Психология семейных отношений. Курс лекций 2

Психология семейных отношений. Курс лекций (2 3 4 5 6 7)


          Часть 2

          РАК»
          Семья – важнейший из феноменов, сопровождающий человека в течение всей его жизни. Значимость ее влияния на личность, ее сложность, многогранность и проблемность обуславливают большое количество различных подходов к изучению семьи, а также определений, встречающихся в научной литературе.
          Так, в терминах общей теории систем, разработанной Людвигом ван Берталанфи, «семья не есть простая сумма членов этой семьи, это, прежде всего, определенная сеть взаимоотношений между всеми членами семьи. Для того чтобы понять состояние семьи, необходимо нечто большее, чем простой анализ состояния каждого отдельного члена семьи. Для этого необходимо проанализировать всю семейную систему как целое».
          Другой взгляд на семью отражен в высказывании А.И. Захарова: «В социальной психологии существует понятие «первичная группа». Связи в этой группе строятся на непосредственных контактах, на эмоциональном вовлечении ее членов в дела группы, обеспечивающем высокую степень отождествления и слияния ее участников. Такой первичной группой является семья – единственная группа, которая увеличивается и разрастается не благодаря «приему» новых членов извне, а благодаря рождению детей».
          Согласно определению Н.Я. Соловьева, «семья – малая социальная группа (ячейка) общества, важнейшая форма организации личного быта, основанная на супружеском союзе и родственных связях, то есть отношениях между мужем и женой, родителями и детьми, братьями и сестрами, и другими родственниками, живущими вместе и ведущими общее хозяйство».
          Традиционно «ядром» семьи считают супружескую пару с добавлением к «ядру» детей, родственников, родителей супругов.

          Среди определений семьи, построенных по категориям семейных отношений, выделяется определение, данное А.Г. Харчевым: семья – это «исторически конкретная система взаимоотношений между супругами, между родителями и детьми, как малой группы, члены которой связаны брачными или родственными отношениями, общностью быта и взаимной моральной ответственностью и социальная необходимость в которой обусловлена потребностью общества в физическом и духовном воспроизводстве населения».
          Семья как сложное образование становится объектом внимания различных разделов психологии: социальной, возрастной, клинической, педагогической и др. Предметом изучения становится семья как социальный институт, малая группа и система взаимоотношений.
          Среди семьеобразующих отношений выделяют различные стороны семейной жизнедеятельности, начиная от простейших и крайне расширительных и кончая обширными перечнями признаков семьи.
          А.И. Антонов утверждает, что семью создает отношение родители – дети, а брак оказывается легитимным признанием тех отношений между мужчиной и женщиной, тех форм сожительства или сексуального партнерства, которые сопровождаются рождением детей. Он обращает внимание на пространственную локализацию семьи – жилище, дом, собственность – и экономическую основу семьи – общесемейную деятельность родителей и детей, выходящую за узкие горизонты быта и потребительства.
          А.И. Антонов определяет семью «как основанную на единой общесемейной деятельности общность людей, связанных узами супружества – родительства – родства, и тем самым осуществляющую воспроизводство населения и преемственность семейных поколений, а также социализацию детей и поддержание существования членов семьи». «Ядерной» структурой в этом социологическом варианте выступает нуклеарная семья, представленная в триединстве отношений супружества – родительства – родства. Выпадение одного из этих звеньев, по Антонову, характеризует фрагментарность семейных групп, в полном смысле слова семьями не являющихся: это молодые супруги без детей, разведенные пары, пожилые люди, проживающие без взрослых детей, овдовевшие супруги с детьми, проживающие в фактическом браке пары, имеющие детей, и пр.
          Между понятиями «брак» и «семья» существует тесная взаимосвязь. Однако в сути этих понятий есть и немало особенного, специфического. Так, ученые убедительно доказали, что брак и семья возникли в разные исторические периоды. А.Г. Харчев определяет брак «как исторически меняющуюся социальную форму отношений между женщиной и мужчиной, посредством которой общество упорядочивает и санкционирует их половую жизнь и устанавливает их супружеские и родительские права и обязанности» (Харчев А.Г. Брак и семья в СССР. М., 1979. С. 66).
          В этом определении ключевыми моментами для понятия сущности брака являются представления об изменчивости форм брака, его социальной репрезентации и роли общества в его упорядочивании и санкционировании, правовом регулировании. Причем последнее обеспечивается как прямыми методами, так и косвенными (опосредованными).
          Так, в разных обществах устанавливается разный возраст вступления в брак, регулируются процедуры оформления брака (например, период с момента подачи заявления до его официального оформления, виды и формы брачных свидетельств) и его расторжения. Половое санкционирование также хорошо известно. Наглядным примером этого является ограничение возможностей репродуктивного поведения в Китае, численность которого превышает 1 миллиард человек. В других обществах, наоборот, изыскиваются всяческие способы стимулирования деторождения. Влияние государственной политики осуществляется через налоги за бездетность, выдачу пособий семьям, имеющим детей, организацию продажи детских и семейных товаров (сеть американских магазинов «Семейный доллар», торгующих по более доступным ценам), оказание особой медицинской помощи беременным женщинам, младенцам, принятие программ, способствующих социальной и материальной поддержке семьям.
          По мнению А.Г. Харчева, семья представляет собой более сложную систему отношений, чем брак, поскольку она, как правило, объединяет не только супругов, но и их детей, а также других родственников или просто близких супругам и необходимых им людей.
          В истории человечества сменилось немало форм организации отношений между полами, как правило, соответствующих определенному уровню социально-экономи-ческого развития общества.

          ФОРМЫ ОРГАНИЗАЦИИ БРАЧНО-СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ
          В ИСТОРИЧЕСКОМ КОНТЕКСТЕ
          Вступление в брак и создание семьи ныне настолько заурядное явление, что кажется, так было всегда. Европейский тип брачности возник более 300 лет назад, но история возникновения моногамной семьи насчитывает многие и многие тысячелетия.
          Считается, что в первобытном человеческом обществе существовал промискуитет, т.е. имели место неупорядоченные половые отношения, когда самцы спаривались поочередно с разными самками. Идея об общности жен и беспорядочном половом общении, господствовавших в первобытном состоянии человечества, не нова, однако абсолютно нерегулируемые половые отношения вряд ли существовали когда-либо.
          Прямохождение и переход к мясной пище, которой всегда не хватало, должны были осложнить взаимоотношения в человеческом обществе, что неизбежно вело к дракам и убийствам. Об этом свидетельствуют находки черепов предлюдей, на которых имеются следы многочисленных переломов.
          Возражения против промискуитета давали аргументацию для прояснения эволюции брачно-семейных отношений. Вайри полагал: «Если такая полная общность жен и имущества существовала когда-либо, то это было возможно только у народностей, живших, наподобие дикарей, дарами богатой, девственной природы, т.е. в очень ограниченном числе на большом пространстве земли. Если бы тогда существовала общность жен, какой мужчина захотел бы взять на себя заботы о ребенке, о котором он, и конечно вполне основательно, не мог бы с уверенностью сказать, что именно он его отец. А так как женщина была бы не в состоянии прокормить своего ребенка собственными силами, то род человеческий не мог бы существовать» (Цит. по: Женщина: Монография. Кн.1. Сыктывкар – Киров, 1995. С. 571).
          Фактором, препятствующим полному уничтожению раннего человеческого сообщества, могло служить создание устойчивых парных связей. При этом самка постепенно теряла качества, привлекающие самцов (набухание половой кожи, возбуждающие запахи и др.), ныне сохранились лишь рудименты этих качеств. Все более индивидуальными становились призывные сигналы, направленные избирательно на одну особь мужского пола. Это были уже зачатки той высокой избирательности полового влечения, которое является признаком, отличающим человека от всех других представителей животного мира.
          С появлением родов половые сношения были упорядочены, но считать это время наступлением брачных отношений было бы неверно. Половые отношения существуют и до брака и вне его; брак же несет в себе определенные права и обязанности, которые должны быть признаны обществом. Впервые такие обязанности возникли с появлением группового брака, представляющего собой союз двух родов, который обеспечивал половые отношения между ними. В условиях группового брака, прежде всего, возникали права и обязанности по обеспечению питанием и воспитанию детей и подростков. Все дети находились в женской группе, и лишь повзрослев, мальчики переходили в группу мужчин; ведущая роль стала принадлежать женщине, т.е. наступил век матриархата.
