Поиск   Шрифт   Реклама [x]   @  

Психология / Семейная психология / Шнейдер


Детско-родительские отношения 6

Детско-родительские отношения (2 3 4 5 6 7)


          Часть 6

          ием. Отношение родителей к интимной жизни может быть перенесено на ребенка.
          Одним из важнейших факторов является сценарий родителей. Дети в своих семейных отношениях чаще всего в будущем воспроизводят родительские сценарии.
          Сексуальный сценарий является составной частью жизненного сценария. Компоненты сексуального сценария – кто, что, с кем, где, когда, как и почему должен, может или не должен и не может делать в сексуальном плане (Кон И.С. Введение в сексологию. М., 1988).
          Как всякая сложная диспозиционная система, предрасполагающая человека к определенного рода поведению, сексуальный сценарий включает в себя когнитивные компоненты разного уровня – представления, понятия, оценочные суждения и т.д. Человек имеет обычно не один, а несколько сценариев. Во-первых, это сексуальные фантазии, которые человек никогда не пытается, не может или даже не хочет реализовать, во-вторых, планы реального поведения, которые человек более или менее последовательно осуществляет, в-третьих, промежуточные ориентиры, используемые в процессе сексуального взаимодействия («если он сделает так, я сделаю это»), в-четвертых, это как бы хранилища памяти, организующие прошлый сексуальный опыт в более или менее последовательное целое.
          Сексуальные сценарии можно изучать и классифицировать по ряду измерений:
          1. По сложности, т.е. по количеству и разнообразию их компонентов и соотношению воображаемого и реализуемого: какой круг мотивов, партнеров, мест и времени действия представлен в сценарии; чем отличается когнитивная программа от реального исполнения; насколько тесно связаны друг с другом различные элементы сценария и т.д.
          2. По их ригидности, жесткости и рутинизации: насколько велика допускаемая сценарием рассогласованность плана и реальности; насколько жестко и единообразно запрограммированы содержание и последовательность действий человека и как он отнесется к нарушениям принятого порядка.
          3. По их обыденности, конвенциональности: насколько данный сценарий или его компоненты соответствуют принятым в обществе нормам поведения.
          4. По их удовлетворительности для человека: доволен ли он своими эротическими фантазиями или стыдится их, в какой мере ему удается их реализовать и т.д.
          Интимный контакт давно уже утратил для человека свое прямое физиологическое значение и вбирает в себя разнообразные личностные смыслы. Он может быть средством
          – релаксации (уменьшение общего напряжения), разрядки полового напряжения;
          – прокреации (продолжение человеческого рода);
          – рекреации (восстановления), получения чувственного удовольствия, познания, удовлетворения любопытства, общения (когда близость выступает в качестве глубочайшей личностной интимности), полового самоутверждения, проверки (и демонстрации) своих возможностей, достижения каких-то неэротических целей, поддержания определенного ритуала, привычки и даже просто замены им каких-либо других, недоступных способов эмоционального удовлетворения.
          Стоит подчеркнуть, что среди вышеперечисленного много не физиологического, а психологического, глубоко личностного.
          СТАДИИ ПСИХОСЕКСУАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РЕБЕНКА
          Сексуальные отношения являются неотъемлемой частью жизни человека. Благополучное сексуальное развитие есть основа построения «здоровой» интимной жизни. Формирование сексуальности начинается с пренатального периода и проходит по всем жизненным фазам. В этой связи подробно рассматриваются стадии психосексуального развития и формирования сценария, которые ложатся в основу дальнейшей жизни. Многие психологические проблемы взрослого человека и сексуальные расстройства не являются здесь исключением, уходят своими корнями в детство.
          Значительная распространенность сексуальных расстройств и дисгармоний обуславливает необходимость более детального их изучения. Сексуальным расстройствам посвящено много литературы, однако она в большинстве случаев освещает эти вопросы с медицинской точки зрения. Известны работы таких ведущих сексопатологов, как Г.С. Васильченко, А.М. Свядощ, О.Г. Коган, Г.С. Кочарян и других. Недостаточно данные явления изучены с психологической стороны. Отсюда проблемой является то, что при обилии сексуальных расстройств, недостаточно количество информации об истоках и психологических механизмах, которые являются почвой для их закрепления.
          Описание психосексуального развития ребенка проведено с учетом исследований классического психоанализа (3. Фрейд, А. Фрейд и др.), а также практического опыта отечественных психологов (В.К. Лосева, А.И. Луньков).
          Понятие психосексуального развития ребенка. Одним из основных открытий, сделанных в психологии детства, было раскрытие 3. Фрейдом природы и динамики детской эротики. Миф об асексуальности детства, веками существовавший в европейской культуре, был развеян основоположниками психоанализа.
          В классическом психоанализе выделяют следующие стадии психосексуального развития: оральную, анальную, Эдипову (фаллическую), латентную и пубертатную (генитальную). Названия стадий связаны с обозначением тех зон тела ребенка, которые «ответственны» в каждый момент его развития за получение наибольшего удовольствия от удовлетворения влечений и функционирования своего тела.
          Под психосексуальным развитием в психоанализе обычно понимается движение ребенка от инфантильных способов удовлетворения влечений к более зрелым, позволяющим в конечном итоге вступить в сексуальный контакт с человеком противоположного пола.
          Однако в отечественной психологии психосексуальное развитие понимается несколько шире, и считается, что способность к установлению «взрослого» сексуального контакта является итогом этого развития.
          Психосексуальное развитие человека – это процесс овладения им энергией собственных влечений, движение к эмоциональной зрелости и обретению как психологической автономии, так и способности к эмоционально-близким контактам с другими людьми (Лосева В.К., Луньков А.И. Психосексуалыюе развитие ребенка. М., 1995).
          Психосексуальное развитие человека не заканчивается в момент наступления половой зрелости в биологическом смысле слова, а продолжается всю жизнь в ходе решения задач личностного и эмоционального развития, создания семьи, воспитания детей, которое позволяет взрослому вернуться к неизбежным проблемам собственного детства и получить второй шанс на их разрешение, воспитывая собственного ребенка. В конечном итоге, последней стадией психосексуального развития человека является продуктивная и здоровая старость.
          Следовательно, психосексуалытое развитие представляет собой движение по жизненным фазам, причем переход с одной фазы па другую сопровождается отказом от преимущественного использования тех форм удовлетворения эмоциональных и витальных потребностей, которые давали наибольшее удовлетворение на предыдущей фазе, ради освоения новых.
          Особенно это ярко видно на примере психосексуального развития в детском возрасте. Именно в детстве закладываются предпосылки многих сексуальных, эмоциональных и коммуникативных проблем, с которыми впоследствии сталкивается взрослый человек. Следы неизжитых детских психотравм могут исказить жизнь взрослого человека.
          Оральная стадия. В настоящее время все большее распространение получает точка зрения, что психосексуальное развитие ребенка, понятое как развитие его эмоций, влечений и способности получать удовольствие от функционирования собственного тела, начинается еще до рождения.
          3. Фрейд развенчал миф о «золотом веке» детства, не знающем конфликтов и «темных» влечений. Однако в 70-е годы нашего столетия в работах микропсихоаналитика С. Фанти был развенчан миф о «золотом веке» пренатального периода, когда мать и дитя якобы находятся в полном биологическом и психологическом симбиозе и потребности будущего ребенка удовлетворяются автоматически, без всякого усилия с его стороны (Фанти С. Микропсихоанализ. М., 1993).

          Микропсихоанализ показал, что никакого пренатального симбиоза нет, что мать и будущее дитя состоят в сложных, а часто и конфликтных отношениях и что ребенок рождается на свет, уже имея эмоциональный опыт борьбы и конфронтации. Внутри материнского организма идет «утробная война», т.е. идет взаимная агрессия организма матери и эмбриона. Эмбрион представляет собой отдельное человеческое существо. Мать передает ребенку физическое и психическое состояния, а также бессознательные страхи. Ребенок реагирует на изменения во внешней среде (загрязнение воздуха, температурные колебания, шум и т.д.) и на сексуальную жизнь матери – клеточным эротизмом. Именно в пренатальный период закладываются основы сексуальности. С этой точки зрения, «травма рождения» (О. Ранк, С. Гроф) является не первой психотравмой в жизни младенца.
