Социологическая школа конфликтологии

Социологическая школа конфликтологии (2 3 4 5 6 7 8)

          Л.Н. ЦОЙ
          Практическая конфликтология
          Книга первая
          Москва 2001
          УДК 301. 085.178 ББК 60.55 Ц76
          Рецензенты: доктор социологических наук В С Дудченко доктор социологических наук В В Щербина
          Цой Л.Н.
          Ц76 Практическая конфликтология Книга первая –М 2001 – с 233
          ISBN 5-89697-044-7
          В книге рассматриваются теоретико-методологические проблемы исследования конфликтов с точки зрения взаимодействия теории и практики Особое внимание уделяется проблеме взаимодействия двух исследовательских позиций теоретической и практической, т е тех позиций, которые вынужден занимать консультант (любое лицо или группа лиц), осуществляя профессиональное вмешательство в конфликты Предлагаются теоретические модели, позволяющие проводить диагностику конфликтной ситуации и способствующие переводу социально-негативных процессов в социально позитивное русло Описывается опыт практической работы социологов в городском конфликте Предназначается социологам, психологам, управленцам и специалистам в области практической конфликтологии и управленческого консультирования
          ББК 60 55 Научное издание
          ISBN 5-89697-044-7
          ©ЦойЛН,2001


          «...Я уверен, что это – интереснейшая, увлекательная и явно полезная книга, во многом – практикум Автор очень искренне, неформально полемизирует с коллегами, саморефлексирует, приводит интереснейшие «блоки» реальной работы конфликтолога. ... Полагая, что автор крайне полемичен, ее коллеги могут «выругивать» книгу. А зря"
          Доктор философских наук, профессор В. А. Ядов
          « .Новый смысл конфликтологическим исследованиям задается постановкой их в контексты практических действий и управленческого консультирования .. Обращает на себя внимание принципиальная позиция автора, разрабатывающего человекоориентированный подход, единственно способный дать положительные результаты в социальной практике .. Весь текст монографии – переосмысленный, научно и методологически переплавленный опыт работы автора с конфликтами,. Монография содержит богатейшую информацию из области конфликтологических изысканий ..»
          Доктор социологических наук, профессор В. С. Дудченко
          .Проблема практической востребованности конфликтологии давно поставлена .. Вполне естественно и стремление автора рассматривать конфликт как возможность для личностного роста самого конфликтолога.. –Тем не менее, автор так и не осуществил задач исследования, сформулированных во Введении.. Практическая ценность работы ...ограничивается личным опытом автора, который рассматривается как универсально значимый, «объединяющий все человеческое сообщество». .Многие положения монографии вызывают недоумение. Предложенная классификация конфликтов оставляет без ответа множество вопросов. Излишняя увлеченность автора не позволила ему показать ограниченность и допустимые пределы использования конфликт-метода, опасные последствия его абсолютизации. Представленная монография в настоящем ее виде Ученым Советом к публикации рекомендована быть не может ..
          Доктор философских наук Е. И Степанов



         


          Светлой памяти
          Тамары Моисеевны Дридзе
          посвящается


          Оглавление
          От автора 8
          Введение 15
          Глава 1. Методология исследования конфликтов. Становление
          конфликтологии в России 19
          §1.Проблема становления конфликтологии как
          самостоятельной науки 19
          ]. 1 .Исследование конфликтов: от парадигмы к предметной области.., 19
          1.2.Этапы становления конфликтологии в России 22
          1.3.Длительная монополия искусствоведения на конфликт. 23
          1.4.Конфликт как предмет исследования во многих науках 25
          1.5.Можно ли считать конфликтологию самостоятельной наукой? 28
          §2.Смена научной парадигмы: от теории классовой борьбы к теории
          социального конфликта 31
          §З.От конфликтологии к конфликтологии переходного периода 35
          §4.3ооконфликт: реальность или артефакт? 40
          §5.«Онтосинтез конфликта» как разновидность «бесконфликтной
          модели общества» 42
          §6.Существующие подходы к типологии и классификации
          конфликтов 51
          §7.Авторская классификация конфликтов 52
          §8.От классификации к диагностике и профилактике конфликта 60
          Выводы 62
          Глава П.: Социально ориентированные концепции: в поисках
          конструктивности (в контексте конфликтологии) 65
          §1.Практически ориентированные подходы к конфликтам 65
          §2.Подходы к «концепции вмешательства» ь конфликты 70
          §3.Методологические принципы вмешательства в конфликты 80
          §4.Модели анализа конфликта 84
          Выводы 89
          Глава Ш. Практическая конфликтология в управленческом
          консультировании 90
          § 1 .Управленческое консультирование: подходы, цели, задачи 90
          §2.Новые направления в управленческом консультировании 99