          Уже давно было замечено, что у многих народов в основу всех семейных прав кладется происхождение от матери, а не от отца. Сюда следует отнести право наследования племянника, т. е. право наследования брату матери, помимо его собственных детей. На основании этого и подобных фактов пришли к тому заключению, что сначала существовал так называемый матриархат, который проявлялся по существу в многофункциональности женщины, а не в ее главенстве.
          Группы женщин и мужчин жили рядом, ведя совместное хозяйство. Первоначально не существовало брака как такового, следовательно, не было и семьи, существовали лишь родовые союзы, в которых господствовал «коммунальный брак». Каждый мужчина, принадлежавший небольшой группе, считал себя мужем всех женщин той же группы. Такие половые отношения у первобытных народов называют гетеризмом.
          В первобытном периоде человечества типичными были следующие виды брачно-семейных отношений: 1) неделимая семья, состоящая из группы родственников; женщины и дети не имеют определенного мужа и отца, они принадлежат всем мужчинам группы; 2) сегментарная семья: глава семьи имеет отдельных жен, у братьев – общие жены, а все сестры имеют несколько общих мужей; 3) индивидуальная семья: общность жен уничтожена, каждый мужчина имеют одну или несколько жен (моногиния, полигиния), или женщина имеет несколько мужей (полиандрия).
          Наличие полигамии у примитивных народов связывают с двумя причинами: 1) у них нет «единобожия», существует пантеон богов: старший и подчиненные; 2) отсутствием аскезы.
          В тех странах, где господствующей религией является ислам, девочек всегда рождалось больше, чем мальчиков, к тому же из-за постоянных войн этот перекос становился еще резче. По законам шариата мусульманин может иметь не более 4 жен (количество наложниц не ограничивалось). Полигамные отношения вовсе не отрицают любовь, но любовь не всегда бывает и в привычных нам моногамных браках.
          Полиандрия возникла, во-первых, вследствие пережитков матриархата, когда женщина выбирала себе мужа (или мужей) по своему вкусу; во-вторых, у некоторых народов были приняты огромные выкупы за невесту, вот и приходилось родителям нескольких братьев «покупать» им одну жену на всех; в-третьих, значительное превышение числа мужчин над количеством женщин в брачном возрасте (См.: Куприянчик Л.Л. Психология любви. Донецк, 1998).
          Следующим этапом развития брачных отношений является моногамный брак в его современном виде. С возникновением частной собственности и расширением меновой торговли постепенно на первый план выдвигается мужчина. Если в парной семье и мужчина, и женщина участвовали по мере своих возможностей в создании материальных и бытовых благ, то теперь женщина постепенно утрачивает свое положение, и муж захватывает бразды правления в свои руки. Задача женщины сводится к рождению детей, которые будут наследовать имущество отца. На первый план выносится соблюдение супружеской верности. Материнство всегда достоверно известно, а отцовство – нет. Единственный «надежный» способ для мужчины получить в наследники своего собственного ребенка – жестко контролировать и ограничивать женщину. (Вспомним варианты русских народных сказок, где женщина (девушка) находилась в высоком тереме, до которого на простом коне-то и не допрыгнешь – требовался, как правило, волшебный, да еще окружал женщину сонм нянек и мамок, в функции которых входило, кроме всего прочего, следить и приглядывать за своей подопечной.) Патриархат по своей психологической сути выражает не власть мужа, а власть отца, поскольку связан с наследственным правом. В этом смысле моногамную семью следовало бы понимать как односторонне-парную семью: женщина к моногамии перешла (перевели), а мужчина – нет.
          За несколько тысячелетий до новой эры в кодексе вавилонского царя Хаммурапи было закреплено неравенство супругов – кодекс признает моногамию, но разрешает мужу брать наложниц, а за неверность особо строго карает жену. Подобные законы издавались в древние и средние века во всех странах. Не избежала их и Россия, где женщина была в полной зависимости от мужа, и эта зависимость закреплялась законодательством.
          Однако все чаще встречи мужчин и женщин стали носить избирательный характер, что постепенно вылилось в создание семьи. Вероятно, большую роль здесь сыграла женщина. Если уж ее ограничивают, «привязывают» к домашнему очагу и только, по существу, передают в собственность мужа, за которым закрепляются роли кормильца, добытчика и наследователя, то пусть это будет «любый» мужчина. Постепенно моногамия из доминирующего поведения становится доминирующей ценностью. В моногамных парах большое значение имеет выбор, семьи строятся на основе любви, ценится супружеская верность.
          Впервые в истории равенство мужчин и женщин перед законом провозгласила Французская революция 1793 г., когда были введены брак по взаимному согласию, система разводов, отменено различие детей на законных и незаконных.
          Таким образом, путь к моногамной семье был долгим и сложным. Отношения между полами постоянно претерпевали изменения. Происходят они и ныне: меняются взгляды на половое поведение мужчин и женщин.
          Во всех странах уровень урбанизации влияет на структуру семьи. Реже встречаются пространные семьи. Уменьшается численность детей в семье. В современных городах резко возрастает свободный выбор партнера. Увеличивается возраст вступающих в брак молодых людей. Снижается власть родителей над детьми и власть мужчин над женщинами. Усиливаются миграционные процессы, в которые попадает современная семья.
          Если ограничиться последними годами европейской цивилизации, то можно отметить, что семья строится вокруг супружеских отношений, а не в угоду кровным; растет тенденция членов семьи к индивидуализации; возникают альтернативные формы брачно-семейных отношений; брак освобождается от религиозных, национальных, социально-демографических предрассудков; формируются новые способы решения семейных проблем.
          СЕМЬЯ И БРАК В ИСТОРИИ ОБЩЕСТВА: КАЧЕСТВЕННАЯ И
          КОЛИЧЕСТВЕННАЯ ЭВОЛЮЦИЯ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ
          Отечественные и зарубежные монографии, посвященные проблемам семьи и брака, перестали быть редким явлением (Э.Г. Эйдемиллер, В.В. Юстицкис, Б.Н. Кочубей, В. Сатир, Д. Скиннер, Г. Навайтис и др.). В большинстве исследований нашли отражение мотивы вступления в брак, функции семьи, причины семейных конфликтов и разводов, методы семейной терапии. Круг психологических работ, в которых предметом изучения становилась бы эволюция семьи, ее структуры, специфики отношений, как супружеских, так и детско-родительских, существенно ограничен. Из известных работ можно упомянуть исследования А.Г. Харчева и В.Н. Дружинина.
          Причина, по-видимому, кроется в том, что углубленные исследования семейных отношений и процесса воспитания детей в семье начались лишь в XX веке. В этом случае количественная и качественная эволюция семьи изучалась, с одной стороны, на основе данных этнографии, сведений о жизни народов и племен, сохранившихся на первобытном уровне развития, а с другой стороны, с помощью анализа древних письменных источников – от русского «Домостроя» до исландских саг. Предпринимаются интересные попытки проследить развитие типов, моделей семьи на основе сравнения мировых религий (В.Н. Дружинин), библейских текстов (Ларю Д.).
          Можно согласиться с утверждением, что каждая культура порождает определенную нормативную модель семьи, точнее, группу моделей. Структура нормативной модели включает в себя элементы – нормативных членов семьи, каждый из которых характеризуется определенным статусом, т.е. позицией с определенными правами и обязанностями, с которыми связано соответствующее поведение.
          Брак в древности. Возникновение городской цивилизации, развитие навыков письма и чтения привели к первым письменным законам о браке, появившимся в Древнем Вавилоне. Брак в те времена являлся и экономической сделкой: будущий муж должен был выкупить девушку у ее отца. Во всех древних культурах брак-соглашение и брак-сделка были обычным явлением.
          В Древнем Египте брак также заключался по экономическим или политическим соображениям. Часто в брак вступали братья и сестры, чтобы не делить наследственную землю или наследуемые семьей государственные посты.
          Первая историческая форма моногамии – патриархальная семья – управляется отцом, включает его потомков, их жен и детей, а также домашних рабов.
          В период матриархата наследование всегда шло по женской линии, а в брачных соглашениях собственность жениха часто передавалась во владение невесты. Многие фараоны женились в связи с этим на своих сестрах и даже дочерях, т.к. это помогало сохранить трон, династию и наследство. Так, Клеопатра (69-30 гг. до н.э.) сначала была женой своего старшего брата, затем, после его смерти, – супругой младшего брата. Каждый этот брак давал им право владеть Египтом.