          Принято считать, что ребенок рождается на свет абсолютно беспомощным. Это не совсем верно. Дело в том, что свою беспомощность ему еще предстоит «открыть» и одновременно найти средства спасения от нее в контакте с матерью – первым в его жизни взрослым. Ребенок обнаруживает свою беспомощность с момента неудовлетворения своих потребностей в пище, тепле и контакте. Все эти потребности удовлетворяются им совместно с матерью в акте грудного вскармливания, который является наиболее эмоционально значимым моментом его жизни на этой фазе развития.
          Основной зоной тела, которая в этот момент является ответственной за получение удовольствия, является зона рта. То, что младенец получает при грудном вскармливании удовольствие, сходное с эротическим у взрослого человека, доказывается уже тем, что у младенцев мужского пола может наблюдать эрекция во время вскармливания.
          На оральной стадии все потребности младенца удовлетворяются матерью, и кажется, что природа не оставила ему пространства для собственной автономии, для самостоятельного получения удовольствия. Но и это не совсем так. Уже в грудном возрасте дети, исследуя собственное тело, часто играют со своими гениталиями. Это совершенно естественное явление для грудного ребенка, и более того, оно вносит положительный вклад в его эмоциональное развитие. Ведь именно игра со своим телом дает ребенку опыт, что он может доставлять себе удовольствие сам, без помощи взрослого, что закладывает основу для чувства личной автономии в будущем.
          Как показала Анна Фрейд, определенное количество аутоэротической стимуляции совершенно необходимо ребенку для его нормального развития (Фрейд А. Введение в технику детского психоанализа. М., 1993). Поэтому никакие запреты со стороны родителей в этом отношении неуместны. Стремление родителей пресечь игру со своими гениталиями у грудного ребенка могут послужить впоследствии источником формирования пассивности, чрезмерной зависимости, интеллектуальных и сексуальных нарушений.
          На этой стадии ребенок еще не отделяет себя психологически от матери, а свое тело – от ее тела. Дефицит тактильного контакта с матерью на этой стадии приводит к серьезным нарушениям сексуального поведения. Особую опасность представляет для будущего сексуального развития человека ситуация, когда на оральной стадии своего развития младенец находится большую часть времени не просто в изоляции и отрыве от матери, а в обстановке, где приближение взрослого означает болезненные процедуры, как, например, в больнице. У такого человека может надолго остаться неосознаваемый страх перед телесным контактом с другими людьми. Поэтому пребывание ребенка грудного возраста в больнице во всех случаях должно быть организовано как совместное с матерью.
          Чрезмерно сильные положительные или отрицательные подкрепления на каждой из фаз психосексуального развития могут стать источником так называемых фиксаций, связанных с потребностью постоянно возвращаться именно к тому способу удовлетворения влечений, который оказался связанным со сверхсильной стимуляцией – как позитивной, так и негативной.
          Например, если ребенок был резко и грубо отнят от груди, то у него может сформироваться фиксация постоянно возвращаться к «оральным удовольствиям» в форме желания постоянно что-нибудь жевать, «заедать» чувство одиночества и т.д. Иными словами, человек пытается «добрать» то, что не добрал на соответствующей стадии развития.
          И, наоборот, если удовольствия, испытанные ребенком на предыдущей стадии развития, оказались намного более сильными, чем обещает последующая стадия, то у человека может возникнуть бессознательное стремление постоянно возвращаться к уже проверенным способам удовлетворения виталъных потребностей. В этих случаях говорят о регрессии как о возврате к более раннему инфантильному способу удовлетворения влечений. А. Фрейд отмечает, что развитие ребенка протекает неравномерно, и определенное количество регрессий необходимо для нормального развития, так как дает «передышку», «легкий» способ получения положительных эмоций и снижает чувство тревоги.
          Итак, основным результатом оральной стадии психосексуального развития является открытие ребенком Другого, способность получать удовлетворение от эмоционального контакта с матерью и готовность испытывать радость от телесного контакта. Чувство базисного доверия (или недоверия) к другому человеку, означающему для ребенка на данной стадии весь мир в целом, определит на долгие годы, как будут складываться его эмоциональные и сексуальные контакты с другими людьми.
          Анальная стадия. На этой стадии внимание ребенка смещается с зоны рта на область сфинктеры, которым в это время ребенка обучают управлять в ходе обучения навыкам опрятности. Именно от эффективности овладения этими навыками на этой стадии зависит эмоциональное благополучие ребенка.
          В этот момент он впервые в своей жизни сталкивается с социальной нормой, и от того, насколько успешным для него окажется данный период, во многом будет определяться его отношение к социальным нормам вообще.
          На самом деле у ребенка нет никакой биологической потребности, которая заставляла бы его стремиться произвольно регулировать акты мочеиспускания и дефекации. Поэтому овладение этим навыком определяется исключительно психологическими потребностями в сохранении любви матери, стремлении к поощрению и избеганию наказания.
          Эмоциональное отношение к матери на этой стадии характеризуется амбивалентностью: одновременным сосуществованием любви и ненависти, агрессивности и потребности в близости. В это время ребенок часто становится упрямым, негативистичным, на все говорит «нет», совершает агрессивные действия в адрес матери (пытается ее укусить, ударить, толкнуть). Это связано с тем, что ребенок как бы проверяет чувства мамы «на прочность» – любит ли она его по-прежнему или нет. Ведь ребенку непонятно, почему мама, которая до сих пор удовлетворяла его потребности, вдруг начинает что-то требовать от него.
          Если постоянно помнить, что именно потребность сохранить любовь матери является стимулом к обучению новому навыку, то станет очевидным, что ребенку надо быть постоянно убежденным в наличии этой любви. И наоборот, если почему-либо ребенок решит, что мама его уже не любит, тогда стимулом к освоению навыка опрятности окажется только страх. Такого рода бессознательная установка, вынесенная из этого периода детства, определяет поведение тех детей, которых ничему нельзя научить, кроме как через угрозу.
          Это происходит в тех случаях, когда мать чересчур «серьезно» реагирует на агрессию ребенка в свой адрес. Например, обижается и несколько дней не разговаривает с ним. За эти несколько дней ребенок уже успевает забыть, за что его наказали, однако непрерывно чувствует себя брошенным и нелюбимым. Это, в свою очередь, возобновит вспышки агрессии и создаст ситуацию порочного круга. Конечно, это не означает, что агрессивные действия ребенка в адрес матери или других взрослых нужно полностью игнорировать. Наилучшим способом будет перевод деструктивных тенденций ребенка в игровую деятельность (игры типа «построить и разрушить») и объяснение ему, что наносить вред людям и другим живым существам нельзя. Также адекватными играми на этой стадии являются игры с водой, песком, наливанием и выливанием, а также рисование. Чрезмерный страх ребенка на этой стадии «быть грязным», что-нибудь «испачкать», может выступить бессознательным барьером впоследствии. Нередко родители, сами испытавшие травмирующий опыт на анальной стадии, прививают ребенку чрезмерное чувство беспокойства по поводу навыков опрятности, воспитывают его в обстановке излишнего педантизма. Это может стать причиной невроза навязчивых состояний в будущем. В такой ситуации в помощи нуждается не только ребенок, но и его родители.
          Отметим, что основным психологическим механизмом управления ребенком на этой стадии является возбуждение чувства стыда как ощущения собственной неадекватности внешним нормам и требованиям. Надо отметить, что люди, не очень благополучно прошедшие этот жизненный этап, на долгие годы сохраняют ощущение «неприличности» всего, что связано с их телом, что затрудняет для них нормальную сексуальную жизнь.
          Другим негативным последствием эмоциональной травмы, полученной на этой стадии, может быть часто встречающаяся в практике психологического консультирования тенденция отреагирования агрессивных импульсов взрослым человеком по отношению к наиболее значимому лицу. Нередки случаи, когда человек испытывает трудности в создании семьи потому, что в его жизни повторяется одна и та же история. Как только отношения с партнером становятся достаточно серьезными, глубокими и близкими, он импульсивно и как бы против своей воли делает что-то оскорбляющее, обижающее или унижающее партнера, в результате чего отношения рушатся. Так подобные люди теряют самых дорогих и значимых людей. Они тяжело переживают это, но самостоятельно изменить свое поведение не могут. Причем такое «отвергающее» поведение у них никогда не встречается по отношению к эмоционально нейтральным или неприятным лицам.
