Психология семейных отношений. Курс лекций 6

Психология семейных отношений. Курс лекций (2 3 4 5 6 7)


          Часть 6

          ние своих потребностей. Следовательно, приходит к выводу Л. Каслер, свободный человек не испытывает любви.
          Оптимистическая модель любви предложена А. Маслоу. Согласно этой модели любовь характеризуется снятием тревожности, ощущением полной безопасности и психологическим комфортом, удовлетворенностью психологической и сексуальной стороной отношений, которая с годами растет, постоянно усиливается интерес любящих людей друг к другу. В течение совместной жизни партнеры хорошо узнают друг друга, реальная оценка супруга сочетается с его полным принятием. Конструктивную силу любви Маслоу связывает с соединением сексуальной сферы с эмоциональной, что способствует верности партнеров и поддержанию равноправных отношений.
          И.С. Кон (Кон И.С. Введение в сексологию. М., 1989) приводит типологию любви Д.А. Ли, экспериментальное обоснование которой выполнено К. Хендриком:
          1. эрос – страстную любовь-увлечение;
          2. людус – гедонистическую любовь-игру с изменами; (Эти два типа любви, по мнению автора, наиболее присущи мужчинам.)
          3. сторге – любовь-дружбу;
          4. мания – любовь-одержимость с неуверенностью и зависимостью;
          5. прагма – любовь по расчету;
          (Авторы полагают, что сторге, мания и прагма более свойственны женщинам.)
          6. агапе – бескорыстную любовь-самоотдачу.
          Л.Я. Гозман приводит схему характеристики диадических отношений по Т. Кемперу (Гозман Л.Я. Психология эмоциональных отношений. М., 1987). Системообразующими факторами выступают власть и статус.
          Власть (Р) трактуется как способность заставить кого-либо сделать что-либо. Статус (S) понимается как желание индивида идти навстречу требованиям партнера благодаря позитивным эмоциональным отношениям.



          В этих координатах возможны следующие варианты:
          P
          1

          2

          S
          Схема 1. Вариант детско-родительских отношений. Родитель (1) обладает большой властью, а ребенок (2) высоким статусом.
          P
          1 2



          S
          Схема 2. Вариант романтической любви. Индивиды обладают большой (равной) властью друг над другом и имеют высокий статус.
          P


          1 2

          S
          Схема 3. Вариант любви-поклонения. Индивид (2) не обладает властью над другим (1), но статус последнего в глазах первого недосягаем.
          P
          1 2



          S
          Схема 4. Измена в диаде. Партнер 1 имеет высокий статус и власть над 2, который реальный статус утратил.
          P
          1


