Поиск   Шрифт   Реклама [x]   @  

Психология / Психология менеджмента / Конфликтология


Социологическая школа конфликтологии 2

Социологическая школа конфликтологии (2 3 4 5 6 7 8)

          Часть 2

          в необходимо в определенных ситуациях. Если в целях выявления реальных противоречий в конфликте требуется его обострение, то «марксистское представление» как метод адекватно данной постановке задачи.
          Например, конструктивна деятельность общественного движения «Гринпис». Оно привлекает внимание общественности к экологическим проблемам и идет на конфликт, обостряя отношения с теми, кто у власти, показывает необходимость открытого конфликта. Другое дело, что в любом конфликте необходимо какие-то элементы обострять (с учетом динамики ситуации), а какие-то – ограничивать как действительно разрушительные. Но для этого требуется классификация этих элементов, которые и должна ис-
          следовать конфликтология как наука. Возможно, что предельное обострение конфликтов относится к формам, в которых протекает конфликт. Но и смена форм, как подвижных процессов может быть направлена как на разрешение конфликта, так и на его эскалацию.
          Необходимо учитывать, что обострение конфликтов часто не желательно для той стороны, которая ощущает, что в конфликте ей придется что-то существенное потерять (власть, средства, позицию и т. д.). И тогда, действительно, отказ от обострения противоречий и конфликтов как методологический принцип, если его примут на вооружение структуры власти и управления, может способствовать усилению тоталитарной власти. Поэтому отказываться от конфликта или подвергать корректировке представление, что «разрешению противоречий предшествует его предельное обострение и крайнее напряжение усилий борющихся сторон», нет оснований.
          Теше третий.
          «Конфликтология, как совокупность конфликтологических исследований является «основой эффективного социального контроля за состоянием, связанных с этим процессом, социальных конфликтов» [149, с.21 ],
          «Конфликтологии и ее представителям предлагается выступать на стороне тех политических сил, которые ставят своей важнейшей задачей снятие насильственных форм протекания м разрешения конфликтов» [149, с.76].
          Мониторинги, которые проводят социологи с использованием социологических методов не имеют отношения к конфликтологии, которая (как уже было показано в первой главе) не имеет своих научных методов.
          Такие утверждения свидетельствуют о претензии конфликтологов-теоретиков на идеологическую позицию в государственных структурах управления. Нет необходимости быть конфликтологом, чтобы не поддерживать насильственные формы в конфликтах. Для этого достаточно соблюдать цивилизованные нормы взаимодействия в конфликтах и существующие Законы.
          Тезис четвертый.
          «Субъектно-деятелъностиый подход способен «выступить адекватной общеметодологической основой для эффективного анализа концептуальных, методологических и технологических проблем конфликтологии» [149, с.44).
          Вопрос заключается в следующем: как субъектно-деятельностный подход может быть применен в одиннадцати науках, которые исследуют конфликты?
          Необходимо отметить, что кроме субъектно-деятельностного подхода (в большей степени развитого в психологии), в России развивается также
          оргакизационно-деятельностный подход [ 179, с. 115-142], деятельностно-конструктивистский подход как метатеория, которые учитывают структурно-организационные элементы конфликта и одновременно учитывает субъектную составляющую конфликта [64, с,65-66].
          Поэтому является сомнительным утверждение, что только субъектно-деятельностный подход способен «выступить адекватной общеметодо-ногической основой для эффективного анализа концептуальных, методо-чогических и технологических проблем конфликтологиш.
          Тезис пятый,
          «Анализ формирования современной конфликтологической парадигмы в развитых демократических странах и участия в ее обосновании конфликтологов показывает, что это происходило в социальных и познавательных условиях, во многом сходных с нашими теперешними» [149, с.39].
          Необходимо отметить, что становлению конфликтологии во многих государствах способствовали два кризиса: социально-политический и кризис собственно теоретической парадигмы.
          В России социально-политический кризис «налицо». Кризис же теоретический не должен вроде бы коснуться конфликтологии как науки, он коснулся общественных наук, а конфликтологии как науки в России не было. Поэтому, можно в большей степени утверждать, что развитию отечественных конфликтологических программ способствовал кризис идеологический, разрушивший всю систему управления в России, чего западные демократические страны не испытывали. Поэтому условия, при которых формируется конфликтология в России и условия в демократических странах вообще не схожи. Необходимо задать вопрос: «Из каких социальных и профессиональных групп сформировалось сообщество так называемых конфликтологов?».
          Конфликтологов, как представителей профессиональной позиции в России, не было и нет по сей день, а есть специалисты, представляющие разные области научных интересов, структур управления и общественных движений. Конфликтологическая парадигма в России должна основываться на понятии «конфликтологическая компетенция», которые еще предстоит формировать в обществе через образовательные программы.
          Резюме.
          Е. И. поднимает вопросы институализации конфликтологии, но допускает при этом методологическое упущение, которое заключается в отсутствии проблематизации исходных принципов и взглядов на конструирование конфликтологии как науки и на позиции конфликтолога как новой профессии в обществе.
          Необходимо осознать, что любое представление является одновременно и установкой, которая может трансформироваться в некоторый прием или
          метод, с помощью которого можно достичь решения какой-либо задачи Методы не могут быть скорректированы, не могут устареть, потому что они не заменяемы. Каждый новый метод не отменяет предыдущего, наоборот, дополняет существующий потенциал методов.
          Успех конфликтологии, если она претендует на науку, не может зависеть от смены парадигм. Конфликтологии в России еще нечего менять, так как она только начинает формироваться. По отношению к науке неприменимо понятие успешности, ценностью науки является поиск научного знания и научной истины, которая всегда относительна и поэтому научна. Освобождение от идеологической парадигмы не тождественно освобождению от какой-либо теории или от научной парадигмы
          Как видно, тотальное отождествление гражданской и научной позиций не позволяет Е.И. произвести различение парадигм.
          Что нового внесла эта работа в развитие российской конфликтологической мысли?
          • Поставлены задачи объединения конфликтологов и их самоопре
          деления.
          • Обозначена проблема взаимодействия конфликтологов с властны
          ми структурами.
          • Обозначен также ряд проблем, сопровождающих становление кон
          фликтологии как науки
          Какие новые мифы и стереотипы создаются в данной работе7
          • Миф о том, что конфликтология является наукой.
          • Миф о том, что существует наука переходного периода,

          • Миф о том, что позиции теоретика и практика тождественны.
          Какие новые для российских конфликтологов задачи только обозначены ?
          • Разработка технологий управления конфликтными ситуациями.
          • Разработка технологий согласования интересов.

