Поиск   Шрифт   Реклама [x]   @  

Психология / Гендерная психология / Половое воспитание


Основы планирования семьи

Основы планирования семьи (2)

          ВСЕРОССИЙСКИЙ КОМИТЕТ В ЗАЩИТУ СЕМЬИ И ЖИЗНИ

          ЭКСПЕРТНЫЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ
          на программу “Основы планирования семьи”,
          разработанную медико-педагогическим центром планирования семьи и охраны репродуктивного здоровья семьи Российской ассоциации “Планирование семьи” (РАПС) для учащихся 9 – 11 классов средних учебных заведений, авт. коллектив: Буторина О.Г., Козлова А.В., Воробцова Е.С.
          Москва, 1994 г.
          МОСКВА
          2000


          ПРЕДИСЛОВИЕ
          Этот сборник составлен для тех, кто занимается воспитанием и образованием молодого поколения (кто хочет определиться в вопросах воспитания, ранее не встречающихся, а ныне известных лишь поверхностно, со слов людей, не являющихся специалистами). Ныне модно говорить о необходимости полового воспитания молодежи, а кое-кто последовательно отстаивает необходимость “сексуального просвещения”.
          Что это за неизвестное нам ранее “сексуальное образование” необходимо ли оно нашим детям, полезно ли, не принесет ли вреда? Какие понятия вкладывают авторы новомодных программ полового и сексуального “просвещения” школьников в слова половое воспитание, семья, любовь, родительство и т. п. – эти вопросы рассматриваются в настоящем сборнике.
          Здесь собраны заключения специалистов – врачей, психологов, педагогов, работающих в ведущих научных и медицинских институтах и центрах нашей страны, сделанные на основании анализа одной из базовых программ в области полового просвещения, которая предназначена для школьников 9 – 11 классов общеобразовательной школы.
          Приведенные в сборнике экспертные заключения были предметом исследования Вологодского городского суда, рассматривавшего в 1998-1999 годах дело по иску директора Вологодского Центра медико-психологической помощи и планирования семьи Гиндина Григория Исаковича, являющегося апологетом сторонников “полового просвещения” и отстаивавшего в суде необходимость и полезность программ полового воспитания школьников. Гиндин Г.И. требовал, чтобы суд признал несоответствующей действительности критику программ полового воспитания, высказанную в местной печати доктором педагогических наук, профессором Лушниковым Иваном Дмитриевичем, назвавшим данные программы не просвещающими, а развращающими.
          Директор центра Гиндин Г.И. полагал, что прозвучавшая критика разнообразных программ полового воспитания, имеющих единую принципиальную суть и используемых в работе с детьми возглавляемым им Центром подрывает деловую репутацию Центра, и обратился в суд с иском.
          Около года Вологодский городской суд рассматривал данный спор, выслушал показания многих свидетелей, мнения специалистов, представителей русской православной церкви, рассмотрел многие письменные документы, в том числе предлагаемые читателям заключения специалистов.
          Рассмотрев все представленные материалы и заслушав стороны, Вологодский городской суд пришел к выводу о необоснованности требований Гиндина Г.И. и отказал в удовлетворении заявленного им иска, о защите деловой репутации Вологодского Центра медико-психологической помощи и планирования семьи.
          Надо отметить, что сторонники “сексуального образования” нашего подрастающего поколения проводят в жизнь свои идеи в разных упаковках: под видом обучения “здоровому образу жизни”, на “уроках здоровья”, “этики и психологии семейной жизни”, “валеологии”, через программу “Изменения” и т.п.
          Часто по инициативе школьной администрации дети посещают лекции и занятия в так называемых Центрах планирования семьи и медико-педагогических школах.
          Приводимые заключения специалистов дают возможность педагогам и родителям обстоятельно познакомиться с проблемой “полового просвещения” и понять, что несут с собой упомянутые программы для наших детей и каких результатов можно ожидать от подобного образования.
          Ваши отзывы и пожелания просим направлять по адресу: 125414, Москва, а/я 24.
          ПЕРЕЧЕНЬ
          ЭКСПЕРТНЫХ ЗАКЛЮЧЕНИЙ СПЕЦИАЛИСТОВ
          В.Г. Остроглазов
          Руководитель отделения острых психосоматических расстройств НИИ скорой помощи им. Склифосовского, доктор медицинских наук
          И.А. Гундаров
          Доктор медицинских наук, кандидат философских наук, профессор, руководитель лаборатории системных исследований здоровья Государственного научно-исследовательского центра профилактической медицины, действительный член Российской Академии естественных наук
          В.М. Маслов
          Доцент Федерального научно-методического центра медицинской сексологии и сексопатологии при Московском научно-исследовательском институте психиатрии, сексопатолог.
          О.А. Куранова
          Врач-психиатр высшей категории, член правления Ассоциации психиатров, наркологов и психотерапевтов Вологодской области, зав. 8 отделением ВОСПМО.
          А.В. Камкин
          Член-корреспондент РАЕН, доктор исторических наук, профессор Вологодского педагогического университета.
          Т.А. Флоренская
          Старший научный сотрудник Института психологии Российской академии образования, доктор психологических наук
          В.Д. Калищенко
          Кандидат педагогических наук, доцент института “Высшая школа Универсум”.
          ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ
          КОМИТЕТ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ г. МОСКВЫ
          Научно-исследовательский институт
          скорой помощи им. Н.В. Склифосовского
          ОСТРОГЛАЗОВ В.Г.
          Руководитель отделения острых психосоматических расстройств,
          доктор медицинских наук
          Программа представлена в форме машинописной рукописи объемом 234 стр. Вместе с тем в программе нет необходимых сведений: 1) аннотации; 2) планирование какой семьи и какого общества имеется ввиду? 3) программа адресована учащимся 9 – 11 классов учебных заведений. Какого государства? России? 4) если России, то утверждена ли эта программа в законном порядке? 5) кто авторы этой программы? 6) каков правовой (государственный) статус данного медико-педагогического центра? 7) наконец, какие цели и задачи преследует данная программа в России?
          Поэтому для ответа на поставленные юристами вопросы необходимо было изучение всего текста данной программы.
          Программа разбита на три раздела соответственно 1, 2 и 3 годами обучения; всего 59 занятий. Каждое занятие имеет свою тему. Но они повторяются. При этом фамилии авторов даже одноименных занятий взаимозаменяются. Следовательно, авторский коллектив не является таковым и воспроизводит разработки как клише, либо в своей спаянности соавторы достигли полной взаимозаменяемости.
          Итак, 3 года обучения рассчитаны на детей и подростков 14-16 лет. Занятия 1 и 2 года обучения начинаются со сведений по анатомии, физиологии мужской и женской половых систем, рассматриваемых прежде всего как копулятивные органы (то есть служащие коитусу) и сосредотачиваются на контрацепции и на периоде полового созревания. Последний представлен односторонне как кризис, сравнимый со стихийным бедствием (“физиологическая буря”), что не соответствует научным данным по развитию психически здоровых детей. Это, видимо, нужно для того, чтобы обосновать актуальность и необходимость учебы по так называемому безопасному сексу и контрацепции. Последние являются ключевыми понятиями программы.
          Заключительное занятие первого года обучения сформулировано в форме вопросов для свободного обсуждения (“Презерватив: “ЗА” и “ПРОТИВ”), заключительное занятие 2-го года дает на этот вопрос вполне определенный ответ “Безопасный секс и использование презерватива”. “Безопасный секс” и есть та запрограммированная цель, на достижение которой отведено 40 занятий первых двух лет обучения (безопасный секс – далее БС). Последнее определяется как “использование при половых контактах средств защиты, в первую очередь презерватива, от нежелательной беременности и болезней, передающихся половым путем, чувство ответственности за свое здоровье и здоровье партнера” (с. 207 – половой партнер имеется ввиду – В.О.).
          Что касается семьи, то это слово упоминается в названии лишь 2 из 59 занятий. Непонятно, о какой семье, принадлежащей какому обществу, идет речь. Может быть о семье в России? В контексте же данной программы для детей и подростков “семья” “на данной стадии эволюции семейных отношений” представлена как одно из “случайных” мест, где также может быть внедрен безопасный секс.