          2
          S
          Схема 5. Вариант безответной любви. Партнер 1 имеет высокий статус в глазах другого (2) и реальную власть над ним. 2 не имеет ничего.
          Э. Фромм выделяет 5 типов любви: братскую, материнскую, эротическую, любовь к самому себе и любовь к Богу. Он выделяет в любви: заботу, ответственность, уважение друг к другу, знание особенностей другого, непременное для любви ощущение удовольствия и радости.
          Р. Хатисс выделяет в любви уважение, положительные чувства к партнеру, эротические чувства, потребность в положительных чувствах партнера, чувство близости и интимности. Он же включает сюда чувство враждебности, которое вытекает из слишком короткой дистанции между партнерами и эмоциональной близости.
          По 3. Рубину, любовь содержит привязанность, заботу и интимность.
          РУССКИЙ ЭРОС (КОНЦЕПТУАЛЬНЫЙ ОБЗОР)
          Интересный обзор концепции русского Эроса проведен В.П. Шестаковым (Русский Эрос, или Философия любви в России. Вступительная статья, М., 1991). Приведем его подробнее.
          Автор пишет, что русская философия любви XIX века чрезвычайно бедна. Он указывает на единственное исключение – статью Н. Г. Чернышевского «Русский человек на rendez-vous». В ней Чернышевский отмечает такую особенность русского характера: русский мужчина там, где ему нужно проявить решительность в отношении к любимой женщине, оказывается нерешительным, медлит, морализирует, сомневается и готов бежать от женщины, которую любит, проявляя чисто женскую застенчивость и пассивность. Он готов пылко любить, но скорее в мечте, чем в реальности.
          К началу XX века в Западной Европе доминирующей концепцией, определяющей понимание и интерпретацию секса, эротики, любви, стал фрейдизм, поставивший биологические потребности человека над социальными.
          В отличие от западных философов русские мыслители развивали гуманистическую традицию в понимании любви и, обращаясь к потаенным вопросам пола, связывали сексуальную энергию человека не только с продолжением рода, но и с пониманием духовной культуры человека. В.П. Шестаков обращает внимание на синкретизм как характерную особенность русского Эроса. Любовь оказывается предметом обсуждения философии, этики, эстетики, психологии.
          Широкую популярность имели взгляды В. Розанова («Уединенное», «Опавшие листья», «Мимолетное»), критиковавшего христианское учение о любви. С одной стороны, христианство всегда с подозрением относилось к полу, видело в нем знак греховности человеческого рода, но, с другой стороны, оно всегда оправдывало семью и брак как условие продолжения рода. В противоположность христианским идеологам Розанов шел к язычеству, обожествляя плоть, половую любовь как источник жизни. Он провозглашал силу и вечную мощь родовой любви.
          По мнению В. Соловьева («Чтения о боготворчестве», «Смысл любви»), у человека любовь носит индивидуальный характер. Смысл человеческой любви, говорит Соловьев, есть оправдание и спасение индивидуальности через жертву эгоизма. Это происходит потому, что посредством любви утверждается безусловное значение другой индивидуальности. Соловьев видел в любви два начала: природное (половая любовь) и идеальное (духовная любовь). В. Соловьев описывает любовь нисходящую, восходящую и равную. Основания для такого представления он усматривает в соотношении вкладов каждого партнера в эмоциональные отношения. Равная любовь предполагает равенство эмоционального вклада тому, что поступает в ответ.
          В этом смысле можно обсуждать следующие виды эмоциональных отношений:
          – любовь: если мне хорошо от того, что тебе хорошо и я могу отказаться от своих потребностей, чтобы тебе было лучше, – то я тебя люблю;
          – ненависть: если мне хорошо от того, что тебе плохо, то я тебя не люблю;
          – соперничество: если мне плохо, когда тебе хорошо, – то я тебе завидую;
          – безразличие: если мне все равно, хорошо тебе или плохо, – то я к тебе равнодушен.
          Он подчеркивает значение любви в индивидуальной жизни человека, обращает внимание на то, что любовь лишает эгоизма, смещает центр отношений на другого. Воистину воплощаются вечные строчки: «...будут два в плоть едину...» Но любовь у Соловьева не только воссоединение двух половин, но и слияние с мировой душой.
          Им же обсуждается сильная страсть и ее последствия для человека. Никакого соотношения между силой любовной страсти и значением ее для потомства он не усматривает.
          Сильная страсть, связанная с частичной или полной потерей своего «Я», является для многих людей критерием любви. Однако Соловьев утверждает, что самая сильная любовь весьма часто остается неразделенною. Более того, при взаимности сильная страсть приводит к трагедии. Соловьевым подмечено, что очень счастливая любовь остается бесплодною, а если сильная любовь производит потомство, то оно весьма заурядно.
          Проблемы пола и любви занимают значительное место в творчестве Н. Бердяева («Метафизика пола и любви», «Смысл творчества», «Миросозерцание Достоевского»). Он относится к эротической энергии как вечному источнику творчества и связывает эротику с красотой. По Бердяеву, Эрос означает поиски и путь к прекрасному.
          Бердяев, анализируя творчество Достоевского, описывает вслед за ним два типа любви, свойственные русскому характеру: любовь-сладострастие и любовь-жалость. Получается, что русский человек любит либо из сладострастия, либо из жалости.
          Л. Карсавин, анализируя сущность любви («Петербургские ночи»), истолковывает ее в «двуединстве» жизни и смерти, свободной личности и абсолютного бытия, тела и духа, разума и чувства, в слиянии любви и любяшего.
          Б. Вышеславцев известен в русской теории любви («Этика преображенного Эроса») своей полемикой с психоанализом 3. Фрейда по поводу проблемы сублимации, трактуя ее как возведение низшего к высшему.
          3. Гиппиус («Влюбленность», «О любви», «Арифметика любви», «Черты любви», «Искусство и любовь») выделяла три основных принципа любви: андрогинизм (совмещение в одной личности мужского и женского начал), духовно-телесность, бо-гочеловечность любви.
          Другая линия в концепции русского Эроса – ортодоксально-богословское направление, представленное именами П. Флоренского, С. Булгакова, И. Ильина.
          П. Флоренский («Столп и утверждение Истины») рассматривает любовь как способ познания божественной сущности. Любовь, по Флоренскому, всегда – вхождение в Бога.
          С. Булгаков («Свет Невечерний») подчеркивает греховность пола в человеческой природе, отстаивает необходимость победы над сексуальностью. Концепция христианской любви, которую обосновывает Булгаков, заключается в страдании, жалости, терпении.
          И. Ильин («Поющее сердце», «Путь духовного обновления») видел в любви главный источник духовного обновления, возрождения духовной культуры.
          Таким образом, в истоках отечественной мысли о любви обнаруживается противостояние, связанное с двумя точками зрения на любовь. Согласно одной любовь трактуется как Эрос, согласно другой – как сострадание. Синтез этих философско-психологических направлений не завершен и в настоящее время.
          ИСТОЧНИКИ И СТИЛИ ЛЮБВИ
          Психологи знают немногое о любви, «а то, что мы пишем о ней, – говорит 3. Рабин, – создано лучшими поэтами и романистами». Такое понятие, как «любовь между мужчиной и женщиной», в дальнейшем мы будем называть просто «любовью».
          Дискуссионным остается вопрос об этической правомерности изучения такого интимного феномена, как любовь. В качестве парадоксального примера используют исследование, проведенное в 1972-1974 гг., участие в котором оказало существенное влияние на взаимоотношения людей в парах. Известно, что в некоторых случаях такие исследования укрепляют отношения, в других – разрушают. Порой испытуемые чувствовали, что статистический подход унижает их отношения, которые теряют изысканный аромат сакральности происходящего между ними. Тем не менее, многие психологи обращались к феномену любви, проводились исследования, предметом которых являлись разные аспекты этого явления. Одним из фундаментальных вопросов является вопрос об источнике любви. Достоверно известно, что любовь бывает «разная», включает много аспектов (физиологический, психологический, социальный, духовный и т.д.) и состояний личности (секс, забота, нежность, уважение, восхищение, деторождение и т.д.) и однозначно о всеобъемлющем источнике любви говорить трудно.
          Любовь как отражение личностной неадекватности. Итак, некоторые авторы (Кеслер, Фрейд, Мартинсон, Рейк) пытались обрисовать потребность в любви как признак неадекватности. 3. Фрейд и В. Рейк рассматривали «любовь» как отраженное восприятие собственных недостигнутых идеалов в партнере. Пил проводит параллель между использованием наркотиков и любовью (зависимость от чувства удовлетворения способствует занижению своей самооценки). По Кеслеру, «любовь» – признак наличия потребности у здорового человека, а по Фрейду и Рейку, «любовь» не является патологией, по характеризует невротическую личность. Так, зависимость клиентов психотерапевтов от своих партнеров показывает, что «неадекватные личности более зависимы от любви, чтобы выжить психологически». Итак, понятие неадекватности по-разному используется разными авторами. Приведем для примера разработку теории любви отечественного автора, так называемый «синтаксис любви».
          Теория любви А. Афанасьева. «Любовь» – это особое состояние эйфории, вызванное иллюзией обрести «счастье» в паре с субъектом, достаточно наделенным теми психическими свойствами, в которых ощущается недостаток. Автор обосновал свое представление о внутренней архитектуре человека, состоящей из четырех психических модулей или функций: Эмоции («души»), Логики («ума»), Физики («тела») и Воли («духа»). Этот набор функций присущ всем людям, однако он образует в личности иерархию, которая и определяет различие людей. «Как природа положит друг на друга эти четыре кирпича, таков и будет внутренний мир индивидуума». Что-то в психике человека является сильным, достаточным, жизнетворящим, а что-то слабым, недостаточным, ущербным, требующим дополнения и развития. Люди сходятся в разной степени плодотворно, стремясь к гармонии психики и жизни соответственно иерархиям своих функций. Автор, математически соотнося иерархии, выделяет 24 варианта взаимодействия двух людей во имя «любви». Именно значимый недостаток в проявлении какой-либо функции (воли, эмоции, тела, ума) является причиной возникновения любви к другому человеку. Существуют три вида любви (или сочетания слабой функции с функциями противоположной стороны, что могут вызвать эйфорию):
          Эрос – любовь по принципу противоположности. Встречается чаще всего, к сожалению, сильная сторона другого не прибавляет силы слабой стороне. Любовь – зависть – ненависть.
          Филия – любовь по принципу тождества. Родственные души, узнавая друг друга, в конечном счете оказываются перед своим отражением в зеркале. Статика, скука.
          Агапе – любовь-эволюция, движущая партнеров от противоположности к тождеству. Плодотворная, настоящая «формула любви», приводит к гармонизации личностей любящих.
          Существуют чистые и множество переходных типов отношений (24 варианта), имеющих разные перспективы развития. «Любовь исчезает, когда перестает надеяться или бояться», – говорил Ларошфуко. Как правило, эйфория длится три года, далее происходит разрыв (если иллюзия оказывается необоснованной) или продолжение отношений на ином уровне. Так, познание себя и другого определяет возможности отношений между людьми.
          Любовь – нормальное чувство адекватной личности. Однако для большинства психологов «любовь» – вполне нормальное чувство адекватной личности. Винч связывает это явление с воспитанием: «Индивиды могут быть овеяны такой любовью, которую им необходимо излить другим...» Гринфильд считает, что «любовь» – «поведенческий комплекс, функцией которого является управление индивидами» в обществе, выполнение определенной социальной роли («муж-отец», «жена-мать»). По мнению Вальстера, «любовь» объясняется сильным физиологическим возбуждением. Источником любви могут являться также и несексуальные стимулы (темнота, опасность и т.д.). Теория социальных норм рассматривает в качестве источников любви внутричеловеческую эмоциональную зависимость, которая воспитывалась у нас в обществе, «любовь и брак все еще признаются за традиционную ценность, мы программируем этот путь с рожденья и поэтому принимаем невротическую потребность в любви за естественную человеческую потребность» (любовь целесообразна ввиду продолжения рода и, соответственно, должна быть культурно подкреплена).
          Теория любви В.И. Мустейна. По мнению В.И. Мустейна, в понятие «любовь» входят множество характеристик, таких как альтруизм, интимность, восхищение, уважение, участие, доверие, согласие, гордость. Каждую характеристику можно, кроме того, классифицировать по способу выражения: а) чувство, б) установка, в) поведение, г) здравый смысл. Однако ни один из них не является ведущим критерием определения «любви». Например, партнеры могут прийти к выводу, что они «любят», «ссылаясь на чувства, отношения или поведение, но оценка их состояния остается, однако, осознанным решением» (а воля «забивает» непосредственность выражения, присущую любви). Вопрос остается открытым. По мнению В.И. Мустейна, проведенные исследования говорят о трех стадиях «любви»: а) страстная любовь; б) романтическая; в) супружеская любовь. Страстная любовь включает сильное возбуждение и основана на сексе, хотя сексуальных отношений может и не быть из-за внутренних и внешних барьеров. Романтическую любовь по силе трудно отличить от страстной, однако она сконцентрирована на идеализации партнера, а не па сексуальности. Супружеская любовь бывает либо после заключения брака, либо если партнеры находятся в длительной связи до брака; базируется на хорошей осведомленности, на «постоянно возрастающем знании друг о друге, заменяющем фантазию». Результат каждой стадии и их последовательность не изучены. Одна из схем следующая: страстная любовь (физическая аттракция), быстро следующая за идеализацией (романтическая любовь), затем переходящая в длительную супружескую любовь. Однако некоторые начинают с дружбы, затем следуют романтическая и страстная любовь. Изучение этих стадий – предмет дальнейших исследований.
          Теория любви Дж. Ли (стили и цвета любви). Джон Алан Ли разработал свою теорию «любви», посвященную по большому счету лишь сексуальным отношениям. Самая главная проблема для всех, по мнению автора, это встреча с партнером, который бы разделял наши представления, наши мнения, наши взгляды на жизнь. Исследования показали, что большинство женатых людей испытывают неприятности из-за того, что они выбрали не того человека, которого хотели: «Часть партнеров мы вообще игнорируем и только потом понимаем, что отвергнутый был самым лучшим» (проблема ответственности за выбор одного, предполагающий, к сожалению, отказ от других возможностей). Чтобы сделать правильный выбор, автор советует изучать «любовь», ее стили-цвета. Стили любви (присущие каждому человеку взгляды на любовь) не подобны зодиаку, они могут меняться. В литературе мы можем проследить борьбу идеологий – борьбу стилей любви. Святой Августин добивался триумфа Эроса (сила, влекущая людей к Богу), а О. Рогемонд пытался избегать Мании, уравнивающий ее с «любовью смерти». Остановимся на характеристике каждого стиля в отдельности.
          Эрос. Согласно древнегреческой мифологии стрелы Эроса попадают в человека через глаза. «Видеть ее – значит любить», так говорили. Эротический стиль всегда начинается с сильного физического притяжения. Любовник воспринимает партнера как идеального и не замечает его недостатков. Именно приверженцы такого стиля влюбляются с первого взгляда («Это он!»), любят страстно и порой живут душа в душу долгое время, несмотря на мнения скептиков, не верящих в серьезность такой любви.
          Сторге. Древнегреческое слово, означающее любовь притворства («любовь без жара и глупостей»). Этот стиль любви возникает среди людей, живущих по соседству, затем они симпатизируют друг другу и решают не расставаться и создать семью. Такие влюбленные не тратят много времени, глядя друг другу в глаза, и для них представляет определенную сложность сказать без смущения: «Люблю тебя».
          Людус. Людус – от слова «игра». Приверженцы такого стиля любви не посвящают свою жизнь одному партнеру. Они – бродяги, коллекционеры любовных переживаний. Людистическая любовь – любовь без обещаний. «Почему ты спрашиваешь, где я был ночью в пятницу? Сейчас воскресенье, и я люблю тебя сейчас! Разве тебе этого не достаточно?»
          Вспомнив цветовую аналогию, автор предлагает соотнести три главных любовных стиля – Эрос, Сторге и Людус – с тремя основными цветами, соответственно с красным, желтым и голубым (мы можем говорить с партнером о предпочтении стилей любви, используя цветовые аналогии, и тем самым достигнуть взаимопонимания). Однако основные стили, сочетаясь друг с другом, дают второстепенные цвета любви:
          Мания. Это весьма противоречивая любовь, которая образуется в результате сочетания Эроса и Людуса. Любовник такого стиля скорее любим или требует любви от партнера, чем любит сам. Он часто зависим от объекта своей привязанности, лишен самоуверенности и поэтому имеет слабую позицию. Некоторые называют этот стиль «безумной любовью».
          Прагма. Это скорее сознательная любовь (если любовь вообще может быть сознательной), которая образуется в сочетании Людуса и Сторге. Партнер такого стиля выбирает возлюбленную одной религии, социального происхождения, учитывая даже хобби. Поиски такого партнера – это своего рода сортировка. Качество партнера продумываются заранее, затем отбирается кандидат по этим качествам и оценивается с невероятной тщательностью. Прагматический любовник часто обсуждает свой выбор с родителями или друзьями: «Кто больше мне подходит – Дин или Крис?» Этот вопрос, естественно, не свойственен ни для эротического, сторгического, людистического или манического любовника.
          Агапе или каритас – забота о благе другого человека, прототипом которой является Божья любовь к человеку. Агапе – самоотверженная любовь человека, готового на самопожертвование. Этот стиль – сочетание Эроса и Сторге. Такой любовник чувствует обязанность заботиться о своей возлюбленной, но его отношения схожи с отношением к человеку, в чем-то нуждающемуся. Если такой любовник решает, что его партнеру будет лучше с другим, даже с соперником, он или она отказываются от любви (любя так, «как дай вам Бог любимой быть другим»).
          Людистический эрос. Любовники такого стиля довольны жизнью и уверенно справляются с проблемами, не хотят любовных переживаний, не имеют глубоких чувств, но способны помочь партнеру наслаждаться любовью и прекращают отношения, если не испытывают наслаждения.
          Сторгический людус. Любовники такого стиля считают свою жизнь длинным перечнем любовных историй; как правило, имеют супруга; осмотрительные, сдержанные, не высказывают своих чувств и эмоций, не мечтательны; проводят время с партнером, не нарушая обычный ход жизни, если отношения взаимоудобны; не терпят сцен ревности.
          Определив свой стиль (из восьми, приведенных автором), человек может выбрать подходящий стиль для своего партнера. Соответствие стилей обеспечивает эффективные отношения партнеров. Также подходящим для брака будет выбор партнеров с близкими стилями, например Сторге и Прагма, которые постараются превратить свои отношения в дружбу. Обратный пример – чем больше манический любовник будет требовать любви от людистического, тем меньше счастья будет в их жизни. Манический и сторгический любовники «заполнят свои дни взаимным непониманием» точно так же, как Мания и Людус придерживаются разных определений любви. Однако стиль любви может меняться с течением времени и опытом переживаний.
          Теория любви Р. Дж. Стернберга (треугольная любовь). Роберт Дж. Стернберг предложил свою теорию любви – треугольную. По его словам, «она называется так потому, что подтверждает, что любовь может быть понята при наличии трех компонентов, которые вместе могут быть рассмотрены как вершины равнобедренного треугольника». Три вершины – это:
          – интимный компонент (наличие близких взаимоотношений): желание повысить благосостояние любимого человека, ощущение счастья с любимым, глубокое уважение к любимому человеку, возможность рассчитывать на любимого человека, когда это необходимо, взаимопонимание, умение делиться своей собственностью с любимым человеком, получение и оказание духовной поддержки, сексуальные отношения, значимость любимого в жизни;
          – компонент страсти включает романтические отношения, сексуальное влечение, половой контакт; как дополнительные потребности – чувство собственного достоинства, превосходство над другими, подчинение другим, самореализация;
          – компонент решения/обязательства включает два аспекта – решение человека, любит он или нет (короткий период взаимоотношений); обязательство человека поддерживать эту любовь (длительные отношения).
          Если проанализировать все возможные комбинации вышеперечисленных компонентов, получится 8 подгрупп, образующих классификацию любви по Р.Дж. Стернбергу:
          – симпатия (только интимность); один из партнеров имеет только один интимный компонент при отсутствии страсти и решения/обязательств;
          – безрассудная любовь (только страсть); любовь-«наваждение»; объект любви, как правило, идеализируется; всепоглощающая любовь (время, энергия, побуждения подчиняются страсти); «...эта любовь, в большей степени, – проектирование нужд любящего, а не подлинный интерес»; обычно асимметрична;
          – пустая любовь (только компонент решения/обязательства); в основу взаимоотношений возвод5ттся решение любить и обязательство перед любимым человеком, при отсутствии страсти и интимности; возможна на последних стадиях в длительных взаимоотношениях и в обществах, где браки упорядочены традицией (асимметрия усугубляется чувством вины);
          – романтическая любовь (интимность и страсть); любовники связаны физическим и сексуальным влечением, но обязательства друг перед другом отсутствуют (партнеры полагаются на случай); брак маловероятен;
          – любовь в браке (интимность и решение/обязательства); длительная дружба (некоторые супруги ищут увлечений на стороне);
          – бессмысленная любовь (страсть и обязательства); «крайне восприимчива к разрушению», страсть угасает, а обязательства носят неглубокий характер;
          – совершенная любовь (интимность, страсть и обязательства); «достижение совершенной любви может быть трудным, но удержание се еще тяжелее»;
          – нелюбовь (отсутствие всех компонентов); деловые отношения.
          Анализируя любовные истории, автор выявил следующие особенности развития компонентов. Интимность по своим этапам развития сходна с развитием эмоций (сначала постоянное увеличение, затем рост замедляется и приобретает постоянную величину). В развитии страсти важен стимулятор – объект любви, при расставании с ним страсть меняет знак на противоположный (печаль, тоска, уныние). Развитие же компонента решения/обязательства зависит от успеха этих взаимоотношений. Как правило, рост величины таких взаимоотношений начинается с нуля, плавно растет и затем ускоряется. Треугольная теория любви объясняет причины отсутствия равновесия в любви. Графически акцентированный компонент можно изобразить острым углом. Несовпадение треугольников партнеров ведет к разрыву отношений. Однако человеческие отношения более сложная вещь, чем аналитическая геометрия.
          Теория любви Р. Мея. Р. Мей указывает, что на Западе традиционно выделяют 4 типа любви:
          – секс, вожделение, либидо;