          • Проведение конфликтологической экспертизы управленческих ре
          шений.
          • Проведение мониторингов.
          Какие проблемы обозначены, но не могут быть решены тем научным инструментарием, который предъявлен в работе ЕЙ.?
          • Проблема взаимодействия теоретиков и практиков.
          • Проблема становление профессиональной позиции конфликтоло
          га-практика в России
          • Проблема междисциплинарного подхода к анализу социальных кон
          фликтов.
          §4. Зооконфликт: реальность или артефакт?
          А. Я. Анцупов и А. И. Шипилов предлагают классифицировать конфликты с участием человека (социальные и внутриличностные) и без участия человека (зооконфликты) [10, с.137-123]. Отмечая высокую значимость работ этих исследователей, проблематизируем некоторые дискуссионные и спорные утверждения.
          «Под конфликтом понимается наиболее острый способ разрешения значимых противоречий, возникающих в процессе взаимодействия, заключающийся в противодействии субъектов и обычно сопровождающийся негативными эмоциями» [10, с.81].
          Обозначим формальные содержательные рамки, которые задаются авторами в определении конфликта.
          Первая формальная рамка: конфликт – это наиболее острый способ разрешения значимых противоречий. Острые способы разрешения конфликтов описаны в многочисленной литературе и представлены в формах войны, революции, терроризма, бунта, забастовок, суицида, голодовок. Значит, по логике, все, что не представлено в этих формах конфликтом не является. Согласиться с этим утверждением не позволяет реальная конфликтная действительность, так как конфликты, как открытое предъявление противоречий могут протекать и не в острых формах, например, научные конфликты.
          Вторая формальная рамка: противодействие субъектов. Субъектом можно обозначить конкретного человека, социальную группу, социальную структуру, территорию (например, субъект Федерации).
          Но можем ли мы назвать животное субъектом? –Является ли собака, кошка, лев, буйвол и т. п. – субъектом""
          На одной из первых в России конференций по проблемам конфликтов, исследователи констатировали, что «конфликт представляет собой не просто противоречие, возникшее между определенными социальными субъектами, а противоречие, так или иначе осознанное и оцененное» [146, с. 114] А так как животные не осознают свои противоречия (это чисто человеческая способность), то и «помешать» их отношения зашиты и нападения в конфликт по этому основанию невозможно. Признавая наличие противоречий и борьбы в животном мире, сложно назвать их конфликтами.
          Третья формальная рамка: наличие негативных эмоций. На каком основании мы можем утверждать, что у животных есть негативные эмоции. В естественной среде животные обладают только двумя ярко выраженными реакциями: защитно-агрессивной и нападающей. Прирученные
          животные показывают и положительные реакции, но связаны они не с осознанием, а с выживанием в человеческой среде.
          Таким образом, определение конфликта в работах вышеуказанных авторов не позволяет признать, что конфликт может быть в среде животных. Так как все характеристики, которые они перечисляют, присущи человеческому сообществу, но не животному миру.
          Но даже если мы поддержим точку зрения авторов, и будем стремиться ввести в понятийный аппарат конфликтологии понятие «зооконфликт», тогда необходимо довести зооконфликт до такой аналогичной структуры, связей и отношений между элементами, которыми «богат» конфликт как понятие. По логике, определение понятия «зооконфликт» должно быть иное, чем социальный конфликт. Безусловно, что исследование жизни животного мира позволяет человеку получать некоторые модели поведения. Однако в большей степени – это интепретационные и объяснительные модели, которые могут быть учтены в анализе конфликта, а могут быть, и не учтены. Профессионализация исследователя оказывает влияние на его предпочтения в выборе не только теоретических моделей, но и соответствующих теоретических работ. Авторы учебника «Конфликтология» являются психологами. Вероятно, поэтому негативные эмоции являются одной из характеристик конфликта, а в списке литературы, которую они рекомендуют, отсутствуют работы современных отечественных и зарубежных социологов. А это уже серьезное упущение в плане учета информационного пространства по проблемам конфликтов и в подготовке будущих конфликтологов, которым необходимо знать работы А. Г. Здравомыслова, А. Г. Зайцева, Р. Шайхутдинова, Г. –П. Щедровицкого, О. С. Анисимова, В. С. Дудченко, А. Турена и др.
          Хотелось бы обратить внимание, что глава «Инновационные конфликты» раскрывает в основном лишь межличностный уровень, так как это наиболее важный аспект для управленческого уровня рассмотрения конфликтов [10, с.361-371] С учетом того, что этот учебник рекомендован Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации для студентов высших учебных заведений, проблемы дискуссионного характера должны быть включены, как факультативные курсыё и четко обозначены не как устоявшиеся, а как проблемные области направления.
          Что нового внесли эти исследователи"?
          * Они разработали новую методологическую схему междисципли
          нарного подхода к исследованию социальных конфликтов.
          • Предложили учебник для вузов, в котором доминируют знания из
          области психологии конфликта.
          Хотя эти авторы и заявили о необходимости междисциплинарного подхода, они не смогли преодолеть границы дисциплинарности.
          §5. «Онтосинтез конфликта» как разновидность «бесконфликтной модели общества».
          Решение жизненной проблемы мы замечаем
          по исчезновению этой проблемы
          Л Витгенштейн
          В. С. Дудченко (далее B.C.) подходит к конфликту с позиции консультанта по управлению. Его основные положения заключаются в следующем:
          1. Предлагается новый подход к методологии онтосинтеза конфликта
          (ОК) как альтернатива существующим конфликтологическим программам
          в России [55].
          2. Утверждается, что, применяя новый подход в практике консультирования,
          можно увидеть результат в том, что «конфликт перестал быть проблемой».
          3. Дана критика конфликтологических программ, в которых описаны
          технологии борьбы за власть, манипулирования людьми в управлении кон
          фликтными ситуациями.
          4. Сделан вывод о том, что конфликтологи порождают конфликты в России.
          Раскроем понятие «онтосинтез конфликта». Онтология как учение о бытие
          в теории противопоставляется гносеологии – учению о познании [159. с.458,572]. Размышления С. Л. Рубинштейна могут помочь обозначить некоторые существенные характеристики бытия как предельного понятия [132. с.256,275]. «Первичное открытие бытия человеком – это прерогатива чувственного», чувственность «непосредственно вплетена во взаимодействие человека с окружающим миром». Раскрытие бытия происходит через «испытание и принятие бытия человеческим существом как объекта потребностей и действии» [55, с.57]. Человек – одно из состояний бытия, по-видимому, не начальное и не конечное. Бытие открывается человеку, и в этом плане открывая бытие, человек открывает себя, свои чувства, потребности, действия и т. д. Человек является естественной частью материала. Он способен различные материалы и элементы мира соединять или синтезировать. По логике, далее необходимо определить место, где синтезируется бытие. Естественно, что это сознание человека. В. С. называет возможность и способность синтезировать бытие в сознании «онтосинтезом», то есть онтологическим синтезом [55, с.56]. Онтосинтез является главной функцией сознания. «По механизму действия, утверждает он – это процесс порождения некой целостности из отдельных составляющих материала мира». Итак, если онтология представлена сознанием и в сознании, то тогда именно порождающая природа сознания должна
          «философские работы М 1994, с 72
          стать центральным предметом онтосинтеза. Акты сознания, изложенные им [55, с.56], представляют собой развернутую схему рефлексии. Если мы обратимся к И. Г Фихте, то должны признать, что «условием ее (т е. рефлексии) является некоторое ограничение» [160, с.308].
          Сознание ограничивает себя, и в этом ограничении оно должно с чем-то столкнуться, стать в оппозицию к иному бытию или проявить некоторую степень конфликтности. Это теоретические размышления Однако на практике В. С. предлагает синтезировать бытие без конфликтов, без ограничений и столкновений, вести себя «естественно» с точки зрения критериев именно данной реальности и «не рефлексивно». Он описывает резкий скачок из теории в практику «Конфликтом ни руководство, ни консультанты не занимались принципиально» [55, с.54-55].
          Но если конфликтом принципиально никто не занимался и конфликт остался за пределами «новой» реальности, которую строил коллектив вместе с консультантами, то можно сделать вывод, что предметом онтосинтеза было бытие без конфликта
          Этот вывод очень важен, так как, если в теории разрабатывается новая теоретическая конструкция и она имеет определенное название – «онто-синтез конфликта», а в практике конфликт остался за пределами сознания (или онтосинтеза), то наиболее приемлемое определение должно быть «онтосшипез вне конфликта», а не «онтосинтез конфликта» (ОК). Или, по крайней мере, должна быть фиксация того, что теоретическая конструкция В. С. почти не имеет никакого отношения к его реальной практике консультирования.
          Центральным звеном в «онтосинтезе конфликта» является сознание. А так как оно представлено им в схеме рефлексии [55, с.56], то можно предположить, что бытие синтезируется на уровне рефлексии Исходя из идеальной схемы сознания, общепризнанной в плане вспомогательного средства в теории, мы можем увидеть, что оно представлено минимум четырьмя уровнями: подсознание, обыденное сознание, мышление, рефлексивное мышление.
          Очевидно, что на разных уровнях сознания бытие синтезируется различно, более того, оно даже противоречиво по отношению друг к другу. Выло бы интересно узнать: как на практике, через какие характеристики можно обнаружить соответствие синтеза бытия какому-либо уровню сознания? Каково влияние каждого уровня на степень конфликтности субъекта (социальной группы) и в какой форме оно (влияние) проявляется?
          Это не праздные вопросы. Дело в том, что если мы обнаружим, что синтезирование бытия возможно без конфликтов, тогда, возможно, будет най-Дено «лекарство от конфликта». Однако необходимо учесть, что коллек-
          тиеный субъект вел себя «естественно» и «нерефлексивно» на уровне рефлексии. Это возможно при условии, если субъект сознательно отсекает от себя часть некоторой реальности и не замечает ее. Но тогда говорить о содержании синтеза можно в ограниченном плане. Содержание синтеза будет как бы «урезано» и в этом плане «вытеснено» из «бытия». Это некоторая часть истории, о которой нет необходимости даже вспоминать, так как строится другая, новая реальность без конфликта.
          Для дальнейшего методологического исследования ОК необходимо раскрыть понятие «реальность», так как именно она синтезируется и конструируется разными технологиями, средствами, программами и т. д.
          Понятие ((реальность» может быть раскрыто в двух аспектах: как объективная и субъективная К объективной реальности (ОР) можно отнести все, что не зависит от временных рамок сознания субъекта. Можно сказать, что ОР по отношению к субъекту бесконечна во времени и в пространстве Но она (ОР) включает в себя временные рамки, в которых функционирует co-i знание субъекта, ограниченного его биологической жизнью (т. е. физичес-f ким существованием). Время объективной реальности разворачивается в сознании субъекта и представляется в каждый момент его жизни. И, исходя из того факта, что физическая жизнь человека ограничена биологическими законами, можно фиксировать, что реальность на разных этапах жизни человека, в каждый момент включает прошлое, настоящее и будущее.
          В настоящем в свернутой форме содержатся «ростки будущего», а также результат и продукт прошлого. Прошлое в этом плане уже является объективной реальностью, т к. оно уже не зависит от человека, оно уже состоялось. Будущее – это потенциальность, присутствующая в настоящем, оно зависимо от человека, его целей, задач, и в этом плане оно субъективно. Т. е. будущее – это субъективная реальность, отодвинутая вперед (Субъективная реальность – это реальность зависимая и порождающаяся сознанием человека) Для того чтобы приблизить и осуществить будущее, необходимы соответствующие действия со стороны человека стратегического и тактического характера, включенность человека в самые разные отношения и связи с другими элементами мира и людьми. Эти связи и отношения разворачиваются (схематично) на гносеологическом и онтологическом уровнях и могут быть рассмотрены в социально-психологическом, организационно-управленческом, физическом и других пространствах.
          Оттого, какие отношения и связи человек предполагает перенести в будущее, зависит то, как он формулирует и осознает цели и задачи в своих планах Настоящее (а не прошлое и будущее) предоставляет человеку сделать выбор Самим выбором настоящее зарождает «ростки будущего». Приближая будущее к настоящему, и отрицая будущее настоящим, человек позволяет будуще-
          му «умереть» в настоящем и одновременно отодвинуть его снова в будущее. Поэтому будущее постоянно наполняется качественно новым содержанием, иным содержанием субъективного плана. Настоящее требует освобождения от иллюзий, мифов и чрезвычайных идеализации. Насколько в настоящем происходит процесс освобождения от чувственно-слепого, иллюзорного, настолько будущее будет реально приближаться и раскрываться настоящему. Поэтому настоящая реальность требует мысленного перенесения в нее всех противоречий, тупиков, конфликтов и трудностей будущего. В этом плане она предвосхищает будущее своими противоречиями в сознании субъекта и несет в себе опасность для будущего самими требованиями освобождения от иллюзий. Можно предположить с большоей вероятностью, что сбои в сознании субъекта происходят потому, что он не готов принять реальность во всем многообразии противоречий и конфликтов. Он хочет освободиться от них, как от кошмарного прошлого, и построить свою жизнь бесконфликтно и без противоречий, а значит, не замечая их или уходя от них.
          Теперь вернемся к B.C. – авюру «онтосинтезаконфликта», для которого очень важно, чтобы «ростки будущего» не были иллюзорны и недостижимы
          Практика консультантов представлена тем, что конфликтами они принципиально не занимаются. Значит, управленцам рекомендуется конфликты не замечать, уходить от них, строя иную реальность – бесконфликтную. А это показывает, какие представления существуют у части консультантов по отношению к самой реальности. Исключать из анализа реальности конфликт – значит, способствовать формированию очередного мифа и иллюзии, что коллектив может развиваться, уходя каждый раз от конфликта. Здесь четко прослеживается идея бесконфликтной модели развития общества. Эта идея объединяет, на первый взгляд, совершенно противоположные идеологии и парадигмы» «царство божье на земле» – у христианства; «коммунизм» (светлое будущее всего человечества, где будет уничтожена классовая борьба) и «онто-синтез конфликта» (где конфликт перестал быть проблемой). Исторически эта идея порождает конфликты, революции, войны.
          Описывая практику внедрения «онтосинтеза конфликта» (а точнее, как мы уже поняли, «онтосинтеза вне конфликта») в управленческом консультировании, B.C. приводит пример, подтверждающий образец отторжения конфликтующего субъекта из коллектива. Во время одного семинара в коллективе выделился лидер, который, вероятнее всего, остро переживал конфликт и хотел в нем разобраться. Однако консультанты ему этого не позволили, и он выделился в оппозицию (правда, из статьи не понятно к кому: к консультантам или к администрации) После семинара он получил более высокую должность, «несмотря на то, что было видно, что это слабый руководитель», но «финансовый гений».

