Детско-родительские отношения 3

Детско-родительские отношения (2 3 4 5 6 7)


          Часть 3

          ставления о должном.
          В детоцентрической семье главной задачей родителей считается обеспечения «счастья ребенка». Семья существует только для ребенка. Воздействие осуществляется, как правило, снизу вверх (от ребенка к родителям). Существует «симбиоз» ребенка и взрослого. В результате у ребенка формируется высокая самооценка собственной значимости, но возрастает вероятность конфликта с социальным окружением за пределами семьи. Поэтому ребенок из такой семьи может оценивать мир как враждебный. Очень велик риск социальной дезадаптации, и в частности учебной дезадаптации ребенка после поступления в школу.
          Очень высоко оценивается супружеская (демократическая) семья. Цель в этой семье – взаимодоверие, принятие, автономность членов. Воспитательное воздействие – «горизонтальное», диалог равных: родителей и ребенка. В семейной жизни всегда учитываются взаимные интересы, причем, чем старше ребенок, тем больше его интересы учитываются. Итогом такого воспитания является усвоение ребенком демократических ценностей, гармонизация его представлений о правах и обязанностях, свободе и ответственности, развитие активности, самостоятельности, доброжелательности, адаптивности, уверенности в себе и эмоциональной устойчивости. Вместе с тем у этих детей может отсутствовать навык подчинения социальным требованиям. Они плохо адаптируются в среде, построенной по «вертикальному» принципу (т.е. практически ко всем социальным институтам).

          Э. Арутюнянц проводит интересный анализ следствий воспитания в детоцентрической семье и причин массового распространения этого типа семьи в современном обществе. Она считает инфантилизм молодежи прямым следствием воспитания в детоцентрической семье. Причины возникновения детоцентризма, на ее взгляд, состоят в следующем:
          – увеличение продолжительности жизни, совместного существования детского и родительского поколений (в 1,5 раза дольше, чем в XIX веке);
          – нуклеаризация семьи, уменьшение числа детей в семье, сокращение интергенитальных интервалов. Практические связи в совместном труде заменяются эмоциональными, а отношения инфантилизируются;
          – отсутствие четких норм санкционирования отношений родителей и детей, что привело к утрате дистанции между родителями и детьми;
          – изменения в системе образования: до 17-22 лет детям необходима помощь родителей.
          Методы воспитания у матерей и отцов нередко противоречивы, несогласованны. Все это приводит к тому, что у детей не возникает желания усваивать социально приемлемые формы поведения, не формируется самоконтроль и чувство ответственности. Они всеми силами избегают чего-то нового, неожиданного, неизвестного – из страха, что при столкновении с этим новым не смогут избрать правильную форму поведения. Поскольку у них не выработано чувство независимости и ответственности, дети импульсивны, а в сложных ситуациях агрессивны. Они отличаются незрелостью суждений, постоянным недовольством, низким уровнем самоконтроля, заниженной самооценкой. Им нелегко справиться со своей импульсивностью и заносчивостью, поэтому друзей у них, как правило, мало или вообще нет.
          Из классификаций, сопоставляющих особенности формирования личности детей и стили семейного воспитания, наиболее интересной, детализированной представляется классификация, предложенная А.Е. Личко и Э.Г. Эйдемиллер для подростков. Авторы выделили следующие отклонения в стилях семейного воспитания:
          Гипопротекция. Характеризуется недостатком опеки и контроля. Ребенок остается без надзора. К подростку проявляют мало внимания, нет интереса к его делам, часты физическая заброшенность и неухоженность. При скрытой гипопротекции контроль и забота носят формальный характер, родители не включаются в жизнь ребенка. Невключенность ребенка в жизнь семьи приводит к асоциальному поведению из-за неудовлетворенности потребности в любви и привязанности.
          Доминирующая гиперпротекция. Проявляется в повышенном, обостренном внимании и заботе, чрезмерной опеке и мелочном контроле поведения, слежке, запретах и ограничениях. Ребенка не приучают к самостоятельности и ответственности. Это приводит либо к реакции эмансипации, либо к безынициативности, неумению постоять за себя
          Потворствующая гиперпротекция. Так называют воспитание «кумира семьи». Родители стремятся освободить ребенка от малейших трудностей, потакают его желаниям, чрезмерно обожают и покровительствуют, восхищаются его минимальными успехами и требуют такого же восхищения от других. Результат такого воспитания проявляется в высоком уровне притязаний, стремлении к лидерству при недостаточных упорстве и опоре на свои силы.
          Эмоциональное отвержение. Ребенком тяготятся. Его потребности игнорируются. Иногда с ним жестоко обращаются. Родители (или их «заместители» – мачеха, отчим и пр.) считают ребенка обузой и проявляют общее недовольство ребенком. Часто встречается скрытое эмоциональное отвержение: родители стремятся завуалировать реальное отношение к ребенку повышенной заботой и вниманием к нему. Этот стиль воспитания оказывает наиболее отрицательное воздействие на развитие ребенка.
          Жестокие взаимоотношения. Могут проявляться открыто, когда на ребенке срывают зло, применяя насилие, или быть скрытыми, когда между родителями и ребенком стоит «стена» эмоциональной холодности и враждебности.
          Из письма девушки-подростка: «Я родилась и живу в благополучной семье, хорошо обеспеченной. Казалось бы, чего надо – есть вещи, есть карманные деньги, есть все. Нет только радости и счастья. С детства меня били и ругали. Били жестоко, с удовольствием, смакуя удары. Били за все: за тройку в прописи, за разлитый на мои же колени суп, за то, что лишние пятнадцать минут прогуляла на улице с подружками, за то, что сказала лишнее при гостях, за то, что замарала одежду... Можно еще перечислять. Била в основном мама: ремнем или палкой от стиральной машины; иногда, если упаду на пол, ногами пинала.
          Я стала нервной и дерганой (только не говорите, что это возраст). Так жить не хочу. Я вообще очень часто не хочу жить».
          Повышенная моральная ответственность. От ребенка требуют честности, порядочности, чувства долга, не соответствующих его возрасту. Игнорируя интересы и возможности подростка, возлагают на него ответственность за благополучие близких. Ему насильно приписывают роль «главы семьи». Родители надеются на особое будущее своего ребенка, а ребенок боится их разочаровать. Часто ему перепоручают уход за младшими детьми или престарелыми.
          Помимо этого выделяются также следующие отклонения в стиле родительского воспитания: предпочтение женских качеств (ПЖК), предпочтение мужских качеств (ПМК), предпочтение детских качеств (ПДК), расширение сферы родительских чувств (РРЧ), страх утраты ребенка (ФУ), неразвитость родительских чувств (НРЧ), проекция собственных нежелательных качеств (ПНК), внесение конфликта между супругами в сферу воспитания (ВК).
          Известны другие типологии родительского отношения. А.Я. Варга выделяет: принимающе-авторитарное родительское отношение, «маленький неудачник», симбиотическое родительское отношение, симбиотически-авторитарное родительское отношение. Одно из направлений в описании типологии семейного воспитания – изучение воспитательских родительских установок и позиций. В самом общем виде были сформулированы оптимальная и неоптимальная родительские позиции. Оптимальная родительская позиция отвечает требованиям адекватности, гибкости и прогностичности (А.И. Захаров, А.С. Спиваковская).
          Адекватность родительской позиции может быть определена как умение родителей видеть и понимать индивидуальность своего ребенка, замечать происходящие в его душевном мире изменения.
          Гибкость родительской позиции рассматривается как способность перестройки воздействия на ребенка по ходу его взросления и в связи с различными изменениями условий жизни семьи. Гибкая родительская позиция должна быть не только изменчивой в соответствии с изменениями ребенка, она должна быть предвосхищающей, прогностичной.
          Прогностичность родительской позиции означает, что не ребенок должен вести за собой родителей, а, наоборот, поведение родителей должно опережать появление новых психических и личностных качеств детей.
          В дисгармоничных семьях, там, где воспитание ребенка приобрело проблемный характер, довольно отчетливо выявляется изменение родительских позиций по одному или по всем трем выделенным показателям. Родительские позиции неадекватны, утрачивают качество гибкости, становятся неизменчивыми и непрогностичными.
