Поиск   Шрифт   Реклама [x]   @  

Психология / Семейная психология / Шнейдер


Психология семейных отношений. Курс лекций 5

Психология семейных отношений. Курс лекций (2 3 4 5 6 7)


          Часть 5

          еской пары «свой», другой – «чужой». Проживание на «чужой» территории может сопровождаться вмешательством родителей в семейные дела молодых;
          3) потенциальная возможность перерастания межличностного конфликта в межгрупповой (межсемейный).
          На наш взгляд, наиболее удобной для решения прикладных задач психологии семейных отношений является периодизация жизненного цикла семьи М. Эриксона. Согласно этой периодизации выделяются:
          – период ухаживания;
          – брак и его следствия (брачное поведение);
          – рождение ребенка и взаимодействие с ним;
          – зрелая стадия брака;
          – отлучение детей от родителей;
          – пенсия и старость.
          Рассмотрим далее некоторые стадии жизненного цикла (период ухаживания, семья молодоженов, семья в пожилом возрасте) подробнее.
          ПЕРИОД УХАЖИВАНИЯ
          Человек – не уникальное из живых существ на планете. Раздвинем рамки человеческой семьи и выглянем за ее пределы. Как у животных, так и у человека имеют место ухаживание, спаривание, постройка гнезда, выращивание детей и освобождение их для самостоятельной жизни.
          Существенные отличия человеческих отношений по формированию брачной пары связаны с учетом дальнего родства. В природных условиях медведица не подбирает своей дочери «мужа». У людей же брак, по сути, является не соединением двух людей, это объединение двух семей, которые оказывают свое влияние и создают сложную сеть подсистем.
          У людей индивид определяется относительно других людей и подбирает себе партнера с учетом мнения своего значимого окружения.
          У животных образование пары зависит от 2 факторов: критически-временного и территориального. Особь в критический период занимает свою территорию и создает пару. Если она этого не успевает, то становится «периферическим» животным (это справедливо как для самцов, так и для самок). Такие животные не защищены. По сути они становятся пасынками природы.
          Ухаживание у людей зависит от двух факторов: фактора времени и фактора риска. Существует определенный возрастной период, в течение которого молодой человек обучается ухаживать, и чем длительнее этот процесс, тем ближе к периферии этот индивид. У него ослабляется (замедляется) развитие социальных, физиологических реакций. Фактор риска связан с избирательным и полимотивированным характером предбрачного поведения.
          Люди создают семьи по разным причинам: чтобы уйти из дома, спасти друг друга, завести детей, по любви и др. Вместе с тем ситуация брачного выбора характеризуется двойственностью: с одной стороны, молодой человек остается «ребенком» в своей семье, с другой стороны, он выступает в роли молодожена. Проблема установления близких отношений с людьми не из своей семьи связана с тем, что молодой человек зачастую к периоду брачного возраста не в достаточной мере освобожден от роли «ребенка» в материнской семье. Длительный период выращивания человеческого ребенка позволяет лучше и полнее подготовить его к жизни, но одновременно фиксирует, а то и просто стагнируе! детско-родительские отношения. Родители могут подготовить ребенка к самостоятельному сознательному брачному выбору, а могут и запутать в семейных связях навечно.
          Молодые люди, так и не освободившиеся от материнской семьи и не создавшие собственной семьи, в человеческом сообществе также оказываются периферийными индивидами. Имеется в виду, что эти люди не оцениваются по критериям «хорошие-плохие», оценка идет по показателям соответствия неким социальным нормам и стереотипам, например: «Взрослый человек обязан иметь семью».
          Психологическая задача предбрачного периода, которую решает каждый молодой человек, заключается в необходимости фактически отделить себя от родительской семьи и вместе с тем продолжать оставаться связанным с ней.
          В некоторых культурах проблема такого противостояния решается таким путем, что родители сами выбирают брачного партнера своему чаду.
          По мере подбора партнеров родители становятся важнейшим фактором в процессе принятия решения о браке. В этом смысле можно говорить не о двух, а о трех факторах, влияющих на период ухаживания у человека. Даже современный городской человек весьма зависим в брачном вопросе от мнения родителей. Даже выбор назло родителям – это зависимый выбор. Известен еще выбор «всей семьей», что в большинстве случаев можно трактовать как «невротический» выбор партнера.
          Рассмотрим далее особенности предбрачного периода. В психологии семейных отношений принято выделять добрачный и предбрачный период. К особенностям добрачного периода относят весь жизненный сценарий человека от рождения до брака. К предбрачному периоду относят взаимодействие с брачным партнером до брака. В предбрачном периоде выделяют предбрачное знакомство и предбрачное ухаживание.
          Остановимся несколько подробнее на предбрачном знакомстве.
          Известна следующая статистика по предбрачному знакомству.
          18% молодых людей знакомятся в местах отдыха.
          14% – по месту учебы.
          17% – на работе.
          18,7% – в местах досуга.
          7% – живут на одной улице.
          8% – познакомились на улице.
          2% – живут в одном доме.
          Таким образом, преобладающее число знакомств происходит в обстановке, удаленной от реальности: в местах досуга, отдыха, уличные знакомства. Большинство таких ситуаций сопровождается «эффектом ореола». В основном молодые люди стараются выглядеть лучше. Это справедливо как в отношении внешнего вида, так и в отношении повествования о себе и своих рассуждений о жизни. В таких условиях происходит общение «масок», которые каждый надевает на себя. Анализ брачных объявлений подтверждает такой расклад. Только 2% брачных объявлений содержат намеки на некие недостатки.
          Знакомство до брака различается не только по характеру, но и по длительности. Причем исследователи выяснили, как время предбрачного знакомства влияет на сохранение брачных отношений. Картина здесь такова:
          Длительность знакомства до брака Показатель устойчивости брачных отношений впоследствии (в%)
          до 1 мес. 4%
          от 1 мес. до 6 мес. 14%
          до 1 года 22%
          от 1 года до 3 лет 42%
          свыше 3 лет 18%

          Таким образом, есть некий оптимальный срок развития предбрачных отношений, который коррелирует с успешностью и сохранностью брака. Как слишком короткий, так и слишком длительный период являются факторами риска для устойчивости брачных отношений впоследствии. Короткий период предбрачных отношений недостаточно информативен и не способствует хорошему узнаванию своего брачного партнера. Длительный период ведет к уменьшению сексуальной привлекательности, снижается интерес и новизна межличностных отношений.
          Идеальных или нормативных качеств для вступления в брак не выделено. Известно, что в успешном браке могут жить и жадные и глупые люди, и очень образованные и интересные. Однако в отечественной психологии проведены исследования, позволившие отметить благоприятные качества для вступления в брак. Благоприятными качествами обозначаем свойства, наличие которых повышает вероятность успешного брака.
          К ним относят (как для мужчин, так и для женщин) такие качества:
          – оптимизм и эмоциональную живость;
          – старательность;
          – способность исполнять подчиненные роли при сохранении собственных суждений;
          – доброжелательность и участливость;
          – умение обращаться с деньгами.
          Отдельно описывают качества мужчин, благоприятные для вступления в брак:
          – умение брать на себя ответственность;
          – способность получать удовольствие, ведя за собой других;
          – уверенность в себе;
          – забота о поддержании равенства в общении;
          – умение подмечать детали.
          Отдельно описывают качества женщин, благоприятные для вступления в брак:
          – способность к эмоциональной поддержке;
          – способность получать удовольствие от помощи другим;
          – спокойное отношение к советам (мужа, свекрови);
          – отсутствие тенденции к соперничеству;
          – отсутствие излишней романтичности.
          Предбрачный период является очень важным для понимания всей специфики психологии семейных отношений. Супруги не являются кровными родственниками, они становятся «родственниками» по выбору. В этом смысле необходимо в предбрач-ный период много сил затрачивать на этот самый выбор, а впоследствии прикладывать немало психологических усилий для его сохранения.
          Но вернемся к предбрачному периоду и опишем его функции. К ним относят:
          1) накопление совместных переживаний и впечатлений;
          2) узнавание друг друга, уточнение и проверка принятого решения. Такая проверка информативна, если она затрагивала домашние ситуации, ситуации переживания совместных трудностей и ситуации объединения усилий. По сути дела, разговор идет о предбрачном «экспериментировании», в ходе которого проверяется функционально-ролевое соответствие партнеров. Исторически место такому эксперименту в предбрачных отношениях было четко отведено, известно оно как помолвка. К сожалению, в настоящее время такое явление на старте семейной жизни отсутствует. Ему «на смену» пришло предбрачное сожительство, которое недостаточно информативно. Молодые люди бессознательно проверяют свои сексуальные сценарии. Однако сексуальная совместимость не проверяется, а формируется. В этом плане интимная «удача» до брака не является индикатором успешной семейной жизни, в том числе и в сексуальном варианте;
          3) проектирование совместной жизни. В его рамках молодые люди моделируют будущую совместную жизнь, заключают своего рода «брачный договор». Ключевым моментом здесь выступает доверие друг к другу и вербализация своих ожиданий.