          – эрос, любовь как стремление к воспроизводству или творчеству – высшим, по мнению древних греков, формам бытия и отношений между людьми;
          – филия, или дружба, братская любовь;
          – агапе, забота о благе другого человека, прототипом которой является Божья любовь к человеку.
          Чувство подлинной любви у любого человека является смесью (в различных пропорциях) всех четырех типов любви. По мнению автора, эрос (жизнетворящая смыслообразующая сила-энергия, движение, стремление вперед) спасает секс (удовлетворение физиологической потребности, затухание желания, апатия) от саморазрушения. Но эрос не может существовать без приязни (филии), братской любви и дружбы. Напряжение постоянного притяжения и постоянной страсти было бы невыносимым, если бы оно никогда не прерывалось. Приязнь – это расслабление в присутствии любимого человека, основанное на признании в другом человеке человека; это состояние, когда нам нравится быть с другим, нравится ритм его походки, голос, все существо другого. Это придает эросу широту, дает ему время для развития, время глубже пустить свои корни. Приязнь не требует от человека каких-то определенных действий ради любимого, кроме признания значимого другого, пребывания рядом с ним и переживания совместной радости. Это дружба в самом ее простейшем и непосредственном проявлении. Филия, в свою очередь, предполагает агапе. Автор определяет агапе как высокую оценку другого, как заботу о благополучии другого без всякой выгоды для себя, как бескорыстную любовь, подобную любви Бога к человеку. Однако агапе всегда несет в себе риск покровительственного отношения (это необходимо и можно принять).
          Любому виду любви сопутствует обнаружение смысла жизни, ведь любовь, в каком бы виде она ни предстала, и есть смысл жизни.
          Что же такое Любовь! Физиологическое возбуждение? Чувство? Отношение? Незабываемый опыт? Знание о себе и другом? Смысл жизни? Конец жизни или ее начало? Рассмотренные исследования любви и основанные на них теории любви привлекают интерес не только психологов, по актуальны для каждого человека. Точек зрения на любовь много, как и плоскостей жизненного опыта, образующих единое поле любви. Причем специфика жизненного опыта отдельной личности накладывает свой отпечаток и на аспекты переживаемой им любви. Любовь как абстрактна, так и конкретна; как бесконечна, так и мимолетна; как физиологична, так и духовна. Предмет психологии Любви для исследования многогранен, противоречив и бесконечно труден, но и манит щедрым вознаграждением для ученого и обычного человека.
          УСЛОВИЯ СОХРАНЕНИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ
          Эмоциональные отношения не являются постоянными и неизменными, поэтому исследователи подчеркивают необходимость разумной организации взаимоотношений в браке.
          С.Д. Лаптенок отмечает, что факторы, «связывающие супругов в их союзе, распределяются так (по нисходящей линии): общность духовных интересов и супружеская любовь; сексуальная совместимость; любовь к детям; супружеский долг; семейный уют и материально-жилищные условия».
          М.Т. Кузнецов перечисляет некоторые неблагоприятные психологические моменты, которые разрушают стабильность эмоциональных отношений:
          – отсутствие веры в любовь, в возможность постоянства супружеской любви;
          – неправильные представления о факторах семейного благополучия и игнорирование таких из них, как взаимоуважение, способность на взаимное доверие и понимание;
          – незнание и отсутствие интуитивного чувства основных закономерностей половой любви и более всего – неспособность улавливать и понимать чувства партнера, его характерологические особенности и привычки, неспособность контролировать и регулировать свои собственные эмоции и чувства, проявление потребительско-эго-истического отношения к любви в целом.
          Важное влияние на эмоциональные отношения в браке оказывают культура общения и досуга, совместное принятие решений супругами, совместное семейно-бытовое самообслуживание семьи, создание семейной субкультуры. Стабилизация эмоциональных отношений зависит от равноправности ее членов, индивидуальных потребностей, которые удовлетворяет брак и семейная жизнь в целом. Чувство вины разрушает брак.
          Личностные характеристики супругов вносят свой вклад в развитие взаимоотношений, более того, за их нарушениями скрывается внутриличностный конфликт одного из супругов. К благоприятным качествам супругов следует отнести:
          – отсутствие страха и тревожности, адекватную самооценку;
          – уравновешенность;
          – ориентацию на поиск и умеренную склонность к риску, что позволяет эмоциональным отношениям развиваться, а не стагнироваться;
          – компетентность во времени (жить «здесь и сейчас», видя при этом связь событий);
          – высокий уровень самопринятия, что проявляется в естественности поведения и открытости опыту, в отношении к другому как к себе. Отсутствие самопринятия порождает инструментальное отношение к себе и другим, которое в свою очередь неизбежно приводит к нестабильности в эмоциональных отношениях, т.к. всегда найдется кто-то, лучше делающий что-либо.
          Вероятность сохранения эмоциональной компоненты семейных отношений и благополучного развития брака возрастает, если супруги способны:
          – реально смотреть на противоречия («Понять хочется дела-то человеческие...»);
          – не строить иллюзий и надежду на случай;
          – не избегать трудностей и не впадать в отчаяние («...Я помню морковь драгоценную эту и полполена березовых Дров»);
          – познавать психологию партнера («В твои глаза вникая долгим взором, таинственным я занят разговором...»);
          – знать цену мелочам («Но бывает, жизнь встает в другом разрезе, и большое понимаешь через ерунду»);
          – быть терпимым, уметь упреждать желания и потребности партнера («Кто-то на плечи руки положит, кто-то ясно заглянет в глаза...»);
          – контролировать свое поведение и речь («За одно только слово, ласковое, человечье...»);
          – иметь чувство меры («Какой мерою мерите, такою и вам будут мерить»);

