Поиск   Шрифт   Реклама [x]   @  

Психология / Психология менеджмента / Конфликтология


Основы конфликтологии 6

Основы конфликтологии (2 3 4 5 6 7 8 9 10 11)

          Часть 6

          ких кланов, представляющих крупный российский капитал, интересы которого прямо противоположны интересам народных масс; во многих тупиках демократии, с которой не очень-то намерены считаться господствующие круги. Кризис власти приобретает особенно болезненные формы, когда выливается в открытый конфликт между законодательной и исполнительной ветвями власти на всех структурных уровнях политической системы.
          Возникает вопрос: корректно ли объяснять (что иногда делают аналитики и политики) постоянно возрождающийся конфликтный политический процесс только сохраняющимися элементами разрушенной, но не ушедшей окончательно в небытие, советской системы? Думается, что отнюдь нет. На политический процесс влияет ряд других, существенных факторов. Это прежде всего общий, системный кризис; противоречия, его порождающие, – питательная почва для сохранения конфликтной ситуации в политической сфере. Незавершенный конституционный процесс – не менее важный фактор, непосредственно образующий зону конфликтной ситуации. Не следует недооценивать негативное воздействие на политическую ситуацию идеоло-го-теоретического вакуума как реальной ущербности нынешней политической культуры. В каждом из названных факторов проявляется переходное состояние нашего общества; каждый так или иначе отражается на интересах всех слоев населения, зап-


          227 Лекция 5
          росах и ожиданиях масс, на позициях и действиях политических субъектов.
          Какой же путь в школе своих конфликтов может пройти наша страна? Пойдет ли она в направлении дальнейшего их умножения и углубления вплоть до взрыва или же возобладает противоположная тенденция: формирование системы политических отношений со многими пересекающимися противоречиями и конфликтами, не затрагивающими основы существования системы? Прогнозировать политический процесс – весьма сложная проблема, тем более в России. И все-таки с определенной долей вероятности это возможно. Вопреки словам поэта, ставшим банальными благодаря телерекламе, только умом Россию можно понять, но не верить в Россию нельзя.
          За каждой из возможных тенденций кроются обстоятельства и общественно-политические силы, способные в любой момент перекроить карту политического процесса. С одной стороны, в стране еще не сложилась новая социальная структура и, стало быть, глобальный антагонизм пока не охватил все без исключения стороны социально-политической жизни и управления. У государства сохраняется возможность маневра и манипуляции интересами большинства и сокрытия за демократическими лозунгами и принимаемыми законами (которые мало выполняются) корпоративных интересов российского нарождающегося и быстро развивающегося капиталистического класса. При этом властям удается свои недостатки превращать в достоинства, пробность и рыхлость власти позволило сформировать партийно-политическую структуру, по виду напоминающую политический плюрализм. У «партии власти» есть теперь «квази-левая» оппози-8*

          Основы конфликтологии 228
          ция (мэр Москвы) и «квази-правая», есть устойчивый и общепризнанный «квази-центр» во главе с Президентом РФ. Восстанавливая управление социально-политическими процессами в стране, «партия власти» сумела достаточно укрепить и свое влияние, особенно после победы Ельцина Б.Н. на президентских выборах, установила почти тотальный контроль над всеми сторонами «нашей, на первый взгляд, хаотичной атомизированной жизни». Наконец, выборы в органы власти субъектов Федерации (в частности, в Саратове) показали, что сегодня «маргинализированное и люмпенизирован-ное село обжило новую систему и, можно сказать, приняло».
          Что же стоит за противоположной тенденцией? В чем заключается потенциальная возможность дальнейшего обострения политических конфликтов? Массовое недовольство проводимой правительством и Президентом политикой, по сути политическим бесправием большинства народа, угрозой установления авторитарного режима и, что самое очевидное, продолжающимся обнищанием трудящихся. Тезис «так жить нельзя» становится лозунгом не только оппозиции; с ним выходят на акции протеста трудящиеся городов, учителя, врачи, ученые, создают свои движения военнослужащие.
          Стремлению «партии власти» смягчить политические конфликты или даже в какой-то мере их законсервировать противостоит действие организованной и укрепляющей свои ряды левой оппозиции, ядром которой является КП РФ. Добившись на выборах существенного успеха, оппозиция превратилась в значительную политическую силу, с которой нельзя не считаться. Тем не менее о равновесии сил на политическом Олимпе говорить еще рано. И

          229 ________Лекция 5
          пока его не будет, вероятнее всего тенденция дальнейшего обострения конфликтной ситуации неминуема. А выход из острых политических российских конфликтов, наверное, только один: всеобщее согласие относительно путей модернизации общества и государства и политического курса, направленного на достижение благосостояния народа и восстановление былого национального престижа Отечества.
          Исторический синтез: разумное объединение прогрессивного, добытого советским опытом, и рациональных новаций реформирования общественной системы в последние годы, – объективная потребность, которую невозможно отрицать. Ведь, образно выражаясь, не один «овес растет по Гегелю»; история тоже шествует гегелевскими категориями. Она на своих крутых поворотах повторяет некоторые формы жизни, но на новой основе. Причем, не дважды, как утверждал классик, – в виде «трагедии» и в виде «фарса», – подразумевая эпизоды французской революции, а многократно. Клио (муза истории) гораздо богаче. Она, подобно картинной галерее, может удивлять человека оригиналами и копиями.
          Цепь политических конфликтов в России переплетается с другими: социальными, правовыми, национальными, организационно-управленческими, международными. Их анализ позволит полнее понять общую картину конфликтной ситуации в стране.
          4. Международный политический конфликт.
          За последние годы в научную литературу, журналистику, а более того, в официальную политическую литературу и документы прочно вошло поня-

          Основы конфликтологии 23О
          тие конфликта. Причем, прежде всего политического. Проблемы международных конфликтов стали предметом специального изучения и практического действия Организации Объединенных Наций. Достаточно сказать, что ежегодник СИПРИ 1994г. «Международная безопасность и разоружение» в основной своей части посвящен анализу международных конфликтов, их предотвращению и разрешению. Поэтому было бы ошибкой не остановиться, хотя бы вкратце, на этом вопросе.
          Международный политический конфликт, как и любой внутренний, представляет собою столкновение противоположных интересов, целей, ценностей, взглядов и связанных с их реализацией действий. Но его отличие от внутригосударственного заключается в конкретной природе, содержании, специфике субъектов, в особенностях механизма возникновения и развития, технологии регулирования и разрешения.
          В самом деле, по природе своей международный конфликт является внешним для данной страны, государства. Его причина, источник кроются не во взаимодействиях индивидов или групп, граждан или институтов данного общества (российского, французского и т.д.), а в возникших противоречиях между интересами разных, существующих отдельно друг от друга социально-политических и национальных сообществ людей. Субъектами международного политического конфликта выступают отдельные государства, группы государств, объединенные в союзы, коалиции, либо представляющие их организации, подобные, скажем, ООН, или общественно-политические организации типа Социалистического Интернационала, профсоюзных альянсов и других, или, наконец, каких-то идеолого-

          231_____________Лекция 5
          политических и религиозных движений. Сфера их зарождения и действия – те или иные страны, международные политические отношения, а не взаимодействия субъектов в рамках одной политической системы (различных ее носителей – слоев, партий и т.д.). Что касается интересов, целей, ценностей и взглядов, то в данном случае фигурируют те, которые в обобщенной форме выражают главные жизненные потребности и устремления, идеалы и дух конкретного народа или значительной его части, потребности, от удовлетворения которых зависит само существование, безопасность или благосостояние этого народа, его государства как единого целого. В международном политическом конфликте противостоят не частные интересы и цели, а общие государственные интересы. В первую очередь интересы, связанные с обеспечением безопасности и суверенитета (независимости) государства, с защитой его территории, экономического, социокультурного и информационного пространств. Конечно, конфликты могут возникать и по поводу частных интересов вступивших в него международных субъектов. Однако для населения отдельной страны, любой его части такие интересы являются общими, надлично-стными. Например, отдельный дипломатический конфликт между государствами – это частный конфликт с точки зрения международных отношений. Но он не затрагивает интересы отдельных групп населения, а тем более личностей. Для них он – отвлеченное явление, общее, о котором судят лишь политики. В настоящее время для российской внешней политики важен вопрос о расширении НАТО на восток, т.е. к границам нашей страны. Несмотря на его важность, он все же остается частным по отношению ко всей системе международных отноше-

