Медицинская психология 2

Медицинская психология (2)

          Часть 2

          ой шизофрении такая последовательность не соблюдается.
          В зависимости от разных подходов психиатрических школ, в разных районах по эпидемиологическим исследованиям выявляется различное количество больных шизофренией. Оно колеблется от 2,5 до 10 человек на 1000 населения старше 15 лет. Болезнь может начаться в любом возрасте (чаще в 15-25 лет). Чем раньше проявляется заболевание, тем более неблагоприятен его прогноз.
          Существует много форм шизофрении, например, шизофрения с навязчивостями, с астено-ипохондрическими проявлениями (психическая слабость с болезненной фиксацией на состоянии здоровья), паранойяльная шизофрения (стойкий систематизированный бред преследования, ревности, изобретательства и т.д.), галлюцинаторно-параноидная, простая, гебефреническая, кататоническая. При шизофрении выражено нарушение восприятия, мышления, эмоционально-волевой сферы.
          У больных шизофренией отмечается снижение, притупление эмоциональности, состояние апатии (безразличие ко всем явлениям жизни). Больной становится безразличным к членам семьи, теряет интерес к окружающему, утрачивает дифференцированность эмоциональных реакций, у него появляется неадекватность в переживаниях. Имеет место нарушение волевых процессов: снижение волевого усилия от незначительного до резко выраженного, болезненного безволия (абулия). Нарастание способности к волевому усилию свидетельствует о реабилитации больного. Около 60% процентов больных нетрудоспособны.
          Особенности мышления при шизофрении
          Расстройства мышления при шизофрении описаны клиницистами-психиатрами и психологами. Для мышления больных шизофренией характерно то, что нарушение на уровне понятий не исключает относительной сохранности формально-логических связей. Происходит не распад понятий, а искажение процесса обобщения, когда у больных возникает множество случайных, ненаправленных ассоциаций, отражающих чрезвычайно общие связи.
          Ю. Ф. Поляков у больных шизофренией отмечает нарушение актуализации сведений из прошлого опыта. По данным эксперимента, в сравнении со здоровыми больные лучше опознают те стимулы, которые являются менее ожидаемыми, и хуже – стимулы, более ожидаемые. В результате отмечается расплывчатость, причудливость мышления больных, что приводит к нарушению психической деятельности при шизофрении.
          Эти больные не выделяют значимых существенных связей между предметами и явлениями, однако не оперируют, как олигофрены, второстепенными конкретно-ситуационными признаками, а актуализируют чрезмерно-общие, не отражающие реальной действительности, часто слабые, случайные, формальные признаки.
          При проведении методик "исключение предметов", "классификация предметов" больные часто производят обобщение на основе личного вкуса, случайных признаков, предлагая несколько вариантов решения, при этом не отдавая предпочтения ни одному из них. В данном случае можно говорить о разноплановости мышления, когда суждение о каком-то явлении протекает в разных плоскостях.
          Начальная стадия нарушений мышления раньше, чем в других методиках, выявляется в пиктограммах. Здесь обнаруживаются расстройства аналитико-синтетической деятельности (соотнесение абстрактно-смысловых и предметно-конкретных компонентов). Больные могут выбирать образ, неадекватный содержанию понятия, могут предлагать пустой, выхолощенный, бессодержательный набор предметов, псевдоабстрактные образы, сами по себе лишенные содержания, или часть, фрагмент какой-то ситуации и т.д.
          При ассоциативном эксперименте отмечаются ассоциации атактические, эхололические, отказные, по созвучию.
          Искажение процесса обобщения происходит в сочетании с нарушениями последовательности и критичности мышления. Например, разглядывая рисунки Х. Бидструпа, больные не понимают юмора, юмор переносится на другие, неадекватные объекты.
          При проведении многих методик у больных отмечается резонерство. Резонерство при шизофрении отличается выхолощенностью ассоциаций, потерей целенаправленности, соскальзываниями, претенциозно-оценочной позицией, склонностью к большим обобщениям по поводу относительно незначительных объектов суждения.
          Соскальзывание проявляется в том, что больные, адекватно рассуждая, вдруг сбиваются с правильного хода мыслей на ложную ассоциацию, затем опять могут рассуждать последовательно, не исправляя ошибок. Непоследовательность суждений не зависит от истощаемости, сложности заданий.
          Таким образом, при шизофрении могут выявляться нарушения внимания и нарушения памяти. Однако при отсутствии органических изменений головного мозга эти нарушения являются следствиями нарушений мышления. Поэтому основное внимание психолог должен уделять исследованию мышления.
          МАНИАКАЛЬНО-ДЕПРЕССИВНЫЙ ПСИХОЗ
          Маниакально-депрессивный психоз – это заболевание, протекающее в форме депрессивных и маниакальных фаз, разделенных интермиссиями, то есть состояниями с полным исчезновением психических расстройств. Заболевание не приводит к изменениям личности и дефектам в интеллектуальной и эмоционально-волевой сфере, несмотря на многократные рецидивы.
          Больные МДП составляют 3-5% всех госпитализируемых в психиатрические клиники. Женщины заболевают примерно в 2 раза чаще, чем мужчины. В стационар попадают больные только с выраженными формами (циклофрения). Возможны мягкие, ослабленные формы МДП (циклотимия).
          За последние десять лет отмечается значительный рост стертых, латентных, ларбированных депрессий, где на первое место выступают соматические жалобы, утомляемость, болевые синдромы, бессонница ночью, сонливость днем (соматизированная депрессия). У подростков значительно чаще классических вариантов наблюдаются депрессии в форме психопатических эквивалентов с асоциальным поведением. В подобных случаях психологическое исследование может оказаться единственным методом, выявляющим депрессию.
          Характеристика проявлений МДП
          Заболевание протекает в форме отдельно возникающих или сдвоенных фаз – маниакальной и депрессивной. Депрессивные фазы встречаются в несколько раз чаще. Выраженность расстройств колеблется от гипомании и циклотимической депрессии до тяжелых и сложных маниакальных и депрессивных синдромов. Продолжительность отдельных фаз колеблется от нескольких дней и недель до нескольких лет. В среднем фазы длятся от 2-3 до 5-6 месяцев, нередко в течение жизни возникает от 1 до 3 манифестных фазы. Болезнь может начинаться как независимо, так и в связи с экзогенией, психогенией, родами, чаще начинается в одно и то же время года (весной, осенью).
          Депрессивная фаза характеризуется следующими симптомами:
          1) подавленным настроением (депрессивный аффект);
          2) заторможенностью мыслительных процессов (интеллекту-альное торможение);
          3) психомоторным и речевым торможением.
          Для маниакальной фазы, в свою очередь, характерны следующие симптомы:
          1) повышенное настроение (маниакальный аффект);
          2) ускоренное протекание мыслительных процессов (интеллектуальное возбуждение);
          3) психомоторное и речевое возбуждение.
          Специфика течения болезни у детей, подростков и юношей
          Проявления МДП возможны как в детском, так в подростковом и юношеском возрасте. Для каждого возраста характерны свои особенности.
          Детский возраст. До 10 лет при депрессивных состояниях наблюдаются вялость, медлительность, малоразговорчивость. Дети не радуются игрушкам, книгам. Они пассивны, растерянны, выглядят усталыми и нездоровыми. Жалуются на слабость, боли в животе, голове, ногах. У них снижается успеваемость, затрудняется общение, нарушается аппетит и сон.
          При маниакальных состояниях наблюдается легкость в появлении веселости и смеха, дерзость в общении, повышенная инициативность, отсутствие признаков усталости. Оживление детей доходит до неистовства, подвижность трудноуправляема.
          Подростковый и юношеский возраст. Депрессивное состояние проявляется в заторможенности моторики и речи, снижении инициативы, в пассивности, утрате живости реакций, чувстве тоски, скуки, апатии, тревоги. Имеет место умственное притупление, забывчивость, склонность к самокопанию, заостренная чувствительность к отношению со стороны ровесников, угрюмо-дисфорические реакции; возможны суицидные мысли, попытки.
          Симптомы маниакального состояния: расторможенность, развязанность, дурашливость, нереалистичность стремлений и действий. В поисках развлечений подростки допускают разные выходки, доходящие до дебоша. Ночами часто не спят, пишут стихи, тексты пьес и романов, которые не заканчивают, переходят к новому увлечению. При этом не отмечается связи их деятельности с реальными событиями в их жизни.
          Патопсихологическое исследование для больных с МДП большей частью проводится для выявления глубины депрессии. Для этого используются личностные опросники, например ММРI, тест Кетелла, шкалы Спилбергера, Тейлора, цветовой тест Люшера и др. Исследуют при МДП и динамику мышления. Для этого используют описанные выше тесты. В депрессивной фазе можно выявить выраженную замедленность темпа психической деятельности. В маниакальной фазе отмечается нецеленаправленность мышления, соскальзывание на путь случайных ассоциаций, “скачка идей”.