          46 Л И Цой Практическая конфликтология
          Далее события разворачиваются так через два месяца он уволился, не справившись со своей новой должностью. Нет человека – нет конфликта По описанию ситуации и фактическим последствия есть все основания утверждать, что коллективу организации был дан хороший урок, дабы никто больше «не высовывался» и не конфлгагговал С помощью консультантов была приведена в действие игра в «продвижение», суть которой показать не сильные, а слабые стороны конфликтующего, с целью создания «приличного фасада» для увольнения (Эта игра повсеместно была проиграна в нашей стране, в логике которой находятся, в том числе и консультанты по управлению)
          Вероятнее всего, консультанты не способствовали формированию на-вьжов рефлексивного мышления Так как именно нерефлексивный субъек! может легко попасть под любую манипуляцию. В чем заключается мани пупяция7 Если человек во время работы с консультантом не смог увидеть t его помощью свои слабые стороны, которые были видны всему коллективу, не смог ничего откорректировать в плане усиления своего потенциала, то возникает вопрос: кому консультанты «открывают глаза»? Почему одним ((открывают», а другим нет?
          За время работы с консультантами «финансовый гений» не смог увидеть себя со стороны (а значит выйти, в саморефлексию), а после семинара поддался соблазну идти на повышение, не ожидая и не осознавая того, что у него отсутствуют необходимые для управленца знания и навыки. Вот если бы «финансовый гений» отрефлектировал вовремя ситуацию и себя в ней с помощью консультантов, возможно, что он, прежде чем согласиться на повышение, пошел бы немного поучиться Можно утверждать, что с помощью консультантов конфликтующий субъект был постепенно (не резко) вытеснен из организации. Как мы знаем, такой подход не нов, он описан как «радикальная криминология». Н. Смелзер отмечает, что такой подход соответствует конфликтологическому [137, с.215]
          Ее сторонники рассматривают конфликтующих как бунтарей. Общество старается их изолировать, помещая в соответствующие учреждения Конечно, хотелось бы уйти от прямой аналогии Однако, по факту «онтосин-тез конфликта» и «радикальная криминология» очень близки, так как и первом и во втором случаях изоляция или вытеснение субъекта из организации (социальной системы) очевидны.
          А поэтому, можно предположить, что В С также использует манипулятив-ные техники (в обход сознания человека), за которые так критикует тех, кто их описывает Критика в адрес чех, кто описывает технологии манипулирования и техники борьбы в конфликтах, может исходить из позиции нежелания того, чтобы эти техники были доступны большинству людей Почему1? Да потому, что чем меньше людей знают о них, тем больше шансов манипулирования
          имя. Если человек знает эти технологии, он вряд ли попадет в ситуацию манипулирования или, по крайне мере, будет поддаваться им сознательно. Другое дело, когда эти технологии и приемы скрыты от сознания человека, вот тут-то яростор для манипулирования им. Не в такую ли ловушку попадают сегодня не только отдельные люди, социальные группы, но и целые народы, нации, общественные движения, уничтожая друг друга, став жертвой манипуляции в борьбе политиков и власть имущих за власть.
          Технологии манипулирования и техники борьбы в конфликте должны быть доступны всем. Они должны быть открыты. Только тогда они могут быть предметом для осознания и принятия социальных и правовых норм их применения в обществе. Применение их (или неприменение) зависит не от авторов, которые их описывают, а от ценностных установок, уровня культуры тех, кто их применяет. Поэшму необходимо приветствовать работы, раскрывающие манипулятивные технологии и программы.
          Есть несколько предположений (версий), почему консультанты принципиально не занимаются конфликтами в своей практике,
          • У консультантов существует страх перед конфликтами; они не стрес
          соустойчивы, реальная конфликтная ситуация их разрушает
          • Консультанты в своей деятельности жертвуют позицией социо
          лога, для которого социальный факт (в том числе и конфликт) яв
          ляется первым шагом на пути исследования социальной реально
          сти [57, с.411-447, 493].
          • Консультанты не владеют методами диагностики, профилактики и
          управления (разрешения) конфликтами.
          • Консультанты находятся в финансовой зависимости от заказчика,
          нейтральную, «независимую» позицию в реальном конфликте им
          удержать сложно, так как они могут его потерять.
          Исходя из вышеизложенного, можно с большей вероятностью утверждать, что «онтосинтез конфликта» в практике является «онтосинтезам вне конфликта» ОК является разновидностью конфликтологического подхода в рамках идеи «бесконфликтной модели общества», поэтому (ОК) не является альтернативой существующим конфликтологическим программам в России. Подходы к синтезу бытия с учетом разных уровней сознания являются интересными и перспективными с точки зрения постановки проблемы диагностики конфликтов.
          Конфликт перестал быть проблемой миф или реальность"* Утверждение В. С. о том, что конфликт перестал быть проблемой, можно принять при условии, что совершается ряд ошибок.
          Первая ошибка – логическая Что может перестать быть? То, что было прежде. Значит, прежде, должен быть конфликт (или проблема и т. п.). Для кого"? Для коллектива, администрации или консультантов? Допускаем, что
          конфликт перестал быть проблемой для коллектива Итак, вначале в коллективе был конфликт, коллектив от него ушел с помощью консультантов, не занимаясь им принципиально. Куда исчез конфликт? Он даже не стал проблемой, т. е. осознанным предметом для исследования. А значит, конфликт не молсет перестать быть проблемой, так как он не был проблемой
          Вторая ошибка – историческая. В нашей стране конфликт тоже не был проблемой. Это было связано с тем, что руководящая сила общества знала, что L конфликтами надо делать, так же как и с теми, кто конфликтовал не з «стройном ряду». Модель «бесконфликтного общества», в котором были уничтожены антагонистические социальные группы (классы), не предполагала наличие антагонистических противоречий и конфликтов. И не было необходимости рассмап –ривать конфликты как проблему. Конфликты стали проблемой с 1991 года, когда СССР был «взорван» ими изнутри и Советский Союз распался. Выяснилось, что это – слабо изученная область, как в теории, так и практике. Осознав эт проблему, ученое сообщество начало предпринимать организационные и другие шаги в направлении ее решения. Создаются центры конфликтологии, издаются переводные работы и т, д (см список литературы).
          Опыт работы с управленцами показывает, что большинство из них имеют «пещерные» знания о сложнейших механизмах возникновения и о причинах конфликтов. Этому есть объяснение: до 1994 года в программе обучения в высших учебных заведениях отсутствовала конфликтология как учебная дисциплина Только в 1994 году Правительством Российской Федерации была утверждена программа по конфликтологии на 136 академических часов в цикле общепрофессиональных дисциплин [В8].
          Поэтому утверждать, что «конфликт перестал быть проблемой» – значит совершать историческую ошибку В настоящее время конфликт является проблемой для ученого сообщества, управленцев и для России в целом
          Третья ошибка–методологическая. Она заключается в том, что социолог обязан закладывать некоторый фундамент, опираясь на социальные факты и систематизируя их для социологического исследования [57]. Встреча с фактом – это обнажение реальности. Именно с фактами в сознание человека входит многоликая, противоречивая, не залакированная действительность. Через факты наше сознание открыто миру. Уметь вычленять факты из противоречивой действительности или не замечать и– это позиция познающего человека (субъекта), как ученого или политика. Именно в критических ситуациях, конфликтах у человека возникает потребность разобраться в фактах, то есть в том, что уже свершилось в деятельности и в действительности. Для встречи с фактом необходима огромная затрата интеллектуальных, эмоционально-психологических и духовных сил, – тем более в конфликтах. Поэтому, если субъект стоит на позиции социолога и не желает видеть факты или уходит от них, он смещается
          с позиции социолога на позицию субъекта со своим интересом. Поэтому, утверждая, что «конфликт перестал быть проблемой», он теряет свою позицию как социолог и должен обозначить другие методологические рамки и позицию. Так как не понятно – для кого конфликт перестал быть проблемой, для какой позиции и какой конфликт? Тотальное отождествление позиций и неспособность их разотождествить присуще обыденному сознанию. Однако в методологии исследования должно быть четко зафиксировано, когда и где познающий субъект переходит на другие позиции.
          Особенно эго важно для управленцев и политиков, так как учет этих позиций н возможности профессиональной диагностики конфликтов позволяют снижать субъективизм при принятии решений в конфликтной ситуации, минимизируют деструктивные последствия и ограничивают насильственные методы разрешения конфликтов. Поэтому тезис о том, что «конфликт перестал быть проблемой», можно считать несостоятельным и не имеющим аргументированных оснований.
          На какие факты опирается B.C., утверждая, что «конфликтологи порождают конфликты в России»? Основной – это то, что они создают программы борьбы за власть и описывают манипулятианые техники.
          Итак, большая посылка существуют технологии манипулирования, которые программируют мышление и поведение людей в борьбе за власть. Малая посылка: конфчиктологи создают и описывают эти технологии и программируют людей Умозаключение: конфликтологи порождают конфликты в России
          Не будем доказывать несостоятельность умозаключения, так как нарушение законов формальной логики, видно «невооруженным глазом». Если следовать логике В. С. и признать что «конфликтологи порождают конфликты», то при-дегся признать, что вулканологи порождают вулканы, психологи– психов и т. д. Естественно, что логика может не иметь никакого отношения к реальным фактам, т. е. не все можно объяснит ь и доказать в рамках формальной логики. Тогда обратимся к другим основаниям, которые не представлены в критикуемой работе. Обратимся к статистически достоверным фактам. Сколько конфликтологов проживает в каком-либо регионе (например, в Чечне, Таджикистане, в Украине и т. д.) и какое количество конфликтов, в каких формах они «породили»? В каком месте концентрация конфликтологов представлена наиболее плотно на карте «очагов» конфликтов в России? Есть ли регионы или города, где нет конфликтологов и нет конфликтов? Или где есть конфликтологи, но нет конфликтов1? Вопросов для первичной диагностики много, но вот очевидный факт, раскрыва-?тй без статистики В России на всех уровнях и во всех сферах жизнедеятельности конфликты приобретают острые формы, и количество их растет. Такое впечатление, что Россия «напичкана» конфликтологами, как пороховая бочка,
          могущая вот-вот взорваться. Практически каждый человек является конфликтологом, так как трудно найти такого, которыйхотя бы раз в жизни не создавал или не провоцировал других на конфликт.
          Как мы видим, с точки зрения социологического анализа утверждение в том, что «конфликтологи порождают конфликты в России», также не имеет основания. Конфликты могут быть созданы и создаются без участия конфликтологов тенденция поиска виновного среди людей сгара, как мир. Но если мы все-таки нашли виновного в конфликтах в России (а это, если судить по статье, конфликтологи), то возникает вопрос, что с ними делать» Необходимо вспомнить, в какой ситуации сегодня находятся профессиональные группы и каждый человек Это – ситуация рынка, где консультанты «выталкиваются» в позиции конкурентов. Отсюда вывод, конфликтологов нельзя пускать в организации, так как они там будут порождать конфликты, ибо в России они уже породили конфликты, от которых страдает все население страны. Конкуренция среди консультаь юв–эго .юрмальное явление, но, судя по позиции автора статьи, представлена она прошлой корпорагивной культурой и идеологией – это поиек виновного Наиболее безопасно назвать виновными в конфликтах в России именно юнф ликтологов, которые пока не институализированы в России как профессиональная группа (имеется в виду, что такая профессиональная деятельность в России отсутствует). Ну не обвинять же в конфликтах правительство, депутатов, политиков или мафиозные структуры. Это опасно и за эти утверждения власть им>-щие могут привлечь к ответственности. Исследователь в первую очередь направит свои усилия на выявление механизма и причин, «выталкивающих» сторош.» в оппозицию и конфликт друг с другом.
