Поиск   Шрифт   Реклама [x]   @  

Психология / Семейная психология


Самучитель супружества 15

Самучитель супружества (2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16)

          Часть 15

          отца с торчащим членом и матери, играющей с ним, ведь я раньше никогда не думала, что женщина может себе позволить такое.
          Вечером мама зашла ко мне в комнату поговорить. Она извинилась за случившееся и сказала, что не ожидала моего прихода в это время. Я думаю, она поняла, что именно меня так взволновало, поэтому и стала объяснять, что мужчинам нравятся неожиданные ласки любимой женщины. Они испытывают большое удовольствие, когда она достаёт их член из брюк и начинает гладить и ласкать. Если бы больше женщин решалось на подобные ласки, то их мужья стали бы чувствовать себя гораздо счастливей.
          И ещё она сказала, что в этом нет ничего грязного и постыдного, что ей нравится это делать, а моему папе и вовсе доставляет огромное удовольствие...
          Следующее откровение принадлежит уже немолодым супругам, о которых принято говорить: пожилая пара. Историю эту поведал пятидесятипятилетний владелец ресторана.
          ...Мы с женой совершенно прекратили любовные игры ещё шесть или семь лет тому назад – не знаю почему. Может быть, просто отвыкли... А может, надоело. Нет, мы продолжаем любить друг друга – в этом мы совершенно уверены. Я всё ещё нахожу Марию привлекательной. Но мы оба из довольно пуританских семейств, поэтому наша интимная жизнь была крайне "традиционной": никаких "штучек" – Боже упаси! Мы произвели на свет троих замечательных детей, они выросли, а мы – как-то вдруг – утратили сексуальное влечение друг к другу.
          Но вот месяца три назад у нас появились новые соседи – Дорин и Тед – супружеская пара примерно наших лет, ну, может, чуть постарше. Нам сразу бросилось в глаза то, что они оба словно светились от необыкновенной взаимной привязанности.
          Жена познакомилась с Дорин и за чашечкой кофе, сделала ей комплимент по поводу внешности и чудесного настроения, на что Дорин ответила: "Это всё счастливый брак".
          – В чём же секрет супружеского счастья?
          – Да, конечно же, в сексе!
          Мария была слегка шокирована, ведь её родители были весьма строгих правил. А Дорин поделилась ещё и тем, что они с Тэдом занимаются сексом три-четыре раза в неделю. И ещё вместе смотрят эротические фильмы. Причём она сама делает всё, чтобы возбудить в муже желание.
          Когда Мария побывала у них дома и увидела полный шкаф сексуального белья – здорово перепугалась. Во всём этом для неё таилась какая-то угроза. Но Дорин объяснила ей, что всё это для любви и забав. А когда Мария в свою очередь призналась, что мы с ней никогда по-настоящему не занимались сексом, была шокирована уже Дорин. Мария же впервые ощутила чувство вины за то, что между нами давно уже ничего нет.
          Неделю спустя мы были приглашены на ужин. Атмосфера воцарилась самая, что ни на есть отменная. Часов около одиннадцати, когда мы уже собрались домой, Дорин сказала, что хочет похвастаться новым "гарнитурчиком", который подарил ей муж. Тэд вновь наполнил наши бокалы, приговаривая: "Подождите, вы сейчас такое увидите... У вас коленки задрожат!"
          Действительно, когда вошла Дорин, я и впрямь ощутил слабость в коленях. На ней не было ничего, кроме чёрного кожаного бикини и чёрных туфелек на шпильках. Бикини – это я сильно преувеличил: грудь была едва прикрыта парой чёрных кружков, соединённых цепочкой, широкий же кожаный пояс с заклёпками оставлял промежность совершенно открытой – там была лишь цепочка, проходящая между половыми губами.
          Дорин около пятидесяти трёх лет, она натуральная пепельная блондинка с великолепной фигурой. Груди очень большие, но для её возраста необыкновенно упругие. У неё тонкая талия, слегка округлый живот, который ничуть не портит её, а делает ещё привлекательнее.
          Так вот, когда она вошла полная уверенности в себе, с сияющими глазами, гордясь своим телом – таких твёрдых сосков я прежде не видел – у меня возникла такая эрекция, какой и в молодости-то не бывало. Я чуть не кончил прямо в штаны.
          Мария взглянула на меня с немым вопросом. Я и без слов понял, что это означало: "Может лучше уйти?" Но я хотел остаться. Я был дико возбуждён и хотел увидеть, что будет дальше. К тому же, я начал подозревать, что это представление было организовано специально для того, чтобы мы поняли, что делает их брак таким счастливым.
          Дорин, смеясь, вильнула бёдрами и изобразила танец живота, потом спросила, нравится ли нам. "Жутко сексуально!" – в один голос сказали мы. Она приблизилась к Тэду, сидящему по-турецки на полу у камина. Исполнила и вокруг него потрясающий эротический танец. Она покачивала бёдрами, поглаживала и сжимала груди, ласкала свои ягодицы... Вдруг она опустилась на колени и стала расстёгивать его рубашку, целуя его и прижимаясь всей грудью. Сняв игриво рубашку, она опрокинула его на коврик, чтобы расстегнуть и снять брюки. Обтягивающие голубые трусы великолепно обрисовывали его напряжённый член. Мария вдруг крепко сжала мою руку – и тут я впервые заметил, что она тоже возбуждена.
          Дорин склонилась над Тэдом, поцеловала его и покачала грудью из стороны в сторону – её соски касались его подбородка. Потом она прижалась грудью к его лицу и втолкнула один сосок ему в рот. Он нежно сжал его губами.
          Мы сидели на диване, держась за руки, и смотрели на всё это как загипнотизированные. Это было сверхсексуальное зрелище, но тем не менее не было ощущения, что Дорин и Тэд пытаются надавить на нас. Признаться, я был очень рад этому.
          Дорин уже чуть переменила положение и положила руку на член Тэда, вернее, на то место, где он выпячивался из трусов. Она стала поглаживать его, медленно стягивая трусы. И вот член на свободе – напряжённый, невероятно твёрдый, с вздутыми венами. Яички же казались твердыми как кокосы. А из-за того, что волосы на лобке у Тэда были обриты, член выглядел как античная мраморная колонна. Кончик был уже влажен и поблескивал. Дорин высунула язычок и слизала капельку, показавшуюся в канале. Потом обхватила губами всю головку целиком и стала медленно и ритмично сосать, постепенно всё глубже и глубже вбирая член в рот. Она пробегала языком по всей длине члена, а потом прижалась головой к бедру мужа и нежно взяла в рот его яички.
          Вдруг я услышал судорожный вздох Марии. Она прижалась ко мне, и её рука очутилась в моей промежности – она стала исступлённо ласкать мой напряжённый член через брюки.
          Очень сильное впечатление произвело на нас и то, что Дорин и Тэд любили друг друга не торопясь... наслаждаясь каждым моментом. И если они получали удовольствие от какого-то момента любовной игры, то наслаждались им до конца. И по мере того, как они постепенно возбуждали друг друга, вся атмосфера в комнате становилась какой-то наэлектризованной.
          Дорин развела в стороны бёдра Тэда и приподняла его зад так, что показалось анальное отверстие. Не прекращая целовать и лизать его член, она смочила палец любовными соками своей вульвы, и ввела его целиком Тэду в задний проход. Она стала совершать этим пальцем круговые движения – Тэд буквально задыхался от наслаждения. Потом Тэд обнял Дорин и приподнял её. Стал целовать её губы, груди, живот... Его язык скользнул в её промежность и стал поигрывать цепочкой, проходящей между половыми губами. Потом он расстегнул кожаный поясок и снял его.
          У Дорин лобок тоже был обрит. Её вульва выглядела так соблазнительно, словно это был сочный абрикос. Тэд взял в рот всё, что было возможно. Я увидел его язык, входящий во влагалище. Вот он раздвинул ягодицы Дорин и ввёл средние и указательные пальцы обеих рук ей в задний проход – четыре пальца сразу – и приоткрыл его.
          Мы с Марией были просто ошарашены и глазам своим не поверили! Я же никогда в жизни не трогал Марию там руками, тем более во время полового акта, как будто супружеская любовь означает лишь использование члена. Да, мы были так воспитаны – считали, что секс существует лишь для продолжения рода, а если ты прикасаешься к женщине пальцами или – того хуже – языком, то ты просто балуешься, развлекаешься, что никуда не годится. А анальные ласки – я, разумеется, о них слышал, но мне и в голову не приходило, что жена может наслаждаться тем, что у неё в заднем проходе сразу четыре пальца её мужа, или что мужу это может доставить удовольствие. А пальцы в анусе мужчины – как принято считать – это же удовольствие для "голубых". А нормальному супругу это не может понравиться.
          Тэд тем временем лёг рядышком с Дорин, приподнял её ногу, обнажил вульву и на наших глазах ввёл член ей во влагалище. Дорин повернула голову к нам, улыбнулась и сказала: "Подойдите, подойдите – не бойтесь, попробуйте, что это такое". Конечно, я с минуту колебался, но это было такое возбуждающее зрелище – член Тэда, двигающийся во влагалище Дорин, и она сама, улыбающаяся нам безо всякого стеснения, – от которого я просто не мог отказаться.