          Возможно использование проективных методик: пиктограммы, несуществующее животное и др. Интерпретация этих тестов не входит в программу данного пособия. В случае затруднения в диагностике МДП и шизофрении необходимы исследования мышления. Отсутствие нарушения мышления по шизофреническому типу при наличии глубокой депрессии, замедленного темпа будет свидетельствовать о МДП.
          ЭПИЛЕПСИЯ
          Эпилепсия – это обычно хронически протекающее заболевание, характеризующееся наличием пароксизмальных расстройств, эпизодически возникающих расстройств в сознании, настроении. Заболевание в большинстве случаев приводит к постепенному изменению личности и своеобразному снижению интеллекта. На отдаленных этапах болезни могут возникать острые и затяжные психозы.
          Этиология эпилептической болезни не установлена. Большинство исследователей считают, что в происхождении заболевания большое значение принадлежит наследственному фактору, кроме этого значительная роль в этиологии эпилепсии отводится экзогенным вредным факторам (внутриутробным и ранним постнатальным органическим повреждениям головного мозга, особенно токсико-аллергическим и травматическим).
          Распространенность эпилепсии среди населения примерно 0,3-0,6%. Более половины людей заболевают в возрасте до 15 лет.
          Один из характерных признаков эпилепсии – судорожный припадок. Обычно припадок начинается внезапно. Иногда за 1-2 дня до припадка появляются предвестники: плохое самочувствие, раздражительность, головная боль и т.д. Во время так называемого большого припадка больной теряет сознание, падает, у него начинаются тонические судороги (резкое напряжение мышц туловища и конечностей). Затем начинаются клонические судороги (сильные толчкообразные сокращения мышц конечностей, шеи, туловища). Длительность припадка – 3-4 минуты. После припадка появляется чувство вялости и сонливости. Во время припадка зрачки не реагируют на свет.
          Перед судорожным припадком может иметь место аура. Аура по своим проявлениям разнообразна у разных больных. Однако у одного и того же больного она как правило носит стереотипный характер. По анализу содержания ауры психиатр косвенно может определить область мозга, в которой начинается разряд. Выделяют несколько типов ауры – сенсорную, вегетативную, моторную, психическую, речевую и сензитивную.
          Частота припадков может быть разная: от ежедневных до одного-двух раз в год.
          Помимо типичных судорожных припадков бывают атипичные, которые проявляются полным отсутствием судорожных компонентов:
          • малые припадки характеризуются потерей сознания на несколько минут, при этом больной не падает;
          • сумеречное состояние сознания – более или менее глубокое помрачение сознания, нарушение ориентировки, наличие бреда, галлюцинаций, иллюзий устрашающего характера;
          • амбулаторный автоматизм – на фоне сумеречного состояния сознания больной может производить достаточно сложные упорядоченные действия. Сюда относится сомнамбулизм (лунатизм).
          Характерные изменения личности при эпилепсии
          Изменения личности по эпилептическому типу – это тугоподвижность, замедленность всех психических процессов, склонность к застреванию на деталях, обстоятельность мышления, невозможность отличить главное от второстепенного, дисфории (приступы расстройств настроения, чаще склонность к злобно-тоскливому).
          Результатами болезни являются трудности с использованием нового опыта, слабость комбинаторных способностей, ухудшение воспроизведения прошлого опыта. Следует отметить полярность аффекта – сочетание аффективной вязкости и эксплозивности (взрывчатости). Больные долго помнят обиду, мстят за нее. Отмечается подчеркнутый до карикатурности педантизм в отношении одежды, порядка в доме и т.п. Существенной чертой эпилептиков является инфантилизм, выражающийся в незрелости суждений, свойственная некоторым больным неадекватная религиозность. Часто встречается утрированная до слащавости, до подобострастия любезность; сочетание повышенной чувствительности, ранимости с брутальностью, злобностью. Лицо этих больных малоподвижно, маловыразительно, мимические реакции бедны, больные скупы и сдержанны в жестах.
          Во время патопсихологического исследования больных эпилепсией изучается мышление (динамика, операции), память, внимание, врабатываемость, переключения. Мышление у больных эпилепсией тугоподвижное, вязкое. Больные затрудняются выполнить любые пробы на переключение. Использование таблиц Шульте выявляет замедление темпа психической деятельности (брадикардия). Время отыскивания чисел на одной таблице увеличивается до 1,5-2,5 минут и более. При этом не отмечается истощаемости, если нет соматизации. Особенно выражены затруднения в работе с модифицированной таблицей Горбова. В методиках "исключения предметов", "классификация", "аналогии" больные затрудняются дифференцировать главные и второстепенные признаки. Отмечается фиксация внимания на конкретных малосущественных деталях. В результате испытуемые затрудняются устанавливать сходство на основе родовой принадлежности. При описании рисунков, пересказе текстов, установлении последовательности событий по серии сюжетных картин отмечается чрезмерная детализация ассоциаций, обстоятельность суждений. В ассоциативном эксперименте отмечается увеличение латентного периода, частые эхолалические реакции, однообразное повторение названий одних и тех же предметов, инертность установки (например, когда больной отвечает, то только прилагательными). В результате оскудения словарного запаса больные образуют антонимы, прибавляя частицу "не". Особенно выражено затруднение при предъявлении абстрактных понятий. Часто речь больных изобилует уменьшительно-ласкательными суффиксами, замедлен темп речи. Резонерство при этом заболевании отличается патетичностью, поучительностью, переоценкой своего жизненного опыта, банальностью ассоциаций, шаблонами в мышлении. Больные часто включают себя в ситуации (например, при рисовании пиктограмм и т.д.), не понимают юмора (серия рисунков Х. Бидструпа), что свидетельствует об эгоцентризме, недостаточности осмысления переносного смысла, подтекста. У больных отмечается снижение памяти, кривая запоминания "10-ти слов" носит характер "плато". Снижение уровня обобщения пропорционально снижению памяти.
          Литература
          1. Банщиков В. М. и др. Методическое пособие к практическому курсу психиатрии на лечебном факультете медицинского института. – М., 1962.
          2. Банщиков В. М., Короленко Ц. П., Давыдов И. В. Общая психопатология. – М., 1971.
          3. Власова Т. А. О детях с отклонениями в развитии. – М., 1973.
          4. Гиляровский В. А. Избранные труды. /Под ред. Г. К. Ушакова. – М., 1973.
          5. Ковалев В. В. Психиатрия детского возраста. – М., 1979.
          6. Лейнг Р. Разделенное Я. – К., 1995.
          7. Личко А. Е. Подростковая психиатрия. – Л., 1985.
          8. Лэнг Р. Д. Расколотое "Я". – СПб, 1995.
          9. Михеев В. В., Невзорова Т. А. Нервные и психические болезни.– М., 1953.
          10. Руководство по психиатрии: В 2 т. /Под ред. А. В. Снежневского. – М., 1983.
          11. Сухарева Г. Е. Клинические лекции по психиатрии детского возраста: В 3 т. – М., 1959-1965.
          12. Фуллер Торри Э. Шизофрения: книга в помощь врачам, пациентам и членам их семей. – СПб, 1996.
          ОЛИГОФРЕНИЯ
          В переводе с греческого, олигофрения означает "малоумие", или, другими словами, психическое недоразвитие. Для олигофрении характерно непрогрессирующее слабоумие.
          По степени тяжести психического недоразвития различают три группы олигофрении:
          1. Идиотия – наиболее глубокая степень. Характеризуется практически полным отсутствием речи (запас слов до 20) и глубоким слабоумием. Больные не понимают окружающих; тянут, что попадет им в рот; сидя в кровати, однообразно бессмысленно производят одни и те же движения туловищем.
          2. Имбецильность – средняя степень. При имбецильности больные владеют речью, но обычно косноязычны, их запас слов невелик, могут приобретать простейшие знания и заниматься элементарным трудом. Часто вспыльчивы, могут быть агрессивны. Нередко у них повышено половое влечение.
          3. Дебильность – легкая степень. При дебильности имеет место конкретный уровень мышления, затруднение абстрагирования, затруднение обучения. Больные недостаточно критичны в отношении своих возможностей. Выделяют три степени дебильности: легкую, умеренно выраженную и выраженную. Выраженность слабоумия прямо пропорциональна степени обучаемости, а также ослаблению памяти. В поведении больные могут быть легко возбудимы и повышенно внушаемы.
          При этом заболевании отмечается недоразвитие моторики, восприятия, внимания, памяти, понятийного, абстрактного мышления. Больные затрудняются отвлечься от конктретных второстепенных деталей, выделить значимые признаки, смысловые связи. Они часто предлагают конкретно-ситуационное объединение предметов в группы. Сравнивая конкретные понятия, устанавливают отличия в основном по второстепенным признакам. Сходство определить затрудняются. Могут проводить сравнения, классификацию предметов по несоответствующим признакам, часто это вызвано несформированностью общих представлений о предметах и понятиях, ограниченностью словаря, скудостью общих сведений об окружающем.
