Поиск   Шрифт   Реклама [x]   @  

Психология / Семейная психология / Райгородский


Основные типы семейных проблем и их решение 3

Основные типы семейных проблем и их решение (2 3 4)

          Часть 3

          ь с родителями мужа за своего супруга. Положение значительно ухудшается, если свекровь одинока или имеет с сыном прочные эмоциональные, связи. Plzak считает такую комбинацию наиболее опасной.
          Мать мужа использует различные маневры для усиления разногласий в молодой семье. Конфликт обостряется, если сын вступает в коалицию с матерью, но проблем становится не меньше и в том случае, когда сын вступает в открытую коалицию с женой, не препятствуя, однако, матери вмешиваться в их отношения. Иногда приходится слышать наивное предположение, что жена могла бы поладить в такой ситуации, если бы у нее было достаточно «доброй воли». Попытки мужа примирить жену и мать обычно бывают безуспешными. Из лучших побуждений он защищает жену перед матерью и мать перед женой, чем лишь еще больше восстанавливает против себя обеих женщин. С целью сохранения брака и установления нормальных отношений необходимо решить вопрос о разделении домашнего хозяйства. Если это невозможно (мать присматривает за внуками или ей просто некуда уйти), Plzak рекомендует «разделиться» в рамках квартиры – каждый имеет свою территорию и не вступает на чужую без приглашения. Самая сложная проблема в данной ситуации – общая для всех кухня; здесь наилучшим решением является составление графика ее поочередного использования.
          Иногда в рамках супружеской терапии возникает необходимость побеседовать со свекровью, выяснить ее заслуги, эмоциональные потребности и др.; врачу, конечно, следует проявить понимание ее проблем, но вместе с тем он должен твердо и директивно довести до нее принятое решение.
          Capponi и соавт. описали патологический вариант, названный ими «обезьянья мать», который с терапевтической точки зрения почти безнадежен. Он отражает глубокие и фиксированные связи между матерью и сыном, сформировавшиеся в прошлом в патологической обстановке родительской семьи. Ее отношения с мужем были конфликтными, он либо часто изменял ей, либо был алкоголиком. Все свое внимание мать направляла на сына, она завоевывала его расположение различными услугами, нередко противоречащими его моральным устоям. К его партнерше относилась как добрая свекровь, пока та оставалась привлекательной игрушкой для ее сына. Когда же сын в своей семье стал повторять патологическую модель поведения своего отца, мать поддержала его. Мать любой ценой хочет жить вместе с сыном, быть ближе к нему. Распад его семьи ее не беспокоит, она охотно «просвещает» его относительно отрицательных качеств жены.
          Проблемы посещения родителей, живущих отдельно. Здесь споры возникают в основном на той почве, что один из супругов не желает навещать родителей своего партнера, протестует против их посещений или же возражает против индивидуальных посещений партнером своих родителей. Он ревниво относится к связи партнера с родителями, опасается, что родители настроят партнера против него, считает часы, которые партнер проводит у родителей («муж ходит помогать своим родителям, «посидеть и поболтать» со своей матерью вместо того, чтобы поболтать со мной»). Естественно, большинство супружеских пар стремятся обзавестись собственной квартирой и не зависеть от родителей, насколько это возможно, что особенно важно в начале семейной жизни. Лучше, если молодожены устраивают свою жизнь сами, без вмешательства третьих лиц, постепенно привыкают друг с другу, вырабатывают собственный стиль совместной жизни. Если они сумеют создать такую самостоятельную ячейку, научатся собственными силами решать все проблемы и конфликты, то при последующей совместной жизни с родителями они уже выступают как самостоятельная семья, занимающая по отношению к родителям симметричную позицию, но не комплементарную.
          Кпох подчеркивает, что семейные проблемы усложняются в тех случаях, когда один из супругов отдает предпочтение родителям перед партнером. Мы в своей работе с супругами стремимся подвести их к тому, чтобы они однозначно отдавали предпочтение своей семье, но вместе с тем не порывали связей с родителями. Если один из супругов не хочет поддерживать дружеские отношения с родителями своего партнера, то не следует на этом настаивать, доводя дело до конфликта.
          В таких случаях можно договориться об определенной взаимоприемлемой частоте встреч. Нельзя требовать, чтобы партнер не разговаривал со своими родителями. Когда один из супругов навещает своих родителей, другой может заниматься каким-то любимым делом.
          В тех случаях, когда родители не жалуют зятя (или сноху), постоянно критикуют его, сыну или дочери надо отказаться от подобных разговоров или навещать своих родителей только при условии, что те не будут отзываться о партнере плохо.
          Следует упомянуть еще о готовности родителей давать советы и вмешиваться в жизнь своих детей, которым подобное вмешательство представляется весьма нежелательным. Правда, есть и такие мужья (или жены), поведение которых сильно зависит от мнения своих родителей и которые постоянно ходят к родителям за советом, к великому неудовольствию партнера. В подобных случаях вместо малорезультативных упреков партнеру следует поощрять самостоятельные решения, принятые без участия родителей.
          При получении от родителей различных подарков, денег или другой помощи следует, оценив ситуацию, понять, действительно речь идет о подарке как таковом или об «обмене», предполагающем право вмешиваться в решения, принимаемые супругами. Коли это именно такой «обмен», то супруги должны договориться между собой, согласны ли они с ним или лучше отказаться от помощи родителей.
          Мы рассматривали отношения супругов с родителями главным образом прагматически, с точки зрения удовлетворенности и согласия в младшем супружеском союзе; однако попробуем взглянуть на эту проблему и с другой стороны. Работая в консультации с супругами и сталкиваясь с ситуацией, когда их разногласия связаны с отношениями к родителям, мы часто склонны винить именно родителей и советуем супругам принимать самостоятельные решения, которые могли бы сделать их максимально независимыми, а также, если возможно, отделиться от родителей. При этом недостаточно учитываются интересы старших, которые, будучи практически изолированными от общества, широких контактов или страдая различными заболеваниями, заслуживают того, чтобы их сыновья или дочери, а также их партнеры с пониманием и сочувствием отнеслись к их положению, обеспечили необходимую поддержку и помощь. В этой области необходимо подходить к проблеме дифференцированно. Здесь не должно быть схематического подхода, когда врач, используя свой авторитет, пытается рационализировать или санкционировать такое поведение молодой пары, которое по своей сущности есть не что иное, как проявление эгоизма и безответственности. Тут уж не имеет смысла говорить о признательности и уважении к старшим, речь идет об элементарном проявлении внимания к ним.
          Smolka (1982) правильно отмечает, что совместная жизнь с родителями при определенном уровне отношений имеет много положительных моментов. Это сокращение финансовых расходов и возможность помощи во время болезни родителей или помощь с их стороны в воспитании детей.
          Дети, которые вырастают в благополучной, гармоничной семье, состоящей из представителей нескольких поколений, могут лучше других налаживать социальные контакты, эмоционально окрашенные отношения, легче усваивают требуемые нормы поведения, что в дальнейшем, когда они станут взрослыми, отразится на их отношении к своим родителям.