          Нетрудно усмотреть в этом поведенческом стереотипе следы фиксации на неблагоприятно пройденном этапе «проверки мамы на прочность». Как правило, такие люди были жестоко наказаны за попытку агрессивного отреагирования в адрес мамы. Впоследствии они пытаются бессознательно доиграть эту ситуацию до благоприятного конца, убедиться, что их любят, несмотря ни на что.
          Поэтому задача овладения своими агрессивными импульсами, решение проблемы собственной амбивалентности – наиболее значимый итог анальной стадии.
          В ходе столкновений с первыми нормами, запретами и ограничениями у ребенка может появиться интерес к своим гениталиям как регрессивная реакция, гарантирующая положительное переживание. Путь устрашений и запретов здесь опасен и бесперспективен. Даже рекомендации «уделять больше внимания», «создавать ему больше удовольствий», «стараться не оставлять его одного», как правило, не дают эффекта. Эти способы родительского поведения укрепляют у ребенка ощущение, что все удовольствия исходят от взрослого, а именно компенсацией такого ощущения и является онанизм. Также «отвлекающее» поведение родителей вызывает чувство вины, представление о самоудовлетворении как о чем-то «плохом». Самое лучшее – деликатно не замечать. Единственное, что стоит сделать, – это дать понять ребенку, что трогать свои гениталии в присутствии других людей неприлично. Тем самым родители дают ребенку неявное разрешение получать самоудовлетворение в одиночестве. При таких условиях детский онанизм проходит сам собой, по мере расширения возможностей получения удовольствий от жизни, не прибегая к помощи взрослых.
          Неблагополучно пройденная анальная стадия может оставить след в развитии личности в форме бессознательных садомазохистских установок, тенденций навязчиво проигрывать в жизни роль постоянной жертвы или постоянного преследователя.
          Часто родители, жестко контролирующие все телесные проявления ребенка на этой стадии, впоследствии, на стадии пубертата, дают столь же жесткий запрет на сексуальность как таковую. Такие родители, жестоко подавив первый протест ребенка на анальной стадии и столь же жестко запретив эмоциональные контакты со сверстниками противоположного пола в подростковом возрасте, создают предпосылки для формирования либо садистского, либо мазохистского поведения.
          Садист, стремясь пережить силу и могущество и оказавшись бессильным перед преодолением родительского запрета на секс, замещает его тем запретом, который он может преодолеть, т.е. запретом на жестокость. «Если маму в детстве обижать было нельзя (3-4 года), а секс, как говорила мама, все равно «грязен», то почему же нельзя отыграться на партнере?» – вот бессознательное заключение, к которому приходит садист. Он как бы проверяет то, что «не успел» проверить в детстве, – до какого предела можно дойти, не оказавшись брошенным.
          Мазохисту же нужно наказывать себя болью, чтобы снизить свое детское бессознательное чувство вины за свою агрессивность к матери. Боль может носить не обязательно физический, а часто психологический характер.

          Если садист проверяет «на прочность» партнера, то мазохист – самого себя, а именно – что готов вынести ради «любви». Садист глубоко сомневается в том, что его могут полюбить другие, а мазохист столь же глубоко сомневается в своей способности любить других (для начала в детстве – собственную мать). И тому и другому нужны сверхсильные доказательства.
          Итак, садомазохистскую пару объединяет борьба с общими для них запретами на агрессивность и сексуальность. И преодолеть они их могут только благодаря «использованию» сверхсильных стимулов, лежащих за пределами собственной эротики (боль, страх, унижение). Ведь все эти переживания можно испытать и вне сексуальной ситуации. Но истинная эротика двух любящих друг друга людей не должна быть замутнена подобными чувствами.
          Эдипова стадия. Для ребенка начало данной стадии психосексуального развития характеризуется тем, что если раньше основные драматические коллизии его жизни разыгрывались в его диадических отношениях с матерью, то теперь он внезапно обнаруживает себя в «треугольнике», включающем отца. При этом ребенок начинает осознавать специфические отличия роли отца от роли матери в его жизни. Природа этого отличия изначально не ясна ребенку.
          У детей, находящихся на этой стадии, возникает интерес к различиям полов, своему происхождению, сексуальным отношениям родителей, других взрослых. С этим связаны и попытки подглядывать за обнаженными взрослыми.
          Одновременно обостряется интерес к атрибутике своего пола. Ребенок начинает осознавать, что люди разного пола выполняют различные функции в семье и за ее пределами и пользуются разной одеждой и предметами. В освоении собственной психосексуальной роли ребенку помогает ролевая игра (в «войну», «дочки-матери» и др.).
          На этой стадии чувства к родителям обоего пола носят амбивалентный характер: родитель своего пола воспринимается и как пример для подражания, и как конкурент в борьбе за внимание родителя противоположного пола. Столь же противоречивые чувства направлены и на родителя противоположного пола.
          Стремясь разрешить эти противоречия, ребенок при нормальных условиях развития, подражая образцам поведения людей своего пола, осваивает культурно-одобряемые образцы полоролевого поведения. В этом возрасте ребенок обнаруживает, что внимание матери уже не принадлежит ему одному целиком.
          Большинство детей на этой стадии используют атрибутику своего пола (одежду, игрушки и др.) в целях хвастовства. Если родители не дискредитируют в глазах ребенка его пол (например, не говорят, что они хотели мальчика, а получилась девочка), то ребенок с радостью включается в игры, дающие ему новое чувство взрослости, в которых имитирует действия взрослых своего пола.
          Серьезную ошибку допускают родители, считающие подобные игры «несерьезными». В подобных семьях мама может разочарованно сказать девочке, играющей с куклой: «Ты бы лучше книжку почитала или сыграла с папой в шахматы», делая акцент, прежде всего, на интеллектуальное развитие ребенка.
          Не испытав на Эдиповой стадии гордости от принадлежности к своему полу, ребенок может вырасти робким и неуверенным в себе.

          Другой отличительной чертой этого периода является возникновение эротически окрашенных игр между детьми разного пола.
          Подглядывание, хихиканье, игры с «раздеванием» (в семью, в доктора) недвусмысленно свидетельствуют о том, что дети этого возраста уже достаточно осведомлены о том, какие части тела считаются интимными и что их следует скрывать от людей противоположного пола и вообще от посторонних глаз. Эта норма социальной жизни, как и всякая норма, на первых порах вызывает у детей чувство протеста. Выразить свой протест дети стремятся опять-таки в игре. Такие игры окрашены эротически и не предназначены для взрослых глаз. Это совершенно нормальное явление для данного возраста. За подобные игры ребенка не нужно наказывать, стыдить, выставлять на посмешище. В таком случае поведение взрослого оставит в душе ребенка неизгладимую травму, которая может отразиться на его сексуальной жизни в дальнейшем. Неразумно также и отсутствие всех и всяческих ограничений, состоящее в том, что детям позволяется открыто играть в сексуальные игры. Ребенок, не убедившийся в том, что взрослый прочно стоит на страже его телесной неприкосновенности, может ощутить себя незащищенным и вырасти боязливым и робким прежде всего в сексуальном отношении. Более активные дети, не столкнувшиеся с запретами взрослых, ограничивающих возможность прикосновения к телу другого человека, могут вырасти жестокими и садистичными, а иногда и склонными к сексуальному насилию.
          Эротическая игра – это межличностная ситуация, и, как во всякой социальной ситуации, в ней действуют социальные нормы, знанию которых ребенка должен обучить взрослый. Впоследствии ребенку еще предстоит сделать шаг к преодолению ограничений на сексуальность, отстаивая свое право на сексуальность, и это даст ему ощущение своей взрослости. А для маленького ребенка это ощущение взрослости дается именно умением и способностью соблюдать ограничения, разделяемые миром взрослых. Что не исключает желания обхитрить этих взрослых и тайно эти нормы нарушать. И это тоже законное право ребенка.
          Итак, итогом Эдиповой стадии является не только присвоение ребенком психосексуальной идентичности посредством ролевой игры, но и формирование инфантильных «концепций» о различиях и взаимоотношениях полов. Это на время снижает интерес к проблемам пола и создает предпосылки для перехода на следующую стадию.
          Латентная и пубертатная стадии. Начало латентной стадии обычно совпадает с началом школьного обучения в большинстве стран мира. У ребенка появляются предметные интересы, лежащие за пределами родительского «треугольника». Появляется желание узнать побольше о мире вне семьи. Интерес к сексуальным проблемам на этой стадии у ребенка снижается.