          Первые законы Римского права приписываются Ромулу, легендарному основателю Рима. В соответствии с этими законами женщина, соединенная с мужчиной священными узами брака, должна была стать частью его имущества, на нее распространялись все права мужа. Закон предписывал женам полностью приспосабливаться к характеру своих супругов, а мужей – управлять женами как необходимым своим имуществом. Законы Рима гласили, что брак существует исключительно ради деторождения, а также ради того, чтобы неделимой осталась семейная собственность. Много веков спустя Римское право легло в основу английского законодательства, которое по-прежнему закрепляло за мужьями большие права.
          В период рабовладения в Древней Греции было известно 4 типа женщин: 1) матроны – респектабельные, замужние женщины, матери детей (мужа называла на «вы», за измену могла поплатиться жизнью или продавалась в рабство); 2) гетеры – образованные и одаренные женщины; 3) рабыни, являвшиеся наложницами плебеев; 4) жрицы – служительницы различных культов, «мистические» женщины.
          Нравы в Древней Спарте иллюстрируются следующим примером. Спартанец разрешал вступать в половую связь со своей женой любому мужчине, который его об этом просил. Женщина при этом оставалась в доме мужа, рожденный ею ребенок от постороннего мужчины также оставался в семье (если это был здоровый, крепкий мальчик). Объяснимо это с точки зрения единственной цели брака спартанцев, которая заключалась в рождении детей.
          Европейский брак в средневековье. На протяжении IV и V веков Европа постоянно подвергалась нашествию северных племен варваров, которые приносили свои представления о браке, свои брачные обряды. Например, в соответствии с традициями германских племен брак был моногамным, а супружеская неверность, как мужа, так и жены строго каралась моралью и законом. Французские племена, напротив, одобряли полигамию и разрешали куплю-продажу невест. При этом почти у всех варварских племен считалось, что брак существует ради семьи, ради сексуального и экономического удобства.
          С переходом от племенной к национальной общности, по мере усиления королевской власти, феодальные вожди постепенно утрачивали свою абсолютную власть, в том числе и право принимать решение о браках своих вассалов и смердов.
          Средние века овеяны ореолом рыцарства. Однако в брачной сфере ситуация выглядела следующим образом: рыцари должны были жениться на дамах своего круга. По существу брак был социально-экономической сделкой: с одной стороны девушка «продавала» свою девственность, целомудрие, с другой – мужчина брал на себя обязательства содержать и обеспечивать ее и будущих детей. Представления о серенадах требуют уточнения в том плане, что их, как правило, распевали под окном чужих жен. Но в то время как женатый рыцарь пел под окном чужой жены, под окном его собственной жены мог находиться другой. Представление о трубадурах средневековья неплохо совмещается с образом рогоносца.
          К эпохе Возрождения и Реформации стали возможны браки, основанные на добровольном союзе. Одновременно стала распространяться и более либеральная точка зрения на брак, появились новые духовные и сексуальные веяния.
          Семья в библейские времена. Исследователи (См.: Ларю Дж. Секс в Библии. М., 1995) древнееврейской семьи обнаружили в ней элементы фратриархата (когда главой является старший брат), матриархата, но в целом уклад древнееврейской семьи патриархален. Муж был хозяином своей жены: он спал с нею, она рожала ему детей, и он имел абсолютную власть над потомством.
          Семья не была замкнутой: в нее входили все кровные родственники, а также слуги, рабы, приживалки, вдовы, сироты, имеющие отношение к семье. Все они находились под защитой семьи. Если урон, нанесенный семье, был настолько серьезен, что требовалась месть, это становилось прерогативой «искупителя», «избавителя». Месть могла осуществляться в виде «вендетты» – кровной мести. «Брачный сговор» совершался членами семьи или их официальными представителями. Жених уплачивал семье невесты мохар – отчасти чтобы как-то компенсировать потерю дочери, но в основном из-за того, что все дети, которых она в будущем родит, будут членами семьи мужа.
          В большинстве случаев жених не видел невесты до тех пор, пока брак не был заключен. На свадьбе происходил обмен дарами.
          И мужчины и женщины вступали в брак молодыми. Инцестуозные браки были запрещены законом. Смешанные браки имели место, но не поощрялись. Целью брака являлось укрепление семьи, предпочтительно состоящей из особ мужского пола. Внебрачный секс был запрещен, и за измену или блуд полагалось наказание.
          Существовало четкое различение значимости мужчины и женщины. Мужчина обладал большей свободой и ценностью в глазах общества. Предназначением женщины было вынашивать и рожать детей для своего мужа и помогать ему во всех его делах. Она должна была делать его счастливым, удовлетворять его сексуальные потребности и во всем следовать его приказам. Социального статуса у женщины фактически не было, и все решения принимались мужчинами. «Безусловно, – пишет Дж. Ларю, – многие женщины обладали большей властью, чем кажется, во внутрисемейных ситуациях. Чтобы высказать свои требования, в распоряжении женщины было множество средств – гнев, капризы, злой язык, однако идеалом всегда оставалась покорная женщина».
          Языческая семья. Примером семейных отношений, характерных для языческой культуры, являются отношения в русской семье XII-XIV веков. Отношения мужа и жены в этой семье строились не на отношениях «доминирования-подчинения», а «на изначальной конфликтности», считает В.Н. Дружинин.
          Женщина обладала свободой как добрачной, так и в браке. Ограничивалась не только власть отца, по и власть мужа. Женщина имела возможность развода и могла вернуться к матери и отцу. В семьях главную роль играла «большуха» – старшая, наиболее трудоспособная и опытная женщина, обычно жена отца или старшего сына, ей подчинялись все младшие мужчины большой семьи. При этом мужчина отвечал за внешнее, природное и социальное пространство, женщина доминировала во внутреннем пространстве – в доме и семье.
          Аналогичную картину можно увидеть, как считает В.Н. Дружинин, в большинстве других языческих цивилизаций, например в древнегреческой. В античной мифологии соблюдается паритет полов: мужские и женские божества равноправны, а отношения между ними сложны и неоднозначны, включая и борьбу.
          В целом же нормативная дохристианская модель семьи описывается таким образом: родители (отец и мать) могут находиться в различных отношениях: «доминирования-подчинения» или «конфликта», борьбы. Родители (как целое) противостоят детям, одно поколение борется с другим. Дети всегда в подчинении.
          Христианская модель семьи. Победа христианской модели семьи над языческой характеризуется сменой типов отношений между отцом, матерью и ребенком.
          В период раннего христианства были радикально изменены многие законы о браке. Например, под запретом оказались полигамные браки и левират – обычай, обязывающий брата умершего жениться па его вдове.
          Во времена первых христиан концепция семьи мало отличалась от иудейской. Мужчина оставался главной фигурой, наделенной властью. Жена должна была ему подчиняться.
          Патриарх – глава рода, отец семейства, выполняет и функции вождя. Слияние ролей Отца и Вождя, как и Отца и Учителя, является, как справедливо отмечает Б.И. Кочубей, характерной чертой патриархальной культуры.
          Сделаем небольшое отступление для иллюстрации справедливости обратной связи: Вождь – Отец и ее распространенности в годы сталинизма. Д. Ланкур-Лаферриер (Лапкур-Лаферриер Д. Психика Сталина: Психоаналитическое исследование. М., 1996) приводит такую историю:
          «Девочка трех с половиной лет однажды пришла домой и объявила своему отцу:
          «Ты мне больше не отец».
          «Что это значит – я не твой отец!» – воскликнул он в ужасе.
          «Ты мне больше не отец, – повторила она. – Сталин мой отец. Это он дает мне все, что у меня есть».
          В этой ситуации любой отец, вступавший в спор со своим ребенком, ставил под угрозу себя и свою семью.
          В примитивном, дописьменном обществе, где нет сильной государственной власти, отец может быть (а может и не быть) главой семьи. Государство, будь то монархия или тирания, делает главу семьи опорой власти, формируя в семье миниатюру общественных отношений. Члены семьи повинуются отцу, как подданные монарху или диктатору и, далее, как все люди – единому Богу, Отцу Небесному. Триада-Отец-Правитель-Бог – основа патриархальной идеологии. С одной стороны, на отца (реального отца семьи) возлагаются функции монарха в миниатюре, с другой – правителю, а далее и Богу приписываются отцовские качества: сочетание строгости и справедливости, умение разрешить все конфликты «по-семейному».
