Социологическая школа конфликтологии 6

Социологическая школа конфликтологии (2 3 4 5 6 7 8)

          Часть 6

          и для отношений между участниками.
          Таких пиков в развитии конфликтной ситуации может быть несколько в зависимости от того, сколько времени отведено на работу с участниками. Чем больше времени, тем больше возможность выявить различные, могущие быть осознанными участниками основания (причины, факторы, предмет) конфликтов. В целом, программа ИСТ рассчитана на 20 академических часов, два полных рабочих дня, что позволяет достаточно глубоко осознать эмоционально-психологический, интеллектуальный и организационно-поведенческий уровень. Для того, чтобы включить в ИСТ конкретные содержательные производственные вопросы, необходима технология инновационных игр с приглашением экспертов-консультантов по проблемам клиента.
          Само предметное содержание в технологии ИСТ не раскрывается, так как содержание «несут» сами участники ИСТ, они же часто как бы «подбрасывают» процедуры, которые становятся предметом исследования. Например, опоздания, нарушения правил, ошибка в логике рассуждения – все это является материалом, на котором разворачивается реальная ситуация на ИСТ. В обыденной жизни многие вещи остаются за пределами внимания и не осознаются субъектом, что часто служит источником иррациональных конфликтов.
          Методы, приемы и средства, применяемые ведущим семинара ИСТ, описаны в работах В. С. Дудченко [49-56]:
          логико-технические, направленные на тренировку определенных навыков мыслительной деятельности и формирование определенных типов мышления;
          социотехнические, суть которых состоит в организации взаимодействия и коммуникации в конфликте;
          психотехнические, направленные на повышение стрессоустойчивости в конфликте, на работу со стрессом и отработку личностных качеств, различных позиций и ролей в конфликте.
          Комбинация их применения не поддается описанию по какому-то стандарту, так как все они применяются по ситуации, т. е. ситуативно, в соответствии с разворачивающимся содержанием.
          ИСТ – это технология обучения в инновационном режиме, содержащая в себе обострение противоречий и конфликтов, риск, высокую степень неопределенности, к преодолению которых конфликтолог – практик должен быть готов.
          3.3. Кри.ерии эффективности инновационной технологии обучения
          В условиях формирующихся рыночных отношений в сфере производства и в сфере интеллектуального труда (например, управленческого консультирования), заказчик хочет знать, за что он платит деньги. Разрабатывая какой-либо метод или социальную технологию, необходимо учитывать несколько аспектов, а именно: в какой сфере возможно применение метода (или технологии), кто может профессионально его применить, в какое время, и на каком этапе развития организации возможно вмешательство в конфликт с помощью этого метода, каковы критерии эффективности применяемого метода.
          Инновационный семинар-тренинг можно использовать в любой производственной сфере в рамках образовательной программы или консультирования. В структурах образования он может быть использован в школах с учащимися 8-10 классов, т. е. с того возраста, когда у подростка начинает формироваться способность к абстрактному мышлению, развитие логического мышления и оперирование понятиями. Профессионально овладеть проведением ИСТ может специалист, проделавший сам некоторый путь в этом режиме, развивший и сформировавший рефлексивный, методологический, саногенный (позитивный) и объемный типы мышления, о которых шла речь ранее.
          Если мы обратимся к профессиональным сообществам и ассоциациям, то увидим, что этические и нравственные нормы этих сообществ, предъявляют высокие требования к профессионалам в этическом плане. С учетом того, что инновационный семинар тренинг ИСТ – это некоторая экспериментальная площадка мною были сформулированы некоторые этические принципы. В совокупности я назвала их этическим кодексом. Этот кодекс позволяет, во-первых, очертить некоторую дистанцию и проявить
          независимость в работе с заказчиком; во-вторых, построить цивилизованные отношения с коллегами в условиях конкуренции. Для позиции независимого консультанта, которую занимает автор, он достаточен Однако если с заказчиком будет работать группа консультантов, то кодекс необходимо дополнять или корректировать в соответствии с задачами и ценностями группы.
          Как мы уже показали ранее, минимальное время для законченности некоторых процессов ИСТ – б академических часов. Для образовательной программы в рамках консультирования с управленческими структурами минимальное время – 20 академических часов. При усложнении задач и решаемых проблем в организации продолжительность работы определяется исходя из финансовых возможностей заказчика. В данный момент мы говорим только о возможности ИСТ в разрешении конфликтных ситуаций в организации, группах ИСТ является профессиональной технологией вмешательства в организацию. И как любое вмешательство оно возможно в нескольких случаях:
          • когда вышестоящая управленческая структура по отношению к уп
          равляемой ею структуре занимает позицию вмешательства на впол
          не законных функциональных основаниях и приглашает специали
          стов провести какую-либо работу, в том числе и ИСТ;
          • когда руководство организации понимает, что управлять конфлик
          тной ситуацией становится все сложнее, а новая корпоративная
          культура не формируется, поскольку нужно многое менять. В этом
          случае оно приглашает консультантов по управленческому консуль
          тированию.
          В любом случае, можно обозначить два подхода к специалистам (консультантам), типичных для руководителей – заказчиков. Первый – когда руководство как бы «отдает в руки» консультантов свой коллектив, интересуясь лишь результатом их работы, держа их на некоторой дистанции от собственно управленческой информации. Второй – когда руководство вместе с коллективом начинает работать с консультантом, доверяя ему все свои противоречия в организации и, в том числе, конфликты. Второй вариант наиболее предпочтителен в плане изменений не только структуры организации, но и формирования конфликтологической компетенции внутри коллектива. Следовательно, мы можем говорить о некоторых различных критериях эффективности ИСТ.
          Начнем с первого варианта, когда руководство дистанцируется от консультанта. При определении эффективности его работы необходимо иметь в виду, что «эта характеристика, – как отмечает В. С. Дудченко,– разное значение для заказчиков, участников и консультантов»
          [51, с.86], так как у этих трех групп помимо совпадающих целей и задач есть еще и специфическое их несовпадение. Выявить эти цели и задачи перед началом работы – обязанность консультанта, поскольку эффективность и определяется тем, достигнуты ли цели, решены ли задачи. В первом варианте это особенно важно, так как при дистанцировании заказчика от консультанта (а обстоятельства могут быть самые разные, часто не зависящие от консультанта) должен быть четко зафиксирован результат с учетом взаимодействия в совместной работе трех субъектов: руководства, участников и консультанта. Этот вариант содержит в себе несколько «опасностей» для функциональных отношений между консультантом и руководством, которые хотелось бы раскрыть. Дело в том, что ИСТ относится к консультированию по процессу, т. е. такому консультированию, при котором активное вмешательство в мыслительные процсхы участников взаимодействия является необходимым условием работы с заказчиком. Процессы, проявляющиеся на ИСТ, будут скрыты от руководства, однако информация, как обычно, в искаженном, неполном и противоречивом виде, будет доведена до сведения руководства и консультанту придется «объясняться» с руководством. Наиболее типичные обвинения в адрес консультанта – конфликтолога: ведет себя не этично; оскорбляет честь и достоинство присутствующих; рисует какие-то непонятные схемы; ничего не понимает в нашей работе и т. д. И в этом есть фактологический материал. Поскольку ранее мы уже раскрыли основные процессы, происходящие на ИСТ, сопровождающиеся конфликтами, неопределенностью и риском, то нам необходимо иметь в виду, что участники выдают стереотипные реакции и суждения, часто «ухватывая» лишь формы взаимодействия и упуская содержание, т. е. –суть того, о чем шел разговор в процессе взаимодействия консультанта и участников. Неспособность разотождествить форму и содержание приводит к тому, что люди становятся легко манипулируемыми в любой форме, которая не соответствует их ожиданиям и нормам. Но в реальном конфликте именно это и происходит и это же остается скрытым от сознания конфликтующих сторон. А поскольку ИСТ – образовательная программа, где предметом обучения являются реальные конфликты, то осмысление этого отожествления и есть начало «разотождествле-ния» формы и содержания. Однако подобный результат осознания может придти к некоторой части участников только к концу ИСТ, в начале же его ничего, кроме возмущения, негативных эмоций, жалоб и обвинений в адрес консультанта, ожидать от участников не приходится, и это нормально для первого этапа. Если на первом этапе разворачивания конфликтной ситуации эта информация дойдет до руководства, то оно нач-
          нет вмешиваться в процесс ИСТ и требуется много усилий и времени (намного превышающем 20 академических часов) для того, чтобы начать еще работать и с руководством.
