Глава 5 ЭМОЦИИ И ЧУВСТВА

Предисловие (Глава 1 Глава 2 (2-2) Глава 3 Глава 4 Глава 5 Глава 6 Глава 7 Глава 8 Глава 9 Глава 10)

          1. ИСТОРИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ

          Эмоции и чувства привлекали к себе внимание еще древних и подроб-
          но описывались. В трудах Аристотеля говорится, что там, где налицо
          ощущения, появляются и чувства – удовольствие, страдание, ярость,
          бесстрашие и т.п. В учении Аристотеля об <очищающем характере чувств
          и переживаний> человека (катарсисе) тонко подмечен факт возникнове-
          ния сложных чувств во время восприятия произведений искусства. Одна
          из первых классификаций эмоций была дана философами, принадлежа-
          щими к школе стоиков.

          В последующие века об эмоциях писалось довольно много. Однако
          науке эти работы почти ничего не давали, ибо моралисты, политики и
          философы в соответствии с духом эпохи проповедывали страх божий,
          смирение и покорность, осуждая чувства собственного достоинства,
          эстетического наслаждения и т.п., но были и исключения, например
          работы Авиценны, который, изучая взаимозависимость духовной и фи-
          зической жизни, прибегал даже к специальным экспериментам.

          Известен такой его опыт. Он брал двух барашков одного помета и одина-
          ково физически развитых, помещал их в совершенно одинаковые условия
          (питание, вода, температура, уход и пр.). Около одного из них он привя-
          зывал волка. В результате оказывалось, что тот барашек, который посто-
          янно видел волка, постепенно переставал принимать пищу, день ото дня
          слабел и вскоре погибал. Контрольное животное росло и развивалось без
          отклонений.

          Первой монографией, посвященной эмоциям, считается трактат Р. Де-
          карта (1649) <Страсти души>, в котором автор пытался обосновать возник-
          новение чувств с физиологической точки зрения, имея в виду эпифиз
          <седалищем души>. Некоторую систематику в раздел эмоций внес Б. Спи-
          ноза (<Этика>, <Эстетика>).Человеческие чувства составляли предмет при-
          стального изучения философов (Дж. Локк, К.А. Гельвеций, Д. Дидро,
          А. Смит, Ж.Ж. Руссо и др.).

          В конце XVIII века Тетенс разделил психологическую жизнь человека
          на ум, чувства и волю. С выделением психологии в специальную науку
          возросло количество работ посвященных эмоциям, а главное – измени-

          лось их качество. Теперь исследования проводились в направлении не
          только классификации эмоций, но и выяснения механизма их происхож-
          дения. Очень подробно были изучены те сдвиги в организме, которые
          появляются при тех или иных чувствах. Толчок в этом направлении был
          дан капитальным исследованием Ч. Дарвина <Выражение эмоций у
          человека и животных> (1872). С этого времени в исследовании эмоций
          появился эксперимент. Изучение их в чисто описательном плане и в
          отрыве от мозга изжило себя.

          Работы по изучению частных вопросов эмоций в период конца XIX-
          начала XX века дали относительно много. Однако в классификациях
          преобладала абстрактность, многие теории, не имея в основе естествен-
          нонаучной базы, заходили в тупик. Некоторые из этих теорий до сих пор
          еще имеют хождение среди определенной части зарубежных ученых.
          Например, У. Мак-Дугалл в 20-х годах связывал возникновение чувства
          гнева с врожденным инстинктом драчливости, обладания чем-либо – с
          инстинктом накопления и т.п. Подобное биологизирование чувств вряд
          ли оправданно и приемлемо с точки зрения современного состояния
          науки.

          2. ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ЭМОЦИЙ

          Общеизвестно, что без человеческих эмоций не может совершаться
          процесс познания окружающего мира. Вместе с тем эмоциональные про-
          цессы и состояния не должны противопоставляться всей остальной пси-
          хической деятельности. Источником чувства всегда прямо или косвенно
          является объективная реальность, хотя субъективно чувства направлены
          на тот или иной объект внешнего или внутреннего мира.

          Эмоции и чувства определяют то или иное отношение личности к
          внешним или внутренним раздражителям, к представлениям и понятиям
          физического или социального порядка. Преломляясь в нашем жизненном
          опыте, эти раздражители вызывают соответствующую субъективную ре-
          акцию в форме более простых эмоций и высших чувств, характер которых
          зависит прежде всего от того, насколько удовлетворены (или, наоборот,
          не удовлетворены) наши высшие или низшие потребности.

          Отражательная, познавательная функция организма развивается и
          совершенствуется в процессе эволюции как средство наиболее тонкого и
          правильного приспособления к окружающей среде. Наши ощущения не
          только дают объективную истину, но и являются средством биологичес-
          кого приспособления к определенным обстоятельствам, конкретным
          ситуациям. Качества возникающих впечатлений, представляющих собой
          сложную гамму чувств, связаны со степенью удовлетворения потребнос-
          тей организма, запросов человека. Другими словами, наши эмоции и
          чувства являются тонким индикатором, указывающим степень полезнос-
          ти раздражителя для жизнедеятельности (эмоции) или для взаимоотно-

          128

          шения личности и общества (чувства). При этом различные формы
          отношений человека к воспринимаемому располагаются между полюсами
          приятного и неприятного.

          Таким образом, эмоции и чувства – это субъективное отражение
          объективных отношений, в которых находятся предметы и явления
          окружающей действительности, к потребностям, мотивам и целям
          деятельности человека. При этом указанные отношения человек субъек-
          тивно переживает как свои отношения к предметам и явлениям, вызвав-
          шим определенные эмоции и чувства.

          Эмоции есть и у животных, но чувства – только у человека. В чувст-
          вах проявляются особенности личности в целом, ее высшие потребно-
          сти.

          Потребность – это необходимость в чем-то, неудовлетворение кото-
          рой вызывает отрицательные эмоции. Различают материальные, или
          естественные потребности (в пище, жилье, сне и т.д.) и потребности
          духовные, или общественные, которые соответствуют интеллектуальным,
          моральным, эстетическим и праксическим запросам личности. Но даже
          естественные потребности приобретают у человека социальный характер,
          так как формируются в процессе общественно-исторического развития
          личности. Наиболее важной ддя личности является потребность в труде,
          что должно учитываться при построении системы психотерапии.