          “Безопасный секс” (БС), по авторам программы, включает онанизм, анальный (анус – задний проход – В.О.), оральный (то есть через рот – В.О.), и вагинальный (влагалищный) секс, преждевременное, раннее начало половой жизни и беспорядочные половые связи (промискуитет), гомосексуализм, содомию (мужеложество, лесбиянство, скотоложество). Эти психические расстройства в форме половых извращений и нарушений, включенные в Международную классификацию болезней 9-го пересмотра Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), принятую Минздравом РФ к применению в российском здравоохранении, почему-то трактуются как варианты нормальной половой жизни.
          Введение в курс “Основы планирования семьи” напрасно обещает объяснить необходимость и основные задачи программы, так как не дает ни того, ни другого. Вместо этого авторы ограничиваются надеждой, что знание этого курса поможет “решить хотя бы несколько проблем семейной жизни”.
          Сообщается, что планирование семьи (далее ПС) для государства и общества в целом это – “комплекс мероприятий, направленных на обеспечение оптимальной демографической ситуации”. Какого государства, может быть России? Но об этом – ничего, равно как и о катастрофической демографической ситуации вымирания нации, графическое изображение которой с резким преобладанием кривой смертности над кривой рождаемости обозначено учеными как “русский крест”. Вместо этого разговор о некоторых странах, относящихся к т.н. третьему миру с актуальной проблемой ограничения народонаселения и рождаемости. То же и в прилагаемой сюда главе “История”, где среди сведений об обычаях умерщвления младенцев в древней Спарте и у арабов вдруг сообщается должная информация “об обычае умерщвления младенцев женского пола ... у многих первобытных народов, например у славян...” (с. 11). Славяне до принятия ими христианства отнесены почему-то к первобытным народам, где в обычае убивать младенцев.
          Следующее занятие о психологии и физиологии пубертата (периода полового созревания) заключается утверждением о подростковой мастурбации (онанизме) как статистически самом массовом и якобы обыденном средстве физиологической разрядки полового напряжения. “Онанизм – естественная форма удовлетворения полового влечения, который использует большинство людей и животных” (с. 44).Вот, оказывается, для чего нужна была драматизация периода полового созревания как стихийного бедствия, сравниваемого с бурей: “физиологическая буря” – “физиологическая мастурбация”.
          Начиная с этих занятий, свободное обсуждение вместе с детьми разного пола вопросов, касающихся интимной сферы личности, о которых не принято говорить в приличном обществе (о менструации, величине полового члена, несвоевременной эрекции в общественном транспорте, “подмывании при менструациях”, поведении подростков при опасении беременности и т.п.), растлевает естественное чувство стыда детей и понятия о подобающих в обществе приличиях.
          Все это готовит почву для следующих углубленных занятий, например, со скрупулезным рассмотрением копулятивных органов и дискуссией о целесообразности обрезания как “гигиенического мероприятия” с одной стороны, и “большого семейного праздника” – с другой.
          После этого авторы считают детей уже достаточно подготовленными, чтобы с ними можно было обсудить “более 600 обозначений мужского полового органа, например, у китайцев – ян, древних римлян – пенис, греков – фаллос, а у русских? – Пусть скажут ученики или назовут свободно вслух все, и желательно по-русски. И только, “если используемая русская терминология вызывает чувство неловкости у самого преподавателя, целесообразно пользоваться только латинскими терминами”.
          Для фокусирования внимания на копулятивном органе рекомендуется дополнительный материал, из которого следует, например, что по древнееврейской каббале достоинство мужчины – в его яичках, поэтому в Иудее мужчина клялся, положив руку на свои гениталии (половые органы) или гениталии того, кому клялся. И только “позже Талмуд вообще запретил евреям касаться полового члена даже при мочеиспускании” (? – В.О.)
          Следующее занятие № 6 развивает знания по анатомии, физиологии половой системы, эрекции и эякуляции, половом акте, представлении о “физиологических основах онанизма” как “естественного метода разрядки”, “природой предусмотренного предохранительного клапана”, “в случае невозможности по каким-либо причинам (nota bene! – это для 14 – 15-летних детей) полового акта”. В этом занятии рекомендуется, как и в прочих, использование и демонстрация наглядных пособий. То же самое – и по девочкам, включая анатомические детали копулятивных органов и игра в вопросы и ответы детей, например, для чего нужны половые органы? – Ответ. Для чего нужны детали, части, например, влагалище? – Ответ. Клитор? – Ответ.
          Целомудрие души, стыд к этому времени, наверное, считаются превзойденными, а “дополнительные материалы” повествуют о целомудрии, девственности как о предрассудке, например, как о какой-то “мистической ценности с точки зрения христианства”, в то время как “многие народы считают ее тягостной” (с.50), у многих народов дефлорация (лишение девственности) должна у девушки предшествовать вступлению в брак, иначе она и ее родители считаются опозоренными. А “у других народов, прежде чем муж осуществит свои супружеские права, это публично делают все остальные мужчины. Ритуальная дефлорация невесты может быть и средством помощи жениху,... и сексуальной привилегией мужского братства, к которому принадлежит жених”.
          На протяжении всей программы применяются психологические методы, дискуссии, повторения и закрепление материала с наглядными изображениями и действиями, вербализацией для одностороннего некритического усвоения детьми содержания программы. С 6-го занятия применяется уже не абстрактное, а прямое адресное обращение к детям: “Вы должны пойти к врачу, и контрацептивы врач подберет именно Вам”. “Если Вы используете презерватив, то он каждый раз должен быть новым” и т.п. Например, задержка менструации может быть связана с беременностью, поэтому, “чем раньше Вы... обратитесь ко врачу... Вы должны знать расписание циклов Вашей девушки также хорошо или лучше ее, чтобы дисциплинировать”. Используются также приемы ассоциативной связи положительных нравственных понятий с чем-то грязным, постыдным или отвратительным, например, девственность – позор и религиозный предрассудок, рождение ребенка – врожденные уродства и “монстры средневековья” и т.п.
          После чрезмерно подробного, частью неграмотного изложения истории эмбриологии от Аристотеля до наших дней, изучения “незапланированной беременности” у подростков, многих заболеваний, передающихся половым путем (сифилис, триппер, СПИД, лобковая вшивость и т.д.), рекомендуется проведение дискуссии: “почему большинство подростков занимается сексом, не используя при этом противозачаточные средства?” Под видом вопроса осуществляется скрытое внушение – “большинство подростков занимается сексом”. Рекомендуется внушить также: “Подведите учащихся к мысли, что нет достаточно убедительных доводов против использования подростками контрацептивов”. Это первый вариант. Второй вариант рекомендаций – предложить подросткам обсудить ситуацию “эмоциональной суматохи” перед “незапланированной беременностью” с подведением “учащихся к мысли к необходимости использования контрацепции”. После этого подробные занятия по контрацепции в ее видах, “пожарной”, планируемой, барьерной, гормональной и т.д. с обучением технике использования презерватива и ее демонстрацией.
          Теоретические занятия перемежаются с практическим обучением использованию презерватива с рекомендациями проверки срока его годности, по методике (“надевайте презерватив на пенис в состоянии эрекции путем постепенного раскатывания”). И как снимать, заворачивать в салфетку и выбрасывать в мусорный ящик. Либо в форме игры с эстафетой вопросов и ответов и призами. К примеру, мужской половой член нужен для ... . Сперма нужна для ... . Клитор гомологичен ... . И разработкой и публичным обсуждением ситуации. Например, вы любите друг друга и вступили в близкие отношения, вы недавно познакомились и, однако, вступили в половой акт, чтобы не быть “белой вороной”, или забеременели после изнасилования. Или, какой метод контрацепции “подходит для подростков?” Это игра по парам, или командные соревнования с призами, лучше всего съедобными, например, конфетами.
          Занятия по контрацепции повторяются, как и работа с муляжами. Поскольку “пожарная контрацепция” будто бы весьма популярна среди девочек-подростков, рекомендуется объяснить ее вред и безвредность презерватива. Главное – 6 требований к его годности. Они перечисляются. В методических рекомендациях – “научить всех учащихся пользоваться презервативом”. Одна из рекомендуемых для обсуждения ситуаций: вы встречаетесь с девочкой (мальчиком), она вам нравится, вы не исключаете половой близости и случайно находите у нее презерватив. Далее обсуждение, игра, победителям – приз.