          Вообще, как точно подмечено В.Н. Дружининым (Дружинин В.Н. Психология семьи. М., 1996), ни одна мировая религия не отводит столь важное место семье в системе вероучения, как христианство. Поэтому особенно интересно рассмотреть модель или, точнее, модели христианской семьи. Как отмечает В.Н. Дружинин, христианское вероучение предписывает миру две модели семьи: идеальную «божественную» и реальную, земную. «Идеальная» христианская семья включает: Отца, Сына и Мать (Богородицу). Она строится на основе принципа власти – совмещения ответственности и доминирования. Иерархия по шкале «доминирования-подчинения» такова: отец – сын – мать. По шкале ответственности иерархия иная: отец – мать – сын. Жена находится в подчиненном положении, вместе с тем это подчиненное положение предполагает включение жены в сферу психологической близости.
          Кроме идеальной «божественной» семьи христианство предлагает вариант «земной» реальной семьи. Слова «Святое семейство» характеризуют земную семью Иисуса Христа: его самого, приемного отца – Иосифа, Деву Марию.
          Христианство разделяет отца-воспитателя, несущего ответственность за жизнь, здоровье, благосостояние семьи (в первую очередь – ребенка), и отца генетического, духовного, функцию которого реализует Бог-отец. Земная модель христианской семьи является классическим вариантом детоцептрической семьи. На шкале ответственности за семью члены ее располагаются в следующем порядке: отец – мать – сын. На шкале доминирования (причастность Божественной сущности) последовательность противоположна: сын – мать – отец. Психологически Мария ближе к сыну, а сын к матери, чем оба к отцу. Интересно, что в католицизме особое значение имеет культ Богородицы, Девы Марии, акцентируется ее психологическая близость не только к сыну, но и к отцу (непорочная жена Бога-отца).
          Напротив, почти все протестантские вероучения игнорируют какую бы то ни было роль Девы Марии. Семья протестантов – это отношение мужчины к мужчине: отца к сыну, хозяина к наследнику, потенциально равному. Протестантский деятель Мартин Лютер (1485-1546 гг.) выступал против традиционного таинства брака, считал, что целью брака является рождение детей и совместная жизнь супругов во взаимной верности. Отношение к женщине (жене, супруге, дочери) осталось за пределами сферы отношений, освященных религией. Сведение на нет роли матери привело к ожесточению нравов, например, в кальвинистских семьях (до 12-13 месяцев детей вскармливала кормилица, с 10-12 лет их отправляли учиться в соседские семьи). Вместе с тем к XVII веку в Германии, Голландии и Шотландии стал распространяться взгляд па семейные отношения как духовное единство мужа и жены.
          Некоторые ограничительные традиции в брачных отношениях, принятые в Европе, были перенесены в Новый Свет первыми поселенцами. Например, догматическое осуждение Кальвином интимных удовольствий господствовало в умах американцев, особенно пуритан, в течение многих лет. Литисексуальные и морализаторские установки достаточно долго господствовали в колониях. Постепенно женщин нагрузили многими обязанностями при весьма малых правах. Они не имели права владеть собственностью, подписывать бумаги. В начале периода колонизации браки заключались исключительно из соображения удобства.
          Однако в среде поселенцев постепенно формировалось стремление к большей свободе. В 1630 г. Анна Хатчинсон – первая женщина среди поселенцев Новой Англии – подвергла сомнению правильность подчиненного положения женщин и их ограниченной свободы в браке.
          По мере того как в США женщины получали все больше прав, отношение к браку радикально менялось. Этому способствовали вначале борьба женщин за избирательные права, а в дальнейшем набирающее силу феминистское движение.
          Структура идеальной православной семьи является производной от общехристианской модели. Но выбор православие делает в пользу «божественной» семьи, а не «Святого семейства». Доминирует в триаде Бог-отец. Он как бы правит миром семьи издали, не присутствуя в нем. Мать и дитя предоставлены сами себе, но периодически ощущают незримую и грозную власть отца. А в целом божественную триаду можно представить так: отец – сын – мать.
          Менее выражена ответственность Бога-отца. Отвечает за дела семьи Мать. Сын психологически ближе к матери, чем к отцу, и мать также ближе к сыну, чем к отцу. Большая психологическая близость матери к сыну воплощается в доминировании одной из двух ипостасей Марии – роли Матери. В православном вероисповедании роль Богородицы превалирует над ролью жены и, соответственно, материнское отношение – над отношением любовным (отношением полов). Не случайно в православной культуре нет акцента на эротических отношениях между супругами: они не отрицаются и не репрессируются, а как бы признаются малозначительными.
          В христианском Писании затронуты некоторые касающиеся сексуальных отношений вопросы, однако сделано это в свете убежденности в приближении конца времен, скорого пришествия Христа и установления христианского Царства Божия. Следовательно, во всех семейных отношениях присутствовал этот «эффект времени». Рассмотрим подробнее семейные отношения, соответствующие христианской модели брака.
          Взаимоотношения супругов в христианском браке. Брак в христианском смысле – просвещение и одновременно тайна. В нем происходит преображение человека, расширение его личности. В браке человек может видеть мир по-особому, через другую личность.
          Эта полнота еще углубляется с возникновением из двоих, слитых вместе, третьего, их ребенка. Совершенная супружеская пара породит и совершенного ребенка, она и дальше будет развиваться по законам совершенства.
          Через таинство Брака даруется благодать па воспитание детей, которой христианские супруги лишь содействуют. Ангелы-хранители, приданные младенцам от святого Крещения, тайно, но ощутимо содействуют родителям в воспитании детей, отвращая от них различные опасности.
          Если в браке совершилось только внешнее соединение, а не победа каждого из двоих над своим эгоизмом и гордыней, то это отразится и на ребенке, повлечет неминуемое отчуждение его от родителей. В воспитании детей самое важное, чтобы они видели своих родителей живущими истинной духовной жизнью и светящимися любовью.
          Человеческий индивидуализм, себялюбие создают в браке особые трудности. Преодолеть их можно только усилиями обоих супругов. Оба должны ежедневно созидать брак, борясь с суетными ежедневными страстями, подтачивающими его духовное основание – любовь. Единственный путь к этому согласно христианскому вероучению – углубление духовной жизни каждого, работа над собой. Самое страшное в браке – утрата любви, поэтому все мысли и усилия надо направить на сохранение любви и духовности.
          Взаимоотношения супругов в христианском браке предполагают четкое осознание каждым своего места: жене следует смиренно занять второе место, мужу – взять на себя тяжесть и ответственность быть главой. При этом подчеркивается трудность, мученичество и блаженство этого пути.
          В обсуждении взаимоотношений христианских супругов подчеркивается «немощь» женщины, которая состоит в подвластности собственным неуправляемым эмоциям.
          Проблема распределения власти супругов во взаимоотношениях исключается: ни тот, ни другой из супругов не должны иметь в браке друг над другом абсолютной власти. Отмечается, что не всегда надо смиренно подчиняться такому властному насилию над волей другого.
          Величайшая мудрость христианского брака – дать полную свободу тому, кого любишь, ибо земной брак – подобие Брака небесного – Христа и Церкви, в основе своей имеющего полную свободу.
          Тайна счастья христианских супругов заключается в совместном исполнении воли Божией, соединяющей их души между собой и со Христом. Христианский брачный союз имеет глубочайшее духовное основание, которым не обладают ни телесная близость, ибо тело подвержено болезням и старению, ни жизнь чувств, переменчивая по своей природе, ни общие мирские интересы и деятельность, «ибо проходит образ мира сего» (Русский православный обряд венчания. М., 1996).
          Внутрисемейные отношения по Домострою. В российском религиозном мировоззрении корни язычества, «двоеверия» достаточно сильны. Возможно, поэтому православное христианство встало в борьбе между двумя языческими началами – женским и мужским – на сторону мужского, приводя семью к «нравственному» доминированию мужа над женой и детьми. В Домострое, например, много внимания отдано распределению ролей в семье и тому, как сделать, чтобы главное место в доме принадлежало не жене, а мужу.
          Однако то
от же Домострой предлагает «силовое» и языческое решение вопроса: «Любя же сына своего, увеличивай ему раны, и потом похвалишься им». Прямо реализация принципа «битие определяет сознание». «Воспитывай дитя в запретах и найдешь в нем покой и благословение; не улыбайся ему, играя...» (Домострой. Памятники литературы Древней Руси. Середина XVI в. М., 1985. С. 85-93).