          Друзья, знакомые и соседи
          Проблему первостепенной важности для конфликтных супружеских пар представляют отношения с друзьями, знакомыми и соседями. Мы чаще всего сталкиваемся с ситуацией, когда один из супругов не выносит приятелей другого и наоборот. При обсуждении этого вопроса необходимо выяснить, есть ли у партнера близкий друг или необходимое время для встреч с ним или же он попусту тратит время, которое мог бы провести дома с пользой для семьи. Если речь идет о действительно негативном отношении к друзьям партнера, то, по рекомендациям авторов, ориентированных на бихевиористический подход, следует компенсировать развлечения партнера каким-нибудь приятным времяпрепровождением; например: когда супруг проводит время с приятелем, жена идет прогуляться и посмотреть на витрины магазинов. Другой вариант решения данной проблемы – постараться сделать так, чтобы мужу больше хотелось проводить время с женой, нежели с приятелями.
          В некоторых случаях можно попытаться вовлечь партнера в круг своих друзей, допустим, пригласить их к себе домой в надежде, что и партнер примет участие в разговоре или развлечениях. Особенно полезно завязать дружеские отношения с супружеской парой того же возраста. Однако если подобное вовлечение партнера после неоднократных попыток не удается, не стоит принуждать его; в таком случае лучше каждому оставаться со своими друзьями.
          В некоторых случаях партнеру бывает действительно трудно включиться в новый круг друзей ввиду значительного различия интересов. Например, если супруг, инженер, встречается со своими приятелями той же профессии и обсуждает с ними проекты каких-то приборов, вряд ли это может заинтересовать его жену, медицинскую сестру.
          Супругам следует объяснить, что каждый из них не должен осмеивать или относиться с пренебрежением к друзьям своего партнера, ибо партнер часто воспринимает выпады против своих друзей как личную обиду.
          Жалобы нередко касаются совместного проведения свободного времени с друзьями, когда супруг (или супруга) третирует своего партнера в присутствии других людей, критикует его, ища поддержки у приятелей, затевает ссору или рассказывает присутствующим о каких-либо подробностях семейной жизни, которые партнер считает интимными. Это необходимо прекратить. Иногда жена жалуется, что в присутствии друзей муж бывает веселым и общительным, когда же они остаются одни, он замолкает. В данном случае можно порекомендовать принять эту ситуацию как естественную и даже попробовать воспользоваться ею: если жена хочет больше узнать о муже, она должна постараться обеспечить ему «публику».
          Иногда бывает, что при встречах с разными приятелями супруг повторяется, снова рассказывает новым людям «ту старую историю», которую партнер уже неоднократно слышал. Здесь лучше проявить терпение и дать ему возможность рассказать историю еще раз, чем омрачить ему радость.

