Психология семейных отношений с основами семейного консультирования 6

Психология семейных отношений с основами семейного консультирования (2 3 4 5 6 7)

          Часть 6

          не обязательно работа со всеми членами семьи одновременно. На различных этапах процесса в различных пропорциях могут сочетаться различные способы организации процесса семейного консультирования: общение со всей семьей, индивидуальное консультирование одного из ее членов, работа с супружеской парой, работа с нуклеарной семьей, т.е. с семьей в узком смысле этого слова (отец-мать-дети), работа с расширенной семьей (она включает также прародителей и тех близких, которые оказывают влияние на семейные отношения: тети, дяди и др.); работа с экосистемой или социальной сетью.
          Индивидуальная работа с одним из членов супружеской пары. В этом случае развиваются классические отношения «консультант-клиент», однако и здесь незримо присутствует контекст семейных отношений (в памяти и образах клиента, в его рисунках и проигрываемых ситуациях и т. п.). Семья продолжает существовать «в плане представления, вторичного образа и может получить истолкование и оценку пациента» (Н. Пезешкиан, 1994).
          Если при индивидуальном консультировании возникают семейные проблемы или жалобы на непонимание домочадцев, то нужно мягко и ненавязчиво подвести клиента к мысли о том, что бессмысленно ставить себе цель «изменить жену или детей и их отношения ко мне». Однако возможно измениться самому, продумать свое поведение и свою роль в семье, и тогда, скорее всего, близкие люди будут относиться по-другому. Для этого вполне возможно использовать прием терапевтических притч (Н. Пезешки-ан и др.). К примеру, как бы между прочим задать вопрос о том, чем отличается психолог от милиционера, а потом с улыбкой пояснить, что если кто-либо жалуется милиционеру на соседа, то он разбирается с соседом, а если жалуются психологу, то он разбирается с самим жалобщиком.
          Индивидуальная консультация вполне уместна, когда кому-либо из членов семьи сложно рассказать о проблеме открыто, и человек предпочитает индивидуальную беседу, где легче поделиться наболевшим, тем, что он долго и мучительно скрывал от домочадцев. В этих случаях индивидуальные беседы приводят к тому, что чуть позже человек сможет доверить тайну, рассказать «о стыдном» в присутствии других членов семьи. В такие моменты клиент зачастую испытывает большое облегчение: обнаруживается, что чувство вины, которое долго мучило его, было преувеличено, а замалчивание лишь усиливало его.
          Но есть и другие случаи, когда успешное индивидуальное консультирование одного из членов супружеской пары вызывает сопротивление другого. Если консультируется один человек, а другой не хочет никаких изменений в семейных отношениях (как говорится: «Никогда хорошо не жили, так и начинать не стоит»), то возникает опасность разбалансировки эмоциональной динамики семейной системы. Домашние начинают испытывать тревогу и могут попытаться вернуть человека к прежним ролевым стереотипам, к саморазрушительному поведению.
          В качестве примера приведем случай из практики.
          Жена одного из клиентов (назовем его Александром) постоянно упрекала его в пьянстве. К психологу он пришел один, так как жена угрожала разводом. От совместной консультации она отказалась: «Пьешь ты, а не я. У меня все нормально и у психолога мне делать нечего».
          Однако когда по ходу консультирования поведение Александра изменилось, и он мог обходиться без спиртного, жена испытала острую тревогу. Она стала сама приносить домой спиртное и провоцировать его «чуточку выпить». Ей это удалось – восстановился привычный семейный треугольник «жертва–спаситель–преследователь». Жена продолжала то жаловаться знакомым и родственникам на «ужас своей жизни» и получать их сочувствие, то «спасала бедняжку», «воспитывала и наказывала» его лишением интимной близости и человеческого внимания.
          Когда через год, после повторного консультирования, муж всерьез прекратил пить – брак распался.
          Более оптимистичный прогноз с подобными проблемами – ситуация, когда супружеская пара способна по собственной воле прийти к психологу Уже сам такой приход свидетельствует о том, что у них имеется установка на сохранение совместной жизни, а значит, есть надежда на изменения к лучшему. Задача состоит в том, чтобы найти позитивный потенциал супружеской пары, столь необходимый для выхода из кризисной ситуации и реконструировать семейные отношения
          Работа с супружеской парой. В этом случае муж и жена приходят на консультацию вместе, их поведение делает наглядными привычные модели взаимодействия друг с другом. Консультант может непосредственно подвести их к осознанию конфликтных, непродуктивных форм взаимодействия. В ходе работы с парой можно рассмотреть сложную жизненную ситуацию с разных точек зрения, помочь супругам обрести новый взгляд на жизненные трудности и свою роль в их преодолении, а затем найти новые, более продуктивные способы взаимодействия и решения трудных вопросов. Однако все не так просто, на первом этапе работы супружеская пара может доставить консультанту немало беспокойств и поставить под угрозу саму возможность консультирования.
          Трудности работы с супружеской парой
          Вести прием, в котором участвуют двое клиентов (да еще конфликтующих между собой), гораздо труднее, чем консультировать одного Хотя работа с двумя супругами и является более эффективной, ее результаты не носят столь глубокого характера, какой возможен при индивидуальном консультировании здесь реже затрагиваются те глубинные проблемы, которые лежат в основе супружеских разногласий. Для того чтобы настроить супругов на совместную работу, организовать и направить конструктивный диалог, от консультанта требуются особые навыки и умения
          Конструктивный диалог по праву считается наиболее эффективным методом работы с супружеской парой или семьей в целом на начальных стадиях консультирования. Организация конструктивного диалога включает три этапа: подготовительный, переговоры и принятие компромиссных решений.
          Особенно важен первый – подготовительный этап, его задача – найти точки соприкосновения и переформулировать цели супругов. Как правило, у конфликтующих сторон (особенно в предразводной ситуации) эти цели не совпадают: ведь они «смотрят в разные стороны». Успешно проведенное переформулирование целей заключается в перенесении акцентов с формальных требований супругов друг другу, потока жалоб и обид на чисто человеческие контакты На этом этапе психолог направляет усилия на то, чтобы превратить пару, пришедшую нередко с нереалистическими ожиданиями, в активных, ответственных участников процесса: он устанавливает доверительные отношения, объясняет принципы партнерского общения и т. п.
          Только после этого можно переходить ко второму этапу – переговорам. Конфликтующие стороны начинают встречаться в роли полноправных партнеров, а психолог руководит этими встречами, выполняя роль посредника, фасилитатора, модели партнерских отношений. В результате постепенного обмена мнениями, чувствами и пожеланиями, участия в ролевых играх и специально смоделированных ситуациях взаимодействия супруги переходят к третьему этапу – принятию компромиссного решения.
          Особенно сложно складывается ситуация на начальных этапах консультирования: присутствие второго члена пары так или иначе затрудняет установление терапевтического контакта, негативно влияет на ход беседы. Супруги могут перебивать друг друга, вступать в переговоры и препираться, стремясь доспорить, что-то объяснить или доказать друг другу. Порой может возникнуть и вовсе парадоксальная ситуация: в какой-то момент конфликтующие супруги могут внезапно объединиться и... совместно выступать против консультанта. Возможна и обратная реакция: присутствие партнера приводит к тому, что муж или жена становятся неразговорчивыми, каждый из них ожидает, что другой начнет беседу и скажет что-то важное.
          Прежде чем переходить к описанию стратегии и тактики консультирования семейной пары, отметим, что возможны по крайней мере два варианта прихода в консультацию: обоих супругов вместе или одного из них с жалобами на себя или партнера. Наиболее частый вариант – последний.
          При формулировании жалоб субъектный локус (т.е. на кого жалуется клиент) может приобрести следующие варианты:
          первый жалуется на второго;
          первый и второй жалуются на третьего;
          первый и второй совместно хотят в чем-то разобраться;
          первый жалуется на себя, второй хочет ему помочь (См. Кратохвил С. Терапия функциональных сексуальных расстройств – М , 1985).