          Я подошёл и опустился на колени около Дорин. Она взяла мои руки и положила мои ладони на свои груди. Я стал играть с её сосками – эти прикосновения к мягкой и нежной коже были каким-то восьмым чудом света! А тем временем Мария подошла и стала нежно гладить плечи и спину Тэда.
          Дорин взяла руку Марии и приложила к мошонке Тэда. Потом моим пальцем погладила свой клитор, растянув другой рукой свои половые губы. Я мог вволю ласкать её клитор в то время, как член Тэда медленно и ритмично двигался в ней. Это было невероятно – я ласкал клитор женщины, в то время как другой мужчина обладал ею! Я чувствовал движения члена Тэда во влагалище Дорин – и чувствовал руку Марии, нежно сжимающую его яички и поглаживающую основание члена.
          Дорин вдруг беззвучно задрожала – это был оргазм. Тут же кончил и Тэд. Последовала короткая пауза – и сперма потекла из влагалища Дорин прямо на пальцы Марии, которая продолжала поглаживать яички Тэда, ну а я тем временем запустил пальцы во влагалище Дорин, а один – в задний проход.
          Когда всё закончилось, Тэд спросил: "Ну, как – теперь поняли, что вы теряете?" А Дорин добавила: "Мы вовсе не хотим, чтобы вы всё время принимали участие в наших забавах. Если хотите, мы можем просто остаться хорошими приятелями и соседями – и только. Но вы прекрасно выглядите, вы ещё молоды и вполне можете получать много удовольствия от вашего брака!"
          Дорин и Тэд завернулись в простыни, мы допили оставшееся вино и отправились домой. Нам не нужно было ни о чём говорить. Я раздел Марию в спальне – мы целовались, как подростки. Мы не могли остановиться! Я снял с неё лифчик и стал ласкать груди – не поверите, как они были сексуальны! Я сжимал и покручивал её соски точно так же, как чуть раньше ласкал соски Дорин. Мария закрыла глаза и вздохнула так... Вы не поверите, но мне показалось, что именно этого она ждала все эти годы.
          Я расстегнул молнию на её юбке, и вот уже юбка на полу. Колготки и трусики оказались мокрыми насквозь! Можно было подумать, что она описалась. Мария расстегнула мои брюки и вытащила член. Прежде чем я понял, что она собирается делать, она опустилась на колени и обхватила его губами – ничего подобного она не делала за все тридцать лет нашего брака!
          Она слегка смущалась, что понятно. Я же, видя мою Марию с моим членом во рту, был словно на небесах – я не видел ничего прекраснее этой картины и не чувствовал ничего прекраснее этих переживаний.
          Я так распалился, что мог уже приступить к сношению, но, вспомнив, как вели себя Дорин и Тэд, я поцеловал её, и сказал, что очень её люблю, что независимо от увиденного у Тэда и Дорин, всё равно она самая потрясающая женщина в мире. А Мария ответила, что если Дорин может делать такие вещи, то почему бы и ей не делать, а Дорин – простро прелесть и так молодо выглядит!
          Мы легли в постель и любились так, как никогда раньше – за все годы супружества. Взаимная любовь распирала нас, мы восхищались друг другом и впервые раскрылись полностью. Дорин и Тэд ведь занимались сексом безо всякого стеснения – и даже в нашем присутствии. Я сегодня заглядывал во влагалище Дорин – так с чего же теперь Мария должна прятать своё? Тэд облизывал вульву Дорин – и та испытала оргазм, который можно было измерить по шкале Рихтера. Что же мне мешает последовать его примеру?
          Мария откинулась на подушки и развела ноги широко в стороны, а я, держа член в руке, нежно массировал им вульву. Мы любили друг друга так, как будто завтрашнего дня не будет – целовались и ласкались всевозможными способами, наслаждались друг другом.
          Мария достигла оргазма первой. Я ласкал её клитор – и вдруг у неё началось, так сказать, без предупреждения. Я ускорил ритм сношения и почувствовал, будто сперма закипает во мне. Но она вдруг сказала: "Нет!" и высвободившись, скользнула на коврик у кровати и очутилась между моими ногами. Она стала целовать, облизывать и сосать мой член, пока я не почувствовал, что не в силах больше сдерживаться. Я на секунду просто закрыл глаза, а когда снова их открыл, то увидел, как бьёт струя прямо в лицо Марии. Уже были забрызганы губы, щёки, нос, ресницы и волосы, а сперма продолжала извергаться. Мария же, смеясь, размазывала её по всему лицу, как какой-нибудь дорогой крем, облизывала губы и высасывала последние капельки. Даже когда мой член совершенно обмяк, она не выпускала его изо рта. Целуя, она ждала, пока мой член совсем не уменьшился. Тогда, широко раскрыв рот, захватила его вместе с мошонкой, словно хотела съесть меня.
          Мы не могли насладиться прикосновениями друг к другу, ласками, поцелуями – я чувствовал себя так, будто второй раз родился на свет!
          Теперь мы занимаемся любовью по четыре-пять раз в неделю, а порой и чаще. Мария сильно похудела и стала выглядеть гораздо моложе и счастливей – совсем как Дорин, а я чувствую себя просто потрясающе! Словно помолодел лет на десять.
          Теперь для нас нет никаких запретов. Мы перепробовали практически всё. Однако Мария не хочет, чтобы я, следуя примеру Тэда, сбрил волосы с лобка. Она предпочитает, чтобы "её зверь был лохматым". И мы с ней обсудили всё – наши сексуальные пристрастия, ласки, которые нам нужны, чтобы обезуметь в постели. Оказалось, что Мария обожает оральные ласки – любит сосать мой член. Иногда я просыпаюсь среди ночи, и вижу, что она лежит рядышком и нежненько ласкает губами мой член. И в какое бы время ночи это ни происходило – кончается одинаково.
          А мне нравится вводить один или даже два пальца в её анальное отверстие во время сношения. А несколько раз у нас был и настоящий анальный секс – я вводил член прямо в задний проход. Но ей это нравится меньше, чем мне, так как для этого нужно совершенно расслабиться и быть в соответствующем настроении. Правда, она призналась, что ей нравится, когда я выстреливаю туда спермой, а ещё больше – когда она вытекает из неё в течение ночи.
          Но вот чему Мария даёт явное предпочтение – так это тому, что я заливаю спермой всё её лицо или выстреливаю прямо ей в рот, хотя я бы предпочёл больше влагалище.
          А знаете, какими мы стали спокойными и нежными друг к другу? И всё благодаря сексу!
          Недели две тому назад мы смотрели по телевизору эротический фильм. Её голова лежала у меня на коленях. И тут она вдруг протянула руку, расстегнула молнию у меня на брюках и стала тихонечко ласкать, не отрывая взгляда от экрана. Никогда прежде она бы не коснулась меня таким образом. Когда же я достиг оргазма, она потёрлась волосами о мой член, и я их обрызгал, сперма стала медленно стекать по её щекам.
          Можно сказать, что наши ночи как две капли воды похожи на порнофильмы – с той лишь разницей, что это не кино. И мы с ней – двое немолодых супругов, любящих друг друга и не стесняющихся в способах проявления своих чувств. Если бы я мог вкратце сформулировать совет для людей моего возраста – или вообще любого возраста – вот что бы я им сказал: "Доверяйте друг другу! Показывайте и рассказывайте друг другу всё без утайки и, если вы хотите что-то сделать, – делайте это! Но, разумеется, если это приятно обоим. Никакого греха тут нет и быть не может – это одно сплошное наслаждение!"
          Та ночь с Тэдом и Дорин больше не повторялась. Мы никогда не принимали участия в их сексуальных забавах – просто остались добрыми друзьями. Мария вместе с Дорин бегают на аэробику, а мы с Тэдом пару раз рыбачили вместе. И лишь однажды я заговорил о том, что произошло той ночью. Я признался, что тогда наша интимная жизнь изменилась до неузнаваемости, правда, тогда я был сильно шокирован. А Тэд признался, что мы ещё до той ночи шокировали его – он не мог понять, почему такая пара ограничивает себя платоническими отношениями. И ещё он сказал, что с первого взгляда может определить, живут ли муж с женой интимной жизнью или нет. Обычно прекратившие интимную жизнь супруги выглядят старше своих лет, а женщина всегда уныла, раздражительна и не следит за внешностью.
          Тэд назвал секс "эликсиром молодости" – и я целиком с ним согласен. Кстати, это он дал мне адрес компании, распространяющей по почте сексуальное бельё и т.п. Я жду случая, чтобы заказать кое-что.
          Я горжусь собой, горжусь Марией. Она – живое доказательство того, что женщина в её возрасте может отпустить узду страсти и стать безумной, изощрённой любовницей. Я не променял бы её на всех этих милашек с обложки "Плейбоя", вместе взятых. Никогда в жизни! Мария говорит, что многие женщины средних лет боятся раскрепоститься в постели только потому, что уверены: мужья перестанут их уважать. Просто они не понимают, что у их мужей, скорее всего, тоже есть потаённые сексуальные фантазии – может им хочется, чтобы жена прошлась перед ними в возбуждающем, сексуальном белье или пососала их член. Так вот что я вам скажу: я уважаю Марию сейчас больше, чем когда-либо. Я готов целовать землю, по которой она ходит...
