А вы пробовали гипноз? 3

А вы пробовали гипноз? (2 3 4 5)

          Часть 3

          лон у партнера сломан, вы можете навязывать ему новую программу. Те, кто занимается игровыми видами спорта, поймут меня быстрее... Ну, например, играя в настольный теннис, вы можете при подаче использовать какой-то определенный удар, и повторить его еще два раза, а потом вдруг послать шарик по-другому (другим ударом, с другой закруткой). Партнер успел усвоить старую программу, которую вы ему навязали, он не успевает среагировать, он в замешательстве – и вы получаете игровое преимущество, которое можете реализовать. То, что у нас здесь происходит, процесс обучения, тоже является в какой-то степени шаблоном: я должен говорить, а вы должны слушать. Если вдруг в какой-то момент (внезапно замолкает, продолжая шевелить губами и оживленно жестикулировать)... Если вдруг в какой-то момент я разрываю этот шаблон, вы не знаете, что теперь делать, и кто-то мог бы дать вам свою программу поведения, которую вы бы стали выполнять. Важный момент в наведении транса через замешательство – неожиданность воздействия. Уже цитированный мною А.М.Свядощ описывал свои наблюдения, связанные с нашей темой, следующим образом:
          “Я не раз замечал, что у некоторых больных неврозами возникает состояние резко повышенной внушаемости <...> при одной подготовке к проведению сеансов психотерапии. Так, например, при исследовании реакции зрачков на свет, когда больному предлагалось смотреть прямо перед собой, ему тут же можно было внушить наяву паралич руки и т. д. Это состояние можно назвать <...> сверхвнушаемостью. <...> Однако оно может возникать и у здоровых людей вне связи с сеансом гипноза. Способствует этому неожиданность воздействия. Так, на улице, вблизи входа в институт, мною (тогда еще молодым человеком) 4 раза был произведен следующий эксперимент: я неожиданно останавливал проходящего незнакомого мужчину и обращался к нему со словами: “У меня к вам большая просьба (говорилось напряженным тоном) – возьмите эту записку, войдите в институт, пройдите мимо проходной совершенно спокойно, подымитесь по лестнице на пятый этаж. Там увидите на двери надпись “Лаборатория акустики”. Войдите, спросите Марию Михайловну и передайте ей эту записку. После этого сразу вернитесь. Идите!" Трое мужчин, ни о чем не спрашивая, выполнили задание, и лишь один отказался, с недоумением сказав, что он не может этого сделать, так как торопится. По словам получавшей записки и присутствовавших при этом, лица, передававшие ее, производили впечатление автоматически действовавших”.
          А вот какие примеры на технику разрыва шаблонов приводил А. Ситников:
          "... Один из моих учеников, работающий в уголовном розыске, поехал на выполнение одного очень важного задания. Они приготовились к тому, чтобы взять преступника в квартире, но в квартире его не оказалось. Телефона в квартире не было. Моему знакомому пришлось выйти из дома для того, чтобы позвонить из автомата. В стекле телефонной будки он увидел отражение подходившего к нему сзади преступника. Времени на раздумья не оставалось. И он сделал единственно правильное, что можно было сделать в этой ситуации – он неожиданно обернулся и сказал: “Дай две копейки!” – “Сейчас”,– ответил тот. Этого секундного замешательства хватило для того, чтобы его обезоружить. Приведу еще один пример на технику разрыва. Один из моих друзей очень долго ехал в поезде из одного города в другой. И на одной из остановок он вышел из поезда, зашел в буфет для того, чтобы что-нибудь купить поесть. В буфете оказалась длинная очередь. Но поезд ждать не будет, а кушать хочется. И тогда он подходит без очереди, протягивает деньги, очередь начинает возмущаться, и он очень искренне отвечает: “Извините, я только что подошел...”"
          Я говорил, что можно использовать рукопожатие для наведения транса через каталепсию. Его можно использовать и для наведения транса через разрыв шаблона, поскольку у мужчин этот шаблон очень развит, он формируется с детства, поэтому при одном виде протянутой к вам руки начинает работать. (Понаблюдайте за ситуацией, когда двое мужчин не знают, нужно ли им здороваться за руку – у них по очереди вздрагивает правая рука). Чтобы использовать эту технику, я подхожу к Игорю и говорю ему: “Здравствуй! (протягиваю правую руку. В тот момент, когда Игорь тоже протягивает правую руку, беру его за запястье своей левой рукой) – Стоп! Посмотри на свою руку! Будь внимателен! Она застыла... и это значит, что ты можешь узнать что-то важное для себя... (завершает рукопожатие) Приятно поздороваться еще раз!” Почему он выполнил мою команду? Потому что рукопожатие – это цельный компонент поведения, у него нет середины. И когда я сделал так, что у этого шаблона появилась середина, у Игоря не оказалось подходящей программы поведения – он принял мою команду. При работе с курильщиками некоторые психотерапевты тоже используют разрыв шаблона. Они дают пациенту инструкцию показать, как он прикуривает, и когда человек все сделал, вставил сигарету с рот и приготовился прикурить – у него неожиданно отбирают сигарету и дают другую программу поведения. Если вы полагаете, что в деловом общении вам не всегда удобно будет хватать партнера за рукав для прерывания какого-либо из его шаблонов, вы можете защититься цитатой – расскажите о том, как вы были на семинаре: “И он подошел ко мне и сделал вот так...”. Это тоже хороший прием, по тому что вы снимаете с себя ответственность за неудачу. Это делаете не вы, это делал я на семинаре. Или можете рассказать о том, как в одном фильме гипнотизер подошел к человеку, поднял его руку и сказал: “А теперь войдите в транс!” В обыденной жизни, кстати, разрыв шаблонов получается легче, чем на семинаре.
          Речевое связывание (“забалтывание”).
          До сих пор мы обращали внимание на способы наведения транса, требующие в первую очередь определенной искусственности в поведении. Но есть способы, позволяющие навести транс в основном посредством речи. (Не помню, кто первым сказал, что язык дан нам для нам для того, чтобы скрывать наши мысли. Чем старше мы становимся, тем лучше это понимаем, и, увы, – тем больше верим словам). Сравните два предложения. Первое: “Вы сидите на стуле. Выслушаете меня. Ваша сосредоточенность возрастает”. Второе: “В то время как вы сидите на стуле и слушаете меня, ваша сосредоточенность возрастает”. Чем они отличаются? Второе предложение звучит более осмысленно. Его содержание осталось таким же, как у первого предложения, но с помощью оборота “в то время как” и союза “и” я связал составляющие его фразы в одно целое. Между тем, что вы сидите на стуле, и тем, что ваша сосредоточенность возрастает, по-прежнему нет никакой связи – но во втором предложении эта связь создана искусственно чисто речевым способом. Сознанию это нравится, оно отвлекается на поиски смысла – и попадает в ловушку Изучая психологию, я стал понимать, что не понимаю в людях очень многого, но никак не могу понять, что именно из непонятого мною я все же понимаю, и я, наверное, никогда не пойму разницу между тем, что я уже понял и тем, что я не понимаю. (Долгая пауза, затем смех в зале).
          Реплика из зала: Вы можете повторить эту фразу?
          С. Горин: Могу, но вы ее все равно не запомните. В ней есть ряд неправильностей, правильность применения которых создаст новую неправильность, и для того, чтобы осознать правильное использование неправильностей речи, надо говорить очень правильно (пауза, аплодисменты) Спасибо. Самое смешное – то, что в обоих моих высказываниях есть смысл... И пока ваше сознание его ищет, я могу установить несловесный контакт с вашим подсознанием и начать вами управлять. То, что я вам продемонстрировал, называется “конфузионный транс”; политики и психотерапевты это умеют, почему бы не научиться коммерсантам?