          Так, например, в одной из структур Института повышения квалификации, заведующая кафедрой пришла на ИСТ и попыталась прекратить занятия вследствие жалоб участников, хотя по плану на проведение ИСТ было отведено два дня. После вмешательства руководства в ИСТ и попытки прекратить занятия, был организован рефлексивный анализ конфликтной ситуации, реально возникшей в институте, где было выявлено следующее:
          заведующая кафедрой настроена против выявления существующих реальных конфликтов в учебном процессе (и в этом четко проявляется опасение перед конфликтами);
          наличествует убеждение в том, что «закрыть», «прекратить» ИСТ – инственный выход из возникшей конфликтной ситуации; участники не смогли выполнить данное ими обещание «конфиденци-иьности» (как обязательное условие семинара), которое предусматри-ю, что до конца ИСТ желательно все трудности обсуждать там, где ш возникли, в том числе и конфликты. В этом плане безответствен-эсть участников ИСТ позволяет сделать вывод о том, что часть из них i способна выполнять данное обещание, что, естественно, способствует озданию и эскалации конфликтных ситуаций. Вследствие такой безот-етственностн конфликтная ситуация вышла из-под контроля. Не опирая дальнейших подробностей рефлексивного анализа, констатируем ишь, что главным результатом была постановка вопроса, как возмож-1о обучение управлению конфликтами без коррекции реакций, представлений и некоторых социальных норм управленческого персонала. Соб-твенно говоря, жалоба в вышестоящие органы и нарушение принципа конфиденциальности – это и есть та норма, которая позволила создать i учебном процессе реальный конфликт. Но ведь это и есть тот матери-га, с которым придется дальше работать участникам. Осознание этого «•мента намного снизило напряженность между консультантом и участниками. К концу занятий, которые все же завершились намного рань-пе оговоренного срока, участники и заведующая кафедрой высказались:-<почему вы раньше об этом не сказали, так как, конечно, хотелось бы розаниматься дальше и поразмышлять над некоторыми реакциями и процессами». Однако занятия пришлось завершить, так как при нарушении договоренностей со стороны заказчика консультант имеет право применить некоторые санкции. В данном случае, участникам очень хотелось продолжить занятия, но им было в этом отказано. Сожалений Зыло много, однако участники «вынесли» одно главное положение: «если
          человек не выполняет данное им обещание, он является создателем и провокатором эскалации конфликта». Хочется надеяться, что это будут уже не только слова, но и прожитая ситуация, которая надолго останется в их памяти.
          Это один из фрагментов сложной ситуации взаимодействия с заказчиком, который находится на дистанции. В плане технологии работы с заказчиком в договор был внесен пункт о санкциях в случае нарушения некоторых договоренностей. Дело в том, что подобный случай не является поводом прекращения отношений с заказчиком, однако он намного усложняет дальнейшую работу с ним. В дальнейшем таких ситуаций лично у автора не возникало. Т. е. мы видим, что результат может быть не только непосредственным, но и перспективным, как для заказчика, так и для консультанта. К перспективным результатам можно отнести идеи, решения и новые задачи, которые непосредственно возникли и оформились на ИСТ.
          1. Такая работа с заказчиком специфична тем, что конфликты ужесточаются в рамках ИСТ. Основная задача консультанта в ИСТ – четкое и решительное определение некоторых процедур и этапов, которые участники должны выполнять и, при необходимости, их разъяснение и обоснование. Уже на этапе обсуждения правил и принципов реальные отношения между участниками «обнажаются». Конечно, позиция ведущего ИСТ, которая прописана ранее, стимулирует их проявление, однако постепенно она начинает осознаваться участниками и в соответствии с этим меняются реакции, некоторые представления участников, а также их действия во взаимодействии друг с другом и с ведущим ИСТ. Здесь необходимо зафиксировать различия между требованием к консультанту в разрешении конфликтов [109, с.191], хоторое заключается в создании спокойной обстановки, и требованием к позиции консультанта в ИСТ, который создает спокойную обстановку в зависимости от этапов и задачи на каждом этапе. Ведущий ИСТ не создает спокойную обстановку, а провоцируют столкновение и обострение противоречий в создавшейся конфликтной ситуации, в зависимости от этапа технологии и постановки задач. Это связано с задачами, решаемыми на ИСТ. Провокации необходимы для решения таких задач, как повышение и развитие стрессоустойчивости в конфликте, формирование рефлексивного мышления, осознание манипулятивных техник и приемов. Поэтому ведущий ИСТ, создавая конфронтацию, тем самым способствует созданию полной структуры конфликта и ее необходимых элементов в пространстве ИСТ.
          Можно выделить несколько уровней, на которых создаются конфликты: интеллектуальный, эмоционально-психологический, содержательный (функциональный). Причем с разными участниками, в зависимости от их peas-
          ций и действий, эти конфликты конструируются по-разному Интеллектуальный план –это фиксация некоторых ограничений в знаниях, представлениях, нарушений законов формальной логики в суждениях и умозаключениях, суждений с выходом на понятийный уровень. Эмоционально-психологический план–это непосредственные реакции на оскорбления, ущемления национальных чувств, реакции на физические недостатки, факты из интимной жизни. Это некоторый коммунальный уровень общения между людьми, основанный на привычках, вкусах, пристрастиях, принадлежности к возрастной категории, полу и т д. Организационно – функциональный (содержательный) план – это фиксация позиций, ролей, пространственной ориентации, самоопределения в конкретной ситуации.
          В конфликте все присутствует в переплетении, и человек часто не способен «раскрутить» этот клубок, что мешает ему рационально отнестись к конфликту. Основная задача ведущего – «ухватить» циклично повторяющиеся реакции, одни и те же представления, вопросы, действия, ведущие к эскалации конфликта и постепенно вводить их в поле осознания участников. Само по себе осознание, не подкрепленное фиксацией барьера, мешающего сде-
          _ лать иное действие или выработать иное представление, чувство и т. д., уси-ренное некоторыми новыми подходами, приемами, техниками, не позволяет ьектам конфликта выйти на новый уровень отношений в конфликтной уации. Более того, если осознание остается в предметном плане, т. е. в фактологическом материале, интересах, мотивах, чувствах и т. д. и не выводится на понятийный уровень рефлексивного мышления, можно говорить о
          низкой эффективности образовательного процесса в ИСТ.
          Естественно возникает вопрос, а как же быть, если среди участников ру-
          ! ководители и подчиненные и вдруг руководитель покажет свои слабые мес-
          та, которыми затем воспользуются подчиненные? Как мы показали, одним из принципов является принцип равное™, т. е. на ИСТ ценностью является мысль и способность к размышлению И действительно, ограничения в интеллектуальном плане есть у каждого человека. Но показателем развития человека и его профессиональной и духовной жизни является способность фиксации этих ограничений и выход за их пределы Если руководитель – развивающаяся и сильная личность, могущая разотождествляться с позицией руководителя, что очень важно для того, чтобы стресс не переходил в дистресс, то для него здесь экспериментальная площадка, на которой он может усилить свои интеллектуальные способности. Более того, если руководитель знает свои слабые стороны, а именно на них строятся все манипулятивные отношения другой стороны, то он будет держать их под контролем, дабы сознательно пользоваться своими слабыми и сильными сторонами. В этом плане ущерб можно нанести только ущербному человеку.
          Так все же, по каким показателям мы можем отследить эффективность ИСТ? Дело в том, что традиционные методики тестирования или социологические исследования, фиксирующие исходное состояние группы или участников, в ситуации ИСТ не годятся. В процессе развития отношений между участниками видна динамика изменения исходного состояния. И ее скоротечность фиксируют сами участники ИСТ.