          Психологические условия оптимизации предбрачного периода включают:
          – рефлексию мотивов, отношений и чувств, как своих собственных, так и партнера;
          – замена эмоционального образа избранника на реалистичный;
          – осуществление предбрачного информационного обмена, который предполагает выяснение деталей биографии и информирование о прошлой личной жизни, состоянии здоровья, способности к деторождению, о ценностных ориентациях и жизненных планах, о представлениях по поводу супружества и ролевых ожиданиях. В ходе предбрачного информационного обмена складываются подробные психологические портреты молодых людей, особенности родительских семей (состав, структура, характер взаимоотношений родителей, детско-родительских семей). Безусловно, сбор информации не должен превращаться в допрос и следственные действия. Разговор идет о взаимном самораскрытии и доверии друг к другу, когда хочется рассказать о себе, поделиться своей историей, мыслями, чувствами, мечтами. Доверие порождает доверие, утаивание информации или скрытые ожидания могут обернуться в браке источниками сложных проблем. Характер предбрачных отношений обыкновенно переносится в семейную жизнь;
          – оценка стиля общения и взаимодействия (устраивает ли?);
          – адекватизация уровня притязаний;
          – реалистичное восприятие партнера и принятие его;
          – мысленное и реальное проигрывание сценариев совместной жизни.
          Изучение предбрачных отношений послужило основанием для выделения добрачных факторов риска. К ним относят:
          – ранний возраст брачующихся (в России такой возраст негласно считают – для мужчины до 20 лет, для женщины до 18 лет), ибо он продуцирует многообразие перцептивных ошибок и искажений;
          – поздний возраст (для Запада таким возрастом является: для мужчины – 40-45 лет, для женщины – 30-35 лет, для России: для мужчины – 30-32 года, для женщины – 25-27 лет);
          – превышение возраста жены относительно возраста мужа;
          – наличие у жены более высокого образования;
          – городское происхождение;
          – гетерогенность статуса;
          – социально-демографическая разница в происхождении;
          – отсутствие братьев и сестер у жены;
          – отсутствие сестер у мужа;
          – неустойчивость отношений до брака;
          – отрицательное отношение родителей к браку;
          – слишком короткий или слишком длительный период знакомства;
          – неоптималъные мотивы вступления в брак;
          – добрачная беременность;
          – наличие друзей противоположного пола у одного из будущих супругов.
          Кроме этих, выделяют группу позитивных факторов, влияние которых повышает вероятность успешных и гармоничных отношений в браке, и в целом расцениваются как прогностически-благоприятные. К ним относят:
          1) высшее образование у мужчины;
          2) оптимальная длителытость предбрачных отношений (от 1 года до 3 лет);
          3) «теплые» отношения до брака;
          4) сходные черты характера (кроме доминирования и соперничества);
          5) наличие ролевых ожиданий и их совпадения и согласованность;
          6) наличие общих друзей будущей семейной пары;
          7) согласие родителей на брак и их положительная оценка намечающегося союза.
          Остановимся подробнее на некоторых аспектах добрачных отношений, связанных с выбором спутника жизни.
          Принято различать три модели выбора спутника жизни:
          1. Модель фильтров. Согласно этой модели выбор партнера представляет собой многоступенчатый процесс. На первой стадии происходит фильтрация по принципу гомогенности, т.е. обнаруживается притягательная сила человека, сходного по расе, происхождению, религиозной и социальной принадлежности. На второй стадии срабатывает фильтр ценностно-ориентационного единства. Симпатия возникает при совпадении ценностей, убеждений, мировоззренческих позиций. На третьей стадии фильтрация происходит по принципу потребностно-мотивационному. Важным для сближения и принятия решения о заключении брака является совпадение базовых потребностей.
          2. Модель максимизации выгоды. Формирование пары происходит при наличии у партнера максимального количества желаемых качеств. Чем больше совпадений, тем вероятнее становится факт заключения брака именно с этим партнером.
          3. Модель дополнительности. Притягательным является ситуация, когда противоположный партнер обладает чем-то таким (свойствами, чертами характера, интересами, умениями), чего нет у первого. Такой механизм компенсации срабатывает по принципу комплиментарности.
          В современной психологии различают три мотивации на брак:
          – Мотивация на сам факт брака. Главная движущая сила в этом случае – намерение заключить брак. Порой это происходит под влиянием других при реализации лозунга «Пора!». При этом другой человек является только средством для исполнения заветного желания – жениться или выйти замуж. И, в общем, неважно, какой именно партнер рядом. Важно, чтобы был и не возражал против заключения брака. Если такого человека поблизости нет – все силы тратятся на его поиски. Сами по себе такие действия не окрашены в негативные тона. Во многих случаях брак стартует именно с этой позиции, и люди, имевшие серьезную потребность в семейной самореализации, долго и счастливо, во всяком случае благополучно живут в браке. Проблемы возникают, когда впоследствии встречается человек, который способен вызвать сильное чувство. Такой вариант даже не рассматривается как психологическая измена: ведь внутренняя убежденность свидетельствует, что законный супруг был всего лишь средством.
          – Мотивация на определенный тип брака. В этих случаях действуют более уверенные люди, они ориентируются на такого партнера, который способен осуществить их мечты, который соответствует некоему представлению о престижном варианте брачных отношений. В прежние время для женщины признаком успешного замужества был брак с капитаном дальнего плавания, артистом, дипломатом. Для юноши – брак с дочкой известных людей, начальников. В нынешние времена символом успешного замужества является брак с иностранцем или иностранкой, богатым человеком, фотомоделью. Сам по себе этот факт не несет отрицательной окраски. Дай бог, как говорится, дожить в любви и согласии. Проблемы опять-таки возникают, если в жизни встречается другой или другая. Такие оценочно-сравнительные выборы могут происходить в жизни многократно: всегда можно найти кого-то еще лучше.
          – Мотивация на определенного человека. В этом случае избранник воспринимается как конкретный реальный человек, со всеми слабостями и недостатками. Конечно, могут встретиться и лучше и красивее, но это ничего не меняет. Это был сознательный выбор с установкой на принятие определенного человека и с вытекающей отсюда личной ответственностью за свои чувства. К.Г. Юнг в статье «Брак как психологическое отношение» пишет о том, что молодому человеку дана возможность неполного понимания как других, так и самого себя, поэтому он не может быть удовлетворительно осведомлен о мотивах других людей, в том числе и о своих собственных. В большинстве случаев он поступает, как правило, под влиянием бессознательных мотивов.
          Бессознательные мотивации по Юнгу имеют как личностную, так и всеобщую природу. Прежде всего, это мотивы, вызванные родительским влиянием. В этом смысле для молодого человека определяющим является отношение к матери, а для девушки – к отцу. В первую очередь это степень связанности с родителями, которая бессознательно влияет на выбор супруга, поощряя или затрудняя его. Сознательная любовь к отцу или матери способствует выбору супруга, сходного с отцом или матерью. Бессознательная связанность усложняет выбор и вызывает своеобразные модификации.
          Известный психолог А.Б. Добрович выделил группу мотивов, побуждающих человека вступать в брак, которые чаще всего не осознаются. К ним он относит:
          – обоюдное актерство, когда молодые люди играют романтические роли;
          – общность интересов, когда совпадение интересов, общее увлечение принимают за родство душ;
          – уязвленное самолюбие, которое побуждает достичь «заветного» любой ценой, стимулирует азарт и жажду победы через обладание «непокорным»;
          – ловушка неполноценности, в которой сливаются воедино установка благодарности и ощущение реализации «последнего шанса»;
          – интимная удача, когда успех в сексуальных отношениях сводится к предвосхищению хорошего брака;
          – взаимная легкодоступность, что очень привлекает в добрачных отношениях;
          – жалость, она же в вариантах вины, долга, воспринимается как «собственная доблесть» и позволяет играть на сцене жизни весьма благородную роль;
          – порядочность, когда брак стимулируется мнением ближайшего окружения и ответственностью перед ним;
          – выгода, когда человек обретает посредством такого союза пристанище, финансовое и материальное благополучие;
          – месть, когда выбор партнера и вступление в брак совершают «назло обидчику»;
          – боязнь одиночества, когда брачный союз выступает в роли спасения от своих проблем, от самого себя, от страха будущей жизни.