          – осознавать причины и последствия супружеской неверности («Отче, прости им, ибо не ведают, что творят»);
          – стремиться к единым подходам в воспитании детей.
          По мнению Дж. Рейнуотер, если в межличностных отношениях с каким-то близким человеком есть сложности, то истинная причина этого кроется в собственных личностных проблемах, которые могут быть связаны с:
          – ожиданиями;
          – чувством безопасности;
          – контролем;
          – потребностью в любви и одобрении;
          – моральным осуждением;
          – незавершенными отношениями с другими людьми.
          Авраам Линкольн как-то сказал: «Не выстоит дом, разделенный изнутри». Если люди в браке занимают «боевые позиции» по отношению друг к другу, их брак долго не продержится.
          Многим супругам кажется, что они сорятся из-за так называемого лидерства – каждый хочет утвердить свое превосходство. Но эти «ролевые конфликты» – всего лишь поверхность реальных отношений. Семья строится па эмоциональных отношениях взаимосвязанных и взаимодействующих людей. Если же один из членов семьи возьмет на себя функции народного контролера – станет следить за другим, чтобы тот «не подхалтуривал», если «жена-начальник» станет вызывать на ковер «мужа-подчиненного» и устраивать ему «летучки» и «взбучки», если отношения сведутся к тому, что вот кто-то «не оптимален» в смысле добычи, приносимой в семью, и, значит, не за что его уважать, то о какой же эмоциональной общности (а ведь это – основа семьи) можно говорить?
          Человек часто не видит самых близких и дорогих своих людей. А. Грин в одном из своих произведений высказал мысль о том, что наш внутренний мир мало кому интересен. Супругам кажется, что они знают друг друга наизусть, а на самом деле главного – внутреннего мира того, кто рядом, с его непрестанными изменениями – они просто не воспринимают.
          ПРИЧИНЫ ОТРИЦАТЕЛЬНОГО ОТНОШЕНИЯ К СЕБЕ И К СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ
          Дэвид Бернс приводит причины отрицательного отношения к себе и жизни, которые являются «разрушителями» эмоциональных отношений. Наиболее распространенные среди них:
          1. мышление категориями черно-белых крайностей;
          2. склонность к высокому уровню обобщений («так происходит всегда», «вечно ты пристаешь», «никогда я этого не смогу»);
          3. применение отрицательного фильтра, концентрация на неудачах, ошибках и промахах, постоянная критика;
          4. преуменьшение положительных факторов, отбрасывание любого позитива;
          5. привычка делать поспешные выводы, отрицательно толковать события и явления на основании «чтения мыслей» («он определенно хотел этим сказать, что я ни к чему не пригодна...») и «отрицательного ясновидения» («наверное, из этого ничего не получится и будет еще хуже»);
          6. применение метода «перевернутого телескопа»: близкое и доступное преуменьшается, а недостижимое и отдаленное преувеличивается;
          7. восприятие мира исключительно через эмоции;
          8. излишнее увлечение словами «я должен» и «я должна», которые полностью вытесняют «я хочу», «мне нужно», «мне нравится»;
  &nb
bsp;       9. развешивание «ярлыков» в качестве обобщенных оценок собственного или чьего-либо поведения, личных качеств, способностей и т. п.;
          10. привычка брать на себя вину за события и ситуации (особенно касающиеся близких людей), которые являются неподвластными.
          Резюмируя, позволим себе несколько вольную интерпретацию любви. Для каждого человека формула любви своя, однако составляющие, вступающие в реакцию, во многом схожи. Каждый готовит свой аромат любви: кто-то мастерски, кто-то талантливо, а кто-то бездарно. Кто-то использует самые качественные и лучшие ингредиенты своей души и тела, фантазии и духа для приготовления изысканного праздничного кушанья, а кто-то насобирает что-то на скорую руку, умирая от голода влечения, одиночества, никчемности или жажды власти и т.д., и «сварганит» то, к чему и не притронется, отплевываясь в лучшем случае, а в худшем сам же и отравится, отравляя другого (ведь запашок от одной составляющей испортит все блюдо).
          Итак, смелости ради предлагаем примерный рецепт зелья любви: в изысканный сосуд отношений двоих людей вливаем бурлящую массу страсти и влечения, доводим до кипения и чуть охлаждаем жизненными трудностями (чтобы ушли лишние взрывные газы несдержанности, ярости, эгоизма); добавляем молоко нежности с ароматом восхищения; процеживаем отвар благоразумия (отделяя равнодушие), настоянный на маслах великодушия; всыпаем щепотку заботы или две, измельченное самоуважение и доверия целую пачку; концентрат «Я» растворяем в «Я» другого с добавлением эликсира познания и вливаем в основную массу, украшаем взмывающими перьями фантазии и розовыми облаками вдохновения. Приправа романтики, пудра сентиментальности и порошок авантюрности по вкусу. Желательно добавить такие редкие ингредиенты, как кристаллик искренности, масло жертвенности и зерна стойкости и терпения (обеспечат долгое сохранение продукта в неблагоприятных условиях). Варить до готовности. Подавать как бесценное, роскошное и редкое сокровище. Истинный вкус могут почувствовать и оценить два человека, участвующих в совместной трапезе. Пресыщение приводит к необратимой порче продукта. Хранить в сердце, оберегать разумом, защищать телом.
          ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ ДЛЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ:
          1. Перечислите причины идеализации партнеров в период ухаживания.
          2. Верно ли, что способность любить тесно связана с самоактуализацией?
          3. Проявления эмоционального поведения у людей строго управляются внутренними механизмами или определяются культурой?
          ЛИТЕРАТУРА:
          Аргайл М. Психология счастья. М., 1990.
          Аккерман Д. Любовь в истории. М.,1995.
          Андреева О.Я., Дергач И.Ф. Диалекты любви: Семейные проблемы глазами психолога и журналиста. Минск, 1998.