          Чувства – это одно из проявлений общественного сознания; родились
          они в процессе исторического развития общества и становления в нем
          личности. Они определяются не изолированным объектом, а самим
          бытием человека, независимо от того, сознает он это или нет. Разумеется,
          каждый индивидуум при встрече с каким-либо раздражителем говорит
          себе либо <плохо>, либо <хорошо>, или же уточняет градации между этими
          двумя оценками. Объясняется это индивидуальными особенностями лич-
          ности в целом. Основную роль в окончательной <обработке> рождающе-
          гося чувства играет наше внутреннее убеждение, которое часто
          подсказывает, что даже боль, например, – это <хорошо> и, наоборот,
          чувство насыщения, комфорта – это <плохо>. Следовательно, выступает
          ведущая роль социальных мотивов, моральных и этических установок,
          господствующих в данном обществе, которые, преломляясь в сознании
          человека, оказывают решающее действие.

          Основные функции чувств: регулирующая (направляет наше поведение,
          способствует преодолению преград, снимает избыток эмоционального воз-
          буждения и т.п.) и сигнальная (выделяет значимые раздражители, которые
          производят впечатление). Эта сигнальная функция называется импрессшной
          стороной чувств (от лат. impiessio – впечатление) в отличие от экспрессивной
          стороны (от лат. expiessio – внедрение), которая проявляется в выразитель-
          ных движениях. Однако не всегда имеет место соответствие между этими
          сторонами чувств. Язык эмоций краток и должен изучаться в клинике,
          например для выявления маскированной депрессии.

          Эмоции и чувства характеризуются динамикой, фазностью – нап-
          ряжение и разрешение (угасание). Эмоции и чувства могут рассматри-
          ваться как положительные, отрицательные и неопределенные. Последние
          рано или поздно трансформируются в первые два качества. Эмоции и
          чувства полярны (амбивалентны) – радость и грусть, обаяние и отвра-
          щение.

          Изучение физиологической стороны эмоций началось еще с того
          времени, когда И. Кант предложил разделить эмоции на стенические и
          астенические. Исследуя эти две группы чувств, У. Джемс и Ф. Ланге
          создали теорию, в которой примат отдавался сосудистым, секреторным
          и двигательным актам. Раскрытию характера и механизмов этих сдвигов
          в организме оба ученых посвятили много времени, причем были выяв-
          лены различные изменения внутренней среды организма. Однако авто-
          ры рассматривали эмоции исключительно как следствие этих сдвигов.
          Джемс писал: <Неправильно говорить "я увидел медведя, испугался,
          побежал">. Надо: я увидел медведя, побежал, испугался; мы смеемся не
          потому, что нам смешно, но нам смешно потому, что мы смеемся. Теория
          Джемса-Ланге, направленная против идеалистического объяснения эмо-
          ций, в свое время, безусловно, сыграла определенную положительную
          роль.

          С позиций психофизического параллелизма примерно такое же зна-
          чение имела и теория В. Вунота, в которой психическому и физиологи-
          ческому в чувствах отводились независимые места. И если первая теория
          является примером биологизации психических явлений, то вторая –
          примером дуализма. Экспериментальные данные У. Кеннона (1871-
          1945; русский перевод его книги – <Физиология эмоций>, 1927) показа-
          ли, что чувства гнева и страха неизменно сопровождаются повышенным
          поступлением адреналина в кровь. Развивающаяся далее симпатикотония
          играет положительную роль в подготовке животного к борьбе, к деятель-
          ности. В крови увеличивается количество сахара, повышается свертыва-
          емость крови, тонус и работоспособность мышц, учащается сердечная
          деятельность и дыхание, растет артериальное давление. Биологический
          смысл этих и других реакций – привести в готовность защитные системы
          организма животного. Кеннон не только создал свою <таламическую
          теорию эмоций>, но и доказал, что Джемс и Ланге заблуждались. С этой
          целью он путем введения соответевующих лекарств создавал своебразную
          <модель> той или иной эмоции. Скопировав вегетативные, мышечные и
          иные сдвиги, сходные с теми, которые, по мнению Джемса и Ланге, лежат
          в основе эмоций, Кеннон не получил <соответствующих> эмоций.

          Нечто подобное тому, что Кеннон нашел в организме животных,
          наблюдается и у человека. Так, в момент возникновения чувств, особенно
          при значительной их выраженности, человек бледнеет или краснеет,
          возникает бради– или тахикардия, гило– или гипертония мышц, изменя-
          ется деятельность потовых, сальных и иных желез. У испуганного чело-

          130

          века расширены глазные щели и зрачки, повышено кровяное давление.
          Иногда возникает <гусиная кожа>, или <мороз пробегает по коже>, волосы
          <становятся дыбом> – все это является следствием пиломоторной реак-
          ции. В иных случаях стимулируется деятельность желудочно-кишечного
          тракта (реже тормозится), появляются тремор, похолодание конечностей
          и пр. Происходят и другие изменения внутренней среды, в подавляющем
          большинстве целесообразные. В редких случаях вегетативный аккомпа-
          немент наших чувств может быть и бесполезным, а иногда и чрезвычайно
          вредным.

          Во многих старых учебниках по физиологии приводится такой случай:
          группа студентов крупнейшего английского университета, доведенная до
          крайности зверским отношением к ним одного из сторожей, решила его
          проучить. Однажды они инсценировали обстановку судебного заседания,
          куда был доставлен связанный и перепуганный сторож. Собравшиеся
          были в черных одеяниях, на лице у каждого была маска. В торжественной
          обстановке был произведен допрос обвиняемого и свидетелей. Приговор
          гласил: смертная казнь путем обезглавливания. Сопротивлявшегося сто-
          рожа подвели к месту казни, завязали глаза, положили голову на плаху и
          ... резко ударили свернутым в жгут мокрым полотенцем по плахе рядом с
          головой <осужденного>. Когда затем решили прекратить шутку, оказа-
          лось, что сторож умер.

