Психология семейных отношений с основами семейного консультирования 5

Психология семейных отношений с основами семейного консультирования (2 3 4 5 6 7)

          Часть 5

          механизм культурного наследования.
          3. Рассмотрите взаимоотношения поколений в семье как механизм психологического наследования.
          4. Поразмышляйте, какие данные вашего собственного жизненного опыта свидетельствуют о существовании семейного позитивного и негативного психологического наследования.
          5. Каковы социальные ожидания в отношении роли бабушки/дедушки в семье?
          Темы рефератов
          1. Типологии родительского отношения.
          2. Изменение структуры и функции семьи в связи с рождением ребенка.
          3. Психологические особенности протекания желанной и нежеланной беременности.
          4. Современное отцовство: стереотипы и новые тенденции.
          5. Психологические особенности родительского отношения к единственному ребенку.
          6. Зависимость психического развития ребенка от его позиции в семье.
          7. Психологические особенности многодетной семьи.
          8. Родительское отношение приемного родителя.
          9. Родительский стиль и сценарий жизни ребенка.
          10. Конфликты родителей и подростков: причины, содержание, функция.
          11. Прародительство как возрастная задача развития средней и поздней взрослости.
          12. Типологии прародительского поведения.
          13. Роль бабушки/дедушки в жизни человека.
          Рекомендуемая литература
          Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. – Л., 1992.
          Крайг Г. Психология развития. – СПб., 2000.
          Краснова О. В. Роль бабушки: Сравнительный анализ // Психология зрелости и старения. – 2000. – № 3.
          Мид М. Культура и мир детства. – М., 1988.
          Пезешкиан Н. Позитивная семейная психотерапия: Семья как терапевт. – М., 1993.
          Спиваковская А. С. Как быть родителями. – М., 1986.
          Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. – СПб., 1997.
          Шаповаленко И. В. Социальная ситуация развития в пожилом возрасте // Психология зрелости и старения. – 1999. – № 6.
          Шахматов Н. Ф. Психическое старение. – М., 1996.
          Шелдон С. Узы крови. Звезды сияют с небес: Романы. – М., 1999.
          Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В.В. Семейная психотерапия. – Л., 1990.







         







         











         


