Самучитель супружества 10

Самучитель супружества (2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16)

          Часть 10

          удряются даже общих детей приравнять к собственности и делить их по тем же правилам, что и общее имущество. Но вернёмся к равноправию.
          Прежде всего, нужно подчеркнуть, что равноправие супругов отнюдь не означает их равенства, так как у супругов в семье разные роли и обязанности. Другое дело – права, они у них одинаковые. И супруги, исходя из своего равноправия, могут по-своему распределить обязанности в семье, учитывая, разумеется, особенности полов. Но сторонники равенства полов, несмотря на физиологические отличия и различный статус в семье, добиваются противоестественного равенства супругов, которое на деле превращается в копирование женщинами мужского поведения, причём, вплоть до самых неприглядных подробностей. И это "по душе" не только женщинам, почувствовавшим свободу после многовекового гнёта, но и мужчинам, желающим снять с себя "бремя" мужских забот.
          Стремление к равенству в семье – это всего лишь отражение тенденции к равноправию женщин в индустриальном обществе. Ведь работающая женщина и работающий мужчина имеют одинаковую ценность для нанимателя. Если, конечно, не считать временную потерю трудоспособности во время последней стадии беременности и родов. И это не могло не повлиять на распределение ролей в семье, ведь мужчина перестал быть единственным "добытчиком" в семье. А женщина уже одна могла прокормить себя и детей. И это дало ей возможность вырваться из-под мужского гнёта. Разумеется, это – положительная тенденция, но, как это часто бывает, выравнивая перегиб в одну сторону, перегибают в противоположную. Но если женщины, оттесняя мужчин, стали осваивать многие мужские профессии, если стали мужественней и почувствовали ответственность, связанную с большими должностями и капиталами, то мужчины так и не "научились" рожать и кормить грудью. И на "хрупких" женских плечах оказалось две ноши – женские и мужские обязанности.
          Может, это и не совсем корректно, говорить о невозможности мужских родов, но это лучше других аргументов доказывает бесперспективность полного равенства, стремление к которому привело лишь к увеличению удельного веса женщины в семье. Да и то – за счёт уменьшения его у мужчины. И таким образом, тенденция к равенству полов в обществе привела не к равноправию полов в семье, а лишь свела роль мужа к второстепенной. А из-за такого понимания равенства, равноправия в семье не прибавилось, отчего количество семейных конфликтов только увеличилось. Ведь если раньше общество заставляло женщину подчиняться мужу, то есть – терпеть, то современной женщине уже не из-за чего терпеть. Она в любой момент может расторгнуть брак, который её не устраивает. А он и не каждую женщину может устроить, ведь у активных вне семьи женщин часто не хватает времени даже на детей. И свою семейную роль они не в состоянии исполнять во всём нужном объёме без перенапряжения, которое выливается в обиды и стрессы ("Я всё тяну на себе!"). Вот и приходится выбирать: женская роль в гармоничной семье или карьера и независимость в неудачной или неполной семье.
          Мужчин тоже современный брак не может устроить, так как, лишившись основной части ответственности и обязанностей главы семьи, они теряют "вес" при решении семейных проблем, что принижает их роль в семье, делая её второстепенной. И понимание этого (часто – подсознательное) деморализует мужчину, заставляет его протестовать ("Я – мужчина!"), хотя и бесплодно, либо свыкнуться с этим и "опуститься на дно". В обоих случаях такое положение мужчины становится причиной множества семейных конфликтов. Ведь у мужественной и властной женщины не может быть гармоничных отношений с беззаботным и лишённым голоса мужчиной. Они просто не в состоянии создать нормальную семью, так как внесли в свои взаимоотношения дисгармонию полов такого же порядка, что и в семье с деспотичным мужем, даже – ещё хуже.
          Женщинам, вероятно, не понравится это утверждение. Им может показаться, что их "толкают" обратно, в кабалу. Но это не так. Просто нужно чётко представлять себе роли мужа и жены в по-настоящему равноправной семье. И желательно учитывать обоснованность и естественность этих ролей. А дело в том, что за миллионы лет физиологические отличия мужчины и женщины наложили свой отпечаток на их психологию и, если можно так выразиться, на предназначение мужчин и женщин. Ведь, несмотря на то, что женщины и мужчины "рука об руку" продолжают человеческий род, роли при этом они играют разные. Мы уже не говорим о том, что мужчина оплодотворяет, а женщина рожает, это и так ясно. Но есть ещё и отличия в половой "сверхзадаче". И они присущи не только людям, но и другим млекопитающим. Обратимся к результатам экспериментов над крысами.
          Крысы, помещённые в хорошие "бытовые" условия и обеспеченные всем необходимым, ведут себя по-разному, в зависимости от пола. Может, это и обидное сравнение, но мужчины, как и многие другие самцы млекопитающих, инстинктивно обследуют внешний мир и обеспечивают безопасность, занимаются перспективными проблемами и фундаментальными исследованиями. До последнего, правда, животные ещё не дошли, хотя, смотря с какой стороны посмотреть. Что же касается женщин и самок, то они больше занимаются обустройством уже завоёванного пространства, конкретными и актуальными проблемами, меньше интересуясь абстрактными и перспективными проблемами.
          Попахивает, конечно, шовинизмом и принижением способностей женщин, но если подумать, ничего обидного в таком распределении способностей и интересов нет. К примеру, мужчины же не обижаются на то, что не могут рожать, кормить грудью и думать по-женски? И потом, несмотря на стремление к равенству полов любой ценой, у женщин всё же остаётся потребность в чувстве защищённости и подсознательное желание прислониться к сильному мужскому плечу. Да и у мужчин не отнять желания чувствовать себя защитником женщин и детей, не отнять потребность в их доверии к себе. Опять же, в экстремальных ситуациях командование на себя может взять только один человек. Это касается как группы людей, так и семейной пары. Супруги, разумеется, должны быть равноправными и сообща решать все проблемы, но в экстремальных ситуациях взять на себя ответственность должен один из них, желательно – мужчина. Это его роль и нет смысла отбирать её у него. Женщина же не должна чувствовать от этого ущемления своих интересов, а наоборот – она должна испытывать гордость за то, что в трудную минуту у неё есть на кого положиться – на самого близкого и любимого человека. Что же в этом плохого? Неужели такие чувства, не говоря уже о любви, есть смысл поменять на холодность отношений независимых супругов, ведущих себя в трудную минуту как "лебедь, рак да щука"?
          "Особые полномочия" мужчине в семье передаются супругой. И делается это не официально и торжественно, а демонстрируется своим поведением, уважением к его мужскому началу. Это, в свою очередь, укрепляет уважение супруга к её женскому началу, и всё встаёт на свои места, не нарушая равноправия. В семьях же независимых супругов, отсутствие уважения к мужскому началу супруга приводит к неуважению женского начала супруги. Результат – дисгармоничное половое равенство – "двоевластие", которое в экстремальных случаях может расколоть семью, так как супруги привыкают "тянуть на себя общее одеяло" – не уступать друг другу. А из-за этого любой конфликт может стать причиной развала семьи. Но к счастью, такая "непробиваемая" бескомпромиссность не так часто встречается. Всё-таки супружеские роли в той или иной мере передаются из поколения в поколение и сидят в подсознании. Поэтому-то, несмотря на эмансипированность современных женщин, "приступы" желания ощущать рядом плечо надёжного мужчины бывают даже у самых сильных женщин, у тех, которые по работе имеют власть над подчинёнными мужчинами. Но такое желание у них редко осуществляется, ведь они принесли в жертву своему социальному положению простые женские радости.
          Сторонницы равенства лишают себя (в основном – в городе) природного распределения ролей и, фактически, "третичных" (не физиологических) половых признаков. В результате чего и "всплывают" время от времени риторические вопросы, типа: "Куда девались рыцари и джентльмены?" А как может мужчина проявить галантность (не говоря уже о желании защищать) по отношению к независимой и сексуально-агрессивной женщине с мужскими повадками, умеющей и в драке постоять за себя? Да и поймёт ли такая женщина галантность? Скорее всего, она оценит джентльменское отношение как унижение опекой или намёк на то, что она слабее мужчины. Мужчинами же такая женщина может восприниматься лишь как друг или партнёр по сексу, причём – равноправный. А показателем такого равноправия можно считать современную фразу "Я хочу тебя трахнуть" (грубо и цинично!). Ведь её – по крайней мере, по-английски и по-русски – могут произнести как мужчины, так и женщины. А ведь изменения в языке отражают изменения в жизни. Впрочем, это не самое страшное. Хуже всего то, что сторонники такого равенства не желают учитывать, что у каждого пола своя сверхзадача, своё место в обществе и в семье, и что только вдвоём – каждый на своём месте – мужчина и женщина могут создать гармоничную семью, даря счастье друг другу. Но общество, как уже говорилось, не заинтересовано в счастье людей, а такое равенство полов ему только на пользу – многим женщинам оно даёт возможность найти своё место в жизни и интенсивно трудиться на благо общества. Только вот для семьи такое равенство оказывается губительным.