          В исследованиях X. Селье, начатых еще в 1925 г., показано, что в
          момент действия любого по качеству и силе раздражителя (стрессора, по
          X. Селье) в организме происходят глубокие изменения его биологичес-
          кого тонуса, т.е. возникает реакция стресса. Основными этапами стресса,
          по X. Селье, являются: стадия тревоги (изменение артериального давле-
          ния, температуры тела, повышение проницаемости капилляров, желудоч-
          но-кишечные расстройства и др.), стадия сопротивления (повышение
          артериального давления и температуры, на смену гипогликемии приходит
          гипергликемия, алкалозу – ацидоз, увеличивается масса коры надпочеч-
          ников и др.) и стадия истощения. При неблагоприятном исходе в стадии
          истощения организм погибает. В соответствии с положениями X. Селье,
          стрессор может действовать на организм и прямо, и косвенно, например
          в случае волнений и переживаний. Стадии стресса – это проявление
          общего адаптационного синдрома, имеющего в основе первоначальные
          сдвиги в адренало-пшофизарной системе. Таким образом, взаимоотно-
          шения организма и среды X. Селье рассматривает сквозь призму гумо-
          ральной системы регуляции.

          В учении о стрессе основная роль отводится автором гормонам
          адаптации, а также роли нервной системы. Однако несмотря на чрезвы-
          чайную ценность экспериментальных данных, полученных X. Селье (о
          болезнях адаптации, анестезирующих свойствах стероидных гормонов и
          пр.), они не могут быть изолированно полностью использованы при
          изучении механизма возникновения эмоций.

          131

          Последователи учения И.М. Сеченова-И.П. Павлова об отражатель-
          ной роли мозга рассматривают эмоции как одно из проявлений реакции
          организма на раздражители. По их мнению, принцип рефлекторной
          деятельности полностью сохраняет свое значение и по отношению к
          эмоциональным реакциям.

          Как неоднократно указывал И.П. Павлов, эмоции связаны с подкор-
          кой – местом замыкания безусловных рефлексов. При этом он подчер-
          кивал, что подкорковая деятельность – это основа лишь <элементар-
          ных эмоций>, т.е. инстинктов и чувств, сопряженных с ними (голода,
          жазды, самосохранения, продолжения потомства и др.). В работах пос-
          ледних лет доказано, что, как считал еще В.М. Бехтерев, проявления
          эмоций можно получить и у декортицированного животного (X. Мегун,
          Дж. Моруцци).

          По мере развития и усложнения работы головного мозга, возрастанию
          роли второй сигнальной системы механизм возникновения, а главное –
          регуляции наших чувств, подвергается существенным изменениям. Дея-
          тельность подкорки, вегетативной нервной системы в значительной сте-
          пени подчинена коре больших полушарий. Работы многочисленных
          авторов с очевидностью показали, какие глубокие биологические сдвиги,
          в том числе гормональные, сосудодвигательные, внутриорганные, могут
          иметь место, если раздражения внешнего мира принимаются корой
          больших полушарий.

          Тем не менее значение подкорковых механизмов остается весьма
          существенным, особенно в свете выводов, сделанных в работах о роли
          ретикулярной формации. А.А. Меграбян проводит такое красочное срав-
          нение: <Могучий инертный поток подкоркового компонента аффектив-
          ности регулируется гностическими чувствами и направляется по руслу
          разумной необходимости, подобно тому как горная река, закованная в
          бетон гидростанции, дает целесообразно используемую энергию>.

          Анатомо-физиологический субстрат эмоций представлен подкорко-
          выми (в большей степени) и корковыми (в меньшей степени) механиз-
          мами. В коре головного мозга человека имеют представительство так
          называемые высшие эмоции – чувства, которые принимают непосред-
          ственное участие в руководстве эмоциональными реакциями в течение
          всего периода их существования, в том числе и в момент возникновения.
          При этом нервные механизмы являются их основой, а гуморальные
          сдвиги внутренней среды (стресс-сивдром, по X. Селье) предстают в виде
          их промежуточных звеньев. Поэтому не следует строго локализовать
          эмоции и тем более чувства, как это делает Дж. Олдс, выделяя центры
          наслаждения, агрессии и т.д. Мы повторили некоторые опыты Олдса с
          вживленными электродами и получили соответствующий эффект, однако
          мы получали то же самое и при раздражении других областей мозга, в
          том числе и коры, потому что <центры> эмоций представляют сложные
          функционально-динамические системы (по П.К. Анохину).

          132

          3. КЛАССИФИКАЦИЯ ЭМОЦИЙ

          Существует множество различных классификаций эмоций у человека.
          Они могут различаться по силе переживания, по влиянию их на
          жизнедеятельность и по содержанию. В основе другой классификации
          лежат два признака: длительность и степень выраженности того ияи ино-
          го чувства. В зависимости от этого различают настроение, страсть и
          аффект.

          Настроением называется длительное эмоциональное состояние, не
          достигающее значительной интенсивности и не имеющее существенных
          колебаний в течение достаточно длительного периода. Период продол-
          жительности настроения может быть различным – от 1/2-1 часа до
          нескольких дней и даже недель. При этом на всем протяжении данного
          настроения имеет имеет место довольно постоянный основной эмоцио-
          нальный тон – либо отрицательный, либо положительный. Как основной
          чувственный тон, так и легкость, с которой развивается то или иное
          настроение, его длительность зависит и от характера раздражителей, и от
          особенностей нервной системы человека. Наиболее продолжительными,
          а вместе с тем и стойкими бывают такие настроения, которые связаны у
          человека с причинами социально-исторического порядка.