          В работе с пиктограммами затруднена общая символизация слова, поэтому больные делают рисунки только к конкретным понятиям. Нарушено понимание переносного смысла. Понимают условность распространенных метафор (при дебильности), пословицы в основном толкуют буквально. Затруднено понимание ситуационно-смыловых связей, подтекста в рассказах, причинно-следственных связей в сериях картин, объединенных общим сюжетом. Внимание характеризуется узким объемом, неустойчивостью, трудностями переключения. Отмечается преобладание механической памяти над смысловой, опосредованной.
          Литература
          1. Банщиков В. М. и др. Методическое пособие к практическому курсу психиатрии на лечебном факультете медицинского института. – М., 1962.
          2. Банщиков В. М., Короленко Ц. П., Давыдов И. В. Общая психопатология. – М., 1971.
          3. Власова Т. А. О детях с отклонениями в развитии. – М., 1973.
          4. Вроно М. Ш. Шизофрения у детей и подростков. – М., 1971.
          5. Гиляровский В. А. Избранные труды. /Под ред. Г. К. Ушакова. – М., 1973.
          6. Исаев Д. Н. Психическое недоразвитие у детей. – Л., 1982.
          7. Ковалев В. В. Психиатрия детского возраста. – М., 1979.
          8. Личко А. Е. Подростковая психиатрия. – Л., 1985.
          9. Михеев В. В., Невзорова Т. А. Нервные и психические болезни. – М., 1953.
          10. Певзнер М. С. Дети-олигофрены. – М., 1959.
          11. Руководство по психиатрии: В 2 т. /Под ред. А. В. Снежневского. – М., 1983.
          12. Сухарева Г. Е. Клинические лекции по психиатрии детского возраста: В 3 т. – М., 1959-1965.
          ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА ОРГАНИЧЕСКОГО ГЕНЕЗА
          В работе патопсихолога часто необходимо провести диагностику между органическим заболеванием головного мозга и шизофренией. В данном случае следует тщательно исследовать внимание, память, мышление, признаки истощаемости.
          В области органической психопатологии для исследования психической деятельности больных заболеваниями головного мозга сосудистой, атрофической и опухолевой этиологии (опухоли, травмы, некоторые виды сосудистой патологии головного мозга, болезнь Пика, болезнь Альцгеймера, старческое слабоумие и т.д.) требуются знания не только в области патопсихологии, но и в области нейропсихологии.
          При заболеваниях головного мозга разного генеза отмечаются признаки повышенной истощаемости, снижения памяти, трудности в оперировании абстрактными понятиями, переносным смыслом, инертность мышления. Более точную информацию для дифференцирования двух органических заболеваний (например, болезнь Пика или болезнь Альцгеймера), установление очага поражения головного мозга получают при применении специальных тестов нейропсихологии.
          В результате органических изменений в головном мозге отмечаются психопатоподобные нарушения личности, астенические расстройства. Возможно также снижение уровня интеллектуально-мнестических процессов. Психопатоподобные нарушения личности характеризуются сужением круга интересов, некоторой пассивностью, аффективной лабильностью, иногда, эксплозивностью, грубостью. Астенические расстройства выражаются в повышенной истощаемости, раздражительной слабости. Если отмечается интеллектуально-мнестическое снижение, то отмечается снижение критики, беспечность, эйфория, гневливость, слезливость.
          Особенности патопсихологического исследования при органических заболеваниях
          Патопсихологическое исследование памяти больных с этими видами патологии выявляет снижение объема непосредственного и опосредованного запоминания. Введение опосредования (пиктограмма) не способствует улучшению воспроизведения. Испытуемый фиксирован на массе второстепенных деталей рисунка, что затрудняет удержание в памяти стимульных слов. Трудности отвлечения от конкретных деталей, склонность к чрезмерной детализации ассоциаций приводят к невозможности выделения значимых признаков сходства и отличия в методиках "исключение предметов", "классификация предметов", "определение понятий", "сравнение понятий" и др. Сужение объема восприятия затрудняет установление причинно-следственных связей в сериях картин с единым сюжетом, понимание контекста. В результате признаков повышенной истощаемости, выявляемых в методиках "корректурная проба", "счет по Крепелину", "таблицы Шульте" и других, отмечается неравномерность уровня обобщения. Это свидетельствует о колебаниях умственной работоспособности.
          Нарушения речи. Для получения более четкой картины органических изменений используют методы нейропсихологии: исследования речи больных, зрительного гносиза, конструктивного праксиса. Вот наиболее распространенные нарушения, выявляемые с помощью специальных методов:
          1) контаминации – сплавление частей отдельных слов;
          2) персеверации – застревание на отдельных словах;
          3) парафазии – искажение слов или замена одного слова другим, часто сходным по звучанию, но далеким по значению;
          4) аграфия – нарушение письма, проявляющееся как утрата способности писать буквы в словах при сохранном интеллекте, часто в результате недоразвития фонематического слуха;
          5) алалия – нарушение речи при сохранном слухе;
          6) дизартрия – нарушение произношения;
          7) афазии – расстройство речи, состоящее в утрате способности пользоваться словами, фразами как средством выражения мысли;
          8) паралексии – возникающие при чтении нарушения, идентичные парафазии.
          1. Изучается устная, то есть разговорная речь: пересказ, повторения, автоматическая речь (числа, месяцы, стихи). При этом акцентируется внимание на желании говорить, на бедности или богатстве речи, на грамматическом строе, наличии парафазий, персевераций и т.д.
          2. Анализ письменной речи: списывание, диктант, пересказ-изложение.
          3. Понимание устной речи. Уделяют внимание пониманию слов, фраз, простых и сложных конструкций, заведомо нелепых фраз и инструкций.
          4. Исследуют чтение – возможность чтения и понимания прочитанного.
          Нарушения восприятия. Наиболее распространенной при поражении затылочно-теменных и затылочных отделов коры головного мозга является зрительная агнозия, реже – слуховая агнозия и тактильная агнозия. Разные виды агнозии появляются вследствие нарушения мыслительного синтеза отдельных элементов в целые группы. То есть испытуемый акцентирует внимание на отдельных "ярких", но второстепенных раздражителях, не выделяя существенных признаков.
          Нарушения праксиса. У больных с поражениями нижнетеменной области головного мозга обнаруживаются апрактические расстройства, которые характеризуются затруднениями произвольных движений, потерей сформированных ранее навыков. При этом испытуемый может совершать отдельные элементарные действия, но нарушается их последовательность (временная и пространственная). Также возможны трудности реализации определенной программы действий вследствие нарушения связи между отделами головного мозга и зрительным анализатором.
          Исследование навыков. Для исследования праксиса больным предлагаются пробы в том случае, если есть уверенность, что больной раньше владел утраченными навыками. Для проведения этой методики используется набор разных предметов, например, детский ботинок со шнурками (зашнуровать ботинок), скрепленные в одном месте 3 полоски ленты или веревки (заплести косу для женщин), стакан, бутылка, лейка, ключ с замком, коробка с пуговицами, кубики Кооса, куб Линка и т.д. Эти пробы в основном используются для больных старческого возраста, а также испытуемых с органическими поражениями головного мозга. Для исследования зрительно-моторной координации можно использовать электрокинограф. Исследуется точность движения обеих рук, умение больных координировать движение в заданном темпе, корригировать их под контролем зрения.
          Церебральный атеросклероз
          Выраженным нарушением при этом заболевании является повышенная истощаемость психических процессов. При этом выделяются два основных типа истощаемости:
          1. Гиперстенический тип – чередование быстрого темпа (особенно вначале) со снижением, затем вновь увеличение темпа. Кривая запоминания десяти слов, кривая времени отыскивания чисел на таблицах Шульте носят ломанный, зигзагообразный характер. В других методиках в основном правильные решения чередуются с ошибочными, которые больной исправляет при указании на них психолога. Гиперстенический тип истощаемости характерен для начальной стадии заболевания.
          2. Гипостенический тип – снижение темпа и качества выполнения задания с течением времени, а особенно к концу приема и при длительной интеллектуальной нагрузке. Гипостенический тип свидетельствует о прогредиентном течении. Отмечается нарушение речи в виде парафазий, персевераций, интерферирующего эффекта (наложение на основную деятельность побочно-отвлекающей деятельности, затрудняющей реализацию цели).
          При прогрессировании заболевания выявляются нарушения памяти: сначала затрудняется воспроизведение, затем удержание и следообразование. Особенно выражены трудности запоминания искусственных звукосочетаний. Менее нарушена ассоциативная память. Можно отметить инертность психической деятельности. Исследования мышления выявляют неравномерность уровня обобщения. На фоне доступности всех мыслительных операций отмечаются решения на основе выделения второстепенных признаков отличия и сходства. Это вызвано повышенной истощаемостью.