          Процессы возбуждения у мужчин и у женщин протекают по-разному, но супруги должны быть одинаково сильно возбуждены для нормального удовлетворения, причём, не только физически, но и "морально". А для этого им необходимо не только понимать эротику, но и желательно знать потайные желания друг друга и уметь их реализовать.
          Одним из примеров преодоления себя ради любимой половины может быть история молодых супругов – Дэвида (29 лет) и Бонни (27 лет), – которая показывает, к каким восхитительным результатам может привести понимание эротических фантазий любимого человека и желание помочь ему их осуществить. Но сначала послушаем их откровения в первой беседе с сексологом:
          Дэвид: "Наша интимная жизнь вполне о"кей. Мы живём уже четыре года вместе и занимаемся сексом не менее двух раз в неделю. Я люблю её, но не умею демонстрировать свои чувства. Думаю, что я порой кажусь ей чересчур молчаливым. А вот она у меня болтушка. Иногда трещит даже в постели, во время сношения, что меня даже злит порой. Ведь я в эти минуты молчу, как убитый.
          Иногда мы любим друг друга прямо на ковре в гостиной, но Бонни не испытывает особого восторга, особенно, когда горит яркий свет. А вот мне нравится видеть, как мой член движется в её вульве. Это меня заводит. Но чего мне действительно хочется – так это чтобы Бонни пососала мой член, и чтобы я всё видел своими глазами, а потом кончил ей прямо в рот. Но я ни разу её об этом не просил, а она сама, естественно, не предложила. Вот я и решил, что это так и должно оставаться "сладкой мечтой", фантазией... У меня есть несколько журналов, где парни на цветных фото выстреливают спермой прямо в лицо девушкам. Это возбуждает. Но я никогда не хотел идти к шлюхам для того, чтобы испытать такое. Да и боялся, что правда рано или поздно всплывёт".
          Бонни: "Я была просто шокирована тем, что узнала. И не столько его тайной мечтой, сколько тем, что он не решался поговорить об этом со мной. Я, конечно, не так много знаю о сексе, но в своих-то чувствах я разбираюсь, и, мягко говоря, не уверена, что мне понравится глотать его сперму. Да и сама мысль о фелляции угнетает меня: мне кажется, будто он хочет унизить меня, "использовать". А ведь мы равноправные супруги. Вот уж не думала, что он хочет сделать из меня "сексуальную рабыню!"
          А вот что получилось, когда Дэвид, по совету сексолога, согласился вести себя более романтично, а его жена – быть более сексуально изобретательной.
          Рассказ Дэвида о чудесной ночи, качественно изменившей их интимную жизнь, может заставить многих супругов задуматься о своей интимной жизни:
          "...Мне понадобилось какое-то время, чтобы осознать: да, я не из породы романтиков. Хотя прежде и считал себя таковым. Но когда мне указали на мои промахи, до меня дошло: не только в том романтика, чтобы таскать домой букеты и время от времени говорить: "Какое сексуальное на тебе платьице!"
          Я по природе не "лизун" – у нас в семье показные нежности были не в чести. Поэтому мне приходится трудновато. И когда мы с Бонни не в постели, я не обнимаю её за талию, не сажаю на колени, не шепчу ей на ушко, как люблю её... Я думал, что ей вполне достаточно того, что она об этом знает! До меня без посторонней помощи никак не доходило, что она хочет, чтобы я произносил вслух эти слова, и чем чаще, тем лучше. Когда я это понял, сразу приуныл, потому что всегда любил её и не хотел расстраивать невысказанностью чувств.
          И вот однажды вечером я пришёл домой с цветами и бутылочкой вина, ничуть не уступающей французскому шампанскому. Бонни встретила меня в белой шёлковой блузке и в короткой чёрной юбке, волосы у неё были распущены. А я так люблю её такой! Так прямо и сказал. И поцеловал её, войдя в дом – не клюнул в щёчку, как обычно, а именно поцеловал, прижимая к себе. И – представляете? – я сам обалдел, настолько это было классно. Я начал заводиться. Поначалу я чувствовал себя слегка скованно, говоря ей о любви. Но она раскрылась навстречу мне, словно цветок! Она ответила на мой поцелуй, провела нежно рукой по моим волосам. Коленка её интимно скользнула между моих бёдер. И я вдруг подумал: вот настоящая романтика! Это вовсе не слова – это всё чистая правда!
          Она приготовила лёгкий ужин – мои любимые блюда. После ужина мы перешли в гостиную, прихватив остаток шампанского, и я включил нежную романтическую музыку. Я держал Бонни в объятиях и целовал, целовал долго, наслаждался – и был поражён, как можно распалиться от одних лишь поцелуев! Я мог бы целовать её бесконечно – и больше ничего. Это было так прекрасно! Куда приятнее, нежели тащить её в постель и исполнять там супружеский "долг" – и чем скорее, тем лучше.
          Мы выпили ещё шампанского и снова стали целоваться. Обычно мы сто раз уже разделись бы, трахнулись, передохнули и снова бы оделись. А в этот раз я поглаживал её грудь через блузку – как восхитительны были её напряжённые соски под нежным шёлком! Поначалу я подумал, что она без лифчика, но когда расстегнул блузочку, то увидел, что на ней бюстгальтер с дырочками для сосков. Это возбудило меня ещё пуще. Я играл с её сосками, словно ребёнок с новой игрушкой. Представьте: я мог целовать их, не снимая с неё лифчика!
          Я расстегнул юбку и нежно стянул её. Под ней, оказались белые шёлковые трусики, под стать лифчику. Но вот она слегка раздвинула ножки – и я увидел, что через всю промежность идёт прорезь, отделанная кружевами, – видны были потайные губки и светлые лобковые волосики...
          Я раздвинул пальцами эти пухлые губки и принялся ласкать клитор – он сразу же затвердел и стал похож на воробьиный клювик. Потом палец мой скользнул во влагалище – оно было так влажно, что послышался удивительный хлюпающий звук. Никогда прежде не видел я на Бонни эдакого бельишка! И лифчик, и трусики были беленькие, с кружевными цветочками – такие одновременно нежные, невинные и... похабные, подстать шлюхе-профи.
          Я нежно ласкал её клитор большим пальцем, а средним двигал во влагалище. Член у меня стал таким огромным и твёрдым, что чуть ли не выпрыгивал сам собой из брюк! Бонни расстегнула молнию, скользнула рукой под трусы и извлекла мой член. Она несколько раз провела пальчиками вверх-вниз, отчего головка ещё больше раздулась. Потом она расстегнула ремень и стянула с меня брюки. Другой рукой стала ласкать мои яички, не переставая ласкать член. Головка уже достаточно увлажнилась, однако Бонни смочила пальчики любовными соками своей вульвы – на мгновение наши пальцы там встретились – и увлажнёнными пальцами продолжила поглаживание моего члена.
          Через некоторое время она высунула язычок и самым его кончиком провела по всему члену – от яичек до головки. Потом язычок "сконцентрировался" на нижней поверхности члена – она жадным, как мне показалось, движением скользнула им по всей длине, потом ещё, ещё. Я смотрел, как она это делает и сходил с ума! Соски её торчали из дырочек лифчика – ярко-розовые и напряжённые, – и я играл с ними по очереди: сжимал, покручивал. Бонни тем временем облизывала каждую складочку, каждый сосудик головки моего члена. Потом стала целовать его медленно и страстно, как обычно целует меня в губы. Мой палец не переставал ласкаться в её влагалище, а я смочил там ещё один и стал гладить её задний проход.
          Сначала она занервничала и напряглась, но я всё же ввёл кончик пальца в задний проход, а потом, когда она слегка расслабилась, и весь палец целиком, после чего стал вращать им. Она раздвинула ноги пошире, и я увидел, как весь палец скрылся в её анусе.
          Она продолжала целовать и лизать мой член и, наконец, раскрыла ротик и сомкнула губки вокруг головки. Она осторожно посасывала её так, что головка касалась её нёба, потом слегка сжала показавшимися зубками. Всё это время она мастурбировала мой член, не меняя ритма – и вот я почувствовал, как деревенеют мои яички, и я вот-вот... Бонни взглянула на меня – мечтательное, счастливое выражение и этот затуманенный страстью взгляд чуть было не подстегнули мою эякуляцию. Представьте себе свою любимую жену в лифчике с отверстиями для сосков, в трусиках с прорезью, открывающей вульву, с вашим членом во рту по самые яички – и вы почувствуете себя так, словно ваша эротическая фантазия стала явью.
          Член так глубоко скрылся у неё во рту, что я глазам своим не поверил – и, надо признаться, меня возбуждало не столько ощущение, сколько это потрясное зрелище! Она сосала и мастурбировала всё сильнее и сильнее, а я вводил пальцы всё глубже и глубже во влагалище и в анус. Мы оба взмокли, мы задыхались, мы обезумели... А потом случилось самое потрясающее – Бонни испытала оргазм раньше меня! Она дрожала, подпрыгивала, сжимала бёдра. Она попыталась даже крикнуть, не выпуская члена изо рта. Я собрался его вытащить, но не тут-то было! Она не позволила. Она продолжала сосать и двигать рукой всё быстрее и быстрее – и вот... первая порция спермы угодила ей прямо в горло. Потом она наполовину вытащила член изо рта – и следующая порция попала ей на губы. Она не прекращала восхитительного массажа, и сперма залила ей щёки и подбородок. Густая белая жидкость была размазана по всему её лицу. А она продолжала лизать и сосать даже тогда, когда член расслабился – ей не хотелось останавливаться! Она нежно опрокинула меня на спину и взобралась на меня – её вульва оказалась прямо перед моим лицом. А она снова взяла в рот мой слабый член и стала медленно и нежно посасывать.
