По мне - так лучше подворотня

          По мне - так лучше подворотня
          Сексуальная педагогика отменяет человечность
          Рената Гальцева
          Подкоп под цивилизацию


          К нам приехал ревизор, даже группа ревизоров-реформаторов. И не все приехали, а некоторые всегда были тут, но в сферы наробраза (а в качестве артподготовки – и на масс-медиа) заявились сравнительно недавно, вместе с наступлением эпохи «полной раскрепощенности», как радостно охарактеризовал наше время профессор И.С. Кон, инициатор наведения порядка в деле школьного просвещения и введения нового ликбеза.
          В каких вопросах? Слова этого я обычно не употребляю, потому что, что такое «любовь», «эрос», «страсть», «любовная лихорадка», в конце концов, мне понятно, но что должно означать в человеческом мире краткое английское слово «sex», помимо словарного «пол », совершенно неясно. Однако же не эта сама по себе объективная реальность – факт существования двух полов – приковывает внимание профессора Кона и его единомышленников. И не можем же мы вместе с газетой «АиФ» удовлетворяться игривой фразой, что, мол-де, Игорь Семенович «открыл, что люди делятся на мужчин и женщин и между ними есть различия» (N 24, 1997)?! Нет, для совсем иных своих открытий добивается он открытия школьных дверей. Открытие, впрочем, уже сделано раньше, в Америке, современной «родине слонов», и состоит в том, что детей надо сызмальства вводить в курс интимных отношении между взрослыми дядями и тетями, чтобы загодя избежать нежелательных последствий.
          Здесь не знаешь, чему больше удивляться: утопичности ли новых пропагандистов и их нечувствительности к смешному или преступной наклонности их сознания. Представьте себе: учитель, вооружившись указкой и мелом, вызывает к доске первоклашку, чтобы тот наглядно объяснил, как предотвращать появление потомства (то есть его собратьев). Даже исходя из логики тех, кто одержим идеей подобного всеобуча, кто думает не так, как думали люди до сих пор, адресат должен повзрослеть, превратиться хотя бы в подростка, когда перед ним могут вставать неожиданные проблемы. До определенного возраста ребенок не представляет собой ни мужского, ни женского существа в полном смысле (в немецком даже «девушка», das Maedchen, не имеет пола), он – буквально – невинен, и ум его еще не успел созреть до этих вопросов, даже приблизиться к ним.
          Но независимо от того, понимают ли что-нибудь дети из такого просвещения или нет и отдают ли себе отчет просветители в том, чем они занимаются, спеша с помощью научной терминологии и изобразительного ряда сосредоточить невинное внимание, скажем, на механике грехопадения, занятие это должно быть названо не иначе, как совращением малолетних.
          Панацея от всех бед любви (а на самом деле – от самой любви) оказывается идеей-ширмой, под прикрытием которой идет великий духовный переворот. Под лозунгом «безопасности» интимных отношений, якобы требующей специфической информации, происходит обучение, а тем самым и вовлечение в них и развращение еще не подросшего поколения, включая малолетних детей.
          В самом деле, что нужно для просвещения по части этой пресловутой «безопасности»? Как бы вы лично ни относились к установкам на беспоследственность в интимных отношениях, но согласитесь, что информация о подобных средствах (если о них еще кто-то не знает) требует одного разговора (родителя с подростком); хотите помочь, пригласите старшего родственника в школу, проконсультируйте.
          Где же здесь материал для «программ» и «курсов»? К чему тут «анкеты»? Но в том-то и дело, что под крики о темноте и невежестве молодежи проводится «сексуальная революция», или утопия (ее затравщики сами, по сути, признали это, «обозвав» нас «контреволюционерами»), жаждущая превратить человеческое существо в механического обывателя «Дивного нового мира» 0.Хаксли. Потому, помимо недоумения, курс на сексуальный техобуч, на «срывание всех и всяческих масок» вызывает, подобно подлинной трагедии, страх и сострадание (только без катарсиса, очищения): страх – перед программированием будущих поколений несчастных циников (которые пока еще фабрикуются в несистематическом порядке), сострадание – естественно, к ним самим, жертвам.