          Именно из-за противоестественного равенства полов (но не из-за равноправия) так распространилась в последнее время бисексуальность. В принципе, для сексуального партнёрства пол не имеет решающего значения: сегодня можно трахнуть знакомого мужчину, а завтра – женщину, ведь все они – такие же независимые и самостоятельные люди, не гнушающиеся бездушным сексом, который, кстати, тоже на руку обществу. Ведь не секрет, что независимые супруги работают с большей отдачей, а холостые менее прихотливы в быту. Семейным же людям домашние заботы, обязанности – и даже удовлетворённость от гармоничных супружеских взаимоотношений – мешают полностью отдаться работе и максимально повысить производительность умственного труда. Поэтому-то общество и не препятствует ни сексуальному равенству своих членов, ни развитию соответствующих стереотипов сексуального поведения. А ведь для нормальной семьи эти стереотипы просто вредны, так как приводят к неудачным, "партнёрским" бракам, а чаще – просто к сожительству без детей и без ответственности за свои отношения.
          Неверно считать, что только инстинкт поддерживает разделение интересов по признаку пола, воспитание тоже играет большую роль. И мы уже подчёркивали, что в половом распределении ролей в семье нет ничего унижающего достоинство замужней женщины. Просто некоторые женщины, "заразившись" равенством в своей борьбе за равноправие, стараются подражать мужчинам, их предназначению и их инстинктивной жажде познания внешнего мира, предполагающей сравнительно высокую внесемейную (социальную) активность. Но ведь у замужней женщины должно быть наоборот – внутрисемейная активность должна быть выше внесемейной. Иначе получится, что в семье есть двое "добытчиков" и ни одной "хранительницы" семейного очага". Но люди ко всему приспосабливаются, и в некоторые парах, в которых женщина занимает высокое социальное положение, мужчина играет роль "хранительницы...", но не совсем это естественно получается. И рано или поздно обоих "тянет на сторону". И хотя мужчина может и стирать, и готовить, и ухаживать за детьми не хуже женщины, но кто же из них будет рожать? И будет ли мужчина удовлетворён такой участью – практически, содержанки?
          Многие, вероятно, заметили, что высокая социальная активность присуща одиноким женщинам. В молодости это воспринимается нормально и приносит немало пользы женщинам, но замужней женщине уже нужно выбирать, чему отдать предпочтение – семье или карьере. Дело в том, что ради социальной и профессиональной активности ей придётся полностью или частично пожертвовать семьёй и детьми, то есть, либо не выходить замуж и не иметь детей, либо иметь семью, но "на втором плане", так как может не хватить ни времени, ни сил. Конечно, бывают и исключения, связанные с профессией, но, в основном, приходится отдавать предпочтение либо профессии, либо семье.
          В принципе, мужчины тоже часто вынуждены жертвовать семейными интересами, но им это – как бы помягче сказать – простительно из-за их половой роли, если, конечно, не переходит все границы. К тому же, многие мужские профессии требуют такой жертвы, да и беременеть и кормить грудью им не нужно, что сильно тормозит карьеру активной женщины.
          Может показаться, что подобного рода утверждения оскорбительны для женщин. Особенно для тех, которые хотят самоутвердиться, выбрав традиционно мужскую профессию, требующую полной отдачи и риска, почти не оставляющую свободного времени для личной жизни (чаще всего это работа с нерегламентированным рабочим временем и не физический труд). Но ведь женщинам не миновать выбора между семьёй и работой, так как часто совмещать эти две стороны человеческой жизни просто не хватит сил, да и при совмещении мало кому удастся достигнуть хороших результатов, как на работе, так и в семье. К тому же, от нетрадиционных профессий женщины теряют женственность. Причём теряют не столько привлекательность в глазах мужчин (как сексуальные партнёрши они часто превосходят семейных женщин), сколько качества, необходимые жене и матери. И тогда мужчинам трудно относиться к такой женщине иначе, как к партнёру, другу и соратнику (а где-то и к сопернику, конкуренту) несмотря даже на интимную связь с ней.
          Кстати, именно поэтому в настоящее время так распространены в среднем классе дружеские сексуальные отношения между мужчинами и женщинами, хотя обе стороны и остаются неудовлетворёнными такими отношениями и жаждут любви, не понимая, что без психологических половых отличий и без ярко выраженных половых ролей любовь не возникнет, а влюблённость, очень быстро перешедшая в секс, не приведёт их к тому настоящему чувству, о котором мечтают независимые партнёры, "вынужденно" трахаясь друг с другом. Конечно, это грубое слово, но оно лучше характеризует такую связь. Сказать же: "любят друг друга", "занимаются любовью" или "пересыпают" – и язык не поворачивается, и не соответствует этим понятиям. Любовь ведь предполагает душевное единение, а тут всего лишь удовлетворение физиологической потребности – примитивная случка.
          Но если даже при таких партнёрских отношениях двое решат создать семью, то им всё равно придётся распределить домашние супружеские обязанности, исходя из своих половых ролей. И в этом нет никакого шовинизма. Женщины, протестующие против этого и пытающиеся внедрить в свою семью равенство, на самом деле принижают, как уже говорилось, роль супруга и взваливают на себя непомерный груз обязанностей и ответственности, ведь взамен они же не могут передать мужу свои физиологические обязанности рожать и кормить грудью. Да и какой смысл меняться половыми ролями, и становиться социальными транссексуалами? Впрочем, некоторые активные и зажиточные женщины пытаются вообще нейтрализовать роль матери в семье. И хотя наёмными кормилицами и искусственным питанием никого не удивить (а ведь и это – перекладывание материнских забот на чужие плечи), вынашивание и роды посторонней женщины, в которую имплантировали оплодотворённую яйцеклетку "деловой" женщины – пока редкость. Но технология развивается очень быстро, и этот способ размножения может сделать супругов действительно равными, но будет ли это способствовать их семейному счастью? Вряд ли.
          Другое дело, конечно, когда супруги друг в друге души не чают, но по каким-то физиологическим причинам женщина не может сама вынашивать ребёнка. В этом случае даже искусственное оплодотворение донорской яйцеклетки или донорскими сперматозоидами не испортит отношений между супругами, наоборот – подарит им долгожданное счастье материнства и отцовства.
          Может показаться, что мы отвлеклись от темы, но это не так. Ведь неверное толкование равноправия и равенства полов является глубинной причиной огромного количества супружеских конфликтов. Однако наглядней будет рассмотреть причины конфликтов уровнем повыше, но прежде хочется сделать ещё одно отступление.
          К концу двадцатого века появились новые суррогатные способы сексуального общения: секс по телефону и секс по компьютерной сети. С первым всё обстоит проще – интерактивная (в диалоговом режиме) порнография (порнофония, если быть точным) сексуально возбуждает фантазиями и доводит до оргазма, не без помощи самомастурбации, разумеется. При "сетевом" же сексе теряет значение не только пол партнёра, но и исчезает сама человеческая сущность – пара может "сношаться" в нечеловеческих личинах. Что же их возбуждает и сексуально удовлетворяет – непосвящённому не понять. Впрочем, физиологически всё ясно: одна рука свободна от клавиатуры, более того – разработаны специальные вибраторы, подключаемые к компьютеру.
          Но дело не в механизме полового удовлетворения, а в том, что люди отходят от природы. Ведь получается, что сексуальность, удовлетворяясь механически, отчуждает людей, вместо того, чтобы сближать их для продолжения рода. И это вполне в духе нашего времени и чем-то напоминает проституцию и наркоманию – такие же суррогаты (заменители) простого человеческого счастья. Правда, видимых отрицательных последствий у "порнофонии" и "порноскопии" нет. Наоборот – освобождается масса времени и сил, которые должны были быть потрачены на реальное общение с близким человеком, а сэкономленные ресурсы идут на "профессиональные нужды". Вот и получается, что в конечном итоге виртуальный секс работает на общественный прогресс. Может быть поэтому и вред того, что молодые люди, пользуясь сексуальными суррогатами перекрывают себе дорогу к реальному счастью, особо не волнует общество. Парадоксально звучит, но получается, что публичные дома (массажные салоны, мастурбационные кабинки и спец сауны) способствуют общественному прогрессу.(?)