          Существует попытка описать воспитание в семье через те роли, которые выполняет ребенок. Роль определяется как некий набор шаблонов поведения по отношению к ребенку в семье, как сочетание чувств, ожиданий, действий, оценок, адресованных ребенку взрослыми членами семьи. Детские роли четко выявляются в семьях, когда родительские позиции утрачивают гибкость и адекватность.
          К наиболее типичным относят четыре роли: «козел отпущения», «любимчик», «примиритель», «бэби».
          «Козел отпущения». Эта детская роль возникает в семье, когда супружеские проблемы родителей переходят на ребенка. Он как бы отводит на себя эмоции родителей, которые на самом деле они испытывают друг к другу.
          «Любимчик». Она возникает тогда, когда родители не испытывают друг к другу никаких чувств, а эмоциональный вакуум заполняется преувеличенной заботой о ребенке, преувеличенной любовью к нему.
          «Бэби». В этой роли ребенок отдален от родителей, он как бы вытесняется из семейной общности, ему раз и навсегда предписано быть в семье только ребенком, от которого ничего не зависит. Эта роль возникает при сильной близости супругов друг к другу.
          «Примиритель». Ребенок в такой роли рано включается в сложности семейной жизни, занимает важнейшее место в семье, регулируя и устраняя супружеские конфликты.
          Приведенные описания хорошо иллюстрируют тот факт, что на детей влияют не только преднамеренные воздействия, но в равной или даже большей степени все особенности поведения родителей.
          Недостаточно изучены мотивационные тенденции во взаимодействии родителя с ребенком и их субъективное осознание. Анализ мотивов воспитания показал, что истинные побуждения, которые определяют взаимодействие с детьми, не всегда полностью представлены в сознании родителей. Реально действующий мотив может быть представлен в сознании замещающим мотивом, а само воспитание, взаимодействие с ребенком становится полимотивированным и в значительной степени неосознанным. «Игра» сознательных и неосознаваемых сил, сложное переплетение различных мотивов воспитания проявляются в родительских позициях, преобладающих при взаимодействии с ребенком.
          Родительская позиция – это некое целостное образование, это реальная направленность воспитательной деятельности родителей, возникающая под влиянием мотивов воспитания. То, какая именно родительская позиция реализуется во взаимодействии с ребенком, зависит, прежде всего, от соотношения между сознаваемыми и неосознаваемыми мотивационными тенденциями. Типология А. Рое и М. Сигельмана включает такие установки на детей и родительские позиции в воспитании, как отвержение, безразличие, гиперопека, сверхтребовательность, устойчивость, активная любовь.
          Обобщая детерминанты родительского отношения в различных концепциях, Б.Ю. Шапиро выделил следующие:
          – особенности личности родителя (концепция А. Адлера, Дж. Боулби, Л. Лоевингер);
          – личностные и клинико-психологические особенности (работы М.И. Лисиной, Н. Ньюсона);
          – этологические факторы (С. Лейбовичи);
          – социокультурные детерминанты (X. Харлоу, М. Лаоса);
          – особенности внутрисемейных отношений (А.И. Захаров, А.С. Спиваковская, А.Я. Варга, Э.Г. Эйдемиллер).
          Как одну из важнейших функций семьи мы рассматриваем благополучие ребенка в семье, создание условий для воспитания здоровой личности. Для этого необходимо учитывать:
          1. Ребенок – не просто продукт воспитания. Он сам осмысливает семью и себя в ней, определяет свое поведение, отношение к семье и к себе самому. В определенной мере ребенок – воспитатель себя.
          2. Дети вследствие своего ограниченного опыта, своеобразного мышления иначе воспринимают и оценивают происходящее вокруг. Понять их поведение, эмоции, переживания и помочь им можно, лишь взглянув на мир их глазами.
          3. На детей влияют не только наши преднамеренные воздействия, но в равной или даже большей степени все особенности поведения родителей.
          РЕБЕНОК И СЕМЬЯ
          1. Стадии психического развития ребенка и развитие идентичности
          Некоторые авторы (Э. Эриксон, Фреш) полагают, что природа возникновения внутренних конфликтов лежит в особенностях переживаний ребенком стадий созревания своего «Я». Так, неспособность выработать навыки самостоятельности и инициативности на второй и третьей стадиях развития «Я» приводит к страху независимости и самостоятельности.
          И очень важно, сумел ли ребенок в соответствующий момент своего личностного развития правильно реализовать свои психологические потребности – в любви, доверии, самостоятельности, в предприимчивости и признании и какую роль в данный период играли родители.
          Итак, первая стадия: доверие-недоверие – охватывает первый год жизни ребенка. В этот период развивается параметр социального взаимодействия, положительный полюс которого – доверие, а отрицательный – недоверие.
          Что поможет ребенку доверять родителям? Основой является ощущение безопасности и доверия, которое испытывает ребенок. Психологической задачей для родителей выступает формирование условий для возникновения доверия, которое базируется в первую очередь на привязанности к матери. Следует подчеркнуть, что привязанность и зависимость – не синонимы. Нервный, неуверенный ребенок может неправильно считаться более привязанным, чем уверенный, спокойный, который может исследовать окружающую обстановку, используя мать как защиту.
          Вторая стадия: самостоятельность и нерешительность – наступает на втором и третьем годах жизни ребенка. В этот период у ребенка развивается самостоятельность на основе его моторных и интеллектуальных способностей. Если родители не ограничивают активность, то у него появляется самостоятельность.
          Как помочь ребенку почувствовать, что он способен на что-то? Психологическая задача этого периода для родителей – отделение и индивидуализация ребенка, которая выполняется благодаря умению родителей давать ему возможность почувствовать себя «большим». Помощь ребенку должна стать нормой поведения для родителей.
          Третья стадия: предприимчивость и чувство вины – приходится на возраст от 4 до 5 лет. К этому возрасту ребенок приобрел множество навыков и создал психологическую базу для развития изобретательности. Если родители показывают ребенку, что его игры вредны и утомительны, что вопросы назойливы, а фантазии бестолковы, то он начинает чувствовать себя виноватым.
          Задача родителей в этом периоде заключается в развитии навыков самообслуживания ребенка, насыщении его информацией, поддержке развития детской игры. Для детей этого возраста мир – очень страшное место. Они часто задают вопросы, на которые знают ответы. Главным образом затем, чтобы проверить, какая информация правильная, а какая – нет. Их самый серьезный страх – остаться одним. Усилия родителей сосредоточены на развитии личности ребенка и его независимости.
          Четвертая стадия: умелость-неполноценность – занимает годы от 6 до 11 лет. Когда детей поощряют мастерить что угодно и хвалят за результаты, то у ребенка вырабатывается умелость и творческое отношение к миру.
          Главным образом, усилия ребенка направлены на то, чтобы справиться с проблемами, которые существуют вне семьи. Родителям предстоит объяснить ребенку то, что ребенок должен делать, а не то, что родитель не хочет видеть в его поведении.
          Процесс развития идентичности Э. Эриксон понимает как одновременно интеграцию и дифференциацию различных взаимосвязанных элементов (идентификаций). Всякий раз, когда возникают какие-либо изменения – биологические или социальные, – необходимы интегрирующая работа эго и переструктурирование элементов идентичности, так как разрушение структуры ведет к потере идентичности и связанному с этим негативному состоянию. Развитие и обогащение образа Я в процессе личностного развития тесно связано с процессами рефлексии на собственные эмоциональные переживания и желания, различения собственных игровых фантазий и реальности, оценки и самооценки и т.д. И хотя такое развитие соответствующим образом меняет структуру эго-идентичности, оно сопровождается тем не менее «субъективным чувством непрерывности самотождественности».
          Э. Эриксон понимал развитие идентичности как взаимодействие трех процессов: биологических, социальных и эго-процессов, причем эго ответственно за интеграцию первых и вторых. Результатом эго-синтеза является некоторая конфигурация элементов идентичности, которая строится в течение всего детства. Эта гипотетическая конфигурация обеспечивает переживание чувства идентичности.
          В подростковом возрасте происходит переструктурирование совокупности детских идентификаций в новую конфигурацию посредством отказа от некоторых из них и принятия других. Эриксон отмечает, что процесс формирования идентичности не заканчивается в юношеском возрасте. Развитие идентичности нелинейно, оно проходит через так называемые кризисы идентичности, когда возникает конфликт между сложившейся к данному моменту конфигурацией элементов идентичности с соответствующим ей способом «вписывания» себя в окружающий мир и изменившейся биологической или социальной нишей существования индивида.