          6 Л.И Цоп Практическая конфликтология
          §3.Конфликт глазами конфликтолога –
          консультанта по управлению 103
          3.1 .Место конфликта в конфликтной ситуации. Характеристики
          этапов её развития 103
          3.2.Место конфликта в корпоративной культуре организации 106
          З.З.Конфликт как существенная характеристика социальных
          взаимодействий в условиях инноваций 110
          3.4.От инновации к консервации: инноватор в практике 117
          §4.Дихотомия исследовательских позиций и методологических
          подходов 119
          .Практика осознанного использования конфликта 127
          §6.Конфликтолог – практик: идеальные типы 132
          §7.Инновационно ориентированный конфликтолог – практик:
          идеальные требования к типу мышления 135
          §8.Конфликт как метод формирования конфликтологической компе
          тентности: принципы, подходы, ценности 140
          Выводы 146
          Глава IV. Инновации и традиции в подготовке
          конфликтологов 148
          §1 .Цели и задачи конфликтологии как учебной дисциплины 148
          §2.Проблемы подготовки специалистов к профессиональной дея
          тельности в конфликтах 151
          2.1.Проблемное поле образовательного процесса 151
          2.2.Содержание проблем 151
          2.3.Задачи конфликтолога в конфликтной ситуации 153
          2.4.Этический кодекс конфликтолога 153
          2.5.Резюме 153
          §3 Технология инновационного семинара тренинга 155
          3.1 .Программа и принципы инновационного
          семинара-тренинга (ИСТ) 156
          3.2.Этапы развития конфликтной ситуации и постановка задач в
          программе ИСТ. 158
          3.3.Критерии эффективности инновационной технологии
          обучения 162
          Выводы 171
          Глава V. Городской конфликт в градостроительной практике:
          технология согласования интересов 173
          Преамбула 173
          51 .Социологи в зоне городского конфликта: цели и задачи работы 176
          §2.Анализ ситуации на момент привлечения группы
          социологов 176

          Оглавление 7
          §3.Информационный фон: городские газеты как источник
          информации о строительстве 177
          §4.Правовое поле городского конфликта..... 178
          §5.Анализ состава населения домов, находящихся в зоне
          строительства 182
          §б.Опросы жителей 183
          §7.Информирование жителей 186
          §8.3апуск процессов самоорганизации 192
          §9.Снижение агрессивности у части жителей: индивидуальное
          консультирование 196
          §10.Подготовка информации для адекватного
          отражения ситуации в СМИ 198
          §11.Социально-информационный анализ акций протеста 202
          §12.Подготовка и юридическое оформление договора о
          согласовании интересов 206
          §13.Факторы, способствующие провокации социально-
          негативных, разрушительных тенденций в конфликте 208
          §14.Рекомендации: представленные заказчику после окончания
          работы социологов 210
          Выводы 211
          Заключение 214
          Послесловие 216
          Список литературы 218
          Приложение 228

