Поиск   Шрифт   Реклама [x]   @  

Психология / Гендерная психология / Половое воспитание


Умнейте, девочки!

          Вагон «желаний» пытались остановить
          В. Гордеев


          Кто умнее: мужчины или женщины? – так спросили однажды Бертрана Рассела. Как ни странно, на этот вполне дурацкий вопрос англичанин ответил куда как серьезно – мужчины.
          Они умнее, сказал он, потому что от женщин на протяжении многих столетий их родители, из лучших, разумеется, побуждений, старались как можно дольше скрыть тайну деторождения и тем самым отбивали стремление к глубинным знаниям, к попыткам докопаться до истины, дойти до сути.
          Да, женщины узнавали в конце концов, откуда и как берутся дети, но навык к самостоятельной работе ума «выколачивался» из них навсегда.
          Пример подобного «выколачивания» – кулаком, матерным оскорблением, потасовкой – город наблюдал на минувшей неделе в центре Москвы на Чистопрудном бульваре.
          Здесь, при поддержке Минздрава, Российской ассоциации «Планирования семьи» и других организаций, заботящихся о здоровье россиян, был пущен удивительно красивый и необычный трамвай – «Трамвай "Желание"». Название известной пьесы, позаимствованное у Теннесси Уильямса устроителями этой оригинальной акции, расшифровывалось, как желание иметь здоровую семью; детей, рожденных по желанию родителей; близость между влюбленными не из страха заболеть или, к
как говорит современная молодежь, «случайно залететь», но – по желанию. Ничего, кроме двух лозунгов: «Желанные дети – в желанное время!» и «Планирование семьи – забота о здоровье!» на бортах трамвая начертано не было.
          А в самом вагоне, оклеенном рекомендациями медиков и адресами московских окружных центров планирования семьи, устроители акций, пригласив в первый рейс учащихся ПТУ, организовали лекцию врача по проблемам сохранения репродуктивного здоровья, брака и семьи, венерических заболеваний, которые, как говорит неумолимая статистика. выросли за последние годы в столице в десятки раз.
          Трамвай – этот своеобразный учебный класс на колесах – должен был курсировать по городу месяц, неся людям всего лишь знания, с которыми в искаженном, уродливом свете молодежь пока знакомится в подворотнях и подъездах, молодые женщины – в грязных абортариях, а мужчины, потерявшие способность к деторождению, – в сомнительных клиниках.
          Но, как я уже сказал, первую лекцию и первый маршрут вагона оборвала на полуслове гикающая, орущая, плюющаяся толпа пикетчиц – сторонниц темноты и невежества, мракобесия и всеобщего запрета на ...жизнь!
          ...Когда трамвай, обезображенный бабушками с перекошенными от злобы лицами, разрисованный словами «блуд», «шлюхи», «растлители», уходил в парк отмываться, я спросил одну из пикетчиц:
          – У вас есть дети?
          – Две внучки, – ответила она мне.
          – А аборты вы в своей жизни делали?
          – Девять раз, милок!
          – И вы хотите этого внучкам?
          – А куда они денутся? На все воля Божья.
          Да, прав Рассел: не умнеют иные женщины. Но, может, заплаканные и оскорбленные девочки – первые пассажиры первого агиттрамвая! – поумнеют?
          «Литературная газета», 1997, 3 декабря, N 49 (5681)



[Комментировать]