          Мы уже говорили, что мнение о себе человек составляет по оценкам окружающих. Самому себя почти невозможно оценить. Для этого надо быть эгоцентристом, чтобы дать себе положительную оценку, пренебрегая мнением окружающих. Поэтому для большинства людей мнение среды имеет очень большое значение. Для молодых же оно – абсолютная истина. И люди, особо не задумываясь, подгоняют свои вкусы под запросы своей среды. Но если, к примеру, человек оделся по своему вкусу и вышел в незнакомую ему среду, то даже если он стопроцентно уверен в своём вкусе (подтверждённом в его среде), стоит нескольким незнакомцам критично посмотреть на его одежду или высказаться пренебрежительно, как его уверенность сразу же пропадёт.
          Примерно такой же механизм действует и в семье, когда жена относится к своему мужу без уважения и даже не скрывает этого. Этим она "затаптывает" его чувство собственного достоинства. Муж теряет уверенность в себе, даже если в среде продолжают его уважать. И этот дискомфорт в семье заставляет его всё больше времени проводить вне дома. Но нередко у человека и в среде не очень устойчивое положение, тогда, лишившись поддержки и жены, он может полностью потерять уважение к себе. И останется ему одно – "опуститься на дно". Но причина этого не столько в неприятии общества, сколько в отсутствии поддержки со стороны самого близкого существа – в предательстве второй половины.
          Мужчины не такие "толстокожие", как о них думают неудачливые жёны. Мужчины чувствуют унижающие их реплики и ситуации, просто постоянные унижения заставляют их поверить в свою никчёмность. Но "затаптывание" нередко имеет свою, часто – подсознательную, цель – сделать податливым, ведь не секрет, что униженными и не уважающими себя людьми легче управлять. (Это хорошо знают политики, особенно – диктаторы.) И если убедить мужчину в его никчёмности ("Ни днём от тебя толку, ни ночью!"), то вместо того, чтобы возмутиться и дать отпор унижениям, такой муж будет чувствовать вину за то, что он "такая скотина", иногда не понимая даже, что помогла ему "опуститься" его же половина.
          В алкогольном опьянении подавленное чувство собственного достоинства "выходит наружу" в виде скандалов и упрёков (часто – не по существу), но на следующий день становится ещё хуже, так как получается, что своим скандалом муж только доказал, что не достоин уважения. Короче – замкнутый круг и безвыходное положение. Поэтому, чтобы не попасть в тупиковую ситуацию, супругам нужно с первых лет супружества не дать замкнуться этому порочному кругу – не потерять уважения к своей половине и любить её со всеми плюсами и минусами.
          Но жена своим поведением может не только лишить мужа уверенности в себе, она может поступить и по-другому – своим уважением заставить мужчину поверить в свои силы, почувствовать ответственность за семью. И тогда вместо неприязненных отношений и отчуждения, в семье воцарятся взаимоуважение и любовь, которые не только принесут счастье супругам, но и "окрылят" мужчину на трудовые достижения, да и на женщине гармоничные отношения отразятся благотворно.
          Опять банальность! Похоже, что в этой главе придётся постоянно извиняться за банальные примеры и прописные истины. Но что же делать, если супруги миллионами спотыкаются на одних и тех же примитивных препятствиях, упорно не желая учиться на горьком опыте других? А это порождает массу стандартных конфликтных ситуаций, расшатывающих семьи.
          В подавляющем большинстве случаев, когда жена "окрыляет" мужа или "обламывает крылья" ему, она это делает непреднамеренно, автоматически, "по простоте душевной". Но важен ведь результат, а не намерения. Не зря же народная мудрость заметила, что "дорога в ад вымощена благими (хорошими) намерениями". И когда "беспутный" муж уходит к другой женщине, почувствовав её уважение и любовь к себе – такому, какой он есть, он чувствует себя мужчиной (не только в сексуальном плане). А несчастной жене остаётся лишь жаловаться на неблагодарность и "скотскую сущность" своего мужа, так и не поняв своей вины.
          Перейдём от общих причин семейных конфликтов к некоторым "профессиональным" причинам семейных конфликтов. Правда, на мужских профессиях, требующих длительных командировок или нерегламентированного рабочего дня, мы особо останавливаться не будем. И так ясно, как разделяет супругов продолжительная жизнь порознь во время командировок, учёбы в другом городе, срочной службе в вооружённых силах и т.п. Впрочем, многие, вероятно, не догадываются, что супруги не по своей вине теряют в разлуке близость (но не обязательно – любовь), так как привыкают к одиночеству и к отсутствию близкого человека в трудную минуту. Да и нерегулярность половой жизни приводит к неудовлетворённости и поискам альтернативных способов или партнёров для полового удовлетворения. А это уже – закрепившийся стереотип поведения, который "отучает" супругов от близости, от чувства уюта родного дома.
          Особенно сильно разлука сказывается на взаимоотношениях молодых супругов, которые ещё не успели сравнительно хорошо сблизиться. И дело тут не в личных качествах супругов, как это принято выставлять в сплетнях, а в обстоятельствах, неблагоприятных для брака, в обстоятельствах, становящихся причиной семейных конфликтов.
          Но не только удалённость супругов, но и нерегламентированный рабочий день может заставить супругов испытывать дефицит общения и близости. Правда, это не так бросается в глаза, как при длительном отсутствии одного из них, но и в этом случае у супругов ограничены возможности для достаточного совместного времяпрепровождения, и им тоже может не хватать присутствия близкого человека в трудную минуту. А это отнюдь не способствует сближению супругов.
          Тут надо сделать оговорку. Если супруги уже сблизились в течение первых лет супружества, то любовь, взаимоуважение и другие "сопутствующие" чувства обязательно помогут им найти способ не потерять близость при неблагоприятных обстоятельствах. Но в таких случаях чаще всего приходится жертвовать чем-то серьёзным ради семьи. И эта жертва не должна быть причиной спекуляции и портить в дальнейшем взаимоотношения в семье – "Я ради тебя бросил (а) работу, родину..." Ведь, в конце концов, одному из них придётся пожертвовать работой и карьерой ради супружеского счастья, и не по своей воле. Кому? Опять встаёт вопрос равноправия. И всё же, женщине сделать это будет сравнительно проще, но не из-за того, что её работа менее важна, а из-за её половой роли в семье, ведь она, в отличие от мужчины, рожая детей и, ухаживая за ними, уже может почувствовать удовлетворённость и свою востребованность. У мужчины такой возможности нет. Ей же пойти на такую жертву – при условии, что это будет понято другой половиной и высоко оценено – будет не так и трудно, если они уже почувствовали, что для них важнее всего в жизни.
          Однако могут быть в подобных обстоятельствах и тупиковые ситуации, когда один из супругов, пожертвовавший работой ради своей половины (вернее – семьи), окажется в духовной изоляции на новом месте, и будет мучаться от отсутствия друзей, родных, работы и, может быть, от ностальгии. Такая судьба бывает, например, у офицерских жён. И тем труднее найти выход из этой ситуации, чем образованней жена, чем ближе её профессия к творческой.
          Для любящих супругов работа в разные смены не может быть помехой (хотя, желательно "синхронизировать" своё свободное время), так как любую случайно выдавшуюся возможность они могут использовать для общения и секса. Это даже придаст большую эмоциональность их отношениям. И вообще, хотя для счастья нужны спокойствие и стабильность в жизни, всё же успокоенность и однообразие приводят к застою, от которого у супругов тоже появляется дискомфорт. В то же время трудности, преодолеваемые сообща, дают встряску и сближают супругов. А трудностей хватает в жизни, но если не стараться их преодолевать, а, смирившись со своей "судьбой", впадать в отчаяние и "опустить руки" от безысходности, то придётся перейти на безрадостное и "скотское" существование. В семье это – сосуществование, что тоже не сахар. И в связи с этим трудно не привести ещё одну банальность – за счастье надо бороться!
          Мы уже говорили о социально-активных женщинах. Но не только у них работа "генерирует" семейные конфликты. Женщины некоторых специальностей тоже сталкиваются в браке с трудностями, спровоцированными их работой. Дело в том, что "бизнесвумены", руководители коллективов и независимые творцы привыкают самостоятельно принимать решения или обращаться с людьми как с подчинёнными. И невольно эти профессиональные (должностные) привычки "приносятся" после работы домой. Тогда даже не смысл сказанного, а повелительный и безапелляционный тон при общении со своей половиной может отдалить супругов. Правда, не всегда мужья осознают унижение от этого, но, рано или поздно, накопившаяся обида усилит комплекс неполноценности мужа, особенно в тех семьях, в которых заработок жены составляет существенную долю в семейном бюджете, что приведёт к протесту и к конфликту.