          От автора
          Само название книги «Практическая конфликтология» сразу же вызывает вопрос: «Неужели конфликтология может быть непрактической?» Этот вопрос наиболее часто задается теми, кто впервые открывает для себя опасный и одновременно увлекательный мир конфликтов и конфликтного взаимодействия. Опасность в большей степени связана с негативным опытом, который объединяет людей, испытавших на себе порой драматические последствия конфликтов. Увлекательность заключается в тех возможностях, которые открывает для себя человек (или социальная группа, организация), в плане решения социальных проблем и противоречий в конфликтной ситуации. Но часто такая возможность упускается конфликтующими сторонами, и тогда разрушительные последствия конфликта, фиксация ошибок, поиски виновного, – мало что могут изменить в тот момент, когда многие процессы уже вышли из-под контроля, и приобрели стихийный, сложно управляемый (без физического насилия), деструктивный характер. В процессе оказания профессиональной помощи конфликтующим сторонам, мне чаще всего задают следующие вопросы:
          • Почему, при все возрастающем количестве публикаций по конф
          ликтам, конфликты в российском обществе на всех уровнях ужес-
          точаются и требуют применения насильственных форм при их уре
          гулирован ни?
          • Какова роль науки, в частности социологии, в решении проблем,
          связанных с урегулированием конфликтов?
          • Почему глубокие и объективные знания в области социологии кон-1
          фликта не оказывают позитивного влияния на развитие конфлик
          тов в России?
          • Кто такой конфликтолог и чем он отличается от социолога или пси
          холога? Что собственно имеется в конфликтологии, чего нет в дру
          гих дисциплинах? Что могут сегодня предложить российскому об
          ществу конфликтологи?
          В процессе поиска ответов на эти и на многие другие вопросы была создана эта книга. Она предназначена для тех, кто в силу общественно значи-

          От автора
          мой функции обязан профессионально управлять процессами в государстве, организации, в любой социальной системе, от кого в большой степени зависит не только качество жизни граждан, но и уровень свободы, прав и ответственности, позволяющих каждому человеку быть Человеком. Но это книга не только для тех, кто находится у власти, она предназначена и для тех, кто испытывает на себе давление этой власти или ее поддержку, она также и для тех, кто хочет мыслить самостоятельна. Тате как именно конфликт является пространством возможностей, в том числе и проявления самостоятельного мышления, то «прорыв» к нему невозможен без глубоких знаний, критического осмысления сложившихся или создающихся в обществе стереотипов (научных или общественно-политических) и гражданского самоопределения, которое неотделимо от профессионального самоопределения.
          К чему необходимо быть готовым, прежде чем знакомиться с содержанием КНИГИ? Прежде всего, к продолжению научных дискуссий, которые начались в России в начале в 90-х годов и постепенно пошли на спад, и которые предполагают критическое осмысление некоторых фундаментальных работ, написанных за это время отечественными исследователями в области социологии конфликта. В процессе обсуждения книги выявилось противоречие между некоторыми специалистами конфликтологами (теоретиками и практиками), что нашло отражение и частично персонифицировалось в моей личности, когда мне приходилось занимать одну или другую позициях Очень легко обозначить эту проблему как личностную, однако такая констатация может только способствовать порождению очередного мифа о том, что с конфликтами все ясно и понятно, как а теории, так и в практике.
          Необходимо признать, что конфликтная ситуация задается не только личностными проблемами, но и проблемами в обществе, а также в науке, в частности, в социологии конфликта. Занимая позицию конфликтолога и решая практические задачи и проблемы в конфликтных ситуациях, мне приходится переходить с «языка наблюдений» на «язык теории» или «гипотетических конструктов», То сопротивление (а иногда появление вторичных конфликтов по поводу отношения к реальным конфликтам), которое предъявляют теоретики и практики (каждый ревностно охраняет в первую очередь чистоту своего «языка» и свое «пространство»), показывает наличие проблем отнюдь не личностного плана.
          Например, как объяснить тот феномен, что один и тот же конфликт исследователи (ученые) видят и анализируют по-разному? Осознавая эту (можно сказать вечную) гносеологическую проблему, нельзя забывать, что практики сталкиваются с тем, что в результате применения разных подходов,