          Внебрачные контакты и связи
          Внебрачные контакты и связи, традиционно обозначаемые понятием «измена», представляют наиболее типичную проблематику в супружеской терапии. Их влияние на супружеские отношениям значительной мере определяется тем, на какой стадии развития брака произошла измена, идет ли речь о преимущественно сексуальной или эмоциональной связи, о случайном контакте, промискуитете или о продолжительной связи с одной особой. Всякий вид измены чреват для супругов возникновением острой или хронической эмоциональной реакции обманутого партнера, если измена раскроется. Продолжительная внебрачная связь, кроме того, угрожает браку возможным возникновением эмоциональной зависимости неверного партнера от нового партнера.
          Plzak различает случайные внебрачные контакты и внебрачные связи. Muldworf отмечает существование между ними еще одного вида измены – «сексуального приключения». Случайный внебрачный контакт – это действительно единичный случай, мало связанный с конкретным лицом. Случайный контакт может быть следствием сексуальной нужды, обусловленной вынужденной половой абстиненцией (разлука или болезнь одного из супругов), проявлением потребности доказать себе свою сексуальную дееспособность или спровоцированным результатом реализации случайной возможности. Он не является следствием чувственных отношений и не ведет к ним; это чисто сексуальный факт. В этих рамках можно выделить следующие крайние варианты: а) единичный внебрачный контакт, имевший место совершенно случайно при стечении определенных обстоятельств; б) частые внебрачные контакты у индивидуума промискуитетного типа, который легко меняет половых партнеров, не имея с ними эротической связи.
          Эротико-сексуальные приключения, согласно Muldworf, представляют собой внебрачные сексуальные эпизоды, в которых особую роль играет сексуальная искушенность элементами открывания нового и стремление к разнообразию.
          Помимо полового желания, они непременно включают эротическую привлекательность партнера. Существенную роль при этом играет нежность. Такие контакты строятся на взаимном предоставлении тонких переживаний, в которых, помимо всего прочего, важно открытие нового человека. У мужчины речь идет? прежде всего? об открытии тела партнерши, у женщины – скорее об открытии реакции своего тела на нового партнера. Эти Эротико-сексуальные приключения бывают краткими, необязательными и оставляют после себя воспоминания о некоем отдельном эпизоде и собственном удовольствии. Они не представляют опасности для супружеского союза (к которому сохраняется уважение) каждого из партнеров, скорее они являются его преходящим дополнением.
          Внебрачные половые контакты, единичные или повторяющиеся, и эротико-сексуальные приключения иногда обозначают как «ситуационные кратковременные измены». От них следует отличать продолжительную измену, обозначаемую как «внебрачная связь».
          Внебрачная связь характеризуется большой продолжительностью и возникновением эмоциональной связи. Для нее, как и для супружеских отношений, характерны определенные стадии развития. Большое значение имеют личностные качества и эмоциональность обоих партнеров. Эта связь может иметь характер длительных, преимущественно половых отношений либо? прежде всего? любовных отношений. «Приспосабливаясь» к законному браку, такая связь неизбежно ведет к разного рода проблемам так называемой двойной жизни.
          Измену определяют как специфические случайности и ситуации, так и особенности личности партнеров.
          Muldworf рассматривает несколько типов личности, имеющих склонность к внебрачным связям. У мужчины это следующие типы (см. ниже).
          1. Донжуан: незрелая личность, которая? прежде всего? хочет нравиться и or измен испытывает нарцистическое удовлетворение.
          2. Распутник, или «ловец женщин»: речь идет о мужчинах промискуитетного типа, его внебрачная половая активность вытекает или из потребности в переменах, разнообразии, или из представлений, что мужественность доказывается большим числом сексуальных побед.
          3. Вечно неудовлетворенный: постоянно ищет любви, но ни с одной женщиной не имеет постоянных эмоциональных связей. У женщин это следующие типs (см. ниже).
          1. Соблазнительница: хочет любить и иметь поклонников, для чего использует и секс, однако ее действительное стремление к половым связям, как правило, невелико.
          2. Любительница приключений: ищет кратковременных сексуальных приключений с возможно меньшим вовлечением чувств, причем дома это хорошая жена и мать. Любит своего мужа, но сексуально не находит с ним общего языка. Партнера по приключению активно выбирает сама; ищет сексуальных переживаний, которых ей не хватает в семейной жизни.
          3. Беззащитная: неспособна к отказу и по той причине, что половая страсть мужчины сразу же вызывает в ней ответное чувство. Имеет низкий порог половой возбудимости, сама не проявляя инициативы, удовлетворение находит, покорно отдавая себя во власть партнера; не может оказать сопротивление, так как «он сильнее».
          4. Неудовлетворенная: не может найти удовлетворения ни в чем, ни в муже, ни в работе, ни в друзьях. Сомневается в правильности выбора партнера, даже когда имеет с ним достаточно длительные связи. Легко влюбляется в другого, которого обычно переоценивает. В любовных связях часто испытывает чувство вины и быстро становится несносной.
          Imielinski отметил, что тенденция к измене определяется не только половым инстинктом, но и обычным стремлением человека к поиску новых переживаний. Такая тенденция наблюдается в различных областях человеческой деятельности, например, в туризме (постоянный поиск новых туристских маршрутов, приносящих новые знания и вызывающих новые впечатления и эмоции). В сексуальной области это проявляется поиском новых партнеров. Стремление к переменам может быть различным. Согласно Имелинскому, оно положительно коррелирует с общей жизненной энергией человека. Читатель уже мог убедиться в зависимости этой тенденции от особенностей личности и связанного с ними «сексуального сценария». Значение имеют и такие свойства личности, как способность завязывать контакты, смелость и способность к самоотдаче. Нерешительность, пассивность и страх затрудняют измену. Сохранение верности с этой точки зрения зависит не столько от способности контролировать проявление полового инстинкта, сколько от избирательного контроля за стремлением к переменам и новым впечатлениям в эротико-сексуальной области. Мотивом такого контроля может быть любовь или чувство долга. В период влюбленности у супругов автоматически проявляется стремление к сохранению стабильности и верности. Позднее же должно усилиться действие психических тормозов: осознание долга и ответственности, сознательное стремление предотвратить конфликтные ситуации, угрожающие браку.
          Capponi, Novak описали 6 типов реакций во внебрачных связях, с которыми они столкнулись в рамках работы в семейной консультации (см. ниже).
          1. Азартныq игрок. Здесь речь идет о человеке, увлечением которого является «добывание» особ противоположного попа. С увеличением числа «побед» повышается ощущение собственной значимости, ценности. Завязывает кратковременные знакомства, не задумываясь о возможных последствиях. Однако в большинстве случаев со своим партнером по браку связан эмоционально. В таких семьях часто наблюдается цикл: измена – обнаружение – покаяние – прощение – измена. Инициатором обращения в консультацию в некоторых случаях является обманутый партнер «игрока», в других – сами «игроки», когда им начинает угрожать развод, К этой категории относятся и фригидные, истеричные женщины, «вечные искательницы оргазма», считающие виновником их бед «неспособного» мужа, а позднее – столь же неспособных любовников.
          2. Искатель счастья. Эта модель чаще встречается у женщин. Здесь речь идет о незрелой, несамостоятельной личности. Семья для нее служит экономическим обеспечением. Свои домашние обязанности выполняет лишь «постольку поскольку». В мужья выбирает серьезного партнера и требует от него полной отдачи сил для блага и обеспечения семьи. Уровень ее сексуальной реактивности скорее ниже среднего, секс она использует как средство поощрения или наказания. Обычно проявляет достаточную заботу о семье в начале совместной жизни и в тот период, пока дети еще малы. Когда же дети подрастают и не нуждаются больше в постоянной заботе, она начинает скучать и требует от мужа? чтобы он обеспечил ей «наполненную жизнь». Муж, как правило, не понимает, что от него хотят. В этой фазе жена реализует внебрачные связи, причем о распаде семьи речь не идет до тех пор, пока не подворачивается возможность приобрести более высокий уровень материального обеспечения или более высокий социальный статус. Измену признает и обвиняет в ней мужа. Любовник часто ускользает от брака. Такое окончание романа преподносится как принесение себя в жертву семье и детям. В консультацию чаще обращается обманутый партнер. Если с нашей помощью ему удается уменьшить свою зависимость в семье, то жена нередко начинает опасаться; что он ее может бросить, и ее внебрачная связь кончается быстрее.
          3. Уведенный и неотпущенный. Здесь речь идет о случайной измене. Муж не хочет уходить из своей семьи и вместе с тем не намерен поддерживать внебрачную связь. Он позволил себе «что-то лишнее», но хочет от этой связи избавиться. Если ему удается сделать это без скандала? то его поведение в семье под влиянием угрызений совести может даже улучшиться. Однако часто в игру включается любовница. То, что муж принимал за мимолетный эпизод, считал случайностью, может иногда оказаться рафинированной ловушкой любовницы, которая ищет постоянного партнера. Она сама старается сделать так, чтобы жена узнала об измене, в надежде, что он будет принадлежать ей целиком. Когда жена узнает про измену, муж испытывает облегчение; он старается создать коалицию с женой против любовницы.
          4. Начинатель новой жизни. Здесь речь идет о создании нового брачного союза, инициатор ищет нового, «лучшего» партнера. Это бывает в случаях, когда неудовлетворяющий супругов брак продолжает сохраняться ради детей; между тем дети уже становятся независимыми. Или это может быть синдромом «заезженной лошади», когда занявший прочное социальное положение 50-летний мужчина оставляет свою постаревшую жену и женится на значительно более молодой, чтобы еще «взять кое-что от жизни». К детям он хочет сохранить хорошее отношение, на первый брак смотрит как на «изживший себя рабочий союз». Если дело идет к разводу, он не особенно охотно сотрудничает с врачом. Если же он сотрудничает, то скорее лишь для того, чтобы получить в консультации подтверждение, что «он старался сохранить семью, но из этого ничего не вышло».
          5. Домохозяйка. В основе этих измен лежит усталость от брака, построенного на стереотипных отношениях и имеющего деградирующий уровень коммуникации. Внебрачные связи в таких случаях являются приятной сменой домашней рутины. В консультацию обращаются обманутые партнеры, рассчитывая получить совет, как проще и быстрее «захватить» мужа с любовницей. На рекомендации и советы относительно сохранения семьи не обращают внимания, а неверному партнеру устраивают дома «ад». Такие женщины позорят мужа на работе, оскорбляют его перед детьми, родственниками и знакомыми. В конце концов дело доходит до развода.
          6. Солидный игрок. В большинстве случаев речь идет об эмоционально и психосоциально зрелом индивидууме, которого не удовлетворяют (по разным причинам) супружеские сексуальные отношения. Причиной может быть биологическая склонность к промискуитету или недостаточный интерес партнера к половым сношениям, который не отвечает его потребностям. Он имеет внебрачные связи, однако по отношению к партнеру по браку и к своей семье ведет себя весьма серьезно и ответственно. Его измены обычно хорошо законспирированы, и он в них не признается. Солидный игрок выбирает внебрачного партнера с аналогичной мотивацией, желая, чтобы «солидная игра» была двусторонней. Во внебрачной связи ни один из партнеров не опускается до излишней эмоциональной зависимости от этого союза, оба рассматривают его лишь как дополнение, как «дополнительное удовольствие». Внебрачная связь не создает им проблем в семейной жизни, в выполнении супружеских и родительских функций. Хотя сексуальность и является для них определенной целью, они во всем соблюдают меру, чтобы не навредить особе, с которой находятся в интимных отношениях. Если удается удерживать внебрачные связи в определенных рамках, то возникновение конфликтной ситуации возможно лишь тогда, когда в результате какой-то «несчастной случайности» скрываемая связь обнаруживается.
          Большое внимание супружеской неверности уделял Plzak, который, кроме классификации и психопатологического анализа, разработал дифференцированные рекомендации по каждому типу проблем, связанных с супружеской изменой.
          Для контроля за реакциями на раскрытую супружескую измену с целью предотвращения ее перерастания в хронический конфликт рекомендуется: 1) предупреждать попытки выяснения подробностей измены; вопросы, касающиеся неверности, обсуждать только в присутствии врача и не допускать повторения споров дома; 2) стараться предупредить тенденции к прекращению половых сношений; 3) не нарушать сложившийся общий порядок совместной жизни, т.е., например, не устанавливать строгий контроль за партнером и не вводить замкнутый стиль жизни.
          Естественно, что в интересах всего общества желательно не доводить семейные конфликты до развода из-за случайной внебрачной связи. Обманутому партнеру необходимо помочь преодолеть чувство несправедливости.
          Если не удается погасить возникшие острые реакции и они перерастают в затяжной конфликт с продолжающимися протестами, непримиримым и враждебным отношением обманутого партнера, можно попытаться формально сохранить семью без восстановления половых контактов между супругами и с предоставлением партнеру максимальной свободы в проведении свободного времени. Обманутому партнеру можно предложить курс групповой психотерапии.
          Plzak разработал детальную классификацию с целью определения и оценки опасности для брака внебрачных связей. В нее входит понятие эмоциональной зависимости от брака, причем сравнивается зависимость каждого из супругов от их брака с зависимостью обоих участников внебрачной связи от этого брака; в результате получается несколько вариантов и по каждому из них даются отдельные, конкретные рекомендации.
          Вообще говоря, обманутый партнер имеет возможность реагировать на измену либо агрессивно, либо оборонительно. При агрессивной реакции обманутый партнер прерывает всякие отношения, прекращает совместное ведение хозяйства и предупреждает, что подаст на развод, если партнер немедленно не порвет внебрачную связь. Это может себе позволить партнер, мало зависимый от брака. Агрессивный подход вынуждает «изменника» принять решение; если у него сохраняется еще значительная связь с семьей и детьми, то такая постановка вопроса может привести к прекращению внебрачных отношений и возврату в семью.
          При оборонительной реакции обманутый партнер прекращает супружеские отношения только частично. Он ограничивает эмоциональные проявления, а также проявления любви и расположения, но продолжает совместное ведение хозяйства и половые отношения. Партнеру предъявляется долговременный ультиматум; он должен порвать внебрачную связь в течение определенного срока (1 год). Прекращаются разговоры о внебрачном партнере и игнорируется любая информация о нем.
          Если в некоторых случаях доходит до чрезмерной эмоциональной зависимости, то Plzak рекомендует даже госпитализировать того партнера, который глубже завяз в ней: либо «изменника», если у него наблюдается чрезмерная (катастрофическая) зависимость от внебрачного партнера, либо «обманутого», если у него отмечается чрезмерная зависимость от неверного партнера по браку.
          При групповой психотерапии мы стремимся усилить у госпитализированного обманутого партнера уверенность в себе, исходящую из других источников и не опирающуюся на его неверного партнера. Мы стараемся поддерживать и развивать, особенно у обманутых жен, забытые ими способности и умения, ориентируем их на необходимость заботиться о своей внешности, здоровье, профессиональной деятельности, контакты с друзьями и участие в различных общественных мероприятиях, что могло бы в достаточной мере компенсировать женщине потерю. На этом уровне новое сближение с мужем удается гораздо легче и быстрее, чем на уровне катастрофической зависимости с вымоганием супружеской верности как повинности или долга.
          Что касается конкретных областей совместной жизни, Plzak рекомендует партнерам поступать следующим образом (см. ниже).
          1. В общении: прекратить разговоры об измене, взаимооценку и эмоциональные проявления, поддерживать только формальное общение.
          Само собой разумеется, что надежды на возвращение неверного партнера больше тогда, когда атмосфера в доме спокойная и приятная (и может конкурировать с атмосферой в доме любовницы или любовника, особенно после того, как пройдет первоначальное, некритическое восхищение и внебрачная связь вступит в стадию реалистических оценок), чем в тех случаях, когда в доме постоянная напряженность, слезы, бесконечные критические замечания и упреки, которые гонят неверного партнера из дома.
          2. В половой жизни: рекомендуется продолжать половые сношения, если неверный партнер проявляет к ним интерес.
          3. В хозяйстве: четко договориться по вопросам планирования и распределения семейного бюджета.
          4. В области препровождения свободного времени: установить открытые отношения, предоставить свободу, однако следует распределить между собой обязанности по ведению совместного домашнего хозяйства.
          5. В отношении детей: оберегать их от конфликта, а также определить, кто и за что отвечает в деле их воспитания. Основным принципом является неприкосновенность детей, непозволительно втягивать их в решение проблем, касающихся внебрачных связей.
          Проблемы, связанные с нарушением супружеской верности, в супружеской терапии и в семейных консультациях относятся к наиболее важным и требуют от работников этих учреждений ясной и определенной позиции в данных вопросах. Мораль в современном обществе претерпевает изменения, и различные исследователи, консультанты и врачи высказывают разные мнения по поводу супружеских измен, по-разному относятся к этой проблеме. Некоторые из них ломают старые мифы, считая измену естественным и для нашей действительности типичным явлением, которое следует принять как таковое и постараться приспособиться к нему.
          О том, насколько распространена супружеская неверность и составляет ли она в действительности статистически значимую норму, мы, конечно, не можем иметь точного представления. Информация об универсальности этого явления исходит от супружеских консультаций, клиник и адвокатских контор, которые сталкиваются в основном с уже разрушенными семьями. В столь деликатной области практически невозможно получить достоверные данные, основанные на изучении репрезентативной нормальной популяции. Ссылки на распространенность измен с психотерапевтической точки зрения могут быть оправданы при купировании повышенных отрицательных реакций пациента на обнаруженную измену партнера, но они весьма проблематичны там, где подобная информация может послужить подсказкой, моделью или нормой будущего поведения.
          Скрываемая случайная супружеская измена, эротические приключения или хорошо законспирированные внебрачные связи, которые хорошо продуманы и спокойны (тип «солидных игроков», по Capponi и Novak, без чрезмерной или катастрофической зависимости, по Plzak), не должны никак по-. вредить браку и в конечном итоге могут иногда даже способствовать его «облегчению» и зрелости. Если подобное поведение соответствует системе ценностей обоих партнеров и не нарушает их супружеских и родительских функций, то они, как правило, не обращаются ни к психологии, ни к психиатрам, и в семейной консультации мы встречаемся с такими парами лишь в исключительных случаях. Однако сохранить в тайне внебрачную связь бывает иногда очень трудно, а раскрытие измены часто приводит к различным осложнениям. Кроме того, и в уравновешенной внебрачной связи может возникнуть с той или другой стороны эмоциональная зависимость, которая нередко представляет определенную угрозу семье. Опасность, которую в большинстве случаев несет в себе внебрачная связь, угрожая стабильности семьи и гармонии супружеских отношений, постоянно учитывают благоразумные консультанты, считающие целесообразным пропагандировать старые мифы о супружеской верности, подчеркивать положительные аспекты супружеской жизни.