          Афанасьев А. Синтаксис любви (типология личности: прогноз парных отношений). М.,1997.
          Гозман Л. Я. Психология эмоциональных отношений. М.,1987.
          Джонсон Р. Мы. Источник и предназначение романтической любви. М., 1998.
          Кон И.С. Введение в сексологию. М., 1989.
          Кузнецов М.Т. Введение в психогигиену любви и брака. Минск, 1992.
          Куприянчик Л.Л. Психология любви. М., 1998.
          Маркиз де Сад. Сто двадцать дней содома. М., 1993.
          Махов Ф.С. Стремясь к любви неуловимой... М.,1993.
          Мей Р. Любовь и воля. М., 1997.
          Можайский В. Психология целостного опыта. М., 1998.
          Пинт А. Люблю-ненавижу. М., 2000.
          Рейнуотер Дж. Это в ваших силах. Как стать собственным психотерапевтом. М., 1992.
          Розин В., Шапинская Р. Природа любви. Понимание и изображение любви и сексуальности в разных культурах, в работах философов, в искусстве. М., 1993.
          Русский Эрос, или Философия любви в России. М., 1991.
          Фромм Э. Искусство любви (Исследование природы любви). М., 1991.
          Фромм Э. Человек для себя. М., 1992.
          Цельмер З. Искусство быть вместе. М., 1994.
          «The Psychology of Love», edited by Robert J. Sternberg and Micahel L. Barnes.







         







         





         


          СУПРУЖЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ
          Профили брака, типы супружеских отношении и их детерминанты. Семейные ссоры. Супружеский конфликт в семье. Адаптация супругов в семье. Феномен «прощения» в психологии супружеских отношений. Честь, прощение и примирение. Искусство прощать и искусство принимать прощение.
          ПРОФИЛИ БРАКА, ТИПЫ СУПРУЖЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ И ИХ ДЕТЕРМИНАНТЫ
          Когда Зевс и Гермес, облачившись в покровы смертных, странствовали по окраинам Вифинии, все двери города оказались запертыми, никто не пожелал приютить их. На склоне холма, возвышавшегося над поразительно негостеприимным городом, они обнаружили скромную хижину Филемона и Бавкиды, бедной пожилой супружеской пары, которая приняла их с большой приветливостью. За ужином хозяева заметили, что вино в их кувшине не иссякает, а чудесным образом прибывает. Скоро им стало ясно, что их гости – не простые смертные. Зевс и Гермес привели стариков на вершину холма, и, осмотревшись, пожилые люди заметили, что город, лежавший глубоко в долине, поглотило морс, а хижина Филемона и Бавкиды превратилась в храм. Зевс пообещал им исполнить все, что они пожелают. Филемон и Бавкида захотели лишь одного: служить жрецами-хранителями храма весь остаток своей жизни и умереть одновременно. Зевс выполнил свое обещание, Филемон и Бавкида заботились о храме, а после смерти один превратился в дуб, другая в липу, растущие бок о бок.
          Так называемое Святое семейство, состоящее из Марии, Иосифа и младенца Иисуса и пронизанное радостью и согласием, известно нам из Нового Завета. Этой теме посвящены бесчисленные легенды, она вдохновляла и продолжает вдохновлять художников и поэтов.
          Вот перед нашим взором младенец Иисус в яслях, затем, уже подросший, – на коленях у Марии или играющий под ее нежным присмотром, между тем как Иосиф стоит рядом. Даже неблагоприятные обстоятельства и враждебная атмосфера, которые вынуждают наших героев бежать в Египет, не в состоянии нарушить мирное согласие Святого семейства – все его изображения сотканы из благочестивости, достоинства, гармонии и взаимной любви.
          Секуляризированное «святое семейство» часто улыбается нам с обложек популярных книг о браке и с рекламных проспектов брачных контор, а иногда служит для привлечения внимания к телевизионному рекламному ролику. Так, они бродят – счастливая юная пара – по цветущему лугу, а шаловливый ребенок резвится с маленькой собачкой; все члены семьи довольны и счастливы. Их веселость, конечно, земной природы, и они довольны, наверное, потому, что особенно хорошо понимают друг друга, или от сознания того, что вся их одежда выстирана особым моющим средством, а быть может, поскольку каждое утро эти счастливцы едят мюсли Бирхера. Для них не существует ничего, кроме света, сердечности, радости; они ласково улыбаются друг другу.
          Филемон и Бавкида, Святое семейство и сияющая от удовольствия пара из телевизионных рекламных роликов и популярных книг о супружеской жизни отражают определенный аспект образа «счастливого брака». Ведь, не правда ли, мы часто говорим «счастливые жених и невеста», нередко читаем в некрологах фразы вроде «они прожили жизнь в счастливом союзе» и уж непременно желаем молодоженам стать «счастливой парой». Работа многих психологов и консультантов по браку во многом определяется доминирующим в обществе образом счастливого супружества. Принято полагать, что невротические процессы можно истолковать, а «закупоренные» коммуникативные каналы – прочистить. Иными словами, любые супружеские проблемы могут и должны быть разрешены, а супруги обязаны вернуться друг к другу после консультации просветленными и воспитавшими в себе более зрелые чувства. Таким образом, невротические отношения следует преодолеть, и целью всех усилий психологов оказывается оздоровление, иначе говоря, формирование счастливого брака.
          Однако издавна известны и другие примеры супружеской жизни. Так, несмотря на то что Гера и Зевс служили эталоном супружества, а Гера была владычицей неба – покровительницей брака и рождения, история этой божественной четы отнюдь не выглядит мирной.
          Родители богов были против их бракосочетания, однако Зевс тайно проник к Гере, обернувшись кукушкой, и соблазнил возлюбленную. Гера родила трех детей, один из которых – жестокий бог войны Арес.
          Однажды, неизвестно почему, Гера с помощью Афины и Посейдона приковала Зевса к скале, и он вынужден был взывать о помощи к обитателям Тартара. Зевс не остался в долгу, он подвесил Геру за запястья к небесному своду и привязал к ее ногам наковальню, чтобы усугубить страдания своей жены.
          Еще до женитьбы прославившийся бесчисленными любовными похождениями, Зевс и после вступления в брак не стеснялся изменять Гере. В своей страсти он не делал различий между смертными, нимфами и богами, все были равны, все пленяли его.
          Гера жесточайшим образом мстила многим возлюбленным своего супруга. Жестокая натура Геры, богини супружества, отражена в следующих историях.
          Зевс был «дружен» с Летой, матерью Аполлона и Артемиды, и, несмотря на то что он порвал любовную связь задолго до свадьбы с Герой, его жена возненавидела Лету и поклялась, что та нигде не сможет найти себе покоя. Посейдону стоило громадных усилий хоть сколько-нибудь облегчить страдания несчастной.
          Зевс был уже женат на Гере, когда соблазнил Ио, дочь Инаха. Мстительная Гера превратила Ио в корову, однако не успокоившись на этом, натравила на животное кровососущее насекомое – овода, чем довела Ио чуть ли не до безумия, – преследуемая жужжащей тварью, в панике металась она по земле, из конца в конец.
          Когда Зевс вступил в связь с дочерью Кадма Семелой, Гера подговорила девушку, и та попросила Зевса явиться ей во всем его божественном великолепии, что для несведущей Семелы означало верную смерть.
          После того как Зевс провел ночь с Эгиной, Гера истребила почти всех жителей острова, носящего ее имя.
          Гера пришла в ярость, когда Зевс самостоятельно, без жены или другой женщины, произвел на свет дочь – Афину. В отместку Гера родила чудовище по имени Тифон, которое стало наиболее опасным врагом ее супруга.
          Зевс изменял Гере не только с женщинами, но и с молодыми юношами. Его возлюбленными были Ганимед и Фенеон.
          Пожалуй, брак Зевса и Геры по современным меркам едва ли можно назвать особенно «счастливым». В то же время боги, Гера и Зевс, отношения которых символизировали для греков сущность супружества, являются сварливыми предшественниками другой божественной четы, Святого семейства (Гуггенбюль-Крейг А. Брак умер – да здравствует брак! СПб., 1997. С. 10-12).
          Отношение к браку и семье претерпело в процессе исторического развития множество метаморфоз. Для нас важно, что структура супружества не неизменна. Даже сейчас, когда нации Земли интегрируются благодаря техническим достижениям, организация и концепции брака обнаруживают весьма значительные различия, а семья создается по различным критериям.
          Применительно к супружеским отношениям А.Г. Харчев писал: «Психологическая сторона брака является следствием того, что человек обладает способностью понимать, оценивать и эмоционально переживать как явления окружающего мира, так и свои собственные потребности. Она включает в себя как мысли и чувства супругов по отношению друг к другу, так и объективное выражение этих мыслей и чувств в поступках и действиях». Психологические отношения в браке объективны по форме своего проявления, но субъективны по своей сущности (Харчсв А.Г. Брак и семья в СССР. М, 1964. С. 35). Таким образом, диалектическая взаимосвязь объективного и субъективного в полной мере проявляется и в семейной сфере.
          Следует подчеркнуть, что формы брака разнообразны, лик его – изменчив. Для того чтобы глубже понять данную проблему, необходимо подробно остановиться на профилях брака, типах супружеских отношений и их детерминантах.
          В теории динамической супружеской терапии упоминается о семи профилях брака, основанных на реакциях и поведении супругов в браке.
          Сейгер предложил следующую классификацию поведения в браке.
          1. Равноправный партнер: ожидает равных прав и обязанностей.
          2. Романтический партнер: ожидает душевного согласия, крепкой любви, сентиментален.
          3. «Родительский» партнер: с удовольствием заботится о другом, воспитывает его.
          4. «Детский» партнер: привносит в супружество спонтанность, непосредственность и радость, но одновременно приобретает власть над другим путем проявления слабости и беспомощности.
          5. Рациональный партнер: следит за проявлением эмоций, точно соблюдает права и обязанности. Ответственен, трезв в оценках.
          6. Товарищеский партнер: хочет быть соратником и ищет для себя такого же спутника. Не претендует на романтическую любовь и принимает, как неизбежное, обычные тяготы семейной жизни.
          7. Независимый партнер: сохраняет в браке определенную дистанцию по отношению к своему партнеру.
          Некоторые партнерские комбинации вполне конгруэнтны (например, независимый-независимый, независимый-рациональный), другие комплиментарны («родительский» с «детским»), третьи конфликтны (например, романтический с независимым, «родительский» с «родительским», романтический с равноправным).
          Хорошо известна классификация профилей брака на симметричный, комплиментарный и метакомплиментарный (Кратохвил С. Психотерапия ссмейно-ссксуальных дисгармоний. М., 1991). В симметричном браке оба супруга имеют равные права, никто не подчинен другому. Проблемы решаются путем соглашения, обмена или путем компромисса. В комплимептарном браке один распоряжается, дает приказания, другой подчиняется, ожидает совета или инструкции. В метакомплиментарном браке ведущего положения достигает партнер, который реализует собственные цели путем подчеркивания своей слабости, неопытности, неумелости и бессилия, манипулируя таким образом своим партнером.
          Профили брака, предложенные В. Сатир, построены на моделях коммуникативных отношений. На основании анализа вербальных и телесно-звуковых признаков она выделяет 5 коммуникативных моделей общения между супругами.
          Заискивающий
          слова (согласие) «все, что ты хочешь, – это хорошо»
          «я здесь для того, чтобы сделать тебя счастливым»
          тело (умиротворение) «я беспомощен» – выражается в позе грешника с опущенной головой
          внутри «я ощущаю себя ничтожеством, я без тебя мертв. Я – ничто»
          Обвиняющий
          слова (несогласие) «ты никогда ничего не делаешь правильно. Что с тобой происходит?»
          тело (обвинение) «я здесь главный» – выражается в позе «статуи с указующим перстом»
          внутри «я одинок и несчастлив»
          Расчетливый
          слова (сверхрационалъные) «если внимательно приглядеться, то можно заметить изуродованные тяжким трудом руки кого-нибудь из здесь присутствующих»
          тело (считает) «я спокоен, холоден и собран» – выражается выпрямленной фигурой с поднятой головой
          внутри «я чувствую себя уязвимым»
          Отстраненный
          слова (неадекватные) слова не имеют смысла или касаются отвлеченных тем
          тело (неловкость) «я нахожусь где-то еще»
          внутри «никто обо мне не заботится. Здесь мне нет места»
          Есть другой тип реагирования, который В. Сатир называет «уравновешенный» или «гибкий». Этот вариант поведения последователен и гармоничен: произносимые слова соответствуют выражению лица, позе и интонациям. Отношения открытые, свободные и честные, люди не ощущают унижения чувства собственного достоинства. Этот тип реагирования снижает потребность в заискивании, обвинении, расчете или суете.
          Только уравновешенный дает возможность преодолеть препятствия, найти выход из затруднительного положения или объединить людей. Когда супруги уравновешенны, они открыто выражают свои чувства и свободно себя держат. Уравновешенный тип поведения внутренне гармоничен. Уравновешенное общение основано на подлинности переживаемых и демонстрируемых чувств.
          При уравновешенном типе реагирования человек достигает целостности, он естественно выражает мысли, чувства, движения. Уравновешенных людей отличает способность к личностному росту, жизнестойкость, открытость. Благодаря уравновешенному типу реагирования семейная жизнь человека становится насыщенной и полной смысла.
          Детерминантой привычных стереотипов поведения, неадекватных стилей общения и, как следствие, неудачных супружеских отношений В. Сатир считает наличие страхов у современного человека. Чтобы избежать отвержения, которого супруги так боятся, они постоянно пугают самих себя:
          1. Я могу совершить ошибку.
          2. Кому-то это может не понравиться.
          3. Кто-то может меня раскритиковать.
          4. Вдруг подумают, что я – выскочка.
          5. Она подумает, что я плохой.
          6. Люди могут подумать, что я дефективный.
          7. Он может меня бросить.
          8. Сатир убеждена, что для большинства страхов и опасений, влияющих на чувство самоценности, нет серьезных оснований. Это становится совершенно ясно, если отнестись к самим себе с юмором.
          В уравновешенном типе поведения нет ничего таинственного. Это особый способ реагирования на поведение людей в реальных ситуациях, позволяющий говорить, соглашаться с ним, спокойно реагировать на него.
          Этот тип реагирования дает возможность жить в супружестве полноценно, реально, согласуясь с доводами разума и сердца, помогает создать гармоничные отношения с близкими.
          Уайл приводит 3 типа партнерских связей, которые он выделяет, используя критерии оценки реакции на конфликты.
          1. Взаимное уклонение. Оба партнера активно уклоняются от активного обсуждения, отмалчиваются, чувствуют несправедливость, но не высказывают друг другу своего беспокойства и обиды.
          2. Взаимное обвинение. Партнеры открыто проявляют свое раздражение, беспокойство, подчеркивая свои требования.
          3. Требование и уклонение. Один из партнеров активно реагирует на обстоятельства и стремится сблизиться с другим, другой – отстраняется, отмалчивается, уклоняется от сближения. Причем чем больше один уклоняется, тем сильнее другой стремится к нему приблизиться. Для того чтобы глубже понять детерминанты и типы супружеских отношений, в практику введено понятие «эмоциональная зависимость партнеров от брака». В зависимости от величины различий между партнерами брак может быть оценен как асимметричный или симметричный, а при учете степени зависимости – как благоприятный, обреченный на провал или бедственный. Зависимость для каждого партнера определяется теми последствиями, которые повлечет за собой развод. Одним из существенных элементов такой зависимости является привлекательность партнера. У женщин это красота, очарование, типично женское поведение, томность, нежность, у мужчины – ум, обаяние, остроумие, общительность, мужественность, общественное признание и лишь отчасти красота. Если зависимость умеренная, адекватная, то профиль брака оценивается как благоприятный; если у одного партнера наблюдается чрезмерная зависимость, то брак относят к категории «обреченного на провал», а при двусторонней зависимости – к категории «бедственного».
          Приведенные типологии супружеских отношений и профили брака позволяют глубже понять сущность супружества и увидеть его с разных сторон.