          Основы конфликтологии 232
          ний и одним из общих внешнеполитических вопросов для России. Тем не менее едва ли приходится сомневаться, что подавляющее большинство граждан (кроме, возможно, политической элиты) воспринимают его заинтересованно, как говорится, близко к сердцу. И это понятно: ведь планируемая НАТО акция пока никак не влияет на условия жизни людей, на удовлетворение их необходимых потребностей, выражаемых интересами. Спор дипломатический, к счастью, не переросший в острый конфликт, остается в сфере деятельности узкого круга политиков-дипломатов. И дай бог, чтобы так было и в дальнейшем.
          Интересы государств сами по себе не могут быть одинаковыми, тождественными, поскольку различны народы, объединенные в эти государства, условия их жизни и уровни социально-экономического, политического и культурного развития. Кроме того, интересы этого уровня непосредственно не воспринимаются людьми как нечто очевидное, а могут быть поняты в результате непростой работы общественного сознания, коллективного осмысления общественных запросов и ожиданий. Эта работа осуществляется обычно наиболее подготовленной в интеллектуально-политическом отношении группой людей, называемой элитой общества, и лидерами государства, партий. Те и другие склонны истолковывать реальность сквозь призму своего мировоззрения; потому объективно заданные интересы обретают субъективную окраску. Последнее обстоятельство может играть существенную роль в возникновении международного конфликта. Этим определяется значение конкретных лиц, стоящих во главе государств, партий. Известно, что два западных лидера бывшей антигитлеровской коалиции –

          233_____________Лекция 5
          американский президент Ф.Рузвельт и премьер-министр Англии У.Черчилль представлявшие родственные политические системы, по всем основным вопросам борьбы с гитлеровской Германией находили общий язык, а спорили, доходя нередко до отдельных дипломатических конфликтов, лишь с советской стороной. Однако это были деятели, во многом (что касается личных качеств, да и социально-политических) отличающиеся друг от друга. Они нередко совсем по-разному понимали общие интересы коалиции, стратегию и тактику ведения войны. У.Черчилль постоянно стремился ущемить интересы своего союзника – СССР, не очень-то горел желанием как можно эффективней помогать Красной Армии в ее единоборстве с врагом. В то же время Ф.Рузвельт, не питая любви к Советскому Союзу, более глубоко понимал необходимость совместной борьбы с гитлеризмом, представляющим смертельную угрозу и для Запада. Помощь Советскому Союзу соответствовала собственным интересам США и Англии.
          Международный конфликт возникает в любом случае, когда одно государство или группа государств стремится навязать свои интересы другим, объявляет и добивается их монополии, ущемляя или вообще не принимая во внимание иные интересы. Сфера возможных видов противоположных политических интересов, являющихся объектом конфликта, весьма широка: от непосредственно политических (безопасность, границы государств и т.д.) до общих экономических, национальных, информационных, идеологических и даже религиозных. Экономические отношения между странами, будь то отношения сотрудничества или конкуренции, взаимопомощи или экспансии, приобретают опосредствовано поли-

          Основы конфликтологии 231
          тический характер, т.е. влияют на политику через материальные, информационно-идеологические и прочие, важные для политических отношений, факторы. В настоящее время роль их настолько велика, что, экономические проблемы прежде всего, а также вопросы международной информации и культуры постоянно находятся в орбите внимания ОСИ – всемирной политической организации.
          Международные политические конфликты имеют свои специфические причины. По данным ООН, в 1994 г. в мире было 34 крупных вооруженных конфликта в 28 зонах (территориях государств, где вспыхивали конфликты). А в 1989 г. их насчитывалось 137. Распределение их по регионам выглядит так. Африка – 43, из них в 1993 г. – 7; Азия – 49, в том числе в 1993 г. – 9; Центральная и Южная Америка – всего 20, в 1993 г. – 3; Европа – всего 13, в 1993 г. – 4; Ближний Восток – 23, из них в 1993 г. –4.13 Общая тенденция – уменьшение зон конфликтов в течение последних пяти лет. В то же время, как это ни покажется неожиданным, единственным регионом, где наблюдалась тенденция к их увеличению, была Европа. Их число здесь в 1993 г. возросло с 2-х до 4-х. Причиной 19 конфликтов стали территориальные споры; другие возникали в связи с проблемами получения этно-национальными об-щностями автономии или независимости, а также по причине выбора политической системы либо смены правительства в данной стране. Таковы конфликты между Азербайджаном и самопровозгла-щенной Республикой Нагорный Карабах, поддерживаемой Арменией; грузино-абхазский конфликт. Приведенные примеры убедительно подтверждают наличие коренных различий природы, причин внутриполитических и внешних конфликтов.

          235 __Лекция 5
          Специфика субъектов, причин международных конфликтов обусловливает формы и механизмы их возникновения, развития и разрешения. В числе первоначальных форм проявления – межгосударственные споры, дипломатические акции. Развитие конфликта связано с нормированием противоборствующих сторон, зачастую в виде блоков, коалиций и прочих сообща действующих групп государств и других политических организаций. Они объявляют свои противоположные цели и претензии на решение спорных вопросов, блокируют взаимно свои действия по осуществлению противоречивых интересов, выраженных в политических установках. Дело доходит до разрыва тех взаимосвязей между вступившими в конфронтацию силами, которые ранее служили для них какой-то основой для международной жизни. В частности, одни выходят из тех или иных организаций, другие ограничивают или вообще разрывают дипломатические отношения с конфликтующим государством, третьи противопоставляют себя международному сообществу в целом. Так поступили в свое время Иран, обрушившись в период исламской антишахской революция на дипломатический корпус США и других европейских государств; Ирак, допустив агрессию против Кувейта и готовя в тайне производство атомного и химического оружия.
          В ряду форм проявления международных конфликтов и их разрешения – политические переговоры: двусторонние и многосторонние с привлечением посредников, в виде международных конференций и другие. Переговорный процесс – это тоже борьба, да еще какая. Переговоры могут завершиться компромиссом или консенсусом, а могут и капитуляцией слабой стороны, вынужденным при-

          Основы конфликтологии 236
          нятием ею продиктованных сильной стороной условий. Модели завершения международного конфликта те же, что и других: выигрыш–проигрыш, выи: рыш–выигрыш, проигрыш–проигрыш. Или иначе: победа–поражение, победа–победа, поражение-поражение. Когда конфликтующие стороны длительное время находятся в конфронтации, изматывая свои силы и резервы, ухудшая благосостояние своих граждан, то это и есть разрешение конфликта по модели: проигрыш–проигрыш. Примером подобных конфликтов служат гражданские войны в ряде стран Африки и Азии. Из того же ряда можно назвать долговременный арабо-израильский конфликт, берущий свое начало с момента создания го-сударства Израиль (1948 г.). За прошедшие десяти летия конфликт привел к пяти войнам и многочисленным дипломатическим инициативам, ставшим результативными только в последние годы. Лишь недавно Организация Освобождения Палестины изъяла из своей политической программы пункт об уничтожении государства Израиль.
          Международные конфликты нередко длятся многими десятилетиями и даже веками, периодически затихая, а затем обостряясь в виде «холодных» и го-рячих» войн. Тому пример – «холодная война» Запада (главным образом США) против бывшего СССР. За длительный период не раз качественно изменялись противоположные интересы, в иное время они примирялись; складывались различные структуры субъектов конфликта, появлялись новые противоречия вместо разрешенных или неразрешенных. Сколько таковых возникало между западными странами и СССР за более чем 70 лет его существования. И все же основной линией конфликта оставалась непримиримость коренных интересов двух