          Сорванные «маски» ведь и составляют суть любви; разоблачаемая Коном (в тех же «АиФ») «стратегия страуса» в вопросах «сексологии» есть стыдливость, без коей чувство любви переживает безобразную судьбу извлеченной на поверхность глубоководной рыбы или вытащенной на сушу лермонтовской «морской царевны», превратившейся в «чудо морское с зеленым хвостом»... Неужели это перестало быть понятно зрелым профессорам, одержимым идеей «демифологизации» и «демистификации» любовного переживания? Мне жаль их тоже.
          Однако наряду с широковещательной пропагандой своей прогрессивности сексология совсем не откровенна по части своих конкретных достижений, завоеваний и действующих героев. И только где-нибудь в подвальной книжной лавке Высоко-Петровского монастыря можно напасть на информационный бюллетень, из коего обнаруживается, что отнюдь не только приватные энтузиасты, подбодренные с Запада, принялись всерьез за акселерацию российских детей, но и официальные организации: Минобраз, Минздрав, Минтруда и социального развития; специально создана Российская ассоциация планирования семьи (РАПС) – филиал подобной же Международной федерации (МФПС), опекающей «нетрадиционные семьи» (!).
          И вот уже в России готовы программы «Половозрастное воспитание учащихся. Основы сексологии» и «Планирование семьи и сексуальное просвещение молодежи и подростков», учреждены печатные органы («Журнал планирования семьи» – «ЖПС»). Причем одни слова, входящие в названия, читать просто противно, другие – по-оруэлловски лживы и их надо читать наоборот: «Недовозрастное развращение учащихся» с 1-го (то есть с шести лет) и по 11-й класс, на что запланировано около 400 часов (очевидно, за счет русской литературы, которая все равно будет уже неуместна); и «Планы разрушения семьи», а так же юношеской психики. Дошколята тоже входят в планы РАПС, как и в планы МФПС! На одни эти разработки уже потрачены десятки миллиардов рублей ничего не подозревающих налогоплательщиков.
          И это только начало. Как и всякий глобальный переворот (поворот северных рек или проект скоростной железной дороги Москва-Петербург), замысел сплошной сексуализации страны не допускает проверки на затратность и эффективность. Его лоббисты скрывают подлинные цифры. И даже пытаются внушить, что, к примеру, «финансирование целиком взял на себя Фонд ООН по народонаселению» (Катя Машкина, «МК» от 27 января).
          Но главное, если ввести такие уроки в школах, то неуместны будут не только уроки русской классики, но и всей мировой культуры. В свете правильного «подбора партнера» и принятия мер «безопасности», кто поймет не только «Войну и мир» или «Дворянское гнездо», но и « Ромео и Джульетту» или даже самую популярную оперу «Тоска». Героиня этой оперы заколола кинжалом претендовавшего на ее близость начальника полиции, не удостоверившись даже в его годности в качестве партнера. Все мотивы героев будут достойны лишь осмеяния как фарисейство или глупая истерика. Такая «безопасность» – это подкоп под цивилизацию.
          Беспрецедентный идеал
          До сих пор мы в XX веке имели два одиозных идеала, сформулированных двумя тотальными идеологиями: это «сверхчеловек» национал-социализма и строитель «светлого будущего» итернационал-социализма. Сегодня мы находимся при рождении еще одного. Но как могло произойти, чтобы цивилизованное человечество на исходе второго тысячелетия захотело рассматривать себя в качестве животного? И уже противоборствует духовному своему образу как «ретроградному» и «невежественному»?