          Л.П. Найденова (Человек в кругу семьи: Очерки по истории частной жизни в Европе до начала нового времени. М., 1996. С. 290-305) проанализировала сферу «приватного» по Домострою, соотношение семейного пространства с публичным. Для русского зажиточного горожанина существовала сфера жизни, отличная от публичной. Более того, она имела зримую границу – высокий забор вокруг усадьбы. В такой усадьбе жило все семейное сообщество, включая домочадцев и слуг. По И.Е. Забелину «целостной личностью» в Домострое оказывается лишь хозяин, «государь» дома. Слуги, челядь входят в понятие «домочадцы». Именно по отношению к челяди в Домострое употребляется термин «семья». Статус женатого человека в Домострое выше, чем статус одинокого.
          Термина «семья» в ее современной трактовке Домострой не знает. Он оперирует понятием «дом» как обозначением некоего единого хозяйственного и психологического целого, члены которого находятся в отношениях господства-подчинения, но равно необходимы для нормальной жизни домашнего организма.
          Дом стремится оградить себя от вмешательства извне тем, что представляет себя окружающим наиболее благополучной своей стороной. Домашнее сообщество стремилось оградить себя от вмешательства сплетен и пересудов в свою домашнюю жизнь, которые были очень характерны для русских горожан.
          Самое страшное наказание, известное автору Домостроя, – «от людей смех и осуждение», что свидетельствует о зависимости семьи от равного социального окружения, с одной стороны, и стремлении сохранить семейные отношения в тайне. Наказанием оказывается «позор» как «всеобщее обозрение».
          Л.П. Найденова отмечает семейные удовольствия, которые присутствуют в Домострое. К ним отнесены: удовольствие от вкусной разнообразной еды, от хорошо сделанной вещи, от «устроя в доме», куда «как в рай войти», от почета и уважения со стороны соседей и «людей Знаемых».

          Обязанность главы дома – забота о благосостоянии дома и воспитании, в том числе и духовном, его членов. Жена обязана сама заниматься рукоделием и знать всю домашнюю работу с тем, чтобы учить и контролировать слуг. Кроме того, она занимается воспитанием и обучением дочерей (обучение сыновей – обязанность отца). Все решения, связанные с «домовным строением», муж и жена принимают совместно. Они должны обсуждать семейные проблемы ежедневно и наедине.
          Источником высокой оценки роли жены и матери в Домострое является представление о браке как христианском таинстве. Жена в Домострое является регулятором эмоциональных отношений в семье, она же отвечает за семейную благотворительность.
          Домострой рекомендует жене «мужу уноровить», т.е. поступить сообразно с его желаниями и представлениями. Из текста следует, что в семейных отношениях осуждаются всякие «неподобные дела: блуд, сквернословие и срамословие, и клятва, и ярость, и гнев, и злопамятство...»
          Любовь к детям в Домострое рассматривается как чувство вполне естественное, так же как и забота об их телесном благополучии, менее распространенной считается забота о духовном развитии чад. Однако по своему положению в семье они ближе к слугам, чем к родителям. Главная обязанность детей – любовь к родителям, полное послушание в детстве и юности и забота о них в старости. Избивающий родителей подлежит церковному отлучению и смертной казни.
          Все человеческие поступки делятся на «доброе дело» и «злое дело». Среди добрых дел особенно чтутся «труды праведные». По Домострою, нормой оказывается умеренная достаточность как в имущественном, так и в эмоциональном планах.
          Немалым образом характер межличностных отношений проявляется через рекомендации о наказаниях: бить следует за большую вину, наедине и потом «примолвить» и «пожалеть».
          На наш взгляд, наиболее интересным для понимания национального характера семейных отношений является упоминание о зависимости от людского мнения. Вместе с тем, что при этом социальному окружению положено всегда демонстрировать семейное благополучие и строжайше запрещается разглашать семейные тайны, возникает представление о двойственности морали: «для себя» и «для людей». Домострой указывает средневековому человеку, что страшнее нет беды, чем «от людей смех и осуждение», впоследствии над русским человеком повиснет вопрос такого же рода: «Что станет говорить княгиня Марья Алексевна?», – возможна ли в таком контексте индивидуализация человека, можно ли хотя бы в перспективе, «выдавив из себя раба», стать свободным человеком, отвечающим за себя и добровольно, охотно принимающим на себя ответственность за свою семью. Или это неуничтожимо...
          Воплощение идеальной модели православной семьи в русский быт имело свои особенности. У русских, как и у всех восточных славян, долгое время преобладала большая семья, объединявшая родственников по прямой и боковой линиям. Несколько брачных пар совместно владели имуществом и вели хозяйство. Среди семей различались «отцовские» и «братские». Первые включали деда, сынов, внуков, правнуков. Руководил семьей «большак», наиболее зрелый, опытный, трудоспособный мужчина, власть которого распространялась на всех членов семьи. Его советницей была «большуха», старшая женщина, которая вела домашнее хозяйство. Нужно отметить, что ее роль существенно изменилась по сравнению с XII-XIV веками, когда «большуха» имела реальную власть над мужчинами семьи. Положение остальных женщин было вовсе незавидным (достаточно сказать, что вдовы не наследовали имущество мужа).
          Позже, в XVIII веке и к середине XIX века, в России начала преобладать индивидуальная семья из 2-3 поколений родственников по прямой линии. К XIX веку в российской культуре низших слоев утвердился тип малой семьи со структурой, соответствующей модели православной семьи: отец – сын – мать (В.Н. Дружинин).
          К концу XIX – началу XX века все сильнее давала себя знать патриархальность семейной модели. Она взрывалась как бы изнутри, ее распирало внутренними противоречиями, которые завершались тяжелыми семейными кризисами (вспомним, к примеру, Анну Каренину, Анну Сергеевну фон Дидериц, мадам Бовари – эти образы мировой литературы символизируют женщин, которые никак не могли вписаться в рамки традиционного патриархального брака).
          Грядущие социальные перемены подготавливались не только в недрах экономики и производственных отношений – они подготавливались и в недрах брачных отношений. Прошло время. Резкие социальные перемены привели к гибели патриархальной семьи. Авторитарная власть мужчины пошла на убыль, сведясь к нулю в городе, уменьшившись в деревне. Современная семья утратила функции домашнего производства, из экономических функций сохранилась лишь организация быта, большинство семей состоит из супругов и детей (нуклеарная семья).
          Социологи определяют нынешнее семейное главенство как «выполнение распорядительных, регулирующих функций, существенных для жизнедеятельности семьи». В чьих руках сосредоточиваются сейчас «регулирующие функции»? Согласно многочисленным исследованиям 80-х годов, своего рода министром семейных финансов в большинстве случаев является женщина. Она же организует семейное потребление. И главным педагогом, воспитателем в семье является женщина.
          Структура власти не всегда совпадает с фактическим распределением семейных ролей между мужем и женой, мнение о главе определяет моральный характер отношений, но еще не их действенную суть.
          Дети в семье. Рассматривая патриархальные семьи в различных странах и полушариях, исследователи отмечают, что отцы в этих семьях относятся к детям по-разному. Например, роль наказания, особенно физического, значительно выше в западных патриархальных семьях, чем в восточных. Связь с детьми варьируется от почти полного пренебрежения ими, как в традиционной мексиканской семье, до внимания и постоянной заботы – в германской. Однако во всех случаях отмечается одна общая черта: отец находится на недосягаемой высоте для ребенка, отношения строго вертикальны: отец – прежде всего авторитет, прообраз и олицетворение той власти, которой ребенок беспрекословно будет подчиняться, когда вырастет и сам станет отцом (Кочубей Б.И.).
          Воспитание мальчика в христианской культуре – это в первую очередь формирование будущего отца, доминантного и несущего ответственность за семью (модель «божественной» семьи) или, реже, субдоминантного (Иосиф Обручник как идеал), но столь же ответственного (В.Н. Дружинин).
          Идеальная модель христианской семьи включает в себя мать, отца и сына. При этом место дочери вообще не определено. Дочь в христианской культуре выступает заместительницей жены-матери. В. Н. Дружинин полагает, что в западно христианской культуре дочь скорее может принимать роль «второй жены», которую в норме любят, лелеют. В православии девочка может быть «заместительницей» матери, в песнях, сказках она, как правило, всегда «вторая мама».