          Главное в методических рекомендациях – обучение пользованию презервативом всех: “это должны знать назубок”, “где приобрести недорого” и как важно научиться разговаривать с партнером (партнершей) о мерах предохранения (ответственное поведение в интимных ситуациях требует определенного мужества и высокого самосознания) – (с.88). Это пожалуй единственное упоминание нравственных категорий в понимании авторов данной программы обучения безопасному сексу.
          Занятие нацелено на внушение ложной альтернативы: венерические заболевания, нежелательная беременность или презерватив, и ложного умозаключения, будто презерватив – единственный метод защиты от передающихся половым путем заболеваний и нежелательной беременности для подростка. Например, “презерватив – единственное средство профилактики СПИДа”. Или, “совершенно очевидно, что каждый из добропорядочных граждан подвержен риску заболеть СПИДом”.
          Но, во-первых, не каждый, и риск этот разный – у разных групп граждан. Во-вторых, презерватив не защищает от риска заражения СПИДом при половых контактах с больным СПИДом.
          Воздержание от преждевременного начала половой жизни, исключение случайных половых контактов, беспорядочной половой жизни, которые несут в себе риск заражения венерическими заболеваниями – вот профилактика венерических заболеваний. Но об этом не говорится.
          Вместо этого ложная альтернатива: незапланированная беременность, вензаболевание или презерватив, будто бы третьего не дано. Более того, в анкетном исследовании подростков об их начале половой жизни и отношении к ней исключается оценка преждевременного начала половой жизни как чего-то недопустимого и нежелательного. Вместо этого инструкторами выдвинуто требование: “Попытайтесь довести до учащихся мысль о том, что никто не может и не имеет право принимать решение за тебя. Твое тело принадлежит только тебе, и ты сам решаешь сказать “Да” или “Нет” (с.101). А ведь речь при этом идет о детях, подростках, несовершеннолетних личностях, неспособных в полном объеме осознавать и представлять свои права. Их права в этом возрасте представляют их родители, опекуны и т.д. Это внушение детям нацелено на отрыв от отцов, от семьи, от национальных, культурных, религиозных традиций народа России путем внедрения в детские души чуждой автономной протестантской этики крайнего индивидуализма западного мира.
          Все подчинено навязыванию использования контрацепции, презерватива подростком. При сопоставлении разных методик контрацепции указывается на преимущество некоторых из них (“больше удовольствия”), ложные лечебно-профилактические свойства (будто презерватив может снизить риск возникновения рака шейки матки). Даже проблема абортов в России обсуждается с целью навязывания подросткам использования презервативов. Рекомендуется вспомнить о социально-экономической и демографической ситуации в России, по-видимому неблагоприятной. И что, если через 20-25 лет вступили бы в эту российскую жизнь сегодняшние “не рожденные дети”? (Им было бы по-видимому плохо, значит, им лучше не родиться? – В.О.) И вновь – контрацепция как единственная альтернатива искусственному аборту (третьего не дано – не роды, нет. А о том, что сейчас идет вымирание нации; и какая политическая, культурная, духовная борьба развернулась вокруг данной программы РАПС, и о том, что она была отвергнута Министерством образования России – ни слова)
          О настоящем половом воспитании, стремлении к воздержанию от преждевременного начала половой жизни, нравственном, биологическом, личностном, судьбоносном значении, необратимости данного выбора – ни слова. Вместо этого ложные внушения в занятиях по мужской репродуктивной системе и женской половой системе о том, что половая функция “необычайно важна для его организма, жизнедеятельности”. Человек, подросток здесь редуцируется до биологического уровня организма. Личность человека, становление этой личности исчезает. Речь идет об организмах, “половых партнерах” и повторяющихся дискуссиях, играх и обсуждениях ситуаций и применении каждого метода контрацепции с вопросом “Что подходит для подростка?” и призами-конфетами. Один из вариантов такой игры: предлагается задание нарисовать рекламу контрацептива. Победителям – награды. Якобы главная проблема – психологические трудности ситуации: как предложить партнеру использовать презерватив.
          Сексуальная озабоченность, редуцирование культуры, любви к зоологическому уровню взаимоотношения полов, развенчание нравственных категорий любви – пронизывает всю эту программу. Утверждается, например, пол и сексуальность – неотъемлемая часть символической культуры человека, а крест воплощает плодородие, а в сочетании с кругом – коитус (половой акт). Верность в любви будто бы присуща рабовладельческому строю, а позже вообще “пришли иконы, где тело упрятано в тюрьму одежд”. Это в адрес православия. А что касается любви, то у разных людей она разная. Это зависит от культуры, уровня развития общества и самого человека, стало быть не поддается определению.
          Что христианство, осуждая всякую сексуальность, соединило символы материнства и девственности в культ Богородицы-Девы, а этот культ – видеть в женщинах своих матерей и сестер, по мнению авторов, выглядит кровосмешением и “породил у некоторых мужчин психологическую импотенцию” (с. 188).
          Так все идет в ход, и буквальная трактовка высших нравственных принципов служит у авторов лишь средством их извращения. Ведь если таким же образом трактовать наиболее общий нравственный принцип ставить себя на место другого человека, то легко договориться до автоэротизма, онанизма и тому подобной чепухи.
          То же самое и в отношении понятий мужского и женского полов, половых взаимоотношений и половых извращений. “Настоящий мужчина должен обладать целым рядом женственных качеств” (Кон). “Отец может быть нежным воспитателем, как и мать”. Что все более историческим (т.е. архаическим – В.О.) становится институт “отцовства”, будто бы половые различия не биологические, а скорее – роли. Якобы человек от рождения биологически всегда бисексуален, а психологически нейтрален. И только усваивает половые роли из представлений о мужчине и женщине, свойственные данной культуре. Что влечение к противоположному полу – гетеросексуальное влечение – воспринимается нами как нечто само собой разумеющееся, естественное, заданное природой. Однако это – иллюзия в результате нашего незнания. В действительности “многообразие внешних условий... приводит к гетеро– или бисексуальной ориентации”. Что “формы отклоняющегося сексуального поведения – бисексуального, транссексуального, гомосексуального, гетеросексуального, а также эксгибиционизм, зоофилия, педофилия, фетишизм, геронтофилия – варианты формы сексуальности человека. Поскольку “... универсальной, годной для всех формы сексуальности – нет”. Вот почему, “Большинство ученых склоняется к мнению, что гомосексуализм – это специфический стиль жизни” (с. 218).
          Половая ориентация таким образом – явление в значительной мере случайное. “Многообразие внешних условий ... приводит к гетеро– или бисексуальной ориентации”, и особенно следует рекомендовать “сформировать позитивное отношение у учащихся” к гомосексуализму. Этому может помешать только личное мнение педагога, основанное на предрассудках в отношении гомосексуализма. Вот только жаль, “что для специалистов ВОЗ (Всемирной организации здоровья) гомосексуализм все еще остается патологическим явлением ... “ (с. 217).
          Подобное просвещение подростков искажает развитие их личности. Ведь у нормального взрослого человека единственным направлением действия, могущим закрепить высшие зрелые формы поведения, является направление, обозначаемое как потребность смысла жизни. Она невозможна без собственных принципов, идейного костяка, иначе человек будет сломлен жизнью и затеряется. Без удовлетворения этой потребности человек не может нормально и эффективно функционировать. И если человек не может найти способ удовлетворения потребности смысла жизни, он одурманивает себя наркотиками, сексом, чтобы заглушить чувства бессмысленности существования. В данной же программе в отрыве от целей педагогики, настоящего воспитания, все ориентировано на низшие биологические (половые) влечения, внушение ложных идей о естественности и необходимости половой жизни, онанизма, вовлечение в половую жизнь подростков, их половой автономии в этих вопросах, включая почти все виды половых извращений. И все это в подростковый период, когда происходит становление специфической потребности человека как личности – потребности смысла жизни.
          На первом этапе становления этой потребности подростки не в состоянии создать собственную концепцию смысла жизни и реализуют эту потребность путем идентификации с образом, идеалом, то есть путем копирования, подражания, моды. А здесь в качестве образца предлагается – учителями в школе – “ответственный, мужественный партнер по безопасному сексу с высоким самосознанием”. Положительно или терпимо относящийся ко всем видам половых извращений, полностью автономный.