          237 ____Лекция 5
          противоположных систем: капиталистической со свободным рынком и либеральной демократией и государственно-социалистической с административно-плановой экономикой и авторитарным режимом, основанным на монополии одной партии и допускающим коллективистскую демократию на уровне местного самоуправления.
          Наряду с длительными конфликтами в международной жизни встречаются коллизии средней длительности и вовсе краткосрочные, в том числе вооруженные.
          В наше время на Западе не любят вспоминать известный военный конфликт – вооруженное нападение Англии, поддержанной Францией, в 1956 г. на Египет, только что освободившийся от монархического режима. Конфликт произошел из-за того, что страна национализировала Суэцкий канал как свое достояние, когда-то отнятое английской империей. В ответ на справедливую акцию Египта в Англии раздался крик: «Кража!» и тогда решили ударить по Египту и ударить тяжело.14 Однако, к счастью для Египта, на его сторону встало советское правительство, предупредив Англию о возможных печальных последствиях, если агрессия не будет прекращена. Тогда разум возобладал. Военную акцию не поддержала и ООН, потребовав от Англии, Франции и присоединившегося к ним Израиля прекратить военные действия. Англия и Франция нанесли себе значительный политический урон и укрепили, а не подорвали, позиции молодого самостоятельного государства. Слабая сторона, поддержанная мировым сообществом, оказалась в выигрыше, что бывает, конечно, весьма редко.
          Соперники в международных конфликтах ведут между собою борьбу, применяя самые различные

          Основы конфликтологии 238
          методы и средства: мирные и военные, словесные (символические) – информационные, идеологические, религиозные и материальные. В том числе и те, о которых говорилось в предыдущем параграфе. Например, метод «разделяй и властвуй» – один из излюбленных для политиков, олицетворяющих неоколониализм. Метод «удар в голову» универсален в политическом противоборстве международных субъектов, поскольку он обеспечивает вывод из строя координирующих центров противника и разрушение ядра его сил. Метод «слабые места» не менее существенен. Выявление таковых, будь то в переговорном процессе или экономическом, информационном противостоянии, мирном или военном противоборстве, – гарантия выигрыша. Огромное значение в современных условиях имеет информационное международное противоборство. Захват, скажем США, международного информационного пространства при помощи новейших технических средств, вплоть до использования спутниковых, дает им в руки такое мирное оружие, которое по своей эффективности борьбы за господство своих интересов, масштабам непомерного расширения сферы распространения и действия в мире превосходит многие военные средства. Влияние этих средств испытал на себе бывший СССР, одним из факторов разрушения которого стало проигранное США информационное противостояние.
          Методы предупреждения и разрешения международных конфликтов столь же разнообразны, сколь разнообразны по своему содержанию конфликты. Чисто политические столкновения (из-за территориальных споров, защиты безопасности государств и др.) предупреждаются в основном путем переговоров, если, конечно, таковые помогают пре-

          239 ________Лекция 5
          одолеть разногласия. Политико-экономические (связанные с проводимой субъектами взаимоисключающей экономической политики) – посредством методов экономической конкуренции, экономических и прочих санкций. Национально-политические – на пути приобретения государственности. Идеологические конфликты вообще никогда полностью не разрешаются, равно как и религиозные. Со времени разделения христианства на три основные ветви: католичество, православие и протестантизм – между ними никогда не прекращалось соперничество по вопросам истолкования основных догматов христианства и политической роли церкви в международной и внутренней жизни верующих.
          В настоящее время в международной практике предотвращения и разрешения конфликтов широко применяются к конфликтующим сторонам политические и экономические санкции международного сообщества (ООН), региональных объединений государств (Совет Европы, Организация африканского единства и другие). Решение о применении санкций в ООН принимается Советом Безопасности (в таком случае они носят обязательный характер) или Генеральной Ассамблеей, которая только рекомендует эту меру. Санкции осуществляются в виде эмбарго на поставки нефтепродуктов и других нужных странам, участвующим в конфликте, товаров, запрета на предоставление им оружия, замораживания капиталов, принадлежащих данным странам и т.д. И как крайняя мера – применение вооруженной силы со стороны международного сообщества, если конфликт перерастает в военное противостояние, как это случилось, скажем, в бывшей Югославии. Принуждение к преодолению насильственного конфликта более мощной международ-

          Основы конфликтологии 240
          ной силой, не требующее согласия всех задействованных в конфликте сторон, – в числе мер ООН по поддержанию мира.
          Последнее, на чем следует остановиться при характеристике внешнеполитических конфликтов, это на их взаимосвязи с внутренними конфликтами. Из документов ООН явствует, что в 1993 г. не было зафиксировано ни одного крупного вооруженного конфликта между государствами. Тем не менее названо общее число – 34 крупных международных конфликта. Как это понять? Дело в том, что внутренние конфликты, если они действительно крупные, неизбежно приобретают международный резонанс, становятся объектом внимания и деятельности других государств, либо вовлекаемых в конфликт, либо участвующих в международном миротворческом процессе. Гражданская война в Таджикистане привела к тому, что в конфликт оказались вовлеченными, с одной стороны, Афганистан, соперничающие мусульманские группировки, поддерживающие оппозицию, а с другой – Россия в качестве миротворческой, защищающей суверенитет Таджикистана, военной и политической силы.
          Процесс международного конфликта, то или иное его разрешение может выступать как позитивным, так и негативным фактором в преодолении внутренних противоречий.
          Литература
          1. Шмитт К. Понятие политического. Вопросы социологии. М. 1992. Т. 1. С .41.
          2. XIV съезд Всесоюзной Коммунистической парти-и (б). Стенографический отчет. М., 1926. С. 158-159.
          3. Там же.

          241_____________Лекция 5
          4. Сталин И.В. Вопросы ленинизма. М., Госполи-тиздат, 1952. С. 229.
          5. Бурдье Н. Начала. М., 1994. С. 198.
          6. См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 3. С. 11.
          7. Бранд В. Демократический социализм. М., 1992. С. 127.
          8. Карамзин Н. О древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях. В кн. «История государства российского». Кн. четвертая. Ростов-на-Дону, 1990. С. 479.
          9. Чернышевский Н. Кавеньяк. Собр. соч. в пяти томах. М., 1974. Т. 5. С. 87.
          10. Эйдельман Н. Грань веков. М., 1986. С. 30, 161.
          11. См.: Косидовский 3. Библейские сказания. М., 1975.
          12. Бекон Ф. Соч. в двух томах. М., 1972. Т. 2. С. 361-364.
          13. Кекконен У. Финляндия и Советский Союз.М.,
          1973. С. 137. 14.Зиновьев А. Запад. Феномен западнизма. М.,
          1995. С. 332-333.
          15. Известия .21 ноября 1996 г.
          16. Российская газета. 19 ноября 1996 г.
          17. АиФ. 1997, № 48. С. 5.
          18. Независимая газета. 1997. 27 ноября.
          19. Советская Россия. 20 января. 1998 г.
          20. Герцен А. Собр.соч. в восьми томах. М., 1975. Т. 3. С. 337.
          21. Ежегодник СИПРИ 1994. Международная безопасность и разоружение. М., 1994. С. 56, 57.
          22. Трухановский В. Антони Идеи. М., 1876.