          Развитие моделей семьи в истории народов, их культуре постепенно меняет основы детско-родительских отношений. Изучая особенности воспитания и взаимоотношений родителей и детей на протяжении истории, психоисторик Л. Демоз выделил 6 трансформаций в отношении к детству:
          1) Инфантицидный стиль (с древности до IV в. н. э.), характеризуется массивными детоубийствами, насилием. (Инфантицид – детоубийство – стал считаться человекоубийством лишь в 374 г.)
          2) Бросающий стиль (IV-XIII вв.), ребенок остается объектом агрессии, его часто сбывают с рук в монастырь, кормилице, в чужую семью.
          3) Амбивалентный стиль (XIV-XVII вв.), ребенок еще не стал отдельной духовной личностью и полноправным членом семьи; ему отказывают в самостоятельности и индивидуальности, в воспитании преобладает «лепка» характера, при сопротивлении неподдающийся такой «лепке» подвергается избиениям.
          4) Навязчивый стиль (XVIII в.), ребенок становится ближе родителям, но поведение и внутренний мир ребенка контролируются.
          5) Социализирующий стиль (XIX – первая половина XX вв.), ребенок – объект воспитания и научения, основные усилия родителей направлены на тренировку воли и подготовку ребенка к самостоятельной жизни.
          6) Помогающий стиль (с середины XX в. по настоящее время), родители стремятся обеспечить индивидуальное развитие ребенка, преобладает эмоциональный контакт и сочувствие.
          Можно предполагать, что именно последний в наибольшей степени соответствует современной модели (моделям) семьи.
          В 1954 г. профессорами Гарварда Б. и Дж. Уайтингами было проведено широкомасштабное (Филиппины, Индия, США, Мексика, Япония, Кения) исследование психологических особенностей детей, известное как «Проект 6 культур». Установлено, что дети в «сложных» обществах более зависимы, доминантны, агрессивны, менее заботливы, ответственны, чем дети «простых» обществ. Вместе с тем там, где господствует нуклеарная семья, дети более дружественны, менее авторитарны и агрессивны.
          НЕТРАДИЦИОННЫЕ (ОСОБЫЕ) СЕМЬИ
          К настоящему времени появились такие семьи, описание которых в историческом контексте не соответствует традиционным представлениям. Американский психотерапевт В. Сатир называет такие семьи нетрадиционными и приводит их описание (Сатир В. Как строить себя и свою семью. М., 1992), которое будет использовано в дальнейшем с учетом поправок па российскую действительность. Из немалого числа приведенных в литературе по проблемам семьи типологий эта, на наш взгляд, отличается неким «психологизмом», что обусловило данный выбор.
          В наше время многие дети воспитываются не теми взрослыми, которым они обязаны своим появлением на свет. Это те семьи, где родители развелись, умерли, никогда не вступали в брак или по какой-либо причине не могут больше заботиться о детях.
          Когда в семье есть только один родитель – она называется неполной. К неполным семьям предъявляются особые требования. Можно выделить три типа таких семей:
          – первый тип – это когда один родитель ушел, а оставшийся не вступил в повторный брак;
          – второй тип – одинокий человек официально усыновил ребенка;
          – третий тип – незамужняя женщина воспитывает сына или дочь одна. Чаще всего семьи с одним родителем состоят из женщины-матери и ее детей.
          Проблема состоит в том, сможет ли семья, состоящая только из одного взрослого, создать условия для личностного роста детей и взрослого?
          Возрастает число детей, которых воспитывают главным образом женщины. Когда в таких ситуациях создаются новые семьи, их называют семьями с приемными (усыновленными) детьми. В. Сатир называет такие вновь созданные семьи смешанными. По ее мнению, все смешанные семьи похожи друг на друга тем, что они объединяют части ранее существовавших. Она выделяет три типа таких семей:
          1. Женщина с детьми выходит замуж за мужчину без детей.
          2. Мужчина с детьми женится па женщине без детей.
          3. Оба – и мужчина, и женщина – имеют детей от предыдущих партнеров.
          В первом случае смешанная семья состоит из жены, детей жены, мужа и бывшего мужа жены. Во втором случае в ее состав входят муж, дети мужа, жена и бывшая жена мужа. В третьем случае семья состоит из жены, детей жены, бывшего мужа жены, мужа, детей мужа и бывшей жены мужа.
          В. Сатир включает в состав таких семей бывших супругов, что нехарактерно для отечественной семейной практики. Сатир исходит из того, что, хотя эти люди, скорее всего, не могут жить все вместе под одной крышей, они в той или иной степени присутствуют в жизни друг друга. Смешанная семья живет и развивается благополучно при условии, если каждый ее член важен и нужен.
          Другой вариант смешанной семьи возникает, когда два человека вступают в повторный брак после смерти одного или обоих первых супругов.
          Семья, берущая ребенка на воспитание, – другая форма смешанной семьи. Она может включать только одного приемного ребенка; одного приемного ребенка и нескольких родных детей; одного родного ребенка и нескольких приемных. От структуры семьи зависит то, с какими проблемами столкнутся ее члены.
          Обычно ребенок становится приемным в том случае, когда по какой-либо причине его собственные родители не могут о нем заботиться. Часто родители совершенно пренебрегают своими обязанностями – бьют, наказывают или обижают ребенка, поэтому кто-то вынужден забрать его из их дома. Почти все приемные дети попадают в детские дома по решению суда. Так что соглашение относительно ребенка происходит теперь не только между приемными и родными родителями, но и с участием суда.
          Иногда оба родителя умирают, и ребенок остается сиротой. Родственники или опекуны, не желая отдавать его в детский дом, ищут семью, способную взять его на воспитание, что характерно для американской семейной политики. В отечественной практике ребенок-сирота, как правило, сразу попадает в детский дом, усыновление ребенка осуществляется по согласованию с опекунским советом. Иногда есть причины, по которым его нельзя усыновить (удочерить). В таком случае у ребенка не будет устойчивого положения в семье, которая взяла его на воспитание.
          Если родителей ребенка нет в живых, то перед приемными родителями стоит серьезная задача: отдавать себя целиком тому, кто не является родным ребенком.
          Хотя смешанные и неполные семьи достаточно своеобразны и поэтому отличаются от других, тем не менее, у них есть многое, по мнению В. Сатир, что сближает их с любыми другими семьями. Каждая из них может быть первоклассной, если супруги привносят в нее заботу и творчество.
          Все упомянутые и описанные проблемы могут быть и в обыкновенных семьях. Мужья и жены могут ревновать друг друга, дети могут чувствовать себя брошенными или ревновать родителей к сестрам и братьям. У всех может возникать чувство одиночества, обособленности от других членов семьи.
          Дело в том, что вид семьи вовсе не определяет того, что в ней происходит. От него лишь зависят проблемы, с которыми сталкиваются члены семей, но именно отношения между ними, в конце концов, и определяют благополучие семьи: насколько успешно развиваются в семье взрослые ее члены в отдельности и все вместе, настолько успешно дети становятся творческими и здоровыми людьми. По мнению В. Сатир, в этом смысле все семьи одинаковы.
          ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ АЛЬТЕРНАТИВНЫХ ФОРМ
          БРАЧНО-СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ
          В настоящее время в цивилизованном обществе все больше людей предпочитает не вступать в брак в самом начале своих отношений или вовсе не оформлять официальных отношений, возрастает количество молодых людей, стремящихся к альтернативным формам устройства собственной жизни; происходит не только эволюция форм брака, но и отношение к браку существенно трансформируется. Подобные изменения в значительной мере имеют отношение к трансформации социокультурного характера феномена «молодежи».
          Западный исследователь Р. Зидер (Зидер Р. Социальная история семьи в Западной и Центральной Европе (конец XVIII-XX вв.). М., 1997) основательно изучил этот феномен. Классическая фаза молодости между наступлением половой зрелости и полной социально-экономической зрелостью теперь изменилась. Молодые люди достигают социокультурной зрелости задолго до того, как обретают экономическую независимость от родителей. С одной стороны, вступление в трудовую жизнь у молодых людей отодвинулось из-за удлинения срока школьного и университетского образования. С другой стороны, в более раннем возрасте «предпочтение» отдается возможности действовать и потреблять. «Постиндустриальное» общество благоприятствует раннему наступлению совершеннолетия – прежде всего в области потребления, а также в социальных и сексуальных отношениях, и отсрочивает наступление экономической самостоятельности. Компетентное участие молодых в потреблении делает их более зрелыми с социокультурной точки зрения, чем это было у предыдущих поколений. В период вступления в брак молодежь приходит, с одной стороны, с более высокой готовностью к жизненным экспериментам, с другой – ограниченной экономической независимостью. Итак, нынешние молодые люди остаются экономически полностью или частично зависимы от родителей, но ведут себя, по-видимому, независимее от нормативных представлений последних, особенно в социокультурной сфере.