          22 Л Н Цой Практическая конфликтология
          появляются разные интерпретации и объяснительные модели. Что практику, как человеку, который находятся в поисках должного, необходимо выбрать из тех рекомендаций, которые иногда противоречат друг другу? Где и каковы критерии их отбора в реальной конфликтной ситуации? Насколько важно учитывать интересы конфликтующих сторон, если эти интересы разрушают целостность социальной системы? Какова доля социальной ответственности лиц, дающих рекомендации при принятии управленческих решений в конфликте? Каковы индикаторы, позволяющие минимизировать субъективное отношение к конфликтам,
          Профессиональное вмешательство в конфликтные ситуации, практическое применение научных интерпретаций, с которыми сталкивается управленец или конфликтующие стороны, требуют ответа на эти и другие вопросы.
          Это методологические вопросы, которые должны быть в иоле зрения как теоретиков, так и практиков Даже если мы и признаем, что в некоторых теориях эти проблемы уже проработаны, то этого недостаточно для того, чтобы утверждать, что в реальных конфликтных ситуациях, конфликтующие стороны стремятся следовать теоретическим конструктам и схемам. Более того, когда анализ проводят не специалисты (имеется в виду лица, не имеющие специальных и профессиональных знаний в области конфликтов), а, например, конфликтующие стороны или наблюдатель, – тогда выясняется, что в основе такого анализа, как правило, лежат интересы сторон. Подобный анализ не имеет никакого отношения к науке (исключение могут составлять научные интересы, которые, как правило, тотально отождествлены с личностными интересами).
          Являясь участником конфликтной ситуации, практику приходится делать выбор в пользу того или иного конструкта или научной интерпретации, которые были бы поняты и приняты в конкретной конфликтной ситуации большинством ее участников. Практики в большей степени осознают наличие существующего пробела, в плане способности профессионального осмысления реальной конфликтной ситуации, в которой им необходимо решать социальные проблемы. Здесь имеется в виду невозможность реконструировать реально разворачивающийся конфликт на основе уже существующих, теоретических знаний – это в некотором роде методологический дефицит, который вынуждает практика «изобретать» новые подходы, приемы, технологии при вмешательстве в конфликты и управлении ими. В каждом конфликте ему приходится заново начинать поиск новых оснований и развенчивать устоявшиеся представления (стереотипы) и мифологемы, в том числе и свои собственные (профессиональные), а не только те, которые имеются в индивидуальном или общественном сознании Например, устоявшееся представление о том, что

          От автора
          11

          управленцу необходимо стремиться разрешать конфликты через решение социально-значимых проблем, выявляя интересы (противоречия), сегодня необходимо дополнить тем, что ему также необходимо стратегически создавать платформу для социально-позитивного конфликта. То есть, ему необходимо в большей степени быть готовым к конфликтам, чем к их разрешению. Это в корне может изменить взгляд на процесс управления в целом, особенно в ситуации высокой степени неопределенности и кризиса ценностей в России.
          О чем не будет сказано в этой книге9
          В ней не будет сказано о вооруженных конфликтах –это отдельная тема. Читатель не встретит технологий ведения переговоров, так как теоретически они раскрыты во многих работах. В ней также будут отсутствовать психологические подходы к конфликту, которые широко распространены в научно-популярных изданиях, однако это не означает, что перечисленные выше темы менее значимы. В данной книге речь идет о проблемах соотношений теорий с практикой и технологиями, позволяющими обогащать теории жизнью, а жизнь вдохновлять идеями, в том числе и научными.
          И все-таки, какова моя интенция, как автора книги и для чего излагаются результаты размышлений? Неужели, чтобы спасти общество от конфликтов? Нет, ни в коей мере!
          Одна из основных идей этой книги – это, в первую очередь, возвращение конфликта в научную коммуникацию. Существующее деформированное представление о конфликте, как о разрушительном процессе, страх перед конфликтом (конфликтофобия) способствуют тому, что социальные противоречия, собственно только и могущие начинать осознаваться и разрешаться в коммуникации, в зародыше подавляются, прежде всего, специалистами в области исследования конфликтов и управления. Конфликтология может формироваться и развиваться только тогда, когда конфликтологи будут способствовать сохранению социсныю-позитивного конфликта как общественно-значимой ценности Ибо ценностью трансформирующегося общества должны быть цивилизованно развивающиеся конфликты, требующие пристального внимания и усилий для сохранения их конструктивного потенциала в демократическом обществе. Конфликтология, которая еще не является самостоятельной Наукой, но имеет потенциальную возможность ею стать, должна объединить вокруг себя специалистов, способствующих сохранению научных дискуссий между теоретиками и практиками в плане поиска подходов, социальных технологий и реальной помо"щи конфликтующим сторонам, а также минимизации деструктивных процессов и перевода их в конструктивное русло. Поэтому любой опыт (отрицательный или положительный, теоретический или практический) вмешательства соиио-