          Основная задача консультанта на первом этапе – установить контакт с клиентом (-ами) и разобраться в том, что именно привело его или их на прием. Однако уже в начале беседы с супругами возможны серьезные затруднения. Порой муж и жена стремятся не столько изложить суть проблемы, сколько продемонстрировать вину и недостатки другого, вспоминая все новые и новые прегрешения партнера, обвиняя и перебивая друг друга.
          Как в этом случае должен поступить консультант? В такой ситуации следует ввести правила поведения в консультации, предложив супругам говорить по очереди и комментировать слова партнера только тогда, когда на это будет дано время.
          Начальный этап работы с парой может быть совместным, когда консультант и клиенты пытаются вести общий разговор, или раздельным. Совместный вариант беседы вполне уместен во втором, третьем и, возможно, в четвертом случае. На первой же встрече, когда один клиент жалуется на другого, целесообразнее выслушать жалобы по очереди. Один из супругов остается с консультантом, а второй ожидает своей очереди за порогом кабинета.
          На втором этапе консультант выступает как психологический посредник. Он следит за диалогом и при необходимости вмешивается, направляя его.
          Психотехнические приемы, используемые психологом в консультировании супружеской пары, сходны с теми, которые используются в индивидуальном консультировании, т.е. консультант внимательно слушает, периодически перефразирует и резюмирует сказанное. Однако перефразирование часто направлено не на то, чтобы показать клиенту, что консультант его понимает и поддерживает, а на то, чтобы клиента понял его партнер.
          Консультант направляет повторение фразы первого лица второму. Например, при приеме супругов это может звучать так: «Света, вы поняли то, что сейчас сказал Сергей? Он говорил о том...» (далее идет перефразирование).
          Основные требования к работе с супружеской парой
          Консультирование супружеской пары должно соответствовать принципу гуманного отношения к каждому члену семьи и семье в целом и веры в ее силы; не переделка, а квалифицированная помощь и поддержка естественного развития. Мир семьи представляет собой безусловную ценность. Консультант должен принимать семью и ее позиции и давать клиентам почувствовать это.
          • Консультанту следует уважать автономность семейной диады, обратившейся за помощью, ее права на свободный выбор своего пути развития (если, конечно, ее образ жизни не угрожает жизни и здоровью ребенка). Помните: консультирование эффективно только тогда, когда оно способствует поддержанию, сохранению и позитивному развитию семьи как целостности.
          • Консультант осуществляет индивидуальный подход к семье и каждому из ее членов, опираясь при этом на ресурсы развития, которые реально есть у семьи. Консультирование должно осуществляться в логике позитивных возможностей развития семьи, а не искусственно навязывать супругам цели и задачи извне.
          • Осуществляя консультирование семейной пары, психолог должен соблюдать принцип реалистичности: не пытаться «переделать семью или кого-либо из ее членов», «обеспечить жизненное благополучие или трудоустройство». Он может лишь поддержать в период преодоления «разрывов жизни», помочь преодолеть типичное для кризисных периодов отчуждение от себя и мира, создать условия для выявления внутренних ресурсов, позволяющих «стать автором и творцом своей жизни» и обрести большую гибкость в отношениях как между членами семьи, так и в отношениях семьи с «большим миром».
          Умение слушать и слышать каждую из сторон помогает наладить контакт, а значит, дает шанс на успешное консультирование.
          Консультируя семью, необходимо более четко структурировать процесс приема.
          Работа с нуклеарной семьей, т.е. с семьей в узком смысле этого слова (отцом, матерью, детьми). Преимущества этого процесса заключаются в том, что семья приходит на консультацию в полном составе и здесь во время непродолжительной терапевтической встречи будет в привычных для себя формах продолжать ту самую жизнь, которой живет дома, а следовательно, для семейного диагноза не потребуется специальных средств.
          Работа с нуклеарной семьей особенно уместна тогда, когда в семье наблюдается симптом психологического неблагополучия ребенка. Под углом зрения системной семейной психотерапии нарушения в поведении ребенка воспринимаются как ключ к «общесемейной боли», как своего рода сообщение о кризисных процессах, которыми страдает вся семья. «Насколько детское неблагополучие очевидно, настолько стоящая за ним общесемейная дисфункция закамуфлирована, скрыта в глубоких тайниках семейной жизни. И естественно, этот всегда досадный детский недуг, причиняющий столько неудобств взрослым, не был бы так упорен, если бы в каком-то смысле не являлся нужным, "полезным" для семьи как целостности, не работал бы на нее, т.е. не обладал бы некоей "условной желательностью", удерживая семью от распадения и в то же время позволяя сохранить status quo дефектных отношений» (Т.В. Снегирева, 1991).
          Работа с расширенной семьей, в которую входят не только мать, отец и дети, но и другие близкие люди (бабушки, дедушки, дяди, тети и другие члены семьи, оказывающие влияние на ее жизнь и систему отношений).
          Работа с экосистемой. В процессе консультирования учитываются, включаются в качестве промежуточных переменных внешние контакты и социальные институты.
          Работающий с семьей консультант должен быть предельно осторожным. Прежде всего, ему необходимо учитывать, что общесемейная дисфункция, как правило, закамуфлирована и скрыта в глубоких тайниках семейной жизни: зачастую супруги говорят, думают, рассуждают и даже веруют на одном уровне, а взаимодействуют, чувствуют, переживают – на другом, что образует как бы скрытую инфраструктуру их жизни. Каждый шаг психолога по этой terra incognita может наталкиваться на сопротивление членов семьи. Для специалиста, консультирующего семью, всегда остается открытым вопрос: как далеко можно заходить, взаимодействуя с семейной реальностью, спрессовывая в кратком количестве встреч тот психологический опыт, на приобретение которого сама жизнь обычно отводит месяцы и годы. К примеру, в кризисные периоды жизни нередко наблюдается алкоголизация главы семейства. Однако в этом случае не имеет смысла работать лишь с самим главой семейства: алкоголизация часто лишь симптом, показатель семейного неблагополучия, наличия дисфункциональных внутрисемейных отношений. Дело в том, что алкоголь – это наркотик, вызывающий ощущение теплоты, безопасности и комфорта. В семье, где жены или излишне авторитарны, или холодно-сдержанны, алкоголь «замещает» многие функции, традиционно приписываемые семье (защищенность, доверие, тепло, близость). Кроме того, алкоголь часто становится для мужчины «домашним способом» хоть как-то расслабиться и уйти от жизненных проблем. Следовательно, необходимо рассматривать алкоголизацию как показатель недостатка эмоциональной поддержки и работать не только с самим пьющим супругом, но и с существующими семейными отношениями, правилами и убеждениями, содержанием поведения членов семьи по отношению друг к другу.
          Какой бы вариант взаимодействия не избрал психолог для консультирования обратившейся за помощью семьи, важно, чтобы он опирался на позитивные ресурсы ее членов, стремился поддержать и развить лучшие чувства и способности родителей и детей. Только такой подход способен предотвратить тяжелые конфликты и нарушения.
          Консультирование по поводу сложностей взаимоотношений с детьми
          Не реже, чем с просьбой о помощи в восстановлении семейных отношений, супруги обращаются в консультацию с жалобами на сложности отношений с детьми самых различных возрастов – от дошкольников до студентов и старше. Причем это дети, у которых отсутствуют какие-либо отклонения, но есть самая большая проблема – отношения с собственными родителями, непонимание, доходящее до отчуждения.
          Наиболее типичны жалобы на постоянные конфликты с ребенком, на непослушание и упрямство детей (особенно в кризисные периоды); невнимательность; неорганизованность поведения; лживость (за которую принимают как «псевдоложь», т.е. детское фантазирование, так и ложь во спасение, из страха быть наказанным, упрямство, необщительность, неуважение к родителям, неподчинение, грубость... Список этих «грехов» можно продолжать до бесконечности.
          Что делать психологу-консультанту на этапе работы с жалобой и запросом?
          • Прежде всего – наполнить жалобу-запрос конкретным содержанием (какие именно поведенческие ситуации стали основой обращения).
          • Обеспечить «стереоскопичность» взгляда на ситуацию (и взгляд на нее родителей, и взгляд ребенка, и материалы психодиагностики).
          • В любом случае психолог должен быть на стороне ребенка. Его работа состоит не в подтверждении наличия «отрицательного» качества у ребенка (чего в ряде случаев только и ждет родитель), а в выдвижении совместно с родителем гипотезы об истории его развития, его возможностях и путях преодоления конфликтных отношений с родителями).