          Такого рода культивирование искусственной потребности приводит у подростка к ее возникновению и даже патологическим формам зависимости от этой потребности, которая не является ни необходимой, ни естественной ( как например, зависимость табакокурения, алкоголя, наркотиков, влечение к онанизму).
          Так, разного рода сексуальные зависимости особенно легко прививаются у подростков с их желанием казаться взрослым, социально полноценным в результате действия механизма социального подражания. А для личностей духовно ограниченных, примитивных эта деятельность может стать единственным источником сильных ощущений, в которой они чувствуют себя нужными, социально полноценными. А это – тупик развития личности.
          Фактическая стимуляция половой потребности с преждевременным началом половой жизни с отклонением и патохарактерологическим развитием, которое становится мировоззрением и судьбой, содержит в себе исток будущих разочарований, жизненных потрясений, ударов судьбы. Стимуляция и проявление половой потребности, которая не поддается полному волевому контролю личности и необратимо становится образом жизни, необходимо влечет за собой высокий риск преждевременной беременности, медицинских или криминальных абортов, заражение заболеваниями, передающимися половым путем и т.п. Следовательно, это нарушение развития личности сопровождается еще и высоким риском перечисленных соматических страданий, которые обозначаются в медицине как психосоматические расстройства.
          Таким образом, программа способствует внедрению в сознание школьника культа “секса” в разнообразных его видах, включая психические расстройства в форме половых извращений и нарушений, растлевает и разрушает устои не только нравственных, духовных, социальных, но и природных, естественных основ жизни подрастающего поколения.
          Программа “Планирование семьи”, таким образом, представляет по сути орудие разрушения настоящей родительской семьи подростка (отрыв его от родителей с внушением ему автономной этики) и его будущей семьи, которую он должен создать, чтобы вырастить собственных детей.
          ЗАКЛЮЧЕНИЕ
          На основании вышеизложенного приходится высказать следующее заключение в ответ на поставленные юристом вопросы:
          По первому вопросу: учитываются ли в данной программе возрастные, личностные особенности учащихся? – Нет, возрастные, личностные особенности учащихся подростков в данной программе не учитываются.
          По 2-му, 3-му, 4-му и 5-му вопросам (может ли данная программа способствовать преждевременному раннему развитию половых влечений учащихся подростков? Возможны ли негативные последствия данного обучения на психику и здоровье детей? Учитывает ли обучение по данной программе риск асоциального и антисоциального поведения учащихся? Может ли повлечь обучение несовершеннолетних детей в рамках этой программы к отклонениям, дисгармонии в развитии личности ребенка, а также психическим расстройствам и болезненным изменениям психики ребенка?)
          Ответ: программа безусловно способствует стимуляции и преждевременному раннему развитию половых влечений у учащихся – подростков.
          Последовательное изучение в соответствии с данной программой может приводить к негативным последствиям, отражающимся на психике и здоровье детей. Во-первых, обезличивающее “обучение”, основанное на низших (половых) влечениях (на культе половой жизни, включая ее извращенные болезненные формы) в отрыве от воспитания главной человеческой потребности этого возраста – потребности смысла существования, вызывает отклонения в здоровом развитии личности подростка, с опорой на асоциальные и антисоциальные установки, вступающие в противоречие с принятыми в обществе социально-этическими принципами, фиксирует болезненные патологические формы такого личностного расстройства. Последние классифицируются в Международной классификации болезней ВОЗ 9-ого пересмотра как прочно укоренившиеся, не соответствующие норме формы поведения, выявляемые в основном в детском и подростковом возрасте и сохраняющиеся большую часть взрослой жизни. В частности, сюда относится расстройство личности с преобладанием социологических и асоциальных проявлений (код 301.7). Оно характеризуется значительным несоответствием между поведением больного и основными социальными нормами, безответственностью, пренебрежением к социальным обязанностям”. Все эти формы известны в психиатрии как патологические, патохарактерологические развития личности.
          Обучение по данной программе увеличивает риск асоциального и антисоциального поведения подростков. Оно, конечно, может повлечь дисгармонию в развитии личности подростка, отклонения и болезненные изменения в развитии психики ребенка, указанные выше.
          По 6-му вопросу (имеется ли риск увеличения психосоматических расстройств детей, обучаемых по программе “Основы планирования семьи"?)
          Ответ: свойственные данной программе фиксация на вопросах половой жизни, стимуляция преждевременного становления половой потребности и способствование преждевременному началу половой жизни, которая в дальнейшем не поддается полному волевому контролю личности, необходимо влечет за собой высокий риск преждевременной беременности, медицинских или криминальных абортов, вредных последствий контрацепции, особенно гормональной, заражения заболеваниями, передающимися половым путем, то есть высокий риск перечисленных соматических повреждений и страданий, которые и обозначаются в мировой медицине как психосоматические расстройства.
          По 7-му, 8-му и 9-му вопросам (имеются ли негативные последствия для обучаемых по программе “Основы планирования семьи”, акцентирующие внимание детей на ранней половой жизни? Возможно ли рекомендовать применение данной и аналогичных программ для обучения 9-11 классов средней школы Российской Федерации с точки зрения специалиста по психическому здоровью? Соответствует ли методика программы “Основы планирования семьи” психологии Российского школьника, традициям национальной педагогики, менталитету?)
          Ответ: при обучении детей по данной программе определенные негативные последствия неизбежны. Негативные медицинские последствия при обучении по данной программе школьников 9-11 классов Российской Федерации с точки зрения специалиста по психическому здоровью включает пограничные психические и психосоматические расстройства.
          Чтобы избежать вредных последствий для психического и психосоматического здоровья учащихся подростков, нельзя рекомендовать применение данной и аналогичных программ для обучения школьников 9-11 классов средней школы Российской Федерации.
          По вопросу: Данная программа не только не соответствует традициям национальной педагогики и менталитету, но прямо противоречит им. Внушая подростку чуждые идеи автономной этики и протестантского крайнего индивидуализма, отрывая его тем самым от родителей, она представляет по сути орудие разрушения настоящей родительской семьи подростка (в которой он растет и воспитывается) и его будущей семьи, которую он должен создать, чтобы вырастить и воспитать собственных детей.
          Таким образом, программа способствует внедрению в сознание школьника культа “секса” в разнообразных его видах, включая психические расстройства в форме половых извращений и нарушений, растлевает и разрушает устои не только нравственных, духовных, социальных, но и природных естественных основ жизни подрастающего поколения.
          Вряд ли все это случайно. В идейном содержательном отношении программа базируется на публикациях Кагана и И.С. Кона, который не является ученым, компетентным в данной области. Кандидат исторических наук, доктор философских наук (1959) (см. Российскую Еврейскую Энциклопедию, т.2, с.64, Москва, 1995 г.), он известен своими трудами в области проблем, присущих национальным и сексуальным меньшинствам.
          МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ
          РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
          Государственный научно исследовательский
          центр профилактической медицины
          ГУНДАРОВ И.А.
          Действительный член Российской Академии естественных наук,
          доктор медицинских наук, кандидат философских наук, профессор, руководитель лаборатории системных исследований здоровья ГНИЦ ПМ
          1. Рецензируемая программа не учитывает возрастных особенностей учащихся 9 – 11 классов, поскольку изложенный в ней материал соответствует уровню развития молодежи более старших возрастов. Она также совершенно пренебрегает личностными особенностями подростков, ставя своей целью унификации их нравственно-психологической индивидуальности в соответствии со стандартами евро-американской модели сексуального поведения.
          2. Программа включает в круг совместного обсуждения для мальчиков и девочек 16 лет такие темы, как обучение пользованию презервативами и прерванным половым актом, способы искоренения стыдливости (занятие 18); изучение функции женского влагалища как приемника мужского полового члена и определение отношения к дефлорации (занятие 7); натуралистичное изучение строения половых органов (занятие 8). Перечисленные и подобные вопросы будут не только способствовать, но даже стимулировать преждевременное развитие половых влечений у детей.
          3. Обучение по д
данной программе несомненно увеличивает возможность нарушений социального развития подростков, способствуя росту социальных аномалий среди молодежи.