          Другие внешние факторы
          К внешним факторам, которые могут оказать влияние на развитие супружеских отношений, следует отнести также работу, учебу, функциональные нагрузки и др. Мы уже касались некоторых из них в связи с обсуждением проблемы свободного времени.
          Особые проблемы возникают в семьях, где оба супруга работают, ориентируясь на продвижение в профессиональной деятельности (так называемые двухкарьерные браки). В семье каждый из них выполняет роли партнера, хозяина и родителя, а на службе – работника и коллеги. Каждая роль требует затраты определенной энергии, причем общее количество энергии в системе, естественно, ограничено. Следовательно, если для какой-либо из этих ролей понадобится дополнительная энергия, то для другой ее уже не хватит. В наше время почти Невозможно, чтобы и муж, и жена полноценно работали, целиком посвящая себя карьере, и при этом эффективно воспитывали более одного ребенка.
          Многие девушки поступают учиться и выходят замуж, полагая, что смогут одновременно выполнять все необходимые роли, которые выполняло поколение бабушек, и к тому же еще продвигаться по службе. В действительности оказывается, что семья требует немало энергии, и возникают трудности с ее дальнейшим распределением, а точнее, с перераспределением.
          Для того чтобы впоследствии избежать разочарования и чувства несправедливости, желательно своевременно выработать совместную стратегию поведения; допустим, карьеру будет делать только муж, а жена от своей карьеры откажется и станет главным образом заботиться о семье. Повышение мужа по службе будет рассматриваться как общий успех семьи, и жена не будет стремиться конкурировать с ним или считать, что принесла себя в жертву его карьере. Приблизительно у 10% супружеских пар складывается диаметрально противоположная ситуация: по взаимной договоренности супругов жена берет на себя выполнение внесемейных ролей, а муж осуществляет заботу о семье. Супруги могут договориться иначе: вначале один из них будет полностью отдавать себя профессиональной деятельности, продвигаясь по службе, а позднее – другой или оба супруга одновременно ориентируются на карьеру, откладывая осуществление своих родительских ролей или воспитывая только одного ребенка. В случае «двухкарьерной семьи», имеющей одного ребенка, возникает проблема единственного ребенка. С педагогической точки зрения воспитание единственного ребенка не сулит каких-либо выгод, напротив, такой ребенок в своей дальнейшей жизни будет менее приспособлен, кроме того, в супружестве и в сфере общественных отношений он сталкивается с большим числом проблем, чем дети, выросшие в многодетных семьях. Решение иметь единственного ребенка нередко бывает связано с возникновением чувства вины родителей перед своим повзрослевшим ребенком.
          При некоторых профессиях и не слишком трудоемкой работе можно позволить себе иметь несколько детей, иногда эта проблема решается с помощью бабушки, которая находится в хороших отношениях с обоими супругами и основные заботы о внуках и ведение домашнего хозяйства молодой семьи берет на свои плечи.
          Одним из важнейших факторов, ведущих к возникновению проблем и конфликтов в семье, может быть болезнь одного из супругов. Речь идет главным образом о болезнях, которые его инвалидизируют, делают невозможными половые сношения, изменяют его внешность, лишая его привлекательности, резко сокращают общественные контакты или влияют на репродуктивную функцию (стерильность), представляют опасность для будущего потомства (генетические заболевания), затрудняют общение (слепота, глухота), изменяют психическое состояние (опухоли мозга, душевные болезни). Супружеская терапия направлена на то, чтобы помочь партнерам адаптироваться к возникшим трудностям и найти оптимальную форму дальнейшей совместной жизни.
          . Если подытожить задачи супружеской терапии при возникновении у партнеров конкретных проблем, обусловленных внутренними ситуациями и внешними влияниями, то можно однозначно сказать, что это, прежде всего, помощь в их решении. После предварительного точного формулирования тех или иных проблем и выяснения требований и пожеланий каждого из супругов мы подводим пациента к пониманию возможностей их решения. Решение достигается различными путями:
          а) активно – пациент настаивает на своем, например, заставляет партнера взять на себя часть домашних обязанностей, увеличить расходы на питание, обеспечить переезд от родителей и т.д.;
          б) путем компромисса – сюда относятся обмен (что-то за что-то, если что-то получаю, т
о в чем-то уступлю), «удовлетворение наполовину» (первую половину отпуска в горах, вторую – на море) и так называемая механическая справедливость (например, «одно решение принимаешь ты, одно я или кидаем жребий»);
          в) путем пассивной адаптации – один партнер отказывается от своих притязаний и приспосабливается к другому. Он должен взвесить и решить, задав себе вопрос: «Что для меня важнее – достигнуть исполнения своего требования или потерять семью?».
          Рекомендуется как можно чаще использовать принцип положительного поощрения: всякий раз, когда партнер сделает что-либо, что устраивает другого, тот в ответ должен сделать для него что-нибудь приятное.