          В речевых техниках сеть одна особенность: вашей целью является привлечение сознательного внимания не к содержанию речи, не к смыслу, а к внешнему оформлению. Этого можно достичь по-разному. Во-первых, вы можете вести рассказ от первого лица, и тогда внимание будет привлечено к вам, к вашей личности. И, во-вторых, вы можете насытить свой рассказ множеством подробностей, в которых увязнет сознание вашего собеседника. Здесь, в сущности, нет ничего нового для вас. Если вы хотите довести до собеседника смысл сообщения “игрек”, переданного вам неким “иксом”, то вы просто скажете: “X сказал Y”. Если же вам нужно завуалировать этот смысл, то вы начнете так: “Я недавно видел X... Ты его, наверное, знаешь? Ну, он живет по улице М, на “Жигулях” третьей модели ездит... Знаешь, высокий такой, сутулится немного. Блондин такой лысоватый. Так вот, мы с ним встретились возле “Гастронома”, поговорили о жизни... Сестра у него замуж выходит, и, кстати, он сказал Y”. Если после этого вы будете продолжать в том же духе, то сообщение Y до сознания вашего собеседника не дойдет, а содержанием сообщения как раз и может быть команда войти в транс и что-то сделать. Теперь – более сложная техника наведения, “перекрывание реальностей”. Она состоит в том, что вы постоянно вплетаете одну историю в другую, в третью, в четвертую... И это можно сочетать с прямым внушением. Наверное, это тоже легче продемонстрировать, чем объяснить. В 1991 году, летом, я был на семинаре Адама Берка в Новосибирске. Когда он с нами занимался, мы не сразу поняли, что часто погружались в транс во время занятий. Он не говорил нам прямо: “Войдите в транс”, он рассказывал нам разные истории. Одна из этих историй была о том, как сам Адам учился у Джона Гриндера в Калифорнии, и во время семинара Джон говорил им: "Расслабьтесь и успокойтесь... Я расскажу вам историю о том, как мы учились у Милтона Эриксона, который был мастером рассказывать такие истории, слушая которые люди погружаются в транс... Для того чтобы погрузить человека в транс, Милтон мог просто сказать: “Представьте себе, что вы засыпаете.. И по мере того как вы это представили, вы можете увидеть сон... И во сне вы видите, как вы идете по лесу... и вы очень устали... вам хочется расслабиться и успокоиться... И вы видите уютную лужайку... и засыпаете на ней быстро и глубоко...”" Попробуйте разобраться в том, что происходит: кто кому рассказывает историю? Я – вам, здесь и сейчас, или Адам – группе врачей в 1991 году, или Джон Адаму, или Милтон Джону? Настоящая ситуация, вот эта реальность ушла, и вы ушли из этой реальности. Ваше сознание не воспринимает мою инструкцию (“успокоиться, расслабиться, уснуть”) как инструкцию, потому что не может понять, кто с вами на самом деле говорит. Все данные мной команды идут в подсознание, которое реагирует настолько успешно, что мне сейчас придется попросить вас вернуться к состоянию бодрствования.
          Рассказывание историй (притчи, метафоры, цитаты) очень популярно в эриксонианском гипнозе, его используют и при наведении, и при использовании транса. Рассказывая историю, мы обходим возможное сопротивление партнера тем, что не даем ему приказов – мы ведь просто говорим о том, как люди погружаются в транс! История позволяет нам применить всевозможные языковые средства для того, чтобы обеспечить плавный переход от состояния бодрствования к состоянию транса (союзы и обороты типа “когда, по мере того как, в то время как”), потому что эти средства легко включить в контекст истории.
          Женщины, имеющие маленьких детей, знают, как трудно заставить их пойти спать – чем строже ваш приказ (“А ну, сейчас же в постель!”), тем громче плачет ребенок. Умная мать делает иначе – она предлагает ребенку послушать сказку и говорит что-то вроде: “Ночь настала... Вот и люди спят, вот и звери спят.. Лисы спят по горочкам, зайки спят по норочкам... Гуси спят на травушке, утки на муравушке... Детки все по люлечкам... Спят-поспят, всему миру спать велят”. Фольклорные колыбельные часто включают в себя такой подход к усыплению ребенка.
          История или метафора позволяет вам защититься от неудачи. Вместо того чтобы наводить транс самому, вы можете рассказать о том, как я наводил трансы на семинаре: "Понимаешь, он подошел ко мне вот так, взял вот так мою руку и сказал: “Сейчас, когда твоя рука застывает в этом положении... ты входишь в особое состояние сознания... и по мере того как рука будет опускаться... это состояние усилится... ты поймешь все выгоды сделки, которую я тебе предложил... и забудешь о том, что я тебе говорю... но будешь соглашаться со мной потом... когда твоя рука совсем опустится... и это значит, что ты возвращаешься к ясному сознанию... и смотришь на меня”. Вот что он с нами там делал, сам я такого делать бы не стал". История или метафора в обыденной жизни поз воляет разрядить скрытую агрессивность, выразить свое неодобрение кому-либо не напрямую, а приписав его персонажу рассказа или цитаты: “Сегодня утром я ехал в автобусе, какой-то парень наступил мне на ногу, и я сказал ему: "Сопляк ты этакий!"” Очень мало людей поймет, что вы сказали на самом деле. (Правда, искушенный собеседник тоже может ответить вам цитатой: “Я недавно был на свиноферме, видел там большущую свинью и сказал ей: "Ну, ты и свинья!"”)
          Лично мне техника наведения транса через истории нравится своей универсальностью. Советскому сознанию трудно докопаться до цели рассказчика, традиция рассказывания историй у нас почти исчезла... Берите любую ситуацию, связанную с естественным погружением в транс, и описывайте ее развернуто. Можете рассказать, как вы были в отпуске у моря и лежали у воды на теплом песке, и чувствовали, как тело расслабляется, расслабляется, расслабляется... Вы смотрели в небо, и при этом у вас слегка кружилась голова, и вам хотелось спать.. Солнце утомляло ваше зрение, и вы закрывали глаза... И вам казалось, что вы продолжаете смотреть на воду, и видите там ленивую рыбу, и думаете: “Интересно, может ли рыба чувствовать расслабленность и впадать в транс?”. В принципе, для наведения транса по этой методике можно использовать даже прогноз погоды из сегодняшней газеты, просто комментируя его: “Пишут, что будет дождь. Я так люблю слушать шум дождя и под него засыпать...”.

          Перегрузка.
          Следующая группа методик быстрого наведения транса связана с некоторыми особенностями восприятия человеком информации. Во-первых, каждый человек может усваивать поступающую информацию с определенной скоростью, если эту скорость превысить, то сознание не успевает обработать новые сведения, и они идут в подсознание. Во-вторых, человек может сознательно удержать в кратковременной памяти определенный объем информации, и все, что превышает этот объем, также не обрабатывается сознанием. Таким образом, можно навести трансовое состояние и выйти на контакт с подсознанием через информационную перегрузку сознания. Если скорость обработки информации весьма индивидуальна, то объем кратковременной памяти в среднем одинаков у всех людей и составляет 7±2 единицы информации. Число 7 в связи с этим оказывается по-настоящему магическим: радуга имеет 7 цветов, в некоторых религиозных воззрениях существует 7 небесных сфер и т. д. Только от объема кратковременной памяти зависит существование пословиц “Семь раз отмерь – один раз отрежь”, “Семеро одного не ждут” и многих других. Я использовал ускоренную подачу информации, работая с интеллектуально неразвитыми пациентами, желающими показать, что они не поддаются гипнозу. Общаясь с ними, можно даже не уделять особого внимания подстройке. Все, что нужно сделать – это после предварительной инструкции “Слушайте меня внимательно!” ускорять темп своей речи, при мерно так: “Возможно, рано или поздно тебе захочется погрузиться в гипнотическое состояние; может быть, ты это сделаешь или не сделаешь сейчас, пли ты это сделаешь немного позже (здесь речь становится очень быстрой) и в транс ты войдешь в тот самый момент, когда поймешь, что уже неможешь пониматьто, чтоятебеговорюещебыстрее, ещебыстрее, ещебыстрее”. Техника информационной перегрузки имеет множество вариантов. В контексте лечебной практики наведение транса можно замаскировать под психологическое обследование. Например, я предлагаю пациенту проверять соответствие того, что я говорю, и того, что я делаю: “Сейчас я буду прикасаться к пальцам вашей правой руки и называть их при этом, а вы проверяйте, правильно ли я их называю. Вот я прикасаюсь к большому пальцу, к среднему пальцу (прикасаюсь к мизинцу), к указательному пальцу (прикасаюсь к среднему пальцу), к безымянному пальцу, к мизинцу (прикасаюсь к большому пальцу)”. Я постепенно ускоряю темп этого “обследования”, и мне не сложно вставить в свою скороговорку прямую инструкцию – “и когда вы почувствуете усталость, войдите в транс”. В ходе обычной беседы с пациентом я могу перегрузить его кинестетику бессистемными касаниями. Он не знает, к какому участку тела я собираюсь прикоснуться, потому что я прикасаюсь каждый раз к разным участкам, а иногда повторяю касание в одной точке тела. И в те моменты, когда его сознание занято вопросом: “К какой точке тела я прикоснусь в следующий раз и что все это значит?” – я даю прямые инструкции о вхождении в транс. В деловом общении такие варианты применить трудно, контекст не совсем подходящий... но есть вариант, который, как мне кажется, просто предназначен для тех из вас, кто работает в одной фирме, в одном учреждении, и может работать в паре. Этот вариант называется “двойное наведение”. Суть его проста: для того чтобы быстро перегрузить партнера информацией, к нему подходят два человека с двух сторон и говорят с ним одновременно (один – в правое ухо, другой – в левое). Эту технику мы с вами отработаем через упражнение.