          При прогредиентности заболевания возможно появление так называемого атеросклеротического слабоумия: снижение уровня обобщения, выраженное снижение памяти, нарастание расстройств речи (амнестическая афазия, конфабуляции, фиксационная амнезия), снижение критичности мышления, особенно на фоне истощения.
          Старческое (сенильное) слабоумие
          Причина старческого слабоумия не ясна. Старческое слабоумие имеет несколько форм: простую, конфабуляторную, делириозную. Это заболевание возникает в результате прогредиентного атрофического процесса в головном мозге после 65 лет.
          В поведении больного может отмечаться грубость, черствость, подозрительность, скупость, замкнутость, выраженный эгоцентризм. Отмечаются значительные расстройства памяти, как механической, так и смысловой. Кривая запоминания десяти слов носит характер "плато" (2-3 слова). Отмечается нарушение следообразования, воспроиз-ведения. Сначала нарушается память на текущие события, затем и на события прошлого. Выражены трудности сосредоточения внимания. Снижается уровень процессов обобщения и отвлечения. Речевые расстройства характеризуется снижением словарного запаса, многословием, расплывчатостью речи, персеверациями, аграфией, поверхностностью, утратой целенаправленности. Отмечаются афатические расстройства, агнозия, апраксия. При усилении болезненных симптомов круг интересов сужается до приема пищи, сна и отправления естественных потребностей.
          Конфабуляторная форма болезни появляется в результате присоединения атеросклероза к атрофическому процессу, описанному выше. Отличается эйфорией, суетливостью, обилием конфабуляций.
          Делириозная форма характеризуется помрачением сознания. Возникает в результате присоединения другого заболевания, усиливающего атрофический процесс.
          Болезнь Альцгеймера
          Это атипичная форма старческого слабоумия, так как заболевание начинается в более раннем возрасте (40-45 лет). Протекает более тяжело. При этом атрофический процесс поражает в большей степени отдельные области головного мозга (теменно-затылочные, височные, лобные отделы левого полушария). На первой стадии болезни Альцгеймера отмечаются расстройства внимания, интеллектуально-мнестическое снижение, а также нарушение письменной речи и чтения, гнозиса, праксиса. Во второй стадии прогрессирует слабоумие с афатическими, агностическими и апрактическими расстройствами. В третьей стадии наступает глубокий психический распад. Последовательность развития болезни такая же, как при старческом слабоумии, но распад психической деятельности более глубокий. Больные вследствие выраженных амнестических расстройств беспомощны, не способны обслуживать себя, могут совершать антисоциальные действия, поэтому нуждаются в постоянном уходе.
          Болезнь Пика
          В основе заболевания лежит атрофия отдельных участков головного мозга (лобные, височные или теменные). У этих больных выражены следующие изменения личности: снижение инициативы, пассивность, вялость, аспонтанность, аффективное огрубение, часто повышенный фон настроения, половая распущенность. Отмечается нарушение произвольной репродукции, инертность проактивного торможения (так называемый интерферирующий эффект), конфликтность в результате резкого снижения интеллектуально-мнестической деятельности. Также наблюдаются амнестические расстройства, афазии, аграфии, персеверации (слов, фраз, движений). Снижение памяти обычно вторично по отношению к вышеперечисленным расстройствам. У больных длительно сохраняется возможность написания автоматизированных энграмм и чтения (без понимания).
          На начальной стадии заболевания сохраняется способность к фиксации, запечатлению. Больные воспроизводят 7-8 слов из 10-ти в сравнении с больными старческим слабоумием и болезнью Альц-геймера (2-3 слова). Редко отмечается Корсаковский синдром. Наблюдается быстрая прогредиентность слабоумия в сравнении с болезнью Альцгеймера. В конце заболевания отмечается безразличие ко всем явлениям жизни и распад речи.
          Литература
          1. Блейхер В. М. Клиническая патопсихология. – Ташкент, 1976.
          2. Зейгарник Б. В. Патопсихология. – М., 1976.
          3. Михеев В. В., Невзорова Т. А. Нервные и психические болезни. – М., 1953.
          4. Руководство по психиатрии: В 2-х т. /Под ред. А. В. Снежневского. – М., 1983.
          IV. Психопатии и акцентуации характера
          АКЦЕНТУАЦИЯ ХАРАКТЕРА
          По А. Е. Личко,
          "акцентуации характера – это крайние варианты нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей, даже повышенной устойчивости к другим" .
          Определение черты характера по Б. Г. Ананьеву:
          "Чертой характера является или становится лишь существенное отношение к обстоятельствам жизни и к собственным действиям. Принципиальность, жизнерадостность, честность, требовательность, строгость, чуткость, общительность и другие черты характера представляют собой определенные, укоренившиеся в личности отношения к окружающей действительности, обществу, труду, другим людям, самому себе" .
          По степени выраженности Личко выделяет явные и скрытые акцентуации. Явная акцентуация – крайний вариант нормы. Черты характера при этой акцентуации достаточно выражены в течение всей жизни, не наступает декомпенсации при отсутствии психотравм. Скрытая акцентуация – обычный вариант нормы. Черты характера этого типа проявляются в основном при психотравмах, но не отмечается хронической дезадаптации.
          ПСИХОПАТИЯ
          Если акцентуация характера является крайним вариантом нормы, то психопатия – это патология характера. По П. Б. Ганнушкину,
          "психопатии – это аномалии характера, которые определяют весь психический облик индивидуума, накладывая на весь его душевный склад свой властный отпечаток, в течение жизни не подвергаются сколько-нибудь резким изменениям и мешают приспособиться к окружающей среде" .
          Чтобы более всесторонне определить психопатии, можно рассмотреть несколько определений этого понятия.
          По выражению Балля,
          "Психопатические личности – постоянные обитатели области, пограничной между душевным здоровьем и душевными болезнями, как неудачные биологические вариации, как чрезмерно далеко зашедшие в сторону от определенного среднего уровня или нормального типа" .
          Шнейдер: "Психопатические личности – это такие ненормальные личности, от ненормальности которых страдают или они сами, или общество" .
          Крепелин о психопатических личностях говорит как об инфантильных (парциальный, неравномерный инфантилизм; чаще проявляется в области воли и чувств): "Впечатление чего-то недоразвитого, детского, например, повышенная внушаемость, склонность к преувеличению, чрезмерная фантазия у истериков, слабая воля у неустойчивых...".
          Критерии психопатии Ганнушкина-Кербикова
          Патология характера (психопатия) всегда характеризуется тремя признаками (критерии Ганнушкина – Кебрикова):
          1) тотальностью;
          2) стабильностью;
          3) дезадаптацией.
          Отсутствие хотя бы одного критерия исключает психопатию.
          Классификации психопатий
          Существует несколько классификаций психопатий по различным признакам. Психопатии можно классифицировать по степени тяжести:
          • тяжелая,
          • выраженная,
          • умеренная.
          Можно разделять психопатии по причине возникновения:
          1. Конституциональные (или истинные, генуинные, "ядерные"). В возникновении конституциональной психопатии решающий фактор принадлежит наследственности. К ним чаще относятсятакие типы психопатий: циклоидная, шизоидная, психастеническая, эпилептоидная.
          2. Приобретенные (психопатическое, или патохарактеро-логическое развитие). При психопатическом развитии главное – неправильное воспитание, негативное влияние среды. В данном случае выявляются возбудимое, истероидное, неустойчивая психопатия.
          3. Органические. Последние развиваются вследствие действия на мозг пренатальных, натальных и ранних постнатальных (первые 2-3 года) патологических факторов (интоксикации, инфекции, черепно-мозговые травмы и т.д.). После органического поражения головного мозга чаще отмечаются возбудимая и неустойчивая психопатия.
          Разные авторы предлагают разную типологию психопатий и акцентуаций характера. Например, так выглядит классификация, предложенная А. Е. Личко:
          • гипертимный,
          • циклоидный,
          • лабильный,
          • астено-невротический,
          • сензитивный,
          • психастенический,
          • шизоидный,
          • эпилептоидный,
          • истероидный,
          • неустойчивый,
          • конформный
          Кроме отдельных типов психопатий Личко выделяет также смешанные, например: гипертимно-неустойчивый, сензитивно-психастенический и др.
          Э. Г. Эйдемиллер предлагает свою классификацию, близкую к типологии Личко, в разработанном им методе аутоидентификации и идентификации по словесным характерологическим портретам.
          Несколько отличная классификация акцентуаций черт характера (демонстративный, педантичный, застревающий) и акцентуаций черт темперамента (гип
пертимная личность, дистимическая, аффективно-лабильная, аффективно-экзаль-тированная, тревожная), а также сочетания акцентуированных черт характера и темперамента (экстравертированная и интровертированная личности) предложена К. Леонгардом.
          Интересное описание разных типов характера предлагает Д. Дриль. Он исследует антисоциальное поведение "нервных истериков, алкоголиков, эпилептиков", а также анализирует некоторые болезни, уголовные дела, причины совершения преступлений и связь с особенностями характера. Кроме того, Дриль характеризует некоторые персонажи из художественной литературы (например, тип Рудина, Обломова). Дает общую характеристику "оскуделых натур".