          АДАПТАЦИЯ СУПРУГОВ В СЕМЬЕ
          Термин «адаптация» в широком смысле слова понимается как приспособление к окружающим условиям (Психологический словарь. Под. общ. ред. А.В. Петровского и А.Г. Ярошевского. М., 1990. С. 11). При этом особо выделяют социальную адаптацию как «интегративный показатель состояния человека, отражающий его возможности выполнять определенные биосоциальные функции: адекватное восприятие окружающей действительности и собственного организма; адекватная система отношений и общения с окружающими; способность к труду, обучению, к организации досуга и отдыха; способность к самообслуживанию и взаимообслуживанию в семье и коллективе; изменчивость (адаптивность) поведения в соответствии с ролевыми ожиданиями других» (Психологический словарь. Под. общ. ред. А.В. Петровского и А.Г. Ярошевского. М., 1990. С. 13). Практически, все сказанное может быть отнесено и к брачно-семейной адаптации.
          В процессе адаптации принято выделять два уровня – биологический и психологический. Первый включает приспособление организма к устойчивым и изменяющимся условиям физической среды. Психологический аспект адаптации охватывает «приспособление человека как личности к существованию в обществе в соответствии с требованиями данного общества и с собственными потребностями и интересами» (Психологический словарь. Под. общ. ред. А.В. Петровского и А.Г. Ярошевского. М., 1990. С. 11).
          Психологическая адаптация осуществляется путем усвоения норм и ценностей социума. К ее основным проявлениям относят взаимодействие, в том числе общение, человека с окружающими людьми и активную деятельность. Адаптация к семье включает перечисленные выше компоненты и начинается как процесс знакомства с семейной жизнью, постепенного вхождения в нее. Этот период является особенно трудным, т.к. включает перестройку не только общения и деятельности, но и изменения личности молодых супругов, перестройку потребностно-мотивационной сферы, формирования нового уровня самосознания, новых связей с социальным окружением.
          Т.Б. Карцева, оценивая брак как «одно из поворотных событий в жизни человека», указывает, что речь идет об изменении «всей ситуации развития личности, ведет к смене ролей, которые человеку приходится играть, изменению круга лиц, включенных во взаимодействие с ним, спектра решаемых проблем и образа его жизни». Естественно, что совершение таких этапных жизненных событий, включающих как позитивные, так и негативные по своей модальности, «приводит к личностному изменению, перестройке всей системы «Я» и весьма болезненно переживается личностью» (Карцева Т.Б. Личностные изменения в ситуациях жизненных перемен. // Психологический журнал. 1988. Т. 9. №5. С. 124).
          До брака у молодого человека существует уже сложившийся «образ Я». После заключения брака супруги оказываются в ситуации невозможности жить по-прежнему, что усиливает неустойчивость состояния и неудовлетворенность. «Однако уже в самом начале ведется работа по «обретению Я», усложняется и дифференцируется рефлективное «Я», ведется работа по преодолению внутриличностных противоречий для того, чтобы выстроить новый, усложненный и достаточно устойчивый образ» (Карцева Т.Б. Личностные изменения в ситуациях жизненных перемен. // Психологический журнал. 1988. Т. 9. №5. С. 128).
          Е.С. Калмыкова, говоря о проблемах первых лет супружеской жизни, указывает, что «первые год-два совместной жизни – это время формирования индивидуальных стереотипов общения, согласование систем ценностей, выработка общей поведенческой линии» (Калмыкова Е.С. Психологические проблемы первых лет супружеской жизни. // Вопросы психологии. 1983. №3. С. 86). В этот период происходит взаимное приспособление супругов, поиск такого типа взаимоотношений, которые удовлетворяют обоих. На этом этапе решаются следующие задачи:
          – формирование структуры семьи,
          – распределение функций (ролей) между мужем и женой,
          – выработка общих семейных ценностей.
          А.Н. Волкова и Е.И. Трапезникова считают, что для молодой семьи до рождения детей наиболее характерны трудности выработки своего семейного уклада, разочарование друг в друге как результат более глубокого узнавания, конфликты по поводу распределения функций, проблемы во взаимоотношениях с родственниками, материальные и экономические проблемы (Волкова А.Н., Трапезникова Т.М. Методические приемы диагностики супружеских отношений. //Вопросы психологии. 1985. № 5. С.112).
          В.П. Левкович и О.Э. Зуськова говорят о том, что существенное значение в возникновении супружеского конфликта имеют те ожидания, которые сложились у партнеров к моменту вступления в брак. Для молодых супругов наиболее типичны повышенные ожидания по отношению друг к другу, что нередко является основой конфликта при несовпадении ожиданий с действительностью (Левкович В.П., Зуськова О.Э. Методика диагностики супружеских отношений.//Вопросы психологии. 1987. №4. С.94).
          В ряде исследований отечественных авторов (Т.А. Гурко, В.В. Меньшутин, Г. Навайтис) показано, что некоторая переоценка, идеализация партнера присуща в основном молодым семьям. Согласно другим данным, эта особенность имеет место и на других этапах развития семьи, причем величина разности между оценкой и самооценкой уменьшается с увеличением семейного стажа, приближаясь к нулю, что свидетельствует о более адекватной оценке партнера по мере приобретения опыта семейной жизни.
          Для молодых людей, вступающих в брак, характерна некоторая идеализация семейной жизни. Это выражается в том, что от семейной жизни они в первую очередь ожидают удовлетворения своих потребностей в духовном росте и самосовершенствовании. При этом ожидание удовлетворения материальных потребностей заняло последнее место, хотя их значение в реальной жизни несоизмеримо выше.
          В период адаптации как у стабильных, так и у нестабильных семей имеет место рассогласование потребностей в отдельных сферах семейной жизни: у стабильных пар оно незначительное, у нестабильных – значительное. Это незначительное расхождение у стабильных пар предоставляет им возможность постепенного развития и совершенствования отношений. Молодые семьи являются очень нестабильными образованиями, чувства к супругу несут как мощный позитивный, так и негативный заряд (велика амбивалентность чувств). Для многих семей также характерны крайности в поведении и в чувствах. Большинство исследователей считает, что спустя некоторое время после заключения брака, а чаще всего после рождения ребенка, удовлетворенность браком у обоих супругов начинает повышаться.