          Я тоже целовал и лизал её вульву, и так же медленно и нежно. Мы вовсе не пытались вызвать друг у друга оргазм (важно не количество, а качество!), мы были вполне удовлетворены и счастливы, но хотели ещё и ещё наслаждаться телом любимой половины. Я снова ввёл палец в её анальное отверстие – на этот раз она охотно приняла его, даже чуть выпятила попку, чтобы палец вошёл поглубже.
          Через некоторое время она соскользнула с меня, не выпуская члена изо рта, отчего тот вытянулся на всю длину, и лучезарно улыбнулась мне. Я и не предполагал, что отхватил жену, которая умеет быть в постели дикой тигрицей.
          С этого дня наша интимная жизнь преобразилась и становилась всё изумительней".
          У Бонни впечатление от этого дня было таким же радостным от неожиданных открытий, как и у её супруга:
          "...Для меня самым сильным потрясением было то, что я знала, как завести Дэвида. Впервые в жизни я ощутила, что могу контролировать собственные сексуальные реакции – и в то же время "управлять" Дэвидом, при этом ничем не задевая его мужского самолюбия. Я всегда знала, что мужчины любят смотреть. Думаю, каждая женщина с детства знает об этом. Но я никогда не понимала, как это важно в интимной жизни. Я не подозревала даже, что способна устроить такое "секс-шоу" на дому, и что получится такой результат!
          Я не раз видела мужские журналы с фотографиями голеньких девиц – они всегда казались мне до ужаса вульгарными и даже отвратительными. Но я никогда не давала себе труда подумать, почему же мужчины покупают такие журналы? А нельзя ли и мне кое-чему поучиться у этих красоток, чтобы наша интимная жизнь стала более волнующей?
          Самым изумительным в тот незабываемый вечер было, как мне кажется, то, что я никуда не спешила, действовала неторопливо и по-настоящему романтично. Мы долго и самозабвенно целовались и ласкались. Я никогда не сомневалась, что мой Дэвид любит меня, но истинным бальзамом для моей души стало откровенное восхищение мною, не говоря уже о превосходном шампанском.
          Сперва я колебалась в выборе эротичного белья. Я представляла себя почему-то в чёрных чулках с пурпурным поясом, но неожиданно была очарована беленьким шёлковым комплектом – я сразу надела его. Я и сейчас его ношу, когда у меня подходящее настроение. Это меня возбуждает, а кроме того, в нём я могу выбирать: показывать "киску" или нет. Всё зависит от того, насколько широко я раздвину ножки.
          Вот что ещё изумило меня: насколько легко я пошла на оральный секс. Перво-наперво, я находилась в удобной для этого позиции, к тому же Дэвид гладил меня там, возбуждал. И ещё оказалось, что я вовсе не так скована, как ожидала. А ведь когда мы обсуждали с Дэвидом подобную возможность в "спокойной обстановке", я до ушей заливалась краской. А стоило мне начать – и мне уже не хотелось останавливаться! Но что мне в этом понравилось больше всего – так это то, что я сама вправе была решать, как возбуждать Дэвида: быстро или медленно. То есть, я могла бы растянуть любовный акт, если бы захотела, и поскольку я возбуждаюсь очень медленно, это очевиднейший и огромнейший плюс.
          Теперь я часто ласкаю Дэвида подобным образом перед сношением – и это означает, что я почти всегда достаточно возбуждена к тому времени, когда он входит в меня. Он радуется переменам в нашей интимной жизни потому, что ему очень нравится, когда я ласкаю ртом его член, я же вижу в этом преимущество для себя, ведь теперь я гораздо чаще испытываю половое удовлетворение.
          Оказалось до изумления просто взять член глубоко в рот. Обычно меня мутило, когда я случайно запихивала ложечку с мороженым слишком глубоко, а тут... И если я очень возбуждена, то легко могу и проглотить сперму Дэвида, хотя ему куда больше нравится, когда она брызгает мне на лицо или грудь.
          И ещё: я пристрастилась к ощущению пальца Дэвида в моём анусе, словно наркоманка. Я полюбила это ощущение – и не только в постели, но и за её пределами. Вот, например, недели три назад я валялась на постели после душа лицом вниз и почти дремала. Но вот скрипнула дверь, вошёл Дэвид и тихонечко улёгся рядышком. Потом приподнял полотенце и принялся гладить и целовать мои ягодицы. Немного погодя он смазал палец в стоящей рядом на столике открытой баночке крема для кожи и ввёл палец мне в анальное отверстие до упора. А я тихо лежала с закрытыми глазами и наслаждалась приятному ощущению. И уже через пять-десять минут я с удивлением поняла, что вот-вот испытаю оргазм! На ровном месте! Но этого не произошло, вероятно, из-за моего сильного изумления, а в будущем я обязательно испытаю!"
          А вот с какими трудностями столкнулась Мария, двадцатидвухлетняя парикмахерша.
          ...У нас с Уэйном только одна проблема: он слишком любит фелляцию. Он может часами лежать на спине, чтобы я сосала его член. Но проблема не в этом, а в том, что сам он ни единого раза не ласкал меня ртом. Никогда! А мне этого ох как хочется! Но как попросить об этом, чтобы не обидеть его? Может он и знает, как это делается, но просто не любит, вот и всё. А у меня постоянно такое ощущение, что нашей интимной жизни не хватает чего-то очень важного. И вот после совета с сексологом я решилась попробовать спровоцировать его.
          Он лежал на кушетке и смотрел телевизор, держа в руке бокал. Я забралась к нему, присела прямо над его лицом так, чтобы он видел, что под юбкой ничего не надето. Конечно, я нервничала, но боялась не грубой реакции со стороны Уэйна – он у меня добрый и ни разу ещё не вышел из себя, – а просто не представляла, что он может ляпнуть.
          Я приподняла юбочку, поглядела на него сверху вниз и спросила: "Как насчёт поцелуя, любовь моя?" Кончик его носа буквально упирался в мою вульву – не понять он просто не мог! Но он вдруг затряс головой, вывернулся из-под меня, сграбастал меня в охапку и, целуя в губы, спросил: "Может, попозже?"
          Первая моя реакция была довольно бурной, но, разумеется, я подавила желание выразить свою обиду. Ещё бы: я предложила ему мою любимую "киску", да ещё на тарелочке, а он отверг такое "лакомство"! Но именно самоуважение и уверенность в себе помогли мне удержаться от выпадов в его адрес. А ведь я могла бы, задираясь, намекнуть на то, что он больше не находит меня сексуальной. Но я не забыла, что есть ещё и другие способы вовлечь его в такие ласки. К тому же, я абсолютно уверена в своей сексуальной привлекательности. Значит, причина отказа Уэйна явно не во мне.
          В тот же вечер, уединившись в ванной, я сбрила все лобковые волосы. Сперва я хотела оставить маленький пучок, а потом передумала. Расправившись с растительностью, я тщательно причесалась, вплела в волосы красивые ленты. И вот я готова – на мне только изящные браслеты, а чистая вульва напоминает спелый персик. Перед этим ему не устоять!
          Уэйн уже лежал в кровати. Я быстро скользнула под одеяло, но дала ему возможность мельком увидеть меня. Он смотрел телевизор, но через мгновение выключил его и повернулся ко мне. Рука его скользнула по моему обнажённому телу: по груди, по животу, дошла до промежности. Тут он посмотрел мне прямо в глаза, и, ни слова не говоря, поцеловал меня в губы, лаская рукой мою обнажённую вульву. В следующее мгновение я почувствовала прикосновение его губ к моему животу, а он продвигался всё ниже. Руки его нежно раздвинули мои бёдра. Я ощутила там его горячее дыхание. Ожидание было таким томительным! И вот я почувствовала первое робкое прикосновение его языка. Он раздвинул половые губы и стал лизать клитор... Эти ласки продолжались, по меньшей мере, минут двадцать – Боже, как это было прекрасно! Он даже ласкал моё анальное отверстие. Но вот он сосредоточился на клиторе, одновременно лаская пальцами вход во влагалище и анус. Тут я почувствовала, что его дыхание резко участилось. И вдруг я куда-то провалилась, а очнувшись увидела, как Уэйн упивается любовными соками, обильно вытекающими из меня.
          А потом, когда мы лежали, обнявшись, я решилась спросить: "А почему ты раньше никогда не ласкал меня так?" Оказалось, что причиной неприязни к куннилингусу стал его первый сексуальный опыт с женщиной, старше его на четыре года. Дело в том, что когда он начал ласкать её вульву, та вдруг расхохоталась и сказала: "Ах ты, мальчонка с густыми усами!", – имея в
виду свои лобковые волосы. И тогда у него от смущения пропала эрекция. После этого он не мог без содрогания даже думать о куннилингусе с "небритой" женщиной!