          СЕМЬЯ КАК РАЗВИВАЮЩАЯ СРЕДА ДЛЯ РЕБЕНКА С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ
          В психолого-педагогической литературе при описании проблем «ребенка–инвалида», «дефективного ребенка» все чаще используются понятия «особый ребенок», «ребенок с ограниченными возможностями», «ребенок с особыми нуждами». Это свидетельствует о том, что больного ребенка воспринимают как человека, которому с самого раннего детства пришлось столкнуться с труднейшими проблемами и который нуждается в особой поддержке и помощи. Именно семья должна стать развивающей средой для такого ребенка. Здоровый психологический климат служит гарантией его гармоничного развития и позволяет полнее раскрыть потенциальные возможности. Во многом это зависит от принятия родителями информации о заболевании ребенка, выбора стиля и тактики его воспитания, адекватного восприятия заболевания на всех этапах развития ребенка и сохранения уважительных отношений между всеми членами семьи.
          С момента постановки диагноза жизнь в семье изменяется коренным образом. В нашей стране инвалидность ребенка воспринимается родителями как личная трагедия. Впервые узнав о заболевании ребенка, которое приводит не только к физическим, но часто и к психическим отклонениям, родители оказываются глубоко потрясенными и длительное время находятся в «шоковом» состоянии. Они живут в условиях хронической психотравмирующей ситуации, постоянного эмоционального напряжения и волнующих вопросов: «Почему мой ребенок не может быть таким же, как и другие дети? Как справиться с угнетенностью, страхом, разочарованием, связанными с заболеванием малыша? Можно ли его вылечить?» и т. п.
          Сначала родители отторгают саму мысль о возможности серьезного заболевания и о том, что их ребенок не такой, как все. Зачастую они склонны обвинять друг друга и близких родственников в плохой наследственности, неправильном поведении. Отрицание физического дефекта или заболевания сменяется переживанием вины. Родители испытывают одновременно любовь к своему малышу и чувство рухнувшей гордости за него (Вишневский В.А. О динамике психогенных депрессивных расстройств, вызванных рождением в семье больного ребенка // Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова – 1984. – Вып. 4. – С. 563-567).
          Экстравертированные матери, как правило, винят в случившемся себя. Они впадают в отчаяние и проявляют депрессивные реакции. Настроение их преисполнено печалью, а в сознании доминирует мысль о случившемся горе. С течением времени матери становятся более замкнутыми, теряют интерес к окружающим людям, прежние привязанности. В эмоциональной сфере отмечается обидчивость, раздражительность, несдержанность аффектов, слабодушие и слезливость при разговорах о детях. Интровертиро-ванные матери, напротив, склонны обвинять медицинский персонал в недосмотре, некачественной работе и т.д. Они неадекватно воспринимают болезнь ребенка, считая, что она вполне излечима, – так проявляется механизм психологической защиты от травмирующих переживаний.
          С годами настроение матерей претерпевает значительные изменения, появляются приступы отчаяния. Изменяются и их личностные особенности. Неуверенность, застенчивость сменяются упорством, теплота привязанности к близким замещается суховатостью и педантизмом, доброта – некоторым бессердечием.
          В большинстве случаев из-за различных физических, эмоциональных и социальных нагрузок, обусловленных нарушениями развития у детей, матери страдают и переживают гораздо сильнее и острее, чем отцы. У некоторых из них возникают суицидальные мысли.
          Негативные тенденции в психическом состоянии родителей (матерей) характеризуются невротической симптоматикой: высоким уровнем тревожности, неуверенностью в собственных силах, сниженным фоном настроения, низкой активностью, обидчивостью, ранимостью, подавленностью. Нередко отмечается неадекватность поведения – агрессивность, раздражительность, несдержанность, ворчливость, недоброжелательность, настороженность. Часто встречаются соматические нарушения – вегетативные дистонии, повышенная подверженность простудным заболеваниям, функциональные нарушения со стороны сердечно-сосудистой системы и желудочно-кишечного тракта (Нефедова И.В., Скворцов И.А., Ночевка Л.А., Дедов Н.П. Личностные особенности и динамика психоэмоционального состояния матерей при лечении ребенка с психоневрологической инвалидностью // «Исцеление»: Альманах. – М , 1995. – Вып. 2).
          Обвинения родителями себя и других в случившемся, агрессивные проявления и периоды упадка жизненных сил перемежаются повседневными заботами о ребенке. Никакое описание заболевания ребенка не дает полного представления о тех переживаниях и трудностях, с которыми сталкиваются родители, воспитывая своего малыша и обеспечивая его необходимым лечением. Понимание того, что процесс лечения и специального обучения (в связи с физическими или интеллектуальными нарушениями) будет длительным, приходит не сразу. Осознание этого факта – сильнейший стресс для родителей и других членов семьи (бабушек и дедушек, братьев и сестер), который переживается на протяжении всей жизни и нередко проявляется в изоляции семьи от общества (сужается круг знакомых, ограничивается общение с родственниками). Проблемы и заботы, связанные с заболеванием ребенка, становятся преградой для полноценной жизни каждого члена семьи. Зачастую семья оказывается своеобразной замкнутой микросредой со специфической деформированной системой отношений между родственниками.
          Часто семья оказывается не в состоянии принять сложившуюся ситуацию. Родители испытывают страх за будущее своего ребенка. Перспектива собственного будущего (планы родителей по поводу учебы, работы, друзей) связывается с возможными изменениями состояния здоровья ребенка. Нередко больной ребенок становится причиной семейных конфликтов и разводов родителей.
          Как правило, с ребенком остается мать. В неполной семье формируется замкнутая система «ребенок–родитель», которая функционирует как единое целое. Эффективность реабилитационных мероприятий (медицинских, психологических, психотерапевтических и др.) во многом зависит от участия и матери, и ребенка. Стресс матери-одиночки мешает адекватно воспринимать и правильно оценивать всю ситуацию развития ребенка-инвалида, его скрытые ресурсы и возможности их реализации. Оставшись наедине с больным ребенком, без поддержки супруга, мать пытается компенсировать отсутствие отца повышенным вниманием и заботой о своем малыше.
          Сплоченность всех членов семьи, уважительное отношение друг к другу, наличие общих целей и единой системы ценностей, желание максимально проявить и реализовать собственные возможности, помочь в этом своим близким – все это позволяет прогнозировать наиболее оптимальный и эффективный путь построения активной жизненной позиции больного ребенка.
          Гармоничное развитие ребенка во многом зависит от стиля воспитания, которого придерживаются родители. В семьях с детьми, страдающими детским церебральным параличом, преобладающим типом воспитания является гиперопека. Она проявляется в чрезмерном внимании родителей, в стремлении предупредить желания больного («кумир семьи»). Часто связь больного ребенка с матерью приобретает симбиотический характер. В таких семьях родители вынуждены снижать свою трудовую и социальную активность, чтобы проводить больше времени с ребенком, во всем помогать ему, «максимально» лечить. Это приводит к тому, что и ребенок сосредоточивает все внимание на заболевании и собственных болезненных ощущениях. Наличие заболевания оправдывает и усиливает заботу родителей, особенно матерей. Неуверенность и обеспокоенность матери провоцирует у ребенка страх, который подчеркивает и усугубляет его состояние. Так возникает порочный круг, который не может быть разорван без внешнего вмешательства. Складывается «невротическая» структура семьи. Вся ее жизнь вращается вокруг ребенка, можно сказать, он объединяет семью. Госпитализация или поступление в специальное образовательное учреждение (детский сад, интернат) являются мощнейшим стрессорным фактором для ребенка, симбиотически привязанного к матери. Эмоциональные переживания разлуки вызывают негативное поведение, отражаются на всем ходе психического развития ребенка.
          В ряде случаев родители, стараясь оградить ребенка от неприятных переживаний, игнорируют речевые и двигательные дефекты своего малыша, приучая и его к этому. И если дошкольники не всегда осознают трудности, вызванные заболеванием, то уже в младшем школьном возрасте дети сталкиваются с проблемами.
          В школе часто обнаруживается их несостоятельность в том или ином плане, они периодически испытывают из-за своих дефектов неудовольствие, обиду и т.д. У детей более старшего возраста нередко возникает депривация, развиваются страхи, депрессия, дисфория.
          По мере взросления сына или дочери гиперопека (гиперпротекция) усиливается (Чавес Вега, Социально-психологические особенности семейного воспитания детей с церебральным параличом // Дисс, ... канд. психол. наук. – М., 1989). Родители стараются удовлетворять все запросы ребенка и не наказывать его. Кроме того, увеличивается их страх за ребенка. Родители продолжают видеть в нем малыша, даже когда он повзрослел и пришло время пересмотреть детско-родительские отношения, расширить сферу самостоятельности. Они оказывают давление на подростка и в мировоззренческом плане.
          В отдельных случаях прослеживается противоположная тенденция – материнская позиция трансформируется по мере взросления ребенка от принятия до отвержения. «Если в первые три года жизни ребенка за счет защитного переживания дефекта и неполного представления о нем материнская позиция представляла собой принятие, то с течением времени, чаще всего в период дошкольного детства больного, она перестраивается в сторону отвержения» (Романова О.Л. Психологическое исследование особенностей материнской позиции женщин, дети которых страдают церебральным параличом // Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. – 1988. – Вып. 9. – С. 109-114). Возможно, это связано с объективацией представлений о структуре дефекта, перспективах социального развития больного и с изменением эмоционального отношения к нему.