          Вместо заключения хотелось бы обратиться к классикам Например, поч синтезом И. Кант понимал в самом широком смысле «акт присоединения различных представлении друг к другу и понимания их многообразия и едином знании Такой синтез называется чистым, если многообразие дани а рпоп (как многообразие пространства и времени), а не эмпирически» [77 с 81]. Вопрос заключается в следующем– Возможен ли синтез несводимого к одному основанию эмпирического опыта и абстрактных
схем?
          Что нового «нес В, С. в развитие конфликтологии:
          • Он предложил работать с сознанием конфликтующих сторон, не
          как психолог, а как социолог, то есть работать с фактами и их ин
          терпретациями, с учетом ситуации в России.
          • Он четко разделил теоретические проблемы и практические.
          • Он определил место работы с конфликтами в практике консультан
          тов по управлению.
          • Он показал наличие реально существующей конкуренции в среде
          профессионального сообщества.
          §6. Существующие подходы к типологии и классификации конфликтов.
          В этом параграфе представлена попытка разобраться в типологии и классификации конфликтов. Кратко изложим основные подходы, показывающие их многообразный спектр.
          Н. Смелзер выделяет три вида конфликтов, связанных с развитием куль-туры[137, с.58-59] аномию (термин введен Э. Дюркгеймом), т. е. нарушение единства культуры в связи с отсутствием ясно сформулированных социальных норм; культурное запаздывание (термин введен У Осборном), когда перемены в материальной жизни общества опережают трансформацию нематериальной культуры; чуждое влияние, когда множество противоположных элементов культуры тормозит процесс национальной интеграции в обществе. В основание выделения вида он положил основу жизнедеятельности – культуру. Он также выделяет уровни конфликтов по степени сложности субъектов: межиндивидуальные конфликты; конфликты между ассоциациями (партиями); внутри и межинституциональные конфликты, конфликты между секторами общественного развития труда, конфликты между государственными образованиями; конфликты между культурами или типами культур Таким образом, в классификации Н. Смелзера мы можем выделить виды конфликтов, в основу которых положена сфера жизнедеятельности и уровни, в основу которых положена сложность субъектов.
          Ф. М. Бородкин и Н. М Коряк выделяют четыре типа конфликтных ситуаций по характеру их возникновения, в основании которых положены две пары противоположных параметров, определяющих специфику конфликтов: [20, с. 19]
          • объективная целесообразность – объективная нецелесообраз
          ность;
          • субъективная целесообразность – субъективная нецелесооб
          разность
          Эти исследователи вводят понятие типы конфликтов, в основу которых положена целесообразность или нецелесообразность с точкизреиия субъекта и объекта.
          Здравомыслов А Г., анализируя конфликты на макроуровне, выделяет две группы конфликтов [68, с 7, 13].
          • между новыми и старыми порядками;
          • конфликты по поводу способа становления и реального содержа
          ния новых отношений
          В целях упорядочения проблематики он также выделяет три вида копф-
          ликтов политический, национально-этнический социально-экономический В основу выделения групп им положены ценности (выбор между новыми, инновационными) и старыми (традиционными, консервативными) порядками, а также выбор пути и содержания новых отношений В основ выделения видов им положены сферы жизнедеятельности (сфера политики, социально-экономическая сфера, национально-этнические отношения т е производственная и непроизводственная сферы)
          В А Ядов предлагает выдели гь типы конфликтов [144, с 13,16]
          • по интересам,
          • по напряженности,
          • по охвату,
          • по времени протекания (долгосрочные, краткосрочные),
          • по ресурсам (материальные, социальные)
          Мы видел, что в освювачие выделения типов конфликтов положены рази ы е хщ акт ер ист ик и
          В коллективной монографии под руководством В Н Кудрявцева прослеживается тенденция к тому что в основание видов конфликтов похоже кы эчементы, не сводимые к какой-либо единой, существенной характеры стыке [181, с 89] Поэтому в этой работе виды конфликтов оывают одиноч ные и групповые (сложность субъектов), экономические и политически (сферы жизнедеятельности) конфликты взглядов (мировоззренческие), насильственные и ненасильственные (формы) и т п
          Небольшой обзор литературы показывает, что в настоящий момент исследователи выделяют иерархические единицы конфликтов (типы, виды уровни, классы), однако отсутствуют
          • единый подход к типологии и классификации конфликтов,
          • работы по выявлению методологических оснований классифика
          ции конфликтов, с точки зрения управления конфликтами
          Также можно зафиксировать, что у исследователей сформировалось представление о невозможности единого подхода к классификации конфликтов Один и тот же конфликт относится то к виду, то к типу Поэтому сложно начинать проводить диагностику конфликта при отсутствии целостного взгляда на конфликт и отнесения его к определенному типу, виду, классу и т д
          Конфликты, как узловые точки, в которых переплетены многообразные процессы жизнедеятельности людей, могут быть описаны и систематизированы в иерархические структуры, фиксирующие устойчивые признаки сходства и различия конфликтов
          То есть анализ конфликта начинается не с выявления причин, интересов, форм конфликтного взаимодействия и т д , а с отнесения конфликта к тому или иному типу и классу конфликта
          §7. Авторская классификация конфликтов.
          Данный параграф представляет собой попытку теоретического конструирования и систематизации разных оснований классификации конфликтов Если мы рассмотрим конфликт как некоторое подобие социального организма, то обращение к систематизации в естественных науках (К. Линней) [33, с.359], возможно позволит нам выстроить некоторую иерархию в обозначении конфликтов
          В соответствии с системой К. Линнея каждый организм имеет два латинских названия; родовое (которое пишется с прописной буквы) и видовое (которое пишется со строчной буквы) Так, например, человек имеет систематическое название Homo sapiens Это биноминальная система, в которой организмы объединяются в группы, расположенные на различных иерархических уровнях, таких, как форма, число, положение конечностей и т. д. В ней предусматриваются такие иерархические единицы– царство, тип, класс, отряд (порядок), семейство, род, вид. Каждая иерархическая единица может содержать несколько таксономических единиц (таксоны или группы) более низкого ранга. Например, один тип может иметь несколько классов, род несколько ВИДОВ и т. д. На каждом иерархическом уровне может находиться несколько групп, но все они отличаются друг от друга, поскольку члены каждой группы обладают общим набором диагностических признаков, характерных Для всех организмов предшествующих уровней (более высоких). Каждая группа обладает уникальными диагностическими признаками, т е-. признаками, присущими организмам только этой группы Группы могут разделяться на подгруппы, подклассы, или надгруппы и т. д. Т е эта система позволяет продиагностировать и выявить специфичность и разнообразие признаков организма уже имеющегося или могущего вновь образоваться. На каждом иерархическом уровне, при движении от вида к царству число сходных признаков между членами таксонов уменьшается
          В химии систематизация химических элементов позволила Менделееву предсказать свойства еще не найденных элементов, которые должны были обладать определенными признаками (удельный вес, плотность) Таким образом, классификация представляет собой систему соподчиненных понятий (классов объектов) в какой-либо области знания или деятельности человека. Она может быть выражена в виде различных по форме схем (таблиц) и использоваться как средство установления связи между этими понятиями или классами объектов.
          По степени существенности, основания деления различаются на естественные и искусственные. В естественной классификации в качестве основания
          берутся существенные признаки, из которых вытекает максимум производных, что позволяет ей служить источником знания о классифицируемых объектах. Пример, периодическая система химических элементов. В искусственной классификации в основании используются несущественные, т. н. вспомогательные признаки. Например, алфавитно-предметные указатели, именные каталоги в библиотеках. Научная классификация фиксирует закономерные связи между классами объектов, с целью определения места объекта в системе, что указывает на свойства последнего. Типология, как научный метод познания, представляет собой расчленение систем объектов и их группировку с помощью обобщенной идеализированной модели или типа. Она решает задачу упорядочения и объяснения крайне разнородных по составу множеств объектов. По способу построения различаются эмпирические и теоретические типологии. В основе эмпирической типологии лежит количественная обработка и обобщение опытных данных, фиксация устойчивых признаков сходства и различия, находимых индуктивным путем, систематизация и интерпретация полученного материала. Теоретическая типология предполагает построение идеальной модели объекта, обобщенное выражение признаков, фиксацию принципов таксономического описания множества изучаемых объектов. Она опирается обычно на понимание объекта как системы, что связано с вычленением системообразующих связей, а также с построением представления о структурных уровнях объекта.
          Так, например, описывая подход к конструированию и выделению «идеальных» типов, М Вебер отмечал, что они необходимы для того, чтобы в них можно было выразить наибольшую смысловую адекватность крайним проявлениям социальной действительности, крайне редко встречающейся в реальности в абсолютно идеальной форме. Однако, «чем отчетливее и однозначнее конструированные идеальные типы, тем дальше они, следовательно, от реальности, тем плодотворнее их роль в разработке терминологии и классификации, а также их эвристическое значение». В социологическом исследовании, объектом которого является конкретная реальность, «необходимо постоянно иметь в виду ее отклонения от теоретической конструкции; установить степень и характер такого отклонения –– непосредственная задача социолога» [22, с.623-625]. Анализируя принципы и подходы к классификации в научных исследованиях, можно отметить, что конфликты, как узловые точки, в которых переплетены многообразные процессы жизнедеятельности людей, могут быть описаны и систематизированы в иерархические структуры, фиксирующие устойчивые признаки сходства и различия конфликтов.
          В основание классификации конфликтов положены подходы многих исследователей. Классификация в первую очередь необходима для профессиональной диагностики конфликтов. Таким образом, относя какой-
          либо конфликт к определенной иерархической единице – типу, виду, классу и т. д., мы тем самым сразу же выделяем несколько диагностических признаков, не зависящих от ценностных установок исследователя, а в этом плане объективных.
          Таблица 2 Классификация конфликтов