          Э. Тийт
          ФАКТОРЫ РИСКА, ВЫЗЫВАЮЩИЕ РАСТОРЖЕНИЕ БРАКА
          Социально-демографические исследования... (см. выше)
          В настоящее время во многих странах, в том числе и в некоторых регионах Советского Союза, нестабильность брака стала существенной социальной проблемой. К таким регионам относятся также республики Советской Прибалтики. Например, в Эстонской ССР уже в течение нескольких лет число разводов ежегодно составляет приблизительно 40% от числа заключенных в том же году браков.
          В макроскопическом плане причины этого явления известны. Это научно-техническая революция и связанная с ней эмансипация женщин, экономическая самостоятельность практически всех взрослых людей, интенсивная миграция населения. Хорошо известно, что в настоящее время исчезла большая часть прежних экономических, религиозных и других факторов, обеспечивающих устойчивость брака и семьи. Однако в микросоциологическом плане механизм развития семьи (как в положительном направлении, так и постепенное ее разрушение) мало изучен. Целью настоящей статьи является выяснение некоторых обстоятельств, связанных с распадом семьи.
          Одной из основных целей группы исследования семьи Тартуского государственного университета является изучение условий, гарантирующих нормальное функционирование семьи, а также выяснение обстоятельств, вызывающих ее разрушение. В Эстонской ССР проведены три выборочных исследования, репрезентативных для республики.
          В 1972 г. опрашивались вступающие в брак в 7 бюро ЗАГС разных районов и городов Эстонии. Каждая анкета включала 150 вопросов (350 признаков) о социально-демографических характеристиках, оценках родительского дома, характере своем и будущего супруга, ценностной ориентации, ролевых ожиданиях и т.д. В итоге было получено 1150 корректно выполненных анкет (575 пар), которые затем обрабатывались на ЭВМ. Опубликованные результаты этого исследования являются эмпирической основой настоящей статьи.
          В 1975 г. в тех же бюро ЗАГС и в соответствующих народных судах опрашивались разводящиеся. Анкеты для них содержали в основном те же вопросы, которые были в анкете для вступающих в брак, плюс экономико-социальные характеристики бывшей семьи, взаимные оценки и самооценки динамики поведения и изменения личности супругов, мотивации развода (всего 250 вопросов, или 700 признаков). Объем обрабатываемого материала – 950 анкет, из которых 62% заполнены женщинами и 38% – мужчинами. Были опрошены 150 бывших супружеских пар. Заметим, что средняя продолжительность совместной жизни составила 8,4 года (медиана 6,1 года). Одна треть всех разводящихся жили уже в течение 1-2 лет раздельно. Подробное исследование их анкет позволяет проверить валидность полученных ответов. Опубликованные результаты этого исследования образуют второй эмпирический источник настоящей статьи.
          Сравнение результатов названных опросов позволяет выяснить обстоятельства, влияющие на распад брака. Следует отметить, что существует не одна или несколько доминирующих причин развода. Имеется целое множество факторов, увеличивающих вероятность разрушения брака, – так называемых факторов риска развода. Эти факторы можно условно разделить на три группы.
          1. Факторы риска первого типа связаны с личностями, вступающими в брак. Сюда относятся такие характеристики, как их происхождение, влияние родительского дома, некоторые социально-демографические признаки, психологические качества, физическое и умственное здоровье и т.д. Знание всех этих факторов позволяет прогнозировать вероятность успешного брака для каждого человека отдельно.
          Значение этих факторов для семейной жизни неоднократно подчеркнуто многими советскими и зарубежными исследователями.
          2. Факторы риска второго типа связаны с первичной совместимостью исследуемой пары, условиями знакомства, характеристиками предбрачного периода, мотивацией брака. Заметим, что факторы риска второго типа не являются независимыми от факторов риска первого типа: они могут усилить их действие, а в некоторых случаях даже компенсировать их. Знание факторов риска второго типа позволяет прогнозировать успех брака (и в некоторой степени даже воздействовать на него) для каждой конкретной пары в момент их вступления в брак.
          3. Факторы риска третьего типа возникают в течение совместной жизни супружеской пары. Сюда относятся проблемы, связанные с экономической основой и жилищными условиями, а также с несоответствием ролевых ожиданий и их реализации. В основном факторы риска третьего типа определены вторичной несовместимостью, неадекватным поведением супругов, семейными конфликтами, сексуальной дисгармонией, алкоголизмом. Факторы риска третьего типа в некоторой мере зависят от факторов риска первого и второго типов, но далеко не определяются ими, а в значительной мере обусловливаются конкретными условиями жизни рассматриваемой семьи.
          Знание факторов риска третьего типа позволяет не только прогнозировать успех совместной жизни на каждом этапе жизни каждой конкретной супружеской пары, но и в некоторой степени ориентировать эту жизнь в социально желаемом направлении (с помощью семейных консультаций).
          Факторы риска первого типа. Среди факторов риска первого типа, т.е. обстоятельств, связанных с пригодностью и готовностью к семейной жизни отдельных лиц, наиболее существенным является происхождение из неполной семьи. По нашим данным, 67% вступающих в брак лиц до 16-летнего возраста воспитывались в полной семье, а среди разводящихся соответствующий процент – 57. Причиной этого, вероятно, является недостаточная подготовленность к семейной жизни и низкая оценка брака у воспитанников неполной семьи. На влияние этого фактора указано многими исследователями.

          Сходным и также существенным фактором риска является холодная или враждебная атмосфера в родительском доме. В такой обстановке, по нашим данным, росли 3% вступавших в брак и 7% разводившихся.
          Интересным является влияние места рождения. В Эстонской ССР, как и во всем мире, разводимость в городах выше, чем в сельской местности. Однако среди разводящихся было больше людей, родившихся в деревне и меньше родившихся в больших городах, чем среди вступающих в брак (из разводящихся родились в деревне 48% и в больших городах – 34%; из вступающих в брак – соответственно 45 и 38%). Следовательно, миграция из деревни в город, вызывающая ослабление соци-ального контроля над молодым человеком, является существенным фактором риска.
          Общеизвестным фактором риска является неподходящий возраст вступления в брак. Пары, в которых хотя бы один из партнеров во время оформления брака был существенно моложе или старше оптимального возраста, сравнительно менее стабильны. Наш материал свидетельствует об особенно существенном влиянии слишком позднего вступления в брак: разводящиеся, которые жили вместе не более 3 лет, вступили в брак в среднем на 2,4 года позже, разводящиеся, которые жили вместе 3-10 лет, – в среднем на 0,6 года позже, и разводящиеся, которые жили вместе более 10 лет, – в среднем на 1,6 года позже, чем в среднем. Причем интересно, что 30% разводящихся считали неподходящий возраст вступления в брак существенной причиной разрушения брака, но только 5% полагали, что они были слишком стары, и 25% – что они вступили в брак слишком молодыми.
          Все остальные социально-демографические характеристики, такие как образование супругов и их родителей, социальный статус, количество членов семьи и т.д., имеют примерно одинаковое распределение у вступающих в брак и у разводящихся, поэтому нет оснований считать их факторами риска развода.
          Довольно подробно исследовались характеры как вступающих в брак, так и разводящихся. Для этого в анкетах содержался блок измерения личности, созданный Кеттэллом, который состоит из 32 признаков. Каждому признаку соответствовала пара черт личности (например, смелый – трусливый), соединенных 5-балльной шкалой. Вступающие в брак оценивали и самого себя, и своего будущего супруга; разводящиеся давали соответствующие оценки для момента вступления в брак (ретроспективно) и для рассматриваемого момента. Валидность всех оценок проверялась путем факторного анализа.
          Вступающие в брак оценили и себя, и своего будущего супруга в основном положительно, притом оценки, данные супругам, несколько выше самооценок. Довольно похожими, но несколько ниже были ретроспективные оценки разводящихся. По самооценкам, разводящиеся в момент вступления в брак были более эгоистичны, менее смелы, общительны и требовательны, чем средние вступающие в брак. Ретроспективные оценки супруга, данные разводящимися, существенно ниже оценок будущего супруга, данных вступающими в брак. Все же интересно заметить, что ретроспективные оценки супруга. данные разводящимися, в общем положительны или нейтральны, только каждый из супругов уже в начале брака считал другого нервным. Кроме того, женщины указали, что их мужья уже тогда были склонны к неустойчивости, непрактичности и легкомыслию.