          Поэтому часто брачные отношения начинаются («случаются») вне родительского дома: родительский дом не подходит для экспериментирования. Перед молодым человеком стоит вопрос, как он будет жить за его стенами. Если в 60-е гг. все больше молодых «бежало» в брак (ранние браки), то с тех пор в молодежной среде утверждается все более выжидательная позиция по отношению к браку и семье. Концепция традиционного брака представляется в эти годы слишком тяжеловесной и обязывающей. Браки без регистрации, «жилые сообщества», самостоятельная одинокая жизнь и пр. являются развившимися к настоящему времени альтернативами. Р. Зидер полагает, что, по-видимому, они предлагают лучшие возможности для познания жизни и облегчают разрыв сложившихся отношений.
          Тенденции развития альтернативных форм брачно-семейных отношений
          в современном обществе
          Традиционные брачно-семейные отношения Альтернативные формы брачно-семейных отношений
          1. законные (юридически оформленные, фиксированные) 1.1. одиночество
          1.2. незарегистрированное сожительство
          2. обязательно с желанием и наличием детей 2.0. сознательно бездетный брак
          3. стабильные 3.0. разводы, повторные брачно-семейные отношения
          4. мужская идеология (установка на главенство мужчины) 4.0. открытый брак
          5. сексуальная верность партнеров 5.1. внебрачный секс
          5.2. свингерство
          5.3. интимная дружба
          6. гетеросексуальность 6.0. гомосексуальность
          7. диадичность 7.0. групповой брак, жилые сообщества и коллективные семьи
          Рассмотрим эти альтернативные формы подробнее, но не в плане их пропаганды. Наша задача не принять ту или иную точку зрения тех или иных категорий населения, а привести студентов к пониманию этих точек зрения в полном объеме, так как, во-первых, они уже существуют (нравится нам это или нет), во-вторых, профессиональная позиция психологов состоит не в том, чтобы судить («не судите, да не судимы будете») и учить других взрослых самостоятельных людей жить «как следует» (при этом подразумевается, что угрозы жизни и здоровью другим людям они не представляют), а в том, чтобы уметь вставать на точку зрения другого, уметь понять и принять его нормы и ценности, а потом уже. – отправляясь от того, устраивает это клиента или нет, что он сам хотел бы изменить, – искать стратегии и тактики выхода совместно с ним.
          1.1. Одиночество. Эту категорию составляют люди, которые никогда не состояли в браке, т. е. существующие в моноварианте.
          В настоящее время у молодых людей в целом установка на брак сохраняется, но число людей, думающих иначе, растет. Меньшинство, скептически относящееся к институту брака, численно растет во всех странах цивилизованного мира. По данным Р. Зиде-ра, проведенный в 1978 г. в ФРГ опрос показал, что примерно 18% всех неженатых лиц кажется привлекательным остаться «в принципе самостоятельными и независимыми». В 1981 г. в рамках одного из исследований молодежи 13% молодых респондентов ответили, что не хотят жениться, а 7% не хотели иметь детей. С тех пор, по-видимому, скепсис вырос еще больше. 57% российских девушек и лишь 5% шведских считают, что замужество необходимо для женщины. Возможность никогда не выйти замуж беспокоит только 3% шведских девушек и только 28% россиянок, а возможность никогда не иметь детей – 38% российских девушек и только 1% шведских (О. Здравомыслова). Предположительно, главным образом скепсис порожден опытом молодых, вынесенным из родных семей, отношений к ним родителей и наблюдений за супружескими проблемами и конфликтами на протяжении всего детства.
          Из дневниковой записи: «Она всегда пугает меня будущим: «Как ты будешь жить?! Первый же мужчина сделает с тобой, что захочет, злые люди посмеются, начальство на работе помыкать станет, муж прибьет просто или бросит тебя, дуру такую...» Она навязывает мне свои страхи».
          Такие установки повышают готовность молодых людей в своей собственной жизни искать альтернативные формы ее устройства.
          Жить одному – это исторически новый феномен. Произошедшая резкая перемена проявляется особенно ярко в больших городах. Все больше мужчин и женщин в «подходящем для брака» возрасте решаются жить одиноко. С точки зрения социальной инфраструктуры это становится возможным благодаря развитой сети услуг и технической помощи в больших городах. Одинокие люди приняли решение жить в моновариапте по различным причинам, среди которых выделяют:
          – Рост образования женщины, что порой резко меняет ее взгляды на представления о самореализации, она жаждет и ищет возможности состояться в профессиональной сфере, в сфере духовных исканий, в области серьезных увлечений – эти установки «уводят» современную городскую женщину от обременяющих, по ее мнению, семейных уз. Кроме того, получение образования, иногда весьма солидного, требует времени, при этом женщина пропускает детородный период. Аргументы о предназначении в этом случае не работают.
          – Преобладающее число женщин в брачном возрасте (одна из причин – высокая смертность мужского населения, в том числе в результате аварий, убийств, военных действий), т.е. неминуемо какое-то количество женщин все равно останется в безбрачном состоянии, следствием этого является рост числа женщин, которые изначально отказываются участвовать «в погоне» за брачными партнерами и потенциальными супругами.
          – Распространенная в некоторых слоях населения и соответствующая некоторому аспекту реальности точка зрения, что легче прожить одному. Одна из причин – экономическая: рост безработицы, задержки с выплатой зарплаты, отсутствие (или ее недостаточность) государственной поддержки семье, неопределенность и нестабильность будущего, высокая криминогенность нынешней российской ситуации. Выгоды от психологического комфорта проживания в семье перекрываются издержками социально-экономического положения дел в семейной политике.
          Исследователи установили, что женщины переносят одиночество значительно легче, чем мужчины: образовательный уровень, профессиональная карьера, психическое здоровье, домашний быт одиноких женщин выше (лучше), чем у одиноких мужчин.
          Вместе с тем проблема одиночества остается одной из мало изученных в отечественной психологии. В прежние времена одиночества в стране, кажется, вообще не было, поскольку была сплошь счастливая (ну в меру, конечно) советская семья. Однако до сих пор об отношениях одиночек статистика не знает ничего. Большинство одиноких состоит, по-видимому, в более или менее длительных сексуальных отношениях с кем-либо. Многие проводят часть времени с партнерами, не отказываясь от собственной квартиры. Это повышает личную независимость и освобождает отношения от последствий неравномерного распределения работ по хозяйству между мужчиной и женщиной. Минимальное экономическое давление в пользу сохранения отношений и то обстоятельство, что одинокие люди выполняют работы по дому самостоятельно, если только не предположить, что они приносят грязное белье матерям или подругам, создают простор для преодоления патриархальных структур.
          Следует добавить, что установка на одиночество, жизнь в моноварианте может и не быть пожизненной. Замечено, что у женщин она может измениться в 30-35 лет, у мужчин в 40-45 лет, когда предпринимаются лихорадочные попытки «добыть» партнера и обрести спутника/спутницу жизни.
          1.2. Незарегистрированное сожительство. Эта форма неформальных брачно-семейных отношений получила распространение в России под наименованием «гражданский брак», что терминологически является неверным, т.к. именно законный, юридически оформленный брак и есть гражданский, что и фиксирует запись акта гражданского состояния (ЗАГС).
          В расхожих житейских представлениях бытует мнение, что в такой брак вступают обычно более молодые и более образованные. Однако это не совсем верно. Исследования показывают, что в развитых странах около 25% пар, состоящих в незарегистрированном сожительстве, имеют детей в возрасте до 14 лет.
          Неженатые пары – явление достаточно распространенное в современном индустриальном и урбанизированном мире. В 80-е годы около 3% населения США составляли такие пары, а опыт такого сожительства в течение не менее 6 месяцев имели около 30% американцев (Мы приводим зарубежную статистику, т.к. достоверные данные по России автору просто не известны. Предполагаем, что в крупных промышленно развитых городах РФ ситуация аналогичная, во всяком случае тенденция та же самая).