          JVs
          п./п Иерархические единицы Основания классификации Содержание
          1
          1
          1 ТИПЫ Жесткие признаки конфликтующих сторон Социально-позитивные неантагонистические, рациональные, функциональные, в рамках нормативно-правового поля, сохранение целостности.
          Социая ъно-негативные антагонистические, иррациональные, дисфункциональные, за пределами нормативно-правового поля, разрушение целостности
          2 УРОВНИ Границы и масштаб конфликта а) Макроуровень б) Мезоуровень в) Микроуровень
          3 КЛАССЫ Форма конфликтов а) Насильственные б) Ненасильственные
          4 СЕМЕЙСТВА Природа субъекта v объекта а) Объективные б) Субъективные
          5 ПРЕДМЕТНАЯ ГРУППА Предмет конфликта а) Материальный б) Нематериальный
          6 ВИДЫ Сфера жизнедеятельности людей а) Производственная б) Не производственная
          Предлагается выделить шесть основных иерархических единиц в систематизации конфликтов, каждая из которых может быть описана в количественных или качественных показателях (Таблица 2). Эта систематизация позволяет не только дистанцироваться от конкретного конфликта, ноирасширить про-, блемное поле для профессиональной диагностики и возможности целенаправленного управления ими. Каждый конфликт, как социальный феномен в
          своей полноте содержит позитивную и негативную составляющую. Важно выделить то, что требует особого внимания, поддержки и развития, и то, что необходимо офаничивать, ослаблять и даже уничтожать в зародыше. Тем самым существует возможность минимизации негативных последствий конфликтов, в которых доминируют иррациональные, стихийные элементы, требующие применения насильственных методов в их разрешении.
          Вид – это первичная единица в системе классификации, она должна обладать легко обнаруживаемыми признаками, устойчивыми в организации и содержании связей Виды обладают наиболее конкретными характеристиками, присущими реальной ситуации в определенное общественно-историческое время, обособленные друг от друга и составляющие целостность данного уровня. Основополагающей характеристикой вида является сфера жизнедеятельности политическая, экономическая, педагогическая, юридическая, семейная, управленческая и т д. Сфера жизнедеятельности может быть производственной и непроизводственной Выделяя сферу жизнедеятельности как основополагающую, первичную единицу в иерархической структуре конфликтов, мы тем самым подчеркивает главную роль социальной (производственной и непроизводственной) организации в формировании и организации конфликтов. Каждый вид имеет свои подвиды (группы), отличающиеся причинами и источниками конфликтов.
          Выделение групп конфликтов основывается на выделении предмета противоречия в конфликте: материальный и нематериальный. Для обнаружения нематериального предмета требуются определенные процедуры Выделяя фуппу предметов конфликта, мы тем самым очерчиваем фаницы процедур, например, нормы взаимодействия, ресурсы обоих сторон в конфликте, этические нормы и тп
          Таблица 3 Подвиды конфликтов в сфере жизнедеятельности