          Упражнение №13. Возьмем более демонстративный вариант для группы из четырех участников. Партнер А выполняет роль гипнотизируемого. Партнеры Б и В подходят к нему справа и слева и, приблизительно соблюдая подстройку к дыханию, одновременно говорят простые формулы для наведения транса (“ты становишься спокойнее, ты все более сосредоточен и умиротворен, ты можешь оставаться расслабленным, тебе приятна эта поза для вхождения в транс” и т. п.). Партнер Г подходит к партнеру А сзади и прикасается случайным образом к разным участкам его спины. В этом упражнении вы можете не заботиться об использовании транса, отработайте только навык наведения, навык взаимодействия в группе гипнотизеров. Пусть каждый участник упражнения попробует себя в разных ролях.
          Самоотчеты участников:
          [извиняйте, плохо отсканилось]
          внимание). Вы перегружаете его слух, и вы дезориентируете его кинестетику с помощью прикосновений. В упражнении мы сконструировали такую ситуацию искусственно, но разве нет естественных ситуаций такого рода?.. Я могу привести, по крайней мере, два примера ситуаций, когда перегрузка информацией входит в контекст, и вам остается только использовать ее. Первый пример – какая-нибудь вечеринка с музыкой и танцами, здесь тоже задействованы все три модальности людей. Второй пример – рок-концерт. Если вы понаблюдаете за подростками, находящимися на концерте любимой группы, которая очень громко шумит и ослепляет их ярким светом, то вы поймете, что состояние их сознания явно изменено. Это можно использовать, и, возможно, кто-нибудь уже использует... Если отвлечься от ситуаций, связанных с непосредственным общением, то для наведения транса через перегрузку информацией удобно использовать телевидение. Попробуйте внимательно проанализировать свое состояние, возникающее тогда, когда вы видите быструю смену картинок на экране, в каждой из которых есть движение, а в некоторых возникает текст, который вы не успеваете прочитать... телевидение задействует две модальности из трех (зрение и слух), что тоже дает хорошие результаты в наведении транса.
          Подстройка к группе. Музыка в наведении транса.
          Те приемы подстройки к одному человеку, которые мы изучали, оказываются пригодными для подстройки к двум или к трем партнерам. Вы можете подстроиться к позе одного из них и к дыханию другого, можете подстроиться к позе одного верхней частью тела и к позе другого нижней частью тела, одновременно подстраиваясь к предикатам третьего. Но когда вам приходится иметь дело с группой большей численности, эти приемы недостаточны, нужно что-то другое. В работе с большой группой можно использовать два момента. Во-первых, 10-15 процентов людей повышенно внушаемы, сверхвнушаемы, и если вы будете говорить достаточно авторитетно, вы завоюете эту часть аудитории, и к ней присоединится еще какая-то часть слушателей. Во-вторых, вы можете дать аудитории что-то, к чему она будет подстраиваться, а вы используете эту подстройку. Один из факторов, вызывающих естественную подстройку аудитории к самому себе – это ритм. Работая с лечебной группой, психотерапевты применяют метроном (неважно, будет ли он механическим, с качающимся маятником, или электронным, со вспыхивающей и гаснущей лампочкой), и ритм метронома усваивается всей группой. На этот ритм накладывается текст внушения, который группа усваивает значительно лучше, чем если бы ритм текста устанавливал сам врач. Когда есть внешний ритм, сознательное внимание отвлечено от говорящего, он вроде бы и ни при чем... Текст, который идет на фоне любого внешнего ритма (на фоне другой речи, на фоне музыки) – идет прямо в подсознание. Но ритм сам по себе встречается в жизни редко, обычно носителем ритма является музыка. Ваш партнер или ваша группа просто слушают музыку, и только вы знаете, что свою речь вы согласуете с ритмом этой музыки в своих целях. Разумеется, вы должны хорошо знать те музыкальные произведения, которые используете для наведения транса, чтобы любое изменение ритма не сбивало вас. Можно сказать, что музыка при работе с группой играет ту же роль, что барабан для роты солдат – все начинают идти в ногу. Очень уместно держать в своем кабинете магнитофон с записями спокойной музыки, вам это может весьма помочь в тех переговорах, которые проходят на вашей территории. Дома, конечно, и стены помогают, но лучше все же продумать и организовать заранее все, что поможет вам в наведении транса, включенного в контекст беседы. И помните, что если вы один раз погрузили партнера в транс на фоне определенной мелодии, то в следующий раз одна эта мелодия будет вызывать трансовое состояние. Удобна для наведения транса электронная музыка без определенной мелодии. Они привлекает внимание даже больше, чем такая, в которой мелодия хорошо выражена – она оставляет большее пространство для интерпретации, для того, чтобы вложить в ее неопределенность свое содержание, свои переживания... (Примечание для читателей: часть тиража комплектуется аудиокассетой с записями музыки, использовавшейся на семинаре). Я включу магнитофон, и вы сможете понять меня (включает магнитофон, слышна тихая музыка). Ваше эмоциональное состояние уже начинает меняться, звуки музыки заставляют вас погрузиться в себя... Почему эта неопределенная музыка привлекает ваше внимание?.. Почему люди так любят смотреть на огонь, на неповторимую игру языков пламени?.. Почему люди любят смотреть на облака, которые медленно-медленно двигаются и меняют форму при движении?.. Потому что каждый из этих неопределенных образов можно наполнить своим содержанием, спроецировать на него свой конфликт, свою неудовлетворенность, на какое-то время отрешившись от своих проблем, “перепоручив” их этим неопределенным образам.. По мере того как вам становится все удобнее и уютнее... вы можете понять еще одну особенность моей речи... Это проще сделать, закрыв глаза... А если глаза открыты, то вы видите вращающиеся катушки магнитофона, игру света на них... и это тоже заставляет погрузиться в себя... Я не просто говорю под музыку, я немножко пою... своими интонациями я отслеживаю и ваше дыхание, и мелодию... которая может повышаться... и понижаться.. Может быть, когда ваше внимание обращается внутрь... вы ощущаете свою усталость... Вы действительно устали сегодня... Вы узнали много нового, и ваше сознание перегружено... И все-таки с каждым вашим вдохом... и выдохом... вы можете стать еще спокойнее... еще более расслабленными... Когда-то давно вы учились писать буквы... И вам было очень трудно просто держать ручку в руке... И нужно было вычерчивать какие-то ровные палочки и кружочки... И вы не понимали, какой в этом есть смысл... Только потом кружочки и палочки стали собираться в буквы... и каждую букву вам приходилось рисовать... затрачивая на это много сил и внимания... И много позже вы стали писать, думая только о том... какой смысл несет ваше сообщение... а все остальное вы поручили своему подсознанию... И это так приятно – доверять своему подсознанию... Потому что тогда ваше сознание получает радость от вашей работы... от того, что вы учитесь чему-то новому... оставаясь спокойными и расслабленными... Будет очень хорошо... если вы возьмете с собой эту радость... и сможете осознать ее... по мере того как вы возвращаетесь в эту комнату... в этот день и час... к нашему занятию... которое я буду продолжать своим обычным голосом. Будем считать, что вы теперь знаете, как можно пользоваться музыкой при работе с группой. Я, кстати, не знаю, для каких целей была написана музыка, которую вы слышали – вряд ли это было сделано специально для наведения транса. В принципе же, транс можно наводить хоть под “тяжелый” рок, хоть под нецензурные частушки. Перерыв.
          Обсуждение.
          С. Горин: Я рад, что вы обучаетесь мгновенно. Вас можно уже считать очень искушенными манипуляторами сознанием. Вам интересно, почему я вас хвалю? Во время обеденного перерыва Наташа подкараулила момент, когда Олег нес ложку ко рту, и сказала ему: “А ну положи ложку!” И он отставил тарелку с супом (вместе с ложкой).
          Олег: 3наете,.я вообще-то очень люблю молочный суп, а тут у меня вдруг аппетит пропал (смех в зале)...
          С. Горин: Оригинальный пример применения техники разрыва шаблонов. Галлюцинации друг другу не внушали?
          Наташа: Боимся...
          С. Горин: Ну да, название страшное... Может, это я странный, но мне непонятно, почему люди боятся галлюцинаций? Понятно, что если черти погнались и обещают застрелить – это страшно; но если просто какой-то образ появился – чего бояться? Дети, например, галлюцинируют очень охотно. Скажи ребенку, что на улице волки ходят, поэтому гулять не пойдем – он выглянет в окно и подтвердит: “Да, вон волк побежал...”. Кстати, родителям нужно учитывать, что детские фантазии очень реальны для ребенка. Если ребенок говорит, что он боится медведя, который спрятался в комнате, то для ребенка этот медведь – реальность. И если мама скажет: “Успокойся, я его сейчас выгоню” – он поверит и успокоится. А если мама скажет: “Не валяй дурака, ложись спать”, – ребенок поймет это так, что его оставили наедине с медведем...