          Причины нарушения детско-родительских отношений – это, прежде всего, неумение понять ребенка, уже допущенные ошибки воспитания (не со зла, а в силу ограниченности и традиционности представлений о воспитании) и, конечно, столь типичная для последних лет бытовая и личностная неустроенность самих родителей.
          В целом в психологическом консультировании по поводу сложности отношений с детьми целесообразно выделить три органически связанных направления.
          1. Повышение социально-психологической компетентности родителей, обучение их навыкам общения и разрешения конфликтных ситуаций.
          2. Психологическая помощь взрослым членам семьи, которая включает как диагностику внутрисемейной ситуации, так и работу по ее изменению.
          3. Психотерапевтическая работа непосредственно с ребенком.
          Главным объектом воздействия становится сфера сознания родителей, система сложившихся стереотипов, формы взаимодействия в семье (А.С. Спиваковская). Именно поэтому для многих родителей чрезвычайно важно сочетание первого и второго направления работы. Прежде всего – работа по преодолению педагогических, воспитательных стереотипов.
          Один из них – стереотип насильственного воздействия на ребенка, которое, как бы в насмешку, родители называют воспитанием.
          Для многих российских пап и мам может показаться нелепой сама мысль о том, что кормить ребенка через силу, вталкивая через плотно стиснутые зубы ложку с кашей, – это жестокое насилие над ребенком. Этот жест заботы оставляет дыру в символических границах телесности ребенка, нарушает его целостность и... формирует будущую жертву, уже готовую смириться с проникновением другого человека в ее личное пространство.
          Вместе с тем эффективная коммуникация с ребенком покоится на трех китах: безусловном принятии; признании того, что ребенок чувствует; предоставлении ему выбора. Это – важнейшее открытие гуманистической и психоаналитической психологии (К. Роджерс, Х. Джайнотт, А. Фабер и др.). Просветительская работа с родителями и должна быть направлена, с одной стороны, на преодоление непродуктивных стереотипов и принятие идей воспитания человека с чувством собственного достоинства, а с другой – на освоение адекватных этим идеям способов взаимодействия с детьми.
          Первый шаг, который может (и должен) сделать навстречу ребенку взрослый, – это «принять его и присоединиться к нему», предположить (не более того!), что ребенок прав в своей установке по отношению к окружающим людям, какой бы она, эта установка, ни была.
          Второй – создать опыт подлинно человечных отношений с ребенком. Ведь движущая сила развития ребенка – это аффективные отношения его с теми людьми, которые о нем заботятся; условие осмысленности его личного существования – это разделяемый с другими людьми жизненный опыт. В основе же нарушения развития личности, агрессивности, жестокости, в равной степени свойственных детям и взрослым, лежат не только конфликты, но и нехватка эмоционального тепла в раннем возрасте. Необходимо глубоко понять внутренний мир ребенка и создать опыт «корригирующей заботы», восполнить недоданное ребенку тепло, отогреть его душу.
          Проведенные в русле психоаналитической педагогики исследования (К. Бютнер, Э. Джил, М. Ледер и др.) установили: отсутствие эмоционального тепла, оскорбления, жестокость, которую претерпел ребенок, оказывают на всю его дальнейшую жизнь судьбоносное влияние. Дети, которые пережили жестокое обращение, вырастают мнительными, ранимыми. У них искажено отношение к себе и другим, они не способны к доверию, слишком часто не в ладу с собственными чувствами, склонны к жестоким отношениям с окружающими, как бы вновь и вновь мстя им за свой опыт унижений.
          Еще один важный момент консультирования по проблеме детско-родительских отношений: при анализе каждой конфликтной ситуации помогать родителю проходить по обеим сторонам улицы воспитывающего взаимодействия, смотреть на случившееся глазами и взрослого, и ребенка. При этом важно задавать себе вопросы: что в истории развития моего ребенка могло привести к агрессивному поведению? Могла ли спровоцировать вспышку гнева создавшаяся ситуация? Каков «вклад взрослого» в возникновение конфликта? Только так мы научимся понимать хотя бы что-то из того, на что мы хотим повлиять. Если заглянуть в «душевное подполье» детей и родителей, мы увидим «ад» взаимных обид и психических травм, любви и ненависти, которые «одинаково метят жизненный путь человека».
          Исследования природы агрессивного поведения (К. Бютнер, В.А. Горянина, Е.В. Ольшанская и др.). показали: в основе любого конфликта, немотивированного, на первый взгляд, взрыва агрессии ребенка лежит страх. Все многочисленные страхи (перед смертью, обществом и отдельными его представителями, лицами противоположного пола, перед своими запретными, с точки зрения морали, чувствами) свойственны и ребенку, и воспитывающему его взрослому. Возникают же они на основе пережитого негативного опыта: память о нем актуализируется в боязнь быть травмированным, обиженным. Страх подвергнуться нападению в ситуации, в чем-то напоминающей прошлый опыт, трансформируется в гнев, ярость, архаическое чувство злобы.
          Первый шаг к подлинно гуманному воспитанию – в понимании взрослым субъективного образа мира ребенка, его чувств и эмоций, в том числе и тех, которые в нашей культуре привыкли считать негативными; второй – в стремлении изжить страх, создать отношения, свободные от страха, «корригирующий опыт заботы». Для этого необходимо отказаться от манипулирования поведением и репрессивных мер (отметки, замечания, наказания и пр.) и обратиться к сфере чувств и переживаний ребенка, научиться понимать ребенка и взаимодействовать с ним.
          Идею корригирующего опыта заботы легче провозгласить, чем реализовать. На ее пути множество препятствий. И первое из них – родители, воспитанные в страхе и несвободе. Именно поэтому в консультирование родителей целесообразно включать методы, дающие живое знание и раскрепощающие их собственную эмоционально-рефлексивную сферу, позволяющие принимать себя и уверенно чувствовать себя во взаимодействии с детьми.
          В процессе консультирования родителей возможны две тактики работы:
          первая – усиление когнитивного аспекта. Здесь в основном раскрываются наиболее важные вопросы воспитания и психологического развития детей, супружеских взаимоотношений и др.;
          вторая – работа по преимуществу с эмоциональной, чувственной стороной взаимоотношений, поиск истинных, неосознаваемых причин нарушений во взаимоотношениях. Особое внимание уделяется отношениям консультанта и клиентов, а основным средством часто становится ролевое моделирование проблемных ситуаций и нахождение способов выхода из них. Нередко используется групповая форма работы, где условием внутренних и внешних изменений становится сама ситуация социального влияния. Это выражается в следующем:
          участники группы подвержены влиянию руководителя и других участников группового процесса;
          участники идентифицируются друг с другом и руководителем группы;
          каждый из участников присваивает групповой опыт через работу с собственными и чужими эмоциональными проблемами.
          На занятиях особое место отводиться анализу семейных отношений, приемов и методов воспитания в прародительских семьях. Неотъемлемой частью занятий являются домашние задания для родителей, знакомство с различными играми и раскрытием психологических аспектов той или иной игры.
          Выбор тактики работы обусловлен продолжительностью консультирования, образованием, возрастом клиентов, типом семьи, которую они представляют (полная или неполная), готовностью родителей к предстоящей внутренней работе. Однако в процессе консультирования длительного, по типу психологического сопровождения, работа, как правило, приобретает интегративный характер: в фокусе внимания консультанта находятся обе стороны, хотя и в разной степени на разных этапах работы.
          Эти тактики можно использовать в учреждениях социальной защиты.
          Вопросы и задания
          1. Охарактеризуйте основные подходы к семейному консультированию.
          2. Раскройте основные стадии процесса консультирования.
          3. Опишите методы и приемы, используемые в семейном консультировании.
          4. Охарактеризуйте основные подходы семейного консультирования.
          5. Назовите основные типы практики работы семейных консультантов.
          6. В чем состоят основные требования к работе с супружеской парой?
          7. Назовите особенности консультирования по поводу сложностей взаимоотношений с детьми.