          Основы конфликтологии 242
          Лекция 6. ПРАВОВОЙ КОНФЛИКТ
          Неразрывная связь политических отношений и конфликтов с правом объясняет необходимость рассмотрения проблемы правового конфликта. Его анализу целесообразно предпослать обоснование выбора термина «правовой» конфликт. Юристы, пишущие на эту тему, используют понятие «юридический» конфликт. Отсюда название новой дисциплины – «Юридическая конфликтологий».
          За различием данных терминов кроется определенный смысл – некоторое неоднозначное толкование категории права, встречающееся в литературе. Так, как определяется эта категория в «Юридической энциклопедии», а именно, как совокупность обязательных, «формально определенных , установленных и обеспечиваемых силой государства норм регулирования поведения людей и их коллективов»;1 она исключает различие терминов «юридический» и «правовой» конфликт. Однако многими учеными-юристами такое понимание критикуется и признается «узко-нормативным», обедняющим содержание права. Им «является не только то, что установлено или санкционировано официальными органами государства, но и то, что с объективной необходимостью вытекает из жизнедеятельности ...общества; право проявляется не только в форме официально-ин-ституционированной его нормативности, но и во многих иных формах...»2 Следовательно, определение «правовое» по своему объему шире определения «юридическое». Любое юридическое явление (норма, факт) есть правовое, но не всякое правовое суть юридическое. Любой конфликт юридический – это кон-

          24З Лекция 6
          фликт правовой. По не каждый правовой конфликт выражается и фиксируется в юридической форме.
          Содержательное различение понятий «правовой» и «юридический» конфликт составляет методологическую посылку нашего анализа проблемы. В дальнейшем мы попытаемся ее аргументировать конкретным рассмотрением правовой реальности, не вникая в суть дискуссии о природе права и специфике юридического.
          Юридический конфликт, по определению авторов «Юридической энциклопедии», – это противоборство сторон, государств и их органов, общественных объединений, граждан с целью противоправного изменения статуса и юридического состояния субъектов права. Юридический конфликт со своими признаками фиксируется в Конституции и законодательстве в виде: «особых юридических состояний», конфликтной ситуации, запретов нарушать конституционные принципы государственного устройства, средств преодоления, а так же особо опасных преступлений – государственных.3
          Из приведенного определения следуют два концептуальных вывода: во-первых, понимание юридического конфликта лишь как связанного с действиями, направленными на противоправное изменение статуса субъекта и установленного государственного правопорядка; во-вторых, признание конфликта «особым юридическим», «запретным» состоянием, противоборством с целью нарушения конституционных принципов государства. Следовательно, конфликт не есть закономерное для государства явление.*
          * В дискуссии «за круглым столом» о предмете юридической конфликтологии только отдельные ее участники подчеркивали, что конфликты – болезненная, хотя и «естественная форма существования человеческого общества». (См.: Государство и право, 1994, 4. Стр. 6.)

          Основы конфликтологии____
          Исходя из сформулированной выше методологической посылки исследования проблем о несводимости категории права к понятию «юридического», надо признать корректность более широкого определения правового конфликта. Правовой конфликт – это противоборство субъектов права с противоположными пониманием и действиями по отношению к принципам и нормам права с целью изменения своего статуса и юридического состояния. Юридический конфликт – основной, но не единственный вид правового конфликта, равно как юридические принципы и нормы, на почве которых он возникает, не исчерпывают всей совокупности формальных и неформальных правовых норм, действующих в конкретном обществе. В настоящее время, к примеру, возрождается влияние исламского религиозного права, основанного на Коране, даже на политическом пространстве России. Лидеры Чеченской республики провозгласили своей целью создание исламского государства, где высшим правовым законом будет не Конституция РФ, а шариат – свод религиозно-правовых норм, и базирующегося на них института шариатского суда.
          Основной предмет правового конфликта – принципы и нормы права. Ядро конфликта – противоположное их истолкование и отношение к ним, а также соответствующее поведение субъектов права. Существуют нормы и принципы двоякого характера: юридические, то есть установленные или санкционированные государством, и правила общего характера, сложившиеся в общественной практике, обязательные, но не зафиксированные официально и не санкционированные властью (юридически), являющиеся элементами обычного права.

          245 _______Лекция 6
          Правовой конфликт не обязательно связан с нарушением установленного государством правопорядка. По своему содержанию и формам проявления он не сводим к борьбе за противоправное изменение существующей правовой системы, основ государственного устройства. Конфликты подобного рода – лишь один из видов правового, одна из сушествующих форм борьбы субъектов правовых и политических отношений. Следовательно, как и прочие социальные, правовой конфликт не есть какая-то ненормальность, правовая патология, а является вполне естественным элементом процесса функционирования и модернизации данной общественной системы.
          В истории отечественной науки проблема правового, юридического конфликта (без различения этих терминов) была поставлена философом и теоретиком права Ильиным И.А. В его понимании, это – конфликт между естественным и положительным правом, между «суррогатом» естественного права и объективно значимой идеей права. Это – «борьба за право в объективном смысле – за обновление законов и в субъективном смысле – за поддержание и осуществление справедливых полномочий, обязанностей и запретов».4 Право в объективном смысле суть естественное право; оно выражает природу духовной жизни человека; его можно назвать «вечным» правом, потому что оно сохраняет значе-ние для всех времен и народов. Право в субъективном смысле – это положительное право, «целесообразная форма поддержания естественного права»,5 организованная попытка «формулировать естественное право.»
          Конкретизация определения конфликта названным автором дается через описание конфликтной

          Основы конфликтологии 216
          ситуации. Последняя характеризуется признанием каждым субъектом двух различных правопорядков сразу: одного, отвергнутого по содержанию, но имеющего положительное значение, а другого, признанного по содержанию, но еще не установленного, не утвержденного, еще не сформулированного, однако верного, имеющего достоинство естественного права.6 Принципиально важны рассуждения Ильина о характере «борьбы за право». Иногда такая борьба воспринимается как правонарушение, как насильственное ниспровержение старого правопорядка. Однако подобное воззрение поверхностно и неверно. Элементы правонарушения и насиль-ственности могут отсутствовать в этой борьбе; наличное правонарушение может быть нарушением не «права вообще», но только положительного права во имя естественного права. Оно может иметь характер деяния, не разрушающего правопорядка, но совершенствующего жизнь в праве и по праву.7
          Таким образом, по Ильину, конфликт в праве есть не что иное, как конфликт между объективной и субъективной составляющими права. Такая теоретическая позиция, по нашему мнению, заслуживает признания и остается методологическим ориентиром исследования современной правовой реальности. Другое дело, как понимает русский ученый объективное и субъективное. В этом вопросе следует разобраться, отметив дискуссионные моменты.
          Объективность правовых норм, по Ильину, означает независимость их от отдельного субъекта: судьи, адвоката, гражданина; это «нерушимость», «непоколебимость» правил и норм от самого их установления до самой их отмены. Право объективно, значит оно не есть продукт «субъективной фан-

          247 _______Лекция 6
          тазии», ибо «где же критерии для моего законного права, если содержание правовой нормы лишено объективности, тождественного себе смысла»? Объективность норм права не следует смешивать с его жизненной силой или эффективностью. Объективное знание права в том, что «оно хранит в себе некий верный масштаб и некое верное правило поведения, которое сохраняет свою верность даже тогда, когда люди не знают и не хотят знать.»8 Это правило не исчезает и не умаляется, даже если установленный правопорядок в силу слабости власть предержащих не проводится в жизнь. Призывы права тогда не влияют на поведение людей людей, и они «остаются призывами в пустоте».
          Итак, объективность права, по Ильину, состоит в том, что оно выражает «природу духовной жизни» людей. Это – «необходимая форма духовного бытия» людей, объективность правовых установлений для каждого отдельного человека, гражданина». Естественное право «совпадает с общим духовным интересом народа и гражданина.»9
          Сведение объективности права только к объективности содержания сознания человеческих сообществ, соотнесенного с духом индивида, конечно же, обедняет категорию объективности правовых отношений. Объективная природа духа сама требует объяснения. Предпосылки определенных правил поведения заложены прежде
всего в существующих общественных отношениях, в правовой реальности. Безусловно, потребность в регулировании общественных отношений прежде чем реализоваться, в какой-то форме осознается: первоначально на уровне примитивного обыденного правосознания, обычаев, а затем уже в форме взглядов, идей и принципов.