          Таким образом, кроме «симбиотического единства» при анализе детско-родительских отношений можно выделить и «эмоциональную изоляцию», которая проявляется в виде явного или скрытого отвержения больного ребенка в семье. Он постоянно ощущает себя помехой для родителей. В случае скрытого эмоционального отвержения родители понимают свое негативное отношение к ребенку и пытаются компенсировать его подчеркнутой заботой. Отсутствие тесного эмоционального контакта с ребенком иногда сопровождается повышенными требованиями родителей к педагогическому и медицинскому персоналу. Нередко эмоциональное отвержение проявляется в том, что родители стесняются кому-либо представлять своего ребенка. Некоторые воспринимают его дефект как свидетельство собственной неполноценности. Неуверенность в себе, в своих родительских возможностях пагубно сказывается на всем общении с ребенком. Часто родители скрывают малыша от посторонних глаз, гуляют с ним вечером, когда менее заметны физические недостатки, потому что окружающие откровенно демонстрируют жалость и удивление. Получается, что ребенок оказывается в ситуации, усугубленной психологической депривацией, которая замедляет его развитие, приводит к эмоциональной и личностной задержке, формированию пассивной жизненной позиции. Пропадает свойственная детскому возрасту непосредственность, эмоциональная яркость, живость. Вместо этого появляется взрослая рассудительность с оглядкой на чужое мнение, робость, страх перед общением с людьми, установлением дружеских контактов, неуверенность, пассивность.
          В семьях, где кроме ребенка с ограниченными возможностями есть и другие, обычные дети, у родителей возникают особые трудности. Им приходится использовать различающиеся методы воспитания и поведения по отношению к здоровым и больным детям. Из опыта известно, что отношение обычного ребенка к своему брату или сестре, имеющему какие-либо нарушения, в огромной степени зависит от установки родителей. Если их поведение разумно и ясно, то именно в здоровых детях они найдут старательных помощников. А неосознанные и неразрешенные конфликты по поводу больного ребенка могут подействовать на других детей негативно. Чаще всего к больному брату или сестре дети относятся не агрессивно, а скорее отстраненно. Иногда их поведение регрессирует, у них бывают эмоциональные срывы, складываются невротические состояния.
          Если ребенок с ограниченными возможностями единственный в семье, то и в этом случае возникают сложности.
          Итак, можно выделить два основных типа отношений родителей к больному ребенку – это максимальная самоотдача, когда жизнь семьи строится в полном соответствии с потребностями ребенка, и отстраненность родителей, полная или частичная передача ответственности за него государственным учебным и медицинским учреждениям.
          Многие родители придают главное значение медицинским воздействиям, а последовательный процесс воспитания зачастую подменяют отдельными повелительными указаниями и назидательными беседами (Бондаренко Г.И. Социально-эстетическая абилитация аномальных детей // Дефектология – 1998. – № 3).
          Тяжелое заболевание ребенка обедняет личную жизнь родителей, как правило, ограничивает их профессиональную деятельность. Матери (чаще, чем отцы) вынуждены бросить работу, перейти на неполный рабочий день или работать не по специальности. У родителей больных детей практически не остается свободного времени; они редко посещают театры и музеи; домашний досуг также сведен к минимуму.
          Повседневные заботы сопряжены с разочарованиями и неудачами. Даже испытывая к своему ребенку истинную любовь, родители не всегда могут ее проявить. Часто отношения между ними и больным ребенком основаны на переживаниях вчерашнего дня и на ожидании неприятностей в будущем. Отсутствие контакта с ребенком в ситуации «здесь и теперь» осложняет эмоциональное взаимопонимание.
          Необходимо отметить, что родители очень тяжело переживают наличие физического или интеллектуального дефекта у ребенка. По мере взросления малыша расширяются представления матери о последствиях заболевания. Родители испытывают беспокойство и неуверенность в том, что могут оказать необходимую помощь своему ребенку. Более того, многие из них переживают моменты безысходности и ощущения неэффективности всех тех педагогических и медицинских мероприятий, на которые уходит много сил, времени и средств. Сложность ситуации усугубляется тем, что «эффект в развитии», достижения ребенка подготавливаются длительно, постепенно, скрытно от внешнего наблюдения, и это ослабляет уверенность в том, что путь выбран правильно.
          Развитие и воспитание больного ребенка требуют большей информированности родителей о заболевании, причинах болезни, последствиях и потенциальных возможностях как самого ребенка, так и родителей. Семье необходима социальная и психологическая помощь, которая должна осуществляться одновременно в нескольких направлениях. Выделим основные из них.
          Первое – это создание родительских клубов, обществ родителей детей с ограниченными возможностями. Здесь они могут расширить круг общения, узнать о жизни других семей с аналогичными проблемами, найти не жалость, а поддержку и понимание. Такие клубы популярны в странах Европы и США.
          Второе – информационное обеспечение подобных семей: выпуск специализированных журналов или отдельных статей в уже зарекомендовавших себя медицинских или образовательных изданиях. Родителям нужны практические советы по уходу за больными детьми, объяснения и рекомендации специалистов по решению повседневных проблем, связанных с процессом воспитания ребенка, знакомство с опытом тех, кто смог преодолеть трудности и создать доброжелательные отношения в семье.
          Третье – помощь в поиске источников поддержки семьи (материальной, социальной, медицинской, образовательной, духовной).
          Четвертое – определение своего стиля «борьбы» как первого шага к пониманию своих скрытых резервов (Добровольская Т.А. Основные направления и методы реабилитационной работы с инвалидами молодого возраста вследствие ДЦП // Медико-социальная реабилитация больных и инвалидов вследствие детского церебрального паралича: Сб. научных трудов. – М., 1991. – С. 112-120). Осознать используемый семьей способ реагирования, коррекции или выбрать другой, более подходящий, часто помогает только специалист. Возможны переоценка проблемы с целью уменьшения стресса; сравнение с жизнью других семей и нахождение каких-то преимуществ в своем положении; духовные поиски высшего смысла в сложившейся ситуации; поиск поддержки среди друзей и знакомых, консультации специалистов – врачей, юристов, социальных работников и т.д. Необходима психологическая помощь в определении адекватного способа преодоления трудностей на каждом этапе развития семьи и развития ребенка.
          Пятое – психолого-педагогическая поддержка. Она должна быть строго дифференцированной и максимально приближенной к реальности, в которой живет семья больного ребенка. В процессе консультаций необходимо сообщать родителям, какие трудности могут возникать на разных этапах его жизни. Нужно развивать у ребенка навыки самообслуживания, включать его в жизнедеятельность семьи, воспитывать «бытовую самостоятельность» с учетом физической или интеллектуальной состоятельности. По мере взросления ребенка родителям необходимо проявлять чуткость и гибкость в предоставлении простора для детской инициативы. Поэтому психологические консультации должны проводиться регулярно с целью обсуждения отдельных случаев и выработки стратегии и тактики поведения родителей в трудных ситуациях.
          Еще одно очень важное направление психологической помощи касается проблемы восприятия физического дефекта ребенка родителями и окружающими людьми. Часто родители концентрируют внимание именно на дефекте, поврежденном органе и стремятся все свои усилия направить на его компенсацию или возможное лечение. При этом теряется целый пласт социальных отношений, который мог бы сыграть значительную роль в интеграции ребенка в общество. Родители должны расставить приоритеты в стратегии воспитания ребенка: либо погрузиться в борьбу с заболеванием, чтобы лишь потом, когда-нибудь, в будущем сын или дочь могли войти в общество, либо помогать ребенку уже сегодня жить в нем, развивать чувство собственного достоинства, мужество. Необходимо научить родителей воспринимать собственного ребенка с ограниченными возможностями как человека со скрытыми возможностями. Специалисты должны помочь родителям составить адекватное представление о потенциальных возможностях больного ребенка, раскрыть его перспективы, построить научно обоснованную систему занятий (Дедов Н.П. Психологические аспекты взаимодействия в семье с больным ребенком // «Исцеление»: Альманах. – М., 1995. – Вып. 2).
          Вопросы и задания
          1. Опишите основные этапы переживания родителями информации о заболевании ребенка.
          2. Дайте краткую характеристику преобладающим типам воспитания в семьях с детьми с ограниченными возможностями.
          3. Какое влияние оказывает заболевание ребенка на отношение родителей к процессу воспитания?
          4. Какую роль играет родительское восприятие заболевания в процессе социальной реабилитации ребенка-инвалида?
          5. Какие виды психологической помощи могут быть оказаны семье больного ребенка?
          Темы рефератов
          1. Влияние неизлечимой болезни на личность ребенка-инвалида.
          2. Особенности супружеских взаимоотношений в семьях, имеющих больного ребенка.
          3. Семья как психотерапевт для ребенка-инвалида.
          4. Психология вины и ее роль в протекании заболевания у ребенка.
          5. Психологическая коррекция чувства обиды у родителей по отношению к больному ребенку.
          Рекомендуемая литература
          Лйшервуд М. М. Полноценная жизнь инвалида: Пер. с англ. – М., 1991.
          Выготский Л. С, Собрание сочинений: В 6 т. – Т. 5. Основы дефектологии / Под ред. Т. А. Власовой. – М., 1983.
          Дименштейн Р. П. «Проблемные» дети – проблема взрослых // Филпс К. Мама, почему у меня синдром Дауна?: Пер. с англ. – М., 1988.
          Жукова Н. С., Мастюкова Е. М. Если ваш ребенок отстает в развитии. – М., 1993.
          Лебединский В. В. Нарушения психического развития у детей. – М., 1985.
          Мамонова-Томова В. Семья – мощный фактор психологической реабилитации // Мамонова-Томова В. С, Пырьов Г.Д., Пенушлиева Р.Д. Психологическая реабилитация при нарушениях поведения в детском возрасте. – София, 1981.
          Тинголе-Михаэлис К. Дети с недостатками развития. – М., 1988.
          Юн Г. Дети с отклонениями: Родители о своих детях. – Кишинев, 1987.
          Хейссерман Э. Потенциальные возможности психического развития нормального и аномального ребенка. – М., 1964.
          Дети с нарушениями развития: Хрестоматия. – М., 1995.