          Производственные Не производственные
          – Политический – Национально-этнический
          – экономический – религиозный
          – юридический – смысловой
          • экологический • коммуникационный
          – семейный – ценностный
          – педагогический – идеологический
          – организационно-управленческий • мировоззренческий
          – научный – культурный
          – социально-психологический
          – информационный
          Подвиды конфликтов в сфере жизнедеятельности имеют очень условное разделение (Таблица 3) Так, например, политика может быть сферой деятельности целой партии или общественного движения, поэтому политический конфликт может быть отнесен к производственной деятельности С другой стороны, если политика может быть временным средством для решения религиозного конфликта, тогда политический конфликт может быть рассмотрен как относящийся к непроизводственной сфере..
          Именно предмет конфликта позволяет субъекту (в группе) сделать определенный выбор в техниках борьбы (Таблица 4). По предмету конфликта можно зафиксировать жизненный уровень, социальный потенциал, физическое, интеллектуальное и эмоционально-психологическое развитие субъектов
          Табчица 4 Предмет конфликта

          Материальный Нематериальным
          – Субъект – вещь (деньги, пища и т.д.) – природа
          – территория – Законы
          – духовные ценности – социальные нормы – религия, идеолог ия – информация, факты
          Семейства конфликтов (Таблица 5) заданы изначальной природой субъекта или объекта – это объективные и субъективные конфликты, которые определяются моделями поведения конфликтующих сторон Можно выделить психологические, социологические, экономические и др. модели поведения. Они описаны в многочисленной литературе. В этом параграфе описаны семь исходных социологических моделей поведения субъектов в конфликте.
          Таблица 5 Семейства конфликтов

          Объективные: Субъективные:
          – Социально-значимые – целесообразные – нецелесообразные – адекватно соотнесенные – неадекватно соотнесенные – ложно соотнесенные – целесообразные – нецелесообразные – замещенные, экспрессивные – вынужденные
          В основу выделения классов (Таблица 6) положены формы конфликтов: насильственные и не насильственные. Насильственные формы бывают физические и нефизические. Насильственные формы характеризуются угрозой жизни людей, физическим увечьем, уничтожением жизней. Как физическое, так и нефизическое насилие направлено на жесткое управление более слабым субъектом. Иногда нефизическое насилие скрыто за тонкими манипуляциями. Главный аргумент – это применение силы (физической, политической, экономической, интеллектуальной и т.д.) с целью уничтожения или подчинения себе противника. Ненасильственные формы характеризуются отказом от применения физического насилия в любой форме, но используются все интеллектуальные, эмоционально-психологические, законные (правовые) и другие формы взаимодействия людей при разрешении конфликтов. Это борьба не с людьми, а с причинами,-порождающими разрушительные конфликты, зло и т.д.
          Таблица 6 Классы конфликтов

          Насильственные Ненасильственные
          Физические Нефизические (более 196 форм) [62]
          – война – психическая травля – голодовка
          – революция – стычки – демонстрация
          • бунт – социальный контроль – забастовка
          • драка – тайный сговор – стачка
          – самоубийство – беспорядки – конкуренция
          – тер. акты – саботаж и т.д. – марши и т.д.
          – физическая агрессия
          В основу классификации уровней конфликта (Таблица 7) положен территориальный масштаб и границы конфликтной ситуации. Масштабность и степень эскалации конфликта показывают количество участников, вовлеченных в конфликт. Чем большей людей и государств вовлечено в конфликты, чем мощнее оружие, применяемое в их борьбе, тем большей опасности подвергается все человечество.
          Таблица 7 Уровни конфликта