          А ларчик-то просто открывался! Узнав об этой причине, я пообещала ему, что всегда буду такой гладенькой там – и держу слово! На фиг мне там во-лосы – сами подумайте!
          Большинство жён в ситуации, когда муж предлагает им разнообразить интимные отношения, ведёт себя довольно схоже. Но оказывается, что они отвергают новые формы секса не столько из-за того, что для них они неприемлемы, сколько из-за того, что просто не хотят брать на себя ответственность за новые проявления "распущенности". А ведь многие могут даже изнывать от желания "попробовать что-нибудь новенькое", но согласны пойти на это лишь при условии, что их будет долго уговаривать любимый мужчина.
          О тех, кто принципиально отвергает "новшества", мы говорить не будем – у них проблемы другого плана, приведём же рассказ двадцатипятилетней Жанетты, адвоката из Кливленда, которая тоже была очень щепетильной в вопросе внедрения интимных новшеств.
          ...Сама идея анального секса всегда была мне неприятна – подумайте только, мужчина впихивает свой член женщине в задницу! Фу! Но вот однажды ночью, когда мы с Гартом всерьёз распалились, головка его члена вдруг упёрлась мне в анальное отверстие, он попытался впихнуть её туда. "Не надо!" – попросила я, и он послушно отступил. На самом же деле мне хотелось, чтобы он настоял на своём, чтобы сказал примерно: "Ну, дорогая, давай же! Я хочу попробовать и там – хочу познать тебя всю". Но ничего же подобного он не сказал? И не скажет.
          Бывало, когда мне хотелось близости или там, ощутить его руку в вырезе блузки, то я расстёгивала блузку и так разгуливала по дому с колышущимися грудями, порой даже голая по пояс! Но он посмотрит – ему явно нравится это зрелище – и только. А я не знала, как же мне заставить его действовать?
          То же и с анальным сексом. Если бы Гарт настаивал, если бы он ласково склонил меня к этому! Уверена, мне бы понравилось! Хотя, если бы сексолог не убедил меня, что в анальном сексе нет ничего гадкого и развратного, я бы не решилась. А так, вполне можно получать от этого удовольствие, если соблюдать соответствующие правила гигиены. Их не так и много: не переходить от анального секса к вагинальному без подмывания пениса, иметь в этот момент не переполненный кишечник и перед сексом посетить ванную комнату. Ну, ещё просто надо привыкнуть к ощущению пениса в заднем проходе. Ведь естественная реакция на проникновение постороннего тела – сжатие мышц – препятствует этому. А для получения приятных ощущений нужно научиться противоположной реакции – расслабить мышцы заднего прохода и "раскрыться" навстречу пенису. И ещё нужно позаботиться о смазке.
          Теоретически подковавшись, я перешла к решительным действиям. В первую очередь я купила вибратор. Выбрала набор с тремя съёмными насадками. Первая из них была покрыта рядами мягких выступов, у второй было ребристое основание с длинным тонким "пальчиком" на конце, третья же представляла собой копию пениса с крупной головкой и преувеличенно-рельефными венами.
          Сперва мне было просто стыдно... Я была в нерешительности – ведь в юности я никогда не мастурбировала. Мне было нелегко тронуть себя там, да ещё таким образом. Но вот настал подходящий момент: Гарт позвонил и сказал, что допоздна задержится на работе. Тогда я приняла душ и легла в постель совершенно голой. Я сказала себе: "Милочка, это твой вечер – и сегодня ты отважишься".
          Я надушилась своими любимыми духами, открыла тюбик со смазкой, заранее купленной в аптеке, и взяла в руки вибратор. Поколебавшись немного, я выбрала насадку в виде пениса. Выдавила немного смазки между ног. Может, переборщила, но было приятно: прохладно и скользко. Я начала поглаживать клитор и половые губы, то и дело, вводя пальцы во влагалище. Потом... потом я глубоко вздохнула – и ввела обильно смазанный палец в задний проход. Там было так влажно и скользко, что вполне поместились бы и два пальца.
          Я смазала насадку кремом. Хорошо, что насадка оказалась тоньше, чем член Гарта. Она выглядела не так грозно и пугающе. И я поласкала головкой этого искусственного пениса клитор, потом провела ею по половым губкам, покуда не освоилась. Потом ввела во влагалище и подвигала там недолго. Глаза мои закрылись – мне стало хорошо и спокойно. Мне понравилось ощущать эту головку во влагалище, а стоило мне сжать мышцы – и я чувствовала рельефные вены. Конечно, это была всего лишь пластмасса, но мне представлялось, что это настоящий пенис. Правда, было и явное преимущество – я могла его вводить на любую желаемую глубину и держать в любом положении, сколько захочется.
          Я по-настоящему возбудилась и стала поигрывать с клитором, а вибратор скользил во мне... Я уже забыла об истинной цели и была близка к оргазму, а ведь вибратор ещё не был включён!
          Я вспомнила о приятных ощущениях во время наших с Гартом ласк, когда он пощипывает мой клитор и слегка оттягивает его. И стала сама так делать, потом включила вибратор и приложила головку к клитору. Тут мой клитор, и без того уже возбуждённый, весь завибрировал!
          Я была возбуждена до крайности, вульва сочилась. Любовные соки буквально стекали между ягодиц! Я немного поиграла с клитором, потом поводила вибратором по половым губам. Затем приподняла ноги, широко развела их в стороны и прижала вибратор к заднему проходу. И, вспоминая советы, я "раскрылась" навстречу вибратору. Он легко вошёл – мне совершенно не было больно! Я глянула между ногами и увидела, как вибратор постепенно погружается в меня. Это было удивительно, изумительно! Словно мною овладевал мужчина, причём совершенно необычным способом! Я почувствовала сладкую дрожь там, где прежде никогда ничего не чувствовала! Я ввела вибратор на всю глубину, потом извлекла его, погладила головкой анальное отверстие, наслаждаясь вибрацией, и снова ввела его внутрь. Мой анус лоснился от смазки и любовных соков и слегка покраснел – но я не забывала о том, чтобы каждый раз "раскрываться" навстречу вибратору, и он легко входил в меня.
          Частенько, фантазируя, я воображала, что в мой анус входит мужской член, но когда я впервые ощутила там вибратор... оказывается, я и не подозревала, как это потрясающе!
          Я развлекалась около часа, работая вибратором и одновременно лаская клитор, – и вдруг наступил оргазм. А знаете, как это было? Внезапно я ощутила тепло в области заднего прохода, и мышцы непроизвольно сжались – мне пришлось ввести вибратор ещё глубже, чтобы он не выскользнул. Бёдра мои начали сами собой двигаться вверх-вниз, соски одеревенели – и я долго, очень долго не могла остановиться.
          Той ночью мне не хотелось близости с Гартом – слишком уж устала! Но на следующий вечер... Я была та-а-акой соблазнительной! Я надела чёрный шёлковый боди. Он был весь изукрашен аппликациями в виде всевозможных бабочек, но в остальном абсолютно прозрачен. К тому же в нём не было нижнего соединения, так что можно было заниматься любовью, не снимая боди. Я его прежде надевала всего лишь раз – на день рождения моего Гарта, но больше для забавы, чем для соблазнения. Но, помню, раздразнила я его тогда чрезвычайно. И вот я решила, что настало время снова им воспользоваться.
          В таком вот виде я встретила Гарта вечером в прихожей. Он страшно устал – целый день какие-то встречи, переговоры. Но всё же было видно, что это зрелище произвело на него впечатление. Он спросил: "Неужели у меня снова день рождения?" А я ответила, что просто мне захотелось одеться по особенному. Он страстно меня поцеловал и погладил мою грудь через тонкий шёлк, слегка покручивая соски большими и указательными пальцами – так, как мне нравится... Потом руки его скользнули вниз и сжали ягодицы. Затем кончиками пальцев он дотронулся до моих обнажённых половых губ – наверняка он почувствовал там влажность, так как я уже сильно возбудилась от его прикосновений, да и от предвкушения тоже.
          Я сделала ему коктейль из водки с мартини, как он любит, и мы присели на диван. Его рука обнимала меня за талию, но он не приступал к решительным действиям, что меня всегда расстраивало. Я знаю, что он меня любит, знаю, что завожу его, просто у него не хватает смелости раскрыть свои чувства! Словно он боялся потерять над собой контроль, боялся, что мне этого не захочется. (А какие ещё чувства может испытывать любящий и тактичный человек после неоднократных отказов на предложение попробовать что-то новое, хотелось бы спросить?)
          Гарт спросил: "Нынче ты в сексуальном настроении, да?" На что я нежно съязвила: "Неужели заметно?" Но я вовсе не хотела его обидеть, хотя... Ну представьте себе: я сижу рядом с ним на диване в роскошном боди и подлизываюсь к нему, что есть мочи. Он же соизволил всего лишь предположить, что у меня нынче сексуальное настроение!!! Ну, погоди! Нежно улыбнувшись, я сказала ему, что получила маленький подарочек – вибратор – от своей подруги Дианы.