          Темы рефератов
          1. Индивидуальное психологическое консультирование.
          2. Семейное консультирование.
          3. Консультирование супружеской пары.
          4. Семейный консультант: личность и деятельность.
          Рекомендуемая литература
          Алешина Ю. Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование. – М., 1994.
          Байярд Р., Байярд Дж. Ваш беспокойный подросток: Практическое руководство для отчаявшихся родителей. – М., 1991.
          Бурменская Г.В., Карабанова О.А., Лидерс А.Г. Возрастно-психологическое консультирование: Проблемы психического развития детей. – М., 1990.
          Винникотт Д. Разговор с родителями. – М., 1994.
          Витакер К., Бамберри В. Танцы с семьей. – М., 1997.
          Гиппенрейтер Ю.Б. Общаться с ребенком... Как? – М., 1997.
          Джайнотт Х.Дж. Родители и дети. – М., 1992.
          Лосева В. К., Луньков А.И. Рассмотрим проблему. – М., 1995.
          Нельсон-Джоунс Р. Теория и практика консультирования. – СПб., 2000.
          Оклендер В. Окна в мир ребенка: Руководство по детской психотерапии. – М., 1997.
          Сатир В. Как строить себя и свою семью. – М., 1992.







         







         





         


          ДОБРАЧНОЕ И ПРЕДБРАЧНОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ
          Для создания успешной семьи необходимо достигнуть физической зрелости, приобрести опыт общения с представителями противоположного пола, хотя бы частично психологически и материально не зависеть от генетической семьи. Важно выбрать подходящего брачного партнера, приобрести опыт эмоционального и делового взаимодействия с ним.
          При решении этих и других задач у молодых людей могут возникнуть трудности, которые «запрограммированы» возрастом, либо детерминированы моделями поведения родителей, либо определяются индивидуально-психологическими особенностями личности, ее опытом в межличностных взаимоотношениях и т.д. Так как эти трудности связаны с проблемой подготовки к браку, рассмотрим виды психологического консультирования молодых людей, тем более что в последнее время они все чаще обращаются за психологической помощью.
          Консультирование как информирование
          Главная задача информирования, или психологического просвещения, – устранение дефицита психологических знаний, необходимых молодым людям для эффективного взаимодействия с предбрачным, а в будущем брачным партнером. Организацией психолого-просветительской работы занимаются практические психологи и социальные педагоги. Они знакомят молодых людей со спецификой предбрачного ухаживания, основными причинами ошибок межличностной перцепции и другими предбрачными факторами «риска», анализируют психологические условияоптимизации предбрачного периода, раскрывают основные компоненты психологической готовности к браку, психофизиологические и психологические особенности мужчин и женщин и др. Популяризируют и разъясняют результаты новейших психологических исследований не только по проблеме супружеской пары, но и супружеских отношений и факторов, влияющих на них.
          Формируют потребность в психологических знаниях и желание использовать их в жизни.
          Консультирование как информирование проводится в форме лекций, бесед, семинаров, дискуссий, выставок психологической литературы, просмотров и обсуждений видеофильмов с точки зрения психологического анализа поведения действующих лиц. Активно применяется такая техника психотерапии, как кинотерапия. Просветительские консультации можно использовать в школах, студенческих аудиториях, центрах молодежи. В последнее время во многих ЗАГСах организуются молодежные группы, которым психолог рассказывает о психологии женщин и мужчин, об адаптации молодых супружеских пар в первый год семейной жизни и пр.
          Иногда информирование используется во время индивидуального психологического консультирования – в тех случаях, когда нет необходимости проводить коррекционную работу, помогать клиенту в решении его проблем, достаточно лишь дать соответствующую информацию или предложить прочесть специальную литературу, посетить лекции, групповые занятия.
          Консультирование по телефону доверия
          Не всегда молодые люди с желанием обращаются к психологу-консультанту. Некоторые стесняются идти со своими проблемами на личный контакт с психологом, предпочитая телефон доверия.
          Анализ запросов звонивших по телефону доверия показывает, что молодых людей часто беспокоят такие вопросы (проблемы), как разрыв с любимым человеком, взаимоотношения с родителями и неприятие ими выбранного партнера, трудности общения с партнером, добрачная беременность, безответная любовь, непонимание и др.
          Консультирование по телефону обеспечивает оперативность общения, щадящие условия и психологическую поддержку, которая позволяет человеку, обратившемуся к практическому психологу, избежать роли «пациента». Среди других условий, делающих консультирование по телефону привлекательным, выделяются: анонимность и связанная с этим особая доверительность; пространственно-временные особенности (человек может позвонить из любого места, где есть телефон, и в удобное для него время); право клиента на прерывание контакта; ограничение коммуникации аудиальным каналом.
          При телефонном консультировании возникает эффект «случайного попутчика», когда в обычной дорожной беседе незнакомые люди порой буквально «изливают душу». Установлению особой доверительности способствует и то, что, несмотря на расстояние, абонент и психолог в определенном смысле находятся рядом. Их голоса звучат в непосредственной близости друг от друга, это создает ощущение доверительности и особой интимности беседы. Поэтому молодые люди часто выбирают телефон доверия, так им легче обсуждать личные проблемы.
          При всех своих плюсах консультирование по телефону доверия имеет ограничения. Психолог чаще всего может только выслушать клиента, задавая ему вопросы, касающиеся проблемы, и рекомендовать, к примеру, в какой психологический центр обратиться за помощью. Однако оно исключает возможность психологического воздействия, направленного на решение проблемной ситуации клиента. Такую задачу может выполнить индивидуальное психологическое консультирование.
          Индивидуальное психологическое консультирование
          Человек, пришедший в психологическую консультацию по поводу выбора будущего супруга (супруги) и взаимоотношений с ним, редко имеет готовые вопросы, на которые хотел бы получить конкретные ответы. Клиент обычно ожидает, что консультант поможет ему выбрать подходящего будущего супруга, и надеется избежать разочарований и ошибок в семейной жизни.
          Психолог, проводящий индивидуальное психологическое консультирование, должен определиться, о чем он будет говорить с клиентом. Целесообразно поставить перед ним следующие вопросы.
          1. Какими качествами, на ваш взгляд, должен обладать будущий идеальный для вас супруг?
          2. Задумывались ли вы о том, существует ли в действительности такой человек?
          3. В какой мере вашему идеалу соответствует тот человек, с которым вы собираетесь связать свою судьбу?
          4. Есть ли какие-либо психологические качества, которые вы не хотели бы видеть у своего будущего супруга (супруги)?
          5. Имеются ли признаки проявления подобных качеств личности у того человека, с которым вы планируете связать свою будущую семейную жизнь?

          6. Пытались ли вы как-то повлиять на своего будущего супруга, и если да, то, что из этого получилось?
          7. Есть ли у вас какие-либо недостатки, к которым вашему будущему супругу будет трудно привыкнуть?
          8. Пытались ли вы что-то изменить в самом себе в лучшую сторону, и если пытались это сделать, то каковы результаты соответствующих попыток?
          9. Что еще, кроме уже названных вами личностных качеств, вы считаете важным для будущей супружеской жизни?
          10. Как ко всему этому относится ваш реальный избранник? (Р.С. Немов).
          Получив подробные ответы на эти вопросы, психолог обобщает их и подводит итог первой встречи, имея уже четкое представление о том, с какой проблемой столкнулся клиент. Возможно, это личная проблема и ее причины – в индивидуально-психологических особенностях клиента, его жизненном опыте, не вполне удачных добрачных или семейных отношениях в прошлом и т.д., а может быть она заключается в партнере, других референтных личностях. Определив это, можно приступать к поиску решения проблемы, выбору эффективных методов консультирования.
          В добрачном и особенно предбрачном консультировании эффективным может быть использование методов позитивной семейной психотерапии Н. Пезешкиана, цель которой состоит в мобилизации потенциала и способностей клиента. Автор установил две сферы конфликта, влияющих на вид и выраженность конфликтной ситуации. Он назвал их актуальным и базовым (основным) конфликтами. По Н. Пезешкиану, все люди для преодоления своих проблем обращаются к одним и тем же типичным формам реакции на конфликт. Если у нас есть проблемы, мы сердимся, чувствуем себя подавленными и непонятыми, живем в постоянном напряжении и не видим смысла в жизни, – все эти и другие трудности автор предлагает выразить в четырех сферах разрешения конфликта (рис. 1). Они дают представление о том, как человек
воспринимает себя и окружающий мир и по какому пути идет признание реальности, а также контроль этой реальности.
          Тело
          Фантазии,
          духовное,
          будущее
          Деятельность,
          карьера,
          успех, разум
          Контакты, семья

          Рис. 1. Четыре сферы разрешения конфликта (актуальный конфликт)

          По мнению Н. Пезешкиана, человеку необходимо достичь баланса этих четырех сфер, которые являются широкими категориями и понимаются каждым человеком в зависимости от собственных представлений, желаний и конфликтов. Например, мужчина реагирует на конфликт физическими недугами (тело), женщина, имевшая негативный опыт семейной жизни или неуверенная в себе, считающая себя «дурнушкой», «уходит» в сферу деятельности, карьеры, при этом не развиваются остальные сферы, в частности сфера контактов, поэтому она одинока, не может создать семью. Только когда человек достигает баланса, он многое может сделать, в частности эффективно выстроить межличностное взаимодействие.
          Каким сферам будет оказано предпочтение, в какую сферу «человек уйдет», в большей степени зависит от опыта, прежде всего от того, как он действовал в детстве, где этому научился. Ответить на этот вопрос можно, изучив базовый конфликт, т.е. то, как родители относились к этим четырем сферам, какие взаимоотношения были у клиента с братьями и сестрами и т.д. (рис. 2).
          Я

          Пра-мы
         

          Ты

          Мы

          Рис. 1. Схема базового конфликта:
          Я – отношение близких: родителей, братьев, сестер к клиенту; Ты – отношения родителей между собой; Мы – отношение родителей к окружающему миру, друзьям; Пра-мы – отношение родителей к будущему, их мировоззрение и т.д.