          12

          Л Н Цой Практическая конфликтология

          логов в конфликты, должен быть подвергнут критическому анализу и про-блематизации, как научным сообществом, так и практиками, в случае если общество в целом будет обеспокоено качеством и профессионализмом специалистов, вмешивающихся в конфликтные ситуации и конфликты. Ибо ошибки при диагностике и анализе социальных конфликтов приводят к невосполнимым потерям в этом мире: потере самого ценного потенциала – человеческих жизней, уничтожению культурных ценностей и разрушению целостности социальной системы
          Вторая идея заключается в том, чтобы способствовать формированию профессиональной среды, действительно, а не формально, заинтересованной в становлении практической конфликтологии. Налет снобизма части конфликтологов от теории и уверенность большинства практиков в том, чю они знают ситуацию лучше, чем теоретики, не позволяет сократить ныне существующую дистанцию между ними. В данной ситуации появляется следующая закономерность: при попытке со стороны практиков критически осмыслить и проблематизировать знания (могущие быть использованы в реальных конфликтных ситуациях), и средства исследования, формируется вторичный конфл икт–«конфликт-фантом», который требует определенных технологий разотождествления с ним. В этой ситуации от специалиста требуется наличие не только здоровой и устойчивой психики, могущей выдержать огромное эмоционально-психологическое и интеллектуальное напряжение, но и владение специальными технологиями, которые позволяют решать эти задачи. Сам процесс проблематизации конфликтен по своей сути, так как осуществляется путем реализации той или иной технологии – провокации конфликта, как столкновения различных точек зрения Но ведь это и есть то, с чем должны работать профессионалы в области конфликтов и с чем имеют дело непосредственно в конфликтах конфликтологи-практики.
          Этот процесс каждый раз необходимо осуществлять заново, прежде всего в пространстве коммуникации, в случае ответственного выбора стратегии, связанной с сохранением цивилизованных норм взаимодействия между конфликтующими сторонами и сохранения самого ценного достояния –человеческой жизни и реализации ее творческого потенциала.
          Не является тайной то, что существуют реальные мировоззренческие противоречия между специалистами в области конфликтов, однако они крайне редко рефлектируются самими исследователями, хотя оказывают существенное влияние на результаты исследования и анализ конфликтов. Наличие противоречивых мировоззренческих позиций и опасность их выявления породили один стереотип, существующий в групповом сознании большинства теоретиков – конфликтологов – это глубокая уверенность в