          Реплика: Расскажите подробнее о “ловушках для сознания”...
          С. Горин: “Ловушки для сознания” – это привлечение сознательного внимания так, чтобы сознание оставалось вовлеченным в какую-то деятельность. То, что вы будете делать или говорить в это время, сознание партнера не фиксирует, не усваивает, не обрабатывает,–значит, не помнит. Вы не отдавали вообще никаких приказаний, просто партнеру почему-то захотелось что-то сделать для вас... Давайте отвлечемся от темы гипноза и рассмотрим один достаточно общий психологический закон: любая деятельность осознается человеком тем лучше, чем больше она связана с другими деятельностями. Ни одна из сидящих здесь женщин не вспомнит, сколько раз она сегодня поправляла прическу – это автоматическое действие, требующее минимальных усилий, и не связанное с другой активностью. А вот прием пищи, например, связан с какой-то последовательностью более сложных действий (тем более в наших условиях), поэтому вы сможете сразу ответить на вопрос, сколько раз вы сегодня ели. У людей, страдающих ожирением, проблема часто состоит в том, что они просто не осознают количество пищи, съеденной за день. Они окружают себя едой, они могут питаться почти непрерывно – там откусил, там пожевал – и не осознавать этого, поскольку прием пищи перестает быть связанным с каким-то ритуалом, какими-то другими действиями. Аналогичная проблема есть у алкоголиков и курильщиков. Спроси вас, сколько сигарет в день вы выкуриваете, и вы ответите: “Ну, примерно пачку...”. Покупка пачки сигарет – уже действие, оно осознается, за поминается,– в отличие от курения, которое совершается автоматически, рука вроде бы сама в карман полезла, и сигарета вроде бы сама во рту очутилась. Одна из методик лечения перечисленных состояний – связать прием пищи, или алкоголя, или курение с другой деятельностью, сделав автоматические действия осознанными. Например, вы даете человеку инструкцию: делать пометки в записной книжке – сколько съел (и указать калораж пищи), сколько и чего выпил (и указать стоимость), сколько затяжек сделал. В итоге привычное действие, то же курение, становится тяжким трудом, и человек делает вывод: чем столько писать, проще не курить.
          Реплика: Еще проще не писать...
          С. Горин: Конечно! Поэтому я всегда и повторяю, что любое ваше воздействие на человека следует оформлять подходящим контекстом. Те, кто работает с курильщиками по описанной методике, всегда берут плату вперед... Итак, возвращаясь к гипнозу – когда вы занимаете чем-то сознание партнера, ваше внушение он не связывает с вашими усилиями, и поэтому не осознает. Чего вы и добивались... Хорошо. Как видите, наведение транса – очень простой навык, и вы, в сущности, заплатили мне не за то, чтобы узнать, как погрузить человека в гипнотически измененное состояние сознания. Вы заплатили за то, чтобы узнать, как это использовать...
          * * *
          Резюме.
          Транс – одно из естественных состояний человека; характеризуется ограничением внимания, направленного на внешний мир, и сосредоточенностью на внутренних процессах. Транс является инструментом для усиления реакций и переживаний. Признаки транса – общее расслабление мышц, изменение типа дыхания, изменение цвета кожи, непроизвольные движения. Наведение транса происходит через несловесную подстройку и ведение и словесную подстройку и ведение. Речь гипнотизера должна обеспечивать плавность переходов от одного состояния к другому и включать в себя все происходящие явления (как изменения во внешнем мире, так и изменения в состоянии гипнотизируемого). Людям с полярной реакцией гипнотизер дает “команды наоборот”. Можно навести транс, используя воспоминания гипнотизируемого о предыдущих трансах или естественных трансах, использовать гипнотические феномены, разрыв шаблонов, информационную перегрузку.

          ГЛАВА 5. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТРАНСА И МАНИПУЛЯЦИЯ СОЗНАНИЕМ (ПЕРВАЯ СТУПЕНЬ)
          Техники, применяемые в эриксонианском гипнозе для использования (утилизации) транса, очень универсальны – их можно применять также для наведения транса и для внушения в состоянии бодрствования (что иногда называют “манипуляцией сознанием”). Универсальностью этих техник можно объяснить смысл одной из рекомендаций Милтона Эриксона: “Если транса нет – ведите себя так, как будто он есть”.
          6 речевых стратегий (стенограмма семинара).
          С. Горин: Конечно, самым простым способом использования транса была бы прямая инструкция: “Сделай это!” И в вашей работе уже есть (или будет) достаточно ситуаций, когда самым эффективным средством воздействия оказывается приказ. Но все изящество эриксонианского подхода к управлению состоит как раз в том, что прямые команды почти не используются: вы то ли комментируете происходящее, то ли спрашиваете партнера о чем-то, то ли советуетесь с ним... При этом вы получаете нужный вам результат и не получаете сопротивления партнера. Это достигается применением своеобразных речевых стратегий. Первая из этих стратегий – трюизмы. Значение слова “трюизм”: 1) утверждение, которое находится в строгом соответствии с действительностью; 2) банальная истина. Если по ходу беседы с пациентом я говорю ему: “Люди могут впадать в транс... Люди могут многому научиться в состоянии транса... Люди могут чувствовать себя лучше после выхода из транса” – я маскирую вполне определенные инструкции под рассуждения. Но это работает! Попробуйте создать трюизмы для делового общения.
          Ответы: – Люди могут покупать. – Люди могут подписывать договоры. – Люди могут заключать сделки.
          С. Горин: Прекрасно. Вторая стратегия – предположение (в литературе по нейролингвистическому программированию вы можете встретить название “пресубпозиция”, это – одно и то же). Существуют фразы, в которых наличие какого-то предмета, явления или поведения очень искусно предполагается. Например, если я вам задам вопрос: “Марсиане зеленые или голубые?” – то самим вопросом я предполагаю существование марсиан. Если, следуя логике вопроса, вы ответите: “Марсиане не зеленые и не голубые”,– марсиане все равно остаются. Я использовал здесь технику, которая называется иллюзией выбора. Если вы помните, я уже применял эту технику при наведении транса, когда спрашивал: “Ты хочешь погрузиться в транс с открытыми или закрытыми глазами? Ты хочешь, чтобы я навел транс с помощью слов или несловесно?” Как всякий уважающий себя ребенок, моя дочь терпеть не может принимать лекарства. И если все– таки нужно, чтобы она приняла таблетку, я спрашиваю: “Ты хочешь, чтобы тебе дал таблетку папа или чтобы дала таблетку мама?”. Она начинает выбирать, но главное здесь то, что она примет таблетку без рева. Предположения конструируются с помощью оборотов речи, указывающих на время или последовательность действий. Когда я говорю пациенту: “Перед тем как войти в транс, сделайте глубокий вдох” – его сознание сосредотачивается на вдохе, а подсознание погружает его в транс. Иногда родители говорят детям: “Перед тем как пойти спать, вымой руки”. Этому предложению трудно сопротивляться. Что можно возразить? “Я не хочу спать?” или: “Я не хочу чистить зубы?”. Но предложение целое, и ребенок часто “проглатывает” его целиком, выполняя обе инструкции. Типичные обороты речи, применяемые в этой технике – “до того как, после того как, в течение, по мере того как, прежде чем, когда, в то время как” и т. п. Приведите свои примеры использования этих техник.
          Ответы: – Вы хотите купить эту вещь или ту? – Вы хотите подписать договор шариковой ручкой или перьевой? – Вы хотите заплатить наличными или чеком?
          С. Горин: Все правильно. Разумеется, нет ни одной техники, которая работала бы в ста процентах случаев. Человек может вам ответить: “Я вообще не хочу ничего покупать” – здесь и пригодится ваша предварительная подстройка, созданный заранее раппорт. Еще одна техника – команды, скрытые в вопросах. Однажды я объяснял эту тему своему брату. Я сказал: “Хорошо, я отвечу на твой вопрос, только ты не мог бы закрыть форточку?”. После того как он встал и закрыл форточку, я спросил у него: “Зачем ты это сделал?”. Он в недоумении ответил: “ТЫ меня попросил!”. – “Я тебя об этом не просил, я ведь задал вопрос – можешь ли ты закрыть форточку?”. Существуют вопросы, на которые можно получить ответ “да” или “нет”, но которые предусматривают действие или более развернутый ответ. Так, если вы спрашиваете у приятеля: “Ты не знаешь, что вечером будут показывать по телевидению?” – он в принципе, может ответить либо “Знаю”, либо “Не знаю”, но обычно отвечает,
что будут показывать такой-то фильм. Слова типа “знаете, понимаете” являются ловушками для сознания. Своих пациентов я спрашиваю: “Интересно, вы уже знаете, что погружаетесь в транс?” А что спросите вы?