          М.В. Заковоротная утверждает, что в становлении индивидуальной идентичности первичным является интерперсональный аспект идентичности. За ним следует развитие внутреннего потенциала. Позже у индивида возникает потребность в сравнении с другими. Доминирующим в развитии человека является социальный аспект. У индивида много возможностей идентифицировать себя, ориентируясь на реальных и идеальных людей, на их привычки, черты, идеи. Каждая историческая эпоха предлагает ограниченный набор таких работающих моделей, но неизменной остается одна – модель своей собственной семьи.
          2. Дошкольник в семье
          Рождение личности. Личность – это человеческая «самость», исключительность, выражаемая как в способностях, так и в нравственном облике человека. Именно личность имеет сложившееся мировоззрение, которое она отстаивает во всех перипетиях жизни (В.С. Мухина).
          Когда малыш появляется на свет, первая забота родителей – его физическое и психическое здоровье. И только потом – значительно позже – они начинают задумываться о том, каким человеком он станет. С этого и начинается формирование личности ребенка.
          Малыш постепенно овладевает общими свойственными человеку формами поведения среди людей и развивается как индивидуальность. Сохранение положительных взаимоотношений со своими родителями и близкими – условие, при котором личность ребенка будет развиваться благополучно. Хорошее отношение со стороны родителей жизненно необходимо ребенку. Желание заслужить похвалу, родительское одобрение является одним из рычагов воспитания. Оценка поведения со стороны родителей и близких – один из важнейших источников чувств малыша. Похвала вызывает чувство гордости, постепенно начинает проявляться такое важное образование, как самоуважение. Притязание на признание – одна из самых значимых человеческих потребностей. Она основана на стремлении получить высокую оценку своих достижений, отвечающих общественным ожиданиям людей. Стремление к реализации притязаний развивает ребенка, делает его совершеннее.
          Личность рождается постепенно – в развивающемся ребенке появляются такие образования, которые позволяют назвать его личностью. К определяющим личность образованиям можно отнести: притязание на признание, осознание себя во времени, осознание своей половой принадлежности, осознание себя в социальном пространстве. Малыш уже в 3 года имеет чувство собственного достоинства, он гордится своими достижениями и стремится в чем-то быть лучше.
          После того как у ребенка возникло отношение к самому себе как к «хорошему», у него появляется стремление к тому, чтобы соответствовать требованиям взрослых, быть признанным сейчас и в будущем. Поэтому важно, чтобы семья поддерживала в нем уверенность, что ребенок обязательно научится тому, чего пока еще не умеет; что он действительно хороший, честный, добросовестный, доброжелательный, замечательный ребенок.
          Лишение ребенка перспективы, обесценивание его личности в настоящем и в будущем не укрепляют его веры в свои возможности и не вызывают желания стать лучше. Только родительская любовь и вера рождают оптимизм, желание быть хорошим. Это желание как бы подталкивает ребенка к исполнению родительских ожиданий.
          Ребенок 5-6 лет уже может сознательно управлять своим поведением, своими действиями, помыслами, однако сфера применения этой способности достаточно ограничена. Родители не должны пропускать победы ребенка над самим собой. Заметить его борьбу с самим собой, поддержать малыша – значит придать ему силы для самого трудного – строить самого себя, опираясь на свои внутренние стремления и поступки.
          Привязанность к родителям – важнейший компонент эмоционального развития дошкольника. Привязанность к родителям – это форма эмоциональной коммуникации, взаимодействия, общения с родителями, прежде всего с матерью как наиболее близким лицом. О начальных проявлениях привязанности можно говорить уже к середине первого года жизни. Беспокойство при разлуке с матерью сохраняется у девочек до 2,5 лет, у мальчиков до 3,5 лет (Популярная психология для родителей. / Под ред. А.С. Спиваковской. СПб., 1997).
          Некоторые тревожные и властные по характеру матери непроизвольно привязывают к себе детей до такой степени, что создают у них искусственную или болезненную зависимость от себя и своего настроения. Эти матери испытывают страх одиночества, изживая его чрезмерной заботой о ребенке. Подобная невротическая привязанность создает инфантильность, несамостоятельность, неуверенность в своих силах и возможностях. К невротической привязанности приводит и излишняя строгость отца, не воспитывающего, а дрессирующего, требующего беспрекословного подчинения своим непомерно высоким требованиям и наказывающего физически при малейшем непослушании. Эти отцы относятся к детям как к взрослым, забывая об их повышенной потребности в нежности и ласке. Почти всегда в таких семьях существуют конфликты по поводу воспитания. Матери, в противовес отцу, стремятся восполнить недостаток эмоционального тепла, во всем уступая ребенку и окружая его избыточной заботой. Подобные крайности родительского отношения не проходят бесследно. В этих случаях дети невротически привязаны к матери, а также отличаются капризностью, неустойчивостью поведения и повышенной возбудимостью.
          Другая крайность отношения родителей к детям состоит в недостатке эмоциональной заботы – их рано отдают в ясли или перепоручают уход за ними бабушкам, дедушкам или другим родственникам.
          Чувствительные дети восполняют недостаток эмоциональности и непосредственности тем, что часто приходят в возбужденное состояние, кричат, плачут, клянчат, словно опасаясь, что про них забудут, не приласкают. Вместо изменения поведения родители только «закручивают» гайки, продолжая не обращать внимания на ухудшающееся эмоциональное состояние детей. Опасность данной ситуации, если она продолжительна, – в компенсаторном развитии самолюбия детей, когда они односторонне начинают любить себя в противовес чувству любви к другим и не способны делиться с кем-либо своими радостями и печалями (Популярная психология для родителей. / Под ред. А.С. Спиваковской. СПб., 1997).
          Все, что затрудняет развитие эмоционального контакта детей с родителями, в том числе привязанности, относится к такой высшей человеческой ценности, как любовь. Ее предпосылкой является ответное чувство ребенка на проявления нежности и любви в семье.
          Если ребенок не удовлетворен чувством любви, причину нужно искать прежде всего в родителях.
          Как видим, чувства и установки родителей, семейные отношения и чувства детей могут быть очень тесно связаны. Нетрудно догадаться, что в самой неблагоприятной, драматической обстановке оказывается ребенок. Особенно трагично это положение для дошкольника.
          Но возвратимся к нормальным особенностям развития детей. На фоне выраженной привязанности и любви к матери одновременно происходит и процесс отождествления себя с родителем того же пола. Поскольку родители состоят друг с другом в ролевых отношениях мужа и жены, то понимание этого создает у ребенка потребность в подражании.
          К 6 годам завершается для современного ребенка период дошкольного детства. Влияние семьи на дошкольника проявляется в заложенных необходимых умениях и навыках, человеческих началах в формирующейся личности ребенка. Это означает, что дети б лет: 1) естественно проходят фазы своего развития и решают закономерные возрастные проблемы; 2) испытывают чувства привязанности, нежности и любви в ответ на аналогичные чувства родителей; 3) реализуют свою потребность в авторитете и уважении, понимании со стороны близких и значимых для них лиц; 4) обладают устойчивым чувством «я», уверенностью в себе, адекватной самооценкой, в том числе уровнем притязаний и возможностей; 5) способны к сопереживанию; 6) не проявляют выраженных чувств ревности и зависти при наличии ведущего чувства доброжелательности к людям; 7) контактны и общительны, стремятся к взаимодействию со сверстниками на равных.
          Все эти приобретения личности ребенка – результат положительного влияния семьи на личностное развитие ребенка, итог разумного воспитания и любви к детям.
          Основные показатели воспитательного влияния семьи на ребенка-дошколь-ника. Как показывают данные исследований, начало активного этапа воспитания в семье приходится на возраст ребенка, составляющий в среднем 5-7 лет (Буянов М.И. Ребенок из неблагополучной семьи. М., 1988). Этот период благоприятен для формирования готовности самого родителя осуществлять различные виды воспитания. Характерной ошибкой последних является то, что, включившись в воспитание ребенка того или иного возраста, они не учитывают различные параметры его развития, не различают виды воспитания (нравственное, физическое, половое, трудовое и др.) и никак не оценивают собственно воспитательный процесс. При таком подходе весьма затруднительно дать оценку родительским усилиям.