          Приступая к школьному обучению и входя в новые для себя группы, ребенок неминуемо узнает, что нормы, существующие в его семье, могут отличаться от тех, которых придерживаются другие люди. Так, на этой стадии расширяется социальная компетентность ребенка наряду с расширением его знаний о мире природы и человеческой культуре.
          Следующая стадия – пубертатная – совпадает с наступлением половой зрелости.
          На этой стадии происходят качественные изменения в сексуальной организации. Сексуальная энергия концентрируется на чувствах и мыслях, касающихся гениталий, появляется интерес к противоположному полу.
          Вновь оживающие влечения снова стимулируют интерес к проблемам пола, но уже на новом уровне. Основная задача пубертатной стадии психосексуального развития – рождение у подростка потребности в эмоциональной эмансипации от родителей через обретение объекта «первой любви». Конечно, задача эмоциональной эмансипации не решается полностью в пубертатном периоде. На этой стадии важно лишь, чтобы подросток ощутил в себе саму способность полюбить кого-то за пределами собственной семьи, перенося на этого человека всю свою энергию.
          Если в ранней юности человек легко отказывается от первой любви, предпочитая ценности детско-родительских отношений или отношений со сверстниками своего пола, то вне зависимости от уровня его физиологической зрелости можно говорить о задержке психосексуального развития. Во всяком случае у таких индивидов возникают проблемы во взаимоотношениях с представителями противоположного пола, сексуальные проблемы, проблемы в создании собственной семьи.
          СЕКСУАЛЬНЫЕ РАССТРОЙСТВА
          В основу данного подхода положена трехфазовая модель сексуальных расстройств: расстройства, связанные с нарушением фазы возбуждения, такие как импотенция и подавленное женское возбуждение, нарушения, связанные с фазой оргазма, такие как преждевременная эякуляция, замедленная эякуляция у мужчин и подавленный женский оргазм, а также с нарушением фазы влечения (Каплан X.С. Сексуальная терапия. Иллюстрированное руководство. М., 1994). Сексуальное влечение функционально связано с возбуждением и оргазмом и ранее не выделялось в особую реальность. Однако влечение имеет свои нейрофизиологические и анатомические особенности, следовательно, либидо может быть нарушено само по себе, тогда как остальные фазы могут оставаться в норме. Известно, что интерес человека к сексу может быть ослаблен при определенных болезненных состояниях и в случаях фармакологических интоксикаций. Роль психогенных факторов не менее значима, чем воздействие биологических. Также играют большую роль супружеские взаимоотношения, которые могут либо усиливать, либо ослаблять эротические чувства мужа или жены. В 1986 году расстройства сексуального влечения были разделены на две группы: гипоактивные сексуальные влечения и расстройства по типу сексуального избегания. Гипоактивные сексуальные влечения характеризуются «спокойным» сексуальным воздержанием (у человека отсутствует интерес к половой активности), тогда как проявлением расстройств по типу избегания является паническое бегство от секса или активное к нему отвращение, в основе которых часто лежат неврозы тревоги.
          Итак, данный подход опирается на трехфазовую модель сексуальных расстройств. Основным принципом подхода является положение о том, что симптомы психосексуальных нарушений есть неизменный результат действующих деструктивных процессов и проявлений психологической защиты. Эти причины «находят выход» в многочисленных и комплексных факторах стресса, как органического, так и психогенного характера, что отрицательно сказывается на сексуальной жизни человека. В соответствии с данной моделью неосознанные сексуальные конфликты, негативные «сообщения» о сексе, неврозы, корни которых находятся еще в раннем психосексуальном развитии пациента, образуют глубинную этиологическую структуру в сексологической симптоматике супружеской пары.
          Характер и причины сексуальных расстройств. На первый взгляд, сексуальный рефлекс у мужчин и женщин кажется одномоментным событием. У мужчин эрекция переходит в семяизвержение, у женщин выделение смазки (любрикация) и припухание половых органов заканчивается оргазмом. Однако на самом деле сексуальная реакция обоих полов включает две раздельные фазы. Эти фазы аналогичны у мужчин и женщин. Эти фазы могут быть нарушены раздельно, что приводит к различным синдромам сексуальных расстройств.
          Первая фаза заключается в обильном притоке крови к половым органам (генитальная вазогиперемия). Вторая фаза – оргазм, который представляет собой серию последовательных клонических сокращений генитальной мускулатуры.
          У мужчин эрекция связана с вазогиперемией кровеносных сосудов пениса. Оргазм представляет собой отдельную реакцию. У мужчин он состоит из двух стадий: эмиссии и эякуляции (семяизвержения).
          Аналогичные два события имеют место у женщин. В ответ на сексуальное возбуждение происходит вазогиперемия кровеносных сосудов половых губ и тканей, окружающих влагалище. Вазогиперемия приводит к выделению вагинальной смазки. В отличии от мужского, женский оргазм включает только одну стадию (отсутствует фаза эмиссии) (Сексопатология: справочник. / Под ред. Г.С. Васильченко. М., 1990). Нарушения отмеченных реакций или отдельных фаз этих реакций приводят к сексуальным расстройствам. Имеется шесть видов сексуальных расстройств: три женских и три мужских.
          Импотенция является следствием нарушения эрекционного рефлекса. При импотенции может сохраниться способность к эякуляции.
          Имеются два расстройства семяизвержения: преждевременная эякуляция и замедленная эякуляция. Преждевременная эякуляция выражается в отсутствии достаточного волевого контроля за реакцией оргазма, и пик полового возбуждения у мужчин наступает слишком быстро. Пациенты с задержкой эякуляции, наоборот, страдают от чрезмерного непроизвольного контроля.
          Вагинизм – это специфическое нарушение, которому нет аналогов у мужчин. Это нарушение связано с рефлекторным судорожным сокращением мышц преддверия влагалища, возникающее при попытке полового проникновения (интроитус).
          Два других расстройства половой функции у женщин аналогичны импотенции и замедленной эякуляции у мужчин. Женщина с полным отсутствием сексуального возбуждения, как мужчина со слабой эрекцией, не способна реагировать на сексуальную стимуляцию. Второй вид расстройств связан с нарушением оргазма.
          Сексуальные реакции являются тонкими чувственными переживаниями, и они могут с легкостью подавляться в результате какого-либо негативного воздействия или психологического конфликта. Условием нормальной половой активности является отсутствие негативных эмоциональных реакций и состояний, а также устранение чрезмерного сознательного контроля, т.е. нормальный секс предполагает устойчивое эмоциональное состояние, при котором человек полностью предается эротическим переживаниям.
          Ранее считалось, что только глубокий невроз может привести к нарушению половых функций. Сильные патогенные и регрессивные конфликты, основанные на бессознательных инфантильных страхах, являются единственными составляющими факторами сексуальных расстройств. Эти конфликты возникают в раннем детстве. Патологические отношения с родителями приводили к фобиям, тревожным состояниям и созданию механизмов психологической защиты. Предполагалось, что разрешение бессознательного конфликта способно устранить сексуальные расстройства.
          Бихевиористы считают, что корни психопатологии часто уходят не так далеко. Тревожность по поводу «изъянов» сексуальных действий, внешние проявления неуверенности, напряженность в общении с партнером, беспокойство, связанное с непониманием человеческих реакций партнера, могут в равной степени привести к многочисленным сексуальным проблемам.
          Причины сексуальных расстройств могут быть различны. Сексуально закрепощенное общество до недавних пор не воспринимало секс как естественное проявление. Обстоятельная информация о сексуальных реакциях не была доступна всем, что приводило к невежеству в данных вопросах. Однако несоответствие между реальностью и завышенными ожиданиями способно порождать обостренное чувство тревоги и вины. Эти чувства могут приводить к отказу от секса или ограничивать половую активность. Таким людям обычно можно помочь с помощью обычных просветительских консультаций. Чувство вины по поводу получения удовольствия вообще и сексуального в частности, характерно для нашего общества. При физических ласках и проявлениях нежности появляющееся чувство удовольствия вызывает у некоторых людей ощущение вины и греховности.
          Причины сексуальных расстройств у иных людей лежат гораздо глубже. Речь идет о людях, сексуальные проблемы
которых вызваны страхом неудач, склонностью к сознательному самоконтролю во время полового акта, навязчивыми страхами быть отвергнутыми. Люди этой группы хорошо поддаются воздействию кратких сеансов терапии, позволяющих создать атмосферу надежных, устойчивых и искренних взаимоотношений в ходе их сексуальной активности.