          Заметьте, что обиды, приводящие к конфликтам, тоже зависят в какой-то мере от пола. В семье делового мужчины, например, не бывает конфликтов из-за его больших доходов, в то время как в семье деловой женщины они уже "заложены". А дело в том, что доминирующее до определённых пределов положение мужчины в семье воспринимается естественно, ведь надёжность мужчины связана как с его социальным, так и с материальным положением. И это диктуется его половой ролью. В то время как муж деловой женщины, которому не удалось сыграть мужскую роль опоры семьи, часто вынужден реализовать вне семьи свою потребность быть мужчиной, познакомившись с более женственной партнёршей, нуждающейся в сильном мужчине. Правда, благодаря душевной близости и культуре супругов, могут быть и исключения. Но обычно мужья, играющие второстепенную роль в семье, отчаявшись и потеряв уважение к себе, "смотрят в бутылку". Ведь трудно быть мужественнее деловой супруги, не говоря уже о том, что вместе с деловитостью женщина приобретает и много других мужских качеств – целый комплекс мужских стереотипов поведения, пропорционально теряя женские.
          Кстати, интимные отношения в семье деловой женщины тоже могут быть под жёстким контролем жены. Но не только у деловой – у некоторых пар отношение к сексу доходит просто до абсурда: мужу приходится с унижением добиваться интимной близости, выслушивая упрёки в ненасытности и даже реплики типа: "На, подавись!" Какое же после этого может быть взаимоуважение? А у униженного таким отношением мужчины могут появиться мысли даже о крайней мере – о самоубийстве. Женщины же, не обязательно – деловые, не то, что не хотят понять своих ошибок в отношении к сексу, а считают себя, чуть ли не безвинными жертвами, если муж, не будучи в состоянии терпеть унижений, уходит из семьи. И судьба часто даёт шанс униженным и несчастным, знакомя их с подходящей женщиной. Правда общество называет этот шанс развратом и осуждает мужчин, да и женщин тоже, обзывая их разлучницами.
          Конечно, такие взаимоотношения могут быть лишь при невысоком общем уровне супругов и при непонимании основ супружества. Но и у образованных супругов перекос их половых ролей вызывает множество конфликтов. Ведь, несмотря на уровень и занимаемое положение, доминирующая в семье женщина рано или поздно осознаёт, что всё же нуждается в сильном и мужественном спутнике жизни. А так как её муж – часто не без её помощи – "недотягивает" по некоторым параметрам до её идеала, то она невольно будет искать подходящего мужчину в своём окружении. Разумеется, это не сблизит её с мужем, а лишь отдалит от семейного счастья. И эти, может, подсознательные поиски не будут иметь успеха до тех пор, пока она не осознает, что причиной дисгармонии является отнюдь не "слабохарактерный" муж, а её "давящая сила". Да и вероятность создания новой семьи не очень велика, так как всё равно у деловых людей не хватает достаточно времени на семью. А изменить своей профессии, поменять свою жизнь, не только деловым мужчинам, но и женщинам очень трудно. Это и понятно, ведь они нашли своё место в жизни и не представляют свою жизнь без достигнутого (упорным трудом) социального и материального положения, а также без соответствующей положению уверенности в себе. Правда, если они захотят понять ценность семейной жизни и смогут поменять приоритеты, то смогут стать счастливыми и со своей половиной. Но, к сожалению, у них не хватит времени даже подумать об этом, да и стереотипы мышления и поведения уже закрепились.
          Некоторые зажиточные пары, нередко по договорённости, находят своеобразный выход из тупиковой ситуации, за который их могут осуждать, разве что, сплетники – деловые супруги заводят любовников и любовниц, продолжая жить вместе и воспитывать общих детей. Счастья это им, разумеется, не принесёт (да они и до конца жизни не узнают, что такое супружеское счастье), а вот дети их вырастут циничными, и не только без понимания семейного счастья, но и без навыков любви, зато с хорошей деловой хваткой и беспощадностью к окружающим. Но кто может упрекнуть деловых людей, если они, жертвуя личным счастьем, фактически способствуют процветанию общества в целом? Однако, это уже вопрос на другую тему.
          Не надо думать, что только в семьях бизнесс-леди могут быть свои, специфические причины конфликтов. В семьях педагогов, например, – другая специфика, порождённая постоянным общением с учащимися. Дело в том, что эта профессия вырабатывает манеру разговаривать в наставительной манере и формирует комплекс "непогрешимости", который отнюдь не способствует гармоничности взаимоотношений в семье, ведь профессиональные привычки дают знать о себе и в семье. И опять степень отрицательного влияния на взаимоотношения супругов зависит от пола педагога, ведь стереотип "непогрешимости" мужа гораздо меньше влияет на семейную атмосферу, нежели такое же поведение жены.
          Снова, наверно, придётся просить прощения у читательниц за "налёт" антифеминизма. Но пусть они не думают, что это утверждение унижает достоинство женщин или делает их второсортными людьми. Нет. Просто у каждого пола, как уже говорилось, своя роль в семье – не хуже и не лучше. Конечно, некоторым женщинам нелегко смириться с этой мыслью, созвучной, фактически, поговорке: "Каждый сверчок знай свой шесток". Но ведь так везде и всюду в жизни – каждый человек хорош на своём месте. И каким бы хорошим ни было чужое место, чувство дискомфорта и неудовлетворённости будет преследовать человека, занявшего чужое место. И это касается не только женщин. Всем нужно помнить, что своё место в жизни отличается от множества чужих именно душевным комфортом. А на чужом месте "душа зудит", хочется чего-то другого, появляется зависть к другим и "хроническая" неудовлетворённость жизнью. А такая неудовлетворённость в свою очередь становится причиной множества конфликтов, о чём, собственно, и идёт речь.
          К сожалению, неумение находить удовлетворение в жизни воспитывается родителями, вернее, зависит от их культурного уровня, так как дети копируют отношение родителей (или одного из них, своего пола) к жизни и к браку. А это может быть либо отсутствие интересов, либо неумение довольствоваться имеющимся, либо стремление к "воздушным замкам" и т.п. И именно от родителей передаются ребёнку мысли типа: "Скотиной живёшь – скотиной и помрёшь" или "Я достоин лучшей жизни", которые и определяют "вектор" его жизни – направление, в котором он будет шагать по жизни.
          Конечно, стремиться к лучшей жизни и "не опускать руки" нужно всем – без этого нельзя жить и невозможно развитие общества, человечества. Без такого стремления не было бы прогресса. Но когда человек под влиянием родительского внушения, недооценивая себя, наплевательски к себе относится, либо, переоценивая свою значимость, беспричинно повышает свои запросы и свысока смотрит на подходящее ему место в жизни и на свою половину, то он обречён на постоянный душевный дискомфорт. Правда, человек, неудовлетворённый своим местом, может достичь многого, в смысле карьеры, материального и социального положения. И эти достижения помогут ему как-то нейтрализовать внутренний дискомфорт, но постоянная неудовлетворённость и отсутствие равноправия в семье, по причине его "внесемейного" стремления станет причиной многочисленных семейных конфликтов. Поэтому, стремясь к лучшему, не стоит терять то, что уже достигнуто. Имеются в виду, разумеется, простые человеческие достижения (своё место, уважение, любовь и близость со своей половиной, семейный очаг, дети), а не профессиональные и материальные.
          Мы уже упоминали о том, что общество, фактически, требует, чтобы его члены, так или иначе, жертвовали своими (в том числе и семейными) интересами ради общественных, и из-за этого супругам приходится затрачивать немало энергии, отстаивая своё семейное счастье. Но не мешает ещё раз повторить, что супруги, желающие жить счастливо, должны надеяться только друг на друга, а не ждать везения или каких-то изменений в обществе, связывая своё счастье с ними
и. Не говоря уже о том, что семейное счастье – это очень хрупкая вещь. В любой момент счастье может быть разбито извне, но не любовниками и любовницами, как этого опасается большинство, а катаклизмами – как природными (землетрясения, наводнения и т.п.), так и социальными (войны, революции и т.п.). А ведь семья почти всегда бессильна перед ними. Однако бессмысленно постоянно бояться катаклизмов – ведь нельзя же их предотвратить? Зато, зная, что в любой момент какая-то беда может разрушить семью и разлучить супругов, они должны уметь довольствоваться имеющимся, радоваться жизни, держаться друг друга и дарить счастье, пока это возможно. И если подходить к семейным конфликтам с такой степенью серьёзности, то любое разногласие покажется ничтожным по сравнению с серьёзными катастрофами, способными в любой момент всё уничтожить. Но, к сожалению, понимание этого приходит к человеку зачастую лишь после катастрофы, после утраты, когда он сходит с ума от отчаяния, вспоминая, сколько времени было потеряно для счастья, и как он не умел ценить того, что имел.