          Разумеется, изучению и оценке необходимо подвергать систему «ребенок–родитель» в целом. Итак, основными показателями при оценке воспитательного процесса дошкольника (3-7 лет) в семье могут быть:
          а) для ребенка – характер проявления первых признаков нравственных качеств; общее физическое развитие и возможные дефекты; способность к игре; уровень внушаемости; тенденции развития половой идентичности; характер проявления доминирующих способностей; способность к подражанию; предрасположенности в игре; реакции на принятые нормы поведения; характер проявления детской ответственности и т.п.
          б) для родителя – мотивация воспитания; уровень знания особенностей ребенка этого возрастного периода; умение формировать целевые и смысловые установки; понимание особенностей различных видов воспитания; понимание характера и силы собственных психогенных отклонений для этого периода и т.п.
          Таким образом, возможность родителей оценивать собственные воспитательные способности предоставляет им широкие условия их реализации и коррекции, а значит, устранения возникающих проблем в жизнедеятельности семьи.
          3. Одаренный ребенок в семье
          Сензитивный период для развития способностей наступает до того, как ребенок пойдет в школу, где им займутся специалисты, поэтому в период дошкольного и младшего школьного детства семейное воспитание – основное в развитии, воспитании и образовании ребенка. Семья должна дать ребенку помощь и поддержку в начале развития его способностей и одаренности.
          В результате исследований западных, в частности американских, психологов были обнаружены связи между родителями и детьми с точки зрения наличия у последних отдельных способностей и определена корреляция между уровнями развития способностей у детей и существованием определенных условий окружающей среды; отмечена также важность этих факторов для формирования не только абсолютного уровня способностей, но и индивидуальных способностей.
          При анализе исследований, связанных с выявлением влияния семьи на развитие одаренного ребенка, можно выделить два направления.
          Первое направление посвящено выявлению роли наследственности и среды в природе одаренности. Результаты исследований в данном направлении показали связь высокого показателя IQ (коэффициента интеллекта) с одаренностью (Гальтон, Термен, Йенсен, Верной, Бине-Симон, Векслер) кроме того, анализ показал, что одаренность присуща людям белой расы и связана с наследственными факторами. Но исследователями мало учитывался фактор культуры (в основном обследовались дети из обеспеченных семей), и поэтому результаты не до конца достоверны.
          Интересны данные, полученные в результате исследования наличия тех или иных способностей у родственников. В результате исследований было выявлено, что родители талантливых детей показывают высокий интеллектуальный уровень развития, хотя немногие осознают это, в детстве они проявляли неординарные способности. Но опять же трудно говорить, что сыграло в этом решающую роль – среда или наследственность.
          Что касается личностных характеристик родителей детей с высоким уровнем интеллекта и творческих способностей, то им обычно свойственно положительное отношение к жизни. Как правило, они любят свою работу, энергичны и динамичны. Кроме того, родители детей с творческими способностями в большинстве случаев, по-видимому, предпочитают на досуге культурное или артистическое времяпрепровождение. Главное, что их отличает, – это антиконформизм, независимость от постороннего мнения, от условностей и предрассудков общества. Они уверены в себе и ведут себя свободно, раскованно, не заботясь о своей репутации (Ж. Годфруа).
          Данные, полученные отечественными психологами в ходе анкетирования и бесед, подтвердили эти описания родителей одаренных детей. Исследуемые родители предпочитают на досуге культурное времяпрепровождение, ходят в театры, на выставки. Эти семьи характеризуются открытостью, разнообразными социальными связями. У них часто бывают родственники или друзья. Не реже одного раза в месяц к ним приходят знакомые с детьми или они сами ездят в гости.
          Приведенные результаты интересны с точки зрения описания семей одаренных детей, но, к сожалению, они не дают возможности однозначно высказаться о преобладании наследственности или среды.
          В зарубежной и отечественной психологии большое внимание уделяется исследованию близнецов. Сравнивая особенности монозиготных и дизиготных близнецов, выросших вместе и врозь, Эленмейер, Кимплинг и Джарвик определили корреляционную зависимость для монозиготных близнецов, выросших вместе, – 0,87, отдельно – 0,75, в то время как у дизиготных близнецов корреляция колебалась от 0,75 до 0,5. У неродственных лиц, выросших вместе, корреляция не превышает 0,5. Бросается в глаза малость различий между коэффициентами корреляции для монозиготных близнецов, выросших вместе и отдельно. Скорее всего, это свидетельствует о том, что, несмотря на разницу в условиях воспитания, уровень интеллекта одинаков. Это можно объяснить сильным влиянием наследственности. Однако Д. Хебб считает, что лишь немногие пары монозиготных близнецов, выросших раздельно, воспитаны в очень несхожих условиях. Чаще всего их принимают члены той же семьи или соседи. В большинстве случаев семьи опекунов принадлежат к одному социально-экономическому уровню, поэтому нельзя говорить о единственном доминировании наследственности в этих случаях. Таким образом, рассматривая семью с точки зрения наследования от родителей интеллектуальной и творческой одаренности, трудно однозначно сказать, какие доминанты ее определяют. Комиссией UNESCO выработана позиция, согласно которой относительная роль наследственности составляет примерно 45%, окружающей среды – 35%, на долю взаимодействия между обоими факторами приходятся все остальные 20% (Ж. Годфруа).
          Второе направление исследований касается анализа семьи как места, где воспитывается ребенок (Л. Байярд-де-Вало, В. Герцель, Р. Зайонц, В.С. Юркевич, Б.М. Теплов, Н.С. Лейтес, Е.С. Белова, И.П. Ищенко и др.). Бесспорно, что в детстве, особенно дошкольном, ребенок окружен семьей, поэтому существующие в ней условия и установки, свойственные его родителям, имеют очень важное значение для его будущего и для развития интеллектуальных и творческих способностей. В исследованиях большинства зарубежных и отечественных психологов особое внимание уделяется нескольким вопросам:
          – структура и эмоциональный климат семьи,
          – стили детско-родительских отношений,
          – отношение родителей к детской одаренности,
          – а также влияние этих факторов на развитие детей. Если говорить о структуре семьи, то отмечаются низкие результаты почти по всем видам тестов интеллекта у детей из относительно больших семей, семей без отцов и с другими неблагоприятными семейными обстоятельствами. По данным о структуре семьи отечественных исследователей (исследования проводились в лаборатории способностей и творчества НИИ семьи и детства исследователями, работающими с моделью одаренности Л.И. Венгера: О.М. Дьяченко, Е.С. Белова, И.П. Ищенко и др.), большинство одаренных (87%) воспитывалось в полных семьях. Интересно, что в 70% случаев вместе с детьми и родителями живет кто-либо из родственников: бабушки, дедушки, тети, дяди, двоюродные братья, сестры. Ни у кого из обследуемых детей не было младших братьев или сестер. Возможно, это связано с ранним распознанием родителями одаренности своих детей и их стремлением отдавать все свое время одаренному ребенку, всесторонне развивая его (В. Герцель).
          Такие представления родителей имеют под собой некоторые основания.
          Так, например, исследования Р. Зайонца и его сотрудников показали зависимость интеллектуальной одаренности и количества детей в семье. Они предложили модель интеллектуального развития, согласно которой в каждой семье складывается специфическая интеллектуальная обстановка, элементом которой является индивидуальный опыт каждого члена семьи. Каждый член семьи влияет на всю семью целиком, а семья влияет на него. Из модели следует, что большего интеллектуального развития следует ожидать в малых семьях с большой разницей лет между сиблингами (Т.А. Думитрашку). Ими было установлено, что чем больше братьев и сестер, тем ниже их средний коэффициент интеллектуальност
и. Было обнаружено, что первенцы всегда оказываются более развитыми, чем их младшие братья и сестры. Разница IQ между этими крайними группами составляла 10 баллов.
          Скорее всего, это происходит из-за того, что младшие дети имеют меньше возможностей общаться со взрослыми. Первенцы же получают больше родительского внимания и больше взаимодействуют с родителями, чем позже рожденные дети, что и позволяет им быстрее развиваться интеллектуально.
          Что касается развития творческих способностей, то они практически не связаны с этим фактором. Напротив, важно, чтобы у ребенка был младший брат или сестра с небольшой разницей в возрасте. В этом случае хуже всего приходится последнему ребенку, родившемуся намного позже остальных и не имеющему возможности придумывать игры вместе с новым малышом (Б. Миллер, Д. Джерард).