          Нередко неврозы и психозы сопровождаются сексуальными расстройствами. Партнеры людей с сексуальными дисфункциями могут страдать тяжелыми нарушениями эмоциональной сферы. Взаимосвязь сексуального нарушения и невроза не является жестко фиксированной и однозначной. Хотя некоторые нарушения являются следствием психогенного конфликта.
          У предрасположенных к неврозам людей их половая активность приобретает символическое значение и используется в качестве психологической защиты. Примером таких случаев может стать предварительная эякуляция у мужчины, символизирующая его протест против «жены-матери»; другой пример: неспособность к сексуальному отклику женщины, которая мечтает видеть в муже «суперпапу», любовь которого может дать ей восстановление самоуважения.
          Характер взаимоотношений супругов является важным фактором сексуального «здоровья», а также влияет на исход терапевтического лечения. Супруги, любящие друг друга, действительно хотят нормальной половой активности и полноты ощущений как на сознательном, так и на подсознательном уровне. Такие пациенты не склонны рассматривать свое сексуальное улучшение как угрозу для себя или как еще один возможный конфликт. Совершенно иная картина наблюдается при глубоко враждебных отношениях между супругами, даже если на поверхности все кажется гладким и нормальным. В таких случаях желание улучшить половую активность партнеров наталкивается на подсознательное стремление причинить боль своему партнеру и держаться от него на расстоянии. Подобные неосознанные опасения могут активизировать серьезное сопротивление со стороны пациентов, препятствующее терапевтическому лечению. Враждебность по отношению к супруге (супругу) может сводить на нет удовольствие от секса. Если человек проявляет устойчивую амбивалентность или чувствует себя неравноправным, понукаемым, ощущает себя как жертву, в этом случае возникает стойкое нежелание расточать ласки в отношении другого члена супружеской пары. Иные враждебно настроенные партнеры сами не позволяют возбуждать себя. Возбуждение для таких людей равносильно вмешательству, посягательству на личность, чему они склонны стойко противостоять.
          Сексуальное расстройство, независимо от характера супружеских связей, может играть важную роль в системе брака. Импотенция для мужчины может стать способом осуществления контроля за своей женой, а для нее она может означать стабильность взаимоотношений.
          Расстройства, связанные с фазой сексуального влечения.
          После признания этих расстройств в качестве объективно существующих стало очевидно, что трудности, связанные с потерей интереса к сексу, могут стать едва ли не самыми частыми проблемами, встречающимися в практике.
          Подавленное (гипоактивное) сексуальное влечение (ПСВ). Утрата некоторыми супружескими парами влечения не приводит к значительным нарушениям личности или сексуальным конфликтам, и супруги ведут нормальную брачную жизнь. Однако пациенты с ПСВ, как правило, обладают целым «букетом» сложнейших внутренних психологических и/или брачных конфликтов.
          У многих таких пар отношения либо напряжены до предела, либо супруги амбивалентны в отношениях друг с другом. Характерными источниками раздражения (в случае ПСВ у одного из членов пары) могут стать борьба за власть, часто возникающая на почве изменяющейся роли женщины, переносы на супруга (супругу) неразрешенного в детстве гнева на родителей, а также проблемы эмоциональной близости и ответственности. У пациентов с депрессиями или неврозами тревоги этиологическими проявлениями могут стать неадекватные реакции на критику или расставание с супругом (супругой).
          Сексуальная анорексия (полная потеря сексуального влечения). Сексуальная анорексия может быть вызвана психогенными факторами, но в равной степени может стать биологическим проявлением депрессии, алкоголизма, различных заболеваний и воздействий лекарственных средств.
          К непосредственным проявлениям ПСВ относятся:
          – скрытые формы сексуального избегания;
          – вызывание «антифантазий», блокирующих сексуальные переживания («копание» в отрицательных качествах партнера; вызывающие тревогу переживания (воспоминания) проявляются как до, так и во время сексуальных действий);
          – тревога, связанная с ощущением неполноценности собственных сексуальных действий;
          – отказ от адекватной физической и/или психологической стимуляции во время сексуальных действий;
          – подавление вспомогательных эротических фантазий. Пациенты со скрытыми конфликтами в интимной сфере особенно чувствительны. Здесь типичны проблемы эмоциональной близости.
          Расстройства по типу сексуального избегания и сексуальных фобий. Непосредственными проявлениями данного расстройства являются иррациональный страх пациента или его полное отвращение к сексу. Навязчивый страх усиливается непреодолимым желанием избегать ситуаций, которые вызывают тревожные состояния и неприятные сексуальные переживания. Таким образом, пациент пытается избежать и терапевтического вмешательства, направленного на коррекцию его негативного опыта.
          Нередко избегание или отвращение к сексу, связанное с фобиями, составляет изолированный синдром нормального во всех иных отношениях человека. В остальных случаях сексофобии являются симптоматическим проявлением неврозов или проявлением специфических для конкретного человека беспокойств, возникающих на почве личных супружеских взаимоотношений.
          Расстройства, связанные с фазой возбуждения. Фригидность – женская сексуальная безответность (ареактивность). Сексуально ареактивная женщина не испытывает эротических ощущений или сексуальных удовольствий. Она не проявляет физиологических признаков возбуждения. Ее сознательное отношений к сексу изменчиво. Она может относиться к сексу с отвращением, нейтрально, а иногда даже наслаждаться физическим контактом.
          Психодинамика фригидности выражается в следующих основных проявлениях. У женщины возникает бессознательный конфликт, мешающий ей переживать удовольствие от контакта с мужчиной. Как правило, данная форма расстройства связана не с единичным конфликтом, а проявляется как синдром. К проявлению этого расстройства относятся страхи, связанные с Эдиповым комплексом, враждебность по отношению к мужчинам вообще или к конкретному мужчине, страх быть отвергнутой, если она позволит себе «внутренне расслабиться», беспокойство по поводу «должного» исполнения своих сексуальных действий, чувство стыда по поводу проявления эротичности и т.д. Специфические механизмы защиты, характерные для фригидных женщин, фактически не позволяют им проявлять свою сексуальную реакцию. Женщина либо избегает получения адекватной стимуляции со стороны мужчины, либо, в том случае если она не препятствует своему любовнику возбуждать ее, у нее формируется механизм перцептивной защиты, препятствующий получению удовольствия от этого возбуждения. Она, в буквальном смысле, не позволяет себе переживать какой бы то ни было сексуальный отклик и не позволяет себе предаваться сексуальным переживаниям.
          Многие женщины с подавленной сексуальностью чрезмерно озабочены удовлетворением своего партнера в ущерб самим себе. Такое «благотворительное» отношение женщины имеет две стороны. Положительную сторону составляет, например, чуткость к партнеру, бережное отношение к его чувствам. Негативная сторона проявляется в деструктивных невротических состояниях, связанных с вынужденным подавлением своих чувств и обязательством ублажать и служить, что, как правило, вызывает у женщины состояние тревоги. В таком служении угадывается ма-зохистская модель поведения в отношении к противоположному полу. В этом поведении заложена глубокая тревога. Как правило, мазохистски ориентированные люди страдают укоренившимся ощущением самоотвращения. Женщина не может поверить, что привлекательный мужчина в состоянии полюбить ее и принять ее такой, какая она есть, во всей полноте ее сексуальных, эмоциональных и личностных проявлений. Она чувствует обязанность постоянно служить, приносить ему удовольствие. Она не может позволить себе расслабиться и принимать наслаждение.
          Такие лица, как женского, так и мужского пола, переживают огромные трудности, не позволяющие им предаться эротическому удовольствию. Однако именно умение предаваться наслаждению составляет важную предпосылку сексуальной активности человека.
          Муж, часто неосознанно, заинтересован в этом пассивном поведении жены, и он незаменимо способствует его фиксации. Он позволяет ей служить, приносить ему удовольствие и ублажать себя. Такое поведение позволяет глубоко неуверенному в себе мужчине не выставлять наружу собственные проявления тревоги.