          Ответы: Интересно, вы уже знаете, что это предложение очень выгодно для вас? – Вы уже знаете, какой товар у нас приобретете?
          С. Горин: У Гашека в “Похождениях Швейка” тоже есть пример из этой серии. Швейк спрашивает: “Что вы хотите еще сказать, перед тем как я спущу вас с лестницы?”
          Следующая техника – использование противоположностей. То, что происходит, вы связываете с тем, что вам нужно, чтобы оно происходило, с помощью оборота “чем...– тем...”. Например, “чем дольше вы сидите на стуле, тем глубже вы входите в транс”. “Чем громче звуки извне, тем более расслабленным вы становитесь”. Ваши примеры?
          Ответы: – Чем дольше вы выбираете товар, тем свободнее вы делаете выбор. – Чем внимательнее вы изучаете документ, тем легче вам будет его подписать.
          С. Горин: Последнюю фразу, кстати, можно сказать и тогда, когда человек вообще не читал документ – вы заранее предположили его внимательность, тем самым сделали ему комплимент. Эту технику я встречал в рекламе одной страховой компании: “Чем дольше вы думаете, тем больше аргументов находите в пользу страхования”. Следующая техника – предоставление всех выборов. Если в ложном выборе вы искусственно ограничиваете число возможных вариантов поведения, то в предоставлении всех выборов вы перечисляете все варианты, но и здесь есть тонкость: вы несловесно подчеркиваете тот выбор, который нужен вам. В этой технике я буду произносить фразу: “Вы хотите войти в транс медленно, быстро, или вообще не хотите войти в транс?” следующим образом: “Вы хотите войти в транс медленно (с легкой улыбкой, медленным голосом, очень внятно и внушительно). или быстро (скороговоркой, невнятно, мимика нейтральная)... или вообще не хотите входить в транс? (мимика "презрительная", голос "сквозь зубы")”
          Вопрос: Почему вы подчеркнули первый из выборов, ведь лучше запоминается последнее?
          С. Горин: Это вас Штирлиц с толку сбил. По законам памяти запоминается начало и конец сообщения, а забывается середина. И Штирлиц, кстати, знал, что важно искусство вхождения в разговор и важно искусство выхода из разговора... Вы можете подчеркнуть и последний из выборов (лишь бы не второй). У вас была длительная беседа с деловым партнером, вы идете с ним до автомобиля, он садится в машину и вы говорите: “Я не знаю, когда вы сможете поставить нам лес; возможно, вы это сделаете через неделю или через месяц, возможно, не сделаете это вообще, но, наверное, вы это сделаете завтрак. Все, на этом захлопнулась дверь и машина уехала, а ваша последняя инструкция засела в подсознании партнера. Для успешного применения речевых стратегий готовьте заранее фразы, в которых содержится много предположений о желательном для вас поведении партнера. Используйте в одной фразе сочетание разных стратегий. И обязательно учитывайте и включайте в свою речь контекст общения – и все, что происходит вокруг.
          Для читателей я хочу привести подходящий фрагмент статьи Милтона Эриксона об использовании речевых стратегий:
          “...Предписание некой двойной задачи обычно оказывается более действенным, чем формулирование этих же задач порознь. Например, мать может сказать: "Джонни, когда выведешь велосипед, вернись и закрой гараж". Это звучит как единое задание, одна часть которого способствует выполнению другой, так что в целом оно кажется легче, чем два отдельных задания. Если бы мать сначала попросила Джонни вывести велосипед, а потом велела ему закрыть гараж, для него это представлялось бы как два отдельных, не связанных между собой дела. На каждую из двух просьб легко было бы сказать: "Не хочу". Но отказ от двойного задания был бы просто непонятен. Что он означал бы? Что он не выведет велосипед? Что если и выведет, то не вернется к гаражу? Что не закроет дверь? Удерживать от отказа в подобном случае может сама степень усилий, которые нужны, чтобы определить, от чего именно отказываешься. А отказываться "вообще от всего" – неловко. Поэтому Джонни скорее выполнит, пусть и нехотя, такое комбинированное поручение, чем будет анализировать ситуацию. Попроси его мать о любой из этих вещей по отдельности, Джонни легко мог бы бросить: "А, потом!" Но в случае такой двойной задачи он не может просто сказать "потом", ибо если он выведет свой велосипед "потом", то должен будет "немедленно" вернуться к гаражу и "немедленно" закрыть дверь. Логичность этого "если – то должен", конечно, мнимая, но повседневная жизнь – вовсе не задачник по логике, в ней обычно действуют свои эмоциональные резоны. Я нередко говорю своим пациентам: "Как только вы сядете в кресло, вы войдете в состояние транса". Пациент, конечно же, собирается сесть в кресло. Но теперь это действие начинает выступать для него как условие погружения в транс. Таким образом, состояние транса индуцируется действием, которое пациент с наибольшей вероятностью собирается осуществить...”.
          Тройная спираль.
          Техника под названием “тройная спираль Милтона Эриксона” (для использования транса) очень близка по структуре и технике перекрывания реальностей (для наведения транса). Здесь тоже история вплетается в историю, но по другим правилам: вы начинаете рассказывать некую историю №1, примерно в середине ее прерываете и начинаете рассказывать историю №2, которую тоже прерываете в середине. Затем вы полностью рассказываете историю №3. Потом вы заканчиваете историю №2, после чего завершаете историю №1. Истории под номерами 1 и 2 полностью осознаются и запоминаются вашим партнером, а история №3 забывается (причем очень быстро) – в нее вы и включаете инструкции для подсознания партнера. Чтобы не запутаться в последовательности историй, составьте себе схему.
          СХЕМА 3. “Тройная спираль Милтона Эриксона”

          История 3
          История 2 (начало) История 2 (конец)
          История 1 (начало) История 1(конец)
          Начало целого рассказа Конец целого расскаэа

          Послушайте обычную историю, оформленную в тройную спираль:
          ...Это произошло со мной, когда я учился примерно в седьмом классе школы. Двоюродный брат взял меня с собой на весенние каникулы в деревню, километрах в сорока от Красноярска. Весна в том году была теплая, и мы с мальчишками много бегали по окрестностям, а как-то раз решили перебраться через речку – там была маленькая речка, почти ручей, все русло которой заросло ивой. Речка протекала по оврагу, поэтому была покрыта льдом, хотя на открытых местах снег уже сошел. Все перешли через речку по веткам и корням деревьев, а я был полненький, неуклюжий – поскользнулся и провалился под лед по шею...
          ...Примерно в том же году мы изучали в школе химию, и меня настолько заинтересовали взрывы, что я пошел в химический кружок при институте. Первое, чему нас там учили – это техника безопасности. Перед тем как допустить к самостоятельной работе, нам обязательно показывали один экспонат. Это была банка с формалином, а в ней... Как вы думаете, что в ней хранилось?..
          ...Человек, который занимался с нами в кружке, оказался в итоге лучшим из моих учителей. Именно он развил у меня абстрактное мышление, потому что он любил говорить нам: “Возьмите те знания и навыки, которые вы получили в одной области, и попробуйте применить их в другой! Если вы уже знаете алгебру, она пригодится вам и в химии...”.
          ...А в той банке с формалином хранилось несколько пальцев, которые оторвало взрывом неаккуратному химику. Не знаю, было ли это лучшим способом, чтобы привлечь внимание подростков к технике безопасности, но это действовало...
          ...И тот случай, когда я весной провалился под лед, был, наверное, первым случаем, который привлек мое внимание к целительным силам природы. Я тогда разделся, походил босиком, одежду мы просушили на костре, и после этого у меня не было даже насморка. Вот такая история.
          Реплика из зала: Уже сейчас я не могу вспомнить вашу историю №3. Кто-нибудь помнит ее?..
          С. Горин: Тем интереснее будет понаблюдать за тем, как вы будете выполнять полученную инструкцию.
          (Примечание для читателей: восприятие тройной спирали “на глаз”, то есть при чтении текста, очень сильно отличается от восприятия “на слух”, и практически не дает понятия о том впечатлении, которое производит на слушателей “тройная спираль”. В домашних условиях вы можете получить представление о “тройной спирали”, если запишете на магнитофон оформленную соответствующим образом историю и послушаете ее примерно через две недели после записи).
          Как видите, приведенная техника достаточно удобна еще и тем, что она не отнимает много времени. Мне хотелось бы, чтобы вы попробовали себя в ней. Давайте подумаем о том, что может быть содержанием вашей истории №3. В деловом общении история №3 может иметь такие сюжеты: выгоды, которые вы предоставили какому-то из прежних деловых партнеров; благодарность ваших прежних партнеров или клиентов; выгодное отличие вашего предложения от предложений конкурентов – и многое другое, конечно. Я заметил, что здесь, на семинаре, вы часто бываете неуверены в своих силах, вы боитесь, что у вас что-то не получится. Пусть кто-нибудь из вас “вплетет” в “тройную спираль” сообщение типа “будьте уверены в себе”.