          Например, рассматривая сферу Я, клиент анализирует взаимоотношения с родителями, братьями и сестрами: как они относились к нему, какой опыт общения приобрел он, отмечает слабые и сильные стороны. Этот самоанализ, безусловно, делается под «руководством» практического психолога. Такую работу можно провести и в отношении партнера.
          Анализ сферы Мы позволяет выявить, откуда у клиента те или другие модели поведения, а при анализе сферы Мы партнера – какие модели поведения будет предъявлять он в своей семейной жизни. Поняв эти и другие сферы переработки конфликта клиента и его партнера, можно объяснить трудности взаимоотношения в настоящем и спрогнозировать будущее.
          Другой метод, предложенный Н. Пезешкианом, связан с анализом так называемых актуальных способностей. Клиенту предлагается заполнить «Дифференциально-аналитический опросник» («ДАО»).
          Дифференциально-аналитический опросник
          Актуальные способности Клиент Партнер Спонтанные комментарии
          Пунктуальность
          Чистоплотность
          Учтивость
          Верность
          Любовь
          Терпение
          Доверие и т.д.
          Далее следует анализ. Например, если для клиента важна пунктуальность, а для партнера она не важна, то в будущем это несовпадение актуальных способностей клиента и партнера может привести к напряжениям, конфликтам в супружеских взаимоотношениях.
          В индивидуальном психологическом консультировании применение диагностических методов не всегда эффективно и справедливо, практические психологи отказываются от их использования во время ведения консультативной сессии. В добрачном и предбрачном консультировании также не рекомендуется во время беседы с клиентом (клиентами) использовать тесты, однако их можно предложить в качестве домашнего задания, а также в том случае, если клиент выразил пожелание провести психодиагностику отношений в настоящем и дать прогноз на будущее. Н. Пезешкиан предлагает тест-опросник.
          1. Мог ли я представить в прошлом, что моей женой (мужем) будет этот человек?
          2. Могу ли я представить этого человека дома?
          3. Могу ли я представить, что у меня будут дети от этого человека?
          4. Могу ли я представить, что мои дети будут копией моего партнера?
          5. Если бы я влюбился в этого человека, мог бы он быть моим другом?
          6. Чувствую ли я себя комфортно в ее (его) присутствии?
          Если даже на один вопрос клиент ответил отрицательно, ему необходимо насторожиться, глубже проанализировать взаимоотношения с партнером и свои чувства к нему, «поэкспериментировать» с собственным поведением в непосредственном общении со своим избранником.
          В психологическую консультацию могут обращаться клиенты с проблемами личностного характера: трудности в общении, неуверенность и т.д. В работе с такими проблемами можно использовать методы системной, поведенческой психотерапии, краткосрочного консультирования А. Адлера и др.
          А. Адлер считает, что большинство проблем человека связаны с преобладающей у него «частной логикой» и сформированном на ее основе жизненном стиле.
          Примеры частной логики: «Я всегда должна всем нравиться»; «Я невинная жертва»; «Окружающим доверять нельзя», «Я всегда прав, никогда не ошибаюсь». Люди, живущие с такими деструктивными частными логиками, очень часто имеют проблемы во взаимоотношениях с другими людьми и, в частности, с будущими брачными партнерами.
          Психолог, практикующий в рамках консультирования по А. Адлеру, помогает клиенту осознать деструктивность частной логики, увидеть, какую цену он за нее платит, а затем либо сформулировать новую, либо внести конструктивные элементы в старую частную логику. Очень часто оказывается полезным групповое психологическое консультирование клиента (или предбрачной пары).
          Групповое психологическое консультирование
          Иногда этот вид консультирования оказывает более сильное влияние на формирование отношений в добрачной паре, чем, к примеру, индивидуальное консультирование, особенно если человек испытывает трудности, связанные с привычными стереотипами общения с матерью, отцом, другими значимыми людьми, неуверенностью в себе, низкой самооценкой и др.
          Пребывание человека в специально организованных группах может помочь молодым людям в решении проблем, возникающих при межличностных взаимодействиях в добрачный период. В психокоррекционных группах выявляются факторы, оказывающие влияние на взгляды и поведение личности, участник группы имеет возможность получить обратную связь и поддержку от других ее членов, имеющих сходные проблемы или опыт и способных благодаря этому оказать существенную помощь.
          Преимущество групповой психотерапии, по мнению К. Рудестама, состоит в том, что реакции, возникающие и прорабатываемые в контексте групповых взаимодействий, могут помочь в решении межличностных конфликтов вне группы. В дружественной и контролируемой обстановке можно усваивать новые навыки, экспериментировать с новыми типами поведения. Присутствие равноправных партнеров, а не только одного психолога, создает ощущение комфорта. У недостаточно уверенных в себе членов группы не возникает чувства, что на них оказывают давление, они чувствуют себя спокойней, ощущая поддержку и зная, что такие же проблемы есть у других.
          Практическая психология и психотерапия накопили большой опыт работы с психокоррекционной группой. Это социально-психологический тренинг коммуникативных способностей, тренинг личностного роста, психодрама, гештальтгруппа, танцедвигательная терапия, группы тренинга и умений и др.
          Вопросы и задания
          1. Назовите виды психологического консультирования добрачной и предбрачной пары.
          2. В чем особенности консультирования добрачной и предбрачной пары по телефону доверия?
          3. Раскройте содержание консультирования как информирования (психологического просвещения).
          4. Каковы особенности индивидуального психологического консультирования добрачной пары?
          5. Обоснуйте преимущество и недостатки группового психологического консультирования добрачной пары.
          6. Назовите методы индивидуального психологического консультирования по вопросу выбора партнера.
          7. Опишите методы группового психологического консультирования добрачной пары.
          Рекомендуемая литература
          Кратохвил С. Психотерапия семейно-сексуальных дисгармоний. – М., 1991.
          Навайтис Г. Семья в психологической консультации. – М.; Воронеж, 1999.
          Немцов Р. С. Основы психологического консультирования. – М., 1999.
          Пезешкиан Н. Позитивная семейная психотерапия: Семья как психотерапевт. – М., 1993.
          Рудестам К. Групповая психотерапия. – СПб., 2000.
          Сидоренко Е. Терапия и тренинга по Альфреду Адлеру. – СПб., 2000.