          Определенная степень сексуального мазохизма, проявляемого не в самых резких его формах, а в форме самопожертвования, вообще характерна для нашей культуры, в которой доминирует мужчина. С самого детства прививается мысль, что сексуальное наслаждение – это прерогатива мужчин. Женщине надлежит делать все возможное, чтобы быть обаятельной и должным образом ублажать мужчину. Некоторые женщины выходят за пределы этого культурного мазохизма и идут еще дальше: они развивают в себе мазохизм психологический с особо подчеркнутым обязательством отдавать, не требуя и не принимая ничего взамен. Такое поведение закладывается еще в детстве, и в результате наблюдается искаженный импринтинг раннего опыта и невротическая адаптация женщин к этому опыту детства.
          Страх быть отвергнутой – еще одна типичная причина фригидности женщин, особенно в случае ситуационных расстройств. Некоторые люди способны очень хорошо диссоциировать сексуальные и аффективные реакции. Они получают наслаждение от половой активности и демонстрируют отличное исполнение сексуальных действий, даже если равнодушны или негативно настроены по отношению к своему партнеру. Однако многие, и это особенно относится к женщинам, не способны к такой манере поведения. Некоторые фригидные женщины, обращающиеся за помощью, даже не осознают своей враждебности или, в лучшем случае, амбивалентности по отношению к своим мужьям. Женщина чувствует себя рассерженной, обманутой, используемой как орудие, и в то же время она совершенно не осознает своей враждебности, которая, однако, и подавляет ее сексуальный отклик в отношениях с мужем.
          Импотенция – расстройство эрекционной функции. Эрекция – это нейрососудистый рефлекс, проявление которого связано с гормональным обеспечением, анатомическими механизмами, а также с работой специфических нейрорецепторов. Нарушение любого из этих компонентов приводит к расстройству физиологической составляющей потенции. Но даже при целостности анатомо-физиологичес-кого компонента эрекции отмечается особая «чувствительность» эрекционной составляющей к деструктивному воздействию неосознанных конфликтов и вообще к эмоциональным воздействиям. При эмоциональной неустойчивости и наличии психологических конфликтов у мужчины, совершающего половой акт, его эрекционный рефлекс может быть с легкостью нарушен.
          Ряд авторов считают, что психогенно обусловленная импотенция является «продуктом» сильного невротического конфликта. Согласно психоанализу, неосознанный страх боли (кастрации), связанный с нерешенным Эдиповым комплексом, является основной причиной психогенно обусловленной импотенции. Не так давно в этиологиии импотенции стали выделять факторы «парного» воздействия (взаимоотношения супружеской пары). Неосознанные дисгамии в любовных и брачных взаимоотношениях, проявляющиеся, в частности, в борьбе за власть, разочарованиях в совместной жизни и во взаимных инфантильных переносах, – все это способно привести к эрекционным расстройствам. Проявление этих конфликтов вероятнее у психологически незащищенного человека, готовящегося вступить в половой контакт.
          Существуют и эмоционально деструктивные факторы импотенции. К таким эмоциональным факторам относятся страх «изъянов» в своих сексуальных действиях, стать отвергнутым женщиной, ожидание импотенции из-за неудачного эпизода в прошлом; сверхозабоченность, связанная с необходимостью удовлетворять женщину; навязанное культурой ощущение вины по поводу сексуальных удовольствий.
          Эти тревоги и глубоко укоренившиеся страхи могут проявляться у мужчин во время полового акта, что приводит к отказу от половой жизни. Полная самоотдача в сексе – вот обязательное условие нормальной эрекции.
          Эротические фантазии – идеальное средство защиты от тревоги, позволяющее усилить сексуальное реагирование. Однако супруги нередко с эмоциональным напряжением реагируют на свои собственные эротические фантазии и/или на фантазии своих партнеров. Они переживают вину и стыд, опасаясь, что содержание фантазий «ненормально и говорит о болезни». С ощущением ревности и/или вины они относятся к тому, что во время полового акта им видится что-то чуждое или кто-то посторонний, тогда как они «должны» проявлять честность в своих взаимоотношениях.
          Восстановление потенции, как и восстановление любой иной сексуальной функции, сопровождается чувством облегчения и радости. Однако в том случае, когда исчезнувший синдром был связан с неосознанными процессами защиты, у человека после восстановления какой-либо утраченной функции могут возникнуть волнение, тревога или депрессия. Следует заметить, что жена может испытывать даже более сильное эмоциональное переживание в ответ на вновь обретенную ее мужем потенцию. Она может испытывать смешанные чувства и пребывать в полном смятении. Некоторые женщины испытывают радость по поводу улучшения состояния мужа, что выражается как в действиях, так и на словах. Однако случается, что женщины крайне встревожены новой ситуацией. Они выражают тревогу вербально либо проявляют ее в подавленном взволнованном настроении. Бывают случаи, когда внутренний конфликт женщины выходит в открытые действия, и она неосознанно ставит барьеры на пути излечения мужа.
          Бойкот лечению и восстановлению нормальной сексуальной активности мужа принимает порой изощренные формы. Это может выражаться во внезапной потере внимания, теплоты и поддержки своему мужу или в мимолетных критических нотках по поводу его поведения. Сопротивление жены может стать совершенно явным. Она может испытывать опасения, подавленность, может начать много пить и/или высказывать жалобы по поводу характера предписанных заданий («Они скучны, носят механический характер» и т.д.). Жена может выступить с открытой критикой или предаться буйному веселью. Редки, но бывают случаи, когда жена заводит роман на стороне как раз в тот момент, когда муж достиг нормальной устойчивой эрекции.
          Источником негативных реакций по отношению к своему супругу нередко является неосознанная враждебность к нему и, что гораздо более распространено, опасение потерять мужа, когда он приобретает потенцию и активность. Некоторые женщины психологически способствуют нарушениям эрекционной способности своих супругов. Такие женщины несут в себе глубоко укоренившееся ощущение неуверенности. На неосознанном уровне они считают так: «Я не очень привлекательна. Он останется со мной только от того, что он от меня зависит, а я смирилась с его импотенцией. Если он станет активным, то бросит меня и найдет другую – красивую и подходящую для него женщину». В данных случаях необходимо проводить работу с женой. Если она чувствует предстоящую угрозу своему счастью и благополучию, нельзя добиться стабильного восстановления потенции. До тех пор, пока не удастся разрешить психологический конфликт или, по крайней мере, добиться эмоциональной стабильности во взаимоотношениях супругов, всегда будет сохраняться вероятность рецидива сексуального расстройства.
          Расстройства, связанные с фазой оргазма. Замедленная эякуляция. Это непроизвольное подавление оргастического рефлекса мужчины. Мужчина с данным нарушением способен испытывать сексуальное возбуждение, иметь хорошую потенцию, однако даже при полной стимуляции у него проявляется нарушение рефлекса семяизвержения.
          В патогенезе задержанной эякуляции наблюдаются процессы, аналогичные тем, что имеют место при запорах, истерических нарушениях глотания и трудностях мочеиспускания. Эти рефлексы являются автономными и в норме поддаются произвольному контролю. В том случае, когда человек находится в состоянии аффекта либо в результате доминирующего воздействия психологического конфликта, возникает непроизвольная защитная реакция, подавляющая тот или иной рефлекс. Сильная защитная реакция приводит к сверхконтролю.
          Бессознательные страхи кастрации и тревоги, а также страхи выполнения обязательств в отношении партнера могут привести к задержанной эякуляции, так же как и к импотенции. Конфликты могут быть одними и теми же, тогда как формы защиты различны. При задержке эякуляции имеет место неосознанное торможение, связанное с чрезмерным контролем. Этот контроль позволяет мужчине избежать переживания тревоги. Также причинами данного расстройства могут быть: чрезмерная самокритичность, запрограммированность на выполнение заданных сексуальных действий. Это делает человека неспособным предаться сексуальным переживаниям. Люди, страдающие задержкой эякуляции, нередко отмечают, что при нарастании приятного возбуждения и приближении стадии оргазма они задают себе вопросы: «Будет ли это нормальный оргазм? Скоро ли он наступит?»
          Любой источник тревог может привести к данному нарушению. Однако с высокой долей вероятности проявляются два вида конфликтов: опасение быть сильно привязанным к конкретной женщине и связанные с этим опасением конфликты, проявляющиеся в агрессивности и садистических импульсах в отношении женщин. Часто мужчины не осознают своей враждебности. Преодоление чувства враждебности является обязательной предпосылкой успешного прогноза в лечении оргастичес-кого нарушения. Большинство мужчин испытывают вину по поводу своих агрессивных импульсов и поэтому искусно и упорно защищают себя от подобных состояний.