          От автора

          13

          том, что, публичный дискурс может нанести серьезный ущерб конфликтологии Но как показывает история развития любой Науки, в период ее становления именно публичные дискурсы были той питательной средой, из которой вырастала наука, в том числе укрепляя или ослабляя влияние мировоззренческих установок.
          Учёт противоположных и несовместимых взглядов на проблемы и противоречия в конфликте, являются показателем не только профессионального отношения к конфликту, но и необходимым элементом гражданского общества. У профессионала (теоретика или практика) не должно быть никаких оснований ожидать, что взгляды и подходы к конфликту должны быть обязательно научными и всеми признанными. В любом реальном конфликте научная составляющая (в его разрешении и регулировании) занимает очень малый процент и связана с методами исследования, а не с жизненными ситуациями, ценностями и интересами конфликтующих сторон.
          Для решения перечисленных выше задач группа социологов организовала в 1997 г. профессионально – экспериментальное пространство (Социологическая школа конфликтологии при Институте социологии РАН), в котором возможно сохранение и развитие критической мысли по отношению к любой идее или теоретическому положению, не зависимо от авторитета и социального статуса человека, который ее предлагает и развивает. Представление о проявляющихся между теоретиками и практиками конфликтах как о ценности, позволяет тем и другим совместно учиться и профессионально развиваться. Именно деятельность в реальном конфликте позволяет специалисту подтверждать его профессионализм. Если мы признаем, что столкновение интересов (конфликт) является ценностью не только профессионального ра –пития, ной демократических преобразований в трансформирующемся обществе, то конструктивное конфликтное взаимодействие между теоретиками и практиками будет способствовать этим процессам
          Каждое направление в российской конфликтологии имеет право на существование, поскольку оно отражает не только определенную позицию исследователя в культурном пространстве мысли, но и определенную ценностную позицию в обществе, как возможную в контексте развития российской конфликтологической мысли. Самая большая опасность, как мне представляется – это стремление определенной научной группы монополизировать область, связанную с исследованием конфликтов. Этим устремлениям необходимо профессионально жестко противостоять. Для организации цивилизованной научной коммуникации все возможные подходы (в том числе и ошибочные) должны быть опубликованы и доступны для обсуждения.
          Такую попытку я и предприняла, с надеждой на то, что после выхода этой книги у меня могут появиться как новые научные конфликты в профессио-

          14

          ЛИ ЦОУ. Практическая конфликтология

          нальном сообществе, так и одновременно увеличится количество конфликтологов, желающих совместно повышать профессиональный уровень
          Я убеждена в том, что именно российские конфликтологи на собственных конфликтах (между теоретиками и практиками) должны сформировать образец окультуренного научного конфликта, одновременно вырабатывая новые принципы, нормы коммуникации и взаимодействия по поводу конфликта.
          Конструктивная критика коллег (Е. М. Акимкина, А. Я. Анцупова, М.З. Блюмис, Э. Н. Вольфсона, В, С. Дудченко, М. П. Киреева, Ю. Я. Коротких, 10. Д. Красовского, М. Е. Пашковой, Г. И. Пролиско, Е. И. Прониной, С. Л. Прошанова, А. П. Посадского, В. М. Розина, Э. В. Сайко, Н. Д. –Сорокиной, В. Н. Суровцева, Н. О. Товуу. В. В. Щербины, В. Н. Шаленко и др.) позволила наметить дальнейшие перспективы в области методологии и технологии исследования конфликтов.
          Особую благодарность я выражаю В. А. Ядову за то, что ему удалось насколько возможно смягчить первоначально самоуверенный тон автора этой книги.
          Идейным вдохновителем написания этой книги была Т. М. Дридзе, именно она своей трудной судьбой и многогранной, интересной жизнью, как Человек и Ученый показала и раскрыла мне «блеск и нищету» конфликтов в научной среде.
          Л. Н. Цой