          Данные мотивационные модификации могут быть осознанны, и тогда, при условии, что люди не лукавят сами с собой, намерения их серьезны, а ответственность за семейную жизнь принимается в полном объеме, есть шанс, что брак, стартовавший с этих позиций, может оказаться успешным. По выражению И.С. Тургенева, можно «дожить до любви». Проблема возникает в ситуациях раздвоения мотивов: декларируется одно, как правило, говорят о любви и даже сами начинают в это верить, а реальным побудительным мотивом является другое – актерство, жалость, месть, страх одиночества и прочее.
          По-видимому, браков, заключенных по описанным выше основаниям, немало. Причину К. Юнг связывает с искусственной бессознательностью родителей. Он полагает, что если инстинкт не изуродован, то выбор супруга может оставаться свободным от этих влияний, но все же они – раньше или позже – станут ощутимыми помехами. По Юнгу, инстинктивный выбор является наилучшим с точки зрения поддержания рода, но он отмечает, что с психологической точки зрения такой брак не всегда бывает счастливым, так как между инстинктивной и индивидуально развитой личностью зачастую имеется большая разница.
          Однако Юнг в целом оптимистичен относительно прогнозов брака, ибо уверен, что большинство браков достигает своего наивысшего психологического предела в биологическом предназначении без ущерба для духовного и морального здоровья. Относительно немногие оказываются в глубочайшем разладе с собой.
          Брак как психологическое отношение, по Юнгу, имеет ряд особенностей:
          1. цель и содержание брака выступают как осознание бессознательных мотивов и влияний;
          2. неизбежность создания счастливого брака через превращение бессознательных мотивов в осознаваемые;
          3. возможность установления психологических отношений в браке только во второй половине жизни;
          4. взгляд на конфликтную атмосферу как непременное предусловие осознавания.
          За рамками аналитической психологии исследователи выделяют три большие группы брачных мотивов. В первую группу входят эмоционально-этические мотивы, во вторую – мотивы самореализации, в третью – мотивы долга и обязанности. Вероятно, принятие решения о вступлении в брак определяется всей совокупностью брачных мотивов, просто один из них становится ведущим. Таким мотивом повсеместно является любовь.
          МОЛОДАЯ СЕМЬЯ, ЕЕ ЗАДАЧИ И ОСОБЕННОСТИ
          Говоря об этапе развития молодой семьи, следует более подробно остановиться на тех задачах, которые должны решать молодые супруги.
          Кроме того, необходимо проанализировать трудности, с которыми сталкиваются будущие молодожены, затем молодые супруги, а на следующей ступени – молодая семья с новорожденным.
          Психологическая суть брака – подтверждение отношений в паре, их включение и согласование с другими отношениями, которые уже поддерживают будущие супруги. Такое согласование не всегда протекает легко. Иногда к нему не готовы будущие супруги, иногда их ближайшее окружение может не одобрять или сопротивляться браку. Поэтому даже в тех случаях, когда задача выбора брачного партнера решена, у пары могут возникнуть серьезные трудности.
          Одна из характерных в этой ситуации трудностей – несогласие родителей. Его причины не всегда осознаются, но часто имеют реальную основу. Большинство родителей желают, чтобы брак их детей был удачным, поэтому не одобряют, по их мнению, необдуманного и поспешного решения вступления в брак. Таким образом, они заботятся о стабильности будущей семьи, о ее способности выполнять все семейные функции. Такое поведение родителей соответствует одной из общественных функций семьи – контролю за поведением детей. Но точно оценить обоснованность решения детей вступить в брак довольно трудно. Поэтому возможны ошибки в оценке этого решения. Ошибки выбора брачного партнера, ошибки сопротивления родителей браку могли бы относительно успешно преодолеваться в процессе обсуждения перспектив будущей семьи. Но нередко дети спешат заключить брак, а родители вместо обсуждения выражают слабо аргументированное категорическое несогласие, что осложняет взаимоотношения молодоженов и близких им людей. А если молодая пара эмоционально или материально очень зависима от родителей, нелегко урегулировать сложные, иногда конфликтные отношения.
          Психологическая зависимость молодых людей от родителей проявляется в попытках руководствоваться установками родителей, а не своими потребностями и решениями, семейные ритуалы отождествлять с содержанием семейных отношений, попытками, демонстрируя лояльность к генетической семье, создавать свою, независимую от нее. Эту зависимость детей поддерживает чувство небезопасности родителей, которое толкает их постоянно контролировать детей и сопротивляться (часто не полностью осознав мотивы сопротивления, а потому еще эмоциональнее) их самостоятельности. Контроль усиливает и осложняет психологические проблемы взрослых детей, в частности, свойственное многим молодым людям противоречие отношений к автономии, желание пользоваться опекой в одних областях семейной жизни и быть самостоятельными в других.
          Данное противоречие отчетливо проявляется в отношении молодежи и молодых супругов к материальной помощи со стороны родителей.
          По данным одного из опросов абитуриентов, около 30% юношей и 45% девушек придерживаются мнения, что молодым супругам совсем не нужна помощь старшего поколения в решении вопросов общения в молодой семье. Но за такую же полную материальную независимость молодой семьи от родителей высказалось только 10% опрошенных (См.: Навайтис Г. Семья и психолог. Калининград, 1996. С. 135).
          Таким образом, начальная, имеющаяся до заключения брака установка предполагает и помощь, и невмешательство со стороны родителей в жизнь молодой семьи. Понятно, что реализация подобной установки проблематична.
          Материальная и эмоциональная зависимость многих молодых семей указывает на необходимость достижения самостоятельности, ответственности, автономии, т.е. зрелости. Здесь следует отметить, что психологическая зрелость достигается труднее, чем материальная. Молодожены часто не имеют достаточного опыта применения совместных решений. Кроме того, при деловом обсуждении конкретных семейных вопросов нередко выясняется, что для принятия решений молодым супругам хватало и информации, и ясного понимания своих интересов, но согласованно действовать они не могли, так как не стремились к взаимопониманию, пробовали возникшую проблему решить не совместно, а один за другого. Также нередко выясняется, что «неумение» найти решение опирается на эгоцентрическое представление о семье, нежелание отказаться от некоторых привилегий или интересов.
          Начало семейной жизни, «медовый месяц» – особенно приятный, по общему представлению, этап развития семьи. Такой же установкой руководствуются и большинство молодоженов. Но на протяжении этого этапа изменяется интенсивность чувств супругов, устанавливается пространственная и психологическая дистанция между молодоженами и их генетическими семьями и т.д. Понятно, что эти задачи не всегда решаются гладко. Это обнаруживается в том факте, что около 2% распадающихся браков существовали менее года (См.: Навайтис Г. Семья и психолог. Калининград, 1996. С. 138). Малая часть таких разводов приходится на первые недели брака. Основная причина столь быстрых разводов – новая, отрицательная информация о супруге.
          Около половины «быстрых» разводов связаны с обманом, а другая половина – с недостаточным знанием будущего супруга и/или его семьи. Данная причина обуславливает заметную часть трудностей, возникающих в первые месяцы семейной жизни.

          Во многих семьях в первый год после заключения брака рождается ребенок. Его рождение изменяет роли супругов, им приходится приспосабливаться к новому образу жизни, к выросшим психическим и физическим нагрузкам, ограничениям общего досуга и т.д. Если все эти и другие не перечисленные задачи приходится решать быстро, а к ним еще прибавляются нерешенные проблемы из ранее бывших этапов развития семьи, то сама ситуация, требующая быстрого изменения семейных отношений, становится стрессором.
          Указанный семейный конфликт иллюстрирует одну из типичных схем кризиса молодой семьи. Такому кризису свойственно отсутствие одного разрушающего семью фактора. Бытовые трудности, разногласия с ближайшими родственниками, неудовлетворенность интимными отношениями и т.п. в отдельности могут быть приняты, но их совокупность превышает возможности супругов сопротивляться стрессу.
          Следует указать, что похожие кризисы в некоторой части молодых семей как бы запланированы. По данным уже упомянутых опросов, 21% будущих молодоженов и 19,6% молодых супругов среди мотивов, побудивших их заключить брак, указали на беременность. Очевидно, что добрачная беременность не является безусловной причиной будущего семейного кризиса. Чаще всего она только подталкивает к юридическому подтверждению постоянной интимной и психологической связи. Но она может подтолкнуть к этому и те пары, которые недостаточно подготовлены к принятию семейных прав и обязанностей. Кроме того, такие пары нередко не подготовлены к браку. Психологически наиболее проблемной становится ситуация беременности после кратковременного знакомства.