          Конечно, здоровому человеку трудно радоваться тому, что у него две руки, две ноги, два глаза и т.п., но ведь писатели и драматурги в своих произведениях заставляют задуматься людей именно над этим. Они же учат ценить простые человеческие радости, но, к сожалению, не всех, а лишь тех, кто в состоянии размышлять и понимать сказанное ими.
          Но вернёмся к специфическим (связанным с профессией) конфликтам.
          У творческих людей свои проблемы. Несмотря на то, что без творческого подхода и вдумчивости нельзя добиться семейного счастья и половой гармонии, профессиональная талантливость или гениальность зачастую не только не способствуют налаживанию истинных супружеских взаимоотношений, но даже мешают этому. И дело тут как в нарушении равноправия ("Я гений, а кто ты?"), так и в чрезмерной увлечённости работой. Но причины конфликтов у них несколько иные, чем у бизнесменов и политиков, о семейных проблемах которых мы говорили выше. Творческие люди чаще всего не ходят к проституткам и не заводят любовниц, они отдаются полностью работе, часто работая "на износ", истощая мозг и весь организм. И в основном это мужчины, жёнам которых отводится роль няньки и прислуги. Не каждая жена это может выдержать и не пойти "на сторону", но можно ли её обвинять? Ведь такие жёны лишены близости и взаимопонимания, им не хватает уважения к себе и нежности. Поэтому, если материальное положение мужа довольно высокое, они не считают особым грехом этим воспользоваться, чтобы купить себе удовлетворение вне дома. Люди – не ангелы и не скоты, но часто ведут себя "по-скотски" лишь потому, что так складываются обстоятельства. Конечно, в идеале люди должны оставаться людьми в любой ситуации. Но это – как и всё идеализируемое – утопия.
          В семье, где один из супругов – чересчур творчески увлечённая личность, дети ощущают дефицит внимания. И у них появляется "перекос" в отношениях к родителям: отца они почитают, но далеки от него эмоционально, а мать, хоть и любят (если, конечно, она не чересчур увлекается внесемейными радостями), но не слишком уважают из-за её социальной незначительности. Из-за всего этого эти дети не получают нормального семейного воспитания. А с приобретёнными стереотипами семейного поведения им в будущем трудно будет найти гармонию со своей половиной.
          Одной из причин возникновения конфликтов в семье может быть религия. О сектах и приравненных к ним учениях мы говорить не будем, хотя из-за них нередко разваливаются молодые семьи. Это – их выбор. Мы рассмотрим влияние традиционной религии, роль которой неоднозначна в налаживании супружеской гармонии.
          Несмотря на то, что религия, как, впрочем, и любая идеология, сплачивает супругов, всё же, под её влиянием возникает некая специфическая близость между супругами на "базе" равенства перед Высшими силами. Не так это, может быть, и плохо, но ведь часто религии, как и идеологии, пренебрегают вопросами половой близости. И хотя непонятно, насколько любовь к богу или к вождю может компенсировать эмоциональность супружеской любви и половую удовлетворённость, зато известно, что "высшая" любовь помогает верующим гасить чувственность, "умерщвляя плоть". К тому же, религия вмешивается в интимную жизнь супругов. У христиан, к примеру, одно время даже регламентировалась частота супружеских половых актов, да и сейчас Пост означает отказ не только от пищи животного происхождения, но и от половых сношений. Правда, не ясно, как за этим можно уследить – кто из "сестричек во Христе" проверяет соблюдение этой составляющей Поста? Но дело не только в этом, ведь половая жизнь, не связанная с зачатием детей, издавна не считалась богоугодным "делом", что лишало религиозных супругов истинной близости, невозможной без секса.
          Речь идёт, правда, не о примитивных "регламентированных" сношениях, а об эмоционально насыщенном, разнообразном сексе. Но если супруги не имеют потребности в интимной жизни, то благодаря вере они могут прожить вполне бесконфликтно, так как их Господин даёт им механизм разрешения конфликтов – молитвы и исповедь. Но если сексуальность одного из супругов не удалось погасить, то конфликты на этой почве могут быть довольно болезненными для него. Ведь кроме неприятных ощущений от неудовлетворённости, он (или она) будет чувствовать ещё и "греховность" своей потребности, а также свою духовную слабость, что приведёт не только к потере веры в себя, но и к замкнутости и отчуждению. Правда, более "смиренному" изнурительные молитвы, может, и помогут подавить сексуальность, но говорить о таких способах разрешения конфликтов – не очень приятно.
          Что же касается самой религии, то, разумеется, нельзя отрицать её необходимость для слабых и "страждущих", для тех, кому трудно жить в реальном мире и кто нуждается в духовной опоре. Но когда религиозная мораль распространяется на всё общество и препятствует сексуальной грамотности многих поколений, то результатом этого становится огромное количество несчастливых (по причине половой дисгармонии) браков. А общечеловеческая мораль (Десять заповедей) вполне может распространяться и по нерелигиозным "каналам". Ведь оттого, что она сформулирована в иной форме (законы, правила, а не догмы), нравственность в обществе не пострадает. Но зато появится цивилизованное осознание нравственности. И совсем не обязательно для воспитания нравственности напрямую использовать метод "кнута и пряника" (Ад и Рай), так как для цивилизованного общества больше подходят внутренние "тормоза" и гуманизм по отношению к себе подобным (и к природе, тоже). Но для этого в человеке нужно воспитать чувство собственного достоинства, чтобы, уважая себя, он мог уважать другую личность. Религия же, к сожалению, не даёт верующим такой самооценки, так как проповедуемое равенство – это равенство низших перед высшим. А именно: рабов перед хозяином ("Я, раб божий...") или стада перед пастухом (агнец переводится на современный язык как ягнёнок, а пастырь – как пастух). Ясно, что от этого уважения к себе не прибавляется.
          Однако сильная убеждённость и вера могут, как заменить собой все потребности, так и по-своему гармонизировать брак через смирение перед высшими силами. Но так как у основной массы верующих не очень сильна вера, и они живут "в миру", подчиняясь и неосознанным религиозным канонам, и законам государства, то им "приходится" время от времени нарушать заповеди и нормы, от чего они ещё больше теряют уважение к себе. Отсутствие же уважения к себе позволяет человеку оправдаться перед самим собой в самых мерзких поступках. Вдумайтесь в поговорки: "Все мы грешники; не согрешишь – не покаешься и т.п.". А ведь уважение к себе нельзя воспитать в человеке "послушанием и смирением". К тому же, есть психологическая разница между поступками, совершёнными по осознанному убеждению и поступками из страха перед наказанием (в том числе и после смерти).
          Тот, кто не поступает во вред другим осознанно, является свободным человеком и сам волен решать, как ему поступить – у него есть внутренние моральные "тормоза" и гуманизм его продиктован пониманием и уважением к ближнему, а вот тот, кто не вредит ближнему своему из страха перед Господом и перед мучениями в аду, становится рабом в душе. Это – несвободный и трусливый человек, у которого страх перед реальной угрозой может заставить забыть страх перед "высшими силами". Но и сильные люди не могут постоянно жить под страхом, так что рано или поздно кто-то из верующих "взбрыкнет", даже будучи убеждённым, что не избежит наказания – может, просто из желания самоутвердиться, может, выражая протест давлению на своё сознание. Ведь свободолюбие у людей находится на уровне инстинктов и его трудно задавить. Скорее всего, именно из-за этого религия вынуждена была придумать индульгенцию – платное отпущение грехов (в цивилизованном варианте – показная благотворительность), а также отпущение грехов на исповеди и "индивидуальное" замаливание грехов – непосредственное обращение в молитвах к Всевышнему или к другим святым. Так что, на фоне этих "официальных" возможностей избежать наказания за содеянное, шутливая одиннадцатая заповедь "Не попадайся", выражает всё ту же человеческую надежду избежать наказания.