          Здесь мы вводим субъективную оценку, которая меняется у участников и в конце работы фиксируется в рефлексивном анализе по результатам ИСТ. Каждый участник определяет эффективность ИСТ для себя лич* но, и в этом проявляется субъективность оценки, но в то же время общая картина видна из групповой оценки, которая включает все субъективные отзывы. Однако – не эйфория, как психологический эффект после сложной работы и нахождения выхода из конфликтных ситуаций и не благодарность консультанту за хорошую работу являются критерием эффективности ИСТ Главное – это, чтобы участники стремились включить осознаваемые уже методы и приемы, знания и средства в анализ собственных конфликтных ситуаций, которые ранее казались безысходными, неразрешимыми и тупиковыми. Следует сказать, что определение эффективности работы с людьми всегда представляет большую сложность. И, чтобы не оставаться на уровне субъективных оценок и мнений, необходимо найти некоторые объективные характеристики, которые зависят не только от мнения участников и их ощущения.
          Эти характеристики могут быть видны всем позициям: консультанту, заказчику, участникам и экспертам, если таковые принимают участие в ИСТ:
          • спад агрессивности у участников ИСТ;
          • уверенность в своих силах;
          • взятие ответственности за конфликтную ситуацию на себя;
          • переход от поиска виновного к сотрудничеству и позитивной кон
          куренции;
          • переход от борьбы к консенсусу;
          • усвоение ненасильственных методов разрешения конфликтов;
          • развитие рефлексивного типа мышления;
          • интерес к противоречиям и снятие страха перед конфликтом;
          • фиксация стереотипов и барьеров, которые мешают действовать
          рационально в ситуации неопределенности и высокой степени кон
          фликтности;
          • способность к разотождествлению с чувством, эмоцией, пози
          цией и т. д.
          Главное – это переход от социально-негативных процессов к социально-позитивным (конструктивным). Эта объективная оценка, можно сказать, качественная. Но кроме субъективной и объективной оценки есть еще одна оценка экспертов, которая может фиксироваться профессионалами (психологами, социологами и т. д.). Она заключается в фиксации использованных средств и методов, новых подходов и технологии работы с людьми, фиксации ошибок и ограничений ведущего ИСТ. Эксперты, которые сами не могут пользоваться «конфликт-методом», часто не выдерживают сложной интеллектуальной и эмоционально-психологической нагрузки и ведущему приходится с ними работать как с участниками, придерживаясь принципа «равности». Поэтому, прежде чем применять этот метод, каждому консультанту и эксперту необходимо «попробовать» его на себе, в экспериментальном режиме. Это требование к тем, кто изобретает методы и рекомендует их другим, применяется в некоторых психологических школах (психоанализ, психодрама) [98, с.247]. Идея заключается в том, что ключевой частью процесса оценки исследования является проверка на тех, кто придумал и применяет метод. Поэтому объективная оценка экспертов-профессионалов возможна с учетом следующих аспектов:
          • наличие профессиональных знаний в области конфликтологии;
          • экспериментальное опробование «конфликт-метода» на себе в ре
          жиме ИСТ;
          Таким образом, мы выделяем три оценки для определения эффективности ИСТ; субъективная, объективная (групповая) и экспертная. В основном участники ИСТ фиксируют:
          • новые знания в области конфликтологии;
          • новые методы работы с реакциями и сознанием;
          • интеллектуальное напряжение и фиксация барьеров;
          • желание в дальнейшем познавать область конфликтологии;
          • новые подходы, реакции, чувства по отношению к себе и окружаю
          щим, интерес к конфликту:
          • более спокойное и уравновешенное отношение к манипулятнвным
          техникам и психическому прессингу.
          Если мы вспомним задачи, поставленные перед ИСТ:
          • диагностика реальной ситуации в группе;
          • овладение методами диагностики и разрешения конфликтных си
          туаций;
          • овладение навыками эффективного слушания и говорения;
          • развитие стрессоустойчивых качеств в конфликте;
          • снятие негативного отношения к конфликту и страха перед конф
          ликтом;
          • формирование рефлексивного типа мышления;
          • формирование конфликтологической компетенции, то теперь мы
          можем с уверенностью утверждать, что эти задачи решаются, по-
          скольку основным показателем эффективности является получен
          ный результат.
          ИСТ является рисковой технологией, т. к. она действительно позволяет «вскрыть» многие реальные, глубинные противоречия и проблемы, как внутриличностные, так и межличностные и межгрупповые. С учетом того, что ИСТ – это экспериментальный режим с особыми задачами и целями, применение этических требований и норм должно исходить из представления о том, признаем ли мы развитие человека, а через него и организации или группы, без риска и конфликтов? На взгляд автора, эти процессы неразделимы, поэтому гуманный принцип «не навреди» относится к тому, что при обучении создается не иллюзорная ситуация согласия и мира, а реальная ситуация конфликтов и противоречий, та среда, с которой непосредственно взаимодействует субъект. И он учится действовать, мыслить и жить в ситуации высокой степени неопределенности и в конфликте, достигая своей цели, решая свои задачи, согласовывая их и конкурируя с другими, сохраняя все самое ценное, что накопило человечество в плане общения между людьми Это не противоречит гуманному принципу. Этика же дифференцируется на:
          • этику религиозного человека, выраженную наиболее четко на аб
          страктном и, в то же время, конкретном уровнях в Библии, других
          религиозных текстах;
          • этику личную, включающую в себя приемлемые, в соответствии с
          воспитанием и культурой, этические нормы;
          • этику групповую (профессиональную), раскрывающую этические
          нормы какой-либо профессиональной группы, организации.
          Говоря об этических нормах по отношению к ИСТ, необходимо иметь в виду профессиональную этику, которая проявляется непосредственно в процессе ИСТ Любая профессиональная работа оценивается по результату. И, если результат достигается, т. е. решаются поставленные задачи, значит, этические нормы соответствовали поставленным, в рамках ИСТ, зад«" чам. Не этично для профессионала ставить задачи и не достигать их, при* крываясь общими этическими соображениями из позиции личной и обшеи этики. Само функциональное пространство диктует свою профессионал1*» ную этику.
          Что является неэтичным в ИСТ:
          • не держать рамки режима и не фиксировать этапы процесса конф"
          ликтной ситуации, не фиксировать нарушение норм, принципов я
          правил,
          • не предъявлять собственную позицию по отношению к обсуждае
          мой теме;
          • не занимать позицию, которой недостает для полноты структуры
          ситуации неопределенности и конфликта, имеется в виду провоци
          рующая позиция;
          • не раскрывать манипулятивные техники, технологии и методы;
          • оправдываться или искать виновного;
          • стремиться понравиться аудитории, заигрывая с их стереотипами;
          • жалеть участников (в соответствии с представлением о них, как об
          ущербных и слабых в интеллектуальном и эмоционально-психоло
          гическом планах);
          • преподносить в готовом виде результат размышления, не создавая
          интеллектуального напряжения на занятиях ИСТ;
          • уступать созданную ведущим позицию другому лицу без конку
          ренции и борьбы, для укрепления чьего-то авторитета;
          • не заниматься теми задачами, для которых организован ИСТ;
          • не использовать ошибки участников в процессе обучения.
          Нельзя не признать некоторую агрессивную форму, которую позволяет
          себе ведущий ИСТ и на которую также агрессивно реагирует некоторая часть участников. Для того чтобы реальные конфликты не криминализировались, (т. е. не доходили до насильственных форм) работа с агрессией должна быть проведена как профилактическое средство значительно раньше, и это возможно в рамках ИСТ, в случае если мы принимаем норму, позволяющую быть конфликту в коммуникации. В этом плане можно признать, что ИСТ действительно является технологией формирования конфликтологической компетности и профилактики деструктивных форм в конфликте.
          Выводы
          Необходимо признать, что практическая конфликтология как учебная дисциплина должна быть максимально приближена к реальности повседневной жизни. Это значит, что в учебном процессе теория может и должна служить практическим задачам в разрешении реальных конфликтных ситуаций. В этом специфика практической конфликтологии как дисциплины. Разрушительные процессы могут быть минимизированы в случае профессиональной подготовки специалистов, могущих оказывать воздействие на Минимизацию разрушительных последствий в конфликте и сохраняющих конструктивность в конфликте. С учетом риска и обострения конфликтов в Учебном процессе, конфликтология должна быть признана эксперимент бальной дисциплиной в вузах.

