отметить, что в реальности личностные переживания психологической близости – отношения векторные, поскольку аффилиативная мотивация определяет направленность поведения: ребенок может стремиться к матери, а мать быть отчужденной от него.
          Психологическая эмоциональная близость является «результирующей» направленности двух членов семьи, но за этой результирующей могут скрываться куда более сложные эмоциональные отношения.
          Чаще субъект доминирования и ответственности совпадают в одном лице.
          Вариант семьи, в которой доминирует один член семьи, а ответственность несет другой, назовем «эксплуатирующей» семьей (типичный случай «Святое семейство» в составе Девы Марии, Иисуса Христа и отвечающего за них, но низшего в иерархии Иосифа Обручника).
          Можно предположить, что максимально стабильной является семья, в которой субъект ответственности и власти одно и то же лицо, а члены семьи психологически ближе к нему, чем друг к другу. Как будет видно из дальнейшего анализа, к этому типу наиболее близка «идеальная» католическая семья, что, разумеется, не делает ее идеальной в эмоционально-оценочном смысле этого слова.
          Еще раз стоит упомянуть, что пока речь идет лишь о теоретической конструкции и ни о чем более.
          Таблица 1
          Модели семьи с учетом отношений доминирования-подчинения
          Патриархальные Матриархальные Детоцентрические
          1) О
          М
          Р 3) М
          О
          Р 5) Р
          О
          М
          2) О
          Р
          М 4) М
          Р
          О 6) Р
          М
          О
          Нетранзитивные
          7) «Податливый отец»
          О

          М Р
          8) «Податливая мать»
          О

          М Р


          «Нормальная» семья
          Семья и брак возникли на довольно позднем этапе развития общества. Наиболее ранней формой брачно-семейных отношений был групповой брак. Формой общежития являлась родовая коммуна. Она состояла из мужской и женской групп и обеспечивала не только биологическое воспроизводство, но также вскармливание и воспитание детей. Помимо мужской и женской групп в коммуне выделялась детская группа, которая была более тесно связана с женской. Пространство психологической близости строилось следующим образом:
          мужчины
          женщины
         


          дети
          Между детством и зрелостью лежал обряд инициации: подросток проходил испытание (душевное и физическое) и переходил в мужскую или женскую группу. Иногда молодому мужчине присваивалось новое имя. В той или иной форме обряд инициации сохранился по сей день: речь идет не только о «прописке» молодого уголовника в тюремной камере или о переводе солдат срочной службы из «молодого» в «котлы». Классической процедурой инициации является, например, защита диссертации: соискатель долго готовится к процедуре, у него есть наставник (опекун) – научный руководитель или консультант, его подвергают серии душевных (к счастью – не физических) испытаний более «взрослые», и, наконец, он зачисляется в старшую группу и получает новое «имя» кандидата или доктора наук со всеми сопутствующими правами и обязанностями.
          В примитивном обществе переход юношей в мужскую группу психологически был, наверное, более сложен и проходил болезненней, чем переход девушек в группу взрослых женщин, если учитывать структуру психологической близости мужской, женской и детской групп. Это проявлялось в том, что человек всю жизнь принадлежал к коллективу, в котором он родился, к которому принадлежала его мать. Это отнюдь не значит, что принадлежность человека к роду определялась по матери. Человек принадлежал к данному роду вовсе не потому, что к нему принадлежала его мать, а потому что он от рождения входил в состав данного коллектива и ни в какой другой входить не мог. Отношения не были еще персонифицированы: существовали отношения не «личность-личность», а «группа-группа».
          Судьба человека была производной от динамики межгрупповых отношений. И лишь когда род перестал совпадать с трудовым коллективом, стало определяться родство: по отцу или по матери. Особенности определения родства были связаны с типом культуры.
          Существует ли нечто общее в отношениях внутри нормальной семьи, что не зависит от времени, культуры, этнического строя?
          И здесь уместно предоставить слово психологу и антропологу Маргарет Мид: «Мы можем столкнуться в некоторых сообществах с очень ленивыми мужчинами или, наоборот, с женщинами, ненормально свободными от каких-либо обязанностей, как в бездетном городском доме в Америке. Но принцип сохраняется повсюду. Мужчина – наследник традиций, должен обеспечивать женщин и детей. У нас нет никаких оснований считать, что мужчина, оставшийся животным и не прошедший школу социального обучения, смог бы сделать что-нибудь подобное». От социального устройства общества зависит, каких женщин и каких детей будет обеспечивать мужчина, хотя главное правило здесь, по-видимому, предполагает, чтобы он обеспечивал женщину, с которой он находится в половой связи. С ее точки зрения не столь важно, чьи дети, является ли мужчина биологическим отцом или нет: дети могут быть усыновлены, выбраны, могут быть сиротами и т.д. Однако во всем мире существует представление о долге и семье, за которую ответственен мужчина. Муж приносит пищу в дом, жена ее готовит, муж обеспечивает семью, но жена воспитывает детей. М. Мид считает, что требуются особые социальные усилия, чтобы мужчина выполнял обязанность кормить семью и детей, поскольку у этой социальной обязанности нет биологического механизма, между тем как материнская привязанность к ребенку – природная. Российский поэт Михаил Львов (правда, по другому поводу) написал: «Чтоб стать мужчиной – мало им родиться. Чтоб стать железом – мало быть рудой...».
          Поэтому каждое поколение молодых мужчин должно учиться родительскому поведению в семье: их биологическая роль дополняется социальной, выученной, родительской ролью. В христианской религии образ отца-кормильца воплощен в Иосифе Обручнике – земном муже Девы Марии. Не случайно и то, что социализации мужчин христианская религия придает огромное значение.
          Семья рушится тогда, когда мужчина либо не приобретает, либо теряет ответственность за семью как целое, либо не может в силу обстоятельств выполнять свои обязанности. При рабстве, при крепостном праве, при пролетаризации, во время революций, эпидемий, войн разрывается «связь времен» – тонкая нить, связывающая поколения. Связывающий – всегда мужчина. «В такие времена, когда первичной ячейкой в заботе о детях вновь становится биологическая данность – мать и дитя, мужчина теряет ясность ориентации, а те, особые условия, благодаря которым человек поддерживал преемственность своих социальных традиций, нарушаются и искажаются».
          Мужчина может доминировать в семье, может занимать подчиненное положение, он может быть психологически близок к жене или ребенку, может быть эмоционально отдален от них, может любить или не любить жену и, соответственно, быть любимым или не любимым. Но он всегда должен нести ответственность за семью. Если мужчина несет ответственность за себя и за семью, ее настоящее и будущее, семью можно считать «нормальной». Если мужчина добровольно, либо по внешним обстоятельствам теряет груз ответственности, возникают различные варианты аномальной семьи.
          М. Мид – оптимист. И ее светлый взгляд на прошлое и будущее человечества позволяет ей сказать

Психология семьи (2 3 4 5 6 7 8)



[Комментировать]