         


          КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ СЕМЬИ ПО ПОВОДУ СЛОЖНОСТЕЙ ВО ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ С ДЕТЬМИ
          Семья для ребенка – первый и важнейший социально-педагогический институт. В семье определяется социальная ситуация развития и формируется «зона ближайшего развития» ребенка. Семья закладывает систему его отношений с близкими взрослыми, особенности общения, способы и формы совместной деятельности, семейные ценности и ориентиры. Л.С. Выготский доказал, что формирование высшей психической деятельности ребенка происходит в ходе его культурно-исторического развития, основы которого первоначально закладываются в родительской семье.
          Большинство обращений к психологу связано с проблемами, возникающими в процессе воспитания детей. Конечно, не всегда эти вербально предъявляемые проблемы отражают истинное положение ребенка в семье и даже смысл обращения к психологу. Зачастую родителю проще обратиться к профессионалу, ссылаясь на трудности с воспитанием детей, нежели попросить помощи в решении своих непростых «взрослых» проблем.
          Любому практикующему психологу известно, что обращения родителей по поводу проблем, связанных с воспитанием детей, имеют свои пики и лакуны. Скажем, родители ребенка раннего возраста консультируются редко. Всплеск обращений в дошкольном возрасте ребенка приходится на возраст три года и пять-шесть лет. Пик родительских потребностей в квалифицированной помощи специалиста связан с обучением в начальной школе, далее следует спад, и снова наблюдается увеличение количества консультаций по поводу проблем с воспитанием подростков.
          Запросы родителей, нуждающихся в консультациях специалиста, имеют несколько основных направлений.
          Первое – проблемы, связанные с воспитанием детей.
          Второе – проблемы, обусловленные трудностями в развитии и обучении детей.
          Третье – интерес родителей к имеющимся у детей способностям; к особенностям подросткового возраста. Большая группа проблем обусловлена необходимостью принятия семьей решения о дальнейших перспективах развития ребенка, о его профессиональном самоопределении.
          Четвертое – личностные проблемы детей и подростков, межличностное взаимодействие в семье и ближайшем окружении.
          Все эти направления родительских запросов тесно связаны с половозрастными особенностями детей и, следовательно, имеют свою специфику, которая определяется полом и возрастом ребенка. В первую очередь, конечно, возрастом.
          Рассмотрим специфические особенности возраста, которые необходимо принимать во внимание при проведении психологического консультирования детей с родителями.
          Как уже говорилось, на первом году жизни ребенка родители чрезвычайно редко обращаются за консультацией к психологу. А жаль! Поскольку именно в этот период специалист может уберечь родителей от последующих ошибок в воспитании, заложить основы гармоничного личностного развития ребенка.
          Родителю необходимо знать, что главной, ее еще называют витальной, т.е. жизненно важной, потребностью младенца в возрасте от рождения и до года является потребность в общении с матерью. И это общение должно быть эмоционально окрашенным и личностно значимым для обоих. Параллельно с общением идет формирование ориентировочных реакций, в первую очередь зрительно-слуховых и зрительно-тактильных. Ребенок начинает овладевать движениями руки и действиями с предметами. Развивается вся двигательная сфера ребенка, идет интенсивная подготовка к пониманию речи. Начинает формироваться его собственная речь, сначала в форме гуления, а затем и лепета. Малыш активен, деятелен и жизнерадостен. Если же у ребенка наблюдается задержка в психофизическом развитии, то он чаще плачет, нервничает, больше спит, реже улыбается. Такой ребенок гораздо дольше, чем его физиологически зрелый сверстник, видит в матери лишь кормилицу, сиделку, а не партнера для общения.
          Уже на первом году жизни у ребенка формируются черты социального поведения. Маленький человечек четко воспринимает «своих» и «чужих», активно выражает радость, гнев, тянется ручонками к самым близким людям. А как замечательно он лепечет в ответ на ласковые слова взрослого, как внимательно смотрит в лицо мамы и трогает ее шевелящиеся губы, пытаясь увидеть, откуда берутся слова. Именно мама вводит малыша в мир предметов. Хорошо, когда у ребенка есть яркие и крупные игрушки. Но как часто он хочет поиграть в мамины игрушки – кастрюльки, крышки, коробочки и платочки. Научить родителей навыкам стимулирующего общения с собственным чадом, в том числе и с использованием подручного материала, имеющегося на кухне, – одна из задач психолога.
          Параллельно с психофизическим развитием ребенка идет его воспитание. Малыша учат «пожалеть маму», «погладить киску», «спеть песенку бабушке». Здесь взрослым важно закрепить позитивные моменты в поведении ребенка, вовремя похвалить его, сказать, какой он хороший, как они его любят, поцеловать, приласкать, но не «затискивать» его. Нужно предоставлять малышу возможность несколько минут побыть самому, поиграть в игрушки, а при необходимости и доползти до мамы, голос которой слышен из другой комнаты.
          Ранним возрастом ребенка называют период от одного года до трех лет. В это время у детей развиваются общие движения, действия с предметами, появляются первые игры. Особую роль играет формирование навыков самостоятельности, развитие понимания обращенной к малышу речи и формирование его собственной речи. На третьем году жизни у ребенка начинает формироваться сюжетная игра, он учится строить распространенные фразы и придаточные предложения, задает разнообразные вопросы. Если раньше малыша интересовало «Что это?», а взрослые показывали и называли предметы и явления, которые его окружают, то в этом возрасте ребенка уже интересует, что с этим предметом можно делать. Поэтому задача родителей – направить познавательную активность малыша на знакомство со свойствами объектов и с их функциональным назначением («Что с этим можно делать?», «Как этим можно пользоваться?»). Помните детский стишок: «Это стул. На нем сидят. Это стол. За ним едят»?
          Однако кроме предметного мира ребенок познает и себя, и возможности своего тела. Поэтому усилия взрослых могут быть сосредоточены на воспитании у малыша навыков самообслуживания: умения одеваться, раздеваться и складывать свои вещи, аккуратно кушать и убирать за собой тарелку, мыть руки, чистить зубы, пользоваться туалетом, убирать игрушки, следить за своей одеждой. Конечно, на первых порах взрослый постоянно находится рядом с малышом, помогает ему, показывает, выполняет отдельные операции вместе с ним. Но постепенно самостоятельность ребенка усиливается, иногда она достигает невероятных размеров и сопровождается криком «Я ш-а-а-м!» Однако эти издержки роста при нормальном отношении к ним со стороны взрослых проходят безболезненно.
          Но вот вопрос: что такое нормальное отношение со стороны взрослых? Ответить на него не просто, особенно молодым родителям. И нужно помочь им найти ту грань, за которой детская самостоятельность – уже не инициатива, а каприз. Проблема в том, что каждый родитель исходит из своего жизненного опыта и представлений о том, что можно, а чего нельзя.
          Помощь в решении этого вопроса подсказывает народная мудрость. Наши бабушки легко переключали внимание закапризничавшего ребенка на новый объект, не считали зазорным разыграть малыша, отвлечь его потешкой, песенкой, сказкой. При умелом регулировании поведения ребенка грань между «можно» и «нельзя» формируется в самой ситуации, а не в ходе бесконечных и безрезультатных запретов. Негативное поведение малыша устраняется в ходе переключения на другой вид активности. Родителям необходимо объяснить, что жесткое подавление негативного, с точки зрения взрослого, поведения ребенка наносит по детской инициативе непоправимый удар, не дает ребенку возможности экспериментировать (а значит, и совершать открытия в сфере знакомства с миром человеческих отношений), следовательно, блокирует его самостоятельность.
          Ранний возраст – это и старт для развития у детей конструктивной и изобразительной деятельности. Именно родитель предлагает ребенку зарисовать что-либо увиденное на прогулке, например облака, или построить какую-то конструкцию, нужную для игры, – выложить из кубиков, например, кресло для куклы. Естественно, что сначала инициатива находится в руках взрослого, но постепенно переходит к малышу. Пусть сначала она выражается в форме запроса. Малыш просит: «Нарисуй домик», «Построй ворота», «Слепи киску», – но здесь-то и воспитывается сотрудничество взрослого и маленького. Некоторые родители говорят: «Я не умею рисовать» или «Я не умею лепить». Здесь психолог может подсказать, что дети и даны нам для того, чтобы мы научились всему, что сами не умеем или забыли. Неважно, что киска похожа на кролика, а в ворота не проедет даже самый маленький автомобиль. Здесь главное – общение и радость совместной деятельности, а также удовлетворение потребности ребенка в новом. Кроме того, в этом совместном времяпрепровождении у малыша накапливаются ассоциативные образы, которые и закладывают основу для формирования у него собственно изобразительной и конструктивной деятельности на последующем этапе развития – в дошкольном детстве.
          Взаимодействие взрослого с детьми в дошкольном возрасте строится с ориентировкой на особую чувствительность ребенка к социальным влияниям, характерным для его ближайшего окружения. Основной формой взаимодействия является паритетное, равноправное, сотрудничество и общение при стимуляции детской самостоятельности и инициативы. Содержание этого общения связано с игровыми и познавательными интересами, пробуждение, формирование и развитие которых становится для родителей одной из доминирующих задач воспитания. Социальное воспитание дает детям первоначальные представления о связях людей друг с другом, о том, что люди дружат, пишут письма, разговаривают по телефону, любят и уважают окружающих, проявляют заботу друг о друге.
          В этом возрасте целесообразно познакомить детей с приемами систематического ухода за собственным телом. Малышу необходимо даже еще не понять, а присвоить значимость здорового образа жизни, ценность здоровья как основной составляющей счастливой жизни. Так же, как мы чистим зубы дважды в день, необходима и ежедневная утренняя зарядка, ежедневные прогулки и водные процедуры, соблюдение режима дня и самомассаж биологически активных точек (например, по А.А. Уманской, для профилактики простудных заболеваний). Но ребенок никогда не будет этого делать, если родители сами не выполняют элементарных приемов и не умеют поддерживать свой организм в здоровом и бодром состоянии. Именно наши дети могут «приучить» нас к систематической заботе о своей физической форме. Общеизвестно, что в нашей культуре отсутствует примат ценностей здорового образа жизни. Мы более нацелены на развитие интеллекта ребенка, на раскрытие его творческого потенциала. И забываем простую истину, открытую выдающимся психологом нашего времени А.Н. Леонтьевым: «Психика формируется в движении». Древние формулировали подобную мысль в виде постулата «В здоровом теле – здоровый дух». Давайте же постоянно помнить о том, что здоровье ребенка – это огромный дар и его необходимо сохранить и приумножить. А если имеются какие-то проблемы со здоровьем, то его можно восстановить и укрепить. Главное – не опускать руки и целенаправленно двигаться по пути, избранному для достижения этой цели.