          Структура семьи в большинстве случаев связана с системой отношений между родственниками и эмоциональным климатом семьи. Многие ученые отмечают значительное влияние, оказываемое на детей родителями противоположного пола. Различные исследования (М. Homer, J. Freeman, Е. Flaming, S. L. Bern и т.д.) говорят о том, что одаренным людям, добившимся успеха, свойственна андрогиния, т.е. сочетание женских и мужских черт характера и поведения. Такая гибкость и многоплановость дает им возможность осваивать самые разнообразные сферы деятельности. Многие из них в автобиографических отчетах говорили о том, что основную поддержку и влияние на них оказывали родители противоположного пола. Особенно это касается отцов одаренных дочерей.
          Исследование отечественных психологов, посвященных детским рисункам, показало, что в своих рисунках дети отражают близость к родителям противоположного пола, что подтверждает результаты исследований западных психологов. Ответы на вопросы анкеты и результаты наблюдений также свидетельствовали о том, что родители противоположного пола больше внимания уделяют своим детям, чем родители того же пола. Мамы давали больше эмоционального тепла и времени мальчикам. Отцы больше занимались с девочками, помогали им в освоении традиционных мужских видов деятельности. То же можно сказать и о бабушках и дедушках. Большинство исследователей считают, что одаренному ребенку необходимы ласка, принятие, любовь и уважение. Но однозначных данных о том, какой эмоциональный климат чаще всего встречается в семье, где воспитываются такие дети, не найдено.
          Ответы на вопросы анкеты, наблюдения за общением родителей с детьми дают возможность говорить о преобладании благополучных семей с эмоционально теплыми взаимоотношениями, в которых ребенка любили, оценивали как уникальную личность, нуждающуюся в понимании и заботе (87%).
          Но встречались и неблагополучные семьи (13%), с нарушенными эмоциональными связями. Причинами могли быть как агрессивность, негибкость отцов, так и холодность, отстраненность матерей.
          По мнению В.С. Юркевич, климат в семье – принципиальная основа для развития познавательной потребности, которая является одной из ведущих характеристик одаренности. Но сам по себе климат очень часто является лишь отражением более глобальной системы, окружающей ребенка, – своего рода семейной педагогической системы, которая во многом зависит от наличия познавательной потребности у родителей.
          Ф. Вайсе рассмотрел ряд работ, где найдены положительные корреляции между уровнями развития умственных способностей и социальным статусом семьи, между одаренностью детей и уровнем сложности отцовской профессии. Высокоспособные дети очень редко происходят из среды малоквалифицированных родителей (малоквалифицированные рабочие могут иметь высокоспособных внуков, но редко высокоспособных детей).
          В рамках изучения стратегий воспитания потенциально одаренных детей и связи их с наличием познавательного интереса у их родителей интересны наблюдения B.C. Юркевич, которые указывают на то, что одаренные дети, как правило, вырастают в семьях безусловно интеллигентных, скорее даже в семьях интеллектуалов. И дело здесь не в особых генах, а в атмосфере в семье, стиле детско-родитель-ских отношений, в системе ее основных ценностей. Для одних семей главное – потребительские интересы, а в других семьях у родителей были, есть и будут при любой политической и экономической погоде духовные интересы.
          Проводился эксперимент, в результате которого у детей 8-9 лет выявляли познавательную потребность, а затем и способности. А параллельно выделились и некоторые стратегии поведения в воспитании детей в зависимости от познавательного интереса, свойственного родителям (в данном случае мамам) потенциально одаренных детей. (Для этого эксперимент проводился вместе с мамами детей.) Проходил он следующим образом: в большой комнате было собрано много самых разнообразных игрушек, машинок, книг, альбомов, туда пригласили мам с детьми и попросили подождать минут сорок, им разрешили делать все, что им нравится, обращаться к экспериментатору за советом также разрешалось. Экспериментатор же мог видеть все происходящее в комнате через зеркало Гезелла.
          Мамы и дети вели себя, естественно, по-разному, и в результате можно было выделить четыре основные стратегии поведения мам и детей.
          Первая – мама начинала усиленно воспитывать свое чадо. Прямое воспитательное воздействие.
          Вторая – мама, оглядевшись, видела, что в комнате много непонятного, и начинала звать экспериментатора, чтобы он рассказал, как и во что им играть, чем заниматься в этой комнате. Стратегия – «возложение ответственности».
          Третья – мама, тоже оглядевшись, вдруг замечала что-то давно ее интересующее, прежде всего, сама погружалась в познавательную деятельность, предоставляя ребенку возможность самому найти подходящее занятие. Стратегия – саморазвитие.
          Четвертая – самая незамысловатая: мама просто ожидала начала эксперимента, призывая к тому же ребенка, иногда даже одергивая его, хотя им разрешили вести себя свободно.
          Именно четвертая стратегия наименее благоприятна для развития познавательной потребности, а значит, способностей. Именно у этих мам чаще встречались недостаточно развитые дети со слабо выраженной системой интересов. Часто у этих детей основными интересами были потребительские.
          Мамы второй стратегии считают, что воспитывать их ребенка должны специально обученные люди, и с большой охотой отдают своих детей в разного рода группы развития. Эти группы – хорошее дело, но они никогда не заменят семейного воспитания.
          Самой же благоприятной является третья стратегия – саморазвития. Дело в том, что дети в этих семьях живут в атмосфере ярких познавательных интересов самих родителей, и это оказывается более весомым, чем любые воспитательные меры.
          Но здесь существует опасность навязывания родителями ребенку своих интересов, не замечая его. Родители же должны как бы идти за ребенком в развитии его интересов, не навязывая своих (Юркевич).
          Вопрос о господствующем в семьях с одаренными детьми эмоциональном климате изучен не достаточно, как в зарубежной, так и отечественной психологии одаренности. И окончательные выводы о климате таких семей сделать трудно.
          Более изучен вопрос о стилях детско-родительских отношений. Существуют разнообразные основания для классификации отношений между родителями и детьми. В отношении стилей взаимоотношений, свойственных семьям, где воспитываются одаренные дети, выделено два направления исследований. В одном случае рассматривается стиль предъявления требований к детям: императивный и инструктивный (Р. Хесс, В. Шипман). В другом – сравниваются отношения в семьях интеллектуально и творчески одаренных детей (У. Бинг).
          Ученые единодушны в том, что стили, базирующиеся на жестком контроле, силовом давлении и других формах прямого авторитарного вмешательства, не дают возможности для развития одаренной личности. Р. Хесс и В. Шипман разделили родительские стили взаимодействия на императивный и инструктивный. Для императивного стиля типичны однозначные команды вроде: «Делай, как я сказал», «Сиди спокойно» и т.д. Родители ждут от ребенка беспрекословного соблюдения их указаний. Их отношения основываются на авторитете взрослого, а не на сотрудничестве и уважении ребенка.
          Установлено, что императивный стиль развивает в ребенке пассивную податливость наряду с зависимостью и конформизмом. Какое-то время он обеспечивает желаемое поведение, но вызывает пассивное сопротивление. Ребенок слушает команды, но выполняет их неохотно и медленно. Дети не вступают в открытый конфликт, но затягивают выполнение действия, стремятся найти любые отговорки.
          Инструктивный стиль содержит больше информации, а требования обосновываются: «Надень фартук, потому что, если ты испачкаешься, не в чем будет идти в детский сад», «Убери игрушки, а я подмету пол» и т. п.
          Родители беседуют с ребенком «на равных», доказывают, что их требования закономерны и разумны. Ребенок видится им равноправным партнером. В противоположность императивному инструктивный стиль воспитывает инициативу и твердость. Именно такой стиль свойственен большинству родителей, чьи дети были признаны умственно одаренными. Он подталкивает детей к самостоятельному поиску и принятию решения, дает возможность выбора и творческого подхода. В то же время в попытках обосновать свое нежелание делать что-либо умственно одаренные дети проявляют чудеса изобретательности и ораторского мастерства. С одной стороны, родителям гораздо сложнее справиться с ребенком, который не боится идти на открытый конфликт и готов оспаривать их точку зрения. С другой стороны, очевидно, что ребенок, осознанно выполняющий те или иные действия, будет делать их охотнее и быстрее. При таком стиле отношений у детей, в частности у одаренных, складывается ориентация не на внешний, а на внутренний контроль, так необходимый для реализации любых задатков. Установлено, что инструктивный подход развивает независимость и творчество. Эти качества не гарантируют спокойную жизнь, но являются единственно возможными для становления одаренной личности.