          Небольшая ремарка.
          Дело в том, что «конфликт-метод» подвергается резкой критике со стороны некоторых психологов, которые отождествляют «конфликт-метод» с психотропными препаратами, а поэтому требуют проведения профессиональной экспертизы подобных мероприятий. С одной стороны, это является показателем того, что указанные специалисты не имеют критериального различения между коммуникацией (общением) и наркотиком. (От обыденного человека, этого не требуется, а от специалистов в области конфликтологии, требуется), С другой стороны, профессиональную (конфликтологическую) экспертизу, как принцип необходимо приветствовать, тем более хорошо было ввести этот принцип и по отношению к властям на всех уровнях принятия управленческих решений. Эксперименты, которые государство проводит над миллионами людей в России, доводя их до грани отчаяния и выживания, почему – то остаются вне поля внимания отечественных конфликтологов, а вот эксперименты, в которых нарабатываются социальные технологии и методы защиты от провокаций вызывают беспокойство и озабоченность.

          ГЛАВА V
          Городской конфликт в градостроительной практике: технология согласования интересов*
          Преамбула
          В предшествующих главах было показано многообразие подходов и методов диагностики конфликтов. Группа исследователей и консультантов по управлению Центра социального управления, коммуникации и социально-проектных технологий Института социологии РАН на протяжении нескольких лет разрабатывала технологии и подходы к анализу городских конфликтов. С 1997 года была организована социологическая школа конфликтологии, одной из задач которой было подготовить социологов к исследовательской и практической деятельности в конфликтной ситуации.
          Почему городских? Такого определения конфликта нет практически ни в одной теоретической работе по конфликтам. Городским мы назвали конфликт потому, что причиной его были изменения, которые происходили в городской среде в связи со строительством автомобильных дорог (домов) или тех изменений, которые оказывают различное, чаще негативное, влияние на городских жителей. В этой главе будет изложена методология исследования и реализация технологии согласования интересов в городском конфликте.
          Принятие программ строительства в крупных городах, приводит к тому, что в изменения окружающей среды оказываются вовлеченными многие жилые массивы. Методология исследования и вмешательства социологов в городской конфликт, включала в себя следующие аспекты социальной технологии:
          * Глава подготовлена совместно с Т М Дридзе Е М Акимкиным
          • разработку теоретических подходов и методологических схем, с ко
          торыми социологи могут вступать в конфликтную ситуацию;
          • постановку целей, задач и методов работы социологов в зоне кон
          фликта;
          выявление объективных и субъективных проблем, возникших в результате работы социологов в зоне конфликта;
          • разработку методических приемов и технологии взаимодействия с
          конфликтующими сторонами;
          • выявление предмета противоречия между группой социологов и
          заказчиком по поводу конфликта между заказчиком, строителями
          и жителями
          Особенность такого подхода заключается в том, что в его рамках используются две взаимоувязанные стратегии – социально-диагностическая и кон-структивно-коммуникаттная, которые встраиваются в управленческий цикл на стадии, предваряющей принятие управленческого решения. Были разработаны методы диагностики локальной ситуации, включающие в себя целый ряд взаимодополняющих процедур – зондажно– информационное и социально-историческое обследование места, анализ содержания любых документальных и иных текстовых источников, ситуационно-биографические и фокус-интервью, экспертные опросы и социальное картографирование, использование специализированных прогнозно-проектных игровых техник и т. п. Это позволило группе социологов отойти от узкопрофессиональной специализации, предоставляя возможность, как бы «схватить» в целостности такое ключевое социальное явление, как конфликтная ситуация, где в центр внимания ставится «не просто Человек и/или Среда, но те обменные (метаболические) процессы, которые происходят между ними» Разработанная социальная технология согласования интересов основывается на экоантропоцентрической парадигме социального познания и теории социальной коммуникации (автор – Т. М. Дридзе), а также на инновационной технологии обучения, позволяющей готовить специалистов к деятельности в конфликтах (автор – Л. Н Цой).
          Итак, принятие программы строительства новой транспортной магистрали в г. Москве общей протяженностью около 350 км привело к тому, что в зоне влияния этой магистрали оказались многие московские жилые массивы. Неподготовленность местной власти (а более всего, – инвесторов и заказчиков) к диалогу с жителями вызывало глубокое недовольство и эмоциональное раздражение жителей, что привело к противостоянию (порой нерациональному, хотя и не случайному) с теми, кого они посчитали виновниками своих бед. В этой связи весной 1998 года в Центр социального управления, коммуникации
          социально-проектных технологий Института социологии РАН обратился заказчик с просьбой об оказании профессиональной помощи. Главное, что он хотел бы получить в результате работы социологов – это то, чтобы жители не препятствовали строительству первой крупной развязки новой транспортной магистрали, а также, чтобы конфликт не приобрел жесткие формы противостояния со стороны жителей. Добиться этого было возможно лишь при условии проведения комплексного, локального социально-диагностического исследования, направленного на выявление интересов жителей и согласования этих интересов с заказчиком и строителями Для этого была сформирована междисциплинарная исследовательская группа (научный руководитель исследования – Т. М –Дридзе, ответственные исполнители – Л. Н Цой и Е М. Акимкин) Она включала социологов, психологов, эколога и архитекторов-дизайнеров среды, экономиста, юриста и специалистов по системному компьютерному моделированию Это позволило выработать весьма эффективную методологию и технологию работы социологов в зоне городского конфликта В данной главе будут раскрыты следующие их аспекты;
          • цели, задачи и методы работы социологов в зоне конфликта;
          • объективные и субъективные проблемы, возникшие в результате ра
          боты социологов в зоне конфликта;
          методические приемы и технология взаимодействия с конфликтующими сторонами;
          • противоречия между группой социологов и заказчиком (Имя заказ
          чика в тексте не указано)
          Нам важно посмотреть на конфликтную ситуацию с точки зрения возможностей вмешательства социологов в конфликты и выявление некоторых закономерностей, с целью их учета в профессиональной деятельности будущих конфликтологов – практиков
          §1. Социологи в зоне городского конфликта: цели и задачи работы
          Цель работы – провести локальную социальную диагностику для выявления причин конфликтной ситуации и согласования интересов заказчика (строительной организации), органов власти, жителей и других заинтересованных сторон, связанных со строительством развязки крупной транспортной магистрали проходящей через жилой массив.
          Практические задачи. 1) Анализ и диагностика реальной ситуации в зоне строительства и на смежных территориях. 2) Информирование жителей о строительстве, в том числе с помощью специально адресованного им буклета. 3) Запуск процессов самоорганизации в целях совместной защиты интересов жителей. 4) Снижение агрессивности у части жителей по отношению к проекту и строительству. 5) Консультирование представителей заказчика, органов власти, руководства строительной организации и жителей по вопросам профессионального регулирования конфликтных ситуаций. 6) Информирование заказчика о запросах, опасениях и пожеланиях жителей, связанных со строительством. 7) Организация консультаций экспертов и разъяснений заказчиком причин и планов своих действий в зоне строительства. 8) Помощь в подготовке материалов для СМИ о проекте и строительстве, на основе документации и по результатам исследовательской работы социологов. 9) Подготовка и юридическое оформление договора между заказчиком, органами власти, руководством строительной организации и жителями.
          §2. Анализ ситуации на момент привлечения группы социологов
          Ситуацию, которая сложилась между заказчиком, жителями и властями по поводу осуществления проекта можно было охарактеризовать как предконфликтную. К началу работы в Районную управу пришло несколько писем возмущенных жителей. Однако, каково действительное положение дел с формированием социальных групп разной активности, каковы их интенции и потенциал в ужесточении конфликтных форм, не было известно. С учетом того, что строительные работы начались, а жители не были осведомлены о том, как будет изменена окружающая среда, что они приобретут, а что потеряют, можно было предположить,
          неуправляемые действия социальных групп, чьи интересы ущемляются, могут быть активизированы не в направлении позитивного отношения к заказчику и представителям власти. В предконфликтной ситуации оказались, таким образом, следующие субъекты взаимодействия: заказчик, органы власти, строители и жители, населяющие дома, расположенные вблизи стройки. В этой ситуации комплексная работа профилактического характера, безусловно, важна для всех вышеперечисленных социальных субъектов.