          Неблагоприятные тенденции развития супружеских отношений и их предпосылки в каких-то случаях разрушают семью, в других способствуют большой дифференциации отцовских и материнских обязанностей.
          До рождения ребенка оба супруга имеют похожие возможности работать, учиться, общаться с близкими и друзьями. После рождения ребенка даже очень помогающий отец и далее работает, встречается с друзьями, а жена некоторое время в основном заботится только о ребенке. Кроме того, рождение ребенка как бы предлагает молодым родителям новые возможности общения и сотрудничества и сужает уже имевшиеся. Вот это создает предпосылки как для благоприятного, так и для неблагоприятного развития семьи. Реализация этих предпосылок зависит от многих факторов, среди которых особенно влиятельным становится имеющийся опыт общения супругов. Если они научились учитывать интересы друг друга, понимать чувства, совместно решали возникавшие перед семьей задачи, то рождение ребенка чаще всего укрепляет семейные связи. Супруги и дальше делятся своими переживаниями и таким образом расширяют интересы друг друга, сообщают один другому эмоциональную и деловую информацию о довольно различных сферах деятельности. В таком случае разделение ролей супругов не ослабевает, а усиливает общность семьи.
          Обобщая описанные тенденции, можно выделить некоторые более общие моменты. Наиболее важный из них – это положительное отношение молодых супругов друг к другу. Многие из них интересуются чувствами друг друга, понимают, что есть перспектива совершенствовать свои отношения. На этом благоприятном фоне даже значительные разногласия обычно проявляются только в какой-то одной сфере жизнедеятельности семьи, затрагивают только одну из ее функций. Поэтому молодожены, которые конфликтуют, например, из-за быта, могут быть удовлетворены общим досугом, интимными отношениями и т. д. Это обстоятельство заметно отличает молодые семьи от совместно живущих длительное время семей, в которых конфликт чаще всего распространяется на многие или все сферы семейной жизни. Получив возможность «паузы» в конфликте, молодые семьи нередко самостоятельно находят приемлемые для себя решения, сохраняют и улучшают семейные отношения.
          ПОЖИЛОЙ ЧЕЛОВЕК И СЕМЬЯ
          На современном этапе развития общества человечество сохраняет самое большое количество старых и пожилых людей по сравнению с предыдущими эпохами. Их численность превышает численность всего населения планеты в XVII веке. По данным ООН, в 1950 г. в мире было 214 млн. людей старше 60 лет, в 2000 г. их уже будет 590 млн., а в 2025 г. – 1100 млн., то есть численность пожилых людей возрастет за эти годы в 5 раз, тогда как население планеты за это время увеличится лишь в 3 раза. В связи с этим ученые говорят о «старении» общества (См.: Альперович В. Социальная геронтология. Пожилым и молодым о старости и старении. Ростов-на-Дону, 1997). Наряду с этим в нашей стране существует сложная экономическая ситуация, увеличилась потеря рабочих мест, снизился жизненный уровень, категория пожилых людей попала как бы на «обочину» жизни.
          Несмотря на относительное многообразие конкретных подходов к периодизации психологического старения в пожилом возрасте, более или менее общепризнанным является выделение серьезного нормативного кризиса в 55-65 лет. Изменение социального статуса и внутренней позиции человека по отношению к своей жизни – главное содержание этого кризиса. Как во всяком возрастно-психологическом кризисе, в кризисе пожилого возраста есть негативные и позитивные моменты. К негативным относится изменение образа жизни, потеря множества социальных связей, ухудшение здоровья, снижение социальных и личностных притязаний, изменение психологического функционирования и прочее. К позитивным, созидательным моментам относится то, что практически все возрастные психологи считают, что классический образ «психической окаменелости» не годится для правильного понимания пожилого возраста. Сознание человека и его психика имеют системное строение, и изменение (в частности, ухудшение) одних психологических функций может быть успешно компенсировано за счет других психологических функций. Кризис и есть свидетельство того, что субъект в условиях изменившихся психофизиологических возможностей организма, состояния здоровья, исчерпавшейся мотивации достижений и прочего оказывается готов к изменению образа жизни и внутренней позиции по отношению к жизни. Выход на пенсию лишь формально узаконивает эти изменения, делает их, так сказать, неизбежными, так как самостоятельно принятое решение о выходе на пенсию есть всегда решение развивающегося субъекта (См.: Психология зрелости и старения. Ежеквартальный научно-практический журнал. М., 1998. Зима [4]).
          Считается, что к моменту наступления пенсионного возраста подавляющее боль-шинство людей достигает максимально возможных для них образовательного, профессионально-квалификационного, должностного и материального уровней, и результатом этого является выход на пенсию. В теории «освобождения от дел» или «разобщения» У. Генри и Э. Камминга выход на пенсию рассматривается следующим образом. Разобщение состоит в разрыве между личностью и обществом, уменьшении ее энергии и ухудшении качества тех социальных связей, которые еще сохраняются между ней и обществом. Разобщение может проявляться как в ослаблении социальных контактов и специфическом отстранении более молодых поколений и общества в целом от пожилых людей, так и в выходе на пенсию и связанной с этим утратой социального статуса, уменьшением поступающей информации, которую обеспечивал этот статус, спаду коммуникабельности. В то же время разобщение проявляется в психологической сфере: изменяется мотивация, интересы, сужается их круг, сосредотачиваясь при этом на внутреннем мире личности. В зависимости от уровня психической энергии У. Генри выделил три группы пожилых людей. Два энергичных типа – это те, кто либо продолжает выполнять свою прежнюю социальную роль, трудясь на производстве, либо ведет жизнь на пенсии, наполненную активным досугом, любительскими занятиями, общественной деятельностью. Пассивная группа – это люди с низким уровнем психической энергии, не занятые ни на производстве, ни вне его, а погруженные в мир своих личных забот и переживаний (Шапиро В.Д. Человек на пенсии: социальные проблемы и образ жизни. М., 1980).
          Прекращение работы сопровождается у многих пожилых людей изменением образа жизни, разрывом привычных связей, новым отношением со стороны окружающих, сужением и отпадением одних возможностей, расширением и появлением других. Гораздо медленнее происходит изменение структуры личности, отличающейся в этом возрасте, как правило, большей устойчивостью. Вследствие такого «отставания» адаптация пенсионеров к новым условиям, усвоение ими новых социальных ролей затрудняется, а период «перестройки», как его называют геронтологи, требует большего количества времени. Выход на пенсию, означающий, в первую очередь, утрату прежнего положения, ухудшение состояния здоровья и снижение активной деятельности, может привести к нарушению сложившегося динамического стереотипа личности (Шапиро В.Д. Социальная активность пожилых людей в СССР. М., 1983). В связи с этим явлением употребляется понятие «пенсионная болезнь», которая объясняется тем, что в течение всей жизни человек привык трудиться, находить в труде удовлетворение
, после ухода на пенсию тяготится своим новым положением (Книга о здоровье: Сборник / Сост.: Ю.В. Махотин, О.В. Карева, Т.Н. Лосева. Под ред. Ю.П. Лисицына. М., 1988).
          Выход на пенсию – сложное, многоплановое социальное событие и социальный процесс. Он складывается из этапа подготовки к оставлению работы, этапа принятия непосредственного решения о прекращении трудовой деятельности и этапа адаптации к новым социальным ролям. Выход на пенсию – это важное событие не только для человека, но и для окружающих его лиц. Процесс адаптации человека к новому положению протекает двояко. С одной стороны, человек приспосабливается к своему социальному микроокружению, с другой – последнее тоже приспосабливается к его новому социальному положению, роли (Шапиро В.Д. Социальная активность пожилых людей в СССР. М., 1983).
          В.Д. Шапиро отмечает, что женщины чаще удовлетворены уходом на пенсию, чем мужчины, так как мужчины сталкиваются с более радикальными изменениями в своей жизни и, следовательно, их адаптация проходит труднее. Женщины более подготовлены к переходу на положение пенсионеров. Это, возможно, связано с изменением степени участия в домашнем хозяйстве: для женщин это лишь увеличение объема ранее выполнявшихся функций, в то время как большинству мужчин приходится впервые осваивать новые для них роли в семье (Шапиро В.Д. Социальная активность пожилых людей в СССР. М., 1983).