          4. Характерным для рецензируемой программы является внедрение такой модели взаимоотношения между полами, которая провозглашает: “Минимум целомудрия и романтичности – максимум дозволенности и телесной чувственности”. Эти принципы в корне противоречат национальным представлениям россиян о гармонии интимных отношений. Такое расхождение в понимании сексуальной нормальности ведет к разрушению охранных механизмов социального единства нации, ухудшению взаимопонимания между поколениями, росту конфликтных отношений в семье.
          5. Попытка широкого внедрения настоящей программы в 9 – 11 классах несомненно приведет к существенному ухудшению здоровья школьников, как в физическом, так и в нравственном и социальном аспектах.
          6. Анализ состояния и динамики репродуктивного здоровья, заболеваемости венерическими болезнями, нравственного состояния молодежи в странах, где внедрялись подобные программы, говорит о крайне неблагоприятном их влиянии на перечисленные процессы.
          7. Совершенно очевидно, что катастрофическое падение рождаемости в России в значительной мере обусловлено теми нравственными деформациями в обществе, которые вызваны внедрением идеологии, развиваемой рецензируемой программой.
          8. Программа “Основы планирования семьи” не может быть рекомендована ни в качестве основного, ни дополнительного образования для учащихся 9 – 11 классов средних учебных заведений России.
          МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ
          РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
          Федеральный научно-методический центр
          медицинской сексологии и сексопатологии
          МАСЛОВ В.М.
          Доцент Федерального научно-методического центра медицинской сексологии и сексопатологии при Московском научно-исследовательском институте
          психиатрии, сексопатолог
          Программа объемом 235 машинописных страниц разбита на три части: 1, 2 и 3 год обучения. При этом первые два года состоят из 20 занятий каждый, третий – из 19.
          Основным содержанием программы являются анатомия и физиология репродуктивной системы мужчин и женщин, безопасный секс.
          Данную программу следует отнести к категории программ “обучения контрацепции” (т.е. методам предохранения от нежелательной беременности). Обсуждение с подростками методов контрацепции негласно дает им “добро” на начало половой жизни и тем самым стимулирует их половую активность. Подтверждение этому можно найти на 89 странице программы “далее предложите группе дискуссию на тему: “Почему большинство подростков занимаются сексом, не используя при этом противозачаточные средства?” (выделено М.В.М.). Данная установка навязывает подросткам необходимость начала половой жизни, так как большинство сверстников (по сведениям взрослого человека) “занимается сексом”. Возможно, именно поэтому программы планирования семьи (обучения контрацепции), использовавшиеся в США в течение 27 лет, оказались неэффективными и возраст начала половой жизни подростками до сих пор продолжается там снижаться, а число подростковых беременностей нарастать. С апреля 1998 года Правительство США полностью прекратило финансирование программы планирования семьи в связи с ее неэффективностью.
          В обсуждаемой программе подростки не просто информируются о контрацепции, ее применение навязывается им: “В ходе этого обсуждения подведите учащихся к мысли о необходимости использования контрацепции” (с. 90).
          Проведение занятий предполагает совместное участие в них представителей обоих полов, хотя многие вопросы требуют для обсуждения разделения групп по полу.
          Не учитываются составителями программы и индивидуальные особенности развития отдельных подростков. Так, например, нормальные варианты развития предусматривают индивидуальные расхождения в начале полового созревания до 6-7 лет у подростков одного паспортного возраста. Девочки обычно опережают в своем развитии мальчиков в среднем на 2 года. И уж тем более, программы не принимают во внимание различия в индивидуальном психическом развитии подростков, особенности микросоциальной среды и региональные стереотипы поведения.
          Особо настораживает попытка навязывания стереотипа поведения, свойственного противоположному полу. “Чтобы стать настоящим человеком, мужчина должен быть не только сильным, смелым, но и усвоить целый ряд традиционно “женственных” качеств...” (с. 181). По данным всемирной организации здравоохранения у 1/3 – 2/3 женоподобных мальчиков и мужеподобных девочек формируется гомосексуальное влечение. Теме гомосексуализма в программе отведено более 2 страниц. Гетеросексуальные отношения мужчины и женщины упоминаются походя, при чем обычно в сочетании с бисексуальностью (влечением и к своему, и к противоположному полу). “Многообразие внешних условий в преломлении психики конкретного индивида приводит к гетеро– или бисексуальной ориентации”. После подобного утверждения, которое делает гетеросексуальность и бисексуальность у человека равнозначными и альтернативными, неудивительна следующая рекомендация учителю: “Подробнее остановитесь на гомосексуальности...”. Гомосексуальность – единственная тема, которая сопровождается подробными методическими рекомендациями: “При проведении этого занятия надо быть осторожным и чутким, так как в классе могут быть дети любой сексуальной направленности. Их нельзя обидеть, тем более, что подростковый возраст в целом характеризуется повышенной ранимостью, восприимчивостью к разного рода информации, в том числе неверной. Данный урок – один из тех случаев, когда педагог не должен демонстрировать свое мнение” (с. 210).
          Но самый важный разговор об ответственности за свое поведение запланирован лишь в конце третьего года обучения, когда он уже никакого влияния на подростков оказать не сможет.
          ВЫВОДЫ
          Программа “Основы планирования семьи” относится к категории программ “обучения контрацепции”, которое стимулирует начало половой активности подростками. Об этом свидетельствует 27-летний опыт применения подобных программ в США, правительство которых полностью прекратило их финансирование в апреле 1998 года.
          Программа не учитывает различий в индивидуальном развитии подростков, игнорирует специфику пола, а также социальные и поведенческие особенности регионов.
          Программа способствует усвоению подростками навыков свободного проявления своей сексуальности и не формирует у них ответственности за свое поведение.
          Навязывание подросткам поведения, свойственного противоположному полу (женоподобного мальчикам и мужеподобного девочкам), в сочетании с крайне деликатным отношением авторов к гомосексуальности и подробной информацией о ней может способствовать формированию гомосексуального влечения.
          Программа “Основы планирования семьи” не может быть рекомендована в качестве дополнительной образовательной программы для средних учебных заведений.


          АССОЦИАЦИЯ ПСИХИАТРОВ, НАРКОЛОГОВ И ПСИХОТЕРАПЕВТОВ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ
          КУРАНОВА О.А.
          Член правления, врач-психиатр высшей категории,
          заведующая 8 отделением ВОСПМО
          На поставленные вопросы отвечаю следующее:
          1. Программа “Основы планирования семьи” не учитывает возрастных и личностных особенностей учащихся, обращаясь к 14-16 летним подросткам как к лицам, имеющим большой сексуальный опыт и ведущим беспорядочную половую жизнь, что отражено в вопросах к учащимся:
          “Почему большинство подростков занимаются сексом, не используя при этом противозачаточных средств?”
          “Какому количеству предыдущих партнеров нужно сказать, что Вы заболели (гонореей)”?
          “Вы должны сказать всем, с кем имели половые контакты в течение 2,5 месяцев до момента появления симптомов” (стр. 200)
          2. Анализируя программу, приходишь к выводу, что основная ее цель и задача сводится к побуждению раннего развития полового влечения. Это делается как открыто (обращение к подросткам как к лицам с большим сексуальным опытом и ведущим беспорядочную половую жизнь), так и опосредовано: неоправданно большое время (10 часов!) уделяется рассмотрению строения и функции половых органов с обстоятельной детализацией, необходимость в которой абсолютно отсутствует; (к сведению, в программе по литературе для средней школы изучению творчества А.П. Чехова уделено всего 8 часов, столько же – роману А.С. Пушкина “Евгений Онегин”, изучению его любовной лирики отводится менее 1 часа). “Обучающие таблицы” программы вопреки общепринятым нормам изображают половой член в эрегированном состоянии; на схеме наружных женских половых органов под № 1 описан клитор, который определяется как “эрективный орган, отвечающий за сексуальное возбуждение”. Используется прием вербализации в микрогруппах, т.е. дополнительное обсуждение строения и функции определенного полового органа в группах из 2-4 человек.
          3. Побуждение к ранним сексуальным контактам, формирование отношения вседозволенности в выборе форм сексуального поведения (гомосексуализм, бисексуализм, зоофилия) (стр. 214-220), усиленное гиперсексуальностью, а также недостаточно сформированной критичностью, (свойствами подросткового возраста) увеличивает возможность асоциального и антисоциального поведения.