          Основы конфликтологии 248
          Принципы права – его объективные свойства, отражающие потребности общественного развития, государства.10 Они становятся основой установления государством юридических норм и их системы. Объективные потребности общества устанавливают соответствующий тип норм и обычаев. Таковы установления, составившие древний памятник русского права «Русскую правду», явившуюся отражением русского гражданского общества XI-XII вв. В частности, «Русская правда» не знала и не признавала судебного поединка враждующих сторон, заканчивавшегося кровопролитием, а ограничивалась признанием приговора, выносимого судьей-князем. «Эта норма была итогом вековой борьбы православного духовенства против обычая кровавого поединка как «языческого остатка», – отмечал историк Ключевский В.
          «Юридический обычай и закон – основные формы права. Обычай – первоначальная, естественная форма права, – писал Ключевский. – Закон появляется позже обычая, вначале только дополняет или поправляет его, а потом вытесняет и заменяет новым правилом!»11 Сформулированный законодателем закон по своему объективному свойству тождественен обычаю в том смысле, что отражает потребность общественной жизни данного народа, страны, времени. Законы, вводимые великим преобразователем России Петром I, любившим иностранное, должны были, по его разумению, быть «извлечены» из собственных понятий народа, его нравов, обыкновений, местных обстоятельств (Карамзин).
          Таким образом, право объективно прежде всего по своему источнику, поскольку его корни заключены в необходимости регулирования взаимоотношений между людьми и их сообществами. Права и

          249____________Лекция 6
          свободы человека, составляющие фундамент современного права, характеризуют определения человека как социального субъекта, присущие ему в силу человеческой общественной природы. Человек рожден в обществе, живет в нем и поэтому ему объективно, независимо от воли власть имущих, типа общественной системы, религиозных и прочих верований, свойственны такие формы жизнедеятельности, которые принято называть правами и свободами. Неотделимые от самого естественного существования людей права и свободы иногда именуют «прирожденными», неотчуждаемыми.
          Право объективно по содержанию; как идеал (что подчеркивал Ильин), правовые принципы и нормы характеризуют объективно значащие для общественного субъекта всеобщие правила поведения, именно те правила, которые соответствуют потребностям, интересам и особенностям общественного сознания, иначе сказать, духу народа.
          Право субъективно, коль скоро творится субъектами и реализуется ими в своих целях и интересах. Субъективная сторона (правовая субъективность) воплощается в индивидуальном и общественном правосознании, в воле отдельных лиц и коллективов, поведении и деятельности (правотворческой и правоприменительной) субъектов правоотношений. Общественные формы субъективности при этом выступают по отношению к индивидуальным объективным фактором. Грань между субъективным и объективным относительна: то, что для общества в целом субъективно, для отдельной личности объективно. Лишь зависящие от нее индивидуальные особенности правосознания и правоотношений образуют субъективную форму правовой реальности. Знание права, его признание или непризнание, ис-

          Основы конфликтологии 25О
          полнение или неисполнение – составляющие правовой субъективности гражданина. Законотворчество, совершенствование или коренное изменение правовой системы на основе данных науки и накопленного обществом опыта, официальное истолкование законов властью, наконец, общая воля народа, воплощаемая в правовой идее, разнообразные конкретные виды и модификации текущей правопри-менительной практики – таково содержание правовой субъективности общественных субъектов – государства, его институтов.
          Существует правовая нормативно-ценностная система, с которой также связан элемент субъективности. Он заключен в самом процессе оценивания тех или иных деяний юридических и физических лиц на основе установленных правил. Оценивает конкретный субъект, но кто он и как оценивает? В зависимости от того, кто и как оценивает и, соответственно, как применяет правовые нормы к данному юридическому факту, соблюдается или не соблюдается законность, торжествует или игнорируется справедливость.
          Единство объективного и субъективного в праве противоречиво. Диалектика противоречия порождает реальную возможность формирования многообразия полей конфликта. Рассмотрим типичные из них.
          Первое, – это несоответствие состояния и уровня развития правосознания реальности правовых отношений, объективным потребностям их регулирования новыми юридическими нормами, а также существу объективно значащей правовой идеи. Несоответствие, развивающееся до противоречия, проявляется в столкновении обычая и закона; устаревших законов и вырабатываемых непосредственно

          251 ______Лекция 6
          практикой, вне деятельности законодателя, новых обязательных правил общественного поведения; в коллизии законов; в существовании и действии наряду с государственным религиозного права, ведущего к раздвоенности правосознания. Отмеченное противоречие обусловливает ситуацию, при которой каждый субъект практически признается одновременно членом двух разных правопорядков: устаревшего, но еще действующего, и идущего ему на смену нового, пока не утвержденного государством официально.
          В противоречии находит проявление консервативность обычая и закона. Обычай, как, между прочим, и любой закон, не порождает конфликта и продолжает выполнять функцию регулятора общественных отношений и социального контроля до тех пор, пока способствует реализации общественных интересов.Но люди «хватаются за писаный закон, когда чувствуют, что из-под ног ускользает обычай, по которому они ходили». «Старый колеблющийся обычай» они стремятся «закрепить новым писаным законом». Делают это лица, раньше всех почувствовавшие совершившиеся перемены и осмыслившие новый закон.12 Ускользающий обычай – это еще не умирающий; он может жить еще долгое время как рудимент былого правопорядка.
          Правосознание, несмотря на то, что оно пронизано релятивностью, то есть изменяется с течением исторического времени, сравнительно быстро «привыкает» к существующим условиям общественной жизни людей и установленному государством правопорядку, приобретая даже во многих случаях форму правовых догм и предрассудков. Относительная самостоятельность правосознания (по отношению к правовой реальности) обусловлена влияни-

          Основы конфликтологии 252
          ем на него совокупности материальных и духовных явлений. В их числе: религиозные верования, искусство и, конечно же, моральные нормы, ближе всех стоящие к правосознанию.
          Другая, не менее существенная, причина консервативности правосознания состоит в том, что оно всегда выполняет охранительную функцию по отношению к установленному правопорядку и политической системе власти и в этом смысле выступает фактором ее стабильности. Правосознание прямо связано с установкой правящих социальных групп сохранять свой статус. Постоянная апелляция их к общим интересам народа и справедливости, прикрытие ими своих притязаний на политическое господство создает иллюзию объективной значимости тех взглядов, обычаев и законов, на которых держится существующая система власти и господства, но которые уже отжили свое время. Просуществовавшее в России более 260 лет крепостное право опиралось на государственную силу консервативного самодержавия и, кроме того, базировалось также на специфическом правосознании дворянского класса, да и самих крепостных крестьян, оправдывавших этот социальный институт.
          Противоречие между правосознанием и правовым бытием не связано только с консервативностью первого. В недрах правосознания могут возникать и возникают время от времени новые правовые идеи, вступающие в конфликт с устаревшими элементами правоотношений. Такая конфликтная ситуация типична для предреволюционных периодов. Буржуазным революциям в Европе предшествовали идеи Локка и Монтескье, Руссо и Токвиля о демократическом характере будущего государственного устройства и нового права. Противоречие и

          253 ________Лекция 6
          конфликт между передовой правовой идеей и консервативными законами также инициируют право-творческий процесс.
          Преодоление противоречия между правосознанием и правовой реальностью, борьба за обновление правосознания и права в целом предполагает решение ряда задач: 1) осознание объективного правового смысла вызревших в обществе потребностей изменения существующих норм права; 2) формулирование новой правовой идеи (если она не возникла ранее), в которой может быть отражена общественная потребность; 3) обоснование несоответствия существующего правопорядка объективному смыслу сложившихся или складывающихся новых общественных отношений и зародившихся под их влиянием передовых идей. Понятно, что эти задачи по плечу лишь рационально мыслящему субъекту, а не субъекту массового обыденного сознания. Вот почему полем конфликта становится правовая теория. Массовое сознание оставляет скорее тот духовный фон, на котором разыгрывается драма борьбы новой правовой идеи со старой. Оно также влияет на исход конфликта, хотя и не определяет его. Решительное сопротивление распространению в России XVIII в. идей естественного права и общественного договора, пропагандистом которых был, в частности, Радищев А.Н., оказывала не одна элита правящего класса. На стороне последнего было массовое сознание всего дворянства. То же самое произошло с передовыми идеями, выдвинутыми в царствование Александра I Сперанским М., ратовавшим за ограничение самодержавной власти и установление конституционной монархии.
          Исторический опыт свидетельствует о возрастающем проникновении правосознания – в массы об-