          В Дании и Швеции уже в середине 70-х гг. примерно 30% незамужних женщин в возрасте от 20 до 24 лет жили вместе с мужчинами. Поэтому небрачный союз в этой возрастной группе встречается чаще, чем формальный брак. В большинстве других европейских стран в этот же период только 10-12% в этой возрастной группе находились в сожительстве, но в дальнейшем число неженатых живущих совместно также возросло. Это относится, прежде всего, к большим городам и их окрестностям: в Париже в 1980 г. менее половины всех живущих вместе гетеросексуальных пар состояли в зарегистрированном браке, среди пар с мужчинами в возрасте 35 лет и ниже, если они не имели детей, только около половины были расписаны. В ФРГ в 1985г. примерно около миллиона пар вели так называемую «несупружескую семейную жизнь» (Зидер Р. Социальная история семьи в Западной и Центральной Европе (конец XVII-XX вв ). М., 1997).
          Является ли часто встречающееся незарегистрированное сожительство исторической альтернативой брачно-семейным отношениям? Р. Зидер отвечает на это так: верно как то, что это только предварительная стадия к последующему браку («пробный брак»), так и то, что это в некоторой степени альтернатива традиционному браку. Дело в том, что отношения в незарегистрированном сожительстве дифференцируются на формальные, кратковременные и глубокие, длительные. В случае первых совместная жизнь в «пробном браке» длится сравнительно недолго, брак или заключается, или прерываются отношения. В то же время увеличивается число случаев совместного сожительства, которое отличается от брака только отсутствием правового оформления, рождение детей в длительных отношениях часто приветствуется.
          Нормативная действенность законных браков отступает шаг за шагом. В Швеции добрачное сожительство является уже признанным социальным институтом. Почти все супружеские пары перед браком жили некоторое время вместе. Женятся только по традиции. С браком ни в коей мере не связывают общественную санкцию на сексуальные отношения пары. Брак утрачивает значение узаконивающего сексуальные отношения пары гражданского акта. Аналогичная ситуация в Дании. Здесь совместному проживанию спустя некоторое время также придается законный характер путем заключения брака. Основная масса внебрачных первых родов приходится на женщин, которые живут в аналогичных браку союзах. Более 98% этих женщин все-таки выходят замуж, когда ребенок подрастает. Часть женщин последовательно вступает в несколько неоформленных браком союзов. При этом «пробный брак» практически переходит в «последовательную полигамию», что, однако, не исключает некоторых надежд на более длительные отношения.
          В случаях незарегистрированного сожительства установка на брак не исчезает. 90% женщин и мужчин, состоящих в таких отношениях, собирались вступить в брак, но необязательно с этим партнером. Вероятно, за этим кроется неуверенность человека, связанная с перенесенной психологической травмой (факт измены, потери любимого человека, смерть, вероломство, интимная неудача, обман и другое) или страхом, связанным с возможностью ее неотвратимого наступления и, соответственно, ее ожиданием.
          Проанализируем доводы «за», которые обычно приводят сторонники незарегистрированного сожительства:
          – такая форма отношений представляет собой «тренинг» определенного типа («пробный брак»);
          – в случаях незарегистрированного сожительства происходит апробация сил и совместимости («пробный брак»);
          – в таких вариантах сожительства более свободные отношения, отсутствует принуждение (в случае ссор у партнеров исчезает аргументация типа: «Ты зачем на мне женился?» или «Ты мне жена, наконец?»), исчезает «эффект собственника», который порождается в многочисленных аспектах после печати в паспорте (длительные отношения – «несупружеская семейная жизнь»).
          Распространение практики брачных контрактов связано с попыткой оградиться от непредвиденных обстоятельств в будущей совместной жизни, однако «контракт не может быть неограниченно толстым, немыслимо предусмотреть в нем все. Если партнер жулик или дурак, вам ничего не поможет. С хорошим же партнером можете жить и без соглашения. Все зависит от доверия» (Волин П. «Чего мы боимся?» // Литературная газета от 7. 09. 1988 г.).
          – незарегистрированное сожительство обеспечивает больше духовности и удовлетворенности в отношениях («несупружеская семейная жизнь»).
          Некоторый комментарий по этой аргументации можно свести к следующему: исследования показывают, что такого рода опыт совместной жизни на среднестатистическом уровне влияния на успешность последующего брака не оказывает, т. е. можно и «тренироваться» и «совмещаться», но никакой гарантии на будущее нет. Если уж искать форму «тренинга» к браку, то следует обратиться к родительской семье. Именно в семье, где человек вырос, происходит подготовка человека к браку. Собственно же «тренировка» заключается в построении отношений с братьями и сестрами, – вот почему их наличие в семье и характер взаимоотношений с ними рассматривается как один из прогностических критериев успешности последующего брака. Именно с сестрой мальчик постигает мир женских историй, привычек, ему приходится прилаживаться к ее болтовне по телефону, нарядам и косметическим притязаниям, с ней он учится быть терпеливым, нежным, заботливым. То же самое с девочкой: ей становится доступным и понятным мир мужских запахов, увлечений, беспорядка, привычек, с ним ей приходится решать – наябедничать о нем родителям или пока подождать, она возмущается им и гордится, заботится о нем и уважает. Если отношения между сестрой и братом выстроились гармонично, они научились достигать взаимопонимания и сотрудничества, если соперничество не переросло во вражду, а сменилось уважением к возможностям и успехам другого, то шанс построить эффективные брачно-семейные отношения у каждого выше. Кстати, одна из причин возникновения «пробных браков» связана с малодетностыо европейской семьи, в которой могут отсутствовать дети противоположного пола, или вообще с тем, что ребенок был единственным в семье.
          Рассуждения о большей свободе и духовности в случаях незарегистрированного сожительства также не очень устойчивы и достоверны: известны и негативные, и позитивные варианты развития отношений.
          В современной науке описаны особенности людей, склонных к незарегистрированному сожительству. Обобщенный психологический портрет данной популяции характеризуется более либеральными установками, меньшей религиозностью, высокой степенью андрогенности, низкими школьными успехами в период детства и отрочества, меньшей социальной успешностью, однако, как правило, эти люди происходят из весьма успешных семей.
          «Экспериментальные» формы жизни требуют более высокого уровня рефлексии и способности к общению, а также не в последнюю очередь сил, позволяющих противостоять давлению общественных норм. По этой причине их распространение не может не зависеть от социальной принадлежности и уровня образования.
          Опросы в Австрии показали, что совместная жизнь без свидетельства о браке как «пробный брак» признается в широких слоях населения. Однако, судя по всему, заключает Р. Зидер, большинство населения отклоняет окончательную замену брака «свободным сожительством». Едва ли это обосновывается теперь сексуально-этичес-кими аргументами, а, скорее, исключительно интересами детей.
          Следует добавить, что кроме психологических есть еще своебразные для России социально-экономические причины, порождающие вариант незарегистрированного сожительства: жилищные проблемы, вопрос, связанный с пропиской, возможность получения детского пособия в качестве матери-одиночки и прочие.
          2.0. Сознательно бездетный брак. (Специально подчеркиваем, что предметом рассмотрения является сознательно бездетный брак, т.е. когда здоровые молодые люди могут, но не хотят иметь детей; все варианты в ситуациях, когда проблемы деторождения связаны с плохим здоровьем, бесплодием, невынашиванием, травмами и т.п., не относятся ни к каким альтернативам, а представляют собой семейную трагедию.) 10% женщин в индустриально развитых странах не хотят иметь детей, в России до 1%. Повсеместно в таких странах растет добровольная стерилизация. Для России же более характерна массовая абортизация.
          Проблема абортов ставится и обсуждается во всем мире, и ответы на нее даются разные. Остановимся здесь и обратимся к тексту, приведенному замечательным отечественным психологом Т.А. Флоренской (Флоренская Т.А. Диалог в практической психологии. М., 1991. С. 159-160).
          В Италии был проведен опрос общественного мнения, результаты которого опубликовали во всех газетах. Как ни парадоксально, католический юг высказался в пользу абортов, а север, менее религиозный, – против. Когда были опубликованы эти результаты опроса, произошло событие, приковавшее к себе внимание итальянцев. Маленький мальчик провалился в шахту, вырытую еще во времена Древ

Психология семейных отношений. Курс лекций (2 3 4 5 6 7)



[Комментировать]