          Упражнение №14. Выполняется индивидуально. Вы выбираете простую инструкцию, делаете ее содержанием историю №3, придумываете или вспоминаете истории №1 и №2 и составляете из них “тройную спираль”
          История Виталия... После того как я закончил восьмой класс, ребята из класса решили отправиться на каникулах в поход по реке на лодках. Лодки были надувными и не очень устойчивыми – часто переворачивались, поэтому приходилось тщательно выбирать маршрут. Впрочем, все мы умели плавать, к тому же был жаркий июнь... На своей лодке я был “капитаном”, и маршрут приходилось выбирать мне. Однажды мы подплыли к такому месту, где река разделялась надвое. Я задумался – по какому из рукавов реки плыть?..
          ...Позже мы сделали привал на острове. Остров был небольшим, мы решили его обследовать, и уже в сумерках пошли вокруг острова. Мы шли, громко переговариваясь и смеясь, и вдруг, когда мы были на противоположной стоянке стороне острова, мы увидели очень крупные следы... Веселье с нас как рукой сняло. Мы остановились и какое-то время стояли молча, глядя на следы и друг на друга. Как вы думаете, чьи это были следы?..
          ...Не знаю, известно вам это или нет, но, когда путешествуешь в лодке по реке, очень важно оставаться на плаву. Это настолько важно, что постоянно повторяешь: “Будь уверен в себе, у тебя все получится!..”
          ...И те следы, которые мы нашли на острове, были следами медведя. Мы, деревенские мальчишки, сразу это поняли. Назад к стоянке мы бежали очень быстро, и, конечно, сменили место привала...
          ...Возвращаясь к тому моменту, когда мне пришлось выбирать, по какому из рукавов реки плыть, могу сказать, что именно тогда я впервые осознал свою ответственность за выбор. Все лодки поплыли по правому рукаву, а я выбрал левый. Лодка перевернулась, и меня разжаловали из “капитанов” в простые матросы.
          Истории, метафоры, притчи...
          С. Горин: Вы уже знаете, что можно навести транс, рассказывая историю. Но через историю можно и использовать транс. Это более сложная техника – хотя бы потому, что вам придется создать контекст, в котором партнер согласится вас слушать. История или метафора при использовании транса работает медленнее, чем предыдущие техники, поэтому я уделяю особое внимание “техникам быстрого реагирования”. Но я уже говорил, что лично мне нравится применять истории, так как эта техника стимулирует творческие способности у вас как гипнотизера. Самый, пожалуй, известный на сегодня гипнотизер эриксонианского толка, Иисус Христос, давал очень мало прямых инструкций (особенно в начале карьеры). Он не говорил людям прямо: “Будьте добры друг к другу”, он просто начинал рассказывать притчу о том, как один человек попал в беду в пустыне и стал просить помощи у проходящих мимо людей. И кто-то делал вид, что не замечает его. Кто-то говорил, что надо идти в деревню, где люди помогут ему. Но вот подошел человек, который не стал давать советы – он напоил страждущего водой, взял его в свой караван и спас его... Рассказав историю, не делайте выводов сами, не поясняйте смысл истории Пусть вывод сделает сам слушатель – тогда он будет считать этот вывод своим. Ваша задача – составить такую историю, после прослушивания которой слушатель сделает именно тот вывод, который нужен вам. Вообще-то можно долго говорить о том, как именно надо составлять истории для использования транса. Конечно, нужно привлечь внимание собеседника и удержать это внимание – поэтому вы насыщаете свою историю подробностями о месте и времени
          действия, о действующих лицах. История должна иносказательно описывать проблему, с которой столкнулся ваш партнер, и пути решения этой проблемы (причем надо описывать все основные моменты, с которыми встретится партнер, решая проблему). Наверное, в деловом общении вам придется рассказывать истории о дипломатах, о государствах, которые заключают союзы. Или о том, как люди знакомятся друг с другом и узнают что-то очень интересное и выгодное в этом знакомстве. Придумать подходящую тему и составить историю – хорошее творческое задание. Лучше, чтобы в истории был какой-то юмор (кстати, юмор считается одним из компонентов эриксонианского гипноза). Я приведу вам несколько примеров эффективно сработавших историй из медицинской практики. Однажды меня попросили поработать с одной женщиной, которая собиралась рожать и очень боялась болей при родах. Я решил не говорить ей, что боли не будет, поскольку это было бы инструкцией с отрицанием. Я погрузил эту женщину в транс и начал долго и скучно рассказывать ей о том, как течет вода по резиновому шлангу. Шланг имеет эластичные стенки, которые могут расширяться. Если в этот шланг попадает камешек, то под напором воды камешек постепенно будет выходить, потому что давление будет очень сильным, а шланг при этом будет расширяться еще больше... И рано или поздно он расширится настолько, что камешек начнет выходить быстро... Но когда камешек будет выходить, шланг еще растянется – он ведь эластичный и что может чувствовать шланг? Ему все равно! Он просто растягивается и растягивается, он ведь для этого и приспособлен... И когда камешек полностью выйдет, шланг опять примет свою обычную форму... Что он может при этом чувствовать?.. Одно только растяжение... и удовольствие оттого, что его форма становится прежней.
          Женщина была удивлена моей историей – но еще больше она удивилась тогда, когда при родах не чувствовала никакой боли. Второй пример я взял из книги Лесли Камерон-Бэндлер. У нее был пациент с преждевременной эякуляцией (быстрое семяизвержение при половом акте), и этому пациенту она рассказала такую историю... Когда вы путешествуете на машине, вы можете ехать очень быстро, выбирая из экономии самую короткую дорогу... Но иногда вам может стать интересным то, что происходит по дороге, и тогда вы можете выбрать более длинный путь... И вы можете наслаждаться всем тем, что вы видите, проезжая по дороге... Вы можете наслаждаться тем, что вы слышите и чувствуете... И тогда вы замедляете скорость, и вам становится все интереснее и интереснее... Чем медленнее скорость, тем больше приятных переживаний вы имеете, тем больше приятных ощущений... В какой-то момент можно вообще остановиться и наслаждаться тем, что происходит здесь и сейчас...
          Реплика из зала: Он так вообще не приедет (смех в зале).
          С. Горин: Нет, ну дорога для того и придумана, чтобы приехать в какой-то конечный пункт. “И тогда оказывается, что ты можешь приехать в тот же пункт более длинной дорогой, получив гораздо больше удовольствия”. Примерно так. Люди, работающие в техниках эриксонианского гипноза, часто считают нужным составлять довольные длинные истории – и правильно считают. Но работать могут и сверхкороткие истории, афоризмы. Однажды при работе с пациенткой, страдавшей депрессией (болезненно пониженным настроением), и долго рассказывавшей мне, что все в ее жизни рухнуло и ничего нельзя восстановить, я сказал: “Ну, теперь пойдет на поправку”. Она, конечно, спросила: “Почему?”. Я ответил: “Потому что хуже некуда...”. Знаете, она приняла мою трактовку – и вышла из депрессии. Мне самому в свое время очень помог афоризм, который рекомендую и вам на случай затяжных неудач. Можете применять его, занимаясь самогипнозом, или для ободрения менее удачливых ваших знакомых... Вот этот афоризм: “Когда я упал на самое дно – снизу постучали”.

          ГЛАВА 6. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТРАНСА И МАНИПУЛЯЦИЯ СОЗНАНИЕМ (ВТОРАЯ СТУПЕНЬ)
          Техника рассеивания.
          Самым значительным вкладом в развитие гипноза Милтон Эриксон считал свою технику рассеивания (другое название – техника вставленных сообщений). Она, действительно, получила большое распространение в будущем, при поисках новых способов рекламы, пропаганды и других методов воздействия на индивидуальное и массовое сознание. Исторической предпосылкой ее появления было увлечение психологов и психиатров в тридцатые годы нашего века исследованиями ассоциативного мышления. Существовала техника свободных ассоциаций: человеку предлагали подумать о его проблеме, а затем рассказать все, что ему приходит на ум в связи с этим (любые воспоминания, сновидения; любые побочные идеи, не связанные, казалось бы, с данной проблемой логически). Оказалось, что в полученном потоке вроде бы бессвязных мыслей, свободных ассоциаций, есть слова, значимые для понимания проблемы человека, и эти значимые слова человек обязательно обозначает каким-то образом (паузой, сменой интонации, жестами). Из обозначенных слов можно сложить вполне связный рассказ о том, что представляет собой проблема на самом деле. Хороший следователь знает, что не надо перебивать и останавливать человека, который увлеченно врет; дайте ему продолжать врать – и он расскажет вам всю правду. Идея Эриксона состояла в том, чтобы использовать этот процесс в обратном порядке: составить текст внушения, а затем “растворить” его в каком-то рассказе нейтрального содержания, обозначая впоследствии неким способом значимые слова (составляющие текст внушения). Его интересовало, будет ли человек подсознательно усваивать такие замаскированные внушения? При экспериментальной проверке выяснилось, что техника вставленных сообщений является самой лучшей ловушкой для сознания.. Первые эффективные примеры использования техники рассеивания в медицинской практике стали хрестоматийными. Они излагаются или хотя бы упоминаются в каждой книге по эриксонианскому гипнозу под названием “история о помидоре” и “история о стенографистке”. Мне не хотелось бы пересказывать эти истории – прочитайте их в изложении самого Милтона Эриксона.