          Например, настроение напряженного ожидания, максимальной кон-
          центрации духовных и физических сил сопутствовало всему периоду
          Великой Отечествнной войны 1941-1945 гг. Заметные изменения настро-
          ения советских людей происходили лишь в дни замечательных побед
          нашей армии или же были связаны с достижениями в труде десятков
          миллионов людей, ковавших победу в тылу. Резкий перелом в настроении
          совершился в то время, когда началось победное наступление по всему
          фронту. Наконец, День победы был отмечен всеобщим ликованием на-
          рода. Люди, пережившие эту войну, указывают, что за победой последо-
          вали недели и целые месяцы, когда, проснувшись утром, они ощущали
          подъем сил, неизменную бодрость, прилив энергии и другие чувства –
          обязательные признаки всякого положительного, хорошего настроения.

          Страсть – достаточно длительная и одинаково достаточно интенсив-
          ная эмоция, имеющая для человека определенную значимость. Сильная
          и продолжительная страсть может касаться удовлетворения и высших и
          низших потребностей человека. Страсть, как правило, определяется и
          наличием элементов воли в своей психологической структуре, и ясно
          выраженной целеустремленностью. Она способна и организовать, и сти-
          мулировать деятельность человека. Та или иная страсть иногда опреде-
          ляет направление всей нашей жизни (страсть к определенному виду
          искусства, к спорту, в частности к тем его видам, которые требуют му-
          жества и стойкости, предельного напряжения сил и упорства, например
          воздушный пилотаж, подводное плавание, альпинизм, парашютный
          спорт и т.п.).

          133

          Аффект – предельно выраженная, но кратковременная эмоция. Аф-
          фект представляет собой то исключение, когда возникшее чувство на
          короткое мгновение как бы ускользает от руководящего влияния рассуд-
          ка. Причны аффекта – какие-нибудь сильные раздражители, хотя и
          действующие кратковременно. Поэтому аффект, в противоположность
          настроению, всегда конкретно направлен. Повышенная аффективность
          иногда бывает связана с предварительной астенизацией организма. На-
          блюдаются аффекты ярости, ревности, гнева, радости, горя и др. Аффект
          обычно сопровождается бурной двигательной реакцией, однако находя-
          щейся под контролем рассудка. Такой аффект носит название физиоло-
          гического.

          Ему противопоставляется патологический аффект, когда в ответ на
          довольно слабый раздражитель внезапно развивается бурная эмоциональ-
          ная реакция, в такой степени, что на несколько секунд или минут глубоко
          помрачается сознание. Поэтому поступки человека, находящегося в
          состоянии патологического аффекта, носят нелепый характер, психоло-
          гически необъяснимы. Выраженная вегетативная симптоматика наблю-
          дается на протяжении всего времени патологического аффекта.

          Кроме приведенного разделения наши чувства можно рассматривать
          с той точки зрения, насколько эмоция связана с волей и влияет на
          жизнедеятельность. В подобном аспекте чувства делятся на стенические
          и астенические (от греч. sthenos – сила). Те чувства, которые способст-
          вуют внутреннему подъему, появлению активности и придают человеку
          бодрость, энергию, уверенность в действиях, называются стеническими.
          Если же возникшая эмоция, переживание ослабляет или парализует волю,
          снижает жизнедеятельность и предрасполагает к пассивно-оборонитель-
          ным действиям, ее следует отнести к разряду астенических.

          Следовательно, страсть – это всегда стеническое чувство. Настроения
          и аффекты могут быть и астеническими, и стеническими.

          Астенические и стенические чувства способны переходить одно в
          другое в зависимости от особенностей конкретной ситуации и качеств
          личности. Длительность их изменяется, так же как и интенсивность. В
          течение астенической или стенической эмоции возможны <срывы> в виде
          аффективных реакций, аффектов.

          Наибольшее значение имеет разделение эмоций на высшие и низшие.
          Высшие (сложные) эмоции, или чувства, возникают в связи с удовле-
          творением общественных потребностей. Они появились в результате
          общественных отношений, трудовой деятельности. Различаются чувства
          интеллектуальные, моральные, эстетические и праксические. Последние
          связаны с процессом трудовой деятельности, с решением практических
          задач. Их разновидностью будут высшие эмоции, сопряженные с участи-
          ем в спортивных играх и соревнованиях. Разумеется, деление высших
          человеческих чувств на чисто интеллектуальные и чисто праксические
          весьма условно.

          134

          Интеллектуальные чувства (от лат. intellectus – понимание, ум) воз-
          никают в процессе умственной деятельности: любознательность, радость
          открытия, сомнения в правильности решения задач и т.п.

          Моральные чувства (от лат. moralis – нравственный) имеют социаль-
          ную значимость, действенность, обусловлены мировоззрением и порож-
          даются этическими нормами. К ним относятся: чувства симпатии и
          антипатии, любви и ненависти, долга и совести и т.п.

          Эстетические чувства (от лат. aisthesis – чувственность) появляются
          при создании или восприятии прекрасного.

          Праксические чувства (от лат. praxis – действие, деятельность) пере-
          живаются при любой трудовой деятельности – чувства успеха, удачи-не-
          удачи и т.п.

          Высшие эмоции, развиваясь на базе сознания, занимают по отноше-
          нию к низшим господствующее положение, затормаживают инстинктив-
          ные порывы, подавляют низменные стремления. К высшим эмоциям
          относятся чувство патриотизма, морального, эстетического удовлетворе-
          ния, личного достоинства, чувства долга, совести, осознание подавления
          одного из своих низших чувств и т.п.

          Низшие (простые, элементарные) эмоции в отличие от высших выте-
          кают из органических потребностей человека, основаны на инстинктах и
          являются их выражением. Среди низших эмоций выделяется группа
          витальных (от лат. vita – жизнь). Их относят к более глубоким и древним
          слоям эмоциональной сферы. Витальные эмоции связаны с жизненным
          тонусом и общим состоянием организма. К низшим эмоциям относится
          переживание удовольствия при ощущении сладкого, неудовольствия –
          горечи во рту; к витальным чувствам следует причислить голод и жажду
          (точнее, сопровождающие их эмоции), чувство самосохранения.