          История болезни, приведшая к летальному исходу образа человека как Божьего образа, – это история разочарования в идеологии (на опыте марксизма, этой заместительнице утраченной веры), а вместе – разочарования в идеях, мыслях, ценностях. За последние полвека на Западе, а за последнее десятилетие и у нас, сложилась идеология деидеологизма (или «плюрализма»), которая заявляет о своей безыдейности, безыдеальности и накладывает табу на всякую аппеляцию к проштрафившимся высшим ценностям.
          Но стоит ли тогда выживать?
          Никакой безыдеологичности, однако, не существует, природа не терпит пустоты. Расставшийся со сферой сверхчувственного, голый человек остался при своем естестве, этой вроде бы бесспорной, безобманной реальности, на которую он давно уже сфокусирован. «Мы – ученики Фрейда», – безапелляционно заявляет теперь от имени человечества Б. Парамонов, бывший учитель диамата. Но Кон и во Фрейда не верит. Однако даже согласно этому последнему вся культура создается путем возгонки либидозного инстинкта, так называемой сублимации, каковая в принципе исключена в коновской системе «короткого замыкания», «прямого действия», безотлагательного удовлетворения, как хотите назовите. Таким образом, по Кону, из всех искусств можно будет создать только рекламу сами знаете чего.
          Мы знали марксизм (классизм), базирующийся на классовой борьбе, мы знали расизм, базирующийся на преимуществах расы, теперь мы имеем дело с культивирующим физиологические отношения «сексуализмом» (термин С. Булгакова, применяемый к розановской идефикс), или «сексизмом» (жаль, что этот термин обремене
н значениями, которые в него вкладывают феминистки). Заняв место тотальной идеологии, сексуализм, так же как его предшественники, собрался не только объяснять мир, но и изменять его.
          Новейшая идеология сексуализма так же наступательна, как всякая большая идеология, несущая свой замысел в мир. Так же хитра и изворотлива. Для осуществления поставленных задач и в страхе перед «активизацией» противников сексологи всех стран объединяются, чтобы провести, как формулируется на совещаниях РАПС, в документах МФПС, «хорошо поставленную кампанию по формированию общественного мнения с использованием СМИ, причем такие кампании должны быть организованы не только в центре, но и в регионах». «Неправительственные организации» призываются «действовать как группы давления на правительства своих стран» (цит. по «Информационному листку православного медико-просветительского центра [Жизнь]», # 12, 1997, стр. 9).
          У сексологов, как мы знаем, имеется и свойственное идеологии демагогичеси-агитационное прикрытие – ссылка на дефицит информации в любовных делах. Подразумевается, что узнай потенциальный партнер, какие предохранительные средства имеются в аптеке, как все будет all right. Убеждают ли они всех остальных или самих себя, что все дело в неосведомленности, – налицо типичный для тотальных, прожектерских идеологий утопизм.
          Сексология толкует о тонкостях «научного репродукционизма», но демонстрирует полное незнание человеческой – а тем более русской – натуры, которая живет не по инструкции. Если бы действительно речь шла о доведении каких-то необходимых сведений до подростков, то, повторим, все эти ходоки за них направили бы свои просветительски-воспитательные усилия на составление учебников для родителей, им стали бы предлагать советы, как ввести в колею своих питомцев. Но тут, конечно, требуются иные советчики. Эти же советчики озабочены не столь элементарными вещами и родителям не доверяют – как не доверяла им прежняя революционная власть, стремившаяся отнять у них ребенка и воспитать из него существо другой породы. Новые революционеры хотят к тому же институциализировать, огосударствить интимные отношения.