          На первоначальном этапе социологами была составлена программа дей-Цствий. Социологическая группа выступила в этих условиях в качестве посредника по согласованию интересов жителей, властей и заказчика. Осо-бое внимание следовало сосредоточить на удовлетворении интересов той [части жителей, чьи интересы были наиболее ущемлены. Было решено со-f здать Информационный Центр социологического сопровождения (ИЦСС) Устроительства транспортной магистрали на обследуемом участке. Основ-Гной принцип социологического сопровождения включал три взаимосвязаи положения:
          • полноценное знание локальной социальной ситуации;
          • формирование у населения адекватных представлений о проекте
       
;   строительства, способствующих конструктивно-позитивному отно
          шению к проекту и готовности участвовать в его улучшении там,
          где это возможно;
          • разъяснение жителям и всем конфликтующим сторонам их прав и
          обязанностей.
          §3. Информационный фон: городские газеты как источник информации о строительстве
          I» Одним из аспектов анализа ситуации является выявление степени [уровня информированности населения о намечаемом строительстве. 1я формирования у населения адекватных представлений об этом педовало выяснить, что уже известно жителям о планах московско-правительства, связанных с прокладкой новой транспортной магистрали и о конкретной развязке в зоне жилого массива. При этом 5ыло немаловажно определить, какой образ намечаемой программы строительства создают печатные средства массовой информации в общественном сознании.
          Было проанализировано содержание шести основных московских га-5ет. Наибольшей активностью по сравнению с другими газетами отлича-сь «Московская правда». Информация давалась о ситуации в целом.
          Интонация публикаций о проблемах положительная, подчеркивалась важность новой автомагистрали для города, для жителей. Со строительством связывалось решение транспортной проблемы. Исключением можно считать публикации «МК» и «АиФ», тон публикаций которых об интересующих предметах отличался обычным для них сарказмом. В материалах этих газет, строительство связывалось с неосуществленными проектами и тем самым, опосредованно, создавалась почва для недоверия, принижения значимости нового проекта для города, а также порождалось сомнение в его продуманности и реальности его реализации. Заказчик лишь в одной статье был упомянут в положительном контексте.
          Анализ содержания публикаций московской прессы до начала работы ИЦСС дал следующие результаты: удалось найти лишь один материал, специально посвященный строительству конкретной развязки; только в двух публикациях она упоминалась и то мимоходом. Строительство часто рассматривалось в контексте неприятностей, которые оно может принести, например, владельцам гаражей оказавшихся под угрозой сноса. Это позволило понять, что до начала строительства сколько-нибудь глубокой и целенаправленной подготовительной работы по формированию общественного мнения проведено не было. Это серьезное упущение нашло затем подтверждение в результатах опросов. В условиях недостатка информации население создает свой образ ситуации на основе слухов, страхов и т. п.
          §4. Правовое поле городского конфликта
          Фактически, как уже отмечалось выше, выделилось четыре субъекта конфликтной ситуации: заказчик, специалисты – проектанты и эксперты, органы власти (районная Управа) и жители (около 4000 человек), населяющих дома, в той или иной мере задеваемые последствиями нового строительства. Хотя мы и предполагали, что строители являются одной из конфликтующих сторон, на самом деле жители понимали, что строители –это исполнители принятых решений, и не считали их виновниками своих бед, за исключением нарушения правил самого строительного процесса (спешка, шум, ночные работы и т. п.). Проектанты и эксперты, а первоначально и социологи, воспринимались жителями в качестве контрагентов. Для того чтобы жители поняли, что социологи рассматривают их как равноправных участников градостроительного процесса и намерены способствовать учету их интересов, в ИЦСС было прове-
          дено несколько встреч социологов с инициативными группами и наиболее активными жителями.
          Необходимо было определить, в каком нормативно-правовом поле и какими законодательными актами регламентирована деятельность конфликтующих сторон. Соответственно, в качестве фундаментальной правовой основы под этим углом зрения были проанализированы:
          • Конституция РФ;
          • Гражданский кодекс РФ;
          • Градостроительный кодекс РФ (принят Государственной Думой
          8.04.98 г. и одобрен Советом Федерации 22.04.98 г.);
          • Закон города Москвы «О защите прав граждан при реализации градо
          строительных решений в городе Москве» (от 25.06,97, № 21-51)
          • Распоряжение Мэра г. Москвы № 54-РМ от 22.01.98г. «О порядке
          участия граждан в обсуждении градостроительных планов, проек
          тов и решений, связанных с использованием городских территорий».
          Анализ показал, что в этих законодательных актах в общей форме конституционно закрепляются права и обязанности граждан РФ, их объединений, организаций и социальных институтов. Центральным пунктом является защита прав каждого гражданина. В соответствие с Законами России каждый гражданин имеет право на благоприятную окружающую среду, на достоверную информацию, на возмещение вреда, причиненного здоровью и имуществу граждан в результате нарушения законодательств РФ о градостроительстве.
          Основными регламентами, обозначенными в этой части общеправового пространства, предусмотрены следующие положения:
          • участие граждан и общественных объединений в осуществлении
          градостроительной деятельности;
          • государственное нормирование градостроительной деятельности;
          • лицензирование градостроительной деятельности отдельных видов;
          • государственный и общественный контроль над осуществлением
          градостроительной деятельности и соблюдением законодательства
          РФ о градостроительстве;
          • привлечение к ответственности лиц, виновных в нарушении зако
          нодательства РФ о градостроительстве.
          Необходимо учесть, что нормативно-законодательные акты Федерального уровня, применительно к конкретной ситуации, дополняются нормативно-законодательными актами г. Москвы, как объекта градостроительной деятельности особого регулирования. При этом, в ряде моментов, московской властью были сделаны опережающие, по сравнению с РФ, шаги в развитии законодательной базы в области градостроитель-
          ства. До принятия Градостроительного кодекса РФ, уже было принято несколько Законов и Распоряжений, регулирующих градостроительную деятельность в столице России. Это значит, что условия и ситуация, в которой осуществляется градостроительство в г. Москве, не только имеют специфические характеристики, но и, в случае адекватной правоприменительной практики, могли бы с успехом служить профилактике конфликтов, возникающих в ходе выработки, принятия и реализации градостроительных, решений.
          Распоряжение Мэра г. Москвы о «Порядке участия граждан в обсуждении градостроительных планов, проектов и решений по вопросам, связанным с использованием городских территорий» от 22 января 1998 года вышло через полтора года после принятия архитектурно-планировочного задания на строительство транспортной магистрали, о которой идет речь в этой главе. Фиксация этого факта очень важна в связи с тем, что конституционное право граждан на получение своевременной и достоверной информации об изменении окружающей среды, подкрепленное теперь конкретным пакетом законов города Москвы, в ту пору отсутствовало. В 1937 году, когда создавался проект третьего транспортного кольца, никто не мог даже помыслить о том, чтобы согласовывать с жителями принятое решение о строительстве новой автомагистрали. Сейчас по закону соблюдение этого права обеспечивают префекты административных округов, районные Управы, заказчики, разработчики проектов. Жители правомерно задают вопросы, связанные с нарушением вышедших за это время нормативно-законодательных актов, регламентирующих их права на участие в обсуждении проекта. Более того, реализуя свое недавно возникшее право на информацию, граждане требуют ознакомить их не только с проектной документацией, но и с экспертными заключениями по интересующим их вопросам. И хотя, в утвержденных ГОСТах, СНиПах, Инструкциях и справочниках могут разобраться только специалисты, не надо быть специалистом, чтобы понять, что ТЭО, так называемые технико-экономические обоснования, экспертизы, и согласования документации, должны предшествовать выдаче ордера на проведение земляных и строительных работ. И значит, жители должны были быть ознакомлены с проектной документацией и информацией, связанной со строительством, проводимым около их домов, до начала таких работ, а не тогда, когда работы уже начаты.