          Милтон Эриксон (1901-1980 г.г.)
          “...Джо был цветоводом. Он начал свою карьеру, торгуя на улице цветами. Джо откладывал заработанные гроши, чтобы снова приобрести цветы, потом продать их, купить новые и т. д. Вскоре он смог купить небольшой участок земли. Теперь у него появилась возможность иметь еще больше цветов. Он выращивал их с такой любовью и так наслаждался их красотой, так хотел поделиться этой красотой с другими, что дело его шло прекрасно, и он приобретал все больше земли, чтобы выращивать на нем все больше цветов, и т. д., и т. д. В конце концов он стал ведущим цветоводом одного большого города. Джо страстно любил свое дело, был полностью поглощен им, и в то же время был хорошим мужем, хорошим отцом, хорошим другом и очень уважаемым членом местного общества. Но вот в роковой сентябрьский день хирургам пришлось удалить опухоль, возникшую у него на щеке, стараясь не слишком обезобразить лицо Джо. Опухоль оказалась злокачественной. Была назначена радикальная терапия, но врачи вынуждены были признать, что слишком поздно”. Больному сообщили, что ему остался месяц. Что и говорить, Джо был сокрушен и подавлен. Мало того, его мучили сильнейшие боли. Когда подходила к концу вторая неделя октября, родственники Джо попросили автора как можно быстрее посетить его в клинике и попытаться с помощью гипноза облегчить его страдания, поскольку наркотические препараты уже мало помогали. Узнав о прогнозе, данном Джо, автор без особого энтузиазма согласился приехать, поставив условие, что в день визита вся медикаментозная терапия будет отменена с четырех утра. Врачи, лечившие Джо, любезно согласились это сделать. Перед самой встречей с пациентом автора предупредили, что он не выносит даже упоминания слова “гипноз”. Вдобавок к этому один из детей Джо, молодой врач, проходивший стажировку в известной психиатрической клинике, тоже не верил в гипноз. На него не мог не повлиять тот факт, что сотрудники этой клиники разделяли самое скептическое отношение к гипнозу. Там не было, насколько известно автору, ни одного врача, который имел бы малейший непосредственный опыт в этой области. Итак, этот молодой врач должен был присутствовать при встрече автора с Джо, и тот, очевидно, знал о его отношении к гипнозу. Джо встретил автора очень любезно и приветливо. Скорее всего, он не знал о причине визита. При осмотре пациента, оказалось, что пораженный участок щеки и шеи по сути отсутствовали в результате продолжавшихся после операции процессов изъязвления и некроза. Джо была сделана трахеотомия, поэтому он не мог говорить. Он общался с помощью карандаша и бумаги, пачки которой были у него всегда под рукой. Меня проинформировали, что каждые четыре часа Джо получает наркотики ... и мощные дозы седативных препаратов барбитуратовой группы. Спал он мало. Рядом с ним постоянно находилась дежурная сиделка. Джо то и дело вскакивал с кровати и писал бесчисленные записки. В одних из них он писал что-то по поводу работы, в других обращался к семье, но чаще всего это были жалобы на страдания, которые он испытывал, и требования дополнительной помощи. Острая боль мучила его беспрерывно, и он никак не мог понять, почему врачи не могут делать свое дело так же хорошо, как он делал свое. Ситуация, в которую он попал, просто бесила его. Он расценивал ее как неудачу, а главным мерилом в его жизни всегда был успех, которого можно добиться честным трудом. Когда дела в его бизнесе шли плохо, он делал все, чтобы их поправить. Почему же врачи этого не делали? У них ведь есть обезболивающие средства, почему же они позволяют ему страдать от такой нестерпимой боли? После того как нас представили друг другу, Джо написал: “Чего вы хотите?” Этот вопрос послужил хорошим началом для применения автором его метода наведения гипнотического транса и снятия боли. Здесь не будет полностью воспроизведено все, что говорилось во время сеанса, поскольку многие части этого длинного монолога повторялись по нескольку раз, причем не обязательно в одной и той же последовательности, и нередко в сокращенном виде, когда делалась ссылка на то, что говорилось раньше, и повторялось только несколько фраз. Нужно признаться, что автор очень сомневался в возможности какого бы то ни было результата, так как помимо тяжелого физического состояния у Джо наблюдались явные признаки интоксикационных расстройств, вызванных приемом большого количества медикаментов. Несмотря на то, что автор весьма невысоко оценивал шансы на успех, он был уверен в одном – что должен и может оставить свои сомнения при себе, и всем своим поведением, тоном каждого сказанного слова показать Джо, что он искренне заинтересован в нем и хочет ему помочь. Если даже только это сообщение можно было бы донести до Джо, то уже одно это принесло бы некоторое облегчение и самому Джо, и его семье, и медсестрам, которые располагались в соседней комнате и которым все было слышно. Автор начал: “Джо, я хотел бы побеседовать с вами. Я знаю, что вы – цветовод, и занимаетесь выращиванием цветов. Знаете, сам я вырос на ферме в Висконсине, и я тоже любил выращивать цветы. И до сих пор люблю. Ну вот, я хотел бы, чтобы вы сели в это уютное кресло, а я буду говорить. Я расскажу вам о самых разных вещах, но не о цветах пойдет речь, потому что вы знаете о цветах намного больше меня. Не о цветах. Это не то, чего вы хотите. (Читатель заметит, что определенный шрифт используется для выделения вкрапленных гипнотических внушений. Это могут быть отдельные слоги, слова, фразы или предложения, произносимые с особой интонацией). “А теперь я спокойно могу начать свой рассказ, и мне хотелось бы, чтобы вы спокойно слушали меня, пока я буду рассказывать о саженцах помидора. Вы, может быть, и удивитесь. С чего бы нам говорить о помидоре” Семечко помидора сажают в землю и с надеждой ожидают, что из него вырастет растение и даст плод, который принесет удовлетворение. Семечко впитывает влагу, это не очень трудно, потому что этому помогают дожди, которые несут мир и покой, и радость роста всем цветам и помидорам. Это маленькое семечко, Джо, медленно набухает и выпускает маленький корешок с цилиями. Вы, может быть, не знаете, что такое цилии: цилии – это такие штуки, которые работают, чтобы помочь семечку помидора вырасти, пробиться из земли наверх, а вы можете просто слушать меня, Джо, пока я буду продолжать свой рассказ. Вы можете слушать и слушать меня, и удивляться, просто удивляться тому, что вы действительно можете узнать. Вот вам карандаш и блокнот, а что касается помидора, то он растет очень медленно. Вы не видите, как он растет. Вы не слышите, как он растет, а он растет себе: пробиваются первые крохотные листочки, стебель покрывается нежными волосками, потом такие же волоски появляются и на листьях. Они очень напоминают цилии на корнях, и, должно быть, позволяют растению чувствовать себя очень хорошо, очень уютно, если вы можете представить, что растение может чувствовать. Вы не видите, как оно растет, вы не чувствуете, как оно растет но вот еще один листок появляется на этом крохотном стебельке, а потом еще один. Как знать, пусть это звучит по-детски наивно, но, может быть, куст помидора действительно ощущает покой и мир, пока растет. Каждый день он растет, и растет, и растет. Какой покой ощущаешь, Джо, когда наблюдаешь, как растет растение, но не видишь его роста и не чувствуешь его, а только знаешь, что все идет к лучшему для этого маленького помидора, на котором появляется еще один листок, и еще один, и новая веточка, и он спокойно себе разрастается во всех направлениях...”. (Многое из вышесказанного было к этому моменту многократно повторено, иногда – отдельные слова, иногда – развернутые предложения. Немаловажным соображением было находить такие разные словесные формулировки для одних и тех же идей, а также многократно повторять гипнотические внушения). Через некоторое время после начала сеанса в комнату на цыпочках вошла жена Джо с листом бумаги, на котором было написано: “Когда вы намерены начать гипноз?” Автор не мог рассмотреть надпись на листе, и ей пришлось положить лист прямо перед ним, и, соответственно, перед Джо. Не прерываясь, автор продолжал описывать помидор, а супруга Джо, взглянув на мужа, заметила, что он ее совершенно не видит и даже не подозревает о ее присутствии, находясь в сомнамбулическом трансе. После этого она сразу же удалилась. “...А вскоре на растении завяжется первая почка. Неважно, на которой из веточек это произойдет, ведь скоро все веточки, весь куст помидора покроются такими же нежными почками. Интересно, может ли помидор, Джо, испытывать ощущение покоя?