          Таким образом, пенсионер – активный, деятельностный субъект, реальная личность, носитель и выразитель определенных интересов, социальных ориентации, носитель стремлений и потребностей, то есть социально мотивируемый субъект.
          Ценностные ориентации личности – это представления человека о главных целях жизни и основных способах достижения этих целей.
          В.Д. Шапиро выделил следующие ценностные ориентации у пожилых людей:
          1) работа на производстве;
          2) полезность людям, обществу:
          3) общественная работа;
          4) сознание выполняемого долга;
          5) общение с людьми;
          6) семья, дети;
          7) внуки;
          8) уважение, авторитет, забота окружающих;
          9) материальное обеспечение;
          10) хорошее здоровье;
          11) активность, интересный досуг;
          12) покой, отдых;
          13) независимость от окружающих.
          Таким образом, ценностные ориентации пожилых людей отражают самые разнообразные потребности, которые могут быть представлены в виде 3 групп:
          1) связанные с социальными потребностями (в значимой деятельности, содержательном досуге, спокойном отдыхе, хороших материальных и бытовых условиях);
          2) социально-психологические потребности (в межличностном общении, престиже, независимости, чутком, заботливом отношении окружающих);
          3) потребность в сохранении здоровья.
          Специфическими для пожилого возраста являются ориентация на полное освобождение от дел и ориентация на внуков. Источник удовлетворения для пожилых людей заключается не только в их собственном благополучии, моральном и материальном, но и в благополучии, успехах семьи, близких людей.
          Наиболее значимыми ценностями для пожилых людей являются: во-первых, семья и дети; во-вторых, покой и отдых; в-третьих, хорошее здоровье; в-четвертых, работа на производстве; в-пятых, полезность людям; в-шестых, материальное обеспечение; в-седьмых, активный, интересный досуг.
          Польский социолог Е. Пиотровский отмечает, что хотя понятие «пожилой возраст» и связано с биологическими изменениями, но оно по существу определяется социально-культурными признаками. Хронологические определения старости следует рассматривать как чисто операциональные. Образ старого человека, бытующий в традиционных представлениях, не соответствует мнению так называемых старых людей о самих себе. По данным исследований, проведенных Е. Пиотровским, В.Д. Шапиро, лишь меньшинство пожилых людей (старше 65 лет) считает себя стариками, а около 25% опрошенных думают, что они в расцвете сил, или относят себя к среднему возрасту.
          С точки зрения гуманистической психологии важнейшее условие самореализации в любом возрасте, личностного роста и психического здоровья – это позитивное принятие человеком себя, которое возможно только при безусловном позитивном принятии со стороны значимых других. По-видимому, для пожилого возраста безусловное позитивное принятие себя связано с безусловным позитивным принятием своего жизненного пути (семьи, профессии, досуга, жизненных ценностей и другое). Для большинства пожилых людей практически исчерпаны возможности сколько-нибудь серьезных изменений в жизненном пути. Пожилой человек продолжает бесконечно много работать со своим жизненным путем в идеальном плане, внутренне (Психология зрелости и старения. Ежеквартальный научно-практический журнал. М., 1998. Зима [4]).
          В эпигенетической теории Э. Эриксона (Эриксон Э. Детство и общество. М., 1992) рассматривается формирование эго-идентичности, которое происходит в течение всей жизни человека. Последняя психосоциальная стадия (от 65 лет до смерти) завершает жизнь человека. Это время, когда люди оглядываются назад и пересматривают свои жизненные решения, вспоминают о своих достижениях и неудачах. В это время фокус внимания человека сдвигается от забот о будущем к прошлому опыту. Только в человеке, который каким-то образом проявил заботу в отношении людей и вещей и приспособился к успехам и разочарованиям, неотъемлемым от жизни, в родителе детей и создателе идей – только в нем постепенно созревает целостность личности (Обухова Л.Ф. Детская психология: теории, факты, проблемы. М., 1996). Это чувство протекает из способности человека оглядеть всю свою прошлую жизнь и смиренно, но твердо сказать себе: «Я доволен». Э. Эриксон отмечает несколько составляющих такого состояния души: это все возрастающая личностная уверенность в своей приверженности к порядку и осмысленности, это постнарциссическая любовь человеческой личности как переживание мирового порядка и духовного смысла прожитой жизни, независимо от того, какой ценой они достигаются, это принятие своего жизненного пути как единственно должного и не нуждающегося в замене, это новая, отличная от прежней, любовь к своим родителям, это приязненное отношение к принципам прошлых времен и различной деятельности в том виде, как они проявлялись в человеческой культуре. Эрик-сон полагает, что только в старости приходит настоящая зрелость и полезное чувство «мудрости прожитых лет». Но в то же время он отмечает: «Мудрость старости отдает себе отчет в относительности всех знаний, приобретенных человеком на протяжении жизни в одном историческом периоде. Мудрость – это осознание безусловного значения самой жизни перед лицом смерти» (Эриксом Э. Детство и общество. М., 1992).
          На противоположном полюсе находятся люди, относящиеся к своей жизни как к череде нереализованных возможностей и ошибок. Недостаток или отсутствие целостности проявляется у этих людей в скрытом страхе смерти, ощущении постоянной неудачливости и озабоченности тем, что «еще может случиться». Эриксон выделяет два превалирующих типа настроения у раздраженных и негодующих пожилых людей: сожаление о том, что жизнь нельзя прожить заново, и отрицание собственных недостатков и дефектов путем проецирования их на внешний мир (Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности (Основные положения, исследования и применение). СПб., 1997).
          В современном, преимущественно технократическом, постоянно озабоченном прогрессом и ростом прибылей обществе старение рассматривается как процесс превращения в нечто ненужное, негодное, бесполезное. Это, в частности, наблюдается в растущем взаимоотчуждении поколений. Причиной этого отчуждения стал распад семьи. Жизнь в «Я» стала важнее, чем жизнь в «Мы». В то время как раньше молодые, помогая пожилым в гораздо более близком контакте, были внутренне сопричастны не только их слабостям и болезням, но также и богатству их опыта, и силе чувств, теперь поколения живут гораздо отдаленнее и изолированнее. К телесному и духовному отчуждению добавилось также социальное (Кемпер И. Легко ли не стареть? М., 1996).
          На последних этапах жизненного цикла индивида исключительно большую роль играет семья. Она представляет для пожилого человека ближайшее социальное окружение, оказывает и позитивное, и негативное влияние на его адаптацию к изменившимся после выхода на пенсию условиям жизни. Семья является важнейшим источником повседневной помощи, социально и психически поддерживает стареющих людей (Шапиро В.Д. Социальная активность пожилых людей в СССР. М., 1983).
          Для большинства людей прямые родительские обязанности – если, конечно, они у них были – прекращаются в поздней взрослости. В среднем, по данным Г. Крайга, пожилые супружеские пары сообщают о большей удовлетворенности браком после того, как их выросшие дети начинают жить отдельно. Первоначально могут возникать некоторые сложности, потому что, когда не отвлекают дети, людям нужно заново научиться жить вдвоем. Но большинство пар, вырастивших детей и сохранивших брак, утверждают, что испытывают меньшее напряжение и более сильное чувство удовлетворенности и гармонии. Кроме того, пары, которые сообщают при опросах об удовлетворенности, превышающей средний уровень, часто говорят, что брак стал занимать более важное место в их эмоциональной жизни. Он стал для них источником утешения, поддержки и душевной близости (Крайг Г. Психология развития. СПб., 2000).
          «Чувственное сближение» между супругами в пожилом возрасте может быть очень сильным. Езеф Зеленка делится своими наблюдениями:
          «Она стояла перед зеркалом, маленькая, сильная, некрасивая. Новое пальто спускалось ей до лодыжек, из рукавов торчали только кончики пальцев. Она выглядела неуверенной и очень ранимой.
          «Тебе идет, – повторил уже несколько раз старичок, обходя ее кругом. Он осторожно поправил складку, снял невидимую пушинку с плеча. Немного его подшить, – советовал он, – и будет очень хорошо...»
          Зеркало привлекло высокую интересную блондинку. Она прикидывала на себя костюмы различных цветов, крутилась и наклонялась в разные стороны из-за спин тех двоих.
          «Ох», – прошипела сквозь зубы продавщица, нетерпеливо поднимая глаза к потолку, пока эти двое еще стояли у зеркала.
          «Я так не могу, я такая маленькая», – произнесла виновато старушка и повернула раскрасневшееся личико к продавщице, потом посмотрела на мужа. Она хотела быть в его глазах немного получше. Старичок отдал завернуть старое пальто.
          «Холодно», – заметил он, расплачиваясь.