          Однако "взбрыкивание" может быть довольно опасным для окружающих. Дело в том, что, выйдя из-под "сферы влияния" бога и почувствовав пьянящую свободу безнаказанности, люди могут поступать с другими жестоко, как бы в отместку за прошлый страх. К тому же, лишить человека страха пред богом можно сравнительно быстро, а вот компенсировать этот страх осознанным человеколюбием – очень трудное дело. Да и кому вообще может поверить человек, разуверившийся в прежних идеалах и понявший, что он волен делать безнаказанно всё, что заблагорассудится? Это можно сравнить с поведением ребёнка, воспитывающегося в "ежовых рукавицах" и получившего вдруг свободу – не имея самоконтроля и не боясь уже "жёсткой руки", он легко может решиться на самые нехорошие поступки.
          Но вернёмся к более распространённым причинам семейных конфликтов, одной из которых является внешность. Причём, как это ни парадоксально, к конфликтам приводят привлекательность и красота. Небольшие же физические недостатки супругов, наоборот, помогают им сблизиться и жить бесконфликтно. Но, разумеется, при условии взаимной любви. А дело в том, что недостатки внешности не так приковывают к себе внимание окружающих и не дают супругам особо кокетничать в обществе, "нарываясь" на комплименты и ухаживания. По этой же причине люди, не избалованные повышенным вниманием к себе, почувствовав любовь, отдаются полностью любимому человеку и искренне привязываются к нему. В то время как красавцы и красавицы (относительные, конечно, важно, чтобы окружающие их так оценивали) независимо от себя чувствуют своё превосходство, которое можно рассматривать как внешнюю помеху семейной гармонии.
          К примеру, женщина, работающая в мужском коллективе, даже при не выдающейся внешности, будет чувствовать к себе особое отношение, возвышающее её в своих глазах. А её муж, работая тоже в мужском коллективе и даже имея привлекательную наружность, особо не почувствует своего превосходства. И эта оценка среды может испортить взаимоотношения супругов, не успевших сблизиться. Женщине может показаться, что на её супруге "свет клином не сошёлся", что она может в любой момент "заменить" его – не ценящего свою половину. И от измены в мыслях она может в трудной для обоих, ситуации перейти к реальным действиям, что станет поводом для подозрений, ревности и скандалов. И причина тут не только в отсутствии душевной близости, просто молодая жена, чувствуя своё превосходство в обществе (работа, знакомые, родственники), свыкается с завышенной оценкой своей личности и чувствует дискомфорт оттого, что дома вынуждена общаться с мужем "на равных". Это её обижает ("Меня все на руках носят, а я тебе бельё стираю!") и наводит на мысли об ошибочности выбора и отсутствии настоящей любви, под которой почему-то понимает преклонение и подчинение.
          Так же может повести себя и мужчина, пользующийся повышенным вниманием окружающих. Но лишь – следует ещё раз повторить – при отсутствии душевной близости – чувства пары.
          Ещё труднее приходится тем, кому с детства внушали превосходство над окружающими: самая красивая, самый умный и т.п. С такой переоценкой собственной личности очень трудно искренне полюбить кого-то (но не влюбиться), ведь настоящая любовь не может быть без равноправия, вернее – без равноценности. И самовлюблённых всегда преследует мысль, что их недостаточно ценят. Женщине, к примеру, будет казаться, что с другим поклонником (одним из множества бывших) она была бы счастлива. И тогда в минуты семейного кризиса ей захочется попробовать исправить "ошибку молодости" вместо того, чтобы найти общий язык и разрешить конфликт. Ведь обычно разрешению конфликта и сближению мешает кажущееся или реальное превосходство (красота, карьера и пр.), оно не даёт пойти на компромисс, войти в положение супруга, понять или простить его. И такие мысли зарождаются в мозгу вне зависимости от пола.
          Не зря гласит народная мудрость: "Не родись красивой, а родись счастливой". Однако причина конфликтов – не в самой красоте, а в неравенстве, вызванном ею и в отсутствии душевной близости. И если супруги не будут оценивать друг друга как счастливую находку ("Представить страшно мне теперь, что я не ту открыл бы дверь, другой бы улицей прошёл, тебя б не встретил, не нашёл..."), им трудно будет стать единым целым. А без отношения друг к другу, как к единственной и неповторимой половине, любое незначительное превосходство во внешности, в социальном положении или в пополнении семейного бюджета, заставит одного из них не только пойти на противостояние, но даже пересмотреть свой брак. Поэтому-то неверно истолкованное превосходство и становится часто постоянным источником семейных конфликтов. А вот осознанное и критическое отношение к своему превосходству и тактичность по отношению к недостаткам своей половины могут вполне нейтрализовать этот источник конфликтов, направив энергию противостояния на сближение и достижение семейного счастья.
          Превосходство, внушённое с детства или "заработанное" в юности, усиливается эгоизмом, в той или иной мере присущим каждому человеку. А эгоизм, отвергая равноправие, приводит к постоянной неудовлетворённости своим положением в семье. Неудовлетворённость же отношением к себе вызывает как стремление к переменам в личной жизни, так и подсознательное желание "продать себя подороже" ("Разве я такой жизни достойна?"). И это всё дальше уводит супругов от семейного счастья, внося в их отношения нездоровую конкуренцию, тоже являющуюся одной из основных причин супружеских конфликтов. Ведь такая подсознательная конкуренция не даёт супругам ощутить себя парой – единым целым. И часто, вместо того, чтобы решить какой-то вопрос на радость обоим, каждый из супругов "с пеной у рта" добивается признания своей правоты, борясь за лидерство и, фактически, стремясь доказать своё превосходство. Причём это проявляется даже в несущественных мелочах. И постепенно у супругов закрепляется стереотип неприятия позиций своей половины по любому вопросу. А этот стереотип не даст им слиться в пару.
          Конечно, всё это – стандартные ситуации и абстрактные советы, но тому, кто сможет объективно оценить причины своих супружеских конфликтов, гораздо проще будет найти выход из конкретной ситуации и не "ввязываться" в противостояние. В этом-то и цель нашей книги – помочь супругам построить семейное счастье не вслепую и "на авось", а вооружась необходимыми знаниями. Но нужно отметить, что знания эти не могут заменить чувств. Они только могут помочь сохранить и углубить нежные чувства на радость супругам.
          Обратимся теперь к такой ничтожной, казалось бы, причине семейных конфликтов, как лень. Дело в том, что лень, вернее – неохота что-либо сделать в данный момент, может серьёзно сказаться на взаимоотношениях супругов.
          Понятно, что супруги не железные и в нужный момент могут быть и уставшими, и не в настроении, могут быть и заняты размышлениями о чём-то важном. Да и мало ли причин, по которым человеку трудно переключиться на сиюминутное выполнение просьбы своей половины. Но любящие супруги как раз и отличаются от остальных тем, что могут ради своей половины пересилить себя. Правда, это не означает, что вторая половина должна злоупотреблять просьбами, а тем более – требованиями. Культура поведения (излишне не докучать) не должна нейтрализоваться любовью. Если человек искренне и преданно любит, то это не означает, что об него можно "вытирать ноги".
          Конечно, поначалу не очень легко сбалансировать просьбы и готовность к ним, но со временем можно приучить себя к этому и даже получать удовлетворение от своего поступка – от чувства, что смог (-ла) ради любимого человека пересилить себя и пойти на небольшую жертву. Поверьте, что эта жертва гораздо ценнее для любимой половины, чем готовность пожертвовать своей жизнью. Впрочем, жертвовать жизнью – это уже трагедия, не имеющая ничего общего с супружеским счастьем.
          Что можно посоветовать супругам при "ленивом" конфликте? Естественно, в первую очередь – задуматься. И хотя, разумеется, не всегда хочется вставать с места, отрываясь от своих дел и выполнять просьбу своей половины, но постарайтесь хотя бы один раз пересилить себя, выполнить, а после посмотрите на эту ситуацию со стороны. Так ли трудно было пересилить себя? И главное – стоило ли? Ответ придёт сам собой. Ведь для самого близкого и любимого человека, ради которого в первый год супружества можно было пойти на любые жертвы, не так уж и трудно было сделать такую мелочь. И тогда, возможно, придёт понимание, стоит ли сиюминутное нежелание того, чтобы из-за него портить отношения с самым близким человеком и создавать в семье атмосферу неотзывчивости и взаимных обид?