          Таким образом, нет основания полагать, что разводящиеся уже во время вступления в брак имели в некотором смысле «плохой характер», хотя некоторые черты в их характерах (эгоистичность, нервность, неустойчивость) могут в действительности затруднить совместную жизнь и быть факторами риска развода.
          Факторы риска второго типа. Если факторы риска первого типа связаны с отдельным человеком, то факторы риска второго типа свойственны паре и связаны с ее первичной совместимостью, обстоятельствами и условиями знакомства и заключения брака.
          Первичная (а также и вторичная) совместимость супружеской пары в некоторой мере зависит от соответствия разных социально-демографических признаков супругов. Очевидно, гетерогенность таких показателей может оказаться фактором риска развода.
          В ходе нашего исследования выяснилось, что несоответствие возрастов супругов действительно является существенным фактором риска, причем действие этого фактора проявляется в течение довольно длительного времени. Так, коэффициент корреляции возрастов между вступающими в брак был 0,71, а для разводящихся, живших вместе до 3 лет, от 3 до 10 лет и более 10 лет, соответствующий коэффициент равнялся 0,73, 0,46 и 0.41.
          При исследовании мест знакомства нам не удалось найти существенных различий между вступающими в брак и разводящимися: только (вопреки ожиданиям) у разводящихся место жительства в среднем встречалось чаще (соответственно 20 и 11%), а кафе или ресторан – реже (соответственно 21 и 26%), чем у вступающих в брак.
          Длительность периода знакомства существенно связывается со стабильностью брака: в течение слишком короткого периода знакомства будущие супруги не имеют возможности достаточно узнать друг друга, приспособиться друг к другу, выработать общие представления о семейной жизни. Поэтому слишком короткий период знакомства является существенным фактором риска. Слишком же длительный период знакомства связывается со снижением эмоциональности в браке.
          По нашим данным, средний период знакомства у разводящихся длился 1 год. Среди них 40% отметили слишком короткий период знакомства; такие люди знали друг друга перед браком в среднем полгода (12% – даже менее 3 месяцев). Зато 7% из разводящихся указали на слишком длительный период знакомства (в среднем 3 года).
          Остальные разводящиеся считали нормальной длительность периода знакомства в среднем 1,5 года, так же как в среднем и вступающие в брак.
          Степень взаимного приспособления зависит не только от длительности предбрачного периода, но и от тесноты контактов в течение этого периода. Заметим, что среди разводящихся были 28% людей, которые встречались перед браком только раз в неделю или реже; среди вступающих в брак таких было 20%. Теснота контактов в предбрачный период существенно влияет на знание характера будущего супруга. На вопрос, знали ли они в момент заключения брака раздражающие черты характера своего будущего супруга, опрашиваемые дали следующие ответы (доминирующий вариант): встречавшиеся реже 1 раза в неделю – не знали; встречавшиеся 1 раз в неделю – знали частично; встречавшиеся чаще – знали.
          Весьма важным для подготовки к браку является общий характер отношений в предбрачный период; для нормальных отношений в браке предполагаются теплые и сердечные взаимные отношения будущих супругов в предбрачный период; так было у 97% вступающих в брак, но у разводящихся соответствующий процент составлял только 80. Значит, примерно у 5% разводящихся даже первичная совместимость оказалась недостаточной. Подобная картина выявилась и при отношениях доминирования-подчиненности: если из вступающих в брак 72% пар в предбрачный период всегда учитывали желания друг друга, то среди разводящихся таких пар было только 42%. Заметим, что указанные признаки тесно коррелированны: при очень теплых взаимных отношениях часто стараются выполнять желания партнера, а при прохладных отношениях – скорее собственные.
          В комплект предбрачных отношений входят и сексуальные отношения. Хорошо известно, что в последнее, время установки относительно предбрачных сексуальных отношений стали более толерантными, причем различий в этом вопросе между вступающими в брак и разводящимися практически не было. Для мужчин считали предбрачные сексуальные отношения допустимыми 70% отвечающих, для женщин – 60%. Так же в обоих массивах были практически одинаковы проценты людей, имеющих предбрачный сексуальный опыт: примерно 80% мужчин и 75% женщин.
          Таким образом, ни предбрачные сексуальные отношения, ни отказ от них не являются в современных условиях фактором риска развода. В связи с этим следует отметить, что и ожидаемый ребенок, являющийся причиной так называемого «принудительного брака», по нашим данным, не является фактором риска развода, скорее наоборот: если из вступающих в брак 41 % считали ожидаемого ребенка важным мотивом вступления в брак, то из разводящихся на такой мотив указывали только 26%.
          О более прохладных отношениях разводящихся во время вступления в брак говорит и анализ мотивации брака. Если вступающие в брак указали любовь, дружбу и заботу как важные мотивы брака соответственно в 95, 93 и 87% случаев, то у разводящихся эти мотивы встретились в 60, 51 и 43% случаев. Следует отметить, что у разводящихся практически все мотивы (как экономические, так и этические, в том числе и сочувствие или данное когда-то обещание) встречались значительно реже, чем у вступающих в брак. Заметим, что браки разводящихся были в меньшей степени одобрены и родителями невесты и жениха: если вообще из всех браков одобряется родителями примерно 82%, то у разводящихся этот процент составил только 37. Для выявления причины этого явления требуется дополнительное исследование: являются ли эти браки вообще менее мотивированными или здесь проявляется субъективность оценок.
          Факторы риска третьего типа возникают в течение совместной жизни супружеской пары. Они связаны со вторичной несовместимостью, в основе которой лежат различия в ценностных ориентациях, несоответствие представлений о супружеских ролях действительности. Некоторую общую информацию о действии этих факторов можно получить путем сравнения брачных ценностей, указанных вступающими в брак, с отсутствием этих ценностей как мотивов развода, объявленных разводящимися (табл. 1), где приведено «ранжирование» этих признаков в порядке снижения их значимости. Заметим, что мотивы развода довольно тесно связываются с брачными ценностями: коэффициент ранговой корреляции между мотивами и ценностями равняется для мужчин 0,82 и для женщин – 0,62.
          Рассмотрим теперь отдельно обстоятельства, связанные с факторами риска третьего типа.
          Некоторой основой супружеской совместимости является и экономический базис, на котором создается семья. Следует отметить, что в очень неблагоприятных условиях (например, когда у молодой семьи нет даже отдельной комнаты и они должны жить раздельно) семья как микрогруппа не может развиваться, и такие условия являются очень серьезным фактором риска. Существование такого фактора риска подтверждается и нашими исследованиями: только 38% из разводящихся имели после брака собственную квартиру. 6% жили в уголке общей комнаты и примерно в 10% случаев партнеры жили раздельно. Доля тех, кто в начале супружества жили вместе с родителями, среди разводящихся была заметно больше, чем среди вступающих в брак (соответственно 49 и 32%). Более чем половина (57%) разводящихся имели после брака жилплощадь менее 6м2 на 1 члена семьи. Среди вступающих в брак такие люди составляли только 31 %.
          Таблица 1
          Брачные ценности и мотивы развода, связанные с недостатком соответствующих ценностей (в порядке снижения их значимости)