          Основы конфликтологии 254
          щественного сознания и права в целом – в гражданские (негосударственные) социальные отношения. Право расширяет свои границы за счет включения в сферу юридического регулирования новых элементов гражданского общества. Если государство стремится распространить свою волю и власть в виде утвержденного им правопорядка на гражданские отношения, то общественные институты, развивая самоуправление ограничивают притязания государственной власти на расширение правового пространства, либо даже «завоевывают» себе некоторые дополнительные секторы социальных отношений, где достаточными являются неюридические правила поведения людей. Противоречивое взаимодействие государства и гражданского общества образует также поле конфликта.
          Право исторично: каждой эпохе, каждой социально-политической системе свойственна своя система права и специфический тип правосознания. Переход от одной системы к другой – всегда процесс конфликтный. На его поле происходит главным образом столкновение права с правом, и складывается ситуация, требующая применения силы (в большинстве случаев). Феодальное право не ушло из жизни добровольно, а было сметено буржуазной революцией. Право, просуществовавшее в России триста лет (эпоха династии Романовых), было ликвидировано Великой Октябрьской революцией, хотя и не было заменено институтом правового государства. Августовский (1991 г.) переворот в бывшем Советском Союзе ознаменовался разрушением основ советской системы права. В стране стала создаваться либерально-демократическая система, соответствующая прежде всего интересам нарождающейся российской буржуазии. Современное поколение

          255 ________Лекция 6
          россиян – свидетель острой борьбы за новую систему права, выливающуюся даже в насильственное столкновение конфликтующих сторон, как это произошло в сентябре-октябре 1993 г.
          Непосредственным предметом конфликта, ядром его поля при переходе от одной системы права к другой становится конституционный процесс и процесс легитимации новых правоотношений. Политическая история бывшего Советского Союза служит иллюстрацией порядка узаконивания (легализации) установленного революцией общественно-политического устройства. Конституции 1918, 1924, 1936 и 1977 гг. обозначили различные исторические этапы становления и развития советской политической и правовой систем. Им были присущи как позитивные моменты, выражающие демократические потребности и правовые ориентации общества, так и негативные стороны общественных отношений, характерные для авторитарного режима. Конституционный процесс в постсоветской России отличается тем, что он являет собою поле борьбы между группировками либерально-демократических и либерально-консервативных сил, пришедших к власти, а также в целом «партии власти» с народно-патриотической и коммунистической оппозицией режиму. Что касается содержания самой борьбы, то его образует конфронтация, а точнее столкновение конституционных норм (в том числе некоторых, присущих бывшему государственному строю) общенародного значения и относящихся к отдельным сферам жизни (экономической, социальной и др.), норм общегосударственных и так называемого местного, регионального законодательства. Примером такого рода могут служить конституционные принципы, провозглашенные рядом республик, противоречащие Кон-

          Основы конфликтологии 256
          ституции РФ. За этим противоречием стоят судьбы людей различных национальных групп. Конфликт правовых норм, зафиксированных на бумаге, превращается в конфликт живых юридических субъектов, в борьбу ущемленных в своих правах «некоренных» национальных меньшинств против правовых претензий и установления так называемого «коренного» населения республик.
          В настоящее время возник, прецедент местного, регионального истолкования отдельных, основополагающих статей Конституции РФ. В октябре 1997 г. Саратовская областная Дума приняла Закон о свободной продаже и купле земли, что прямо противоречит принятому Федеральным Собранием РФ проекту Земельного кодекса (пока не утвержденному Президентом страны), не разрешающему подобные операции с землей. В ответ на протест Государственной Думы РФ саратовский губернатор заявил, что закон, принятый ими, полностью соответствует статье Конституции РФ, узаконившей в стране частную собственность на землю. Стало быть, интерпретация статей Конституции в данном прецеденте оказалась в фокусе правового конфликта. И опять-таки она затронула интересы различных групп населения, в том числе саратовского, разделив их на противоположные, конфликтные.
          С тех пор, как возникло государство и право, сформировалась проблема отношения государства к человеку, индивиду. Альтернатива «человек или государство» стала тем рубежом, который разделил на века мировоззренческие и политические позиции сторонников либерализма и демократии, социалистов и антисоциалистов. Ретроспективный взгляд на историю позволяет сказать, что ни один из существо-

          257______________Лекция 6
          вавших и существующих типов социально-политических систем не разрешил вековую проблему человечества. Она пока остается общеисторическим глобальным полем конфликта. В настоящее время он выражен в борьбе за права человека, ведущейся в большинстве стран мира, включая нашу страну. В зоне взаимоотношений государства и человека, господствующего режима и гражданина произрастает правовой нигилизм и анархизм, чему противостоит здоровое правосознание, уважительное отношение к закону. Здесь немирно соседствуют правовая культура и контркультура. Элементы массового правосознания перемешаны с правовым невежеством, правовое знание – с незнанием и непониманием основных норм человеческого общежития. Массовое поведение и сознание, таким образом, выступает не менее плодородным, чем другие секторы общественно-политической жизни, полем для произрастания юридических и правовых конфликтных ситуаций. Анализ природы и специфики этих ситуаций лишний раз подтверждает истинность мысли: «Самая сущность права, самая природа права в том, что творится сознательными существами и для сознательных существ, мыслящими субъектами и для мыслящих субъектов».13
          Историческая традиция России, да и современность, свидетельствует о значительном распространении в стране правовой контркультуры, чему способствовали и теперь способствуют господствовавшие ранее и нынешний режимы. Царское самодержавие в основном не отвергало закон, однако абсолютизм ограничивал его действие лишь сферами частной социальной жизни, ставя вне закона даже право на жизнь крепостных крестьян и других неимущих слоев населения. Право фактически
          9. Зак. 181

          Основы конфликтологии 258
          не имело силы по отношению к высшим чинам. Герцен писал, что чиновники «извращали законы каждый по-своему, с необычайным искусством», для них не было недозволенного. Крестьянин, как и чиновник, не верил в законы. «Первый почитает их из страха, второй видит в них свою кормилицу-поилицу. Святость законов, незыблемость прав, неподкупность правосудия – все это слова, чуждые их языку».14
          Русский фольклор запечатлел в многочисленных поговорках и пословицах описанное отношение к закону. Вот некоторые из них: «Закон – дышло: куда захочешь, туда и повернешь»; «Закон, что паутина: шмель проскочит, а муха увязнет»; «Где закон, там и обида»; «Кто законы пишет, тот их и ломает».
          Характеристика состояния правовой культуры россиян, данная Герценом, на наш взгляд, во многом сходна с нынешней действительностью. Вековой конфликт между законом и массовым поведением населения, включая элиту, между юридическими нормами и поступками власть имущих – пока скорее правило, чем исключение. Иначе чем объясняется широкомасштабная преступность, захватившая страну, словно всесильный спрут? В чем причина коррумпирования высших эшелонов государственной власти, и не только их? Чем диктуется сползание общества к полицейскому государству.– тенденция, на которую указывают в настоящее время даже некоторые члены правительства?
          Правовой нигилизм и проявления контркультуры, конфликты, связанные с ними, усиливаются и множатся в переходные периоды. Одна из главных причин противостояния цивилизованно-правового поведения и неправового – состояние легитимности