          Знаете, Джо, растение – чудесная штука, и так приятно, так забавно думать о нем, как о человеке. Могло бы такое растение испытывать приятные ощущения, чувство покоя, по мере того как начинают формироваться крохотные помидорчики, такие крохотные, и все же убеждающие тебя в том, что сумеют пробудить твой аппетит, что вскоре тебе так захочется съесть спелый, подрумяненный солнцем помидор, так приятно наполнить желудок едой7 Как это прекрасно – ощущать себя ребенком, который хочет пить и утоляет жажду, хотеть пить, Джо, и утолять свою жажду. Вот что чувствует помидор, когда идет дождь и освежает все вокруг, и становится так хорошо (пауза). Знаете, Джо, куст помидора растет буквально каждый день, набирается сил день ото дня. Знаете, Джо, мне почему-то кажется, что помидор может испытывать в полной мере покой и уют каждый день. Знаете, Джо, буквально каждый день, день ото дня. И то же происходит со всеми на свете помидорами. (Внезапно Джо вышел из транса, стал проявлять признаки дезориентации, вскочил на кровать, принялся размахивать руками. По всем признакам его поведение напоминало характерные приступы, которые возникают вследствие барбитуровой интоксикации. Казалось, Джо совсем не видит и не слышит автора. Однако неожиданно Джо спрыгнул с постели и двинулся в направлении автора. Руку Джо свела сильная, но кратковременная судорога. Была вызвана сиделка. Она вытерла испарину с его лба, сделала перевязку и дала через трубку немного воды со льдом. После этого Джо позволил автору вновь усадить себя в кресло. В ответ на попытку автора поинтересоваться состоянием его предплечья, Джо схватил карандаш и бумагу и написал: “Рассказывайте, рассказывайте”.) Ах, да, Джо, сам я вырос на ферме, и думаю, что семечко помидора – замечательная вещь. Подумайте, Джо, только подумайте, ведь в этом маленьком семечке на самом деле покоится так естественно, так уютно красивое растение, которое еще надо вырастить, которое родит такие забавные листья и ветки. Листья и ветки так красивы, такого красивого зеленого цвета: ты можешь действительно почувствовать себя счастливым, глядя на семечко помидора и размышляя о том замечательном растении, которое в нем заключено, которое в нем мирно покоится, спокойно и уютно, Джо. Я сейчас пойду пообедать, а когда вернусь, мы продолжим”. Из записи этого сеанса видно, насколько просто гипнотерапевтические внушения могут быть включены в канву внушений, направленных на наведение транса и его поддержание. Последние в таком случае берут на себя дополнительную функцию своего рода носителя терапевтического воздействия. Особо следует выделить просьбу Джо, чтобы автор “рассказывал”. Она означает, что несмотря на интоксикацию, периодически дававшую о себе знать в виде приступов, Джо был, вне всяких сомнений, доступен для контакта. Более того, он быстро усвоил именно то, что нужно, из этой абсурдной импровизации про семечко и росток, которую он выслушал от автора. У Джо не было, конечно, никакого интереса к бессмысленным и бесконечным рассуждениям о помидорном кусте. Он хотел избавиться от боли, хотел покоя, отдыха, сна. Вот к чему стремилась его душа, вот чего он страстно желал. Однако именно эта острая потребность заставляла его и в бормотании автора пытаться найти что-то полезное для себя. И там был этот желанный смысл, причем выраженный в такой форме, что Джо мог как бы непосредственно воспринимать его, совершенно не осознавая этого. Джо вышел из транса спустя считанные минуты после того, как автор произнес, казалось бы, совершенно невинную фразу: “...хочет пить, Джо”. Не составило особого труда и повторное введение в транс. Оно было достигнуто при помощи двух коротких фраз: “...подумайте, Джо, подумайте” и “...покоится так естественно, так уютно”, включенных в достаточно бессмысленный набор идей. Однако, повторим: в этом, казалось бы, бессмысленном повествовании содержалось то, в чем так нуждался Джо, и он сразу же воспринял это. Как рассказала сиделка, за обедом Джо был поначалу спокоен, но потом медленно стало нарастать беспокойство и произошел очередной интоксикационный приступ. К тому времени, когда автор вернулся, Джо ждал его с нетерпением. Джо пожелал общаться с помощью записок. Некоторые из них невозможно было разобрать, так как писал он крайне торопливо и потом с раздражением их переписывал. Один из родственников помог автору расшифровать эти записки. Их содержание касалось самого Джо, его прошлой жизни, его бизнеса, его семьи, “ужасной прошлой недели” и “ужасного вчерашнего дня”. Там не было ни жалоб, ни требований, лишь несколько раз встречалась просьба к автору рассказать о себе. Наша беседа прошла достаточно успешно, по крайней мере, судя по тому, что возбуждение Джо постепенно улеглось. Когда же его попросили перестать расшагивать по комнате и сесть в кресло, которое он занимал прошедшим утром, он с готовностью выполнил эту просьбу и ожидающе взглянул в сторону автора.
          “Знаете, Джо, я мог бы еще рассказать вам о росте помидора, и тогда, слушая мой рассказ, вы, вероятно, заснете, в самом деле, хорошо и крепко заснете”. (Это вводное высказывание по всем признакам есть не более чем малозначащая общая фраза. Если пациент реагирует на нее гипнотически, как это сразу же случилось с Джо, то все в порядке. Если же пациент не откликается, то сказанное вами было всего лишь несущественной проходной фразой. Случись так, что Джо не вошел бы мгновенно в транс, далее могли бы последовать вариации типа: “Но лучше давайте поговорим о цветке помидора. Вы, вероятно, видели в кино, как медленно-медленно распускаются цветы, как они дарят ощущение умиротворенности, ощущение покоя, пока вы наблюдаете, как они раскрываются. Так прекрасно, так спокойно наблюдать все это. Можно испытать такой безграничный мир и покой, когда смотришь подобный фильм”.) Автор не видит необходимости говорить что-либо еще о технике наведения и поддержания транса, а также о рассеивании терапевтических внушений. <...> В тот день работа с Джо дала прекрасные результаты, несмотря на несколько вынужденных пауз, связанных с токсическими приступами и специальными перерывами, которые автор делал, чтобы оценить, насколько глубоко усвоено содержание гипнотических внушений. Вечером Джо от души жал руку автора перед его отъездом. Интоксикационные проявления были заметно ослаблены. У Джо не было жалоб. Судя по всему, мучительная боль его оставила и он выглядел довольным и счастливым. Родные Джо беспокоились, были ли даны ему постгипнотические внушения. Автор заверил их, что он их получил. Они были очень плавно введены в подробнейшее, со многими повторами описание роста помидора, а также содержались в особо интонационно выделенных фразах: “Вы знаете, Джо, буквально каждый день... испытывать в полной мере покой и уют”, “знаете, Джо, буквально каждый день, день ото дня.” ... За месяц, проведенный дома, он прибавил в весе и силе. Изредка случался приступ боли, но его можно было купировать либо аспирином (!), либо 25 мг димерола. Джо был счастлив, что находился в кругу семьи. Поговаривали даже о некой важной и плодотворной деятельности Джо в этот период, о которой автор недостаточно информирован. <...> Хотя за прошедший со дня первой встречи месяц злокачественная опухоль продолжала прогрессировать, физическое самочувствие Джо значительно улучшилось”.
          А теперь – история о стенографистке, страдавшей головными болями, которой Милтон Эрнксон давал лечебные внушения во время диктовки текста:
          “...Одна из новых стенографисток отдела, имевшая сильное предубеждение против гипноза, страдала от жестоких приступов мигрени... Ее неоднократно обследовали, но безрезультатно. Обычно она удалялась в комнату отдыха, чтобы “переспать головную боль”, что занимало у нее, как минимум, три часа. Но однажды во время одного из таких приступов автор не позволил ей отправиться в комнату отдыха и достаточно настойчиво предложил писать под диктовку. Подавляя в себе негодование, она приступила к работе, но через пятнадцать минут прервала автора, сообщив с изумлением, что головная боль прошла. Она приписала это своему гневу в ответ на принуждение писать под диктовку. В другой раз в таком же состоянии она сама вызвалась поработать с неким трудным материалом, от которого уклонялись все другие стенографистки. Головная боль усилилась, и она решила, что ее удачный опыт работы под диктовку а

А вы пробовали гипноз? (2 3 4 5)



[Комментировать]