          Другое разделение эмоций
и чувств проводится на основании того,
          какое со стороны человека возникает отношение к объектам, явлениям
          внешнего иди внутреннего мира. Выделяются эмоции положительные,
          которые переживаются нами как удовольствие (родительское чувство,
          дружба), и отрицательные, появляющиеся в том случае, когда действи-
          тельность не соответствует потребностям человека. Последние обычно
          приводят к пониженному настроению, иногда к раздражению и недоволь-
          ству (чувство отвращения, антипатии, оскорбленного самолюбия, физи-
          ческой неполноценности и пр.).

          В возникновении тех или иных чувств играют роль характер раздражителя
          и сама обстановка, в которой происходит контакт человека с эмоциогенным
          агентом. У детей в раннем возрасте эмоции возникают легко. Они нестойки
          и изменчивы, ребенок не в состоянии руководить ими.

          Однако при соответствующих условиях разражители, как правило,
          вызывающие отрицательные эмоции, могут вызывать положительные
          чувства. Примером этому являются положительные эмоции на общение
          со змеями, воспитанные у шестилетней Аннет Эверс.

          135

          Весьма неустойчива эмоциональная жизнь подростков, что объясня-
          ется временной дисгармонией между корой и подкорковыми образова-
          ниями, свойственной периоду полового созревания. Обычно в этом пе-
          риоде преобладает стеническая жажда деятельности, вера в себя и свои
          силы. Чувства острые, гамма их широка и разнообразна.

          Но наибольшей сложностью отличаются эмоциональные пережива-
          ния взрослого человека. В этом периоде жизни имеют огромное значение
          прошлый опыт, стойкая направленность личности, заинтересованность,
          соответствие раздражителей интеллекту, вкусам, профессии и т.п. Но
          нельзя не учитывать роль физиологических особенностей человека –
          типа нервной системы, в частности – баланса между корой и подкоркой.
          В связи с этим один и тот же эмоциогенный фактор у разных людей
          вызывает, как правило, реакции, разные как по внешнему проявлению,
          так и по их внутренним качествам.

          Это можно видеть, например, если сравнить эмоции родственников
          тяжелобольного и его врача. Сложная гамма астенических отрицательных
          чувств, глубокое горе, иногда угрызения совести, самобичевание – все
          это и многое другое мы можем видеть в переживаниях родных и близких
          заболевшего. У врача, который научился владеть собой, в подобном
          случае должны преобладать стенические чувства; возникающие иногда
          отрицательные эмоции подавляются. В своих действиях, словах врач
          будет руководствоваться высшими чувствами, прежде всего стремлением
          помочь страдающему человеку, быть ему во всем полезным, желанием
          вселить бодрость, уверенность в благополучном исходе болезни, поддер-
          жать упавшие силы и настроение больного. При благополучном течении
          болезни у врача, естественно, появляется чувство выполненного долга,
          профессионального удовлетворения, гордости за медицинскую науку, у
          родственников – радостное настроение, рожденное картиной выздоров-
          ления родного, любимого человека, гибель которого переживалась бы как
          непоправимое несчастье.

          В течение жизни взрослого человека имеют место изменения его
          эмоциональности. Год от года усложняются восприятие и осознавание
          происходящего, непрерывно пополняются запасы памяти, расширяются
          интеллектуальные возможности, интересы становятся вполне определен-
          ными, растут запросы, совершенствуются жизненные стереотипы и т.д.
          Все это ведет к тому, что степень сложности чувств растет. К раздражи-
          телям, которые ранее вызывали бурный аффект, человек теперь относится
          более спокойно – <срабатывают тормоза>. С другой стороны, объекты
          чувств выбираются самим человеком более активно и вполне сознательно.
          В этом выборе, так же как и вообще в эмоциях взрослого человека,
          проявляются особенности его личности.

          Эмоциональные особенности обусловлены типом высшей нервной
          деятельности – это эмоциональная возбужденность, импульсивность,
          аффективность, устойчивость, сила, темп, ритм, эмоциональный тонус.

          136

          Большая эмоциональная возбудимость сочетается с большой или
          слабой эмоциональной устойчивостью, в то время как слабая эмоцио-
          нальная возбудимость сочетается с большой или слабой эмоциональной
          устойчивостью. Эмоциональные свойства личности могут проявляться в
          аффективности, впечатлительности, сентиментальности, страстности,
          холодности, добродушии, альтруизме, эгоизме и т.д.

          Подобно нашим знаниям, восприятия, чувства забываются. И если
          знания можно освежить в памяти, восприятия подкрепить, то и чувства
          удается иногда <оживить> интеллектуальным усилием. В других случаях
          возникает обратная картина: несмотря на все доводы разума случайно
          возникшее чувство в дальнейшем становится весьма прочным. Иногда
          эмоции вообще появляются совершенно неожиданно для человека и на
          первый взгляд как будто бы и не связаны с раздражителем. О подобных
          переживаниях Н. Островский писал: <Чайковский открывает в моей душе
          такие итимные чувства, вызывает такие нежные мысли, о существова-
          нии которых я раньше и не подозревал>. В определенных жизненных
          ситуациях человеку, как правило, свойственны и иллюзорные эмоцио-
          нальные реакции.

          Здоровый человек способен регулировать свои движения, действия и
          поступки. Значительно труднее научиться руководить собственными эмо-
          циями. В связи с этим следует считать не всегда правильным выражение
          <власть над своими чувствами>. Ибо можно воздержаться от тех или иных
          слов, жестов, движений – возможных последствий эмоций, проконтро-
          лировать предполагаемые действия, но сами чувства при этом не всегда
          исчезают.

          Чувства украшают личность человека, делают ее привлекательнее и
          ярче. Наоборот, в наше время неестествен вид сухого формалиста и
          педанта, не проявляющего эмоциональных реакций в соответствующей
          обстановке. Эмоции обогащают нас, способствуют творческому подъему,
          интенсифицируют интеллектуально-мнестические процессы, способст-
          вуют стойкости внимания и т.п. Несомненно, что положительные чувства
          оказывают благоприятное влияние и на наш организм. Особенно это
          важно иметь в виду врачу, психологу, педагогу, долг которых – помогать
          человеку.