          4-5. Программа формирует дисгармоничную сексуальность. Она складывается из двух компонентов: духовного (или романтической влюбленности) и биологического физиологического компонента сексуальности; полностью игнорируется ее духовная составляющая, что обрекает подростка на развитие у него ущербной сексуальности, когда, даже обладая высокой сексуальной активностью и сильной половой конституцией, человек не получает удовлетворения от сексуальной жизни в связи с неспособностью переносить высший психофизический оргазм, заменяя его суррогатным чисто физиологическим. Такой человек не может создать гармоничной семьи, он бесконечно меняет партнеров, цинично относится к половой жизни.
          Программой формируется вполне приемлемое отношение к перверзной сексуальности: “мужчины могут вступать в половые контакты друг с другом, не считая себя гомосексуальными”, “некоторые люди предпочитают иметь сексуальные контакты с партнерами одного с ними пола” (стр. 214), “примерно 40-50% юношей сельской местности имели половые контакты с животными” (стр. 218).
          Дисгармоничная сексуальность, формируемая программой, нарушает нормальное развитие подростка и может приводить к болезненным изменениям психики в рамках пограничных нервно-психических расстройств.
          Этому способствует и создание комплекса неполноценности у подростков, хранящих целомудрие.
          6. Данная программа абсолютно не соответствует традициям национальной педагогики и менталитету россиян (жителей Вологодской области). Не говоря о том, что северо-российскому этносу и культуре не свойственны обсуждения сексуальных тем и акцентуация на этом детей и подростков, сама форма занятий вызывает протест и недоумение. За правильные ответы учащимся 14-16 лет предлагается выдавать призы (конфеты, воздушные шарики). Используются игры, по форме предназначенные для дошкольников, но обогащенные определенным тематическим содержанием, приводящие к абсурдно-циничным ситуациям: преподаватель бросает мяч 15 – летнему ученику и задает вопрос: “мужской половой член нужен для...?”, ученик коротко отвечает, возвращая мяч учителю. Варианты следующих вопросов: “истинная эрогенная зона это ...”, “эрекция это...” и т.п. (стр. 96).
          Программа не обнаруживает внимания к заботе о здоровье: теме гигиены беременной отводится всего пять строк (стр. 77). Рекламируя широкое применение гормональных контрацептивов для подростков, лишь вскользь упоминается о противопоказаниях; характерен коментарий к контрольному опросу: “если учащийся помнит хотя бы одно противопоказание, можно считать ответ блестящим” (стр.118).
          7-8. Предложенная программа ни в коем случае не может быть рекомендована к применению в средних учебных заведениях для учащихся 9-11 классов, т.к. возможно ее негативное воздействие на физическое и моральное здоровье детей, описанное выше.
          9. Содержание программы “Планирование семьи” не соответствует ее названию. В понятие “планирование семьи” включается не только планирование детей и времени их рождения, но и таких важных составляющих, как развитие образовательного, материального, социального, культурного уровня семьи и ее членов, т.е. в целом планирование различных аспектов жизни семьи, о чем в программе не сказано ни слова.
          10. Программа формирует и усиленно стимулирует развитие ранней и ущербной чисто биологической (животной) сексуальности, приемлемое отношение к перверзным формам сексуальной активности (гомо – и бисексуализм, трансвертизм, зоофилия...); игнорирует тему сохранения здоровья репродуктивной системы. Все это препятствует в дальнейшем созданию гармоничных отношений в браке.
          11. В конечном итоге программа, формально декларирующая планирование семьи, в действительности направлена против создания семьи.


          ВОЛОГОДСКИЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
          КАМКИН А.В.
          Член-корреспондент РАЕН, доктор исторических наук, профессор
          Программа “Основы планирования семьи” 9-11 классов является крупномасштабным медико-педагогическим проектом. Для нее характерны целостность замысла, содержания и методики. В программе усматривается четыре основных компонента:
          а) медицинский – анатомия и физиология репродуктивных органов человека, личная гигиена девушки и юноши, контрацепция и т.п.;
          б) сексологический – мужская и женская сексуальность, психосексуальные характеристики, формы сексуальности и пр.;
          в) историко-культурный – взгляд на пол в различных культурах и в различные эпохи, эволюция семейных взаимоотношений и пр.;
          г) педагогический – система усвоения знаний, воспитание позиции в вопросах “репродуктивного здоровья” человека и т.п.
          Несмотря на то, что в программе оговаривается ограниченность ее целей (“мы не сможем охватить все проблемы, с которыми сталкиваются люди в своей семейной жизни” – с. 7), она, бесспорно, призвана существенно влиять на формирование жизненных установок подростков, юношей и девушек. Можно с большой долей уверенности предполагать, что в случае трехлетнего систематического обучения по указанной программе у учащихся сформируется особая система жизненных ценностей, в которых сексуальные влечения будут занимать определяющую роль, станут своего рода мерилом слова и дела.
          Остановимся на третьем, историко-культурном и этнографическом компоненте программы, обращаясь к оставшимся компонентам лишь в той мере, в какой они пересекаются с предметом нашего анализа.
          Программа адресована школьникам России. А это означает, что она, прежде всего, адресована подрастающему поколению русского народа, а также тех народов России, чья культура и миропонимание формировались в рамках православной традиции. Закономерно было ожидать, что авторы программы обратятся к отечественным традициям семейной педагогики и воспитания полов, постараются вписать свою педагогическую систему в тысячелетний опыт национальной культуры. Отметим, что такое ожидание вполне естественно при наличии в российской историко-этнографической науке исследований по этим вопросам.
          См., например: Белов В.И. “Очерки о народной эстетике”, изд. “Ладья” (Любое издание); Бернштам Т.А. “Молодежь в обрядовой жизни русской общины ХIХ – начала ХХ века: половозрастной аспект традиционной культуры.”, изд. “Ленинград”.1988; Громыко М.М. “Мир русской деревни”, изд. “Москва”, 1991. Его же “Русские: семейный и общественный быт”, “Москва”,., 1989; Миненко Н.А. “Русская крестьянская семья в Западной Сибири (ХVIII – первой половины ХIХ в.)”, изд. “Новосибирск”, 1983; Пушкарева Н.Л. “Женщина, семья, сексуальная этика в православии и католицизме: перспективы сравнительного подхода \Этнографическое обозрение” 1995, № 3. Ее же. “Мир чувств русской женщины в ХVIII столетии \Этнографическое обозрение”, 1996, № 4 и др.
          Однако такой опоры на традицию нет. Вместо этого есть краткие указания на отдельные примеры взаимоотношения полов у древних греков ( с. 10), арабов и др. Исламских народов (с. 10 – 11). Предлагаются материалы об инициациях “пещерных времен” (с. 21 – 22) без указания на народы и страны. Рассказывается об обычае обрезания у мусульман и иных народов Востока (с. 40). Подробно описывается фаллическая символика у народов Индии, Египта, факты ее упоминания в Ветхом Завете и Талмуде, излагается материал о поощрении подростковой мастурбации в Маланезии (с. 41 – 42), о ритуальной дефлорации у народов Японии, Кампучии и Филиппин (с. 50), о древнеримских презервативах (с. 94), о кастрации на Востоке (с. 121) и т.п. В теме “Мужчина и женщина: от мифологического сознания к современности” (с. 176 – 180), где предпринята попытка дать “историко-религиозный обзор” взаимоотношений между мужчиной и женщиной, вовсе нет экскурса ни в православное понимание этой темы, ни в исторические реалии России.
          Одним словом, напрашивается предположение: эта программа является заимствованием, “калькой” одной из аналогичных европейских программ (кстати, как правило, в последнее время энергично осуждаемых педагогами и общественностью), а национальный опыт упущен сознательно, поскольку программа в главном явно противоречит ему. Попытаемся кратко объяснить – в чем именно?
          Программа приучает подростков, юношу и девушку к своего рода физиологизму мышления, постоянному и тщательному изучению своего (и не только своего) тела. Но и это еще не великий грех. Дело в другом – волей-неволей авторы-составители в течение трех лет концентрируют внимание учащихся на развитии и функционировании прежде всего “репродуктивных органов”, превращая их в предмет главных забот юности, в своего рода жизненный фетиш. И это в период, когда формируется личность, приобретается первый духовный опыт и идет поиск смысла жизни, ее спасительных ценностей. Очевидна некая губительная подмена социокультурных и соционормативных установок.