          Сперва то, что он увидел, ему явно не приглянулось. Хотя нет... Полагаю, впечатление это произвело на него сильнейшее, но он стеснялся показать. Он включил вибратор – послышалось жужжание – и тут я спросила, не хочет ли он, чтобы я продемонстрировала его работу? Я взяла у него вибратор и принялась водить им по груди и соскам. Потом извлекла одну грудь и кончиком вибратора покрутила вокруг соска, который стал вытягиваться и твердеть на глазах у изумлённого Гарта. А как, оказывается, здорово массировать грудь вибратором! Потрясающе сексуально!
          Я слегка раздвинула ноги и сжала бёдрами вибратор. Он спросил: "И что ты при этом чувствуешь?" Видно было, что он заводится всё сильнее и сильнее. Я ответила, что это кайф, что и ему стоит попробовать.
          Я расстегнула ему джинсы и вытащила член... Полной эрекции пока (пока!) не было, но он рос на глазах, источая характерный запах члена мужчины, проработавшего в конторе целый день: слегка пряный, но удивительно приятный! Я провела вибратором по всей его длине – и член стал стремительно набухать и твердеть, а головка залоснилась, стала пурпурной. Потом я взяла её в рот и чуть-чуть пососала. Она была такой большой, что еле уместилась у меня во рту, а вкус... Это был вкус настоящего мужчины!
          Я слегка помассировала эту восхитительную головку вибратором – и тотчас же направила его к своей промежности. Я поцеловала Гарта, погладила его по волосам – и прямо у него на глазах раздвинула ноги ещё шире и ввела вибратор во влагалище. Гарт просто обалдел. А я подняла одну ножку, да ещё и положила её ему на плечо! Влагалище моё было распахнуто настежь, и вибратор двигался во мне взад-вперёд – и всё это перед самым носом у Гарта! Я вся сочилась любовными соками, а вибратор лоснился...
          Гарт молниеносно сорвал с себя рубашку и брюки, попытался вскарабкаться на меня, но я не позволила. Я сказала: "Вибратор этот – просто чудо... чего мне ещё желать?" И я, демонстративно отвернувшись от него, легла на кушетку лицом вниз. Более прозрачного намёка я и не могла придумать – я просто приподняла попку, выставив анус напоказ.
          Тогда он попытался извлечь из меня вибратор – и снова я воспротивилась. Я постанывала: "Ах, как хорошо... как хорошо!" Мне и вправду было хорошо!
          Тогда Гарт склонился надо мной и стиснул мои груди, вывалившиеся из выреза боди. Потом раздвинул мои ягодицы и дотронулся до анального отверстия – оно, разумеется, лоснилось от любовных соков и смазки. И я сделала встречное движение попкой – анальное отверстие раскрылось... знаете, словно маленький жадный ротик. Я это чувствовала!
          Гарт встал на колени и упёрся головкой члена в мой анус. "Настал решающий момент!" – подумала я и сделала всё от меня зависящее, чтобы расслабиться и раскрыться навстречу ему. И у меня всё получилось! Анус раскрылся как цветок – и я не ощутила боли. А когда огромная пурпурная головка вошла в меня, это оказалось куда лучше любого, даже самого классного вибратора! Это была живая трепещущая плоть! Я протянула руку, пощупала растянутый анус и напряжённый член, входящий в меня всё глубже и глубже – он словно пронзал меня всю, без остатка...
          Вибратор всё ещё жужжал у меня во влагалище, я свободно покручивала его там, лаская член Гарта через тонкую перегородку между влагалищем и анусом. А Гарт уже завёлся всерьёз – руки его вцепились мне в бёдра, а член ходил во мне... Я чувствовала, как его огромные волосатые яички ударялись об мою руку... Тут я вынула вибратор – он упал на пол.
          Вдруг Гарт изо всех сил прижал меня к себе – так, что член целиком вошёл в меня – и на мгновение замер. Я стиснула мышцы заднего прохода, массируя член. Стало слегка больно – но и это было прекрасно!
          Неожиданно я почувствовала, как член вздрогнул – и Гарт сладко застонал. Сперма выстреливала мне в прямую кишку – и уже ничто на целом свете не могло это остановить. Чуть погодя он извлёк член, горячая сперма потекла по моим бёдрам... Гарт нежно обнял меня – и мы замерли надолго. Как он обнимал меня! С любовью, с нежностью – так, как не прикасался ко мне уже лет сто, не меньше!
          Он потом спросил, понравилось ли мне, – спросил так, будто инициатором был он сам! Разумеется, я была довольна – мы испробовали то, чего мне давным-давно хотелось испытать, а Гарт ещё и был уверен, что это он сам всё так классно выдумал!
          Этот день принёс нам обоим огромную пользу – стоило Гарту вкусить прелесть анального секса, как в нём пробудился после долгой спячки интерес к сексу вообще. И мы стали пробовать всё подряд, не забывая, конечно, про анальный секс, от которого я лично в восторге! Я добилась того, что хотела! А анальный секс – это, пожалуй, одна из высших форм близости. Правда, если я не в настроении, то мне бывает и неприятно, но стоит меня завести – я уношусь на седьмое небо! Я теперь уже могу достичь оргазма только от анального сношения, не прикасаясь даже к клитору!
          А недавно со мной произошёл из ряда вон выходящий случай. Гарт сидел, смотрел телевизор и подозвал меня: "Поди-ка, посиди у меня на коленках". Одной рукой он притянул меня к себе, а другой расстегнул джинсы – и член выскочил наружу. Он расстегнул мне шорты и стянул их вместе с трусиками. Потом усадил меня на свой член. Он несколько раз приподнял меня и опустил – и я почувствовала, что моё влагалище увлажняется. Тогда он извлёк член и принялся его головкой растирать мои любовные соки по заднему проходу. Я поняла, что он собирается сделать, и прошептала: "Гарт, не надо..." Но он ответил: "Ну-ну, дорогая – ты же знаешь, в любой момент мы можем остановиться, если тебе не понравится". Он осторожно ввёл член в мой анус, а я с размаху уселась на него. Член показался мне необыкновенно огромным, и мышцы ануса непроизвольно начали сжиматься. Но я усилием воли заставила себя расслабиться – и вот я уже спокойно сижу на его члене и смотрю телепередачу! А Гарт сунул руки в вырез моей блузки и стал ласкать груди...
          Думаю, мы просидели так минут двадцать... Мне было так хорошо, что совсем не хотелось вставать. Оргазма у нас не было, но как восхитительно близки мы были в этот момент!
          Следующую историю поведал Брайен – тридцатичетырёхлетний инженер, женатый около шести лет на Рене – тридцатипятилетней бывшей школьной учительнице. История эта связана с необычной фантазией, хотя в некоторых странах, во Франции, например, есть нечто вроде публичного дома, где мужчины могут за немалые деньги реализовать подобные фантазии. Но главное в его истории не экзотичность фантазии, а то, что это откровенное повествование доказывает, что, имея желание и прислушиваясь к советам сексолога можно не только воплотить свои эротические фантазии в супружескую интимную жизнь, но и гармонизировать свои взаимоотношения. Пренебрежение же потаёнными, но осуществимыми фантазиями может привести лишь к отдалённости и взаимному недоверию супругов.
          ...Я мечтал о женщине в белом халате с детства. Не думаю, что это связано с каким-то событием из моего детства. Ребёнком я никогда не лежал в больнице... хотя, может, только однажды, ведь у меня есть швы на колене. Но мне очень приятно представлять себя лежащим на кровати, и чтобы прекрасная женщина в крахмальном белом халате заботилась обо мне, ухаживала... Она – ангел милосердия! Но именно её власть надо мной – покорным и слабым – возбуждала меня... ну, ещё может и то, что она диктует свои условия: "Поставим градусничек, выпьем таблеточку..." Ухаживать за больными – её обязанность, и права выбора у неё нет, так что в этой фантазии поровну и подчинения, и подавления. Ну, не знаю... Трудно объяснить словами, что больше всего меня заводит, но очевидно одно: лично мне приятно быть беззащитным перед строгой женщиной в крахмальном сверкающем белизной халате.
          В сущности, у медсестры в моих фантазиях даже не было лица. Просто некая воображаемая женщина без имени. Правда, мне нравятся девушки светловолосые, коротко стриженные, голубоглазые, пышногрудые... но ведь это почти точное описание моей жены! Отчасти из-за этого я и влюбился в неё. Поэтому она и возбуждает меня в постели.
          У меня с Рене по части секса всегда всё было классно. Когда она в настроении, то бывает удивительно горячей. Правда говорить о сексе она не любит. Стоит мне заговорить о том, как классно у нас было вчера ночью, как она просит сменить тему. Это, скорее всего, оттого, что семья её родителей была очень нравственной и, возможно, старомодной. Но мне-то от этого не легче! Ей не только трудно что-то предложить, но и приходится клещами вытягивать, что бы ей хотелось в постели!
          Думаю, моя фантазия выплыла наружу тогда, когда мы с ней смотрели по телевизору фильм про больницу. Одна из медсестричек выглядела в точности как Рене! И я почему-то представил себе, что халатик надет на голое тело, хотя понимал, что это не так. А из-под халатика выглядывали короткие белые брючки – обалдеть!