          Хорошо известно благотворное действие некоторых эмоций на те-
          чение болезни, так же как и отрицательное, которое способно привести
          к осложнениям или переходу болезни в хроническую форму. В этом
          отношении представляют интерес многочисленные работы, специально
          посвященные изучению эмоциональной сферы у больных сердечно-
          сосудистыми заболеваниями, туберкулезом, различными вялотекущими
          инфекциями и др. Воспитание чувств больного – неотъемлемая часть
          работы врача и психодога, ибо она предполагает наиболее эффективное
          психотерапевтическое воздействие на его личность.

          137

          4. НАРУШЕНИЯ ЭМОЦИЙ И ЧУВСТВ

          Психояогу, так же, как и врачу, необходимо знание патологии эмоций.
          Переходные состояния, своеобразная <нормальная патология> имеют
          место в старческом возрасте, когда отсутствует эмоциональная отзывчи-
          вость, нарастают сухость, замкнутость и некоторые иные проявления,
          свойственные этому возрасту. С этим необходимо считаться, так же как
          и с богато выраженными стеническими чувствами, характерными для
          детского и юношеского возраста. Все это в достаточной степени естест-
          венно и не должно служить предметом удивления или (что еще хуже)
          возмущения со стороны специалиста.

          Выражаются переживания у здоровых людей весьма разнообразно.
          Прежде всего, это мимика и пантомима человека, речь – ее интонации,
          смысл говоримого. Далее – это поступки, которые объясняются определен-
          ным чувством, но могут быть выполнены и без внешних его проявлений. В
          этом случае человека может выдать тот вегетативный компонент, который
          сопутствует данной эмоции. Если нет искусственности, наигранности, то в
          эмоциях, как в зеркале, сказываются особености личности человека.

          Эмоциональная гиперстезия связана с высоким порогом чувственного
          (в смысле эмоций, а не анализаторов) возбуждения. Обычные раздражи-
          тели не достигают этого порога. Для того чтобы появилась соответствую-
          щая норме ответная эмоциональная реакция, сила раздражителей должна
          быть значительной.

          При гиперстезии чувств, наоборот, порог возбуждения низкий и легко
          доступен незначительным по силе эмоциогенным факторам. Обычные же
          раздражители способствуют возникновению неадекватно сильных чувств.
          Чрезмерно выраженная эмоциональная гиперестезия при относительной
          кратковременности возникшей эмоции носит название слабодушия. Дру-
          гая форма проявления эмоциональной гиперестезии – лабильность
          чувств. Она характеризуется чрезвычайной легкостью, с которой проис-
          ходит переход от одного эмоционального состояния к другому, обычно
          противоположному. Так, только что плакавшая по поводу оторвавшейся
          пуговицы больная, вспомнив какой-нибудь умеренно веселый эпизод из
          своей жизни, вдруг начинает громко смеяться, вытирая еще не высохшие
          слезы (недержание аффекта).

          Редкой формой расстройств эмоциональности является амбивалент-
          ность – одновременное возникновение и сосуществование двух взаимно
          противоположных чувств (например, любовь и ненависть). Еще реже
          встречаются случаи извращения в эмоциональной сфере, когда радостные
          события печалят больного, а несчастье приводит в восторг.

          Гипотимия (депрессия, дистимия) – тоскливое, подавленное настро-
          ение. Особый вид депрессии – дисфория, при которой наряду с пониже-
          нием настроения у больного имеется напряженная гневливость и злобная
          раздражительность.

          138

          й^

          Hi"

          Высшая степень депрессии – меланхолическое неистовство: на фоне
          подавленного настроения внезапно возникает приступ мучительной
          тоски, сопровождающейся двигательным возбуждением и стремлением к
          нанесению себе повреждений и самоубийству.

          Гипотимия вместе с замедлением мышления и заторможенностью в
          двигательной сфере входит в состав депрессивного синдрома. Случается, что
          в этой типичной триаде один из симптомов не является для нее характерным
          (например, вместо двигательной загорможенности – моторное оживление)
          или к триаде добавляется еще какое-либо расстройство психики (например,
          помрачение сознания). В первом случае говорят о смешанных депрессивных
          состояниях, во втором – об атипичных состояниях.

          Гипертимия представлена в психопатологии несколько полнее, чем
          гипотимия. Эйфория – неадекватно повышенное, радостное настроение.

          В отличие от эйфории мория наряду с повышением настроения ха-
          рактеризуется нелепыми поступками, дурашливо-добродушными выход-
          ками больных.

          Экстаз – гипертимия, достигшая необычайной степени выраженнос-
          ти. Исступленно-восторженное настроение может появляться совершен-
          но внезапно. Больному не хватает слов и движений, чтобы выразить всю
          сложную гамму имеющихся чувств. Он застывает в молчаливой позе
          восхищения. Выражение лица, плотно прижатые к груди руки больного
          свидетельствуют о предельном напряжении в эмоциональной сфере. Из
          всех упомянутых патологических расстройств экстаз является наиболее
          кратковременным.

          По аналогии с депрессивным синдромом выделяется и маниакальный.
          Ведущим симптомом в этом случае бывает повышенное настроение, два
          других симптома маниакальной триады – ускоренное мышление и ожив-
          ление в двигательной сфере.

          Высшая степень маниакальности – неистовство представляет собой
          почти непрерывное и резко выраженное маниакальное возбуждение с
          наклонностью к разрушительным, иногда асоциальным действиям.

          Отсутствие чувств проявляется в основном в трех формах: в психи-
          ческой анестезии, апатии и эмоциональной тупости. Во всех трех случаях
          у больных проявляется безучастность как к себе, так и происходящему
          вокруг, отсутствие проявлений эмоциональной деятельности – какой бы
          то ни было. Однако сходство это чисто внешнее.

          Психическая анестезия – отсутствие эмоциональных реакций, чувств
          вследствие заторможенности корково-подкорковых механизмов. С таким
          больным при известной настойчивости все-таки удается вступить в
          контакт и получить необходимые сведения.

          При апатии утрата эмоциональных реакций сочетается с поражением
          или отсутствием волевых побуждений. Только с большим трудом можно
          ненадолго растормозить эмоциональную сферу, способствовать проявле-
          нию чувств.