         







         







         


          ГЛАВА IV
          ОСНОВЫ СЕМЕЙНОГО ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ
          МЕТОДЫ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ ПРОБЛЕМ СЕМЬИ
          Социально-психологические проблемы семьи можно свести к трем основным группам: добрачные (часто являются основными детерминантами супружеских проблем), супружеские, проблемы взаимоотношений детей и родителей.
          Одним из главных направлений работы практического семейного психолога является диагностика, она позволяет получить полную и надежную информацию о взаимоотношениях членов семьи на разных этапах их жизни.
          Психологи используют различные методы социально-психологической диагностики: опрос, наблюдение, эксперимент, метод социометрии, методы поперечных и продольных срезов, количественно-качественный анализ документов, тестирование.
          Остановимся на описании метода тестирования и представим некоторые методики, позволяющие семейному психологу осуществлять диагностику супружеских и детско-родительских отношений.
          Диагностика взаимоотношений молодых людей в добрачный период
          Характер предбрачного ухаживания позволяет выявить истоки зарождения тех трудностей, которые прямо или косвенно могут проявиться на каком-либо из этапов жизненного цикла.
          Тесты, используемые психологом в практической деятельности, можно разделить на две группы:
          первая – позволяет исследовать оценку юношами и девушками себя как будущих супругов и родителей;
          вторая – направлена на оптимальный подбор пар для знакомства и потенциального супружества, помогает прогнозировать супружеские отношения в перспективе.
          Первая группа тестов включает в себя методики, предложенные С. В. Ковалевским:
          методика оценки старшеклассником себя как будущего семьянина позволяет определить, как подросток представляет себе эту роль и в какой последовательности выделенные им качества выражены у него самого в настоящее время;
          тест на превентивную удовлетворенность браком показывает, насколько юноши и девушки в перспективе будут удовлетворены своим браком;
          методика «Функционально-ролевая согласованность» помогает определить структуру распределения ролей в семье. Для анализа функционально-ролевой согласованности используются три структуры ролей: нормативная (как должно быть); желаемая (как хотелось бы); квазиреальная (как скорее всего сложится). Рекомендуется также выделить в качестве предмета обсуждения представления старшеклассников о распределении семейных ролей в нормативном, желаемом и квазиреальном планах.
          Вторую группу составляют:
          анкета-интервью «Вы вступаете в брак» (В.А. Сысенко) – позволяет выявить мнение вступающих в брак о различных проблемах, с которыми сталкиваются невесты. Анкета-интервью – хороший инструментарий для работы психолога ЗАГСа, центров молодежи и т.д.;
          тест-карта оценки готовности к семейной жизни (И.Ф. Юнда) – помогает определить готовность будущих супругов выполнять семейные функции: создание положительного семейного фона, поддержание уважительных, доброжелательных отношений с родственниками, воспитание детей, интимная жизнь супругов, налаживание здорового семейно-бытового режима и т.д. Кроме этого с помощью данной методики можно наметить перспективы благополучия семейных отношений;
          методика определения психологической совместимости в браке (Ю.А. Решетняк, Г.С. Васильченко) – модифицированный вариант теста Т. Лири. Несовместимость супругов хотя бы на одном из четырех уровней супружеских отношений – психофизиологическом, психологическом, социально-психологическом, социокультурном может привести к дисгармонии супружеских отношений. С помощью этой методики практический психолог прогнозирует степень совместимости будущей супружеской пары на психологическом уровне. Методика может быть использована также в целях оптимального подбора пар для знакомства и потенциального супружества. Прогноз совместимости будущей супружеской пары строится и на основании результатов опросников, диагностирующих динамические особенности личности. Пример мы приведем позже, когда будем рассматривать методы диагностики супружеских отношений.
          Шкалы любви и симпатии (3. Рубина) – эту методику можно использовать как при индивидуальном, так и при групповом проведении. Ее преимущество – в простой обработке и легкости заполнения. Используя эту методику, психолог может выявить особенности эмоционального отношения респондента к любимому человеку.
          Методы диагностики супружеских отношений
          Необходимую информацию, позволяющую дать квалифицированную оценку взаимоотношений супругов, психолог получает с помощью диагностирующих опросников, выявляющих особенности общения и взаимоотношений, качества личности супругов, способы проведения семейного досуга, общность интересов и ценностей, а также позволяющих понять нравственно-психологические основы супружеских отношений.
          Методы изучения особенностей общения и взаимоотношений в супружеской паре. Общение между супругами лежит в основе семейного благополучия и включает очень важную функцию – помогает человеку обеспечить личный комфорт себе и своим близким. Общение дает возможность проявиться одной из важнейших супружеских ролей – психотерапевтической.
          Общение и взаимоотношения супругов в благополучных семьях характеризуют открытость, интимность, доверие друг другу, высокий уровень взаимной симпатии, конструктивность, рефлексивность, гибкий, демократичный характер распределения ролей в семье, моральная и эмоциональная поддержка (Е.В. Новикова, 1994).
          Особенности распределения семейных ролей, ожиданий и притязаний в браке, совместимость супружеской пары исследуются с помощью специальных методик.
          Опросник «Общение в семье» (Ю.Е. Алешина, Л.Я. Гозман, Е.М. Дубовская) измеряет доверительность общения в супружеской паре, сходство во взглядах, общность символов, взаимопонимание супругов, легкость и психотерапевтичность общения.
          Проективный тест «Семейная социограмма» (Э.Г. Эйдемиллер) направлен на диагностику характера коммуникаций в семье.
          Методика «Ролевые ожидания и притязания в браке» (А.Н. Волкова) выявляет представления супругов о значимости в семейной жизни тех или иных ролей, а также о желаемом распределении их между мужем и женой.