          Я сказал Рене: "Как бы тебе пошла одежда медсестры! Ну... я имею в виду, какой бы ты была сексуальной". Вот так я и начал – просто вырвалось. Вначале она отшучивалась, а потом рассердилась. Сказала, что давно надо было "расколоться", что это так заводит.
          Я опять замкнулся – пришёл к мнению, что эта тема для нас закрыта. Но Рене это почувствовала, и после раздумий посетила сексолога и проконсультировалась у него. Если бы он не разубедил Рене, что возбуждает меня не какая-то медсестра, а она сама в белом халате, плюс эротическая окрашенность взаимоотношений медсестры с больным, мы бы может постепенно отдалились друг от друга. Но она любит меня, поэтому и решилась сделать всё так, как посоветовал сексолог. Но я об этом не знал.
          И вот однажды, вернувшись домой, я застал свою Рене в накрахмаленном белом халатике, в белых брючках и в шапочке! Форма была настоящей – она купила её в специализированном магазине, а так как Рене полногрудая, то халатик с трудом застёгивался у неё на груди, что мне особенно понравилось.
          Рене прильнула ко мне и горячо поцеловала, не дав даже дверь за собой закрыть. Потом велела мне раздеться и улечься в постель – видите ли, я выгляжу нездоровым. Так как я стоял как столб от неожиданности, она сама начала раздевать меня: сняла галстук, рубашку, носки, брюки, трусы... За окном было ещё светло, но это даже помогало мне чувствовать себя пациентом в больнице. Когда она кончила меня раздевать, мой член уже был в полной "боеготовности". Она немного погладила его, а потом заявила, что мне нужны особые процедуры.
          Подведя меня к кровати, она строгим тоном велела мне лечь на спину, и я подчинился – ещё бы, ведь она была Медсестрой, значит, нужно было быть послушным. Я чувствовал себя и беспомощным, и сильным, и нетерпеливым... Ведь со мной происходило именно то, о чём я всегда мечтал! Моё желание исполнялось! К тому же – вместе с моей Рене, что было ещё более потрясающим! Она словно вошла в мир моих грёз... словом, это было много лучше самомастурбации во время подобных фантазий. Мою мечту воплощала в жизнь любимая женщина!
          Не думаю, что Рене всё понимала и принимала, и всё же играть с ней было куда привлекательней, чем с другой женщиной, проституткой, например.
          Рене сказала, что меня надо обмыть. Принесла пластмассовое ведёрко с водой, банную рукавицу и кусок мыла, намылила мне грудь, живот, бёдра. Потом стала намыливать член – тискала его, водила рукой вверх и вниз. Потом намылила яички и промежность до заднего прохода... Затем сполоснула рукавичку в ведёрке, и ею схватила мой член и сделала несколько по-настоящему сильных мастурбационных движений.
          Потом сказала, что халатик насквозь промок – придётся расстегнуть. Она скинула мокрые брючки и расстегнула все пуговицы халатика – это была просто "антинаучная фантастика"! Пышная грудь, розовые торчащие соски... Хотя груди у неё очень большие, но всё ещё обалденно упругие. А на ней были только чёрные чулочки с кружевным поясом – при этом никакого намёка на трусики! Рене всегда сбривает волосы на лобке, оставляя лишь задорный пучок над самым клитором. Она раздвинула пальцами половые губы – и я увидел, что они уже набрякли, а внутри всё увлажнилось: похоже было, что моя фантазия заводит и её.
          Она взобралась на постель, оседлала меня и схватила мой член. Немножко поласкав его, она зажала его половыми губами, потом медленно опустилась – член легко скользнул в неё. Я попробовал двигаться в "режиме сношения", но – фигушки! Всякий раз, когда я делал движение, она одёргивала меня: "Лежите, больной! Медсестре виднее, что для вас полезней!" Она просто сидела на моём члене. Но я всё же слегка приподнялся – член вошёл ещё глубже. Двигаться же она мне по-прежнему не позволяла – она по-настоящему вошла в роль – и сказала: "Вам придётся научиться держать себя в руках!" Потом приподнялась и снова опустилась. Когда она приподнялась, и член почти выскользнул, между её розовыми потайными губками я увидел пурпурную головку моего члена. А она словно колебалась, раздумывая. И как только я почувствовал, что вот-вот мой член окончательно выскочит, она медленно опустилась и прижалась ко мне изо всех сил, покуда мои лобковые волосы не коснулись её нежной кожи.
          Она продолжала в том же духе – неторопливо, чувственно, сводя меня с ума. Мне уже хотелось двигаться быстрее, но она не разрешала. Правда, промолвила великодушно: "Можете, если хотите, стиснуть в ладонях мою грудь... в качестве физиотерапии. Нам вовсе ни к чему, чтобы ваши пальцы одеревенели без дела". Дважды повторять не пришлось – я принялся гладить её роскошные груди. Какие же они были упругие и тяжёлые! Я поглаживал соски, потом приподнялся, и начал было целовать, но она властно опрокинула меня на спину и задвигалась быстрее. Она начала задыхаться, щёки порозовели... Её белая шапочка сдвинулась на одно ухо. Глаза были закрыты, а язычок всё время облизывал губы. Потом она опустила вниз руки: пальцами одной она раздвинула половые губы, а пальцем другой стала ласкать клитор, причём так быстро, что я с трудом мог уследить за её пальчиком.
          Любовные соки изливались из неё в таком количестве, что заливали мне яички и стекали между ног. Она стиснула мне бока ногами в этих обалденных скользких чулочках... и двигалась на мне всё в том же медленном ритме... Вдруг я понял, что кончаю. Сперма начала выстреливать в неё, а она вся затряслась и не могла остановиться.
          Я думал, что на этом всё кончилось. Но она спрыгнула с меня, застегнулась и заявила: "Ах, как нехорошо, больной, – придётся снова вас мыть!"
          Я спросил: "Не перекурить ли нам? Я бы выпил стаканчик, сбегал бы в туалет".
          Она строго ответила: "Я сама принесу вам питьё и свожу в туалет!" и повела меня в туалет. Там поставила перед унитазом и приподняла мой член. Я начал было целовать её, но она сказала ледяным тоном: "Сперва дело!"
          Знали бы вы, как трудно писать, когда ваш член в женских руках! Поначалу я смог лишь пару раз брызнуть, но когда, наконец, смог по-настоящему, Рене стала поглаживать мой член, и, смачивая пальцы в моче, растирать член и яички. К тому времени, как я кончил мочиться, снова был "готов". Мы вернулись в спальню и снова занялись сексом, правда на сей раз, сверху был я, она же обхватила меня изо всех сил ногами.
          Такого классного секса у нас никогда прежде не было – и мы оба это знали. Рене и сама увлеклась моей фантазией, и у неё бешено заработало воображение.
          Через несколько дней, когда я предложил ей повторить эту игру, она казала, что не хочет, что страсть у меня не к ней, а к Медсестре – будто Медсестра и впрямь была посторонней женщиной!
          Я спросил её, нравится ли ей изображать Медсестру, она ответила, что нравится, разумеется, и ещё как, но она при этом чувствует, что сама, как Рене, больше не возбуждает меня, что та Рене, на которой я женился, больше мне не интересна. "Неужели единственный способ получить полное удовлетворение – это играть в больницу?" – обиженно вопрошала она.
          Но я же знаю, что она мне интересна, что возбуждает, и что я продолжаю любить её. А игры эти – для разнообразия. Да ведь и ей они нравятся. К тому же, она так изумительно изобретательна и любит проявлять инициативу... Представляете, когда я купил кружку Эсмарха, чтобы она могла поставить мне клизму – сразу согласилась, хотя для такой женщины, как Рене, это явная дикость! Но, несмотря на это, проблема наша окончательно не разрешилась. Я не хочу её огорчать, но чувствую, что могу её потерять из-за какого-то идиотского недопонимания. Я слишком дорожу ею, люблю. Но я не могу убедить её, что мои фантазии не являются следствием моей любви к другой женщине. Это же наша общая игра. Да и ей она нравится не меньше, чем мне. К тому же та наша первая игра помогла ей побороть стеснительность и сдержанность во всём, что касается секса. Да, она так воспитана, и это у неё глубоко сидело. Ну и что из того, что она не знала ровным счётом ничего о сексе до семнадцати лет, а про гомосексуалистов, оральный и анальный секс она узнала ещё позже. Но ведь именно наши игры раскрепостили её и позволили проделать "гадкие штучки" под маской персонажа, которого она играет.
          Я надеюсь, что со временем она сможет побороть ревность к персонажу моей фантазии – к Медсестре, и между нами не будет недоговорённости...
          Следующее откровение принадлежит Лауре, косметологу. Ценность его в том, что эта женщина приостановила распад семьи, сумев помочь супругу преодолеть депрессию и даже пьянство, которое для многих семей остаётся актуальнейшей из проблем. Дело в том, что депрессия и стресс гасят сексуальность и становятся причиной замкнутости и отчуждённости супругов. А если один в таком состоянии, то другому хочется бежать, куда глаза глядят. Разумеется, у него гаснет и сексуальный интерес к своей половине, "задавленной проблемами". Оттого их интимная жизнь и "гаснет" постепенно.