          259 Лекция 6
          государственного строя и существующего правопорядка. В переходные периоды решение проблемы легитимации становится предметом острого конфликта. Разрастаются противоречия и борьба между типами легитимности власти, уходящей с политической арены, и системой легитимности, требующейся для обоснования и укрепления нового режима. Правильно заметил германский философ Ясперс, что власть преодолевается не правом, а ле-гитимностью. Для постсоветского периода характерен именно такой процесс смены политической системы. Конституция – Основной закон СССР – формально никем не отменялась после августа 1991 г., фактически же она утеряла свою реальную легитим-ность, то есть поддержку широких масс народа, не ставших на защиту советского государственного строя. Делегитимация советской системы и узаконивающей ее Конституции выявилась в коренном изменении соотношения типов легитимности. На обломках былой новые политические силы стали создавать иную систему легитимности, с приоритетностью формально-демократических легальных видов (главным образом, института выборности); господствовавшие в прошлом, сохранились, не перестали играть определенную, но не определяющую, роль в укреплении и функционировании либерально-демократического режима. Антикоммунизм превратился в одну из идеологических опор; политические санкции пока нередко первенствуют над правовыми.
          Рассмотренные и другие поля реальных правовых конфликтов объединяет общий элемент механизма реализации их ценностно-нормативной природы. Какой бы практически существующий конфликт мы ни анализировали, первоначальным

          Основы конфликтологии 26О
          этапом его возникновения является правовая оценка конкретных деяний субъекта – индивидуального или общественного, в чем особенность правового конфликта. Процесс оценивания, как отмечалось, по форме субъективен, по критерию объективен. Критерий определяется содержанием правовой системы; форма – особенностями субъекта, которому государство доверило оценивать, «предписывать», «разрешать», «запрещать». Проблема неоднозначности субъекта правовой оценки и проблемы «кто оценивает» и «как оценивает», с позиции действительного правового критерия или его одностороннего «суррогата» – источник латентного конфликта, превращающегося в явный при соответствующей ситуации. Законы важны не только потому, что они установлены государством. Важно и то, кто и как практически их применяет. Конфликтная ситуация в решающей степени зависит от этого. Она неизбежно возникает, кроме того, если юридический субъект признает право только как внешнюю силу, как своего рода «намордник» (по выражению Ильина) для укрощения своей злой воли и хищного инстинкта, и подчиняется правовому требованию только из-за страха. Такое правосознание и правоповедение типично для раба, а в современную эпоху – для гражданина тоталитарного государства. Прямой противоположностью (идеалом) отношения к праву является знание права, признание и добровольное его исполнение, иными словами, превращение норм права в правила самообязывающего поведения, во внутренний принцип и мотив действия, в основу социально-правовой свободы. Конфликт в подобной ситуации исключается, хотя возможность возникновения латентного противоречия остается, ибо сохра-

          261 Лекция 6
          няется противоположность субъекта и объекта пра-воприменительной деятельности.
          Между конфликтным и неконфликтным вариантами правоотношений находятся промежуточные модели: частичное признание субъектом правовой оценки и норм, исходя из своих корыстных интересов, и частичное признание права, основанное на понимании его объективной значимости и соответствующее, неполностью добровольное исполнение правовых требований. Конфликт в том и другом вариантах сохраняется, проявляясь в меньшем объеме и сглаженной форме.
          Многообразие правовых конфликтов сложно классифицировать. Юристами-конфликтологами предлагаются различные подходы и модели решения данного вопроса, заслуживающие внимания. Нет необходимости здесь их воспроизводить. Ограничимся прежде всего разделением конфликтов на две группы: а) собственно правовые; б) правовые по форме выражения и способам регулирования и разрешения. Первые внутренне присущи правосознанию и правоотношениям. Вторые возникают в зоне взаимодействия права с другими сферами общественной жизни. Их условно можно было бы назвать «конфликтами-симбиозами», то есть смешанными. Предлагаемое разграничение относительно, как и любая другая классификация. Существование и действие всякого конфликта не изолировано от влияния общественного фактора. Тем не менее для научного анализа оно имеет существенное значение. Собственно правовые конфликты, связанные с противоречиями в самом правосознании и праве, это – формы борьбы за «чистоту» права, за его адекватное выражение объективных потребностей правовой реальности; это – форма разрешения про-

          Основы конфликтологии 262
          тиворечий между различными элементами правосознания и правовых отношений (коллизия норм и пр.) Диалектика развития, а тем более разрешения, этих конфликтов принципиально иная, нежели конфликтов другой группы. Принуждение, скажем, неприменимо в разрешении споров по поводу трактовки юристами тех или иных законодательных актов. Высшей инстанцией в таких ситуациях выступает конституционный суд, не выносящий каких-либо приговоров – наказаний.
          Конфликты-«симбиозы» возникают на иной основе: в сфере практической жизни или прямо связаны с ней. Некоторые из них формируются первоначально в виде правовых, а затем приобретают элементы содержания и формы проявления экономических, политических и прочих социальных конфликтов. Таким же образом развиваются конфликты между представительной и исполнительной ветвями власти. Другие конфликты, по природе своей неправовые, перерастают в таковые со временем, оставаясь и функционируя в прежней социальной среде. Экономический конфликт, связанный с отношениями собственности, какую бы юридическую форму ни приобретал, в своей основе останется экономическим, хотя по определению становится экономико-правовым.
          Из обозначенных групп конфликтов можно выделить конструктивно-созидательные и деструктивно-разрушительные. Первые представляют собою форму разрешения противоречия, связанного с реализацией провозглашенной Конституцией правовой системы, с превращением формально утвержденных принципов и норм в фактически действующие правила регулирования общественных отношений, в реальные правовые статусы граждан и их

          263 ________Лекция 6
          объединений. Критерием реализации служат демократические принципы, а также легитимность правовой системы. Право, будучи механизмом легитимации политической власти, само нуждается в легитимности – признании народом.
          Основная линия данного конфликта в нынешней России – дальнейшая легитимация системы, противостоящая делегитимации Основного закона РФ – ее Конституции. Эта проблема порождена принятием Конституции на всенародном референдуме (в декабре 1993 г.) одной третьей частью зарегистрированных избирателей. А также постоянной и острой критикой, партией большинства в парламенте РФ отдельных основополагающих статей Конституции, закрепивших по сути дела всевластие Президента России, и требованием внесения в Основной Закон необходимых поправок.
          К числу конструктивно-созидательных относятся конфликты, возникающие внутри правовой системы в форме коллизий законов, в первую очередь конституционных, действующих на федеральном уровне и вводимых субъектами Федерации в рамках реализации их прав и полномочий. Им противостоят деструктивные для Федерации конфликты, связанные с нарушениями Конституции и проявлениями «войны» суверенитетов, теперь уже региональных. Комитет по законодательству Государственной Думы выявил около тысячи нарушений субъектами Федерации Конституции и несоответствие ее статьям принятых субъектами законов (данные публично оглашены по телевидению в четырехлетнюю годовщину принятия Конституции).
          Преодоление конфликтов в правовой системе способствует прогрессу права и демократии. Характерными для нашего государства на данном этапе ока-

          Основы конфликтологии 264
          зались конфликтные ситуации, связанные с взаимоотношением президентской и законодательной властей. Многочисленные президентские «вето» на законопроекты, принимаемые федеральным Собранием РФ, свидетельствуют о наличии в практике законотворчества и правовых отношений между властями явлений «неправового права», фактов субъективизма и волюнтаризма, провоцирующих конфликты. Последние, несомненно, создают известную напряженность в государстве. Однако, в конечном итоге, все же играют роль стимула укрепления его демократических основ. Коллизии ветвей власти выявляют те стороны в законодательстве, которые нуждаются в доработке.
          Позитивный характер конфликтных ситуаций и конфликтов в сфере права проявляется на всем пространстве становления демократии в России, поскольку этот процесс медленно, с огромными трудностями, под напором оппозиции преодолевает сопротивление авторитаризма. Борьба за демократию, за реальное осуществление принципов справедливости, равноправия, гуманизма, единство прав и обязанностей образует содержание совокупности конфликтов между правом и переходным состоянием общества. Каждый принцип в переходный период и любая правовая норма могут превращаться в свою противоположность, не спонтанно, а в результате сознательных усилий власть предержащих. Любой закон, даже самый демократический, не застрахован от превращения его из орудия права в средство оправдания фактического бесправия. Закон носит формальный характер, а форму , в зависимости от желания политического субъекта, можно наполнить противоречащим ей содержанием. Были бы силы, заинтересованные в этом.