          Методика «Распределение ролей в семье» (Ю.Е. Алешина, Л.Я. Гозман, Е.М. Дубовская) определяет степень реализации мужем и женой той или иной роли: ответственного за материальное обеспечение семьи, хозяина (хозяйки) дома, ответственного за воспитание детей, организатора семейной субкультуры, развлечений, сексуального партнера, психотерапевта.
          Методика «Типовое семейное состояние» (Э.Г. Эйдемиллер, В.В. Юстицкис) позволяет выявить наиболее типичное состояние индивида в собственной семье: удовлетворительное – неудовлетворительное; нервно-психическое напряжение; семейную тревожность.
          Известно, что характер общения и взаимоотношений в супружеской паре детерминирован эмоциональной атмосферой в родительской семье. Истоки модели общения супругов можно представить с помощью проективной методики «Семейная генограмма» (Э.Г. Эйдемиллер). Методика позволяет изобразить в виде графической схемы родственные связи в семье, представить характер взаимоотношений, неосознаваемый членами семьи.
          Методы исследования индивидуальности супругов. Результаты индивидуально-психологического исследования используют для установления меры личностной совместимости и информирования супругов об особенностях характера друг друга (А.Н. Волкова, Т.М. Трапезникова).
          Личностная совместимость (психологический уровень супружеской совместимости) – это автоматическое распределение психологической нагрузки, выработка оптимальных способов общения, понимание спонтанных проявлений партнера и адекватное реагирование на них. Использование результатов исследования индивидуальности супругов – одна из форм коррекционной работы, направленной на улучшение взаимопонимания. Она осуществляется с помощью таких методик, как определение типа темперамента (Г. Айзенк), «16 личностных факторов» (Р. Кеттелл), тест «MMPI» (Дж. Мак-Кинм, С. Хатэуэй), методика рисуночной фрустрации (С. Розецвейг), цветовой тест (М. Люшер) и др.
          Методы исследования семейного досуга, интересов и ценностей. Духовное взаимодействие партнеров, их духовная совместимость, проявляется на социокультурном уровне супружеских отношений. Это общность ценностных ориентации, жизненных целей, мотивации, социального поведения, интересов, потребностей, а также общность взглядов на проведение семейного досуга. Известно, что сходство интересов, потребностей, ценностей и т.д. является одним из факторов супружеской совместимости и стабильности брака.
          Опросник «Измерение установок в семейной паре» (Ю.Е. Алешина, Л.Я. Гозман, кафедра социальной психологии МГУ) дает возможность выявить взгляды человека по десяти сферам жизни, наиболее значимым в семейном взаимодействии: 1) отношение к людям; 2) альтернатива между чувством долга и удовольствием; 3) отношение к детям; 4) ориентация на преимущественно совместную или преимущественно раздельную деятельность, автономность супругов или зависимость супругов друг от друга; 5) отношение к разводу; 6) отношение к любви романтического типа; 7) оценка значения сексуальной сферы в семейной жизни; 8) отношение к «запретности секса»; 9) отношение к патриархальному или эгалитарному устройству семьи; 10) отношение к деньгам.
          Опросник «Интересы – досуг» (Т.М. Трапезникова) выявляет соотношение интересов супругов, меру их согласия в формах проведения досуга.
          Самоактушизационный тест (CAT) (Ю.Е. Алешина, Л.Я. Гозман, Е.М. Дубовская) разработан на основе опросника личностных ориентации (РОУ) Шострома и используется индивидуально и в группах в исследовательских целях, а также в отдельных случаях коррекционной работы; позволяет определить ценностные ориентации, гибкость поведения, сензитивность к себе, самоуважение и самопринятие и т.д.
          Методы изучения нравственно-психологических основ супружеских отношений. Большое число разводов свидетельствует о том, что неблагополучие семьи остается одной их актуальных общественных проблем. Условно среди них выделяют конфликтные, кризисные, проблемные (В.А. Сысенко), а также невротические (Э.Г. Эйдемиллер). В каждой из таких семей имеются постоянные сферы, где интересы, потребности, намерения и желания супругов приходят в столкновение, порождая особо сильные и продолжительные отрицательные эмоции. В таких случаях говорят об отрицательном психологическом климате семьи, в основе которого лежат нравственно-психологические факторы супружеских отношений.
          Практический психолог, приступая к изучению нравственно-психологических основ супружеских отношений, может использовать тесты, диагностирующие супружеские конфликты, удовлетворенность браком, его стабильность.
          Тест-опросник удовлетворенности браком (В.В. Столин, Г.П. Бутенко, Т.Л. Романова, факультет психологии МГУ) предназначен для экспресс-диагностики степени удовлетворенности-неудовлетворенности, а также согласования-рассогласования удовлетворенности браком в конкретной супружеской паре. Опросник применяют индивидуально в консультативной практике и в процессе исследования той или иной социальной группы.
          Методика «Характер взаимодействия супругов в конфликтных ситуациях» (Ю.Е. Алешина, Л.Я. Гозман) дает возможность охарактеризовать обследуемую семью по ряду параметров: наиболее конфликтные сферы семейных отношений, степень согласия (несогласия) в ситуациях конфликта, уровень конфликтности в паре.
          Опросник «Конструктивно-деструктивная семья» (КДС) (Э.Г. Эйдемиллер, В.В. Юстицкис) облегчает диагностику отклонения семьи от конструктивного направления.
          Кроме тестирования в исследовании супружеской пары можно использовать опрос, беседу, интервью.
          Метод опроса позволяет практическому психологу выяв
вить социально-экономи-ческие и демографические характеристики супружеской пары: жилищные условия, семейный бюджет, стаж брака, возраст супругов и разницу в возрасте, образование, род занятий, количество и возраст детей. Положительное влияние на супружеский брак оказывают хорошие жилищные и материальные условия, приблизительное равенство возрастов супругов или более старший (3-7 лет) возраст мужа, отсутствие разницы в образовании, число детей от одного до четырех человек.
          Метод беседы или интервью может быть использован в случае необходимости изучения микроокружения семьи. Этот фактор также имеет значение для стабилизации брака и семьи в целом. Кроме того, необходимо знать, на какой стадии супружества находится пара, так как для каждой стадии характерны типичные проблемы, структура отношений, уклад и образ жизни семьи. Эти знания психолог может получить только в результате свободной беседы.
          Целесообразно после каждого комплексного исследования добрачного и брачного периодов супружеской пары составлять психограмму супружества (А.Н. Волкова, Т.М. Трапезникова) по следующим направлениям:
          1) зоны конфликтов супружества, потенциальный инициатор конфликта в каждой из зон;
          2) степень личной совместимости;
          3) общая мера взаимопонимания и согласия по различным сторонам семейной жизни;
          4) общий прогноз отношений в паре;
          5) рекомендации по формам и содержанию коррекционной работы с парой в целом и с каждым супругом в отдельности.
          В основе психограммы супружества лежит сравнительный анализ результатов, полученных в процессе всестороннего исследования супружеских взаимоотношений.
          Диагностика детско-родительских отношений
          Семья – один из важнейших воспитательных институтов, роль и значение которого в формировании личности трудно переоценить. В семье тесно сплетены супружеские, родительские и детские взаимоотношения. Дети остро реагируют на все изменения в семье. Они особенно сензитивны к оценке взрослого, его позиции по отношению к себе, к состояниям матери и отца, изменению стереотипов повседневной жизни и т.д.
          Наиболее остро дети переживают нарушение контакта с родителями в результате развода, длительных отлучек одного или обоих родителей, внутрисемейного конфликта, отсутствия родительского тепла, отказа от ребенка и пр. Поэтому позитивное общение с родителями – важнейший фактор нормального психологического развития ребенка.
          Подробное диагностическое обследование психического развития ребенка включает в себя изучение содержания контактов родителей с детьми. Чтобы понять многие супружеские конфликты и причину напряженности в семье, практический психолог должен знать, как строится межличностное общение родителей и детей. С помощью методик диагностики детско-родительских отношений он может получить сведения об отклонениях в психическом развитии ребенка, выяснить причины супружеских ссор и конфликтов. Эти методики разделяются на две группы: одни исследуют межличностные отношения в системе «родитель–ребенок» глазами родителя, другие – глазами ребенка.
          Методики исследования межличностных отношений в системе «родитель-ребенок» глазами родителя. Важнейшая сфера деятельности семейного психолога – работа с родителями, ибо их роль определяет формирование уникальной для каждого ребенка социальной ситуации развития.
          Изучая межличностные отношения в системе «родитель-ребенок» глазами родителя, практический семейный психолог обращает внимание на особенности семейного воспитания:
          родительские установки и реакции;
          отношение родителей к ребенку и жизни в семье;
          нарушения воспитательного процесса в семье;
          причины отклонений в семейном воспитании;
          типы воспитания;
          уровень родительской компетентности и т. п.
          Эти аспекты взаимоотношения родителей и детей исследуются с помощью социальных методик.
          Тест «Родителъско-детские отношения» (PARI) (американские психологи Е.С. Шефер, Р.К. Белл; адаптирован Т.Н. Нещерет).
          Тест-опросник анализа семейного воспитания и профилактики нарушений воспитания (АСВ) (Э.Г. Эйдемиллер, В.В. Юстицкис) предназначен для изучения нарушений в жизни семьи и причин отклонений в семейном воспитании.
          Тест-опросник родительского отношения (ОРО) (А.Я. Варг, В.В. Столин) представляет собой психодиагностический инструмент, ориентированный на выявление родительского отношения у лиц, обращающихся за психологической помощью по вопросам воспитания детей и общения с ними.
          Опросник для исследования эмоциональной стороны детско-роди-тельского взаимодействия (Е.И. Захарова).
          Методики исследования межличностных отношений в системе «родитель-ребенок» глазами ребенка. Наиболее популярен у психологов графический тест «Рисунок семьи», который широко используется в многочисленных исследованиях межличностных отношений и практических разработках благодаря простоте процедуры проведения и точности показателей, получаемых в результате работы.
          Широко известна также проективная методика Р. Жиля, исследующая межличностные отношения ребенка и его восприятие внутрисемейных отношений.
          Эффективна методика А.Г. Лидерса и И.В. Анисимовой «Диагностика эмоциональных отношений в семье», разработанная для двух возрастных групп: для дошкольников и младших школьников; для подростков.
          Вопросы и задания
          1. Подготовьте программу исследования супружеской пары.
          2. С помощью выбранной методики проведите диагностику проблем, возникающих в детско-родительских отношениях.