          Я совершенно забыл, зачем пришел в магазин. Пошел за ними, влекомый какой-то неясной силой. Старичок, держа жену за кончики пальцев, высовывавшиеся из длинного рукава, вел ее по улице. Я шел за ними довольно долго, незаметно, но упорно, не говоря ни слова» (Цит. по: Кратохвил С. Психотерапия семейно-сексуальных дисгармоний. М., 1991. С. 235).
          Семья может предоставлять пенсионерам прямую и косвенную экономическую поддержку, оказывать различного рода социально-бытовые услуги, обеспечивать необходимый уровень потребления и комфорта, условия для досуга и отдыха. Этим, однако, не ограничиваются функции семьи по отношению к пожилым людям. В семье пенсионеры сохраняют возможность целенаправленных, содержательных и полезных занятий, интенсивного и, что особенно важно, интимного межличностного общения. Участвуя в принятии семейных решений, они поддерживают свой престиж, а обсуждая с более молодыми членами семьи их внесемейную деятельность, находят применение своему опыту, в том числе и профессиональному. В семье пенсионер в дополнение к собственным использует и ее социальные контакты, что позволяет вести ему более активный образ жизни. Принадлежность человека, ушедшего на пенсию, к семье может служить лучшим средством от «пенсионной болезни». Таким образом, значение семьи как ближайшего социального окружения, непосредственной микросреды не только полностью сохраняется, но и резко усиливается с оставлением работы (Шапиро В.Д. Человек на пенсии социальные проблемы и образ жизни. М., 1980).
          Успешность адаптации к жизни на пенсии во многом определяется и предрасположенностью, готовностью самого человека к осуществлению прежних и новых семейных ролей, а также тем, насколько семья удовлетворяет основные социальные и психологические потребности человека. Особое значение для пожилых людей имеет любовь, уважение и заботливое отношение детей и внуков, признание детьми родительского авторитета, высокая оценка сделанного для них отцом или матерью. Установка на помощь детям зависит от конкретных обстоятельств: положительная установка на помощь детям, не оговоренная никакими условиями, свойственна только половине пожилых людей. Поэтому реальная внутрисемейная ситуация, с которой пенсионеры сталкиваются после оставления работы, не всеми из них воспринимается как благоприятная. Отсюда несоответствие между фактическими семейными функциями пожилых людей и их предрасположенностью к такого рода деятельности. Это может стать причиной их неудовлетворенности своим новым положением в семье и источником напряженных отношений с детьми.
          Ценностные ориентации свидетельствуют не только о готовности пожилых людей что-то делать для семьи, поступаться своими интересами для блага детей, но и о желании получать от них моральную поддержку или по крайней мере простую человеческую благодарность. Одинокие пожилые люди сталкиваются с рядом социальных, экономических и психологических проблем, которые они далеко не всегда могут разрешить. Радость постоянного общения с детьми нередко заставляет идти на известный компромисс, ограничивая удовлетворение других потребностей и беря на себя дополнительные обязанности по дому. А ведь часто, снимая с детей нагрузку по дому, пожилые люди жертвуют своим здоровьем, отдыхом, общением и другими важными для них ценностями. Вместе с тем некоторые пожилые люди сталкиваются с непониманием со стороны младших родственников, считающих, что семья должна составлять чуть ли не единственный объект интересов пожилого человека, и воспринимающих его вклад как нечто само собой разумеющееся.

          Хотя многие пожилые стремятся к автономии от детей (социальной, экономической, территориальной), для большинства из них семья по-прежнему является центром их интересов, местом удовлетворения многих человеческих потребностей, важнейшей сферой деятельности. Отношение семьи к пожилому человеку во многом служит показателем ее сплоченности и стабильности. Благоприятная семейная среда может обеспечить активный, разносторонний и полноценный образ жизни пожилого человека, способствовать его долголетию.
          В целом семья остается уникальным, ничем не заменимым источником поддержки и помощи пожилым и старым людям. Она разделяет с обществом ответственность за их социальное функционирование, материальное благополучие, физическое и моральное здоровье.
          ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ ДЛЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ:
          1. Дайте характеристику каждой стадии жизненного цикла семьи.
          2. Приведите примеры разных периодизаций развития семейной жизни.
          3. Попробуйте определить специфику каждой стадии жизненного цикла развития российской семьи.
          РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА:
          Алешина Ю.Е. Цикл развития семьи: исследования и проблемы. //Вестник МГУ, сер. 14, психология. 1987. № 2. С. 60-72.
          Алешина Ю.Е., Борисов И.Ю. Полоролевая дифференциация как комплексный показатель отношений супругов.//Вестник МГУ, сер. 14, психология. 1989. №2.С.44-53.
          Алешина Ю.Е., Волович А.С. Проблемы усвоения ролей мужчины и женщины. // Вопросы психологии. 1991. №4. С. 74-82.
          Альперович В. Социальная геронтология. Пожилым и молодым о старости и старении. Ростов-на-Дону, 1997.
          Антонюк Е. В. Становление ролевой структуры молодой семьи и ее восприятие супругами. // Вестник МГУ, сер. 14, психология. 1989. №4. С. 25-34.
          Антонов А., Медков Д. Социология семьи. М., 1996.
          Бодалев А.А. Личность и общение. Избранные психологические труды. М., 1995.
          Бодалев А.А., Столин В.В. О задачах в области научного психологического обеспечения службы семьи. // Семья и формирование личности. Под ред. А.А. Бодалева. М., 1981.
          Витек К. Проблемы супружеского благополучия. М., 1988.
          Владин В., Капустин Д. Гармония семейных отношений. Минск, 1988.
          Гребенников И.В. Основы семейной жизни. М., 1991.
          Голод С.И. Моногамная семья: кризис или эволюция? (Социологический анализ) // Социально-политический журнал. 1995. №6. С. 74-87.
          Голод С.И. Стабильность семьи. Социологический и демографический аспекты. Л., 1984.
          Гурко Т.А. Влияние добрачного поведения на стабильность молодой семьи. // Социологические исследования. 1993. С. 58-74.
          Захаров А.И. Психологические особенности диагностики оптимизации взаимоотношений в конфликтной семье. // Вопросы психологии. 1981. №3. С. 58-68.
          Ильин Е.П. Сущность и структура мотива. // Психологический журнал. 1995. Т. 16. №2. С. 27-42.
          Калмыкова Е.С. Психологические проблемы первых лет супружеской жизни. // Вопросы психологии. 1983. №3. С. 83-89.
          Кемпер И. Легко ли не стареть? М., 1996.
          Книга о здоровье: Сборник / Сост.: Ю.В. Махотин, О.В. Карева, Т.Н. Лосева. Под ред. Ю.П. Лисицына. М., 1988.
          Ковалев С.В. Психология современной семьи. М., 1988.
          Крайг Г. Психология развития. СПб., 2000.
          Кратохвил С. Психотерапия семейно-сексуальных дисгармоний. М., 1991.
          Меньшутин В. В. Помощь молодой семье. М., 1987.
          Навайтис Г. А. Семья и психолог. Калининград, 1996.
          Обозов Н. Н. Психология межличностных отношений. Киев, 1990.
          Обухова Л. Ф. Детская психология: теории, факты, проблемы. М., 1996.
          Орлокк К. Нет – старению. М., 1998.
          Психология зрелости и старения. Ежеквартальный научно-практический журнал. М., 1998. Зима (4).
          Сатир В. Как строить себя и свою семью. М.,1992.
          Современная семья. М., 1982.
          Стрелков Ю.К. Психология жизненных кризисов и значимых событий. // Психологический журнал. 1993. Т. 14. №5. С. 141-142.
          Сысенко В. А. Супружеские конфликты. М., 1993.
          Сысенко В. А. Устойчивость брака: проблемы, факторы, условия. М., 1981.
          Филюкова Л. Ф. Современная молодая семья. М., 1993.
          Хейли Дж. Необычайная психотерапия (психотерапевтические техники Милтона Эриксона). Нью-Йорк-Лондон, 1986.
          Хрестоматия по возрастной психологии. Сост. Л.М. Семенюк. Под ред. Д.И. Фельдштейна. М., 1996.
          Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности (Основные положения, исследования и применение). СПб., 1997.
          Шапиро А.3. Психолого-гуманистические проблемы позитивности-негативности внутрисемейных отношений. // Вопросы психологии. 1994. №4. С. 45-46.
          Шапиро В.Д. Социальная активность пожилых людей в СССР. М., 1983.
          Шапиро В.Д. Человек на пенсии: социальные проблемы и образ жизни. М., 1980.
          Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. СПб., 1999.
          Эриксон Э. Детство и общество. М., 1992.
          Юнг К.Г. Брак как психологическое отношение. // Конфликты детской души. М., 1995.



         





          ПСИХОЛОГИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ
          Аттракция. Механизмы возникновения симпатии. Феномен любви и ее типы. Русский Эрос (концептуальный обзор). Источники и стили любви. Условия сохранения эмоциональных отношений. Причины отрицательного отношения к себе и семейной жизни.
          АТТРАКЦИИ
          Наиболее подробно прояснение закономерностей возникновения, развития, стабилизации и распада эмоциональных отношений выполнено Л.Я. Гозманом в его работе «Психология эмоциональных отношений». Анализ эмоциональных отношений играет важную роль в понимании процессов формирования брачной пары, динамики развития супружества и внутрисемейной ситуации в целом, в установлении гармоничных детско-родительских отношений и стилей воспитания.
          Л.Я. Гозман указывает на многоаспектпость эмоциональных отношений (аттракции). В современной психологической науке аттракция понимается как:
          – притяжение в физическом смысле, стимулирующее некоторую тенденцию к объединению;
          – особенность объекта, который способствует вовлечению человека в совместную с этим объектом активность, что выражает характеристику взаимодействия между этим человеком и объектом;
          – эмоция, имеющая своим предметом другого человека, установка на другого человека;
          – эмоциональный компонент межличностного общения.
          Аттракция зависит от различных причин, среди которых Л.Я. Гозман указывает степень сходства между партнерами, особенности взаимодействия между ними, ситуацией, в которой происходит общение, свойства самого субъекта аттракции, культурный контекст и временную детерминанту развития отношений.
          Основными координатами межличностных отношений являются статусно-ролевые различия, валентность (направленность) характера отношений, свободный или вынужденный способ создания семейной пары.
          Л.Я. Гозман подчеркивает, что аттракция связана с альтруизмом, с желанием высоко оценивать друг друга. Фундаментальное свойство аттракции проявляется во внутрисемейном общении, в возможности при ее наличии открыто выражать свои чувства, в том числе несогласие, не опасаясь разрушить внутрисе-мейную ситуацию. Чем выше аттракция, тем больше потребность в общении у партнеров, тем чаще они общаются друг с другом. В счастливых браках, по мнению Гозмана, выше вербальный компонент любви, т.е. члены семьи охотнее и чаще говорят о своей любви.
          МЕХАНИЗМЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ СИМПАТИИ
          В своем исследовании Л.Я. Гозман выделяет этапы развития эмоциональных отношений и их детерминанты. Приведем их характеристику.
          Первый этап эмоциональных отношений по Гозману связан с возникновением и развитием симпатии. Вначале выступают как значимые такие свойства объекта: внешние данные, социально-демографические характеристики, поведенческие паттерны. Оценка внешности определяется степенью соответствия ее одному из существующих стандартов, одинаковых для людей, принадлежащих к одной или близким субкультурам. Это объясняется тем, что красота является безусловным стимулом. Единственный общий физический признак красоты для всех культур по Гозману – мускулатура и рост у мужчин. Кроме того, красивые чаще общаются, однако это свойство справедливо для красивых мужчин, но не для красивых женщин. Выгода общения с красивым кроется в том, что при этом как бы повышается собственная красота. В виде распространенного типа проявляется приписывание красивым хороших личностных свойств, а некрасивым – плохих. Однако красивой женщине чаще приписывают положительные качества, мужчинам – реже. (Это же в сказках: Василиса-Краса, образа Ивана-Красавца в сказочных сюжетах нет). Вместе с тем женщины больше ориентируются при выборе спутника жизни на красивую внешность, чем мужчины. Но не все так просто. Дело в том, что уверенные в себе люди выбирают наиболее красивого, при отсутствии такой уверенности – ориентируются на средний или даже низкий уровень физической привлекательности.
          Далее в процессе развития отношений и общения по мере узнавания значимыми становятся социально-психологические характеристики человека. Большое влияние на аттракцию оказывают достоинства человека. Л.Я Гозман указывает на то, что слишком высокий уровень положительных качеств снижает аттракцию, такой человек воспринимается как недоступный и недосягаемый. Его постоянная «правильность» угнетает. Повышает аттракцию улыбка, приветливые манеры.
          Установлена очень большая зависимость аттракции от самораскрытия, доверия партнеров друг к другу. Кроме этого влияет на характер эмоциональных отношений удачливость другого человека. Сильно сказывается на аттракции сходство установок.
          На последующих этапах важное значение для развития аттракции начинают играть личностные свойства. Вопрос дискутируется по поводу того, являются ли более привлекательными сходные качества или противоположные. К настоящему времени преобладающей точкой зрения выступает взаимодополнительность личностных свойств.
          Л.Я. Гозман выделяет пространственную близость, частоту контактов, соответствующую ожиданиям длительность и интенсивность взаимодействия, сотрудничество (но не переходящее в соперничество), положительные подкрепления в качестве факторов, способствующих возникновению и укреплению симпатии.
          Вектор аттракции направлен от симпатии к любви. Ощущения, сопровождающие любовь, более сильные, нежели при симпатии: эйфория, депрессия, склонность к фантазиям, нарушения сна, общее возбуждение, трудности в концентрации внимания.
          К сожалению, часто «любовь» и «влюбленность» обсуждаются как синонимы, об их глубокой разнице молчит психология, и лишь внешними касаниями говорит искусство. Пожалуй, в мировой литературе есть только один эпизод, в котором по-настоящему уловлена разница, хотя и тут она не осознана как разница влюбленности и любви. Это сцена из «Войны и мира», когда Андрей Болконский признается в любви Наташе Ростовой, получает ответное «да» – и в душе его вдруг разыгрывается мгновенный и загадочный переворот: влюбленность вдруг делается любовью. «Князь Андрей держал ее руку, смотрел ей в глаза и не находил в своей душе прежней любви к ней. В душе его вдруг повернулось что-то: не было прежней поэтической и таинственной прелести желания... был страх перед ее преданностью и доверчивостью, тяжелое и вместе радостное сознание долга, навеки связавшего его с нею».

          Об этом же – любви, но намного проще и доступнее, а потому, вероятно, менее заметно, говорят и детские стишки:
          «Уронили Мишку на пол,
          Оторвали Мишке лапу.
          Все равно его не брошу,
          Потому что он хороший».
          ФЕНОМЕН ЛЮБВИ И ЕЕ ТИПЫ
          Понятие «любовь» – одно из немногих слов, выражающих почти абсолютную абстракцию (наряду с «истиной», «богом» и др.). То, что в понятие «любовь» люди вкладывают разное значение, не вызывает сомнений. Однако «индивидуальная» любовь имеет право на существование, как право на жизнь имеют и различные психофизические субстанции под названием «человек». Вряд ли найдется человек в летах, утверждающий, что никогда не любил и даже не влюблялся. Любить хотят многие, а чтобы любили их самих – все. В продолжение всей жизни среднестатистический человек имеет несколько вех, разграничивающих себя самое на «до» и «после встречи» с этим человеком, с любовью, с судьбой, с жизнью и смертью. Любовь, что бы за ней не скрывалось, является значимым событием, состоянием, процессом для включенных в ее поле людей. По описаниям очевидцев и участников, заинтересованных и отвергающих, любовь для человека несет невозможную в другом месте и времени возможность как бесконечного блаженства и счастья, так и не иссыхающей тоски, неумолимой боли и неутомимой муки. Человек стремится к любви и бежит от нее одновременно. В реальной жизни любовь является лакмусовой бумажкой сущностных качеств человека. Несомненно, каждый человек как рождается, так и умирает по-своему. Физические рождение и смерть есть «начало» и «конец», важнейшие в нашей жизни. Грубо обобщая, можно сказать, что жизнь есть преломление пространственно-временных «начал» и «концов» в своем динамическом взаимопроникновении и, наконец, преобразованных из энергетически дивергентных (противоположных, расходящихся) в единство животворящих и смертонесущих единиц мироустройства. Само же течение жизни в отдельные моменты отражает свою дуальную, противоречивую сущность. Череда мелких выборов, являющихся также энергетически заряженными полюсами «начала» и «конца», сменяются выборами важными, которые больше напоминают уже борьбу «жизни» и «смерти». Одним из таких ключевых самовыражений жизни является и «любовь». Какой человек, таковы его выборы, его большие и малые «начала» и «концы». Так, по-видимому, любовь открывает человеку его сущность, которая отличает его от других. Каждый человек любит по-своему, и, возможно, именно способность к любви делает человека человеком и человеком, отличным от других людей. Пьер де Шарден в работе «Феномен человека» спрашивает: «В какой еще момент любящие друг друга настолько полно овладевают собой, если не тогда, когда они потерялись друг в друге?» Любовью человек открывается и закрывается, побеждает и терпит поражение от жизни, возносится и падает, становится свободным и рабом (освобождается и порабощается), оживляет и убивает.