          265 _______Лекция 6
          В условиях бесконечного реформирования проявили себя деструктивные конфликты. Некоторые из них вызывают преимущественно разрушительные для политических институтов последствия. Противоборствующими субъектами здесь выступают экстремистские силы правого и левого толка. Большинство же характеризуют нахлынувший на общество вал преступности. Их мы отнесем к группе конфликтов-«аномалий». Они выражают состояние утраты социально-правовыми нормами своей действенности, то есть эффективного влияния на правовые отношения, на поведение людей, на пра-воприменительную практику. Причинами, вызывающими к жизни конфликты-«аномалии», как отмечалось ранее, являются кризисные ситуации. Конф-ликты-«аномалии» создают в обществе атмосферу ощущения дефицитности законов и их ущербности. Органы исполнительной власти, правящая элита и даже отдельные слои населения требуют от законодательных институтов все новых законов, тогда как существующие не действуют с необходимой эффективностью.
          Любые конфликты воздействуют на общественную жизнь противоречиво: преимущественно позитивно, либо негативно. Те же свойства присущи правовым конфликтам. Так что понятия «конструктивно-созидательный» и «деструктивно-разрушительный» конфликты следует рассматривать как относительные.
          В современной России в один узел завязаны собственно правовые и правовые только по форме конфликты, конструктивно-созидательные и деструктивно-разрушительные коллизии, конфликты-«анома-лии». Политические и социально-экономические органически переплетаются с правовыми. Привати-

          Основы конфликтологии 266
          зация, например, казалось бы, явление экономическое, а приобрела в нашей стране острый правовой и политический характер, причем конфликтный. Она превратилась в поле борьбы за передел государственной собственности в интересах российской буржуазии. Приватизация, проводимая на неподготовленной правовой основе, стала воплощением дискредитации важнейшего правового принципа – демократической справедливости.
          Известно, что право, в отличие от социально-экономических и политических отношений, – система знаковая. Отсюда еще одна существенная черта его конфликта, форм его проявления в поведении субъекта. Ни социальные, ни политические интересы, ценности и притязания в правовых конфликтах не фигурируют непосредственно в реально-естественной форме. Противоборствующие стороны апеллируют к правовым нормам, к прецеденту, к другим правовым источникам (а в иных случаях к обычаю) для обоснования законности своих действий и противозаконности действий другой стороны. Нормы права, закон – языковой знак, обобщающий накопленную правовой практикой информацию об общеобязательных образцах поведения и взаимоотношений людей в политическом обществе. Он в символической форме характеризует признаки запрещенного иди разрешенного в данном правовом пространстве поведения, наказуемого или желаемого для господствующей социальной системы. Смысловое значение закона-знака не воспринимается чувственно, а раскрывается только рационально, интепретацией заключенного в нем, объективно значащего правового содержания. Выраженная в законе-знаке информация становится реальным образцом обязательного поведения тог-

          267 Лекция 6
          да, когда воплощается в правосознании субъекта и его правоотношении. Иначе говоря, субъект должен извлечь и переработать в своем интеллекте заложенную в законе объективно значащую информацию применительно к требующейся правовой ситуации. Проблемность осмысления и практики правоприменения закона-знака определяет важную роль комментирования и интерпретации закона. Эта функция возлагается на институты судебной власти.
          В роли информационного правового знака выступает также юридический прецедент – объективированная, предметно выраженная форма обобщенной модели правового поведения, заимствованного из непосредственной юридической практики. Прецедент – образец поведения в определенной ситуации при аналогичных обстоятельствах, а также образец толкования закона применительно к данной ситуации.15
          Возникает вопрос, какую роль играют в правовом конфликте интересы субъектов? Не отходят ли они на второй план? Безусловно, ведущая роль их сохраняется, но в скрытом виде. Исключение составляют экономические и прочие конфликтные ситуации, связанные непосредственно с защитой прав граждан. Интересы везде и всегда лежат в основе противоборства; однако они нередко скрываются за апелляцией субъекта к принципам и нормам права, маскируются стремлением представить интересы в виде приверженности к закону. Не исключается при этом влияние на поведение конфликтан-тов их психологических качеств: способности адекватно осознавать свои интересы, характера защитных механизмов, используемых в конфликтных ситуациях, и др. Сказанным объясняется сложность

          Основы конфликтологии 268
          разрешения правового конфликта и необходимость включения в конфликтный процесс третьего субъекта – института судебной власти. За ним признается право вынести вердикт о законности поведения интересов, позиций и притязаний какой-либо стороны.
          Итак, в правовом конфликте противоборствующие субъекты обращаются к одним и тем же знаковым формам – законам, но стремятся извлечь и использовать в противоположных целях выраженные в них правовые смыслы. Решение противостояния принадлежит третьей стороне – представителю государства, специализированному институту: суду, арбитру (экономическому, политическому и др.). «Развитие конфликта, когда в нем участвуют государственные органы, – отмечает академик Кудрявцев В., – всегда направлено на завершение конфликта в рамках закона и в соответствии с ним».16 Законодатель определяет схему и метод, а также модели и прекращения конфликта. Принуждение как актуально реализуемое средство (или его угроза) – непременный фактор на завершающем этапе развития правового конфликта, того именно, к которому иные средства оказываются безрезультативны ми, либо просто неприменимы. Во многих случаях принудительные меры сопровождают правовой конфликт на всем протяжении его развития.17 Дис-скуссии, соглашения, компромиссы, различные демократические процедуры, добровольные действия конфликтующих сторон могут иметь место, однако они имеют второстепенное значение.
          Суд как форма принудительного разрешения правового конфликта – не разовый однородный акт, а процесс наиболее острого проявления колф-ликта, качественного его изменения и финал разви-

          269______________Лекция 6
          тия либо подавления. На судебной стадии конфликта преобразуются методы противоборства сторон и сама структура его агентов. В зависимости от типа конфликта ими выступают представитель государства и правонарушитель, истец и ответчик, институт по защите Конституции и субъект – законодатель и др. В судебном процессе принимают участие эксперты, свидетели и прочие лица, официально предусмотренные законной процедурой. Например, в заседаниях Конституционного суда по делу о КПСС участвовали десятки экспертов-политологов, многие известные политики и бывшие ведущие деятели правящей партии, видные журналисты. Естественно, что участники судебного разбирательства высказывали противоположные мнения по делу. Конфликт сторон, обратившихся в Конституционный суд, выявился в полной мере. Заседания Конституционного суда проходили более трех месяцев.
          Судебная форма развития и разрешения правового конфликта или его подавления имеет свою структуру, предписанную законом, свою логику и технологии, методы выяснения и доказательства соответствия или несоответствия действий конфликтующих субъектов правовым нормам. Во всех случаях она, как правило, обеспечивает выигрыш одной из сторон и проигрыш другой.
          Между тем международная практика свидетельствует о возможности в определенных ситуациях избегать на завершающем этапе конфликта такой формы принуждения, как суд. За последнее десятилетие появились «несудебные» формы. О них будет идти речь ниже.
          Конфликтные ситуации в правовых отношениях производны от ситуаций в социально-экономичес-

          Основы конфликтологии 27О
          ких и политических сферах. Воз

Основы конфликтологии (2 3 4 5 6 7 8 9 10 11)



[Комментировать]