          Введение
          Характерной чертой трансформации общественного сознания в России является разрушение единой идеологии, единого политико-экономического пространства. Это способствует появлению такой ситуации, которая позволяет самому человеку (группе людей) выбирать и защищать те основания, на которых будут строиться отношения с миром, с другими, с собой, имеется в виду основания мировоззренческого и морально-этического плана. Сознательное возвращение к этим основаниям позволяет обнаружить и объяснить многие поступки и действия человека (или социальной группы) в конфликтной ситуации или в ситуации высокой степени неопределенности. Так как именно в этих ситуациях стихийно, а потому наиболее ярко предъявляются глубинные ценности, часто скрытые за фасадом приобретенных и окультуренных внешних форм взаимодействия между людьми и социальными группами.
          Необходимо признать, что все социальные процессы, связанные с трансформацией общества, сопровождаются обострением социальных конфликтов и социальной напряженностью. Возрастающее количество и разнообразие конфликтов, острота конфликтных ситуаций, – являются показателями вовлечения все новых социальных и профессиональных групп, общественных движений в процессы демократизации общества.
          Практика применения широкого спектра способов протеста показывает, насколько разрушительными могут быть последствия разного рода конфликтов. Политические решения, здравый смысл и жизненный опыт необходимо, с одной стороны, подкреплять научными исследованиями всего комплекса проблем, связанных с конфликтами, а с другой – содержательной критикой и проблематизацией появляющихся новых идей и подходов формирующейся отечественной конфликтологии. Эта область, как никакая другая, требует постоянного развития, критического анализа и проблематизации.
          К процессу осмысления человеческой природы побуждает и огромный исторический опыт человечества. Люди мучительно переживают процесс

          _1_6 JJ.H Цой. Практическая конфликтология
          отчуждения от власти, собственности, окружающего мира и от знаний. Социальная практика показывает, что те цели, которые они ставят перед собой, оборачиваются зачастую прямо противоположными результатами. Созданные ими организации, социальные структуры, институты обнаруживают парадоксальную враждебность человеку. В историито и дело возникает опасность тоталитаризма, чреватого злодеяниями и преступлениями против человечества.
          Исследование социальных конфликтов долгие предыдущие годы было «идеологизировано» Поэтому особенно актуальными на сегодняшний день становятся задачи разработки технологий диагностики конфликтов, принципов и методов профессионального вмешательства в конфликт с целью оказания помощи управленческим кадрам в принятии решений, связанных с управлением, профилактикой и сохранением социально – позитивных конфликтов. Но эти разработки должны быть результатом не только теоретического разума [77, с.211-217], к ним должно быть привлечено внимание всего общества и каждого человека. Ибо взаимодействия конфликтующих сторон должны быть подчинены тем социальным технологиям, которые осознаны и приняты как социальные и правовые нормы обществом в целом
          Эволюционный путь развития России, который сегодня для большинства в обществе людей является предпочтительным в силу того, что он предполагает наименьшую степень разрушения, вовсе не означает того, что общество не будут потрясать конфликты, так как трансформация структур и всей социальной системы невозможна без увеличения и обострения социальных конфликтов [64, с 348-351]. Поэтому Россия сегодня –это общество всеобщего риска, обострения крайних форм конфликтов и насилия [96, с.3-17]
          В России социология управления и социология конфликта находятся еще на стадии формирования новой диалектико-созидательной парадигмы и на сегодня не имеют действенной теоретической модели и практического механизма конструктивного конфликтного взаимодействия [64].
          Существенной проблемой является то, что научные разработки социологов в области социальных конфликтов в большей степени представляЕОТ собой аналитические, мониторинговые, рекомендательные или совещательные «постфактум – опусы». Конфликтующие стороны и конфликтная ситуация для ученых пока остаются объектом исследования, находящимся на дистанции от исследователя.
          Целью данной книги является обобщение новых и наиболее перспек
          тивных идей современных исследователей, с точки зрения их применения
          в практике управления конфликтами. "~ш