          Психология издавна интересовалась «любовью», не сосчитать страниц, посвященных любви, но от этого она не перестала быть загадкой. Любовь одна, но подделок под нее – тысячи. Любовь остается откровением для каждого человека сегодня, как и тысячелетия назад. Еще в древнеиндийском трактате «Ветка персика» так описывалось возникновение любви:
          «Три источника имеет влечение человека: душу, разум и тело. Влечения душ порождают дружбу. Влечения ума порождают уважение. Влечения тела порождают желание. Соединение трех влечений порождает любовь».
          В этих метафорических словах, при всем их наивном схематизме, просвечивает облик почти идеальной любви, полностью захватывающей человека. Такая всепоглощающая любовь встречается, видимо, нечасто: в мире царят другие, более простые виды любви.
          В древнегреческом языке использовались следующие термины для определения разнообразных проявлений и форм любви: эрос – стихийная, страстная, иррациональная любовь-одержимость, стремящаяся к полному физическому обладанию; филиа – любовь-дружба, обусловленная социальными связями и личным выбором, рассудочная и поддающаяся контролю сознания; сторге – спокойная, надежная любовь-нежность, особенно семейная. И, наконец, агапе – любовь бескорыстная, жертвенная, она связана с полной самоотдачей, растворением любящего в заботе о любимом.
          Об универсальности, архетипичности темы любви говорят мифы и сказки различных времен и народов. Не потому ли, что любовь – самая сильная потребность души человека. Именно об этом говорит миф об Амуре и Психее, рассказанный Апулеем (Цит. по: Флоренская Т.А. Диалог в практической психологии. М., 1991).
          «У одного царя было три дочери. Младшая была красивее всех, ее звали Психея. Слава о ее красоте пролетела по всей земле, и многие приезжали только затем, чтобы полюбоваться ею, но Психея страдала оттого, что ею только любуются: она хотела любви. Отец Психеи по обычаю того времени обратился к оракулу за советом, и оракул ответил, что Психея, одетая в погребальные одежды, должна быть отведена в уединенное место для брака с чудовищем. Несчастный отец выполнил волю оракула. Оставшись одна, Психея почувствовала порыв ветра, который перенес ее в чудесный дворец, где она стала женой невидимого супруга. Загадочный супруг Психеи взял с нее обещание, что она не будет допытываться, кто он, не будет стремиться увидеть его лицо – иначе им грозит разлука, многие беды и мытарства. Но злые сестры, сжигаемые завистью, подговорили доверчивую Психею разглядеть супруга, когда он заснет. Ночью, сгорая от любопытства, Психея зажгла светильник и, увидев своего супруга, узнала в нем бога любви – Амура. Пораженная красотой его лица, Психея любовалась Амуром – и тут капля горячего масла светильника упала на плечо его, и Амур проснулся от боли. Оскорбленный, он улетел, а покинутая Психея пошла по земле искать своего возлюбленного. После долгих мытарств Психея оказалась под одной крышей с Амуром, но не могла с ним видеться. Мать Амура – Венера – заставила ее выполнять невыполнимые работы; только благодаря чудесной помощи Психея справлялась с ее заданиями. Когда Амур выздоровел от ожога, он умолял Зевса разрешить ему брак с Психеей видя их любовь и подвиги Психеи во имя любви, Зевс согласился на их брак. Психея получила бессмертие и была причислена к сонму богов. Такова притча о боге любви и душе человека».
          В переводе с греческого «психе» означает «душа». Для психологии любви миф об Амуре (любви) и Психее (душе) имеет огромное значение. Душа, персонифицированная в образе Психеи, стремится к любви, не может устоять перед ней. Налетел Амур (страсть, т.к. в римской мифологии крылатый Купидон (он же Амур) – бог страсти) и унес Психею (страсть обуяла душу, подхватила и унесла ее.). Но это еще не любовь. Вместе с тем страсть, как и любовь, невидима для внешнего взора (неподвластна рациональному препарированию). Превращение в объект любопытного подглядывания ранит ее, и, подобно Амуру, улетевшему от Психеи, она покидает того, кто исследует ее. Далее Психея (душа) отправляется на поиски Амура (любви). При этом Психее (душе) приходится много трудиться, чтобы обрести Амура (любовь). Настоящая любовь возникает тогда, когда душа научится трудиться. Душа, которая многое претерпела, проявила стойкость, научившаяся трудиться, – обретает любовь. Психея (душа) и Амур (любовь) соединяются. Боги сжалились! Более того, такая душа, наполненная любовью, становится бессмертной.
          У этого мифа есть маленькое продолжение, которое редко приводят. У Амура и Психеи родилась дочь, и назвали ее Наслаждением. Комментарии, как говорится, излишни.
          Двадцать четыре века назад Платон создал первую в человеческой культуре философию любви; это стало очень крупным шагом вперед в постижении человеческой любви, а позднее – истоком для большинства любовных теорий.
          Любовь для Платона – двойственное чувство, она соединяет в себе противоположные стороны человеческой природы. В ней живет тяга людей к прекрасному – и чувство чего-то недостающего, ущербного, стремление восполнить то, чего у человека нет. Эрот двулик, говорит Платон, он несет человеку и пользу и вред, дает ему зло и добро. Любовь таится в самой природе человека и нужна для того, чтобы исцелять изъяны этой природы, возмещать их.
          Одна из основ любовной теории Платона – его учение о крылатой природе души. Человек для идеалиста Платона состоит из бессмертной души и смертного тела. Душа человека – маленькая частица «вселенской души», и сначала она парит в «за-небесной области», по которой разлита «сущность», «истина» – великое первоначало всего мира.
          Основа всех видов человеческой любви, как бы глубинная ось ее чувств – это отношение к другому человеку как к самому себе: такое состояние души, когда все в нем так же дорого подсознанию, как он сам.
          Современные концепции, объясняющие механизмы возникновения любви, за исходное принимают физиологическое влечение. Романтическая любовь интерпретируется как сильное возбуждение, которое может быть результатом чего угодно, но нередко соседствует с опасностью, смертью, страхом. Склонность к интерпретации может оказаться выше, чем само возбуждение. Романтическая любовь непостоянна и нестабильна, так как 1) причины возбуждения в обыденных ситуациях быстро исчезают; 2) связана с постоянным переживанием сильных (как положительных, так и отрицательных) эмоций, от которых быстро устают; 3) ориентирована на устойчивую идеализацию партнера, при которой реальный человек становится фантомом. Статистически нормальный исход семейных отношений, построенных на романтической любви, – распад.
          В любви кроме эмоциональной интерпретации важен уровень самопринятия. В благоприятных ситуациях уровень самопринятия повышается, при распаде – снижается.
          Важным источником формирования образа любви у человека является опыт, приобретенный в родительском доме, влияние поведения отца и матери, поскольку образ любви не исчерпывается представлениями о том, как вести себя во время полового контакта, но во многом определяется усвоенным способом общения в совместной жизни с другими людьми. Человек, который вырос в атмосфере авторитарности и деспотизма, будет искать сексуального именно с этими, травмирующими его чертами. Наоборот, чрезмерная опека родителей сформирует будущих инфантильных мужчину и женщину.
          Попытки построения теоретических моделей любви отличаются претензией на большую глобальность. И все-таки такие случаи известны. Различия между моделями любви проходят по оценочному параметру: оптимизм-пессимизм. В пессимистической модели постулируется слабость и несовершенство человека, в оптимистической – конструктивная сила любви.
          Пессимистическая модель предложена Л. Каслером. Он выделяет три причины, которые заставляют человека влюбляться: 1) потребность в признании; 2) удовлетворение сексуальных потребностей; 3) конформистская реакция (так принято). Любовь по Каслеру – это сплав совокупности эмоций, среди которых ведущую роль играет страх потери источника удовлетворения своих потребностей. Влюбленность, конструируемая постоянным страхом потерять его, делает человека несвободным, зависимым и мешает личностному развитию. Позитивное эмоциональное состояние влюбленного он связывает с благодарностью человека за удовлетворе

Психология семейных отношений. Курс лекций (2 3 4 5 6 7)



[Комментировать]