          К тому же есть опасение, что придирчивое изучение этих органов (см., например, с.30) с постоянной оглядкой на некий стандарт, способно сформировать своего рода комплекс неполноценности у подростка, болезненные изменения психики, т.к. в этом возрасте физическое развитие, как известно, идет неравномерно, сугубо индивидуально и далеко не каждый приближается к этому стандарту.
          Такого “гениталоцентризма” никогда не знала ни отечественная традиция семейного и школьного воспитания, ни молодежная бытовая и праздничная поведенческая культура полов, ни российская педагогическая мысль. Не знали они и обучения такой этической “норме”, как публично одобряемое наличие нескольких половых “партнеров” (с.200), как манипулирование с муляжами половых органов на глазах своих товарищей по классу (с. 173), поголовное обучение пользованию презервативом (с.160, 174) и многое другое.
          Содержание рецензируемой программы в этой части, таким образом, привносит в отечественное образование момент шока и эпатажа. С традиционной точки зрения отечественной педагогики это – цинизм. Соединение его с естественным стремлением подростка к независимости, с его готовностью пренебречь “устаревшими нормами” старших поколений, способно вызвать у него убеждение, что именно в нем, в этом цинизме, “смелом” и “откровенном” разговоре “о недозволенном” с последующим применением этих знаний на практике и состоит главный, а может и единственный признак взрослости.
          Нет сомнения в том, что программа углубит не только конфликт поколений, спровоцирует антисоциальное поведение подростков, но и еще больше отдалит новое поколение от тех духовно-нравственных ценностей отечественного образа жизни, к которому на рубеже тысячелетий мы все же пытаемся вернуться и с которыми связываем надежду на нравственное возрождение Отечества.
          Есть в программе и ряд настойчиво повторяющихся жизненных установок, в принципе далеких от идеалов русской культуры и этики. Так, утверждается, что в жизни есть две важнейшие проблемы – профессиональная карьера и репродуктивные задачи (с.7). И это все, ради чего человек приходит в этот мир? Разумеется, мне понятно, что курс не претендует на широкий философский или религиозный подход к вечному вопросу о смысле жизни. Но тогда не нужно и касаться этого вопроса. Тогда нужно все ставить на свои места. Иначе, будучи вырванным из общекультурного контекста, этот вопрос приобретает убогоприземленную интерпретацию, провоцирует скептическое (или, повторим, циничное) отношение к духовным ценностям бытия, и уже в юности сделает малопонятным поиск того великого и духовно-наполненного смысла жизни, о котором веками страдала и который веками искала русская душа.
          Не могу не отметить и весьма спорный тезис: “Никто не может и не имеет права принимать решения за тебя, твое тело принадлежит только тебе”. Подростку и юноше, девушке, не имеющим собственного жизненного опыта и твердых духовно-нравственных ориентиров, предлагается непосильная ноша в вопросах любви, брака, деторождения решить все самостоятельно. История же русской семьи передавала из поколения в поколение добрый наказ во всем советоваться со старшими. В программе невостребованными становятся опыт отца и матери, старшего брата и старшей сестры. Нет даже намека на необходимость иметь старшего наставника, могущего помочь формированию чувств и принятию решений. Нет ни слова о духовнике, религиозный институт которых становится яркой реальностью наших дней (еще одно доказательство зарубежного происхождения программы – в евангелическо-лютеранской Европе этот институт давно исчез).
          В программе есть некоторый перечень болезней, могущих стать следствием половых связей (с. 158 и др.). Сказано обильно и грамотно, но при этом нет даже намека на болезнь иную – духовно-нравственную (в старой лексике это именовалось лаконично – “блудные помыслы”), поражающую человека, давшего власть своим чувствам. Народная педагогика гласила – все хорошо в меру. Идеал МЕРЫ, МЕРНОСТИ – есть глубочайшее духовно-нравственное достижение российской цивилизации, которое как раз и следует помнить при обсуждении подобных тем. Нарушение меры – есть путь к соблазну, есть сотворение кумира; говорили: “Кто чем увлекается, тот тем и искушается”.
          Есть в программе и конфессиональные подмены. Так, присутствует объяснение креста и круга (с.178) как символов половой идентификации. Это вновь пример бессознательной или сознательной полуправды. Ныне мы видим крест на груди почти каждого русского человека, на восстановленных храмах, к кресту с благоговейным чувством подходят миллионы россиян. Они видят в нем совсем другое, для них он – величайшая святыня, смысл которой постигается не сразу и требует немалого духовного возрастания. В какой же соблазн и смятение повергают их авторы программы, сказав о кресте только то, что захотели увидеть они! Не будет ли это выглядеть как глумление над чувством многих и многих детей и подростков, не будет ли это поводом для унизительных насмешек неверующих над верующими?
          Другим подобным бестактным выпадом можно признать плохо скрытую иронию над девственностью (с.50 и др.). Напомню, что идеал ЦЕЛОМУДРИЯ русская духовная культура всегда ставила на необычайную высоту. В русском Православии есть глубокие и поучительные работы, раскрывающие сокровенный смысл этого идеала (см., например, из современных работ – священник Артемий Владимиров. “Учебник жизни”, М., 1997; протоиерей Михаил Дронов. Перед “взрослыми” искушениями// Православная беседа. 1996, № 6).Ирония или неприличные суждения о целомудрии всегда рассматривались как святотатство и встречались лишь в так называемой культуре профанирования.
          В другом месте программы встречаем упоминание о тайне непорочного зачатия как о противопоставлении материнства сексуальности, утверждается, что евангельская весть о непорочном зачатии стала упреком всему остальному деторождению (с.188). Смею утверждать, что такие оценки, данные на ходу, как бы между делом, обладают большой разрушительной силой для юных сердец.
          Весть о непорочном зачатии – одна из основополагающих в христианстве, свидетельствующая о тайне прихода в мир Спасителя, о приоритете духовного над материальным. И если вот так легковесно писать об этом, не утруждая себя размышлением, не проявляя ни малейшего желания уважать чувства людей, то это значит встать на путь вульгарного атеизма, придать программе оскорбительный антихристианский тон и противоречить “Закону о свободе и о религиозных объединениях (1997 г.).
          Знакомство с программой “Основы планирования семьи” показывает, в какую педагогическую ловушку можно загнать себя, если в воспитании и обучении подрастающего поколения встать на путь искусственного вычленения и гипертрофирования лишь одной из сфер человеческой жизни. Ценой же подобной ошибки может стать духовно-нравственная переориентация вступающих в жизнь поколений, которым предлагается избрать в качестве основы жизни своего рода сексуальный тоталитаризм, искусно технологически отточенный, но оторванный от национальной семейной, культурной и духовной традиции.
          Уверен, что данную программу нельзя рекомендовать для использования в российской школе (ни в общеобразовательной, ни в системе дополнительного образования), как могущую повлечь негативные последствия для физического и морального здоровья подростков и юношества.







          РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ОБРАЗОВАНИЯ
          Институт психологии
          ФЛОРЕНСКАЯ Т.А.
          Доктор психологических наук, старший научный сотрудник
          Рецензируемая программа представляет собой развернутое учебное пособие объемом в 235 страниц с иллюстрациями.
          Схема построения программы, ее стилистика и методика не отвечают существующим требованиям к обучающим программам и учебным пособиям.
          В программе отсутствуют необходимые для обучающих программ: общий учебный план, введение (или пояснительная записка), список использованной литературы; не представлены содержание анкет, предлагаемых учащимся; не указаны специальность и научная квалификация авторов, что недопустимо для учебных программ и пособий.
          Можно выделить следующие основные моменты, характеризующие рецензируемую программу:
          1. Название программы “Основы планирования семьи” не соответствует ее основному содержанию: более адекватным было бы название “Основы безопасного секса”, т.к. именно это составляет основное содержание данного учебного пособия. Тематика его такова: физиология и анатомия мужской и женской репродуктивной системы; болезни, передающиеся половым путем; методы контрацепции, аборты, стерилизация, мужская и женская сексуальность, безопасный секс, формы сексуальности и т.п. Лишь 10 страниц посвящаются вопросу эволюции семейных отношений, и то лишь по схеме Ф. Энгельса, и пять страниц посвящены теме брачного законодательства РФ. Таким образом, центром внимания авторов является не семья, а обеспечение безопасного секса. И название программы дезориентирует относительно ее истинной направленности.