          От одного отказа, конечно, семья не распадётся, но ведь пойдёт "трещина", пусть незаметная, пусть в виде лёгкой обиды, но пойдёт, потому что такая ситуация повторится не один раз. В результате, супруги приучатся именно к такому стереотипу поведения – нежелание помочь, лёгкая обида, неприятный осадок на душе, неохота в следующий раз просить и неверие, что в нужную минуту можно будет рассчитывать на помощь. Вот так и получается, что такая, казалось бы, мелочь может существенно отдалить супругов друг от друга, так как постоянное отсутствие взаимопомощи – даже в мелочах – воспитывает в них стереотип поведения сожителей. А это уже не семья.
          Мы рассмотрели только одну сторону "ленивого" конфликта, а другую упомянули вскользь. А ведь просьбы могут быть и неуместными и чересчур требовательными, и унижающими. А задумывается ли половина, требующая, чтобы ей сию же минуту помогли, об уместности своей просьбы? Чаще всего – нет. А зря. Никогда не мешает спросить себя: "А стоит ли так упорно домогаться помощи близкого человека именно в этот момент?" Тогда придётся подумать о том, что вторая половина – живой человек, который может быть и уставшим (не валится с ног, но, всё-таки), может быть не в духе или ему нужно додумать что-то очень важное. И вообще – очень много может быть причин, по которым в данный момент нежелательно и нетактично "теребить" свою половину – мужчину, в основном. Поэтому, не надо забывать, что просьба должна быть тактичной не только по форме, но и по содержанию, то есть – уместной. И ещё не надо забывать, что на любое действие нужно настроиться, так как работа без настроя – каторга. Хотя супругам, которые обращаются друг к другу безапелляционным тоном и в приказном порядке, этого не понять, впрочем, как и того, что они своим поведением "искореняют" душевную близость в своих взаимоотношениях.
          Чтобы разобраться в уместности своих бытовых просьб, супругам нужно со стороны – без амбиций и обид – посмотреть на конкретную ситуацию. Им нужно спросить себя: "Стоит ли эта сиюминутная мелочь того, чтобы добиваться её от любимого человека, обижаться потом на него и замыкаться в себе от надуманной обиды?" И если каждый из супругов, в свою очередь, задался подобными вопросами, то перед ними встанет уже основной вопрос: "А стоит ли вообще создавать конфликтную ситуацию по мелочам, если можно её избежать?" И отвечать придётся обоим, но каждый будет отвечать себе и за себя. И тогда супруги поймут, что большое количество неуместных просьб и требований приводит к большому количеству обид из-за отказов. Правда, это совсем не означает, что супруги не должны ничего просить друг друга сделать, а должны жить "суверенно". Нет. Просто, с годами им нужно выработать разборчивость в просьбах и готовность удовлетворить просьбы своей половины. Это поможет супругам не только сблизиться душевно, но и почувствовать, что в трудную минуту у них есть, кому прийти на помощь, есть, на кого опереться. А такое чувство надёжности своей половины необходимо как жене, так и мужу, хоть он и представитель сильного пола (в случае болезни, например).
          Нельзя злоупотреблять готовностью прийти на помощь ещё и потому, что может получиться как в сказке о козлёнке, который несколько раз звал мать по пустякам, а когда позвал при серьёзной опасности (волк), она уже не отозвалась, решив, что это снова "ложный вызов". В семье, конечно, последствия не такие "летальные", но чтобы не оказаться лишний раз в нежелательной ситуации и не обидеться на очередной отказ, супругам нужно знать, что причина таких конфликтов не только в личных качествах, сколько в неверных стереотипах, заставляющих их думать, что они обязаны друг другу. К браку нельзя так подходить, если, конечно, кроме контракта супругов ничего не связывает. Потому что осознание обязанности уже само по себе может погасить у супругов искреннее желание помочь, ведь придётся делать это под "давлением" долга, что отнюдь не способствует близости, нежности и любви.
          Чтобы супруги стали отзывчивыми и душевно относились друг к другу, им просто нужно понять, что их помощь и участие должны быть добровольными и исходить из любви и нежности, из понимания, что рядом находится самый близкий и любимый человек. Близость и участие нельзя постоянно проявлять из чувства долга или вины. Взаимоотношения, построенные на таких "общественно-политических" чувствах, рано или поздно "приедаются" и могут даже превратиться в ненависть из-за подсознательного психического сопротивления давлению. А любовь и нежность не оказывают психического давления, поэтому с этими чувствами можно жить долго и счастливо, конечно, если они взаимные. При этом отзывчивость, любовь и нежность дают моральное право ожидать от любимого человека ответных чувств и много такого (не в материальном выражении, разумеется), о чём не попросишь чужого человека. Но и тут надо знать меру и не злоупотреблять отзывчивостью своей половины. А уж тем более нельзя шантажировать любовью ("Я тебя так люблю, а ты вчера отказался... вынести мусор") или детьми ("Для них же делаешь, не для меня!"). Этим можно добиться только отчуждения и неприязни. "Давить" на сознательность и супружеские обязанности тоже нельзя. Иначе такое отношение со стороны самого близкого человека может вызвать чувство ограниченности свободы. Это действует как заточение, заставляя "вырываться на свободу". А ведь давят часто мелочами, не задумываясь даже, стоят ли эти мелочи того, чтобы ради них любимый человек чувствовал себя дома как в клетке. Не хотят понять, что постоянное давление (обвинения, унижения) может уничтожить равноправие в семье и привести к диктату одного из супругов, если второй вынужден будет постоянно "в одностороннем порядке" идти на уступки, а это уже – "шлагбаум" на пути к семейному счастью.
          Обратимся к ещё одной из основных причин семейных конфликтов – к уровню благосостояния семьи. Но, прежде всего надо сказать, что эта причина не экономическая, как кажется на первый взгляд, а моральная. И на самом деле, конфликты на этой почве зарождаются не из-за уровня жизни, ведь почти при любом уровне жизни можно сбалансировать доходы и расходы, а из-за широко распространённого заблуждения, что семейное счастье связано со сравнительно высокой материальной обеспеченностью. Правда, что подразумевается под этим, понять не просто, так как потребности людей постоянно растут из-за технического прогресса. Причём чем шире возможности, тем больше потребности. Как говорится: "Аппетит приходит во время еды". И всё же, многие супруги питают надежду, что с повышением материального благосостояния семьи или с очередным приобретением их взаимоотношения улучшатся – придёт к ним долгожданное счастье, а пока можно жить без него и копить...
          Мы уже упоминали, что такое отношение к благосостоянию диктуется обществом, и что благодаря этому двигается технический прогресс. Но вряд ли супруги, осознавшие, что "гонка приобретений" не является дорогой к счастью, затормозят прогресс. В принципе, супруги, не гоняющиеся за престижностью своего имущества, тоже являются потребителями и в меру возможностей тратятся на товары и услуги. Просто они, в отличие от других, параллельно строят своё счастье и не рассчитывают на то, что количество (уровень благосостояния) перейдёт в качество (счастье). И вместо того, чтобы тратить всё время и силы на улучшение материального положения, часть своих "ресурсов" они тратят на сближение и нейтрализацию причин конфликтов.
          Немало встречается и таких супругов, которые связывают семейное счастье с изменениями в обществе, с государственной властью – дескать, сменится руководство, и в нашей семье всё будет хорошо. Причём у многих такая связь остаётся на подсознательном уровне – они честно борются за перемены в обществе, не осознавая, что на это их толкает внутренний дискомфорт от отсутствия счастья. Ведь в глубине их жажды перемен всё равно стоит надежда на улучшение материального (может, и социального) положения семьи, на то, чтобы через это добиться семейного счастья. Но долгое ожидание и чрезмерное увлечение политикой способствует не сближению супругов, а нервозности, вызванной ожиданием, что становится дополнительным источником конфликтов. Ведь несбыточные надежды рано или поздно приводят к отчаянию. Кстати, несбыточные надежды нередко прививаются массовой культурой – как детскими сказками, так и взрослыми (любовные романы, сериалы), которые и внушают, что нужно поднатужиться, чего-то достичь, кого-то добиться и этим обеспечить себя счастьем на всю оставшуюся жизнь. Людям внушается, что счастье можно купить, выиграть или завоевать. Причём, счастье в их понимании не всегда связано с браком, так как массовая культура преподносит счастье как обеспеченную, беззаботную жизнь и исполнение желаний (побывать везде, иметь всё и т.п.) У счастья в такой "расфасовке" для семьи и детей отводится какая-то формальная, второстепенная роль, ведь брак, хоть его и добиваются упорно, в этом аспекте лишь мешает "свободному" и беззаботному счастью.