          Преждевременная эякуляция. Мужчина с преждевременной эякуляцией достигает оргазма настолько быстро, что «занятие любовью» нередко разочаровывает обоих партнеров. Суть преждевременной эякуляции заключается в отсутствии произвольного контроля за эякуляционным рефлексом. Эрекция не поддается контролю, тогда как оргазм и эякуляция поддаются такому контролю. Человек в норме способен задержать оргазм или «отпустить» его по своему желанию. Мужчина с данным нарушением этого сделать не может.
          Хелен Сигнер Каплан предложила гипотезу о том, что причина неумения сдерживать эякуляцию в отсутствии осознания тех ощущений, которые предваряют наступление оргазма. Возможно, в этот момент мужчина переживает некие волнения, отвлекающие его (Каплан X.С. Сексуальная терапия. Иллюстрированное руководство М., 1994).
          При лечении данного расстройства можно столкнуться с «бойкотом» женщины по поводу успешного излечения мужа. Он выражается в отказе от сотрудничества, демонстрации усталости, в открытом отвращении к происходящему. В этот момент некоторые женщины агрессивно реагируют на мужа, начиная критиковать его. Они приводят в уныние своих мужей, дают им понять, что даже если они восстановят контроль за эякуляцией, все равно они останутся неудачниками в других отношениях.
          Мотивы такого поведения женщины коренятся в глубокой неуверенности в себе, неуверенности в своей способности удержать мужа «при себе». Его трудность и ее терпимость сделали мужа зависимым.
          Другим источником тревог в случае восстановления нормальной эякуляции у мужчин являются сексуальные трудности жены. Проблемы эякуляции у мужа долгое время служили прикрытием проблем жены. Теперь, когда он может совершать половой акт достаточно долгое время, возникает вопрос о способности жены испытывать оргазм. Такое положение таит в себе угрозу, особенно если в родственном кругу существует легенда, согласно которой муж признан источником неприятностей, а жена – жертвой. Однако в большинстве случаев сексуальные расстройства женщин все же не связаны с сексологическим состоянием их супругов.
          В редких случаях возможно проявление защитных реакций мужчин на свое собственное улучшение. Симптом преждевременной эякуляции может рассматриваться таким мужчиной как неосознанная потребность, как его единственный способ «бегства» от подавляющей, напоминающей мать жены.
          Нарушение оргастической функции у женщин. Необходимо проводить различие между полностью безответными женщинами (полная фригидность) и женщинами, способными испытывать эротические переживания, но у которых имеются разного рода проблемы при достижении оргазма. Ранее частичная и полная безответность женщин объединялись в единое понятие «фригидность».
          Оргазм, как и всякий иной рефлекс, характеризуется определенными параметрами, динамикой и пороговыми характеристиками. Однако понятие нормы для этого важного рефлекса неизвестно.
          Бывают женщины, вообще ранее не испытывавшие оргазма. Далее следуют женщины, требующие интенсивной клиторной стимуляции, т.е. женщины, которые достигают оргазма в одиночку, при этом их «не интересует» партнер. Затем мы видим женщин, требующих непосредственной клиторной стимуляции и способных переживать оргазм, если их партнер «попадает» в эту же серединную часть распределения величин. Ближе к середине также находятся женщины, способные достигать оргазма во время сношения, но только после длительной и активной стимуляции. К верхнему пределу можно отнести женщин, достигающих пика удовольствия при кратковременной интермиссии во время полового акта и, наконец, на самом предельном пороге «находятся» женщины, которым достаточно только фантазий и/или возбуждения грудной области для достижения оргазма. В помощи нуждается любая женщина, обратившаяся с жалобами на трудности с оргазмом.
          Женщины, никогда ранее не имевшие оргазма, часто смущены и встревожены связанными с ним ощущениями. Нередко они напуганы и опасаются возможной физической боли. У женщин наблюдаются разные уровни осознания опасений и фантазий, связанных с оргазмом. Наиболее характерные страхи группируются вокруг возможного наказания за чувство сексуального удовольствия: «Я с ума сойду», «Мне это причинит вред, я заболею... умру», «Мне это понравится, и я стану совершенно неразборчивой», «Мне сначала нужно влюбиться, а уже затем иметь оргазм». Большинство таких страхов связано с запретами и подавлением инфантильной сексуальности. Женщины, ранее не испытывавшие оргазм, нередко чувствуют излишнюю ущербность, чувствуют себя неполноценными по сравнению с женщинами, которые достигают оргазма во время полового акта. Такие женщины развивают в себе страх потерять мужа, который, по их мнению, будет стремиться найти другую женщину. И на самом деле мужчины склонны к эмоционально обостренному переживанию ситуативного отсутствия оргазма у своих жен. Особенно неуверенные в себе мужчины имеют тенденцию связывать это с собственными неумелыми действиями, «недостатками» своего пениса, «неспособностью» привести к оргазму жену. Они могут проецировать свою неуверенность и тревожность на своих жен и относить поведение жены на счет ее «болезни» или «враждебного» к нему отношения, что и приводит, по их мнению, к «умышленному воздержанию от оргазма». По этой причине, вероятно, в нашем обществе так распространено явление имитации оргазма во время полового акта. Женщины считают, что легче обойтись без оргазма и симулировать его, чем открыто признать клиторный источник его возбуждения.
          Переход от пассивного к активному состоянию может вызвать бурную негативную реакцию мужчины. Одни мужчины, любящие и уверенные в себе, чувствуют восторг и умиротворение. Другие выражают опасения и неудовольствие от такой активной и нарастающей силы своей жены. Эти изменения в поведении супруги могут ассоциироваться со страхом потери контроля и даже со страхом возможного физического вреда, потенциально причиняемого супругой. С точки зрения психоанализа, в мужчине просыпается тревожность, вызванная до этого момента дремлющим Эдиповым комплексом и комплексом кастрации. Некоторые мужчины осознают свои опасения и делятся ими, другие же не проявляют видимых признаков своих переживаний и внезапно теряют потенцию и интерес к сексу. Если муж не испытывает глубокого беспокойства, то при более активной роли супруги, которая не так давно страдала расстройством оргастической функции, мужчина рассматривает происходящее как более совершенное проявление собственной сексуальности.
          Чтобы успешно разрешить сексуальные трудности женщины, необходимо взаимное (т.е. сделанное как самой женой, так и ее супругом) признание ее эротических потребностей и желаний. В таком признании не должно быть места чувству вины и тревоги. Негативное отношение мужа, его неспособность признать сексуальную «анатомию» своей жены могут стать препятствием на пути к полноценной сексуальной активности женщины.
          Подводя итог, необходимо отметить, что сильно развитые чувства стыда и вины не являются конструктивными для развития сексуальных отношений супругов. Стыд ограничивает внешние проявления сексуальности, которые могут быть осуждены окружающими, а вина, в свою очередь, распространяется на интимные, внутренние переживания.
          Развитость «сексуального стыда и вины» зависит от характера культуры, в рамках которой живет человек: общие ценностные ориентации культуры, на которые сознательно или бессознательно равняются индивидуальные семейно-бытовые отношения, вербальные запреты, телесные каноны и т.д. Чем настороженнее отношение культуры к сексуальности, тем сильнее будут у членов общества чувства, тормозящие ее проявление.
          Исследования показывают, что развитое чувство «сексуальной вины» затрудняет вербализацию эротических переживаний, иногда снижает половое возбуждение, сильно влияет на восприятие сексуального материала.
          Помимо культуры, появление этих чувств зависит от психологической атмосферы, в которой протекало детство человека.
          Доверительные отношения с родителями, общая эмоциональная открытость семейных отношений, неханжеское отношение родителей к телу и наготе, отсутствие жестких вербальных запретов и способов управления детьми, в основу которых ложатся чувства вины и стыда, – все это факторы, облегчающие ребенку формирование здорового отношения к сексуальности и снижающие риск появления сексуальных расстройств в будущем.
          Чувства вины и стыда ложатся в основу садизма и мазохизма, формируют негативные представления о самоудовлетворении, получении удовольствия, а также проявлении эротичности в целом. Такие сексуальные расстройства, как импотенция, фригидность, замедленная эякуляция, нарушение оргастической функции у женщин и некоторые другие, возникают и коренятся на этих чувствах.
          ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ ДЛЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ:
          1. Охарактеризуйте особенности мужской и женской сексуальности.
          2. Перечислите причины сексуальных дисгармоний.
          3. Верно ли, что супружеские измены носят в большинстве комплементарный характер?
          РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА:
          Агеев В.С. Психологические и социальные факторы полоролевых стереотипов, // Вопросы психологии. 1987. №2.
          Адлер А. Понять природу человека. СПб., 1997.
          Бердяев Н. Философия творчества, культуры и искусства. Т. 1. М., 1994.
          Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений; Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы. СПб., 1992.
          Берн Э. Секс в человеческой любви. М, 1990.
          Бухановский А.О, Андреев А.С. Структурно-динамическая иерархия пола человека. Ростов-на-Дону, 1993.
          Весельницкая Е. Женщина в мужском мире. СПб, 1995.
          Вилюпас В.К. Психология эмоциональных явлений. М., 1976.
          Виноградова Т.В. Сравнительные исследования познавательных процессов у мужчин и женщин: Роль биологических и социальных факторов // Вопросы психологии. №2. 1993.
          Джонсон Роберт А. Она: глубинные аспекты женской психологии. М., 1996.
          Имелинский К. Психогигиена половой жизни. М., 1973.
          Каган В.Е. Воспитателю о сексологии. М., 1991.
          Каплан X.С. Сексуальная терапия. Иллюстрированное руководство. М., 1994.
          Кинесса М. Брак под микроскопом. Физиология половой жизни человека. Кишинев, 1992.
          Кочарян Г.С., Кочарян А.С. Психотерапия сексуальных расстройств и супружеских конфликтов. М., 1994.
          Кон И.С. Введение в сексологию. М., 1988.
          Лев-Старович 3. Нетипичный секс./ Пер. с польск. М., 1995.
          Лосева В.К., Луньков А.И. Психосексуальное развитие ребенка. М., 1995.
          Попова Л. В. Проблемы самореализации одаренных женщин // Вопросы психологии. №2. 1996.
          Психоанализ детской сексуальности./ Под ред. В.А. Лукова. СПб., 1997.
          Психосексология: Хрестоматия. Минск, 1998.
          Психология. Словарь / Под ред. А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского. М., 1990.
          Психология женщины (хрестоматия). Курск, 1992.
          Сексопатология: справочник./ Под ред. Г. С. Васильченко. М., 1990.
          Смелзер Н. Дж. Социология, М., 1992.
          Фанти С. Микропсихоанализ. М., 1993.
          Фрейд 3. Введение в психоанализ: Лекции. М., 1989.
          Фрейд А. Введение в технику детского психоанализа. М., 1993.
          Хамитов Н. Философия одиночества: одиночество женское и мужское. Киев, 1995.
          Хорни К. Психология женщины. Собр. соч. Т. 1. М., 1997.
          Хьелл Л., Зиглер Д., Теории личности (Основные положения, исследование и применение). СПб., 1997.

          ПОДГОТОВКА МОЛОДЕЖИ К СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ
          Формирование установки на вступление в брак и деторождение. Предназначения семьи. Готовность к браку. Образовательно-операцио-нальная подготовка. Коммуникативные умения, владение психотехникой общения и саморегуляцией. Нравственно-ценностная подготовка.
          Подготовка молодежи к вступлению в брак, к будущей семейной жизни – неотъемлемая составная часть общей системы воспитания подрастающего поколения. Вместе с тем еще совсем недавно считалось, что молодой человек по достижении определенного возраста уже полностью готов к созданию семьи. Однако многочисленные социологические и педагогические исследования убеждают нас в том, что это не так, и поэтому готовность юношей и девушек к вступлению в брак и созданию семьи должна стать целью психологической работы.
          Среди факторов, определяющих стабильность молодых семей, Н.В. Малярова выделяет готовность молодежи к браку. Это система социально-психологических установок личности, определяющая эмоционально-психологическое отношение к образу жизни, ценностям супружества. Готовность к браку – интегральная категория, включающая целый комплекс аспектов:
          1. Формирование определенного нравственного комплекса – готовность личности принять на себя новую систему обязанностей по отношению к своему брачному партнеру, будущим детям. Формирование этого аспекта, на наш взгляд, окажется связанным с распределением ролей между супругами.
          2. Подготовленность к межличностному общению и сотрудничеству. Семья является малой группой, для нормального ее функционирования требуется согласованность ритмов жизни супругов.
          3. Способность к самоотверженности по отношению к партнеру. Способность к такому чувству включает способность к соответствующей деятельности, основанной прежде всего на качествах и свойствах альтруизма любящего человека.
          4. Наличие качеств, связанных с проникновением во внутренний мир человека, – эмпатийный комплекс. Важность этого аспекта связана с тем, что брак по своему характеру становится более психологическим в силу утонченности человека как личности. В связи с этим возрастает роль психотерапевтической функции брака, успешной реализации которой способствует развитие способности к сопереживанию, вчувствованию в эмоциональный мир партнера.
          5. Высокая эстетическая культура чувств и поведения личности.
          6. Умение разрешать конфликты конструктивным способом, способность к саморегуляции собственной психики и поведения. Е.С. Калмыкова считает, что умение конструктивно решать межличностные конфликты, использование их для развития межличностных отношений супругов играет решающую роль в процессе взаимного приспособления молодоженов (Калмыкова Е.С. Психологические проблемы первых лет супружеской жизни. // Вопросы психологии. 1983. №3. С. 83-89).
          Среди многих аспектов проблемы формирования психологической готовности молодежи к семейной жизни в качестве одного из важнейших можно выделить правильное понимание молодежью роли семьи и брака в современном обществе, что в свою очередь связано с особенностями формирования у них установок, ориентации на вступление в брак.
          Зачем человеку семья? Этот вопрос редко задают себе зрелые, взрослые люди, но довольно часто – молодые. В то же время понятие «семья» имеет для каждой личности и свое внутреннее содержание. Для ребенка это его мать, отец, братья, сестры, бабушки, дедушки, дяди и тети, другие родственники, участвующие в его воспитании. Для молодого человека после вступления в брак представляется, что семья – это, прежде всего, он и его молодая жена, затем дети.
          Многочисленные аспекты семьи имеют для личности разный смысл.
          Семья обеспечивает человеку полный психолого-физиологический комфорт, выполняет функции «эмоционального убежища». В семье человек испытывает ощущение своей полезности и ценности. Масса человеческих трагедий разыгрывалась на волне ощущения человеком своей «ненужности». Семья позволяет каждому почувствовать свою уникальность, свою неповторимость, свою «нужность» в полном объеме.
          Каждый человек фатально и беспредельно одинок в этом мире. Мы приходим и уходим, наше пребывание в этой жизни длится весьма короткий срок. Да еще не знаем своего часа смерти. Современный человек живет с ощущением временности своего пребывания.
          В уникальности человеческого бытия, в неповторимости его личностных качеств есть две стороны: 1) страх потеряться, остаться незамеченным, «ненужным», 2) желание преодолеть одиночество, стать ценным, «нужным», любимым и незаменимым. Чем более востребованным, нужным и ценным ощущает себя человек, тем больше у него шансов и сил преодолеть одиночество. Все хотят быть любимыми. К. Юнг писал о том, что серьезной причиной душевных расстройств и заболеваний является «блокирование психической энергии»; это происходит, когда человек, уходя от трудностей, не осуществляет свое жизненное призвание. Любовь в семье избавляет от одиночества, дает возможность полного (не только телесного, сексуального) принятия человека. Именно семья предоставляет человеку все ресурсы для самоактуализации.
          Кроме потребности быть любимым, каждый человек сам стремится любить. В юности намерение вступить в брак вызвано, прежде всего, стремлением молодых людей быть постоянно с объектом своей влюбленности, мечтой о длительной духовной и физической интимности. Здесь семья выступает как супружество, создает возможности для проявления чувств гуманизма и любви. Ориентация на супружество является важнейшей ценностной ориентацией молодых людей перед вступлением в брак и в первые годы совместной жизни. С течением времени рано или поздно у супругов появляется потребность иметь детей, стремление быть родителями. Данная потребность реализуется в формах материнства и отцовства.
          Для семьи, для каждого из супругов важна социальная и психологическая сторона отцовства и материнства, то есть обязанности по уходу и воспитанию потомства, которые возлагают на себя взрослые.
          Кроме того, удобства семейной жизни проявляются в совместном ведении домашнего хозяйства членами семьи (сначала супругами, далее по

Детско-родительские отношения (2 3 4 5 6 7)



[Комментировать]