          Но, несмотря на очевидные плюсы инструктивного подхода, следует помнить, что постоянное предоставление возможности выбора может негативно сказаться на эмоциональном состоянии ребенка, а тем более одаренного. Одаренные дети обладают лабильной нервной системой и повышенной чувствительностью к социальным нормам и их соблюдению, что может нарушаться постоянной ситуацией принятия решения, а, следовательно, дается ощущение нестабильности, шаткости мира, размывается четкость ценностей и поведенческих ориентиров, что может привести к невротизации.
          Если рассматривать семьи, где развиваются интеллектуально одаренные дети, и семьи, где воспитываются дети с творческими способностями, то можно отметить различия в стилях детско-родительских отношений (У. Бинг). В семьях у детей с преимущественным развитием интеллекта между детьми и родителями уже в раннем возрасте устанавливаются тесные взаимоотношения, и родители обращают особое внимание на познавательную успешность. У детей с высокими способностями к гуманитарным наукам, как правило, формируются более крепкие эмоциональные связи с родителями, что подкрепляет зависимые формы поведения, чем у детей с большими способностями в области математических наук и пространственного воображения, которые более свободны в своих инициативах. У детей с высокими творческими способностями отношения с родителями обычно не являются авторитарными и нет чрезмерной опеки. Чаще всего родители таких детей поощряют их непосредственность и уверенность в себе. В семье ценится чувство ответственности. Все эти качества чрезвычайно важны для развития творческих способностей. Исследователи, однако, отмечают, что в таких семьях (в отличие от тех, где у детей больше развиты интеллектуальные способности) часто наблюдается определенная эмоциональная дистанция и даже холодность, которая может доходить до глубокого разлада между родителями, хотя это и не приводит к враждебности по отношению к детям или пренебрежению ими.
          Исследования отечественными психологами одаренных дошкольников и их семей не подтверждают и не опровергают высказанной У. Бингом гипотезы; возможно, это связано, по их мнению, с тем, что в дошкольном возрасте еще трудно разделить детей на «интеллектуалов» и «творческих», т.к. интересы еще не определены.
          Важным аспектом, на который обращают внимание исследователи семей умственно одаренных детей, является отношение родителей к детской одаренности. Человек, а в особенности ребенок, вообще склонен смотреть на реакции окружающих его людей (родителей, близких, учителей и т.д.) и в зависимости от них оценивать себя, строить свое поведение, систему ценностей и устремлений. Поддержка взрослых, и, прежде всего, родителей, ведет к закреплению у ребенка тех или иных форм поведения и отвержению других, не одобряемых ими. Одаренный ребенок особенно чутко воспринимает это, поэтому реакции родителей на его продвижение будут определять, развиваться ли его способностям или нет, станет ли он двигаться вперед или попытается «спрятать» свою неординарность, стать «как все».
          Анализ исследований зарубежных и отечественных психологов приводит к выделению нескольких типов отношений родителей к одаренности: отрицательное, игнорирующее и положительное.
          Часть родителей не желает признавать неординарность, талантливость своего ребенка или даже отрицательно относится к ней, они заявляют: «Я не хочу, чтобы мой ребенок был одаренным, пусть лучше будет нормальным, как все». Причиной такого отношения может быть антиинтеллектуализм общества, недоверие к умникам, скептическое отношение к тем, кто выделяется из среднего уровня (Р. Хофстедер, Б. Блум).
          Другие родители игнорируют ранние проявления исключительности у детей и избегают вслух обсуждать их замечательные способности. Это отношение родителей может оказать нежелательное воздействие на одаренного ребенка. Не обращая внимания на его таланты, взрослые на самом деле своим поведением говорят: «Твои способности нас не радуют, и этот аспект твоей личности нас не интересует».
          В случае отрицательного или игнорирующего отношения к одаренности со стороны родителей ребенок делает вывод, что важнее всего на свете – не выделяться (J. С. Gowan, E. R. Torrance, J. Khatena). Тогда он начинает скрывать свои способности. При определенных обстоятельствах это может негативно влиять не только на умственные способности, но и на складывающуюся личность. Продолжительное подавление интеллектуальных и экспрессивных потребностей одаренного ребенка может привести к эмоциональным сложностям, неврозам и даже психозам. Неврозы могут вызывать периоды депрессии, когда ребенок не в состоянии понять причины неприятия окружающими естественных для него тенденций и стремлений (М. Диркс). Когда его творческая энергия блокируется, мышление может оказаться парализованным. Уход в воображаемый мир стирает границы между реальностью и вымыслом. Столь крайние формы депривации редки, но в любом случае ребенок страдает от подобного отношения и находится в стрессовой ситуации.
          Исследования отечественных психологов подтверждают эти данные. Достаточно редко отмечается нейтральное отношение родителей к детской одаренности, но когда оно имело место, дети достаточно остро на него реагировали, проявляя агрессию или уходя в свои фантазии. Факты ухода ребенка в свой мир описаны М. Дирксом; такие формы реагирования появлялись у детей при сочетании игнорирования их способностей с проблемными ситуациями в семье. Дети не просто искали пути разрешения конфликтов в воображаемом плане, но и выстраивали целые миры, в которых они «существовали» в ущерб реальности. Дети в таких ситуациях настолько захвачены внутренними переживаниями и выстраиванием охранительных механизмов, что их одаренность проявляется все меньше и меньше. Можно сказать, что для развития потребности ребенка в познании и одаренности пренебрежение, безразличие к его познавательной деятельности – самое опасное отношение. Даже запрещение творчества, как это ни парадоксально, может более положительно влиять на развитие ребенка (в случае сильной потребности в познании), чем равнодушие.
          Другой вариант родительского отношения к одаренности можно охарактеризовать как гиперсоциализация (Семья в психологической консультации. М., 1989). Родители таких детей видят в их одаренности престижность, возможность самоутверждения через выдающиеся способности своих детей или реализации своих несбывшихся потенциальных возможностей. Для таких родителей, прежде всего, важно то, каких результатов добивается ребенок, можно ли рассказать о них другим, престижна ли область, в которой проявляются детские способности. При этом их не очень интересуют другие стороны развития. Они водят детей в самые разнообразные кружки и студии, не заботясь о том, способен ли ребенок выдержать такую нагрузку, нужны ли ему эти занятия.
          Чрезмерно загруженный ребенок быстро устает и не может добиваться высоких результатов. Повышенные требования родителей часто приводят к тому, что собственные достижения начинают оцениваться ребенком по взрослым меркам и не удовлетворяют его, причиняя ненужную боль и переживания, снижая его самооценку и веру в собственные силы. Если ожидания взрослых слишком велики, а ребенку трудно все время соответствовать им, он будет воспринимать себя неудачником в глазах родителей и, соответственно, в своих собственных.
          Было замечено (J. Freeman), что излишние родительские амбиции сопровождаются высоким уровнем агрессивности у детей. Вырастая, они могут испытывать чувство неудовлетворенности, неадекватность в восприятии себя. Одаренные подростки с эмоциональными нарушениями, вспоминая раннее детство, почти всегда рассказывают, что родители не воспринимали их как личность, а видели только способности и достижения.
          Еще одним вариантом отношения родителей к детской одаренности является тот, когда они ценят и любят самого ребенка, а не его таланты. Такое отношение способствует наиболее плодотворному развитию личности, ее реализации. Оно дает ребенку уверенность в себе, чувство защищенности, значимости для ближних и т.п. Большинство родителей этой группы, определяя свою систему ценностей и формулируя пожелания к будущему ребенку, говорят о том, что, прежде всего, они хотят видеть его счастливым: «Пусть вырастет хорошим человеком, это самое главное», «Хочу видеть ребенка счастливым и сильным. Будущее выберет себе сам», «На будущее нет особых пожеланий, пусть будет счастливым человеком». По исследованиям отечественных психологов (Центра Л.И. Венгера), такая позиция свойственна большинству родителей (80%), чьи дети были отобраны как интеллектуально одаренные. Они не только считают, что «умники» – это хорошо, но и всячески поддерживают, поощряют их опережающее развитие. Много занимаются с детьми, читают им, разговаривают на интересующие темы, предоставляют развивающие игры, несмотря на занятость, посещают театры, музеи и т.п., дети занимаются в кружках. Однако, если ребенок переутомляется, они отказываются от дополнительной нагрузки, оставляя только самое важное. В российских семьях в большинстве случаев одаренные дети живут с родителями, бабушками, дедушками и другими родственниками. Именно бабушки и дедушки больше всего занимаются с детьми, знакомя их с различными сферами жизни.