          139

          Например, у больной 3., 30 лет, заболевание возникло в результате
          длительной конфликтной семейной ситуации. Состояние в отделении
          психиатрической больницы характеризуется бесцельным хождением по
          палате, безразличным выражением лица, длительным времяпрепровож-
          дением в постели. На вопросы персонала либо не отвечает, либо произ-
          носит одно-два слова типа <как хотите>, <не буду>, <все равно>. Ничем
          не интересуется, не проявляет никакой реакции на события в отделении
          (крики возбужденной больной, судорожный припадок у соседки по койке).
          При упоминании о детях-сиротах, психотравмирующем факторе, появля-
          ется вегетативная реакция, ответы становятся многословнее, однако
          смысл их прежний – больной все безралично.

          Эмоциональная тупость (уплощение) характеризуется не только отсут-
          ствием эмоций (на адекватные или неадекватные раздражители), но и
          невозможностью их появления вообще. Введение возбуждающих меди-
          каментозных средств приводит к временному беспредметному двигатель-
          ному возбуждению, но не к появлению чувств или контактности.

          Например, больная, в течение многих лет страдающая простой формой
          шизофрении, в последние годы, по словам мужа, <стала бесчувственной,
          не глядит ни на что>. В стационарном отделении диспансера за три
          месяца пребывания ни разу не наблюдалось каких-либо проявлений
          эмоциональной деятельности. На свиданиях с мужем и детьми ни разу
          нельзя было отметить появления чувств у больной: сидела с опущенными
          руками и отсутствующим выражением лица, ни на один вопрос не отвеча-
          ла. Глядя в сторону, отстранив обнимавших ее детей, несмотря на их
          слезы и просьбы мужа, самостоятельно прерывала свидания, невозмути-
          мо покидая комнату для свиданий.

          Своеобразное отсутствие чувств, правда неполное, представляет собой
          состояние, называемое скорбным психическим бесчувствием, т.е стойкое
          тотальное отсутствие каких бы то ни было чувств, за исключением
          мучительного переживания этого недостатка.

          Например, у замужней и имеющей одного ребенка больной 21 года сразу
          после родов появилось обычное чувство сильной любви кдочери. Однако
          через месяц она стала к ней безразлична. Убивалась и расстраивалась
          по этому поводу, не могла понять, что с ней произошло (<раньше ночь
          просижу у постельки – удовольствие получу, а теперь кричит ребенок,
          весь мокрый – и не пошевелюсь, пустыми глазами как на чурбан смот-
          рю – нет чувств>). Через несколько дней, не в силах вынести такого
          состояния, нанесла себе бритвой глубокие ранения в области шеи.

          5. ИССЛЕДОВАНИЕ ЭМОЦИЙ И ЧУВСТВ

          Исследование начинается с осмотра больного. Если для депрессивно-
          го больного его внешний вид совершенно безразличен (давно небритое
          лицо, волосы в беспорядке, больной не следит за костюмом, обувью и
          др.), то при повышенном настроении забота о внешнем виде приобретает
          форму своеобразной гипертрофии. Туг и невероятная, но тщательно

          140

          выподненная прическа, у женщин – крашеные губы (при отсутствии
          помады – при помощи каравдаша, даже химического), подведенные
          глаза. Больные стремятся всячески украсить себя, для чего в условиях
          больницы применяют самодельные бусы, браслеты и кольца, бумажные
          цветы, листья и ветки.

          Выражение лица у больных с нарушениями в эмоциональной сфере
          лучше, чем в каком-либо другом случае, соответствует известной пого-
          ворке: <лицо – зеркало души>. При повышенном настроении веселая,
          беззаботная улыбка не сходит с лица. Мимика при этом живая, энергич-
          ная и захватывает все группы мышц. Больные кружатся и танцуют, громко
          декламируют свои стихи, с увлечением поют задорные, шутливые песни.
          Искрящееся веселье и оживленная деятельность заражает окружающих,
          и все это продолжается большую часть суток – как в палате, так и во
          время прогулок, свиданий с родными. Хотя эйфоричные, маниакальные
          больные и мало спят, однако самочувствие у них <всегда отличное,
          настроение бодрое и радостное>.

          Резкую противоположность описанному состоянию представляет из
          себя депрессия. С застывшего лица больного не сходит выражение печали
          и скорби. Характерен остановившийся <потухший> взгляд из-под полу-
          опущенных (больше снаружи) век (складки Верагуга). Длительное напря-
          жение лобной мышцы приводит в конце концов к образованию
          своеобразно изгибающейся складки в виде <фигуры омеги> между бро-
          вями. Голова опущена, согбенная спина, повисшие вдоль туловища руки,
          <окаменелая поза> – характерные черты депрессивного синдрома. Тихую,
          медленную и чуть слышную речь, не сопровождающуюся необходимыми
          жестами и мимикой, можно услышать лишь после неоднократного обра-
          щения к больному.

          Лицо больного с апатией или с эмоциональной тупостью невырази-
          тельно, <безболезненно>. Движения медленные, и то только самые необ-
          ходимые. Нет такого события, происшествия (радостного или трагичес-
          кого), которое способно было бы вывести больного из подобных состо-
          яний. Вступить в контакт с таким больным, несмотря на все старания,
          обычно не удается.

          При амбивалентности чувств на лице попеременно отражается одно
          из противоположных чувств. Амбивалентность проявляется также и в
          жестах. При известной настойчивости и умелом подходе к больному с
          амбивалентностью о его эмоциональном состоянии удается более подроб-
          но узнать из рассказа.

          Кроме лица и одежды, необходимо также при возможности осмотреть
          кожные покровы. Подобный осмотр бывает особенно результативен при
          состояниях депрессии с тенденциями к самоубийству. Сделать это зачас-
          тую бывает не так-то легко в силу нежелания больного подвергаться
          осмотру. При обследовании обращается внимание на свежие иди старые
          рубчики в области кистей, предплечий и локтевых вен (чаще слева);

          141

          внимательный осмотр шеи производится с целью обнаружения следов
          странгуляционной борозды. Из других поверхностных повреждений
          могут быть следы ушибов головы, порезов области живота, тушения
          сигарет о кожу и др.