          Брачная ценность Место, отводимое брачным ценностям вступающими в брак Место, отводимое недостатку соответствующих ценностей у супруга (и) разводящимися
          Мужчи-нами Женщинами Мужчинами Женщинами
          Любовь 5 5 3 5
          Нежность 4 4 2 4
          Взаимное уважение 1 1 5 6
          Взаимное доверие 3 3 1 2
          Верность супруга(и) 2 2 4 3
          Вежливость 7 6 10 9
          Совместное проведение свободного времени 6 7 7 7
          Единство увлечений, интересов 15 15 11 11
          Уважение к привычкам супруга (и) 12 14 9 10
          Сексуальная гармония 11 10 6 8
          Трезвость супруга (и) 13 13 8 1
          Тактичность супруга (и) 10 12 13 12
          Забота о внешности супруга (и) 9 9 14 14
          Общность идейно-политических взглядов 16 16 18 15
          Общность взглядов на литературу, музыку, искусство 17 17 15 17
          Отношения с родителями супруга (и) 14 11 17 18
          Материальная зажиточность 18 18 16 13
          Отдельная удовлетворительная квартира 8 8 12 16

          Так как жилищные условия в течение совместной жизни улучшаются (к концу брака уже примерно 60% разводящихся живут в отдельной квартире), то мотив «плохие жилищные условия» встречается сравнительно редко (у 15% разводящихся). Однако надо учитывать, что и плохие отношения с родителями супруга, указанные 10% разводящихся, очень часто связаны с жилищными условиями: молодая семья вынуждена жить вместе с родителями. Что касается материальной поддержки, оказываемой молодой паре со стороны родителей, то здесь существенного различия нет: такую поддержку вступающие в брак получали в 28% случаев, разводящиеся – в 24% случаев.
          Очень важным фактором риска является употребление алкоголя. Примерно в половине всех заявлений о разводе, представленных женщинами, злоупотребление алкоголем является или основным, или сопровождающим мотивом развода. Понятно, что оценки здесь весьма субъективны: если разводящиеся мужчины сами указали, что 20% из них употребляют алкоголь часто и 45% – умеренно, то разводящиеся женщины нашли, что среди их мужей 64% употребляют алкогольные напитки часто и 20% – умеренно. Хотя рост потребления алкоголя в течение неудачного брака очень значительный (например, в начале брака, по ретроспективным самооценкам, часто пили 8% мужчин, по оценкам женщин – 18%), все же надо полагать, что разводящиеся уже во время вступления в брак употребляли алкоголь больше, чем женихи в среднем (по самооценкам, только 2% из них пили часто). Очевидно, привычка к употреблению алкоголя связана с соответствующей традицией в родительском доме; по данным разводящихся женщин, 40% отцов их супругов пили часто, по данным же мужчин, такая ситуация имела место лишь в 13% случаев. Следует отметить, что женщины были более критичны и относительно своего отца: по их мнению, он пил часто в 26% случаев.
          Заметим, что, по нашим данным, женщины являются весьма чувствительными к привычке потребления алкоголя у своих мужей: из разводящихся женщин 68% утверждали, что им мешает или очень мешает пьянство мужа (хотя часть из их мужей, по высказываниям тех же женщин, пили умеренно). Эта чувствительность является результатом неудачной семейной жизни: до брака молодые женщины сравнительно низко оценивают трезвость супруга как супружескую ценность (13-е место), в то время как среди мотивов развода злоупотребление алкоголем стоит на первом месте (см. табл. 1).
          Очень серьезный фактор риска развода – несправедливое распределение домашних работ: 35% женщин и 17% мужчин считали его важным мотивом развода, более половины разводящихся отметили, что бремя домашних работ было для них слишком тяжелым. Хотя оценки, данные обоими супругами фактическому распределению домашних обязанностей, в некоторой мере противоречивы, из них вытекает, что у женщин домашняя работа занимает в 2 раза больше времени, чем у мужчин.
          Распределение домашних обязанностей весьма тесно связано с проведением свободного времени. В течение супружества объем свободного времени у супругов, особенно у женщин, значительно уменьшается. Но и имеющуюся часть свободного времени супруги, как правило, проводят раздельно. Одной из причин этого является различие интересов и увлечений.
          Единство интересов и увлечений является такой брачной ценностью, значение которой в начале супружества недооценивается. После неудачной совместной жизни это несоответствие становится уже довольно значимым фактором риска развода.
          Интересы и увлечения были нами довольно подробно изучены (с помощью самооценок и взаимных оценок) у обоих рассматриваемых контингентов, причем разводящиеся дали и ретроспективные оценки, относящиеся к начальному периоду брака.
          Результаты показывают, что в начале брака все люди оценивают свои интересы довольно близкими к интересам своего супруга (средний коэффициент корреляции – примерно 0,35), в то же время, по самооценкам, этот коэффициент равняется только 0,10. Самыми распространенными общими увлечениями для молодых супружеских пар являются такие, как танцы, кино, театр, легкая музыка, увлечение модой, посещение домашних вечеров. Довольно много времени занимает и чтение художественной литературы. Только часть вступающих в брак интенсивно занимаются спортом, садоводством или научной работой.
          Следует отметить, что ретроспективные оценки разводящихся не переоценили общих интересов супругов и были в этом смысле более согласованными (коэффициент корреляции – 0,40). Оценки, характеризующие конец супружества, свидетельствуют о том, что бывшие супруги проводят свободное время в основном раздельно, даже при условии, что они имеют некоторые общие интересы. Общими остались только некоторые, сравнительно второстепенные по частоте представления интересы, например спорт, серьезная музыка, научная работа.
          В течение супружества значительно изменяется структура проведения свободного времени. Время, проведенное в театре и кино, на концерте и вечерах отдыха, посвященное спорту или чтению художественной литературы, существенно сокращается. Увеличивается время, проведенное дома и в саду, а также время, посвященное общественным обязанностям. Причем оценки и самооценки супругов довольно хорошо согласуются (коэффициент корреляции – 0,25), только, как правило, обе стороны утверждают, что их бывшие супруги больше времени проводят в ресторане или на танцах.
          Сравнительно важным фактором риска является и сексуальная дисгармония супругов. Заметим, что значение сексуальной гармонии как брачной ценности в начале супружества недооценивается. Если в начале брака 66% мужчин и 55% женщин были очень удовлетворены и только 5% мужчин и 7% женщин не удовлетворены супружескими сексуальными отношениями, то к концу несчастливого брака процент очень удовлетворенных упал до 17 и 18 соответственно у мужчин и женщин, а процент неудовлетворенных соответственно поднялся до 43 и 51. Причиной сексуальной неудовлетворенности мужчин была излишняя сдержанность женщин; женщин – повышенная сексуальная активность мужчин. Возможно, что это явление связано с отрицательными эмоциями при первом сексуальном опыте (у 44% женщин). Наши данные показывают, что сексуальная дисгармония тесно связывается с конфликтами вообще (90% отвечающих).
          Очень частыми мотивами развода являются измена и ревность. По нашим данным, приблизительно 50% из всех разводящихся мужчин и женщин изменяли, а обвиняли своего супруга в измене примерно 60%. Причинами измены женщины называли новую любовь (12%) и необоснованную ревность (8%); мужчины – сексуальную неудовлетворенность (18%), новую любовь и необоснованную ревность (13%).
          Из таблицы 1 видно, что самые важные брачные ценности связаны с личностью супруга и взаимными отношениями супругов. Измерение таких субъективных характеристик весьма затруднительно, но некоторую информацию о них можно получить из приведенных повторных само– и взаимооценок.
          При сравнении оценок и самооценок, характеризующих Разводящихся в конце брака, с соответствующими ретроспективными оценками четко обнаруживаются две закономерности.
          1. Как взаимные оценки, так и самооценки в конце брака значительно ниже, чем ретроспективные.
          2. Взаимные оценки существенно ниже самооценок.
          Первый факт, очевидно, говорит об объективных изменениях в чертах характера людей, связанных с несчастливым супружеством; оказалось, что люди стали более нервными, пессимистичными, утратили честность, смелость и жизнерадостность.
          Последний факт свидетельствует об уменьшении взаимного уважения, о боль-шей субъективности оценок. Следует отметить, что в момент развода в оценках уже доминируют отрицательные черты характера.
          Разводящиеся обвиняют своих бывших супругов в упрямстве, нетактичности, излишней требовательности, нечестности, недоверчивости, легкомыслии, неуравновешенности, нервозности, холодности, непрактичности, мелочности; женщины считают своих мужей и недобросовестными, зато признают, что супруги стали более самоуверенными. Оценки общительности оказались практически неизменными, так же как и оценки таких основных черт характера, как темперамент, энергичность и т.д. Этот последний факт позволяет считать взаимные оценки более или менее обоснованными и сделать вывод, что в действительности в течение несчастливого брака характеры супругов (особенно в поведенческом плане) существенно изменяются в отрицательную сторону.
          Таким образом, мы можем сделать вывод, что существует множество разных причин, вызывающих нестабильность брака. Эти причины связаны с происхождением и воспитанием супругов, их ценностными ориентациями, представлением о ролях в семье, готовностью к супружеской жизни и конкретными жизненными условиями и обстоятельствами.
          Прочность брака ежедневно проверяется в системе разнообразных межличностных отношений на работе, дома и в коллективе друзей и родственников, в решении текущих проблем и трудностей.