          3. Сформулируйте тему исследования, подберите и обоснуйте методический инструментарий исследования добрачного периода.
          Рекомендуемая литература
          Алешина Ю.Е., Гозман Л.Я., Дубовская Е.М. Социально-психологические методы исследования супружеских отношений. – М., 1987.
          Ковалев С. В. Подготовка старшеклассников к семейной жизни. – М., 1991.
          Общая психодиагностика: Основы психодиагностики, немедицинской терапии и психологического консультирования / Под ред. А.А. Бодалева, В.В. Сталина. – М., 1987.
          Практикум по экспериментальной и прикладной психологии / Под ред. А.А. Крылова. – Л., 1990.
          Сысенко В.А. Молодежь вступает в брак. – М., 1986.
          Эйдемиллер Э.Г. Методы семейной диагностики и психотерапии. – М., 1996.
          Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В.В. Психология и психотерапия семьи. – СПб., 1999.
          Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В.В. Семейная психотерапия. – Л., 1990.
          Юнда И.Ф., Юнда Л.И. Социально-психологические и медико-биологические основы семейной жизни. – Киев, 1990.
          ОСНОВЫ СЕМЕЙНОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ
          Общее понятие о консультировании
          Слово «консультация» употребляется в нескольких значениях: это совещание, обмен мнениями специалистов по какому-либо делу; совет специалиста; учреждение, которое дает такие советы, например юридическая консультация. Таким образом, консультироваться – значит советоваться со специалистом по какому-нибудь вопросу.
          Психологическое консультирование имеет ярко выраженную специфику, которая определяется предметом, целями и задачами этого процесса, а также тем, как консультант осознает свою профессиональную роль в индивидуальной логике жизни семьи. На особенности консультирования, несомненно, влияют теоретические предпочтения, научный подход или школа, к которой принадлежит консультант. Так, стиль консультирования в русле личностно-ориентированного подхода отличается полной центрацией на клиенте, особым вниманием к его переживаниям и опыту. Когнитивно-поведенческий подход, или НЛП (нейро-лингвистическое программирование), предполагает краткосрочное консультирование, схожее с процессом социального научения или переобучения.
          За рубежом консультативная психология выделилась как особый подход к оказанию психологической помощи человеку и семье в сложных жизненных ситуациях в 50-е гг. XX в. От классической психотерапии его отличает отказ от концепции болезни, большее внимание к жизненной ситуации клиента и его личностным ресурсам; от обучения – придание значения не столько знаниям, сколько способам взаимодействия между консультантом и клиентом, которое порождает дополнительные возможности самостоятельного преодоления трудностей.
          В отечественной психологической науке термин «консультативная психология» появляется в начале 90-х гг. прошлого столетия. Консультативная психология исходит из представления о том, что с помощью специально организованного процесса общения у обратившегося за помощью человека могут быть актуализированы дополнительные психологические силы и способности, которые помогут ему отыскать новые возможности выхода из трудной жизненной ситуации.
          Консультативная психология пытается ответить на пять основных вопросов. В чем суть процесса, возникающего между человеком (или семьей), оказавшимся в трудной ситуации и обратившимся за помощью (клиентом), и человеком, ее оказывающим (консультантом)? Какие функции должен выполнять консультант и какие личностные черты, установки, знания и умения необходимы для успешного выполнения своих функций? Какие резервы, внутренние силы клиента могут быть актуализированы в ходе консультирования? Какие особенности налагает на процесс консультирования ситуация, сложившаяся в жизни клиента? Какие приемы и техники могут быть сознательно использованы в процессе оказания помощи?
          При всех различиях, которые наблюдаются сегодня в понимании сущности психологического консультирования и его задач, теоретики и практики сходятся в том, что консультирование представляет собой профессиональное взаимодействие между обученным консультантом и клиентом, направленное на решение проблемы последнего. Это взаимодействие обычно осуществляется лицом к лицу, хотя иногда может включать в себя и более двух людей. В остальном позиции расходятся. Одни полагают, что консультирование отличается от психотерапии и центрировано на более поверхностной работе (к примеру, на межличностных отношениях), и основная его задача – помочь семье или отдельному человеку посмотреть на свои проблемы и жизненные сложности со стороны, продемонстрировать и обсудить те моменты взаимоотношений, которые, будучи источниками трудностей, обычно не осознаются и не контролируются (Ю.Е. Алешина, 1994). Другие считают консультацию одной из форм осуществления психотерапии и видят его центральную задачу в том, чтобы помочь клиенту обрести свое подлинное Я и найти в себе мужество стать этим Я (Р. Мэй, 1994).
          В последнее десятилетие наметилась тенденция расширительно использовать термин «психологическое консультирование» (В.А. Бинас, Б.М. Мастеров и др.) как синоним психологического сопровождения клиента (личности или семьи) в сложные периоды жизни. Именно такого понимания консультирования мы и будем придерживаться. В зависимости от жизненной ситуации человека или семьи (как коллективного клиента) целями консультирования могут стать те или иные изменения самосознания (формирование продуктивного отношения к жизни, принятие ее во всех проявлениях, не исключая страдания; обретение веры в свои силы и желания преодолевать трудности, восстановление распавшейся связи между членами семьи, формирование у членов семьи ответственности друг за друга и др.), поведенческие изменения (формирование способов продуктивного взаимодействия членов семьи друг с другом и с внешним миром).
          Психологическое консультирование семьи должно быть направлено на восстановление или преобразование связей членов семьи друг с другом и миром, на развитие умения понимать друг друга и формировать полноценное семейное Мы, гибко регулируя отношения как внутри семьи, так и с различными социальными группами.
          Основные стадии процесса консультирования
          Психологическое консультирование – это целостная система. Его можно представить как разворачивающийся во времени процесс, совместно-разделенную деятельность консультанта и клиента, в которой выделяются три основных компонента.
          Диагностический – систематическое отслеживание динамики развития человека или семьи, обратившейся за помощью; сбор и накопление информации и минимальные и достаточные диагностические процедуры. На основе совместного исследования психолог и клиент определяют ориентиры совместной работы (цели и задачи), распределяют ответственность, выявляют пределы необходимой поддержки.
          При работе с каждой семьей цели и задачи уникальны, как и ее жизненная ситуация, но если говорить об общей задаче консультирования семьи – то это вовсе не «обеспечение психологического комфорта» и «избавление от страданий»; главное в кризисной ситуации – помочь принять жизнь во всех ее проявлениях (не исключая страдания), пройти через жизненные трудности и, переосмыслив свои отношения с собой, другими, миром в целом, принять ответственность за свою жизнь и жизнь своих близких и продуктивно преобразовать жизненную ситуацию.
          Консультант осуществляет необходимую поддержку клиента, гибко изменяя ее форму и меру в соответствии с его состоянием и перспективой ближайшего развития. Семья сама и только сама может пережить события, обстоятельства и изменения своей жизни, породившие семейное неблагополучие. И никто не может сделать этого за членов семьи, как не может самый лучший учитель понять за своего ученика объясняемый материал. Консультант может лишь создать условия для изменений и стимулировать этот процесс: организовывать, направлять, обеспечивать благоприятные для него условия, стремясь к тому, чтобы он вел к совершенствованию семьи или, по крайней мере, не шел патологическим либо социально неприемлемым путем (алкоголизм, невротизация, психопатизация, самоубийство, преступление и т.п.). Таким образом, цель максимально учитывает особенности клиента и его жизненной ситуации.
          Основной этап консультирования – отбор и применение средств, которые позволяют создать условия, стимулирующие позитивные изменения в семейных отношениях и способствующие овладению способами продуктивного взаимодействия. На этом этапе консультант осмысливает результаты диагностики (совместного исследования, отслеживания) и на их основе продумывает, какие условия необходимы для благоприятного развития семьи и личности, обретения членами семьи положительных отношений к себе, другим, миру в целом и гибкости, способности успешно контактировать между собой и с социумом, адаптироваться в нем. Затем он разрабатывает и реализует гибкие индивидуальные и групповые программы социально-психологической поддержки семьи, ее развития, ориентированные на конкретную семью и конкретных детей и взрослых и учитывающие их особенности и потребности. Предусматривается также создание специальных социально-психологических условий для оказания помощи взрослым и детям, имеющим особенно сложные проблемы.
          Анализ промежуточных и конечных результатов совместной работы и внесение на их основе изменений в программу консультирования-сопровождения.
          Психологическое консультирование – пролонгированный, многостадийный процесс. Его процессуальный анализ предполагает выделение динамики, которая состоит из стадий, ступеней и шагов, причем следует различать динамику отдельной встречи (консультации или тренинга) и динамику всего процесса консультирования.
          Для осмысления динамики можно воспользоваться метафорой совместного путешествия от наличной ситуации к желаемому будущему. Тогда консультирование предстанет как помощь клиенту в решении трех основных задач:
          определить «место, на котором в момент обращения находится семья» (В чем состоит проблема? В чем сущность семейного неблагополучия и его причины?);
          выявить «место, куда хочет прийти путник», т.е. состояние, которого хочет достичь семья или отдельный обратившийся клиент (сформировать образ желаемого будущего, определить его реальность) и выбор направления изменений (Что делать? В каком направлении двигаться?);
          помочь клиенту (семье) туда перебраться (Как это сделать?).
          Процесс решения первой задачи соответствует диагностическому компоненту сопровождения; третью можно представить как преобразование или реабилитацию. Для второй задачи готового термина еще нет; она решается в ходе соглашения между клиентом и психологом. Условно этот этап можно назвать «ответственным решением» или «выбором пути».
          Эта трехчленная модель имплицидно присутствует в ряде интегративных подходов к консультированию в психологии и социальной работе (В.А. Горянина, 1996; Дж. Иген, 1994 и др.).
          Конечно, на начальном этапе освоения профессии консультанту необходимы в качестве ориентира более простые и мобильные схемы. По содержанию возможно выделить три общие стадии процесса сопровождения:

          • осознание не только внешних, но и внутренних причин кризиса (жизненных затруднений);
          • реконструкцию семейного или личного мифа, развитие ценностного отношения;
          • овладение необходимыми жизненными стратегиями и тактиками поведения.
          Методы и приемы, используемые в семейном консультировании
          Традиционно основным методом психологического консультирования считается интервью, т.е. терапевтическая беседа, направленная на социально-психологическую поддержку семьи и помощь ей. Однако сегодня в практике консультирования (в том числе и семейного) широко применяется все богатство методов и приемов, разработанных в различных психотерапевтических школах: диалогическое общение, поведенческие методы, психодрама и ролевое моделирование, репертуарные решетки Келли, анализ истории семьи, генограмма, а также методы групповой терапии. Для обеспечения обратной связи используются видеозаписи и такие психотехники, как «социограмма в действии», «семейная скульптура», «семейная хореография» (они представляют собой нечто подобное «живым картинкам», когда члены семьи, выбирая позы и расположения в пространстве, пытаются изобразить свои взаимоотношения в статике или динамике).
          Во многом выбор методов и контактных техник определяется тем уровнем, на котором осуществляется консультационный процесс. Принято выделять внешний и внутренний уровни консультирования.
          Работа на внешнем уровне вполне достаточна для решения неглубоко укоренившихся личных и семейных проблем. Она часто применяется на первой встрече (особенно при консультировании семейной пары). Здесь широко используются технологии создания помогающих отношений, разработанные в гуманистической психологии (К. Роджерс, Ф. Василюк и др.). Доверительные отношения, создаваемые при этом, порождают открытость, которая помогает каждому члену семьи высказать все, что у него на уме, и выразить свои подлинные чувства. Это первый шаг к прояснению проблемы, шаг к себе самому и к другому человеку.
          Используются на этом уровне и различные техники, разработанные в поведенческой психологии. В частности, бихевиористская модификация «контрактной терапии», когда супруги договариваются вознаграждать друг друга за то поведение, которого они ожидают от партнера.
          На более глубоком уровне (при работе с проблемами со-зависимости, перераспределения власти и т.п.), когда необходимо оказать воздействие на менее осознанные процессы, используются методы, разработанные в психоанализе, гештальттерапии и психодраме.
          Такой эклектизм вполне уместен, но лишь при определенных условиях. Во-первых, выбирая средства, необходимо помнить известное методологическое положение, которое Дж. Пол сформулировал как вопрос: «Какая помощь, кем осуществляемая и в каких условиях наиболее эффективная для этого клиента с этими конкретными проблемами?» А во-вторых – не забывать, что основным средством психологического консультирования становится не та или иная психотехника, а особая форма взаимоотношений в системе «психолог–клиент», основанная на сознательном использовании базового двуединого механизма бытия и развития личности – идентификации – обособления (В.С. Мухина). Именно эти взаимоотношения создают условия для переживания, объективации, рефлексии и реконструкции образа мира клиента и его отдельных фрагментов в период консультаций и групповых занятий.
          Современные подходы к семейному консультированию
          Существует множество концепций семейного консультирования: от модификаций фрейдовской психоаналитической модели до позитивной семейной терапии Н. Пезешкиана. Однако в последнее время практики отдают предпочтение интегративным подходам, таким как системный и структурный.
          Основоположники системного подхода (М. Боуэн, С. Минухин, В. Сатир, К. Вита-кер и др.) рассматривают семью не просто как объединение индивидуальностей, связанных узами родства, а как целостную систему, где никто не страдает в одиночку: семейные конфликты и кризисы оказывают деструктивное влияние на всех. Поскольку семья – это система, то не так важно, какой из ее элементов изменяется. На практике изменения в поведении любого из членов семьи влияют на нее и другие входящие в нее подсистемы (других членов семьи) и одновременно испытывают воздействие с их стороны.
          Оказывая помощь семье в трудные периоды жизни, не имеет смысла заниматься выявлением психоаналитических причин конфликта: гораздо важнее путем конкретных целенаправленных действий изменить отношения между ее членами. При удачно выбранной стратегии и тактике работы семейная обстановка улучшается по мере того, как выполняются рекомендации специалиста. Перемены ведут к сдвигам в механизме функционирования семьи и способствуют уменьшению проявления симптомов психологического неблагополучия у одного или нескольких ее членов.
          Каковы функции психолога при работе с семьей? На чем будет сфокусировано его внимание в процессе консультирования? Какие средства воздействия станут основными? На эти вопросы представители многочисленных системных подходов к психологической помощи семье отвечают в зависимости от своей теоретической ориентации.
          Так, автор теории семейных систем М. Боуэн утверждает, что члены семьи не могут действовать независимо друг от друга, так как такое поведение приводит к внутрисемейной дисфункциональности Это сближает его с системными терапевтами. Но есть и различия: Боуэн рассматривает все человеческие эмоции и поведение как продукт эволюции. Причем не индивидуальной, уникальной, а связанной со всеми формами жизни. Он разработал восемь тесно связанных между собой концепций, среди которых концепции дифференцировки собственного Я, эмоциональных треугольников, семейных проекций и др. По его мнению, механизм внутрисемейных отношений аналогичен механизму функционирования всех других живых систем. Неслучайно его концепция дифференцировки собственного Я так напоминает существующие в науке представления о дифференцировке клетки. Терапевты этой школы считают, что дифференцировка собственного Я в ходе сеансов семейной психотерапии ведет к успокоению семьи клиента, это способствует ответственному принятию решений и ослаблению симптомов семейной дисфункции. Роль консультанта в этой системе семейного консультирования приближается к позиции тренера: он обучает членов семьи дифференцироваться в семейном общении, осмысливать имеющиеся у них способы взаимодействия в семье и осваивать более продуктивные. При этом психологу предписывается не подходить к семье с готовыми рекомендациями, а вести совместный поиск. С этим трудно не согласиться: совместный поиск позволяет членам семьи освоить продуктивные способы выхода из проблемных ситуаций, развивает у них чувство субъектности и уверенности в своих силах, что после ослабления негативной симптоматики приводит к устойчивым переменам в жизни семьи.
          Боуэн широко использует в своей теории и практике семейной терапии представления о жизненном цикле семьи, а также считает необходимым учитывать национальные особенности клиентов.
          Другой вариант работы с семьей, завоевавший широкую популярность в мире, – структурная семейная терапия С. Минухина.
          В основе этого подхода лежат три аксиомы.
          • Осуществляя психологическую помощь, необходимо принимать в расчет всю семью. Каждый из членов семьи должен рассматриваться как ее подсистема.
          • Терапия семьи изменяет ее структуру и приводит к изменению поведения каждого из членов семейной системы.
          • Работая с семьей, психолог присоединяется к ней, в результате возникает терапевтическая система, делающая возможными семейные изменения.
          Семья предстает как дифференцированное целое, подсистемы которого – отдельные члены семьи или несколько ее членов. Каждая подсистема (родительская, супружеская, детская) имеет специфические функции и предъявляет к своим членам определенные требования. При этом для каждой подсистемы необходима определенная степень свободы и автономии. К примеру, для адаптации супругов друг к другу нужна определенная свобода от влияния детей и внесемейного окружения. Поэтому важное значение приобретает проблема границ между семейными подсистемами.
          С. Минухин выделяет два типа нарушения границ: первый – их спутанность, нечеткость, размытость; второй – излишняя закрытость, приводящая к разобщенности членов семьи. Один из этих типов нарушения границ можно найти в любой неблагополучной семье. Так, выраженная размытость границ между матерью и ребенком приводит к отчуждению отца. В результате в семье начинают функционировать две автономные подсистемы: «мать-ребенок (дети)» и «отец». У детей в этом случае тормозится развитие компетентности в общении со сверстниками, а у родителей существует угроза развода. А вот у семей с разобщающими границами, наоборот, нарушена способность к формированию семейного Мы. Члены семьи настолько разобщены, что не могут удовлетворить в семье важнейшую из человеческих потребностей – в доверии, тепле и поддержке.
          Спутанная семья реагирует на любые изменения быстро и интенсивно, ее члены как бы заражают друг друга своим настроением. А вот в безучастной семье преобладает отчуждение, которое ребенок ощущает как холод, безлюбость и может охарактеризовать свою семью так: «У нас никому ни до кого нет дела».
          Описанная классификация и подход к психологической помощи направлены, в первую очередь, на осознание и преодоление неадекватной близости членов семьи, доходящей до симбиотической взаимозависимости, и помогает каждому осознать и отстроить границы между собой и другими.
          Роль психолога в системе С. Минухина понимается так: ему предписывается присоединиться к семье, на время как бы стать одним из ее членов. «Терапевтическое воздействие на семью, – пишет он, – является необходимой частью семейной диагностики. Терапевт не может наблюдать семью и ставить диагноз со стороны» (С. Минухин, 1978). «Вхождение» психолога в семейную систему вызывает «миникризис», имеющий важное значение: жесткие ригидные связи и отношения ослабляются, и это дает семье шанс изменить состояние своих «границ», расширить их, а значит, и изменить свою структуру.
          С. Минухин выделяет семь категорий действий психолога по переструктурированию семьи: это актуализация семейных моделей взаимодействия; установление или разметка границ; эскалация стресса; поручение заданий; использование симптомов; стимуляция определенного настроения; поддержка, обучение или руководство,
          Не менее распространен еще один из вариантов системного подхода – стратегическая семейная терапия (Дж. Хейли, К. Маданес, П. Вацлавик, Л. Хоффман и др.), где основная работа терапевта направлена на формирование у членов семьи ответственности друг за друга.
          Иногда в рамки стратегического направления включают и вариант системной семейной терапии, разработанный в миланской научной школе. Однако здесь в центре работы – выявление и преобразование тех бессознательных «правил игры», которые поддерживают семейное неблагополучие. «Семейные игры» (впервые они описаны в трансактном анализе Эрика Берна) основаны на ошибочном представлении членов семьи о том, что возможно осуществлять односторонний контроль над межличностными отношениями в семье, манипулируя другими членами семьи. Работа психолога сначала направлена на выявление тех реакций членов семьи, которые приводят к «зацеплениям», делающим семью нездоровой (диагностика), затем – на помощь в осмыслении этих зацеплений и выработку продуктивных способов взаимодействия.
          Еще один конструкт, используемый для анализа супружеских взаимодействий, – представление о том, что в основе семейных конфликтов лежит бессознательная борьба супругов за власть и влияние, конкуренция и соперничество друг с другом (в российском варианте это можно выразить пословицей-вопросом: «Кто в доме хозяин?»). Работа консультанта в этой модели психотерапии сфокусирована на установлении баланса между супругами, когда выигрыши или проигрыши одного будут компенсироваться выигрышами или проигрышами другого.
          Психоаналитический (Н. Аккерман, К. Сэджер и др.), когнитивно-поведенчес-кий (Р. Дрейкурс, А. Эллис и др.) подходы в семейной терапии по сравнению с системным подходом более традиционны.
          Анализ многочисленных теоретических построений и практики работы семейных консультантов породил яркую и удобную для повседневного употребления типологию, где все многочисленные системы работы с семьей (в зависимости от избранного психологом подхода к целям работы и понимания собственных функций) разбивают на три группы: «ведущие», «реагирующие» и «чистильщики систем».
          «Ведущие» терапевты авторитарны. Стремясь создать здоровые отношения в семье, они воздействуют из позиции «супер-родителя», который лучше членов семьи знает, что для ее членов хорошо или плохо и активно действует. Это полностью избавляет клиентов от самостоятельных усилий, снимает с них ответственность. Справедливости ради отметим, что для человека или семьи, обратившихся за помощью в период глубокого кризиса, такое отношение на начальном этапе консультативного процесса является не только потребным, но и единственно возможным, так как люди, только что пережившие жизненную катастрофу, нередко находятся в состоянии возрастной регрессии, когда возвращаются формы реагирования, свойственные испуганному беспомощному ребенку. В случае работы с такими клиентами (семьями или отдельными личностями) консультант сознательно принимает «родительскую позицию» и избирает стратегию дородительствования, постепенно «доращивая и довоспитывая», помогая поверить в свои силы, обрести точку опоры в себе, научиться продуктивно взаимодействовать сначала с самим собой, а затем и с окружающими. Именно этот подход представлен в данном ранее описании структурной семейной терапии (С. Минухин).
          «Реагирующие» семейные психотерапевты для того чтобы добиться позитивных изменений в семье, стараются мобилизовать ее собственный внутренний потенциал развития. Они «включаются» в обстановку и атмосферу семьи, с которой проводится работа. Такую терапию удобно выполнять вдвоем: один из психологов дает втянуть себя в создавшуюся семейную ситуацию (при этом он чаще всего принимает на себя роль ребенка), второй выступает в роли наблюдателя и держится несколько более отстранение (как бы вне семейной системы).
          Если вспомнить, что реагирующие психотерапевты теоретически ориентируются прежде всего на психоанализ, то нетрудно понять и истоки такой работы, и ее сущность. Психоаналитический подход предполагает, что в своей деятельности терапевт выполняет обе эти функции (и идентификацию с клиентом, и обособление, отстранение от него). В процессе взаимодействия с клиентом он попеременно то идентифицируется с ним, глубоко проникает в его проблемы, то отстраняется от клиента и его ситуации с целью объективного суждения. Здесь же эти функции как бы «разделены» между двумя психологами.
          «Чистильщики систем» прежде всего стремятся навести порядок в правилах, по которым живет семья. Консультант старается противодействовать неправильному поведению, заставить отказаться от незрелых и патологических форм поведения. Этот метод характерен для стратегической семейной терапии и системной семейной терапии миланской научной школы (с одним из вариантов такого подхода вы можете познакомиться, прочитав яркие и талантливые работы Вирджинии Сатир, которые переведены на русский язык и неоднократно издавались в нашей стране).
          Консультирование супругов по межличностным проблемам
          Как правило, семья обращается в психологическую консультацию в трудные периоды жизни, когда ощущается напряжение, нарушаются взаимоотношения между ее членами, возникают конфликты.
          Анализируя проблемы, с которыми супруги часто обращаются в консультацию, исследователи (Ю.Е. Алешина, В.Ю. Меновщиков) считают наиболее типичными:
          • различного рода конфликты и взаимное недовольство, связанные с распределением супружеских ролей и обязанностей;
          • конфликты, проблемы, недовольство супругов из-за различий во взглядах на семейную жизнь и межличностные отношения;
          • сексуальные проблемы, недовольство одного супруга другим в этой сфере и их взаимное неумение наладить нормальные сексуальные отношения;
          • сложности и конфликты во взаимоотношениях супружеской пары с родителями одного или обоих супругов;