          И они наращивают агрессию. Недавняя статья И.С.Кона «Не говорите потом, что вы этого не знали» («Известия» от 30 декабря) наряду со сложной, но известной амальгамой из взаимоисключающих аргументов, призванных убедить, что нет на свете иного спасения, кроме «сексологии», содержит и новые формы воздействия на сознание современников. Автор переходит к прямому запугиванию, в чем к нему присоединяется и упомянутая К. Машкина, которая повышает градус эмоционального напряжения своим крайним отчаянием от «удивительной страны» России, где «общественность» «глупа и неблагодарна». Детям и внукам нашим авторы угрожают гибелью, если мы сейчас же не опомнимся и не будем вводить программу «безопасности». Завтра будет поздно! (Иначе говоря, только в случае не допущения потомства жизнь на земле может продолжаться. Шутка.) Но если погибнет прежняя цивилизация, то стоит ли выживать? Как сказал поэт (всего лишь по поводу психоанализа): боюсь, что вместе с моими демонами вы выгоните и моих ангелов.
          А между тем дела реформаторов неплохи
          Но потихоньку, без шума и рекламы, втайне от родителей и общества по школам России – официально – разосланы упомянутые «Программы» по «основам сексологии» для включения их в учебный процесс. Шумно, как мы уже заметили, сексологи рекламируют свои раскрепощающие идеи и свои революционные ценности. Когда же дело касается их внедрения в школьную практику, тут они избегают широкой огласки. И это понятно: сначала надо постараться без помех внедриться в школу (и детсад), сделать ситуацию по возможности необратимой, а потом уже рапортовать о своих достижениях.
          Иногда создается впечатление, что редкие, подчас растерянные газетные отклики на новейшую напасть пользуются агентурными донесениями. Одно за другим проникают сведения с туманными ссылками и неопределенными фактами: то ли вышел учебник по сексологии для учеников 5-6-го классов, то ли только готовится. Тайна сия велика есть. Новые скрижали должны внезапно прихлопнуть недорослей. По сведениям, добытым фельетонистом Эд. Графовым (статья «Что такое Лев Толстой», «Известия» от 25 июля 1997), который старательно закавычивает некоторые выражения оттуда и еще из разосланной, как он сообщает, по 7-м классам анкеты «Что ты знаешь о сексе?», детям там рассказывается о «парамедицинской репродуктивности теории дородового выбора», о «родах с участием мужа (пятиклассника? – Р.Г.) в домашних условиях», предлагается «поразмыслить о гомосексуализме, зоо– и некрофилии», спрашивается, «что такое эрогенные зоны». Приложена и наглядная агитация. Как свидетельствует автор («МК» от 10 дек.), есть вопросы в анкете, «от которых сексуальный маньяк покраснел бы» и которые, по мнению другого, самиздатовского автора, «не смогут прийти в голову обитателям даже самых грязных подворотен». А по мне так уж лучше «подворотня», которой пугают новые просветители и родителей, и общество как опасным источником знаний. Тамошнее знание так и останется для безнадзорного подростка нелегальщиной и не искоренит его чувство стыда. Дело это несомненно уголовное, при чем предпринятое в масштабе страны. Нарушены тут не только права родителей, но и статья 101 УПК, предусматривающая наказание «за развратные действия», к которым, разумеется, должны быть отнесены слова, жесты и изображения.
          Спущенные как снег на голову ошарашенных учителей и родителей невиданные методики вызывают на местах подлинное движение сопротивления. И без того измотанная тяготами жизни провинциальная интеллигенция, отбиваясь от них, вынуждена втянуться в схватку с неумолимым и хорошо вооруженным врагом, который уже сумел перетянуть на свою сторону государственные органы (кстати, рапсовцы, предвидя сопротивление на местах, давно призывали своих сторонников быть готовыми чуть ли не к третьей отечественной войне. В Воронеже, к примеру, резистанс педагогов и родителей принял формы массовых обращений к правительству и президенту, Государственной и своей думам. В случае глухоты властей воронежцы пригрозили акциями гражданского неповиновения.
          Протестующая реакция идет по стране, только мы, в столицах, находимся в неведении, потому что СМИ об этом говорить неинтересно. Они раскручивают как раз обратную сторону – пропагандистов сексуализма, обеспечивают постепенное «привыкание» аудитории к их новаторским задумкам (раньше подобная политика называлась «оболваниванием»).