          А.Н. Волкова, Т.М. Трапезникова
          МЕТОДИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ ДИАГНОСТИКИ СУПРУЖЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ (Вопросы психологии. 1985. № 5)
          Одна из острых проблем семейного консультирования – получение полной, объективной, достаточной информации о брачно-семейной ситуации клиента. От этой информации зависит точность постановки диагноза, выбор методов и направления коррекционной работы и эффективность помощи. Сбор информации предполагает наличие у консультанта определенной модели семьи и брака, возможных источников их дестабилизации. Концептуальные установки консультанта служат упорядочению получаемой от клиента информации. Однако теория семьи и брака еще далека от завершенности. Это приводит к значительным расхождениям в методах и характере собираемой информации, ее интерпретации и использовании.
          Мы предприняли попытку составить программу сбора информации о супружеской паре. Как можно будет увидеть, именно эта информация в разных сочетаниях и интерпретациях используется большинством практикующих специалистов. Пункты программы охватывают целостные аспекты брачных отношений. Несомненно, при работе с отдельной парой нет необходимости проводить полное обследование. Можно учитывать лишь те пункты, которые в первой беседе с клиентом выявились как источники его затруднений или имеют общее значение.
          Подчеркнем, что программа предназначена для обследования брачной пары, а не семьи в целом. Супружеская пара – центральный элемент семьи как малой группы. Стабильность семьи, ее развитие, благополучие, педагогический потенциал и многие иные характеристики существенно зависят от особенностей супружеской пары. Однако было бы натяжкой сводить проблемы семьи к супружеским проблемам и искать в них причину семейного неблагополучия во всех без исключения случаях.
          Предлагаемая программа включает девять пунктов, которые мы охарактеризуем по следующим аспектам: смысл и значение получаемых по каждому пункту характеристик супружества, их влияние на благополучие брака, возможные методы и приемы измерения этих характеристик.

          1. Социально-экономические и демографические характеристики.
          Данные показатели учитываются во многих социологических и демографических исследованиях, доказано их влияние на стабильность брака. Среди них чаще всего выделяют: жилищные условия (размер и комфортность жилища), семейный бюджет (размер и способ распределения), стаж брака, возраст супругов и разница в возрасте, образование и род занятий супругов, количество и возраст детей. В большом числе исследований, обсудить которые здесь нет возможности, показана неоднозначная связь этих показателей с характеристиками семьи. В тенденции можно говорить о положительном влиянии на брак хороших материальных условий (квартиры и семейного дохода), значительного стажа брака, примерного равенства возрастов супругов или более старшего (на 3-7 лет) возраста у мужа, высшего образования супругов, отсутствия разницы в уровне образования, числа детей от одного до четырех. Влияние обратных значений этих характеристик не столь определенно, поэтому не всегда справедливы выводы о неблагополучии семьи без детей, при плохих материальных условиях и т.д. Это вполне объяснимо, если принять во внимание, что социальные особенности семьи обусловливают ее благополучие не прямо, а преломляясь через внутренние условия. Неблагоприятное действие объективных факторов может компенсироваться за счет влияния внутренних источников семейной интеграции: супружеской совместимости и согласия, силы супружеских чувств, высокой культуры отношений и т.п.
          Что касается методов получения социальных характеристик, то достаточны опрос, анализ имеющихся документов.

          2. Добрачные отношения.
          Учет добрачных отношений редко используется при анализе супружеских проблем. Однако практика консультирования показывает, что в добрачном периоде нередко зарождаются трудности, которые в дальнейшем прямо или косвенно проявятся в браке. Поэтому анализ добрачной истории полезен для понимания актуального состояния отношений.
          Нами были обобщены литературные данные и проведено исследование 60 добрачных историй. Обследовались пары со стажем не более двух лет, использовался метод ретроспективного отчета.
          Результаты работы позволили заключить, что на судьбе брака отражаются следующие характеристики: место и ситуация знакомства, первое впечатление друг о друге (положительное, отрицательное, амбивалентное, индифферентное), продолжительность периода ухаживания, инициатор брачного предложения (мужчина, женщина, другие заинтересованные лица), время обдумывания брачного предложения, ситуация оформления брака.
          Установлено, что положительное значение для брака имеют следующие факты добрачной истории: взаимное положительное первое впечатление друг о друге, знакомство в ситуации работы или учебы, период ухаживания от одного до полутора лет, проявление инициативы брачного предложения со стороны мужчины, принятие брачного предложения после непродолжительного (до двух недель) обдумывания, сопровождение регистрации брака свадебными торжествами.
          Специальных компенсирующих мер требуют такие особенности добрачных отношений, как: отрицательное первое впечатление друг о друге, короткий (до шести месяцев) или долгий (более трех лет) период ухаживания, неодобрение выбора родными или близкими, проявление прямой или косвенной инициативы со стороны женщины (вынужденное или спровоцированное предложение), продолжительное обдумывание брачного предложения. В каждом конкретном случае можно вскрыть причины перечисленных фактов, характеризующих добрачные отношения. Видимо, действие этих причин продолжается и в браке, проявляясь в тематике или поводах конфликтов.
          Характеристики добрачного периода выявляются в беседе или специальном интервью.

          3. Микроокружение семьи.
          Микроокружение семьи имеет большое значение для ее стабилизации. Содержание и формы связей с окружением исторически изменчивы. Для современной городской семьи характерны две тенденции: сокращение объема, частоты и длительности контактов с окружением и высокая потребность в поддержке со стороны окружения. Дело в том, что родственные, соседские, приятельские отношения являются источником хозяйственно-бытовой, моральной и эмоциональной поддержки, служат каналом значимой информации, помогают адаптации и социализации членов семьи, служат источником бытовых услуг (помощь при уходе за детьми, больными и т.п.), являются каналами передачи опыта семейной жизни, необходимы для организации досуга.

          Отсутствие связей с окружением, изоляция семьи от жизни общества и конкретного микроокружения негативно сказывается на ее стабильности и благополучии. В изолированной семье вся бытовая нагрузка падает на обоих супругов. Это требует от них способности к жесткой координации действий, высокого согласия по всем вопросам семейной жизни, психофизической выносливости, сознания личной ответственности и долга. Лишь при этих условиях изолированная семья может справляться с современными нагрузками без излишней напряженности и конфликта.
          Однако и супруги, проживающие вместе с родными и не испытывающие дефицита помощи, могут оказаться проблемной парой. В этом случае причины конфликта могут лежать в области бытовой или иной формы несовместимости поколений, различий в образе жизни и уклада.
          Наиболее оптимальный вариант – частичное отделение семьи: проживание отдельно от родственников для сохранения автономии, но в непосредственной близости от них. Подобные условия позволяют семьям избежать бытовых конфликтов и вместе с тем оказывать и получать оперативную помощь со стороны близких.
          Для исследования контактов семьи с окружением нами разработана анкета «Контакты семьи». Она позволяет получить следующие показатели: состав микроокружения (родные, соседи, друзья, коллеги), частота контактов с разными представителями микроокружения, род помощи, получаемой от этих лиц (экономическая, бытовые услуги, моральная и эмоциональная поддержка, обмен опытом, организация и проведение досуга). Анкета может использоваться в двух вариантах: для изучения объективного положения дел и для исследования желаемого варианта отношений с окружением. Сравнение полученных картин помогает выявить точки неблагополучия в отношениях с микроокружением.

          4. Стадия супружества.
          В литературе не подвергается сомнению значение стадии развития семьи для взаимоотношений. При этом речь иде

Основные типы семейных проблем и их решение (2 3 4)



[Комментировать]