          • болезнь (психическая или физическая) одного из супругов, проблемы и трудности, вызванные необходимостью адаптации семьи к заболеванию, негативным отношением к себе и окружающим самого больного или членов семьи;
          • проблемы власти и влияния в супружеских взаимоотношениях;
          • отсутствие тепла в отношениях супругов, дефицит близости и доверительности, проблемы общения.
          При всем внешнем различии эти проблемы схожи: трудности возникают в сфере отношений с другим человеком. Однако эти проблемы – лишь маркер неблагополучия во внутреннем мире человека (это могут быть искаженные представления о мужчине и женщине, их обязанностях и желаемом поведении, расхождение между желаемым и реальным отношением, негативное отношение к себе и партнеру, саморазрушающие чувства вины, обиды, страха, гнева и др.).
          Основная стратегия консультирования при нарушении супружеских отношений
          Мы подходим к консультированию по проблемам отношений через исследование специфики субъективного образа мира человека и реконструкцию тех или иных его фрагментов.
          Такое понимание образа мира личности близко к понятию мифа в том культурологическом смысле, который приобрел этот термин сегодня (Э. Кассирер, С. Криппер, А. Лобок, А. Лосев и др.). Мы определяем образ мира как индивидуальный миф человека о себе, других людях, мире и своей судьбе во времени его жизни и историческом времени. Это целостное образование самосознания, картина, которая существует на когнитивном и образно-эмоциональном уровне и регулирует жизненные отношения, поведение, бытие человека в мире. В качестве центрального компонента образа мира выступает «образ Я» – система представлений и отношений человека к себе (и всему, что он считает своим) во времени жизни и историческом времени. В качестве других структурных звеньев образа мира выступают образ другого человека (близкого и дальнего; мужчины и женщины), образ мира в целом, который на глубинном уровне проявляется в чувстве онтологической уверенности или неуверенности человека в мире. Этот миф изменяется с духовным и психическим развитием личности и служит внутренней основой для регуляции поведения и осуществления жизненных выборов.
          Именно реконструкция субъективного образа мира личности становится основной стратегией консультирования. Это предполагает оказание помощи на всех этапах формирования новой системы отношений семьи и каждого из ее членов к себе, другим, миру во времени своей жизни от момента обращения за психологической помощью до формирования позитивных отношений членов семьи к себе, другим, миру в целом. Консультант сопровождает семью в ее нелегком пути от неблагополучия к благополучию. Он помогает одному или обоим супругам осознать не только внешние, но и внутренние причины нарушения отношений; осознать свой образ мира или те его фрагменты, которые связаны с нарушением взаимодействия; обеспечивает психологическую поддержку; содействует самопознанию и познанию другого человека; развивает эмпатию (умение встать на место другого человека и почувствовать его как самого себя) и рефлексивные способности (способность мысленно выйти за пределы непосредственной ситуации взаимодействия и посмотреть на нее как бы со стороны). В результате такой работы клиент получает возможность пройти по обеим сторонам улицы взаимодействия, увидеть и понять не только свои переживания, но и переживания другого человека, начинает лучше понимать мотивы, чувства, конфликты (свои и другого человека). Все это дает возможность реконструировать свой образ мира и освоить новые, более продуктивные модели взаимодействия и поведения.
          Способы организации процесса семейного консультирования
          Семейное консультирование – это вовсе

Психология семейных отношений с основами семейного консультирования (2 3 4 5 6 7)