          Таким образом, можно говорить об активной позиции всей семьи. Способности ребенка не только поддерживаются; кроме этого прилагаются значительные усилия по дальнейшему его продвижению по социальной лестнице, контролю и руководству социальными аспектами жизни с учетом особенностей, потребностей и возможностей самого ребенка.
          Анализируя результаты исследований семей с одаренными детьми, можно сделать вывод о том, что, несмотря на множество общих факторов, составляющих семейную воспитательную систему, тем не менее, все семьи имеют много специфичного, как в соотношении этих факторов, так и в их наличии. Это, прежде всего, связано с тем, что на наличие той или иной семейной воспитательной системы оказывает влияние неповторимость личности каждого субъекта этой системы, как родителей, так и детей, и следует учитывать уникальность каждого, которая влияет на взаимоотношения членов семьи, семейную атмосферу, на развитие ребенка в целом и его способностей и одаренности в частности.
          4. Ребенок в неполной и смешанной семье
          В. Сатир считает, что проблема неполной семьи в том, что ребенку трудно создать целостное представление о мужчинах и женщинах. Оставшемуся же родителю нетрудно создать у него негативное представление об отсутствующем родителе, особенно если расставание было связано с разводом, уходом или чем-то, причиняющим сильную боль. Женщина, остающаяся с детьми без мужа, должна очень постараться, чтобы ее ребенок не подумал, что «все мужчины плохие». Мальчик, который это слышит, с трудом поверит, что быть мужчиной хорошо. А если он не чувствует, что это хорошо, то, как же он может почувствовать, что он сам хороший?
          Женщина может иметь весьма одностороннее представление о том, что из себя представляют мужчины. И это усложняет ее взаимоотношения с ними. В то же время мать невольно может взвалить на старшего сына роль мужа, лишая его таким образом сыновней позиции.
          По мнению В. Сатир, подобная ситуация очень непроста; она требует большого терпения и понимания со стороны каждого ее участника.
          Наконец, поскольку дети в неполной семье не могут наблюдать отношения между мужчинами и женщинами, то они вырастают, не имея целостной модели этих отношений.
          Однако все эти проблемы разрешимы. Женщина-мать вполне может иметь адекватную, принимающую установку по отношению к мужчинам и быть достаточно зрелой, чтобы не создавать у детей негативного представления о них. Она может помочь своим детям установить добрые и близкие отношения со взрослыми мужчинами, которых она знает и уважает.
          Мальчики в неполной семье сталкиваются с серьезнейшей проблемой: заласканные матерью или убедившиеся в том, что в обществе главенствуют женщины, они начинают чувствовать, что мужчины – ничтожество. Очень часто мужское стремление оберегать беспомощную мать вынуждает их отказаться от собственной, независимой жизни. В итоге многие мальчики остаются со своими матерями и просто не представляют своих собственных гетеросексуальных влечений; или же они восстают против матери и убегают из дома с чувством, что все женщины – враги. Мучимые чувством вины, они или плохо обращаются с женщинами, или поклоняются им, часто портя себе всю оставшуюся жизнь.
          Девочка в неполной семье тоже может получить искаженное представление об отношениях между мужчинами и женщинами. Ее собственная половая идентификация может быть очень изменчивой: она или готова на роль прислуги – дает все и ничего не получает, или чувствует, что может все делать самостоятельно и быть совершенно независимой.
          Смешанные семьи (повторный брак). Многие люди пытаются жить так, будто другие, с которыми они были ранее связаны, не существуют. В то же время все эти люди в той или иной степени влияют на жизнь семьи. Проблемы возникают тогда, когда они не находят времени, чтобы поговорить, ссорятся или считают друг друга врагами.
          В. Сатир обращает внимание на то, как сложно жить ребенку, когда каждый взрослый требует от него чего-то своего, отличного от требований других, особенно если взрослые не понимают сложности его положения или если они не общаются друг с другом. Если бывшие супруги не скрывают свои отношения, у ребенка, по крайней мере, есть возможность выбора собственного поведения, и он не становится хранителем секретов взрослых. Подобная проблема часто возникает между разведенными родителями, которые по-прежнему считают друг друга врагами и используют детей как шпионов.
          Для ребенка очень полезно, когда окружающие его взрослые искренни и отвечают за то, что они думают и чувствуют. Быть открытым с кем-то вовсе не означает непременно любить этого человека. От бывших супругов нельзя ожидать, что они будут по-прежнему любить друг друга, но они не должны навязывать ребенку решение своих проблем. Возможно, самый важный вопрос, возникающий в смешанной семье, – как освободить ребенка от бремени проблем взрослых.
          Сам факт того, что семья смешанная, вовсе не является препятствием для хорошей семейной жизни. Чтобы это сделать, необходимо осознавать множество возможных сложностей и преодолевать их реалистичными и адекватными способами. И то, что происходит в семье, зависит в первую очередь от отношений между людьми.
          5. Мальчик в семье
          Актуальность темы «Роль отца и матери в жизни мальчика» особенно велика на рубеже веков. Стираются многие традиции, умирают стереотипы. Роль мужчины меняется вместе со временем. Для того чтобы выявить предпосылки развития современного типа мужчины и его историческую модификацию, по-видимому, необходимо обратиться к проблеме воспитания мальчика в семье.
          Воспитание мальчика в семье отличается от воспитания девочки. Также неодинаковы и роли отца и матери. Для мальчика большую часть жизни важна мать, это обусловливает и его последующий выбор спутницы. Существенная проблема этой темы связана с недифференцированным изучением ее предыдущими авторами. Развитие детей и подростков освещается без учета половых отличий самого ребенка и его родителей, что является важным влияющим компонентом в жизни человека.
          Замысел. О том, что родится мальчик, многие современные родители узнают после ультразвукового исследования, в результате которого уже на двадцатый день от начала беременности можно узнать пол будущего ребенка. Сейчас все психотерапевты говорят о важности налаживания душевных контактов между родителями и их детьми уже в ранние периоды беременности и в первое время жизни ребенка.
          Беременность. Во время беременности существует не только биологическая, но и психологическая связь между матерью и будущим ребенком. Ее намерения, желания, стремления и чувства переключаются под влиянием гормональных команд, посылаемых ребенком на защиту «системы беременности». С пяти месяцев до рождения ребенок начинает слышать, узнает голос своей матери. Часто мать разговаривает с ним, представляет время, когда он родится; если малыш нервничает, мама нежно поглаживает живот, успокаивая его.
          Внимание к ребенку, защищающее к нему отношение и щедрое предложение материнской нежности позволяют расцвести первым почкам мышления и чувств уже в чреве матери. А ее готовность принять малыша всем сердцем и определяет, какие плоды эти нежные почки принесут.
          Мужчинам нередко труднее понять и принять изменившуюся ситуацию у беременной жены или подруги. Они не беременны, в их теле биологически ничего не изменилось, поэтому они должны преодолевать перемены и осваивать новую роль, на которую «утверждены» только головой.
          Глубокие гормональные изменения, переживаемые женщиной, не могут не влиять на психологическую обстановку в семье. Первым, кто это ощущает, оказывается отец. Ослабевающее внимание и сексуальные потребности партнерши часто могут вызвать ревность мужчины к еще не родившемуся ребенку, а иногда и неприязнь к нему. Чтобы «поучаствовать» в рождении, многие мужчины решаются на присутствие при родах. Они утверждают, что в момент, когда вместе с женой впервые увидели и услышали крик своего ребенка, поняли и прочувствовали, что означает «родить ребенка». Это оставило незабываемое впечатление о полной любви первой встрече с ребенком.