          Учитывая возникновение новой правовой ситуации, социологи в первую очередь приступили к информационному обеспечению жителей по всем вопросам строительства. Для этого, как уже отмечалось, с приходом группы социологов был создан Информационный Центр социологического сопровож-
          дения строительства (ИЦСС). В этом Центре жители могли ознакомиться со всей имеющейся документацией и внести свои предложения и пожелания, а также высказать свои опасения. Группа социологов начала работать непосредственно с жителями на вполне законных основаниях, выполняя в частности уже упоминавшиеся выше законодательные акты, а также Постановление Правительства Москвы № 419 от 26 мая 1998 г., п.8 «Об организационно-технических мероприятиях по проектированию и строительству первоочередных участков внутригородской кольцевой автомагистрали». Это потребовало учета следующих выявленных нами правовых коллизий:
          1. Решение Правительства Москвы о порядке участия граждан в об
          суждении градостроительных планов было принято спустя несколько де
          сятков лет, после того как было принято решение о строительстве обсуж
          даемой транспортной магистрали.
          2. К началу работы социологов с жителями в ИЦСС отсутствовали ТЭО,
          поэтапный план строительства, и необходимые экспертные заключения,
          включая разрешение на строительство от санитарно-эпидемиологической
          службы.
          3. Ордера на проведение подготовительных работ были выданы без
          согласования их с необходимыми инстанциями.
          4. Вопросы, связанные с перемещением временных автостоянок и воз
          можных компенсаций, отраженные в Распоряжении первого заместителя
          Премьера г. Москвы (№ 174-РЗП от 11.ОЗ.98г.), не в полной мере были
          согласованы с органами местной власти и с жителями.
          В связи с продолжением строительных работ при неполном комплекте градостроительной документации, предконфликтная ситуация стала обостряться. Начались протестные действия жителей, не всегда согласующиеся с законом и способные вылиться в деструктивные формы. Этому способствовало и существование на обследуемой территории весьма активной инициативной группы, состоящей по преимуществу из бывших членов прекратившего свое существование, в силу истекшего срока регистрации, Совета территориального общественного самоуправления (СТОС).
          Дальнейшая работа по профилактике деструктивных форм конфликта была непосредственно связана с приведением всей документации по проекту в соответствие с законодательными актами, а также с необходимостью глубинной социально-диагностической работы в зоне конфликта и с формированием адекватных представлений о строительстве у жителей.
          §5. Анализ состава населения домов, находящихся в зоне строительства
          В соответствии с теоретико-методологическими принципами социально-диагностического исследования и социальной экспертизы, при подготовке и реализации стратегий городского развития необходимо, в частности, учитывать все имеющиеся сведения о социальном составе и условиях проживания постоянного населения, находящегося в зоне строительства с точностью до конкретных домов, входящих в зону согласования интересов. Это необходимо для тога, чтобы знать, кого конкретно и в какой степени заденут планируемые преобразования, чьим интересам может быть нанесен ущерб. Эти сведения позволяют заранее предвидеть возможные источники социальных напряжений, а также отобрать тех, с кем целесообразно встретиться, побеседовать, кого можно привлечь к групповой работе, а порой и к сотрудничеству. С этой целью была разработана форма сбора информации о составе жильцов каждой квартиры, типов семей, расположения квартир (в частности тех, окна которых выходят на стройку) С использованием этой формы был проведен сбор информации, содержащейся в карточках прописки и финансовых лицевых счетах жильцов дома. В результате этой работы, проведенной научными сотрудниками Центра социального управления, коммуникации и социально-проектных технологий были получены точные данные:
          • о генеральной совокупности жильцов дома – выявлен их общий
          социально-демографический состав;
          • о количестве квартир в подъездах и составе жителей, их населяющих,
          • о количестве и типах семей;
          • о численности жителей избирательного возраста (этот показатель
          важен для определения количества жильцов, имеющих право уча
          ствовать в обсуждении градостроительных решений и в создании
          органов территориального общественного самоуправления).
          Данные, полученные в результате этой работы, позволили не только получить точные сведения о генеральной совокупности, но и определить выборочную совокупность для проведения социологических опросов, организации групповой и консультативной работы.
          §6, Опросы жителей
          На завершающей стадия этапа анализа и диагностики ситуации, еще до (•начала активной работы по информированию населения, были проведены « опросы жителей домов, находящихся в зоне строительства. Задачи опро-i сов состояли в том, чтобы:
          • определить уровень информированности населения дома о строи
          тельстве;
          • выяснить из каких источников, и по каким каналам население по
          лучает информацию;
          • выяснить, какие формы информирования общественности наибо
          лее целесообразны с точки зрения самого населения и тем самым
          должны быть использованы как на этом объекте, так и в дальней
          шей работе;
          • выяснить насколько мнение Инициативной группы, состоявшей, как
          уже отмечалось, из бывших членов СТОС, соответствует мнению
          остальных жильцов дома;
          • определить готовность населения к конструктивному диалогу;
          » проанализировать, в какой мере население доверяет муниципальной власти, ее органам, доверяет ли оно территориальному общественному самоуправлению;
          • ответить на вопрос, в какой мере лидеры инициативной группы из
          вестны населению, могут ли они в полной мере представлять все
          население;
          • подготовить жителей к выходу информационного буклета о строи
          тельстве;
          • выделить среди населения группы, готовые к диалогу и группы,
          которым население доверяет обсуждать свои проблемы по поводу
          строительства для привлечения их к дальнейшей работе;
          • собрать предложения по благоустройству улиц и набережной;
          • сформировать положительный образ ИЦСС, что крайне важно для
          следующего этапа работы группы социологов;
          • уточнить технологию работы с жителями при реализации масш
          табных градостроительных проектов.
          Опрос проводился в форме интервью. Была подготовлена анкета, содержащая закрытые, полузакрытые и открытые вопросы. Такая сложная композиция анкеты, позволила получить точные количественные распределения ответов на ряд вопросов, а одновременно, при работе с открьпъми вопросами, получить достаточно широкий спектр позиций жителей по наиболее сложным проблемам.
          По итогам двух проведенных опросов были получены следующие результаты:
          1. Удалось выделить три группы населения, определяющие отноше
          ние к строительству: противники, сторонники и безразличные.
          2. Выявилось очевидное преобладание жителей, настроенных по от
          ношению к строительству развязки негативно.
          3. Перевес противников с их более жесткой аргументацией над сто
          ронниками строительства был явно обусловлен недостаточной информи
          рованностью населения о строительстве.
          4. При этом сами жители высоко оценивали уровень своей инфор
          мированности, хотя было установлено, что информация о строитель
          стве проходила по неформальным каналам, а это, разумеется, не самые
          надежные каналы.
          5. Оказалось, что основная часть жителей настроена позитивно по
          отношению к деятельности правительства Москвы по развитию транс
          портной системы города. Однако, поддерживая развитие транспорт
          ной инфраструктуры города в целом и осознавая важность решения
          этой проблемы, жители выступали против строительства конкретной
          развязки, поскольку это затрагивало их интересы. Эти настроения обо
          стрялись. Процесс информирования жителей, в ходе работы социоло
          гов, а также проведение социальной диагностики и запуск переговор
          ного процесса, направленного на согласование интересов, осуществ
          лялся на фоне доминирования слухов, сплетен, дезинформации и ис
          пользования конфликтной ситуации некоторыми гражданами (члена
          ми инициативной группы), с целью получения политических «очков»
          на предстоящих выборах.
          6. Было установлено, что большинство жителей домов, в которых про
          водился опрос, не испытывает доверия ни к муниципальной власти, ни к
          инициативной группе, ни даже к соседям. Инициативная группа, действу
          ющая стихийно и, якобы, выражающая мнение жителей, не пользуется их
          доверием. Члены этой группы и ее лидеры вообще были известны лишь
          очень небольшой части населения.
          Обобщив полученную информацию, социологи пришли к следующим выводам:
          1. Необходимо было ликвидировать информационный вакуум, который
          оказался заполнен домыслами и слухами.