          Макроуровень Мезоуровень Мпкроуровеиь
          • Межрегиональный – межгосударственный – межгрупповой – внутригрупповой – между социальными
          институтами – межличностный – внутриличностиый – между личностью Й группой
          Существенные пары противоречивых признаков определяют направлен-

          ность процессов в обществе и формы конфликтов. Именно тип конфликта
          (Таблица 8) определяет характер связей и отношений между конфликтую-
          щими сторонами.
          Таблица 8
          Типы конфликтов
          Социально–деструктивные Социально-конструктивные
          (негативные) (позитивные)
          Антагонистические: Неантагонистические:
          – внешние, – внешние,
          – внутренние – внутренние
          Иррациональные: Рациональные:
          – Иррационально-объективные, – Рационально-объективные
          – Иррационалыш-субъективкые – Рационально-су&ьектнвные
          Дисфункциональные1 Функциональные:
          – Традиционно-дисфукпциональные – Традиционно-функциональные,
          – Инновационно-дисфункциональные – Инновационно-функциональные
          За пределами нормативно– В пределах нормативно-
          правового поля. правового толя
          Разрушение целостности как Сохранение целостности как
          социальной системы социальной системы.
          Типы конфликтов определяются уровнем сознания, мышления и культурными нормами коммуникации субъектов. Всего выделяется два типа конфликтов, имеющие четыре пары антиномий, в основу которых положены жесткие признаки оппозиционных сторон. Каждый тип имеет свои отличительные диагностические признаки. К первому типу относятся социально-конструктивные (позитивные) конфликты, ко второму типу социально деструктивные (негативные) конфликты. Типы конфликтов характеризуются соотнесением социальных норм со всеми уровнями социальной организации человечества: личность – группа – организация – общество – человеческая цивилизация. Это теоретическая модель, предполагающая наличие двух типов конфликтов, могущих быть в обществе. С точки зрения управления вполне понятно, что социально-позитивные конфликты должны быть нормой человеческого общежития, а социально-негативные –патологией. Поэтому основная задача, которая должна быть поставлена перед управленческим персоналом всех уровней, а также перед каждым мыслящим и ответственным человеком – это перевод социально-негативных (деструктивных) конфликтов в социально-позитивное русло.
          §8. От классификации к диагностике и профилактике конфликта
          Выделение в конфликте доминирующих характеристик позволяет отнес-ти его к определенной группе для проведения диагностики и разработки профилактических технологий. Исходя из предложенной схемы, цель профилактики заключается в том, чтобы перевести социально-негативный конфликт в социально-позитивное русло, минимизируя крайние формы его проявления Под профилактикой подразумеваются целенаправленные действия людей в процессе какой-либо деятельности, влияющие на удовлетворение потребности общества и человека в предупреждении, ограничении (или стимулировании в случае эксперимента) процессов, в основном носящих негативный и разрушительный для общества характер. Так, например, профилактика машин или техники направлена на поддержание исправности технических объектов. Профилактика в медицине направлена на сохранение здоровья и предупреждение человека об опасности, которые его ожидают, в случае если он не будет выполнять назначения врача. Профилактика включает и провоцирование болезни через внесение в организм вакцины, способствующей развитию антител, чтобы организм в дальнейшем мог сам сопротивляться болезни с их помощью. В криминологии существует понятие «профилактика правонарушений», оно включает предупредительные меры, направленные на искоренение, ограничение правонарушений.
          Для полноты раскрытия понятия «профилактика конфликта» необходимо иметь представление о том, что же представляет собой здоровый конфликт. Конфликт – это социальное явление, в котором отношения между людьми насыщены борьбой, противостоянием и открытым предъявлением противоречий, столкновением. Однако сами по себе борьба и противостояние не являются элементами, относящимися только к конфликту. Эти отношения включены в человеческую деятельность наряду с другими отношениями, такими, как согласие, сотрудничество, конкуренция, взаимопомощь и т.п. Здоровый конфликт содержит в себе характеристики социально-позитивного конфликта и способствует разрешению противоречий, решению проблем и переходу человека, организации, общества на новый уровень развития. Здоровый конфликт возможен тогда, когда конфликтующие стороны не только осознают ответственность за его последствия, но также обладают конфликтологической компетенцией.
          Теперь поразмышляем о целостности. Полагая целое, нам необходимо одновременно полагать часть (или части, элементы) и их функциональную зависимость. Через какое понятие мы можем приблизиться к целостности с
          точки зрения функционального взаимодействия элементов в целостности? Это понятие – диагностика, как способность распознавать методы, направленные на «схватывание» целостности, диагностика неразрывно связана с анализом и синтезом (от греч. diagnostik – способный распознавать).
          Это понятие часто используется в медицине (постановка диагноза), в технике (диагностика технического состояния машины), в психологии (диагностика психического состояния). В конфликтологии, особенно с точки зрения практики, введение понятия «диагностика конфликта» требуется одновременно и введения представления о целостности конфликта как социального феномена. Поэтому введения понятия «диагностика конфликта» ставит перед исследователями задачу «схватывания» целостности конфликта и методов его исследования. Эта целостность не может принадле-жагь ни одной из одиннадцати научных дисциплин, занимающихся исследованием конфликтов. Более того, в диагностике конфликтов, исходя из определенной практической задачи, на первый плац могут выходить функции или характеристики, которые при иной постановке задач, занимали подчиненное положение или не имели существенного значения.
          Диагностика и затем профилактика конфликтов должны полностью опираться на весь имеющийся арсенал средств и методов и, несомненно, должны включать в себя:
          • предупреждение нежелательных для развития личности и обще
          ства процессов (здесь главная роль может отводиться правоведе
          нию, воспитанию, образованию);
          • ограничение крайних насильственных форм конфликта, в рамках
          существующих законов (здесь главное место должны занимать
          структуры управления и власти);
          • изолирование конфликтующих сторон, стремящихся нанести фи
          зические увечья или уничтожить друг друга (в соответствии с зако
          нами, ответственность лежит на правоохранительных органах.);
          • ослабление или нейтрализация агрессивности, иррациональности
          на уровне бытовых конфликтов (главное место должны занимать
          социальные психологи, социальные педагоги);
          • провокация зарождающегося социально-позитивного конфликта в
          организациях, Главное место должны занимать профессионалы, вла
          деющие технологиями минимизации деструктивных элементов в
          конфликтах;
          • стимулирование и поддержка открытого предъявления противоре
          чий в конфликтной ситуации (главное место должны занимать орга
          ны власти, управленцы, специалисты в области практической кон
          фликтологии).
          Выводы
          Попытки вырваться из-под власти конфликтологического подхода присутствуют как в работах теоретиков (смягчающих жесткие характеристики в определении конфликта), так и в деятельности практиков, (старающихся не замечать конфликт, уходить от него). Это говорит о том, что существуют проблемы для рефлексивного анализа, как теоретических конструкций, так и деятельности практиков. Опасностей и риска (эмоционально-психологического, интеллектуального и даже физического) достаточно много в этой области, особенно в практике. Например, очень сложно описать процессы, происходящие в реальной практике консультирования. Однако методология исследования не требует понимания. Потому что когда исследователь обращается к методологии, он ищет и фиксирует исходные принципы построения каких-либо теоретических конструкций, идей, взглядов, расчленяя исходные основания до «первоклеточек» – в этом суть методологической работы. И поэтому методологию понимать нет необходимости, понимать необходимо друг друга, принимая или не принимая исходные принципы построения в размышлении.
          Дискуссии и полемика между имеющими различные идеи и взгляды современниками показывают, как сложно идет становление конфликтологической мысли в среде профессиональных групп и как легко можно превратить конфликтологию в конфликтоманию. Несомненно, что в конфликте присутствует открытое столкновение субъектов, в нем актуально и потенциально присутствуют как разрушающие, так и созидающие процессы, связи и отношения между субъектами взаимодействия в различных сферах жизнедеятельности на уровнях бытия и познания. В этом представлении фиксируется такая существенная характеристика взаимодействия, как столкновение в формах насилия (как разрушительные процессы), так и в формах сотрудничества (как созидательные процессы), проявляющаяся во всех сферах жизнедеятельности: на производстве, в быту, в политической деятельности и т.д. (т.е. в процессах деятельности), на уровне собственных интересов и в процессе познания собственного бытия.
          Определение понятия «конфликт» задает некоторые рамки и существенные характеристики, которые в дальнейшем обуславливают и подход к самому конфликту. В конфликте заложено не только разрешение противоречия, по и сам факт осознания (конфликтующими сторонами) не разрешаемых противоречий, которые необходимо каждый раз иметь в виду при анализе конфликтов. Исследователи, которые выделяют жесткие характеристики в конфликтах, будут изучать крайнюю форму противоречий; исследователи, которые «размывают» границы конфликта, будут изучать предконфликтную ситуацию, социальную напряженность, постконфликтную ситуацию.
          Реально разворачивающийся конфликт имеет конфессиональное значение. Он сложно определяем и не имеет какого-либо одного определения. Оно зависит от того, как и куда будут направлены мыслительные процессы исследователя. Или на получение знаний о конфликте и на их критику при фиксированных методах и средствах, или на мыслительные средства, методы исследования и на их критику.
          Проблематизация некоторых положений и тезисов, которая была проведена в этой главе, исходила из позиции исследователя, критически переосмысливающего теоретический материал. Доверие по отношению к научным знаниям, должно быть обусловлено способностью теоретического положения выдерживать критику. Синтез знаний возможен на теоретическом уровне, однако в практике есть элементы, относящиеся к неразрешимым-противоречиям. Синтез знаний – это функция сознания, а не практического действия Следуя логике, можно утверждать, что действия конфликтующих сторон в значительной степени обусловлены качеством субъектного сознания. Поэтому необходимы социальные (образовательные) технологии, которые помогали бы конфликтующим сторонам осуществлять конфликтное взаимодействие в соответствии с высокими культурными образцами и с учетом нормативно-правового поля.
          Конфликт необходимо рассматривать как пространство возможностей для формирования новых культурных образцов взаимодействия между конфликтующими сторонами, могущих осознать непримиримые противоречия и вырабатывать нормы, позволяющие очеловечить стихию конфликта. В среде профессионального сообщества, исследующего конфликты с позиций теоретика или практика, необходимы научные дискуссии. В этом случае научное сообщество будет способствовать развитию конфликтологии как науки. С позиции теоретика предлагается выделить в качестве предмета исследования конфликтологии как науки разнообразие типов конфликтов и методов (технологий) их создания иразрешения [13 6, С.37]. А с позиции практика – предмет конфликта будет определяться исходя из интересов конфликтующих сторон, в рамках нормативно – правового поля.
          Конфликтология не является Наукой, так как находится еще на стадии развития и кроме богатых эмпирических фактов (а именно, конфликтов), собственно сяоего еше ничего не имеет. Однако это не снижает ее практической значимости. Конфликтологии как науке еще предстоит не только определить свой предмет исследования, но и реконструировать его, а также создать междисциплинарную парадигму. Конфликтология это некоторая программа по формированию будущей науки. Пока отсутствуют достаточные основания, позволяющие признать конфликтологию наукой. Присоединиться к некоторым исследователям и считать конфликтологию «со-
          вокупностью всех исследований о конфликтах» [149, с 21]– значит навсегда остановить развитие конфликтологии как науки
          Исследователи конфликтов пока разобщены и им еще предстоит вырабатывать общий «язык» и налаживать процесс коммуникации, дабы не вводить обыденное сознание и себя, как профессиональное сообщество, в заблуждение Кроме этого им еще предстоит использовать образовательную программу для подготовки специалистов (конфликтологов-практиков), которых пока не существует институционально, как носителей профессиональной позиции и как образцов профессиональной деятельности в России
          Необходимо признать, что междисциплинарная парадигма по исследованию социальных конфликтов возможна в рамках социологии, как наиболее развитой общественной дисциплины.