          Ф. Шольц описывает патологию детских характеров, формирование акцентуаций характера и психопатий в соответствии с разными типами воспитания, наследственности. Он использует простые названия для разных типов характера, как-то: капризный ребенок, боязливый, спесивый (ненормальности в области чувств и ощущений), ветреный ребенок, любопытный и скрытный (ненормальности в области чувств и впечатлений), беспокойный, жадный, склонный к разрушению (ненормальности в области воли и действий). Предлагает методы коррекции, воспитания для детей с разными типами характера.
          В. В. Пушков и Г. А. Харитонов рассматривают зависимость психопатических расстройств подростков от их возраста, пола, условий воспитания, наличия органических нарушений.
          Для диагностики акцентуаций характера и психопатий используются следующие методики: ПДО (патохарактерологический диагностический опросник), метод идентификации Эйдемиллера, методика Леонгарда-Шмишека, MMPI.
          Литература
          1. Ганнушкин П. Б. Избранные труды./ Под ред. О. В. Кербикова. – М., 1962.
          2. Дриль Д. Психофизические типы в их отношении с преступностью и их разновидности (нервные, истерики, эпилептики и оскуделые разных степеней). – М., 1895.
          3. Леонгард К. Акцентуированные личности. – Киев, 1989.
          4. Личко А. Е. Психопатии и акцентуации характера. – Л., 1983.
          5. Личко А. Е. Подростковая психиатрия. – Л., 1985.
          6. Личко А. Е., Иванов Н. Я. Патохарактерологический диагностический опросник для подростков. Методическое пособие. – М., 1995.
          7. Патохарактерологические исследования у подростков. /Под ред. А. Е. Личко, Н. Я. Иванова. – Л., 1981.
          8. Шольц Ф. Ненормальности детских характеров. – М., 1983.
          V. Неврозы
          Неврозы относятся к так называемой "малой психиатрии", которая изучает болезни вне психотического состояния. Эти болезни характеризуются не только малой интенсивностью, но и малой продолжительностью. Они подходят под определение "пограничные состояния". Понятие "пограничные состояния" включает донозологические невротические расстройства, клинически оформившиеся неврозоподобные реакции и состояния, психопатии, неврозоподобные и психопатоподобные нарушения при соматических заболеваниях и другие, протекающие на невротическом уровне.
          В отличие от психопатии, при неврозах страдает лишь часть личности, сохраняется критическое отношение к болезни, определяющее воздействие принадлежит прижизненным средовым влияниям.
          Понятие "невроз" было введено в медицину в 1776 г. Cullen. В свое время это было прогрессивным, так как позволило выделить из ряда соматических заболеваний психосоматические расстройства и связать их с нарушением нервной деятельности.
          В настоящее время в понятие "невроз" вкладывается разное содержание. Различаются и представления о причинах возникновения неврозов.
          Представления о причинах возникновения неврозов
          Некоторые исследователи считают, что невротические феномены вызваны определенными патологическими механизмами чисто биологической природы (А. И. Струнов, Л. В. Кактурский). Axenfeld и Huchapd (1983): "Неврозы – это незнание, возведенное в степень нозологической группы" . То есть при соответствующих достижениях техники, биологии, медицины можно будет найти морфологические субстраты, адекватные любому нарушению функции.
          С точки зрения бихевиористов, реально существуют лишь отдельные невротические симптомы как результат неправильного научения (H. Y. Eysench, J. Wolpe, S. Rachman). Eysench: "Нет невроза, скрывающегося за симптомом, это просто сам симптом" .
          Экзистенциалисты (R. May) вообще не считают неврозы болезнью: "Невроз – это форма отчужденного существования больного" .
          Приверженцы гуманистический психологии (C. Rogers) говорят, что невроз – это неудовлетворенная потребность в самоактуализации.
          Представители течения "Антипсихиатрия" утверждают, что неврозы – "нормальное поведение в ненормальном обществе" .
          В. Н. Мясищев считает, что невроз имеет психогенную природу. Психогении характеризуются следующими чертами:
          1. Связь с личностью больного, психотравмой; неспособность больного самостоятельно адекватно разрешить психотравмирующую ситуацию.
          2. Возникновение и течение невроза более или менее связано с патогенной ситуацией и переживаниями личности: наблюдается определенное соответствие между изменениями психотравмирующей ситуации и динамикой состояния больного.
          3. Клинические проявления по содержанию связаны с психотравмирующей ситуацией и переживаниями личности, с основными наиболее сильными и глубокими ее стремлениями, представляя собой аффективную реакцию, патологическую фиксацию тех или иных ее переживаний.
          4. Отмечается высокая эффективность психотерапии в сравнении с медикаментозным лечением.
          Таким образом, невроз – это "психогенное (как правило, конфликтогенное) нервно-психическое расстройство, которое возникает в результате нарушения особо значимых жизненных отношений человека и проявляется в специфических клинических феноменах при отсутствии психопатологических явлений" .
          Для невроза, по Мясищеву, характерны следующие особенности:
          1) обратимость патологических нарушений независимо от длительности;
          2) психогенная природа;
          3) специфичность клинических проявлений, состоящих в доминировании эмоционально-аффективных и сомато-вегетативных расстройств.
          Следует дифференцировать понятия "психогения" и "невроз". Понятие "психогении" шире понятия неврозов; кроме неврозов оно включает в себя реактивные состояния, психогенные и ситуативные реакции.
          По данным Б. Д. Петракова и Л. Б. Петраковой, уровни распространения и темпы "накопления" больных неврозами (и другими психогениями) в большинстве стран мира высоки и продолжают расти. Некоторые авторы, в том числе и известный психиатр H. Hagner (1985), полагают, что нынешнее поколение страдает психическими заболеваниями не чаще, чем предыдущее, но некоторые исследователи считают, что количество неврозов увеличивается в связи с техническим развитием общества.
          Классификации неврозов
          Существует множество классификационных делений неврозов. Это результат отсутствия единого взгляда на этиологию и патогенез. В основе классификаций лежат разные признаки:
          • этиологический: вина, фрустрация, агрессия и др.
          • информационный: (недостаток или избыток информации);
          • ситуационный и реактивный;
          • конституционный и реактивный по генетическому фактору;
          • по принципу убывания роли факторов среды и возрастания роли факторов личности;
          • по признакам профессии – неврозы руководящих кадров, неврозы актеров и т.д.;
          • по событиям в жизни общества – военный, окопный и т.д.
          В настоящее время большинство отечественных авторов выделяют три классические формы неврозов: неврастению, истерию и невроз навязчивых состояний (Г. К. Ушаков, А. А. Портнов, Д. Д. Федотов, Б. Д. Карвасарский, Ю. Я. Тупицын, Н. К. Липгарт, В. Ф. Матвеев, М. Г. Арапетянц, А. М. Вейн, Ф. И. Случевский).
          НЕВРАСТЕНИЯ
          Неврастения – буквально "слабость нервов" (греч. asthenos – "слабый").
          И. П. Павлов и А. Г. Иванов-Смоленский выделяют три стадии заболевания:
          1. В начальной стадии нарушено активное торможение, что проявляется преимущественно в виде раздражительности и возбудимости.
          2. В промежуточной стадии имеет место лабильность возбудительных процессов с преобладанием раздражительной слабости.
          3. В заключительной стадии развивается охранительное торможение, преобладает истощаемость, слабость, вялость, апатия, повышенная сонливость, пониженное настроение.
          А. Кемпински говорит, что появившаяся слабость носит характер постоянного чувства усталости. Больной чувствует себя как после тяжелой физической работы или после тяжелого заболевания, жалуется на мышечные боли, особенно в поясничной области (повышенное напряжение этих мышц), на сердцебиения, боли в животе, расстройства половой сферы (преждевременная эякуляция, импотенция у мужчин, аноргазмия у женщин).
          Головные боли проявляются в виде сжимающего обруча (неврастенический шлем), ощущается чувство давления внутри головы (“вата в голове”), сумбур в голове (“вода переливается, треск”).
          Отмечаются трудности концентрации внимания и запоминания – эти нарушения являются проявлением психической усталости. С утра характерно чувство усталости, к вечеру – оживление. Больные плохо засыпают, видят кошмарные, поверхностные сны. Испытывают раздражительность, злобу, чувство исчерпанности, “вулканические” извержения гнева.
          Неврастенией чаще страдают руководящие работники (так называемый директорский невроз). Они не могут справляться со своими обязанностями, находятся в постоянном напряжении, вспыльчивы, дают противоречивые указания. Их раздражает все и вся.
          Для неврастении характерны спешка и скука. Больной хочет “оказаться в другом мире”, оставить в прошлом действительность, бежать от нее или разрушить. Неврастеник борется с актуальным временем, с актуальной ситуацией.