          2. В работе с жителями также необходимо было усилить акцент на том
          положительном, что может принести им «развязка» и, тем самым, расши
          рить список аргументов в пользу строительства.
          3. Следует по возможности убедить (но без обмана) жителей в том, что
          часть потерь, связанных со строительством, будет устранена. Например,
          что уничтоженные зеленые насаждения будут не только восстановлены, но
          и благоустроены.
          4. Важно незамедлительно дать ответы на те ворросы, которые волну
          ют жителей, чтобы рассеять слухи и подозрения.
          5. В дальнейшей работе целесообразно опереться на ту часть жителей,
          рые проявили готовность участвовать в переговорном процессе, на
          правленном на согласование интересов.
          6. К совместной работе можно привлечь тех жителей, которым соседи
          готовы доверить право представлять их интересы. Для работы с ними це
          лесообразно использовать фокус-группы (групповые интервью), что позво-
          ит выявить сложившиеся представления о содержании проекта строитель-«тва и собрать предложения в проект Договора о согласовании интересов.
          7. На этой основе необходимо осуществить социально-проектную раз
          работку будущего облика улиц и набережной, разработать варианты благо
          устройства территорий, пострадавших от строительства.
          8. Данные опроса показали, что наиболее предпочтительными форма
          ми информирования жители сочли листовки и буклеты, контакты с социо
          логами из ИЦСС, встречи с проектировщиками, собрания и конференции.
          9. По результатам интервью и фокус-групп можно было сделать вы
          вод, что наиболее сложной для жителей оказалась проблема их самоорга
          низации для согласования интересов с другими участниками ситуации.
          Население пока не готово к подобной организации и тем более к формированию территориальной общины и даже органов общественного самоуправления.
          10. Создание ИЦСС на территории микрорайона, попадающего в
          зону реконструкции и (или) нового строительства позволило органи
          зовать регулярные встречи и консультации жителей с проектантами,
          застройщиками, представителями местной власти, помогая им полу
          чать не только информацию из «первых рук», но и эмоционально-пси
          хологическую поддержку, почувствовать, что о них заботятся и с ними
          считаются.
          §7 Информирование жителей
          Из договора социологов с заказчиком следовало, что всю необходимую и достоверную информацию о строительстве жителям предоставляет заказчик, а социологи доводят эту информацию до жителей, с учетом их готовности к ее восприятию. Между тем, первый же опрос жителей обнажил множество неожиданных для заказчика и для социологов причин и трудностей на пути согласования строительства Чтобы понять это, напомним о ситуации, в которой началась работа группы социологов по информационному обеспечению жителей. Жители не были уведомлены о принятом градостроительном решении. Строители просто отгородили часть территории и начали работать Точной и достоверной информации жителям предоставлено не было, что породило массу слухов. При отсутствии инй, эти сведения были восприняты большинством жителей как основная информация. Таким образом, к моменту прихода группы социологов на объект у большей части жителей сложилось негативное отношение к строительству. Именно поэтому одной из важнейших задач, вставших перед социологами Информационного центра, явилась задача сбора достоверной информации о проекте и состоянии дел, связанных с его реализацией. Процесс сбора подобной информации намного труднее сбора весьма поверхностных сведений о происходящем на основе анализа городской прессы и административных документов. Достоверную информацию социологам удалось получать"
          • На совещаниях в Управе района,
          • На стихийных собраниях жителей и в процессе общения с ними в
          ИЦСС.
          • Из ответов заказчика, проектантов и экспертов на вопросы жителей
          • В личных беседах социологов с проектантами, строителями, руко
          водством заказчика.
          Эта информация доводилась до жителей по следующим каналам:
          • на совещаниях у заказчика;
          • через районные газеты;
          • по кабельному телевидению;
          • в информационных листков для жителей;
          • в информационном буклете;
          • в ходе личных консультаций.
          Первоначально группа социологов предложила заказчику построить информирование жителей по нижеприведенной схеме (схема 11). Данная схема позволяла:
          1. Подготовить экспертов, проектантов, заказчика и районную управу
          к беседе с жителями;
          2. Своевременно и более оперативно информировать жителей о строи
          тельстве;
          3. Реализовать законы о градостроительстве и защите интересов жите
          лей;
          4. Способствовать процессам согласования интересов сторон, участия
          жителей как потребителей будущих услуг в реализации градостроитель
          ных решений.
          Однако предложенная нами схема 11, в соответствии с которой социологи налаживали бы коммуникацию между всеми участниками градостроительного процесса друг с другом (в том числе и с жителями) не была принята заказчиком, поскольку проведение встреч специалистов-экспертов к других субъектов с жителями вызывало множество затруднений.
          В итоге, как показал анализ, первые попытки организации соответствующего пространства для коммуникации, не дали эффекта диалога: практически полностью отсутствовало понимание сторонами друг друга.
          Схема 11. Схема информирования жителей, которая была предложена заказчику социологами

          Это было связано с тем, что жители при встречах в большей степени хотели, чтобы специалисты и иные инстанции услышали их страхи, переживания, слухи и упреки, обвинения и т.д., а потом уже дали свою оценку строительства. Специалисты к такому разговору в «естественных условиях» готовы не были: это было видно на стихийно организованных собраниях, на которых специалистов просто сгоняли с трибуны. Поэтому заказчик предложил информировать жителей по иной схеме (Схема 11), превращавшей социологов в «передаточную» инстанцию, а не «сводящую» жителей непосредственно с их оппонентами.
          Схема 12. Схема Информирования жителей, по которой стал действовать заказчик, без согласования с социологами

          Следует отметить, что при организации информационного обеспечения ней, может использоваться любая из приводимых схем. Выбор той или кой схемы зависит от поставленных задач и договоренностей с заинтере-рванными лицами. В нашем случае реализация схемы ] 0 позволила дос-чь следующих результатов:
          Снизить эмоциональный накал жителей по отношению к проекту, к строительству и специалистам.
          Выявить вопросы жителей и направить их заказчику, а затем, получив ответы, довести их до сведения жителей.
          Однако работа по этой схеме, в соответствии с которой заказчик уходил • непосредственного контакта с жителями, сопровождалась:
          Увеличением срока получения жителями необходимой информации.
          Снижением эффективности коммуникации между жителями и заказчиком.
          Переносом негативного отношения жителей к строительству на группу социологов, которые доводили до жителей предоставляемую им проектной организацией и заказчиком информацию о строительстве.
          Формированием критического отношения жителей к группе социологов, которые были не в состоянии профессионально отвечать на технические вопросы.
          Поскольку в конечном итоге Информационный Центр социологическо-сопровождения был функционально воспринят как место, где можно пожаловаться, выразить свое недовольство и отношение не только к строи-ельству, но и вообще высказаться по всем вопросам социальной реальности., Жители в дальнейшем стали консультироваться у социологов и припеченного ими к работе юриста по поводу оформления жалоб и заявле-1Й, не относящихся к строительству. Социологи им в этом не отказывали. > тому же, социологи организовали несколько встреч с журналистами, пре-Цоставив им достоверную информацию о происходящем. Информационный Центр способствовал более объективному освещению в СМИ градос-жтельной ситуации в зоне транспортной развязки. Информирование жителей практически завершилось рассылкой букле-а, содержание которого было согласовано с заказчиком, НИиПИ Генпла-на, Москомархитектурой, Мосинжпроектом. Социологи в этом буклете (предъявили свою позицию и задачи, которые они будут решать в конфликтной ситуации. Вот полный текст обращения к жителям.
          «Российское общество социологов» (РОС),
          Институт социологии РАИ
          Уважаемые жители!
          Сложившаяся в Москве тяжелая транспортная обстановка заставила столичные власти принять программу строительства новых транспортных магистралей общей протяженностью около 350 км В зоне влияния этих магистралей окажутся многие московские жилые массивы. Проект тоннеля Кутузовской развязки 3-го транспортного кольца является частью этой программы Для обеспечения жителей необходимой информацией о проекте в Москве впервые создана контактная социологическая группа
          Мы постараемся обеспечить Вам доступ к интересующей Вас информации о проекте и будем способствовать тому, чтобы ваши опасения и пожелания, связанные С ним. были обсуждены со спе-циалистами, а связанные со стройкой потери были по возможности компенсированы на договорной основе Выработка соответствующих соглашений происходит в процессе переговоров между заинтересованными сторонами.