          ГЛАВА II
          Социально-ориентированные концепции и поиски конструктивности в контексте конфликтологии

          §1. Практически ориентированные подходы к конфликтам.
          Далее нас будут интересовать те методологические принципы реконструкции конфликта (как целостного явления), которые осознаются и реф-лектируются критически мыслящими исследователями вне зависимости от их дисциплинарной специализации
          Французский социолог А. Турен, считает, что именно «социология запаздывает сравнительно с другими дисциплинами в огромной трансформации общественных наук» [154, с.29]. Его стремление к отказу «от иллюзорных попыток анализировать действующих лщ вне всякого отношения к общественной системе или, наоборот, от описания системы без действующих лиц» [154, с 7] продиктовано тем, что он увидел в этом главную опасность. Такой подход достался нам в наследство от классической социологии, которая находится сегодня «не только в состоянии кризиса, но и, по-видимому, неотвратимого упадка» [154, с.36] Он предлагает и отстаивает идею, которая заключается в том, что «понятие общества должно быть исключено из анализа общественной жизни. При этом появляется возможность и необходимость описать другой тип анализа, в центре которого находится идея социального действия» [154, с. 18-19]. Социология социального действия А.Турена «отбрасывает такое объяснение действующего лица посредством указания на его место в системе. Напротив, она видит во всякой ситуации результат отношений между действующими лицами, имеющими определенные культурные ориентации, включенными в социальные конфликты» (курсив мой) [154, с.21]. Социология действия, по А Турену, может быть представлена следующими тезисами.
          1. Живой тканью социальной жизни является деятельность самопроиз
          водства и самотрансформации, через вложение инвестиций, имеющих ши
          рокий, а не чисто экономический, смысл.
          2. Социальную жизнь характеризуют конфликты, связанные с борьбой
          за управление этими инвестициями, наличие все более и более живого со
          знания действующего лица – субъекта, которое:

          • дистанцируется от результатов своих инвестиций;
          • признает их своими творениями;
          • размышляет над своей творческой способностью;
          • выбирает в качестве главной ценности сознание и опыт самого себя
          в качестве субъекта;
          • видит в других сходство с собой единственно в силу способности
          быть субъектами.
          «Здесь коренится единство социальной системы, оно представляет собой область, гд производится историчность, представляющая смысл общественных конфликтов и основанная на сознании субъекта» [154, с.22-24].
          3. Действующее лицо в обществе:
          • не является ни отражением функционирования (или противоречий)
          общества; ни суммой индивидуальных интересов и желаний;
          • не м ожег больше говорить от имени Истории, а только от своего собствен
          ного имени в качестве определенного субъекта (курсивом выделено мной);
          • не призывает никого слиться в большом коллективном порыве, скло
          няясь, скорее, к антиколлективному порыву;
          • отказывается обожествлять общество и еще более государство;
          • больше верит в личные свободы, чем в коллективное освобождение;
          • утверждает, что общественная жизнь вовсе не управляется естествен
          ными или историческими законами, а направляется действиями тех,
          кто борется и договаривается о том, чтобы придать некую обществен
          ную форму значимым для них культурным ориентациям;
          • в прошлом оно протестовало против традиций, соглашений, форм реп
          рессий и привилегий, которые мешали его признанию. Сегодня оно
          протестует с такой же силой, но против аппаратов, дискурсов, закли
          наний о внешней опасности, которые мешают ему разъяснить свои
          проекты, определить собственные цели и непосредственно включить
          ся в те конфликты, дебаты и переговоры, которые он желает.
          «Возвращение действующего лица не является возвращением ангела, а скорее, старого крота, и работа социологии состоит в том, чтобы прорвать стену мертвых или извращенных идеологий, а также иллюзий чистого инди* видуализма или ослепление декаданса, чтобы увидеть действующее лицо и услышать его слова. Социологический анализ оказывается, таким образом,
          далеким от официальных дискурсов общества, размышляющего о самом себе. Он гораздо ближе к эмоциям, мечтам, обидам всех тех, кто является действующим лицом, но не пр

Социологическая школа конфликтологии (2 3 4 5 6 7 8)



[Комментировать]