          И ещё: причина искажённого понимания супружеского счастья в том, что многие принимают "за чистую монету" показушность рекламного счастья. Вместо того чтобы налаживать свои взаимоотношения и сообща строить своё счастье (настоящее, с трудностями), супруги изо всех сил стараются создать материальную базу для абстрактного "рекламного" счастья, превращая свою жизнь в "черновик". Так многие пары и живут, теряя годы в ожидании "настоящей" жизни – уже на "беловике". Нередко на это толкает вера, иногда – идеология. Вспомните христианскую надежду на лучшую (загробную) жизнь и маоизм: ограничение одного поколения, чтобы следующее жило счастливо и в достатке. Но такие жертвы не оправдываются и никому не идут впрок, разве что – стоящим у власти.
          Супружеское счастье – трудное счастье, ведь "добывается" оно в заботах и в труде. Поэтому-то его и трудно рекламировать, трудно пропагандировать. Зато легко рекламировать лёгкое псевдосчастье. Правда, справедливости ради нужно сказать, что лёгкое счастье – беззаботность – всё-таки естественней для человека и доступней для понимания своей примитивностью. Ведь это – детское счастье беззаботного существования и радости познания мира. Но беззаботность эта – не столько отсутствие собственных забот и трудностей, сколько отсутствие забот о других. Вот поэтому-то и не может быть у супругов беззаботного счастья, ведь на них лежит забота друг о друге и о своих детях. Об этом даже сказано, несколько иносказательно, правда, в библии. И это несмотря на то, что у христианских народов, как и у большинства других, понятие счастья связано с раем – идеалом беззаботного существования.
          Вспомните: прародители людей, по библии, жили беззаботно, обеспеченно и, судя по всему, бесполо. А за тягу к знаниям, вернее – за пользование плодами Древа Познания, их лишили беззаботности (детского счастья) и изгнали из Рая, "обрекая" на труд и страдания (пищу – в труде, роды – в муках).
          И действительно, когда кончается беззаботность детства и холостяцкой юности, человек теряет возможность ощущать примитивное счастье. Но без счастья невыносимо жить. Поэтому, чтобы не остаться вовсе без счастья, нужно научиться понимать сущность "взрослого" счастья, стремиться к нему и "добывать" его "в труде и в муках". Однако, на такую "приманку" трудно "поймать" людей, и особенно тех, которые не задумываются о смысле своей жизни. Вот такие и "ловятся" на ложные и примитивные приманки. Этим, в основном, занимаются массовая культура и её "падчерица" – реклама. И из-за них большинство супругов думает, что для счастья им не хватает лишь везения и финансов. И не мудрено, ведь навязчивая реклама товаров и услуг, нагло "вбивает" в голову обывателей, что секрет человеческого счастья в обладании и в пользовании – "Достаточно носить джинсы "...", помыться мылом "...", отдохнуть в "...", чтобы быть счастливым и довольным жизнью. При этом многие рекламы "паразитируют" на подсознательной связи таких понятий как счастье и семья – в них мелькают идиллии рекламно-счастливых семей.
          Конечно, иметь веру в счастливое будущее и искреннюю надежду – хорошо. Но если надежда несбыточная, то из-за долгого ожидания призрачного счастья ("Вот будет у нас то-то и то-то, тогда уже будем жить по-настоящему") и "черновой" жизни без видимых улучшений (не материального характера, разумеется, ведь накопление может идти постоянно) потеряются десятки лет совместной жизни, молодость. И останется лишь горечь от упущенных реальных возможностей и обида за впустую прожитые годы (у тех, кто, наконец, осознал). А такое состояние может стать причиной массы конфликтов. Правда, может появиться и желание начать жизнь заново, нередко с пониманием истинных ценностей реальной жизни и своего места в жизни. Но для многих это оказывается невозможным. Но некоторые могут проанализировать свои поступки и оценить свои возможности идти на компромисс. И если они поймут, что в жизни для них ценнее, то смогут вовремя пересмотреть своё поведение и наверстать упущенное время. Правда, это совсем не означает, что обязательно нужно разводится со своей половиной.
          Не зная, в чём истинное счастье, не умея довольствоваться имеющимся, многие супруги стараются хотя бы выглядеть счастливыми, но их игра обычно сводится к тривиальному мещанскому "выпендриванию" перед окружающими и не доставляет удовлетворения. Из-за этого супруги, вынужденные заменять настоящее счастье суррогатами, часто бросают все силы и средства лишь на то, чтобы доказать окружающим, как они счастливы. Но ведь любой обман рано или поздно выходит наружу, а самообман надоедает – становится тошно и скучно. Поэтому с годами такое псевдосчастье приводит к отчаянию и к взаимной ненависти супругов, ведь они постепенно склоняются к мысли, что виновна в отсутствии счастья другая половина ("Брак с другим человеком мог бы быть удачней".) Но, в основном, супруги с годами "роботизируются" и живут, не задумываясь – "Как получилось – так и получилось". Смирившись же со своей супружеской жизнью, и свыкнувшись с мыслью, что любовь и счастье – это юношеская романтика и плод фантазии поэтов и писателей, супруги начинают смотреть на других снисходительно и с "пониманием": "Я-то знаю, что счастья нет, меня не проведёшь; и нечего притворяться, и про любовь нечего врать – нет её!"
          Перейдём ко второй части нашей главы – к семейной экономике.
          Вопрос достаточного количества денег всегда останется для семьи актуальным. Во-первых: нельзя заработать много обычным трудом, а чтобы заработать другими способами (сделать деньги), нужны другие способности, другой подход к работе и к семье. И, в принципе, легко доставшиеся деньги не приносят счастья, так как и за них приходится чем-то расплачиваться (раньше говорили – душой, сейчас – по-другому, но смысл такой же). Дело в том, что "лёгкие" деньги растлевают человека: "размывают" смысл его жизни, вызывают неестественные интересы и ставят его над другими, вызывая уверенность, что он лучше. Понятно, что на супружеские взаимоотношения это влияет разрушительно, хотя для общества такие качества – не помеха, даже способствуют прогрессу.
          Во-вторых: технический прогресс и реклама стимулируют появление всё новых и новых потребностей. С каждым годом становится всё больше и больше товаров первой необходимости. Это, конечно, относительное понятие, но для конкретного круга людей оно может быть и абсолютным, так как круг вынуждает семьи, входящие в него, "быть на уровне" и подстёгивает мещанскую "гонку вооружений". К примеру, бытовая техника и автомобили определённых марок, даже косметика и прочие товары, от наличия которых семейное счастье практически не зависит, зачастую приобретаются именно ради соответствия "уровню", ради престижности. Это относится и к дорогостоящим услугам, и к развлечениям, и к предметам роскоши. Правда, такие "игры" по карману лишь действительно богатым семьям, находящимся постоянно на виду, хотя смысл тот же – показуха. Однако быть богатым и приобретать престижные или капиталосберегающие вещи (к примеру, произведения искусства) – одно, а жертвовать многим для того, чтобы казаться богатым – другое.
          Первым легко даются многие приобретения, в отличие от супругов, "вставших" на путь показухи. Им ведь приходится приносить в жертву непосильным приобретениям не только деньги, необходимые для простых человеческих радостей, но и время, которое они могли бы потратить на общение друг с другом и с детьми. Да и постоянное урезание простых (не показушных) потребностей ограничивает круг интересов супругов, особенно – их детей. А ведь ограниченность ребёнка в средствах, невозможность материально поддержать свои увлечения и хобби, приводит к его духовной ограниченности. Ребёнку, выросшему в таком "режиме" экономии, остаются одни только радости жизни: пить, курить и бездушно трахаться. О творчестве же не может быть и речи. Правда, к счастью, бывают исключения – это когда какие-то обстоятельства компенсируют ошибки родителей.
          Мы уже говорили, что интересы общества (государства) не обязательно должны совпадать с интересами отдельных граждан и семей. А дело в том, что общественное развитие подчиняется экономическим законам, в которых нет места понятиям вроде семейного счастья и супружеской любви. Кроме того, экономика не заинтересована в увеличении числа счастливых людей, так как удовлетворённый своей жизнью счастливый человек не так способствует общественному прогрессу, как неудовлетворённый и не спешащий домой после работы. К тому же, удовлетворённого браком супруга, понимающего ценность супружества, трудно заставить пожертвовать семейными интересами ради общественных. И ему, к тому же, нет нужды приобретать что-либо ради самоутверждения или демонстра

Самучитель супружества (2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16)