          Практика подобных переговоров показывает, что их участники оказываются в выигрыше тогда, когда весь переговорный процесс направлен на сотрудничество и поиск взаимоприемлемых решений И чем раньше начнутся переговоры, тем успешнее будет их результат Именно этому намеренны способствовать социологи
          После получения этой информации вопросы жителей носили в большей степени чисто технический или уточняющий характер. Они стали больше доверять социологам, чаще обращаться к ним за советом и помощью. Тем не менее, критический настрой к проекту и недоверие сохранились у определенной части жителей. Для изменения у них негативных установок требовался длительный период времени и конструктивное взаимодействие всех субъектов конфликтной ситуации. Процессы протестной самоорганизации жигелей непосредственно были связаны с запоздавшим информационным обеспечением, так как новая информация, которая отвечала укоренившимся стереотипам в общественном сознании, инициировала процессы группового сплочения и способствовала убеждению жителей в своей правоте Жители провели 6 акций протеста и направили около 10 писем в разные инстанции, в том числе Президенту России.
          Таким образом, информирование жителей происходило а ситуации, когда подготовительные строительные работы уже начались, а жители уже сформировали свое отношение к строительству на основе слухов, сплетен, страхов и тотального недоверия к органам власти на всех уровнях. Это привело к тому, что любые сведения о стройке воспринимались ими как враждебные, а на их транслятора (группка социологов) осуществлялся эмоционально-психологический перенос недоверия и агрессии, сопровождаемые обвинениями, угрозами и поиском «компромата» Каждый документ подвергался со стороны жителей тщательному критическому изучению, а энергия была направлена на выявление недостатков или обнаружение несоответствий с нормативными требованиями. С другой стороны, восприятие достоверной информации не могло быть основано только на доверии, она действительно должна была проверяться, в том числе и жителями. Реализацию этого права взяла на себя Инициативная группа, которая до прихода социологов потребовала прекращения строительства, поскольку получила поддержку от СЭС (письмо зам. главного санитарного врача СЭС).
          §8. Запуск процессов самоорганизации
          Как уже отмечалось выше1 к моменту работы группы социологов существовавший до этого Совет территориального общественного самоуправления (СТОС) утратил права юридического лица, так как не оформил заново всю необходимую документацию для перерегистрации.
          Состоявшееся стихийное собрание жителей, инициированное небольшой группой активистов и Советом ветеранов войны и труда, обнаружило их общее стремление к поиску людей, которым можно доверить представительские функции. Неформальным лидером собрания стал человек, назовем его условно К. Р, который взялся после собрания подготовить все документы. Однако внутри инициативной группы, состоявшей из бывших «стосовцев» возникли коммунальные конфликты (в большей степени эмоционально-психологического характера), в результате которых К. Р. утратил лидерские позиции и был смещен с председательского «поста». За время лидерства он успел выпустить несколько листовок, призывающих жителей к борьбе за свои права, а также обвинил социологов, создавших ИЦСС в дезинформации жителей. Одновременно он просил социологов оказать ему консультативную (в том числе и юридическую) помощь в подготовке документации. Такая помощь была ему оказана, после чего инициативная группа пригласила социологов к сотрудничеству, пообещав в дальнейшем не дискредитировать их профессиональные действия.
          Следует отметить, что появление группы социологов на территории начавшейся стройки привлекло внимание не только местной общественности и неформальных лидеров, но и многих жителей, населяющих дома, оказавшиеся в зоне ее влияния. Им было неясно, какова роль социологов в ситуации нарастающего противостояния инициативной группы строительству. «»Не свои», »чужие», получающие зарплату у заказчика, то есть у одной из конфликтных» сторон, ясно, что они будут защищать интересы заказчика» – таково было распространившееся мнение, совпадающее с суждением: «Кто платит – тот и музыку заказывает!»-При встречах с инициативной группой социологам задавались открытые вопросы и предложения: «Если Вы будете бороться с нами за запрет строительства, тогда мы будем с Вами сотрудничать». Это стало началом процесса самоорганизации, который усиливался на фоне не-
          приятия «чужих». Это была защитная реакция в отстаивании своего 1 права на влияние и формирование общественного мнения у жителей, Группа социологов и инициативная группа начали действовать парал-дельно.
          Информационный листок о работе Центра социологического сопровождения (затем буклет), а также организованный социологами прием жите-1 лей в ИЦСС активизировали процессы самоорганизации инициативной [группы и одновременно усилили некоторое «окукливание», но и разо-тождествление инициативной группы с жителями. В бывший Красный j уголок на встречи с инициативной группой, что ранее практиковалось, ; жители ходить перестали. В то же самое время они стали все чаще прихо-! дить в ИЦСС, вносить свои предложения, высказывать свои опасения и , страхи. Социологи перешли в режим индивидуального консультирования, позволяющий работать с каждым членом инициативной группы и с жите-; лями индивидуально.
          В этот период инициативная группа начала сплачивать свои ряды, выхо-1 дя на пикеты. Однако динамика участия жителей в пикетах подтвердила оторванность инициативной группы от жителей. Активность инициативной группы в основном была направлена на:
          • поиск «слабых» мест в той документации, с которой инициативная
          группа знакомилась в ИЦСС;
          • написание и рассылку в различные инстанции писем-жалоб и об
          винений заказчика и группы социологов в том, что и те, и другие не
          учитывают интересы жителей;
          • привлечение новых сторонников в инициативную группу;
          • подготовку и организацию пикетов, оформление плакатов и транс
          парантов;
          • привлечение внимания СМИ и политиков.
          Ядро инициативной группы состояло из 9-10 человек и не увеличивалось на протяжении двух месяцев. При встречах с социологами, инициативная группа старалась создавать имидж сплоченной группы, однако внутренние конфликты и противоречия не позволяли им действовать сплоченно. Многие из них не знали нормативно-правовых актов в области градостроительной деятельности а также были неспособны построить коммуникацию с оппонентом, не унижая и не оскорбляя другую сторону. К тому же преобладание протестных настроений в сознании инициативной группы не способствовало углубленному анализу « процессов самоорганизации и поиску адекватных форм поведения в сло-[жившейся ситуации.
          Здесь важно отметить, что помимо бывшего СТОСа жители домов располагали еще двумя видами общественных организаций, обладавших в настоящем или прошлом юридическим статусом, а именно Советом ветеранов войны и труда (который, как и СТОС, не успел вовремя пройти перерегистрацию, и по этой причине, потерял свой юридический статус) и тремя гаражно-строительными кооперативами (ГСК)
          Активно действовавшая инициативная группа помимо нескольких бывших активистов СТОСа, включала в себя несколько человек из Совета ветеранов войны и труда Представители же ГСК игнорировали действия инициативной группы, так как были достаточно уверены в том, что они свои права будут защищать сами, без посредников
          Жители домов, в основном признававшие прошлые заслуги СТОСа, вновь созданную инлциативную группу, в качестве приемника СТОСа не приняли В итоге процессы самоорганизации в инициативной группе проходили замкнуто, на фоне протиьостояния не только строительству, но и значительной части жителей
          Рационально мыслящих людей среди жителей оказалось достаточно, однако в инициативную группу они входить не желали. Причин этому несколько И главная из них состояла в том, что инициативная группа в большей мере руководствовалась лишь своими собственными соображениями, целями, не отражая настрой большинства жителей обследованных домов Тем более, что из-за недостаточного числа здравомыслящих жителей инициативная группа порождала страхи, слухи, сплетни, провоцируя тем самым психически и эмоционально слабых жителей на агрессивные формы поведения при организации пикетов и митингов
          Признавая важность активных действий органов территориального общественного самоуправления и их собственной самоорганизации, необходимо учитывать, что уровень правового сознания, наличие знаний в области управления на муниципальном уровне, культурные образцы поведения в конфликтных ситуациях являются определяющим фактором в развитии конфликтной ситуации Вот почему

Социологическая школа конфликтологии (2 3 4 5 6 7 8)