          У дошкольника активно развиваются многие психические процессы – внимание, произвольная память, сфера образов-представлений, опосредованное запоминание, зрительная ориентировка в пространстве, воображение, эмоциональный контроль, совершенствуется наглядно-образное мышление и формируются мыслительные операции словесно-логического уровня. Бурно развивается речевая деятельность: с одной стороны, у детей расширяется понимание смысла обращенной к ним речи, понимание лексических и грамматических конструкций, с другой – обогащаются собственные фонетическая, лексическая и грамматическая функции речи, развивается внутренняя и связная речь, формируется речевое общение. Ребенка пяти-шести лет нужно научить правильному согласованию числительных с существительным (один стул, два стула, один карандаш, пять карандашей), прилагательных с существительным (желтая груша, желтый лимон; красный лист, красные листья), правильному пониманию и употреблению предлогов (на столе, под стулом, около ног, за дверью, между окнами, по полу). Деятельность детей также претерпевает существенные изменения: она становится более произвольной, целенаправленной и самостоятельной. Все эти качества наиболее полно представлены в ведущей деятельности – в игре, которая превращается из сюжетной в сюжетно-ролевую. Но и продуктивная, и трудовая деятельность также изменяются. Ребенок становится полноправным партнером и взрослому, и сверстнику, который умеет сотрудничать и кооперироваться в процессе выполнения изображений или различных трудовых действий.
          В плане развития познавательной деятельности взрослый должен удовлетворять потребность ребенка в признании его достижений (не искать промахи и недостатки в рисунках и поделках, а привлекать внимание к красивым сочетаниям цветовых оттенков, к гармонично размещенным изображениям), формируя тем самым у ребенка чувство самодостаточности и гордости за результаты работы. Взаимодействие взрослого с детьми должно пробуждать и стимулировать возникновение у ребенка образа Я, Я-позиции, т.е. осознания себя среди взрослых и сверстников, в природе, пространстве и времени, способствовать формированию познавательных и творческих способностей и необходимых свойств личности (произвольности и самостоятельности, познавательной активности, самосознания и ответственности).
          К концу дошкольного возраста многие дети овладевают счетом, чтением и письмом. Но эти знания должны опираться не на абстрактные представления о знаках – буквах, цифрах, символах, а на оперирование с конкретными предметами и их множествами. Целесообразно научить родителей тому, как во время прогулки можно собрать с ребенком разные листья, сгруппировать их по цвету, форме, выложить от самого большого к самому маленькому или наоборот, потом поискать деревья, с которых они упали, поиграть в игру «узнай дерево на ощупь». Да и многое другое можно придумать, гуляя по осеннему лесу. Можно собрать шишки, желуди, упавшие веточки, семена и кору деревьев, а зимой мастерить из этого материала поделки или использовать его для счета. Пусть у ребенка будет своя полочка, на которую будут выставляться созданные поделки, стена, где будут вывешиваться его рисунки и аппликации. Кроме того, совместные игры, занятия рисованием, изготовление поделок и конструкций – это прекрасная возможность повозиться родителям вместе с ребенком в его комнате или уголке, а значит – обменяться положительными эмоциями, радостью, чувством психологического и физического комфорта.
          В старшем дошкольном возрасте возникает очень важная составляющая личностного развития ребенка – соподчинение мотивов, т.е. способность выбирать из множества одновременно действующих побуждений то, что наиболее важно или существенно, что будет определять его поведение и деятельность. Обязанности по дому, собственные желания, просьба мамы, чувство долга по отношению в больному дедушке, мимолетный порыв – какие свои дела и в какой последовательности выполнит ребенок, вот что означает соподчинение мотивов. Родители и культура семейных отношений во многом определяют его выбор. Ему приходится учиться понимать, что важнее – его собственные, часто эгоцентрические интересы или необходимость поступить по совести. Пример родителей и близких людей становится основой для детского подражания.
          На консультацию привели девочку шести лет с жалобами на негативное поведение, непослушание, жадность Ребенок увидел в приемной малыша, лишенного способности самостоятельно ходить. Лицо девочки осветилось разноречивой гаммой чувств, «жадная» девочка достала свои конфеты, угостила малыша. Бабушка похвалила девочку, погладила ее по головке. Девочка сказала бабушке: «А давай еще конфет купим, дома всех угостим – маму, братика, папу». На что бабушка отреагировала следующей фразой: «Вот еще чего! Твоя мама и так толстая». Минутный порыв ребенка тут же угас.
          На консультацию к психологу часто обращаются родители дошкольников с жалобами на их агрессивное поведение. Путеводителем по сложной проблеме детской агрессивности для начинающего психолога может быть книга Э. Фромма «Анатомия человеческой деструктивности». Выдающийся психолог и философ, основоположник «гуманистического психоанализа» подразделял агрессию на «злокачественную» – «страсть к абсолютному господству над другим живым существом и желание разрушать» и «доброкачественную» – «поведение, связанное с самообороной и с ответной реакцией на угрозу». Общепринятым считается, что у детей дошкольного возраста отмечается в основном доброкачественная агрессия, которая представлена псевдоагрессией и оборонительной агрессией. К псевдоагрессии относятся такие виды, как непреднамеренная агрессия и агрессия как самоутверждение.
          Непреднамеренная агрессия – это случайное нанесение вреда человеку. В детском коллективе достаточно распространена. Не проходит и недели, чтобы кто-нибудь кого-нибудь не толкнул или не ударил случайно, нечаянно. И каковы бы ни были последствия этих случаев, их наличие говорит лишь о том, что ребенок расторможен, чрезмерно возбудим. Он не чувствует «тормозов» в игре или шалости и в результате сносит все на своем пути. Агрессия как попытка самоутвердиться проявляется у дошкольников и в игре, и в общении с родственниками (чаще с родителями, чем с пожилыми родственниками). В игре ребенок как бы «отрабатывает» нарождающиеся лидерские тенденции, становясь ситуационным лидером, у которого имеются подчиненные, слушающиеся его распоряжений. В общении с родными ребенок проявляет замашки диктатора, «тестирующего» своих родных на устойчивость нервной системы и уровень дозволенного.
          Оборонительная агрессия очень типична для детей дошкольного возраста. Ее специфическая особенность в том, что она сопровождается гневом. А гнев – это реакция ребенка на нарушение значимой для него системы витальных ценностей (которые для каждого могут иметь свои специфические черты). Для одного значимым может быть лишь факт физического оскорбления, для другого – отнятая игрушка, для третьего – оскорбительное слово. В результате ребенок начинает бурно протестовать. Но и эти реакции имеют четкую связь с типом высшей нервной деятельности. Слабый, астеничный ребенок заплачет, побежит жаловаться, сильный, стеничный по своему психотипу ребенок кинется давать сдачи. Кроме того, вследствие бедного набора имеющихся средств воздействия на «обидчика» у детей нередко появляются крайне неадекватные реакции, которые закрепились в результате неправильного воспитания в семье или ближайшем окружении: ребенок начинает кусаться, драться, щипаться, и его действия могут быть направлены не только на сверстников, но и на взрослых.
          По данным доктора психологии, специалиста по семейному и детскому консультированию В. Оклендер (Оклвндер В Окна в мир ребенка Руководство по детской психотерапии Пер с англ. – М., 1997. – (Библиотека психологии и психотерапии), агрессивное поведение ребенка связано в первую очередь с окружением, а не с его внутренними побуждениями, с каким-то внутренним стремлением поступать так, а не иначе. «Однако именно окружение (а не внутренние трудности) провоцируют ребенка; если ему чего и недостает – так это способности справиться с окружением, которое возбуждает в нем чувство страха и гнева. Он не знает, как справиться с чувствами, которые порождает в нем это недружественное окружение» (С. 214). Иногда ребенка воспринимают как агрессивного, если он попросту выражает свой гнев. «Я воспринимаю ребенка, который обнаруживает деструктивное поведение, как человека, которым движет чувство гнева, тревожности, незащищенности, тревоги, обиды и часто неспособность к четкому восприятию своей личности. У него также часто отмечается низкая самооценка. Он не способен, или не хочет, или боится выразить то, что чувствует, потому что если он это сделает, он может утратить силу, лежащую в основе агрессивного поведения. Он чувствует, что должен сохранить ту же линию поведения, что это путь, способствующий выживанию» (С. 213). В. Оклендер подчеркивает, что обучение культурным формам выражения гнева является профилактической мерой и способом работы с агрессивным поведением. Агрессивное поведение нельзя считать прямым выражением гнева, это, скорее, попытка избежать проявления истинных чувств.
          Известен еще один вид детской агрессивности – «инструментальная агрессия», которая преследует определенную цель: обеспечить, достать то, что необходимо или желательно. Если с необходимым все в основном понятно, то вот с желательным возникают большие проблемы. Уж очень желательное похоже на желаемое. А сфера желаний столь широка и разнообразна, что порой условиями ее ограничения является лишь недостаток фантазии у ребенка (или его родителей). Поэтому огромные сложности появляются у родителей с избалованными детьми, каждое «хочу» которых должно быть выполнено любой ценой. Конечно, такие дети агрессивно настроены, если кто-то мешает им обладать предметом их желания.
          В литературе отмечаются указания на специфические различия агрессии у детей трех и пяти-шести лет. Как фиксированная форма поведения, агрессивность закрепляется тогда, когда трехлетний малыш не ощущает со стороны родителей ни нежности, ни любви и мечтает хоть каким-то способом привлечь к себе их внимание. В три года ребенок еще не может свое недовольство спрятать в себе, поскольку его поведение не регулируется социальными нормами и волевыми усилиями. В раннем возрасте он может лишь подражать близким взрослым, ведь подражание – это один из главных путей познания мира. Так что причиной повышенной драчливости со стороны крохи может быть обычное подражание взрослым. А вот в пять-шесть лет агрессивный характер поведения – это специфическая форма взаимоотношения ребенка с другими людьми, особенно со сверстниками, свидетельствующая о нарушении социальных контактов с ними [Баркан А.И. Практическая психология для родителей, или Как научиться понимать своего ребенка – М., 1999. – (Практическая психология)].
          Основные усилия специалистов в области преодоления детской агрессивности направлены на выявление причин возникновения агрессии и на поиск позитивных способов работы с гневом. Часто исследователями выделяются четыре фазы такой работы:
          представить детям практически приемлемые методы для выражения подавленного гнева;
          помочь им подойти к реальному восприятию чувства гнева, которое они могут сдерживать;
          дать возможность прямого вербального контакта с чувством гнева: пусть скажут все, что нужно сказать тому, кому следует;
          обсуждать с ними проблему гнева: что заставляет их гневаться, как они это обнаруживают и как ведут себя в это время.
          Кроме того, родителям (да и воспитателям дошкольных учреждений) необходимо помнить, что личная агрессивность взрослых способствует возникновению и закреплению у детей агрессивного поведения. На агрессию никогда нельзя отвечать агрессией, взрослый должен показать ребенку пример конструктивного разрешения возникшего конфликта. За агрессию нельзя строго наказывать – это закрепляет негативные формы поведения, но и потакать агрессивному поведению ребенка тоже не следует. Обучение родителей способам купирования агрессивных выходок детей – это одна из задач консультанта, помогающего родителям в разрешении проблем, связанных с воспитанием детей.