          В начале супружеской жизни нередки так называемые «клановые конфликты», когда связь с семейной группой, из которой вышел один из супругов, препятствует образованию новой связи в новой семейной группе (Обозов Н.Н. Психология межличностных отношений. Киев, 1990. С. 65).
          Н.Н. Обозов приводит в своей монографии результаты исследования, отражающие гностический компонент взаимоотношений в семье. В своем исследовании Н. Абакумова, И. Садикова, С. Хитрина сравнили 19 пар молодоженов (лиц, подавших заявление на вступление в брак) и 13 супружеских пар, имеющих стаж совместной жизни от трех до пяти лет. Исследование показало, что сходство личностных профилей молодоженов (использовался шестнадцатифакторный опросник Кэтелла) меньше, чем сходство личностных профилей супругов, имеющих стаж семейной жизни. Адекватность восприятия супруга примерно одинакова у женщин и у мужчин, но в супружеских парах она выше, чем у молодоженов. А идентификация у супругов, напротив, выше у молодоженов и у женщин с супружеским стажем (Обозов Н.Н. Психология межличностных отношений. Киев, 1990. С. 65 ).
          Анализ литературы в отечественной психологии позволяет наметить основные направления, в русле которых разрабатывается проблема:
          1. Это исследования, непосредственно посвященные проблемам молодой семьи, готовности молодежи к браку. Отметим работы И.В. Дубровиной, Л.Ф. Филюковой, В.П. Меныиутина, Н.Н. Обозова и др.
          2. Адаптация рассматривается как процесс согласования ролевых ожиданий, а также через изучение межличностных, ролевых, «Я»-ролевых конфликтов. Исследованием этой проблемы занимались С.И. Голод, А.Г. Харчев, В.А. Сысенко, Г. Навайтис и др.
          3. Для понимания процесса брачно-семейной адаптации большое значение имеют исследования в области социальной перцепции, и прежде всего социальных ожиданий. Следует отметить работы А.Н. Волковой, Т.М. Трапезниковой, Е.С. Калмыковой, Н.Ф. Федотовой. Обобщение и систематизация отечественных работ, связанных с изучаемой проблемой, позволили уточнить понятие брачно-семейной адаптации, выделить ее специфику. Поскольку семья является малой группой, то, на наш взгляд, представляется возможным использование некоторых характеристик, закономерностей проявления социально-психологической адаптации при изучении процесса брачно-семейной адаптации. Однако необходимо отметить, что нельзя игнорировать специфику семьи, рассматривать ее как поле, на материале которого изучается то же самое, что может быть изучено на материале других малых групп. Л.Я. Гозман, Ю.Е. Алешина (Гозмаи Л.Я., Алешина Ю.Е. Социально-психологические исследования семьи: проблемы и перспективы. // Психологический журнал. 1991. №4. С.64) выделяют следующие наиболее важные отличия семьи от других малых групп:
          1. семья является максимально контролируемой в нормативном плане, то есть нормативно заданной;
          2. гетерогенность состава;
          3. закрытость группы;
          4. полуфункциональность группы;
          5. длительность истории семьи;
          6. тотальность – полное вовлечение человека в семейные отношения.
          Таким образом, задаются определенные рамки для переноса особенностей протекания социально-психологической адаптации на адаптацию к семье. Брачно-семей-ную адаптацию следует рассматривать как постепенный процесс приспособления супругов друг к другу и к семейной жизни, результатом которого должно быть формирование устойчивого семейного уклада, распределение бытовых и психологических ролей, выработка приемлемого стиля общения друг с другом, выработка приемов разрешения и профилактики конфликтов и разногласий, определение взаимоотношений с микроокружением по типу открытой или закрытой группы (Балл Г.А. Понятие адаптации и его значение для психологии личности. // Вопросы психологии. 1989. №1 С. 98). Это определение, на наш взгляд, является наиболее удачным, поскольку достаточно полно рассматривает содержательный аспект брачно-семейной адаптации как целостного процесса.
          Своеобразную концепцию брачно-семейной адаптации предложил В.А. Сысенко (Сысенко В.А. Супружеские конфликты. М., 1993). Основу ее составляют особенности характеров супругов и вытекающие отсюда их адаптационные возможности. Автор выделяет 4 группы людей по степени и уровню адаптации:
          1. высокоадаптированные личности;
          2. среднеадаптированные;
          3. пизкоадаптированные;
          4. дезадаптированные.
          К общим адаптационным особенностям он относит:
          1. способность к сотрудничеству;
          2. способность к общению;
          3. способность к эмоциональному и рациональному пониманию других людей;
          4. способность к самоконтролю и самопознанию;
          5. умение выбрать адекватный тип поведения в зависимости от условий и обстоятельств.
          Развитие этих способностей в значительной мере, по мнению автора, определяет успешность брачно-семейной адаптации. Однако этот вывод предполагает не метафизическое, а диалектическое мышление, признающее в одном и том же явлении позитивные и негативные моменты, прогрессивное и регрессивное. Необходимо учитывать, что каждая супружеская пара вырабатывает свой неповторимый стиль взаимоотношений; компенсирует нередко самые нежелательные характеристики друг друга, противостоит негативным тенденциям.
          В.А. Сысенко определяет структуру адаптации личности в сфере брачно-семей-ных отношений следующим образом:
          1. адаптация физиологическая, в том числе сексуальная;
          2. адаптация к темпераменту, характеру партнера;
          3. адаптация к семейным ролям, к новым обязанностям, правам, к разделению труда в брачном союзе;
          4. адаптация к потребностям, интересам, привычкам, образу и стилю жизни брачного партнера;
          5. адаптация к основным ценностям жизни, «жизненной философии», пониманию цели и смысла жизни партнера.

          Некоторые характеристики брачно-семейной адаптации рассматриваются в исследованиях по социальной перцепции. В работах этого направления отмечается факт значительных изменений особенностей межличностного восприятия молодыми супругами на протяжении адаптационного периода, который продолжается 1,5-2 года. Выбор будущего супруга определяется действием ряда факторов, среди которых отметим прежде всего представление об идеальном партнере, более или менее осознаваемый образ которого имеется у каждого (Бодалев А.А., Столиц В.В. О задачах в области научного психологического обеспечения службы семьи. / Семья и формирование личности. Под ред. А.А. Бодалева М, 1981. С. 67). В его создании участвуют опыт, литературные и киногерои, социальные стереотипы и идеал референтной группы. Идеальный образ регулирует отношения в супружеской паре 0,5-1,5 года. Затем снижается напряженность эмоционального подъема, отрицательные характеристики партнера перемещаются в центр, сопоставляются с начальным образом. В этой ситуации большое значение имеет то, какую линию поведения выберут супруги: будут ли они по-прежнему ориентироваться на несуществующий образ, стремиться «подогнать» под него своего партнера или же, напротив, начнут корректировать не партнера, а свой образ его, приближаясь тем самым к действительности. Адекватность представления о партнере по брачному союзу обеспечивает согласованность между ожидаемым и реальным поведением своего партнера, что важно для реализации целей адаптации в семье.
          Особого рассмотрения требует вопрос о критериях адаптированности супругов.
          В доступной нам литературе мы не встретили указаний на объективные и субъективные показатели адаптированности. Мы предлагаем рассматривать в качестве критерия адаптированности интегральный показатель, состоящий из длительности брачного стажа (объективный показатель) в сочетании с уровнем удовлетворенности супружескими отношениями (субъективный показатель). Удовлетворенность брачно-семейными отношениями отражает результативность всех процессов, происходящих в семье, в том числе и адаптационных. Следовательно, высокая оценка супружества может рассматриваться как показатель того, что в семье решены задачи адаптационного периода: формирование структуры семьи, распределение функций (или ролей) между мужем и женой, выработка общих семейных ценностей на том уровне, который удовлетворяет данную супружескую пару. Таким образом, брачно-семейную адаптацию необходимо рассматривать как сложный, многоуровневый целостный процесс взаимного приспособления супругов друг к другу и к семейной жизни. В содержательном плане этот процесс представляет собой единство следующих компонентов:
          1. Приспособление к брачному партнеру, предполагающее:
          – физиологическую адаптацию, в том числе сексуальную;
          – адаптацию к темпераменту, характеру партнера;
          – адаптацию к интересам, потребностям, привычкам, образу и стилю жизни брачного партнера;
          – адаптацию к основным ценностям жизни, жизненной философии партнера;
          2. Приспособление к семейной жизни, включающее в себя адаптацию к бытовым и психологическим ролям, к новым обязанностям и правам, к разделению труда в брачном союзе.
          Компоненты 2-й группы изучены в отечественной психологии недостаточно, хотя играют весьма существенную роль в общем процессе приспособления к брачно-семейным отношениям. Если адаптация к партнеру возможна и в период добрачного знакомства, то адаптация к требованиям семейной жизни происходит лишь после заключения брака в условиях совместного проживания, ведения хозяйства и т.п. В связи с этим особое звучание и особый интерес приобретает исследование мотивационных компонентов, регулирующих процесс адаптации на начальных этапах становления семьи.
          СЕМЕЙНЫЕ ССОРЫ
          Семьи бывают разные: полные и неполные, благополучные и неблагополучные и др. В одних семьях обстановка спокойная и доброжелательная; в других семьях жизнь превращается в поток непрерывных ссор, ссоры становятся частью жизни семьи. Люди изматывают ссорами друг друга, страдают и болеют от них – тем не менее, ссоры повторяются день за днем.
          Складывается впечатление, что ссоры становятся чуть ли не желательным явлением для их участников, что в скандалах и примирениях они находят своеобразное удовольствие, что это единственная форма существования эгоцентрических личностей в семье (См.: Шмелев А.Г. Острые углы семейного круга. М., 1986).
          Но немногие личности так называемого истероидного склада отыскивают для себя в ссорах своеобразные психологические выгоды, способ компенсации эмоциональной пустоты жизни. Для большинства нормальных людей, которые заняты профессиональными заботами, заботами о детях, о доме, ссоры очень тягостны и вовсе не желательны ни на сознательном, ни на бессознательном уровнях.
          Нормальному человеку бессмысленность ссоры кажется особенно очевидной, когда очередная ссора затихает, когда в очередной раз страсти остужаются и стано

Психология семейных отношений. Курс лекций (2 3 4 5 6 7)