          При изучении расстройств в эмоциональной сфере обязательным
          является обследование состояния вегетативной нервной системы. Обра-
          щается особое внимание на частоту дыхания и пульса, величину артери-
          ального давления, размер зрачков, увлажненность видимых слизистых
          оболочек, сон и аппетит. При депрессии, например, характерны анорек-
          сия, артериальная гипертензия, упорная бессонница, сухость кожных
          покровов, рта и конъюнктивы. В.П. Протопоповым описана триада
          симптомов при депрессии: мидриаз, тахикардия, спастические запоры.
          Параллельно происходит снижение веса тела. У женщин могут временно
          отсутствовать менструации.

          Некоторые из перечисленных расстройств наблюдаются и при мани-
          акальном синдроме.

          Таким образом, данные осмотра, обследования вегетативной нервной
          системы и наблюдения за больным для определения его эмоционального
          состояния могут дать очень много. Особенно важны подобные объектив-
          ные сведения в тех случаях, когда больные склонны к диссимуляции,
          например, при депрессии. Подсобным материалом при этом могут слу-
          жить данные, почерпнутые из рассказов родственников, знакомых паци-
          ента, его соседей по палате и т.п.

          Но всего этого еще недостаточно. Следующим этапом исследования
          эмоциональной сферы пациента является беседа с ним самим. Нужно
          спросить его, как он относится к своему состоянию, проявляет ли заботу
          о детях, родителях, скучает ли в их отсутствие и т.п. Следует обратить
          внимание на эмоциональную окраску ответов (адекватная реакция, не-
          адекватная, монотонная). При этом отмечается, какие вопросы (по
          содержанию, по форме) вызывают соответствующие эмоции: отрицатель-
          ные, положительные и др.

          Нужно, пользуясь всеми имеющимися сведениями, постараться нала-
          дить с больным тесный эмоциональный контакт и уловить его истинное
          душевное состояние. Иногда это сделать довольно трудно даже опытному
          специалисту. Поэтому при малейшем подозрении на диссимуляцию
          (равно как и при явной депрессии) необходимо принимать предохрани-
          тельные меры с целью предотвращения самотравматизации и самоубий-
          ства.

          Вызвать на откровенность больных со скорбным психическим бесчув-
          ствием значительно легче. В таких случаях рассказ бывает особенно кра-
          сочным и содержательным, так как больных весьма удручает <невозмож-
          ность чувствовать, как все>. При скорбном психическом бесчувствии
          всегда имеет место склонность к самоубийству, поэтому за этими паци-
          ентами также необходим строгий надзор.

          142

          Ддя констатации того или иного расстройства в сфере чувств показа-
          телен также и характер бреда. При депрессивных состояниях чаще всего
          больные высказывают бредовые идеи самообвинения и самоуничижения,
          обворовывания и обнищания, преследования и ущерба. При расстройст-
          вах из группы гипертимии бредовые идеи также могут иметь место (бред
          величия, богатства, изобретения). В высказываниях таких больных легко
          уловить наклонность к переоценке своей личности, собственных досто-
          инств и возможностей. Может иметь место цинизм и сексуальная растор-
          моженность.

          При изучении патологии эмоций тщательному описанию внешнего
          вида пациента, его контактности и прочего необходимо уделять самое
          пристальное внимание. Здесь, как нигде, недопустимы формулировки и
          определения, в которых фигурируют слова <хорошо>, <плохо>, <удовле-
          творительно>. Правильным будет лишь подробное, полное до мелочей
          описание имеющихся у больного особенностей, при чтении которого
          вывод должен напрашиваться сам.

          Экспериментальное исследование эмоций и чувств достаточно слож-
          но. Оно включает в себя изучение, во-первых, неосознаваемых процессов,
          происходящих в различных системах организма, конечным выражением
          которых является вегетативное сопровождение эмоциональных ракций.
          Важным достоинством такого подхода является то, что регистрируемые
          таким образом параметры практически не подвержены контролю со
          стороны сознания испытуемого, поэтому достаточно достоверны.

          Ддя исследования вегетативного сопровождения эмоций используют-
          ся изучение кожно-гальванической реакций, электрокардиография, рео-
          энцефалография, а также комплексное изучение сразу нескольких
          функций – полиграфия. Подробное описание этих методов исследования
          приводится в специальных руководствах по психофизиологии.

          Другим направлением исследования эмоций и чувств является изуче-
          ние их по выразительным движениям мышц лица (мимике), жестам,
          движениям корпуса и конечностей, особенно рук, и т.п. Эти исследова-
          ния широко применяются в различных отраслях прикладной психологии
          и психиатрии ддя решения многих практических вопросов, связанных
          преимущественно с аспектами социального функционирования.

          Еще одним направлением изучения эмоций и чувств можно назвать
          изучение различных проявлений эмоциональных реакций человека –
          настроений, аффектов, стресса, фрустрации и т.п. Ддя этих целей разра-
          ботаны специальные психодиагностические подходы и методики, среди
          которых можно выделить стандартизированный метод исследования лич-
          ности (СМИЛ), методику изучения фрустрационной устойчивости С. Ро-
          зенцвейга и др.

          Наконец, одним из важных направлений исследования эмоций и
          чувств является изучение их в комплексе реакций, одновременно возни-
          кающих у субъекта в определенных ситуациях, т.е. изучение эмоциональ-

          143

          но-личностного реагирования. Об используемых при этом методиках
          сказано в главе, посвященной личности.

          Психолог, врач и педагог должны постоянно помнить, что невнима-
          тельное, поверхностное отношение к эмоциям и чувствам пациента,
          особенно больного, скрывающего их, может привести не только к ошиб-
          кам диагностики, но и к тяжелым последствиям как для здоровья, со-
          циального благополучия и жизни самого больного, так и для окружающих
          его лиц.

Предисловие (Глава 1 Глава 2 (2-2) Глава 3 Глава 4 Глава 5 Глава 6 Глава 7 Глава 8 Глава 9 Глава 10)



[Комментировать]