          Младший школьный возраст – следующий период всплеска родительских запросов на консультацию у специалиста. В первую очередь он связан с проблемами дезадаптации ребенка в системе школьного обучения. И хотя в первом классе ребенку могут не выставлять оценки, не давать задание на дом, родитель остро ощущает, что радость первых дней пребывания ребенка в школе быстро сменилась нежеланием идти в класс, соскальзыванием в те виды деятельности, которые казались навсегда оставленными в дошкольном детстве, а в отдельных случаях – уходом ребенка в болезнь или общее соматическое недомогание. Помочь родителям разобраться, почему так случилось, – задача специалиста.
          Причины школьной неуспешности на начальных этапах обучения имеют как биологический, так и социальный характер. К биологическим причинам могут быть отнесены:
          низкий темп психической активности (корковая незрелость);
          дефицит внимания с гиперактивностью (незрелость подкорковых структур);
          вегетативная лабильность на фоне соматической ослабленности (в силу незрелости или вследствие ослабленности самой вегетативной нервной системы);
          общая вегетативная незрелость;
          нарушения в области функционирования отдельных анализаторов и их межанализаторного взаимодействия (неловкая общая и мелкая ручная моторика, незначительное снижение слуха, недостатки речевого развития и др.);
          хронические болезни и частые простудные заболевания ребенка и, как следствие, его общая соматическая ослабленность.
          Среди социально-психологических причин чаще отмечаются социальная депривация, педагогическая запущенность ребенка, плохие условия воспитания и жизнеобеспечения, жестко нормативный стиль семейного воспитания и иные психотравмирующие воздействия среды.
          Предпосылкой к возникновению школьной неуспешности может стать психологическая неготовность ребенка к систематической, целенаправленной работе в условиях новой ситуации развития. Даже хорошо читающий и считающий ребенок может на первых порах испытывать затруднения, связанные с новой для него системой взаимоотношений, характерной для школьного коллектива и всей системы общественного воспитания. Родитель должен быть готов к тому, что в начальный период обучения ребенка жизненно необходимо обсуждать с ним не то, что он «проходил» на уроках, а особенности его взаимоотношений с учителем и одноклассниками. Поскольку ребенок в силу малого опыта коллективного общения (по статистике лишь 49% российских детей, поступивших в школу в начале третьего тысячелетия, посещали дошкольные учреждения) еще не обладает достаточным набором психологических средств для объяснения мотивов общения и отношений одноклассников и учителя с детьми.
          Беспокойство родителей по поводу проблем обучения ребенка в первом классе может иметь мнимые и истинные причины.
          Когда психолог сталкивается с мнимыми причинами неуспешности, при беседе с родителями (или с одним из них) в первую очередь выявляется повышенная тревога за перспективы обучения ребенка в школе. Эта тревога связана с его собственным, зачастую негативным опытом посещения общеобразовательного учреждения. Реально у ребенка может отмечаться несколько затянувшаяся фаза адаптационного периода к новому виду деятельности. По данным психологов, используемых в нормативных документах (Письмо Министерства образования РФ «Об организации обучения в первых классах общеобразовательной четырехлетней начальной школе», № 2021/11-13 от 25 сентября 2000 г.), в течение первых двух месяцев школьного обучения адаптируются лишь 50-60% учащихся первых классов, еще 30% – в течение первого полугодия. Но 10-15% детей испытывают трудности со школьной адаптацией на протяжении всего первого года обучения.
          В подобной ситуации необходима консультативная работа с родителем, а не с ребенком, иначе его негативное восприятие школы нанесет непоправимый вред ребенку.
          Если причины запроса родителя реально связаны с обучением ребенка, необходимо всесторонне разобраться в проблеме. Консультант должен четко понимать границы собственной компетентности. Ребенка нужно проконсультировать у таких специалистов, как психоневролог, невропатолог, учитель-дефектолог, логопед. Если есть подозрения на трудности, связанные с сенсорной недостаточностью, – у профильного сп

Психология семейных отношений с основами семейного консультирования (2 3 4 5 6 7)