          Спешка и скука причисляются к чертам современной цивилизации, поэтому неврастению можно рассматривать как "неврастенизирование" общества технического прогресса. С. В. Цуладзе, опираясь на психологию отношений, описанную В. Н. Мясищевым, считает, что при неврастении нарушаются отношения "Я" к предметам и лицам.
          ИСТЕРИЯ
          Истерия – от греч. hystera – "матка". Во времена Платона считали, что эта болезнь связана с хождением матки по телу женщины. Затем были обнаружены те же симптомы и у мужчин, но значительно чаще истерия встречается у женщин.
          Бабинский называл истерию "великой симулянткой", так как при истерии проявляются симптомы, характерные для разных заболеваний: головная боль сильнее, чем при опухолях мозга, сердцебиения, эмоциональная возбудимость, характерные для сердечной недостаточности, припадки (истерическая дуга), напоминающие эпилепсию.
          В основе заболевания лежат психогении – факторы эмоцио-нального характера (эмоциональное состояние больного, его травмы, конфликты).
          Факторы эмоционального характера, действующие на физическое самочувствие, называются конверсией (conversia – “обращая”, “направляя”). В симптомах истерической конверсии есть черты экстраверсии, направленные во внешнюю среду.
          Симптомы истерии проявляются в двигательных, сенсорных и психических нарушениях:
          • Двигательные симптомы – гиперкинезы (размашистые движения различного рода: писчий спазм, особенно у учителей, вздрагивания, истерическая дрожь, тики, навязчивые движения); функциональные параличи.
          • Сенсорные симптомы – снижение данной функции перцепции (отсутствие болевой реакции, истерическая слепота и глухота) или ее повышение (гиперстезии, непроходящая боль, зрительная или слуховая гиперчувствительность). Возможно отсутствие осязания, перчаточная или чулочная гипер-чувствительность, спастическое зажмуривание век, аноргазм, глухота, потеря вкуса, головная боль ("болевой гвоздь"), истерическая беременность, потеря голоса.
          • Психические симптомы – состояние огромного возбуждения или апатии, отличная память (гипермнезия) или ее утрата (амнезия). Наблюдаются экстазы, исступленность, припадки, истерическое окаменение (ступор), сумеречное состояние (неудержимое стремление к бегству, перевоплощение в животное и т.д.).
          Следует отличать истерический невроз от истерической психопатии. Для последней личностные отношения более выражены, приводят к значительному "снижению в социально-этическом плане". Истерические черты характера проявляются с детства и часто усугубляются вследствие неправильного воспитания, при этом проявляются в разных ситуациях, не имея четкой связи с психотравмой.
          НЕВРОЗ НАВЯЗЧИВЫХ СОСТОЯНИЙ
          Невроз навязчивых состояний – ананкастический невроз (ananke – "необходимость", "фатум"). Особенностью невроза навязчивых состояний является принуждение. Чем большее оказывается сопротивление этому принуждению, тем сильнее проявляются симптомы. Волевое усилие или остается без ответа, или усиливает симптоматику (например, беспокойство, закрыл ли двери, “застревает” в голове). У больного наблюдается стремление к порядку. Нарушение порядка, ритуалов вызывает беспокойство, а ритуал защищает от страха, снижает тревогу. Отмечается тенденция к выполнению общественных норм – в противном случае возникает чувство вины. Для снижения страха больной использует талисманы, магические заклятия и т.д.
          При неврозе навязчивых состояний отмечаются навязчивые мысли, действия, страхи (фобии).
          • Навязчивые мысли могут не носить эмоциональной окраски (пересчитывание чисел, повторение услышанного). Например, у матери – мысль убить ребенка, у верующего – богохульство, секс. Навязчивые мысли могут носить экзистенциальный характер: хорошо ли я сделал, правильно ли провел консультацию, кто я, зачем я живу? Возможны дереализация (чувство измененности, нереальности окружающего) и деперсонализация (нарушение самосознания, чувство изменения своего "Я").
          • Навязчивые действия – стереотипные движения вопреки воле и разуму. Например, мытье рук, ритуалы одевания и раздевания, определенное количество повторений действий и т.д. Цель навязчивого действия – отстранение зла. Больные понимают, что действия выглядят нелепо, смешно, но отказаться от их выполнения не могут (стремление обойти уличный фонарь с определенной стороны, встряхивание головой, ногой).
          • Навязчивые страхи (фобии):
          ? клаустрофобия – боязнь закрытых пространств;
          ? агорафобия – страх перед открытыми пространствами;
          ? эрейтофобия – страх покраснеть в присутствии посторонних.
          Возможен страх перед биологической или психологической смертью, перед загрязнением, страх острых предметов и др. В возникновении этих страхов могут быть разные психологические предпосылки: сексуальная неудовлетворенность в супружестве, скрытая агрессивность, аморальное поведение.
          Литература
          1. Асатиани М. Н. Психотерапия невроза навязчивых состояний. Руководство по психиатрии. /Под ред. В. Е. Рожнова. – Ташкент, 1985.
          2. Бурно М. Е. Терапия творческим самовыражением. – М., 1989.
          3. Васильченко Г. С. Частная сексопатология: В 2 т. – М., 1983.
          4. Возрастные аспекты групповой психотерапии при нервно-психических заболеваниях. //Сб. научн. трудов Института им. В. М. Бехтерева. – Л., 1985. – Т. 121.
          5. Захаров А. И. Неврозы у детей и подростков. – Л., 1988.
          6. Кайдановская Е. В. Групповая психотерапия при неврозах. //Сб. научн. трудов Института им. В. М. Бехтерева. – Л., 1982. – Т. 100.
          7. Карвасарский Б. Д. Неврозы. – М., 1990.
          8. Карвасарский Б. Д. Психотерапия. – М., 1985.
          9. Кемпински А. Психопатология неврозов. – Варшава, 1975.
          10. Ковалев В. В. Психиатрия детского возраста. – М., 1979.
          11. Козлов В. П. Профилактика и психотерапия фобических состояний у детей. //Проблемы профилактики нервных и психических расстройств. /Под ред. В. К. Мягер. – М., 1988.
          12. Кратохвил С. Групповая психотерапия. – Прага, 1978.
          13. Ледер С. Этические аспекты в психотерапии. //Транскультуральные исследования в психотерапии. / Под ред. С. В. Кабанова. – Л., 1989.
          14. Либих С. С. Коллективная психотерапия неврозов. – Л., 1974.
          15. Липгарт Н. К. Навязчивые состояния при неврозах. – Киев, 1978.
          16. Мастерс и Джонсон о любви и сексе.: В 2 ч. (Мастерс У., Джонсон В., Колодны Р.) – СПб., 1991.
          17. Мягер В. К. Диэнцефальные нарушения и неврозы. – Л., 1976.
          18. Неврозы и пограничные состояния /Под ред. В. Н. Мясищева, Б. Д. Карвасарского, А. Е. Личко. – Л., 1972.
          19. Свядощ А. М. Неврозы. – М., 1982.
          20. Семке В. Я. Истерические состояния. – М., 1988.
          21. Слуцкий А. С. Групповая эмоционально-стрессовая психотерапия в клинике пограничных состояний. – М., 1984.
          22. Спиваковская А. С. Профилактика детских неврозов. – М., 1988.
          23. Эберлейн Г. Страхи здоровых детей. – М., 1981.
          24. Яковлева Е. К. Патогенез и терапия невроза навязчивых состояний. – Л., 1959.
          25. Яковлева Е. Н., Зачепицкий Р. А. Роль неправильного воспитания в патогенезе неврозов. – Л., 1960.
          26. Якубик А. Истерия. – М., 1982.
          VI. Психосоматические реакции и заболевания
          "Учение тесной взаимосвязи самочувствия с психическим состоянием (тела и души) проходит красной нитью через всю историю медицины" (Э. Берн) . Еще Гиппократ говорил о том, что лечить нужно больного, а не болезнь. То есть необходим целостный подход к обследованию и лечению больного.
          Психосоматические заболевания – это физические заболевания или нарушения, причиной возникновения которых является аффективное напряжение (конфликты, недовольство, душевные страдания и др.). Психосоматические реакции могут возникать не только в ответ на психические эмоциональные воздействия, но и на прямое действие раздражителей (например, вид лимона). Представления, воображение также могут оказывать влияние на соматическое состояние человека.
          ПСИХОГЕННЫЕ НАРУШЕНИЯ
          Нарушения, возникающие в организме под влиянием психических факторов, называют психогенными.
          Психогенные факторы могут вызывать следующие физиологические нарушения в разных органах и системах организма:
          а) в сердечно-сосудистой системе – учащение сердцебиения, изменение кровяного давления;
          б) в системе дыхания – его задержку, замедление или учащение;
          в) в пищеварительном тракте – рвоту, поносы, запоры, повышенное слюноотделение, сухость во рту;
          г) в сексуальной сфере – усиленную эрекцию, слабость эрекции, набухание клитора и секрецию генитальной области, аноргазм;
          д) в мышцах – реакции непроизвольного характера: мышечное напряжение, дрожание;
          е) в вегетативной системе – потливость, гиперемию и т.д.
          ПСИХОГЕННЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ
          Существуют психические психогенные заболевания:
          • реактивные психозы;
          • неврозы;
          • патохарактерологические формирования личности;
          • психосоматические заболевания.
          К психосоматическим заболеваниям относится нервная анорексия – одно из самых тяжелых заболеваний в психиатрии, иногда приводящее к летальному исходу.
          Психогенный компонент играет большую роль во многих органических заболеваниях: гипертонической болезни, язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, при инфаркте миокарда, мигрени, бронхиальной астме, язвенном колите, нейродермите и т.д.
          В начале века клиницист Усов писал о важнейшем значении психогений при возникновении желудочно-кишечных заболеваний. Связь психического состояния с физическим рассматривал в своих работах В. А. Гиляровский.
          Быстрое распространение и развитие психосоматическая медицина получила в начале XX века с появлением работ по психоанализу З. Фрейда и его последователей. В это время зарегистрированы миллионы случаев "функциональных" пациентов, соматические жалобы которых не подтверждались объективными исследованиями, а лечение ортодоксальными медикаментозными средствами было неэффективно. Необходима была коррекция аффективных состояний, нарушенных интерперсональных отношений больных, то есть психотерапия, психологическое консультирование.
          До сих пор отношение к психосоматическим заболеваниям, их происхождению и лечению неоднозначно. Представители психо-анализа игнорируют органную патологию, акцентируя внимание на интроспекции, толковании ощущений пациента, исходя из психотравм детского возраста.
          А. И. Введенский и И. П. Павлов считают, что чрезмерные по силе и длительности раздражители изменяют функциональное состояние ЦНС и периферической нервной системы. При этом нарушается условно-рефлекторная деятельность, утрачивается дифференцировка условных рефлексов. В острой форме возможен срыв в сторону возбуждения или торможения.
          В то же время многие исследователи настаивают на комплексном подходе к происхождению и лечению этих заболеваний: групповая и индивидуальная психотерапия, трудотерапия, а также фармаколо-гическое лечение.
          Связь функциональных соматических нарушений с чувством подавленности, тревоги, тоски, то есть депрессивными и субдепрессивными состояниями, находят авторы В. Д. Тополянский, М. В. Струковская.
          Таким образом, нельзя говорить отдельно о психическом и соматическом в медицине:
          "Не может быть психической медицины, касающейся только психики, соматический медицины, касающейся только тела, и психосоматической медицины, касающейся в некоторых случаях того и другого. Есть лишь один вид медицины, и вся она психосоматическая" (Э.Берн) .
          Литература
          1. Берн Э. Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных. – СПб., 1991.
          2. Деонтология и психосоматика. //Психогигиена и психопрофилактика. /Под ред. В. К. Мягер. – Л., 1983.
          3. Конечный Р., Боухал М. Психология в медицине. – Прага, 1983.
          4. Лебединский М. С., Мясищев В. Н. Введение в медицинскую психологию. – Л., 1966.
          5. Лисицын Ю. П. Кризисные явления в здравоохранении и теориях медицины капиталистических стран. – М., 1964.
          6. Психосоматические и соматопсихические расстройства детей. – Л., 1990.
          7. Психосоматическое развитие и норма реакции. /Под ред. Ушакова. – М., 1975.
          8. Тополянский В. Д., Струковская М. В. Психосоматические расстройства. – М., 1986.
          Литература ко всему курсу
          1. Альманах психологических тестов. – М., 1995
          2. Асатиани М. Н. Психотерапия невроза навязчивых состояний. Руководство по психиатрии. /Под ред. В. Е. Рожнова. – Ташкент, 1985.
          3. Атлас для экспериментального исследования в психической деятельности человека. /Под ред. И. А. Полищука, А. Е. Видренко. – Киев, 1980.
          4. Банщиков В. М., Гуськов В. С., Мягков И. Ф. Медицинская психология. – М., 1967.
          5. Банщиков В. М. и др. Методическое пособие к практическому курсу психиатрии на лечебном факультете медицинского института. – М., 1962.
          6. Банщиков В. М., Короленко Ц. П., Давыдов И. В. Общая психопатология. – М., 1971.
          7. Бараш Б. А. Психотерапия и психопрофилактика невротических расстройств у студентов музыкального вуза: Дис. ... канд. мед. наук. – Л., 1985.
          8. Березин Ф. Б., Мирошников М. П., Рожанец Р. В. Методика многостороннего исследования личности в клинической медицине и психогигиене. – М., 1976.
          9. Березин Ф.Б., Мирошников М.П., Соколова Е.Д. Методика многостороннего исследования личности. – М., 1994.
          10. Берн Э. Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных. – СПб, 1991.
          11. Бжалава И. Т. Восприятие и установка. – Тбилиси, 1965.
          12. Биренбаум Г. В. К вопросу об образовании переносных и условных значений слова при патологических изменениях мышления. //Новое в учении об апраксии, агнозии, афазии. – М., 1984.
          13. Блейхер В. М. Клиническая патопсихология. – Ташкент, 1976.
          14. Блейхер В. М. Экспериментально-психологическое исследование психически больных. – Ташкент, 1971.
          15. Блейхер В. М., Бурлачук Л. Ф. О некоторых теоретических концепциях проективных методов исследования личности в зарубежной психологии и патопсихологии. //Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. – 1972. – № 5.
          16. Блейхер В. М., Машек Ю. А. Опыт применения психометрических исследований памяти при церебральном атеросклерозе. //Невропатология и психиатрия. – 1974. – №2.
          17. Бондарева Л. В. Нарушение взаимоотношений непосредственной и опосредованной памяти у больных эпилепсией. //Психологические исследования. – МГУ, 1971. – Вып. 3.
          18. Бурлачук Л. Ф. Исследование личности в клинической психологии. – Киев, 1979.
          19. Бурно М. Е. Терапия творческим самовыражением. – М., 1989.
          20. Васильченко Г. С. Общая сексопатология. Руководство для врачей. – М., 1977.
          21. Васильченко Г. С. Частная сексопатология: В 2-х т. – М., 1983.
          22. Васильченко Г. С., Решетняк Ю. А. Любовь, брак, сексуальное партнерство. – М., 1977.
          23. Вассерман Л.И., Горькавая И.Л., Ромицына Е.Е. Тест подростки о родителях. – М., 1995.
          24. Власова Т. А. О детях с отклонениями в развитии. – М., 1973.
          25. Возрастные аспекты групповой психотерапии при нервно-психических заболеваниях. //Сб. научных трудов Института им. В. М. Бехтерева. – Л., 1988. – Т. 121.
          26. Волкова Г. А. Особенности поведения детей с неврозами в конфликтных ситуациях. /Отв. ред. Е. С. Иванов. – Л., 1988.
          27. Вроно М. Ш. Шизофрения у детей и подростков. – М., 1971.
          28. Ганнушкин П. Б. Избранные труды. / Под ред. О. В. Кербикова. – М., 1962.
          29. Гильяшева И. Н. О применении методики ТАТ в диагностике неврозов и шизофрении. //Психологические проблемы психогигиены, психопрофилактики и медицинской деонтологии. – Л., 1972.
          30. Гильяшева И.Н., Игнатьева Н.Д. Межличностные отношения ребенка. – М., 1994.
          31. Гиляровский В. А. Избранные труды. / Под ред. Г. К. Ушакова. – М., 1973.
          32. Гоштаус А. А. Применение личностного опросника в диагностике параноидной шизофрении. //Математические методы в психиатрии и неврологии. – Л., 1972.
          33. Групповая психотерапия при неврозах и психозах. / Под ред. Б. Д. Карвасарского. Л., 1975.
          34. Деонтология и психосоматика. //Психогигиена и психопрофилактика. /Под ред. В. К. Мягер. – Л., 1983.
          35. Докучаева М. А. Об исследовании методики счета по Крепелину в психиатрической больнице. //Психологические методы исследования в клинике. – 1976. – №2.
          36. Дриль Д. Психофизические типы в их отношении с преступностью и их разновидности (нервные, истерики, эпилептики и оскуделые разных степеней). – М., 1895.
          37. Захаров А. И. Неврозы у детей и подростков. – Л., 1988.
          38. Захаров А. И. Опыт групповой психотерапии при неврозах детского и подросткового возраста. – Л., 1986.
          39. Захаров А. И. Особенности семейных отношений и семейной психотерапии при неврозах детского возраста: Автореф. канд. дис. – Л., 1976.
          40. Захаров А. И. Психологические факторы формирования неврозов у детей: Автореф. докт. дис. – Л., 1991.
          41. Зейгарник Б. В. Патология мышления. – М., 1962.
          42. Зейгарник Б. В. Патопсихология. – М., 1976.