          Кто же истощает наши силы? Кто же совершает эту национальную революцию? Быть может, Буторина 0.Г., Царьгородцев А.Д., Кулаков В.И., Каганов Н., Прилепская В.Н., Мануйлова И.А., Шарапов А.В., Аксельсон Б.Л., Гребешова И. – эти неизвестные чиновники, чьи подписи стоят под циркулярами (неужели и министр здравоохранения Т. Дмитриева будет среди них? – как внушает нам поклонник Кона радиоактивный психолог Шахиджанян), и воодушевляющие их самозваные активисты, – это и есть духовные вожди нации, наши Достоевские и Толстые?
          Кто вручил кучке клерков и доброхотов типа И. Кона будущее народа? Простой здравый смысл не берется объяснить происхождение последней апокалиптической мины, заложенной под Россию. А тут еще вечные ссылки наших сексологов и их равнение на передовой опыт Запада; а тут еще замешалась Международная федерация планирования семьи со своими финансовыми предложениями и интересами (она, увы, уже обросла мощной индустрией); а тут еще по радио станции «Свобода», вещающей на нас, сексопсихолог Рут Вестхаймер под видом «консультаций специалиста» ведет беззастенчивую) пропаганду извращений, порнографии и «детского sех"а с пеленок», и вещает она все это каким-то издевательскикарикатурным, лягушечьим голосом.
          Что после всего этого может прийти в голову человеку? Ясно, мы имеем здесь дело с заговором против России, задуманным заокеанскими эмиссарами! Все бы это звучало «логично», если бы в самой Америке не шла та же самая борьба, что и у нас, но более масштабно, на продвинутой стадии, если бы граждане, взволнованные нравственным здоровьем нации, не протестовали там против sех education, против того же самого, против чего протестуют в своих обращениях жители Воронежа. Десятилетия шла в Штатах ожесточенная война неравных, как и у нас, сил: на одной стороне – «передовое» общественное мнение, скрепляемое СМИ, плюс чиновничество, плюс фирмы, а на другой – разрозненные приватные фонды, как «Rockford Istitute», и журналы, как «First Things», и « б е з о р у ж н ы е » простые американцы.
          Доктор Томас Соувелл в статье «Большая ложь сексуального образования» так описывал в начале 90-х обстановку в американских школах после введения в них предметов по «половозрастной психологии», что будет очень поучительно для нас, идущих следом: «Внушительно-оглушительно обставленные, финансируемые из федерального бюджета программы «сексуального образования» внедрились в американскую систему среднего образования в течение семидесятых. Зачастую это внедрение сопровождалось открытием на территории школ специальных клиник... Перед началом внедрения этих программ дело с подростковой беременностью было значительно лучше, чем после... Обнаружившееся явное противоречие между целями, декларируемыми поборниками программ «сексуального образования», и результатами их внедрения не привело к пересмотру существа дела – лишь к более хитроумным интерпретациям... Пропагандой «сексуального образования» полны все средства массовой информации. Однако если бы родители действительно знали, чему и как учат их детей в школе на этих пресловутых уроках... что это имеет прямое отношение не к биологии и не к медицине, а исключительно к идеологии: традиционные ценности и авторитет родителей подвергаются систематической дискредитации...»
          Нет, это не заговор против России – это заговор против человечности. Или, скорее, это стихийно образовавшийся сговор единомышленников, которые объединились на путях «служения прогрессу». Так бывает, когда идея овладевает не большими массами, однако самых передовых умов (независимо от страны пребывания), и хлопочущих никак не меньше, чем обо всем человечестве, но не брезгующих союзом с мамоной. Что касается России, то можно с уверенностью сказать: идея сексуальной «безопасности» есть угроза национальной безопасности.
          Литературная газета 11.02.98 (5687)