Поиск   Шрифт   Реклама [x]   @  

Психология / Гендерная психология / Гендерные исследования


Гендерные аспекты социально-психологической трансформации позднего периода личности

          Грошев И.В.
          Тамбовский государственный университет
          ГЕНДЕРНЫЕ АСПЕКТЫ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ПОЗДНЕГО ПЕРИОДА ЛИЧНОСТИ


          Пожилой возраст – один из самых сложных периодов жизненного пути человека. В этот период все социальные функции человека свертываются:
          он прекращает свою трудовую деятельность, теряет признание и авторитет, начинает чувствовать свою психологическую изоляцию. При анализе развития личности в жизненном цикле особую актуальность не только в теоретическом, но и практическом отношении приобретают психологические вопросы, связанные с трудностями в налаживании коммуникаций, тревожностью, особенностями самооценки, уровнем притязаний, самоагрессией, постепенным своеобразным личностным самоедством, потерей личностной идентичности, неспособностью построить новую систему идентификаций в позднем возрасте. Наряду с процессами инволюции, поздний возраст характеризуется и эволюционными приспособитедьными изменениями. В личностном плане это связано с процессами реституциализации, включающими в себя комплексы восстановления, направленных на замедление старения, формирование мотива деятельности и др. Эти процессы так или иначе опосредуются полом человека (как биологической, так и социальной (гендерной) его составляющей).
          Для выявления гендерных особенностей позднего периода жизни личности был проведен анализ более 170 работ по геронтологическим проблемам (биологическим, физиологическим, психологическим и социальным) человекознания. Кроме того, были проведены и собственные исследования гендерного аспекта проблемы. Представим некоторые из этих результатов.
          1. Мужчин среди людей, вышедших на пенсию, у которых развивается пассивное отношение к жизни, отчуждение от окружения, сужение круга интересов, потеря уважения к. себе, переживание тягостного чувства ненужности существенно больше, чем женщин (второй личностный тип людей, по терминологии Анцыферовой Л.И., 1994). У мужчин сильнее выражаются деструктивные последствия личности: алкоголизм, потеря интереса, к жизни, ранняя смертность. Мужчины сильнее испытывают в позднем возрасте на себе влияние не только распространенного в современном обществе стереотипа "старости", "стариков, бредущих по обочине жизни", но и сильное влияние гендерных стереотипов о маскулинности-феминности и традиционных мужских и женских ролях. Приверженность стереотипным моделям поведения не способствует выработке у них новых поведенческих тактик в повседневной жизни. Женщины легче, чем мужчины, адаптируются к новой жизненной ситуации после выхода на пенсию, что определяется также существованием гендерных стереотипов в обществе. Женщины более активно, чем раньше, начинают исполнять роль домашней хозяйки не испытывая при этом дискомфорта. Эта тенденция характерна для женщин разных стран (Эйсенсен И., 1989). При этом негативная идентичность характерна лишь для 8,5% женщин.
          2. Сравнивая расположение значений основных структурных компонентов психологического времени мужчин и женщин пожилого возраста можно констатировать, что образ прошлого в сознании мужчин является более идеализированным и менее всего похожим на настоящее. Но значения "прошлого" и "будущего" оказываются коннотативно более близкими
и. У женщин же наибольшее коннотатавное сходство имеют модусы "прошлого" и "настоящего", а "будущее" достаточно сильно от них отличается, но является наиболее "сильным" и "активным". Следовательно, у женщин пожилого возраста можно отметить более оптимистичный настрой в отношении будущего. С временным потенциалом жизненного пути мужчин и женщин пожилого возраста тесно связаны реакции дезадаптации в комплексе "возраст-стресс-синдром". При характеристике психологических особенностей лиц пожилого и старческого возраста по тесту ММР1 можно отметить, что реакции и состояния дезадаптации характеризующимися возрастанием числа симптомов астенического состояния, значительным снижением настроения, возникновением депрессии у мужчин чаще всего проявляются в первые месяцы, на 1 и 3 году, у женщин – в первые месяцы, на 1 и 5 году после выхода на пенсию и прекращения профессиональной деятельности. Актуальное состояние социальной адаптации этого периода в значительной степени определяется индивидуальным типом реагирования и проявляется в изменении степени выраженности личностных качеств; для женщин характерна дезадаптация по социально-поведенческому типу, для мужчин свойственно формирование невротического паттерна дезадаптации. Усредненные профили личности для этих групп характеризуются одинаковой формой, т.е. имеются пики на 1 (ипохондрии), 3 (истерии), б (паранойяльности), 8 (шизоидности) и минимумы на 2 (депрессии), 5 [маскулинности (мужественности)-феминности (женственности)], 6 (социальной интроверсии) шкалах; для профиля женщин дополнительно характерен пик на 4 шкале (психопатии).
          3. При психологическом обследовании мужчин и женщин пожилого возраста с помощью теста Леонгарда-Шмишека выявлены следующие акцентуации характера, степень гендерной выраженности которых представляет собой:
           у мужчин – застреваемость, эмотивность, педантичность, циклотимность;
           у женщин – эмотивность, демонстр.зтивность, экзальтация.
          Такое сочетание акцентуаций свидетельствует о дезадаптации в этом возрастном периоде личности. Для мужчин реакции дезадаптации выражаются в чрезмерной стойкости аффекта (ригидности), для женщин – в аффективной экзальтации, сочетающейся с демонстративностью, способствующей проявлению крайней жалости к себе.
          4. В сфере межличностных отношений с близкими людьми у мужчин больше сложностей, чем у женщин. Этому способствует устойчивый стереотип маскулинности, в соответствии с которым потребность в заботе, нежность, зависимость являются немужскими чертами. С. Журар, занимающийся проблемами самораскрытия в межличностных отношениях, отметил, что мужчины обычно менее откровенны и неохотнее делятся с другими интимной информацией о себе, имеют больше "секретов" и боятся, что о них узнают, чаще испытывают напряжение и, пытаясь выглядеть мужественными, видят в других угрозу для себя чаще, чем женщины. Страх самораскрытия не только ограничивает свободу пожилых мужчин в личных отношениях, но и наряду с игнорированием чувств делает их более восприимчивыми к "сигналам тревоги". Отчасти это объясняет, почему мужчины умирают раньше женщин. И рак указывает Бразерс Дж. (1991), существует совершенно четкое соотношение между смертью мужчины и его уходом на пенсию, "...чаще всего мужчины умирают спустя два года после ухода с работы" (С.79). Одной из причин более высокой смертности среди вдовцов, чем среди вдов, можно считать то, что мужчины склонны иметь только одну сильную эмоциональную связь (со своей женой), в то время как женщины имеют более широкий круг людей, которые служат им опорой в трудную минуту. Хотя мужчины фактически более одиноки, женщины легче признают свое одиночество. У мужчин может быть более широкий круг общения, но оно носит более поверхностный характер, чем у женщин (Лихтенберг Ф., 1994).
          Таким образом, гендерные различия являются важными факторами и условиями социально-психологической трансформации личности в пожилом возрасте. Утвердившиеся в общественном сознании гендерные стереотипы осложняют жизнь пожилых мужчин и женщин, создавая препятствия не только на пути их самореализации, но и для удовлетворения жизненно важных человеческих потребностей.



[Комментировать]