          43. Изрина С. Н. Организация помощи и первичной профилактики в ситуациях кризиса (обзор зарубежной литературы). //Проблемы профилактики нервных и психических расстройств. / Под ред. В. К. Мягер. – Л., 1976.
          44. Исаев Д. Н. Психическое недоразвитие у детей. – Л., 1982.
          45. Карвасарский Б. Д. Медицинская психология. – Л., 1982.
          46. Карвасарский Б. Д. Неврозы. – М., 1990.
          47. Карвасарский Б. Д. Психотерапия. – М., 1985.
          48. Кемпински А. Психопатология неврозов. – Варшава, 1975.
          49. Киршбаум Э. И., Еремеева А. И. Психические состояния. – Владивосток, 1990.
          50. Ковалев В. В. Психиатрия детского возраста. – М., 1979.
          51. Козлов В. П. Профилактика и психотерапия фобических состояний у детей. //Проблемы профилактики нервных и психических расстройств. /Под ред. В. К. Мягер. – Л., 1976.
          52. Козюля В.Г. Применение теста СМОЛ. – М., 1995
          53. Комплексные исследования в суицидологии. //Сб. научн. трудов. – М., 1986.
          54. Конечный Р., Боухал М. Психология в медицине. – Прага, 1983.
          55. Кононова М. П. Руководство по психологическому исследованию психически больных детей школьного возраста. – М., 1963.
          56. Корнилов А. П. Нарушение целеобразования при шизофрении и эпилепсии.: Автореф. канд. дис. – М., 1980.
          57. Костандов Э. А. Восприятие и эмоции. – М., 1977.
          58. Кратохвил С. Групповая психотерапия. – Прага, 1978.
          59. Кудрявцев Э. А. Судебно-психологическая экспертиза. – М., 1984.
          60. Лебединский М. С., Мясищев В. Н. Введение в медицинскую психологию. – Л., 1966.
          61. Левитов Н. Д. Фрустрация как один из видов психических состояний. //Вопр. психол. – 1967. – № 6.
          62. Ледер С. Этические аспекты в психотерапии. //Транскультуральные исследования в психотерапии. / Под ред. С. В. Кабанова. – Л., 1989.
          63. Лейнг Р. Разделенное Я. – К., 1995.
          64. Леонгард К. Акцентуированные личности. – Киев, 1989.
          65. Либих С. С. Коллективная психотерапия неврозов. – Л., 1973.
          66. Липгарт Н. К. Навязчивые состояния при неврозах. – Киев, 1978.
          67. Лисицин Ю. П. Кризисные явления в здравоохранении и теориях медицины капиталистических стран. – М., 1964.
          68. Личко А. Е. Подростковая психиатрия. – Л., 1985.
          69. Личко А. Е. Психопатии и акцентуации характера. – Л., 1983.
          70. Личко А.Е., Иванов Н.Я. Диагностика характера подростка. – М., 1995.
          71. Логинова С. В., Рубинштейн С. Я. О применении метода "пиктограмм" для экспериментального исследования мышления психических больных. – М., 1972.
          72. Лэнг Р. Д. Расколотое "Я". – СПб, 1995.
          73. Мастерс и Джонсон о любви и сексе. В 2 ч. (Мастерс У., Джонсон В., Колодны Р.) – СПб, 1991.
          74. Мерлин В. С. Лекции по психологии мотивов человека. – Пермь, 1971.
          75. Мерлин В. С. Проблемы экспериментальной психологии личности. – Пермь, 1970.
          76. Михеев В. В., Невзорова Т. А. Нервные и психические болезни. – М., 1953.
          77. Мучник Л. С., Смирнов В. М. Двойной тест для исследования кратковременной памяти. //Психологический эксперимент в неврологической и психиатрической клинике. /Под ред. И. М. Тонконогого. – Л., 1969.
          78. Мясищев В. Н. Введение в медицинскую психологию.
          79. Мясищев В. Н. Психология отношений. – Воронеж, 1995.
          80. Мягер В. К. Диэнцефальные нарушения и неврозы. – Л., 1976.
          81. Неврозы и пограничные состояния. /Под ред. В. Н. Мясищева, Б. Д. Карвасарского , А. Е. Личко – Л., 1972.
          82. Патохарактерологический диагностический опросник для подростков и опыт его практического применения. / Ред. А. Е. Личко, Н. Я. Иванова. – Л.: Изд. инст. им. В. М. Бехтерева, 1976.
          83. Патохарактерологические исследования у подростков. /Под ред. А. Е. Личко, Н. Я. Иванова. – Л., 1981.
          84. Певзнер М. С. Дети-олигофрены. – М., 1959.
          85. Петренко Л. В. Нарушение высших форм памяти. – М., 1976.
          86. Поляков Ю. Ф. Патология познавательной деятельности при шизофрении. – М., 1974.
          87. Проблемы шизофрении детского и подросткового возраста.// Сб. научн. трудов под ред. М. Ш. Вроно. – М., 1986.
          88. Психические расстройства в соматической клинике. //Сб. научн. трудов под ред. Б. А. Лебедева. – СПб., 1991.
          89. Психологическая диагностика отношения к болезни при нервно-психических и соматических заболеваниях. / Сб. научн. ст. под ред. Л. И. Вассермана, В. П. Зайцева. – Л., 1990.
          90. Психология и психопрофилактика: Сборник научных трудов. /Под ред. В. К. Мягер, В. П. Козлова, Н. В. Семеновой-Тянь-Шанской. – Л., 1983.
          91. Психология. Словарь. /Под общ. ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. – М., 1990.
          92. Психосоматические и соматопсихические расстройства детей. – Л., 1990.
          93. Психосоматическое развитие и норма реакции. /Под ред. Ушакова. – М., 1975.
          94. Рубинштейн С. Я. Экспериментальные методики патопсихологии. – М., 1972.
          95. Рубинштейн С. Я. Экспериментальные методики патопсихологии и опыт их применения в клинике. – М., 1970.
          96. Руководство по психиатрии: В 2-х т. /Под ред. А. В. Снежневского. – М., 1983.
          97. Румянцев Г. Г. Опыт применения методов незаконченных предложений в психиатрической практике. //Исследование личности в клинике в экстремальных условиях. – Л., 1969.
          98. Савенко Ю. С. Диагностическая значимость метода Роршаха. //Психологические проблемы психогигиены, психопрофилактики и медицинской деонтологии. – Л., 1976.
          99. Свядощ А. М. Неврозы. – М., 1982.
          100. Селье Г. На уровне целого организма. – М., 1972.
          101. Селье Г. Стресс без дистресса. – М., 1982.
          102. Селье Г. Эволюция концепции стресса. – Новосибирск, 1976.
          103. Семичов С. Б. Предболезненные психические расстройства. – Л., 1987.
          104. Семичов С. Б. Теория кризисов и психопрофилактика. – Л., 1987.
          105. Семке В. Я. Истерические состояния. – М., 1988.
          106. Слуцкий А. С., Групповая эмоционально-стрессовая психотерапия в клинике пограничных состояний. – М., 1984.
          107. Собчик Л. Н. Методы психологической диагностики: В 3-х выпусках. – М., 1990.
          108. Собчик Л. Н. Пособие по применению психологической методики MMPI. – М., 1971.
          109. Собчик Л. Н. Стандартизированный многофакторный метод исследования личности. Методическое руководство. – М., 1990.
          110. Спиваковская А. С. Профилактика детских неврозов. – М., 1980.
          111. Стресс и психическая патология. /Сб. научных трудов. – М., 1983.
          112. Сухарева Г. Е. Клинические лекции по психиатрии детского возраста: В 3 т. – М., 1959-1965.
          113. Тарабарина Н. В. К экспериментально-психологическому исследованию состояния фрустрации при неврозах. //Вопросы диагностики психического развития. – Таллин, 1974.
          114. Тепеницына Т. И. Анализ ошибок при исследовании внимания методом корректурной пробы. //Вопросы психологии. – 1959. – №5.
          115. Тепеницына Т. И. О психологической структуре резонерства. //Вопросы экспериментальной патопсихологии. – М., 1965.
          116. Тополянский В. Д., Струковская М. В. Психосоматические расстройства. – М., 1986.
          117. Ушаков Г. К. Пограничные нервно-психические расстройства. – М., 1987.
          118. Фуллер Торри Э. Шизофрения: книга в помощь врачам, пациентам и членам их семей. – СПб, 1996.
          119. Шольц Ф. Ненормальности детских характеров. – М., 1983.
          120. Эберлейн Г. Страхи здоровых детей. – М., 1981.
          121. Яковлева Е. К. Патогенез и терапия невроза навязчивых состояний. – Л., 1959.
          122. Яковлева Е. Н., Зачепицкий Р. А. Роль неправильного воспитания в патогенезе неврозов. – Л., 1960.
          123. Якубик А. Истерия. – М., 1982.
          124. LifeLine и другие новые методы психологии жизненного пути. /Под ред. А. Кроника. – М., 1993.

Медицинская психология (2)



[Комментировать]