          Конечно, многие понимают, что в состоянии стресса человек больше всего нуждается в близости и нежных чувствах, но не все догадываются, что и в сексуальном внимании со стороны своей половины – тоже. Ведь интимная близость – секс – это прекраснейший способ вырваться из стресса. И не только потому, что позволяет временно забыть все невзгоды, но и по той прозаичной причине, что секс снижает содержание адреналина в крови, избыток которого приводит к таким негативным явлениям, как сердцебиение, спазмы в желудке и постоянное ощущение тяжести в теле. Впрочем, эти признаки стресса известны всем. Нет человека, которого бы жизнь время от времени не "загоняла бы в какой-нибудь угол", когда кровь бушует, руки опускаются, и трудно спокойно оценить обстановку, чтобы принять нужное решение. Конечно, "механический" секс тоже снижает адреналин, но близость с любимым человеком – совсем другое дело! Это уже не "безличное" лекарство, а помощь близкого человека, которая даёт силы вдвоём шагать дальше с энтузиазмом по жизни. Но вернёмся к рассказу Лауры.
          ...Муж, истерзанный служебными проблемами, начал пить и переедать, чтобы как-то успокоиться. Он прибавил около двенадцати килограммов, и у него резко снизился интерес к сексу. Ситуация усугублялась и тем, что я зачастую составляла ему компанию – пила с ним, а в нетрезвом виде говорила ему гадости, оскорбляя его самолюбие. Конечно, никто не давал ему право орать на меня, брызгая слюной, но что мешало мне "сгладить острые углы", как-то успокоить: "Ладно, ладно, не бери в голову". Вместо этого я подливала масло в огонь.
          Иногда полезно послушать, как "лается" соседская семейка, чтобы понять, как двое близких людей могут провоцировать друг друга. Она, например, обзывает его слабаком, говорит, что он не мужчина. А он вопит, что она кляча и "бесполая сука" – в запале можно выпалить и не такую бессмыслицу. И чем лучше люди знают друг друга, тем больнее могут укусить. Порой супруги могут
          Выплеснуть даже что-то такое потаённое и интимное, что прямо удивляешься, как такое можно простить... И вдруг ты с ужасом понимаешь, что эти придурки любят друг друга! Какого же чёрта они выливают друг на друга всю эту грязь?
          Да, какое-то время и у нас с Джеффом было такое... Наши ссоры бывали ужасны. Я уже думала, что нашему браку крышка. Считала, что пора собирать вещи и уходить, и совсем близко маячил призрак строгого судьи и бесконечных судебных заседаний по разделу имущества. Но потом я всё обдумала неторопливо и спокойно. И пришла к выводу, что всё ещё можно поправить. Мы ведь с ним катились вниз по наклонной плоскости, а я не то, чтобы упиралась, наоборот – подталкивала его.
          И вот я решила всё изменить и начала с себя. То, что Джефф растолстел – ещё не повод для меня выглядеть неряхой. И я стала прихорашиваться – в точности так же, как во время наших первых свиданий. Села на диету и через некоторое время почувствовала гордость за себя – давно забытое ощущение.
          Джеффу потребовалось какое-то время, чтобы осознать, что я больше не играю в прежнюю игру. Он заметил, что теперь я всегда выгляжу прекрасно, когда он возвращается с работы, заметил, что и в доме стало уютней. Наша квартира вновь стала похожа на семейное гнёздышко, а не на поле брани.
          Самым сложным для меня оказалось не позволять снова втягивать себя в споры и ссоры. А он по-прежнему задирался, но вместо того, чтобы принимать вызов, я делала вид, что ничего не происходит. И я всегда – всегда! – сохраняла невозмутимый вид. И через пару недель наши ссоры "скончались естественной смертью". Я не давала им пищу – они и подохли с голоду.
          Итак, между нами восстановились хорошие дружеские отношения, и в доме воцарился покой. Я терпеливо выслушивала рассказы Джеффа о его проблемах – он тоже стал внимательнее к моим. Ох, и тяжело же ему было отказаться от выпивки! Несколько стаканчиков вина по вечерам стали уже привычкой. Но ему здорово помогло то, что я наотрез отказывалась составить ему компанию. И когда он увидел, какой стройной и спортивной я становлюсь, то твёрдо решил прекратить напиваться и обжираться. Стал делать зарядку, чтобы укрепить брюшной пресс, стал ездить больше на велосипеде, чем на машине.
          Но это всё выглядит просто только на словах. А на деле это была сложнейшая реабилитационная программа. И мы её осилили. Потихоньку стала восстанавливаться и интимная жизнь: по ночам мы целовались, обнимались и прижимались друг к другу. И почти всегда у него появлялась эрекция. Но длилось это лишь каких-нибудь пару секунд.
          Однажды я вошла в спальню и застала его там за упражнениями. Он лежал голышом на полу, положив ноги на стул и, заложив руки за голову, пытался приподняться в таком положении как можно выше – так он тренировал пресс.
          Я сказала: "Держу пари, что ты не сможешь лизнуть собственный член!" На что он парировал: "Бьюсь об заклад – смогу!" Но, конечно же, ничего не вышло, хотя он изо всех сил вытягивал шею и высовывал язык. Правда, я заметила, что его член напрягся и довольно долго оставался в таком состоянии.
          Следующим же вечером я обнаружила Джеффа голым уже в постели: он упирался спиной в изголовье кровати и изо всех сил задирал ноги. Ото рта до члена оставался какой-нибудь дюйм, и он пытался достать до него языком. Эрекция была что надо, и это облегчало его задачу.
          Я рассмеялась и сказала: "Ты уже бился об заклад, а теперь я держу пари, что у тебя получится".
          И вот я присела рядышком на кровать, положила руку на его ягодицы и подтолкнула её. Он вытягивал шею из последних сил, но – увы! Потом попросил подтолкнуть ещё разок. Я подтолкнула – и на этот раз ему удалось коснуться головки кончиком языка.
          Потом он выпрямился, схватил меня и повалил на кровать. Я молчала, а он поцеловал меня, задрал мне юбку и оттянул в сторону трусики. Только в этот момент до меня дошло, что я тоже возбудилась и у меня там влажно... Член проскользнул в меня как по маслу. Джефф начал сношение медленно, без всякого волнения, и не было никаких проблем с эрекцией. Я, правда, не испытала оргазма – думаю, меня слишком потряс сам факт половой близости. Но когда он выстрелил спермой и извлёк член, я почувствовала, как сперма медленно вытекает из влагалища – это, пожалуй, было для меня едва ли не слаще оргазма после всего, что нам пришлось пережить за последнее время.
          Но и после того дня он не прекратил своих упражнений – отчасти забавляясь, отчасти из-за видимых "достижений". А через девять-десять недель он изменился до неузнаваемости – снова стал подтянутым и стройным, таким, как во время наших первых встреч.
          Однажды вечером я вошла после душа в спальню и увидела его снова в том же "интересном" положении. Он подозвал меня: "Погляди-ка!", – раскрыл рот и поднял голову – я увидела, что головка члена скрылась у него во рту целиком. Он выиграл пари, ей Богу... Я глазам своим не поверила и сказала: "Эй, да ты скоро просто подавишься своим членом! На что он попросил помочь ему. Я влезла на кровать, опустилась на колени и стала ритмично толкать его попу.
          Его задний проход в этом положении "смотрел" прямо на меня, и я, послюнявив средний палец, ввела его в задний проход, чтобы усилить ощущения. Его яички выглядели так соблазнительно, что я стала поигрывать ими, покуда он сосал свой член.
          Вдруг я почувствовала, что мышцы его анального отверстия сжались, и всё тело Джеффа словно свело судорогой, член вздулся, и из отверстия ударила мощная струя, попавшая ему в рот. Я настолько возбудилась, что загнала палец поглубже, да ещё и стала покусывать перегородку между яичками и анусом. Он выпрямился, я взобралась на него, поцеловала в губы – и он поделился со мной своим "соком любви". Потом он опрокинул меня навзничь, раздвинул мои ноги и стал ласкать меня ртом, покуда не подарил мне оргазм. Это произошло необыкновенно быстро. Потом он овладел мною, но на повторный оргазм его "не хватило" – думаю, много спермы вылилось в первый раз, может, и член слегка побаливал. Но того, что было, вполне хватило, чтобы мы оба насладились близостью.
          Теперь он уже не увлекается таким изощрённым самоудовлетворением. Очарование новизны улетучилось, да и спине, видимо, больно... Но теперь наша интимная жизнь – о, это сказка! А мы стали лучшими друзьями. И поручусь, что сейчас мы любим друг друга сильнее, чем в дни беззаботной юности.
          Сейчас не хочется вспоминать, через какие трудности мы прошли, сколько сил я потратила. Но я получила щедрое вознаграждение. А знаете, что было труднее всего? Держать язычок на привязи, когда начинается скандал! И ещё одно: всегда помнить, почему мы являемся мужем и женой. Думаю, во многих семьях этого не понимают: сидят за общим столом и теряются в догадках – что они тут делают? Глупые! А ведь вы вместе для того, чтобы быть друзьями, чтобы дарить друг другу радость, чтобы быть счастливыми!
          Последнее откровение посвящено "водному спорту" – эротическим играм с элементами мочеиспускания. Многих это может шокировать, но почему бы ни попробовать спокойно разобраться в этом? Ес

Самучитель супружества (2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16)



[Комментировать]