          Новорожденный. Даже новорожденный уже является маленькой личностью, развивать свойства которой – прямая обязанность родителей. Ребенок растет и еще долго будет зависеть от заботы взрослых о его физическом и духовном благополучии; он нуждается в образце и поддержке при своих первых шагах в жизни. Еще долгие годы он будет обращаться к отцу и матери, чтобы получить от их любви и доверия уверенность в самом себе.
          Для ребенка в первые дни мать играет большую роль, чем отец. 3. Фрейд писал, что ребенок появляется на этот свет менее подготовленным, чем большинство представителей животных. Из-за этого усиливается влияние реального, внешнего мира, повышается опасность с его стороны. Таким образом, чрезмерно возрастает значение объекта, который один может защитить от этих опасностей и как бы возместить внутриутробную жизнь. И этот объект – мать. Биологическая связь с матерью вызывает потребность быть любимым, которая уже никогда не покидает человека (Хьел Л., Зиглер Д. Теории личности (основные положения, исследования, применение). СПб, 1997).
          Доктор Д. Винникот много писал о «главной материнской заботе». По его мнению, в таком состоянии мать способна поставить себя на место ребенка, так сказать, посмотреть на все его глазами. Иными словами, она развивает удивительную способность идентификации с ребенком, что позволяет ей отвечать на все его потребности с точностью, которую не освоит ни один автомат и которой невозможно обучиться. Мать – не задумываясь и не ведая – закладывает основы здоровой личности (Винникот Д.В. Маленькие дети и их матери. М., 1998).
          Ребенок воспринимает образ матери всей полнотой своих чувств. Даже длительное время спустя тотальная зависимость маленького мальчика от матери выражается в глубокой запечатленности ее образа в душе человека. Интериоризация матери является важной частью духовного становления человека (Риман Ф. Основные формы страха. М., 1998).
          Младенчество. По мнению Э. Эриксона, отношения между родителями и ребенком в первый год жизни являются «краеугольным камнем» формирования здоровой личности. Уже в этот период образуется общее чувство доверия; другие ученые называют ту же самую характеристику уверенностью. Младенец, имеющий базальное чувство «внутренней определенности», воспринимает окружающий социальный мир безопасным и стабильным, а людей заботливыми и, что самое главное для формирования здоровой личности, надежными.
          Степень развития у ребенка чувства доверия к другим людям и миру в целом зависит от качества получаемой им материнской заботы. Э. Эриксон писал: «Матери формируют чувство доверия у своих детей благодаря такому обращению, которое по своей сути состоит из чуткой заботы об индивидуальных потребностях ребенка и отчетливого ощущения того, что она сама – тот человек, которому можно доверять. Благодаря этому у ребенка закладывается основа для чувства «все хорошо»; для появления чувства тождества; для становления тем, кем он станет, согласно надеждам других» (Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М., 1989).
          В первые месяцы жизни ребенка главную роль играет мать (отец отходит на «второй план»). Это обусловлено, в первую очередь, физиологическими данностями.
          3. Фрейд считал, что выживание младенца всецело зависит от тех, кто о нем заботится. Зависимость для него – единственный способ получения инстинктивного удовлетворения. В младенческий период область рта наиболее тесно связана и с удовлетворением биологических потребностей, и с приятными ощущениями. Младенцы получают питание путем сосания груди, в то же время сосательные движения доставляют удовольствие. Соответственно, первым объектом – источником удовольствия становится для него материнская грудь (Хьел Л., Зиглер Д. Теории личности (основные положения, исследования, применение). СПб., 1997).
          Доктор Д.В. Винникот говорил своим пациенткам, что сожалеет о каждом случае, когда мать не смогла кормить ребенка грудью. Он считал, что большая потеря и для женщины, и для ребенка – не пережить опыт грудного кормления. Здесь речь идет не только о болезнях и психических расстройствах, по и о способности заключить прямую связь с естественным развитием индивида. Кормя грудью, мать закладывает основы психического здоровья своему ребенку: начни он недостаточно удачно, культурное наследие будет ему недоступно и красота мира обернется смешением красок, дразнящих новыми надеждами, которыми невозможно насладиться.
          Винникот часто использует термин «хорошая грудь», означающий вполне удовлетворительную материнскую заботу и родительское внимание в целом. Это прототип материнской доброты, первый объект заботы и благодарности. А столь явное подчеркивание роли естественного кормления говорит о том, насколько важным его находил автор (Винникот Д.В. Маленькие дети и их матери. М., 1998).
          Э. Эриксон вслед за 3. Фрейдом тоже придавал большое значение грудному вскармливанию. «В этот момент ребенок живет и любит через свой рот, а мать живет и любит через свою грудь, выражая голосом, мимикой, позой тела готовность сделать все необходимое для ребенка», – писал Эриксон (Эриксон Э. Детство и общество. СПб., 1996).
          Фрейд же признавал, что «сосание материнской груди есть самая важная вещь в жизни ребенка». Поэтому и отлучение от груди он называл «психологической травмой первых дней», поскольку это лишает малыша соответствующего удовольствия.
          Посредством восприимчивости к пищевым раздражителям ребенок становится восприимчив и ко многому другому. После того, что он хочет и может сосать соответствующие объекты и глотать все те жидкости, которые они выделяют, он начинает хотеть и мочь «взять» с помощью глаз все то, что составляет его визуальное поле. Его чувства начинают «вбирать» все подходящее. Поэтому, чтобы быть уверенными в том, что первый опыт жизни в этом мире положителен, родители должны следить за теми стимулами, которые они адресуют чувствам своих детей.
          По мнению Винникота, очень важно на ранних этапах то, как родители держат своего ребенка на руках. Большинству детей везет – их с любовью держат на руках большую часть времени. Это дает им уверенность в благожелательности мира, но еще важнее то, что это позволяет им быстро эмоционально развиваться. Когда ребенка «достаточно хорошо держат», успешно закладываются основы личности. Хотя дети не помнят, «достаточно ли хорошо» их держали на руках. Травмирующий опыт остается у них на уровне подсознания, если их не держали «достаточно хорошо».
          3. Фрейд же выдвинул постулат, согласно которому у ребенка, который получал чрезмерную или недостаточную стимуляцию в младенчестве, скорее сформируется в дальнейшем орально-пассивный тип личности. Человек такого типа – веселый и оптимистичный, ожидает от окружающего мира «материнского» отношения к себе и постоянно ищет одобрения любой ценой.
          В.С. Мухина пишет, что, начиная с полутора лет, оценка поведения ребенка взрослым становится одним из важных источников его чувств. Похвала, одобрение окружающих вызывают у детей чувство гордости. Они пытаются заслужить положительную оценку, демонстрируя взрослым свои достижения.
          Несколько позднее, чем чувство гордости, ребенок начинает испытывать чувство стыда в случаях, если его действия не оправдывают ожидания взрослых, порицаются ими (Мухина В.С. Возрастная психология. М., 1997).
          Особенно привязанность к матери чувствуется, если младенца при малейшем крике берут на руки. Малыш быстро привыкает к этому и не успокаивается, если его не берут из кроватки. В дальнейшем такой мальчик будет скорее всего очень привязан к матери, и даже став взрослым мужчиной, он инстинктивно, бессознательно будет искать защиты и помощи у матери (Спок Б. Разговор с матерью: книга о воспитании. М., 1990).
          По мнению Э. Эриксона, к первым социальным достижениям относится готовность ребенка позволить матери исчезнуть из виду без чрезмерной тревожности или гнева с его стороны. Потому что ее существование должно стать его внутренней уверенностью, а новое появление матери – предсказуемым.
          Ранний возраст. По мнению Фрейда, к двум – трем годам ребенок начинает идентифицировать себя с тем или иным полом. Маленький мальчик следит за своим отцом, за его манерой себя вести, одеваться, ухаживать за собой, чтобы впоследствии подражать ему. Если в этот период мальчик больше связан с отцом, чем с матерью, то он инстинктивно перенимает у него манеры и навыки. А в том случае, когда отец относится к нему не как к малышу, а как к будущему мужчине, то у ребенка будут развиваться истинно мужские качества. Кстати, это остается актуальным и до более позднего, «переходного» возраста. Фрейд замечал, что, уже научившись говорить, мальчик видит половые отличия мамы и папы и не забывает сказать об этом вслух. Он отмечает непохожесть животных разных полов, его удивляет это. Обо всем новом, что мальчик узнает, он рассказывает родителям, интересуется их мнен

Детско-родительские отношения (2 3 4 5 6 7)