          Программа пестрит такими понятиями и словосочетаниями, как “партнер” (по сексу), “заниматься сексом”, “острота ощущений” и т.п. “Настоящий мужчина” употребляется не в привычном понимании этого слова, а прежде всего как “хороший самец...” (с. 182).
          Авторы пытаются отождествить понятие “пол” и “секс”, тогда как и в русском языке (в отличие от латинского и английского), и в отечественной науке эти понятия различаются. Отечественная наука понимает Половое воспитание - как воспитание личности определенного пола, а не “сексуального партнера”; воспитание будущего мужчины – это не выращивание “хорошего самца”. Пол человека несет в себе его психологические и духовные характеристики, не сводимые к биологии и физиологии.
          2. Данная программа исходит из биологизаторского понимания человека, идущего вразрез с традициями отечественной культуры и научной педагогики. Присущий ей редукционизм – сведение “высшего” к “низшему”, социокультурного к биологическому в человеке – открывает широкие врата оправданию и утверждению в человеке низменных инстинктов, преступных импульсов и извращений, якобы естественных для человека. Так, в разделе “формы сексуальности” авторами программы ставится задача “способствовать искоренению предрассудков о гомосексуализме” (с.210), который рассматривается как “специфический стиль жизни” (с.218), основанный на врожденных предпосылках. “...Следует полностью отказаться от представлений о гомосексуалистах как о больных людях. Гомосексуальные отношения распространены широко в природе (у червей, клопов, морских свинок, колюшек, шимпанзе)” (с.218). Автор раздела ни словом не упоминает о социальной и психологической опасности этой “формы сексуальности”, передающейся через научение и совращение. Более того, автор поэтизирует лесбиянство: “Поэтесса Сафо прославляла на острове Лесбос своих прелестных подруг” (с.216). Сам факт такого “просвещения” является стимулятором освоения подростками этих “форм сексуальности”, а также привлечения к этому делу представителей “сексуальных меньшинств”. Так, в школах США за сексуальным просвещением последовали клубы сексуальных меньшинств.
          3. Весьма специфичны методические рекомендации авторов программы: проводить занятия в небольших группах (не более 10-15 учеников), расположенных вокруг учителя. Такой способ занятий является оптимальной формой усиления группового эффекта в восприятии подростков и способствует перестройке их сознания в направлении, необходимом авторам программы.
          4. Сексуальное “просвещение” подростков в группе, воздействие на их чувства и воображение неизбежно провоцирует переживания сексуального характера, вопреки заявлению самих же авторов программы о недопустимости такого эффекта. Групповое взаимодействие и авторитет учителя способствуют развращению подростков.
          5. Для успешного осуществления “сексуального просвещения” авторы программы требуют от подростков преодоления естественного чувства стыда, неразрывно связанного с совестью, это пагубно как для нравственного, так и для психического здоровья подростков.
          6. Подобная установка программы способствует формированию “сексуальной доминанты” (А.А. Ухтомский), “полового паразитизма” (А.В. Залкинд): оба понятия выражают господство в психике и организме человека очага сексуального возбуждения, вбирающего в свое русло все его жизненные силы. Еще не созревшей личности подростка это угрожает творческим бесплодием, бездуховностью вплоть до враждебности к культурным и духовным ценностям.
          7. Сексуальная доминанта ведет к господству потребительской ориентации, потребности в смене “партнеров” и разнообразию ощущений, т.е. неспособности к любви и супружеской верности и, в итоге, к семейной жизни. Санкционируя и стимулируя добрачную половую жизнь, программа подрывает основы семьи.
          8. В программе можно встретить благие мотивировки сексуального просвещения, однако они носят чисто риторический характер. По своей сути программа не только бездуховна, но и антидуховна. Исторические экскурсы программы по вопросам сексуальных отношений, венерических заболеваний, контрацепции идейно настраивают детей на относительность нравственных норм и религиозных установлений. Это необходимо авторам программы: задача программы не утвердить, а расшатать духовно-нравственные устои для внедрения в сознание подростков сексуальной вседозволенности.
          9. В программе полностью отсутствуют традиционные для русской культуры нравственные и духовные нормы существования семьи, понятия любви, христианских норм брака и семьи. Язык и стиль программы, ее направленность и менталитет напоминают переводы и переложения с английского, настолько чужды они восприятию русского человека, образу его жизни и культуре.
          10. Программа составлены в духе “сексуальной революции”, переносимой в Россию с Запада, где она уже отживает свой век.
          11. Связывая “здоровый образ жизни” с обучением “безопасному сексу”, программа объективно способствует разрушению физического, психического и репродуктивного здоровья детей.
          12. Сексуальная доминанта психики подростков как следствие их “сексуального просвещения” в рамках данной программы и аналогичных программ (см. выше) является одним из видов “патологической зависимости” человека, наряду с алкоголизмом и наркоманией. Алкоголизму и наркомании содействует душевная опустошенность, отсутствие достойных человека жизненных ценностей и смысла жизни. Как известно, эти “зависимости” сопряжены с серьезными нарушениями психического, физического и репродуктивного здоровья человека.
          13. В программе отсутствует тема культуры полового воздержания до вступления в брак. Отсутствует напоминание о том, что добрачная сексуальная активность может быть предупреждена и предотвращена путем воспитания в подростках целомудрия и воздержания от добрачной половой жизни. Об этом свидетельствует опыт использования программы обучения подростков воздержанию, накопленный в США за 25 лет (эти программы стали появляться как реакция на экспансию Международной федерации планирования семьи МФПС, одним из 140 филиалов которой является РАПС). Очевидна диаметрально противоположная направленность этих двух моделей воспитания. Их “конкуренция” в США привела к явной победе программы воздержания, следствием чего явилось принятие Конгрессом США закона, известного под названием “Социальная реформа”. В ней утверждается, что “брак – основа процветающего общества”, “необходимый институт благополучия общества”, в котором “поддерживаются интересы детей”, “ответственные отцовство и материнство” – “основы успешного воспитания и развития детей”.
          Вот некоторые результаты внедрения в школы программ полового воздержания. В программе участвовало 3500 учениц из 26 школ; число беременностей уменьшилось с 9 до 5 %; в два раза уменьшилось число подростков, одобряющих добрачные сексуальные отношения. Результаты деятельности программ планирования семьи иные: увеличение численности абортов более, чем в два раза, рост подростковой беременности, ставшей, по словам президента США, “главной социальной проблемой страны” и др.
          14. Анализируемая программа относится к экспериментальным программам по “планированию семьи”, провалившихся на Западе и отвергнутых цивилизованными странами. В рамках данной и аналогичных программ на наших детях, при поддержке и финансировании государства, Международная федерация планирования семьи и другие западные организации нашли в нашей стране выгодный рынок сбыта контрацептивов и фактически проводят эксперимент, влекущий за собой возможные необратимые изменения психики подростков, их жизненных ценностей.
          Нельзя забывать, что мотивы экспансии МФПС в России практически полностью совпадают с планами уничтожения славянских народов, сформулированными еще Адольфом Гитлером (известно, что основательница МФПС – Маргарет Зангер была одной из его идейных вдохновителей): “...Должны быть использованы: пресса, радио, кино, брошюры, буклеты и лекции, чтобы распространить среди русского населения идею, что вредно иметь несколько детей... Параллельно этой пропаганде должна быть развернута широкомасштабная кампания противозачаточных средств...” (Из материалов Нюрнбергского процесса).
          15. Рецензируемая программа “Основы планирования семьи” объективно осуществляет задачи, поставленные МФПС и ее основательницей Маргарет Зангер, независимо от сознательных намерений ее составителей.
          Заключительные выводы:
          1. Анализируемая программа “Основы планирования семьи” является научно несостоятельной, не соответствует требованиям, предъявляемым к образовательным программам.
          2. В программе не учитываются индивидуальные особенности и возрастная психология подростков, традиционные жизненные ценности населения России.
          3. Внедрение программы приведет к далеко идущим негативным последствиям в психике детей, обучаемых в рамках программы.
          4. Обучение подростков в рамках программы нанесет непоправимый вред их нравственному, физическому, психологическому и репродуктивному здоровью.
          5. Программа в

Основы планирования семьи (2)



[Комментировать]