          Введение

          17

          Задачи:
          • Раскрыть потенциал российской конфликтологической мысли с
          точки зрения возможного становления конфликтологии как Науки.
          • Показать, что нового внесли российские исследователи (социоло
          ги) в развитие конфликтологической мысли за последние десять
          лет.
          • Выявить проблемы и механизм взаимодействия между теорией и
          практикой и возможности их взаимного обогащения.
          • Предложить авторскую типологию и классификацию конфликтов.
          • Обосновать социально-значимые подходы и перспективные идеи
          развития практической конфликтологии и профессионального вме
          шательства в конфликты.
          • Выявить возможности управленческого консультирования, как осо
          бого вида деятельности и сформулировать профессиональные тре
          бования к деятельности конфликтолога – практика, т. е. человека,
          могущего осуществлять профессиональное вмешательство в кон
          фликтные ситуации и конфликты.
          • Описать методологические подходы и технологию вмешательства
          социологов в городской конфликт. Зафиксировать проблемы в ра
          боте с конфликтующими сторонами.
          • Сформулировать новые проблемы и задачи, стоящие перед конф
          ликтологами России (теоретиками и практиками).
          Главы книги расположены в соответствии с последовательностью этапов вмешательства конфликтолога-практика в конфликтную ситуацию. Первая глава посвящена становлению отечественной конфликтологии, так как интерес к этому вопросу не ослабевает. Вторая глава книги представляет собой проблематизацию и критику положений и тезисов некоторых отечественных исследователей с целью налаживания научной коммуникации. Этот этап непременно присутствует в практике взаимодействия конфликтолога с конфликтующими сторонами, но предметом критики и проблема-тизации в этом случае является содержание реального конфликта. Представления и знания конфликтолога-практика подвергаются и должны подвергаться критике и проблематизации со стороны всех участников конфликта, точно также как и работы теоретиков. Третья глава отвечает на вопрос. «Какую реальную помощь могут оказать разработки теоретиков в плане профессионального вмешательства в конфликты и управления ими?» В четвертой главе показываются возможности управленческого консультирования. На вопрос: – «А что собственно сделали Вы лично, что дает вам право вмешиваться в конфликты?», можно найти ответы в пятой главе, в которой описаны опыт работы, технология и проблемы, связанные с вме-

          18

          ЛИ Цой Практическая конфликтология

          шательством социологов в городской конфликт Книга посвящена перспективному развитию практической конфликтологии в России, поставлены цели, задачи и представлена технология подготовки специалистов к профессиональному вмешательству в конфликтные ситуации.
          Полемика и дискуссии с оппонентами вплетены в ткань книги, с учетом разворачивающегося содержания.
          В квадратных скобках даны ссылки на использованную литературу, список которой приведен в конце работы.
          ГЛАВА 1
          Методология исследования конфликтов Становление конфликтологии в России
          §1. Проблема становления конфликтологии как самостоятельной науки
          1.1. Исследования конфликтов: от парадигмы к предметной области.
          Конфликтологическая мысль в разных странах развивалась в рамках нескольких парадигм: социально-биологической, социалыю-психаяогической); классовой; структурно-функциональной, диалектжо-созидателыюй [15; 22; 36; 37; 57; 64, 65; 93; 104; 155; 157, 178; 180].
          Условное разделение этих парадигм можно выявить через признание ими двух крайних подходов в теории общества – «общества порядка» и «общества конфликта»
          Таблица 1
          Две теории общества: «порядка» и «конфликта» 64, с.37; 34, с.20-34]

          Отправная точка зрения на обще– Отправная точка прения на обще-
          ство– «от порядка» или «ингегра– ство – «Конфликтная» или «на-
          циоиистская» – функциональная сильственная»– конфликтная
          (равновесная) модель модель
          Стабильность Изменение
          Интеграция Конфликт
          Функциональная координация Дезинтеграция
          Консенсус Насилие
          20 Л И. Цой Практическая конфликтология
          Первая теория – это признание общества как стабильной социальной системы, которая развивается от порядка к интеграции, вторая – это признание общества как изменяющейся социальной системы, которая невозможна без конфликтов, насилия и дезинтеграции
          Различия между парадигмами в основном можно выявить через выявление основных характеристик, выраженных в нескольких ключевых понятиях. Так, например, А. К. Зайцев выделяет основные из них –это парадигма, ситуация, управление конфлик
том, формы коифликптрования, насилие-ненасилие, агрессия, кучыпура и энергия [64 с.65-67]. Теоретическая мысль может рассматривать конфликт с точки зрения разных парадигм и различных теорий. Непременно одно, что соотношение насилия и ненасилия является не только предметом теоретической мысли, оно должно быть контролир>е-мо в обществе и общественный контроль в практике управления должен быть направлен па формирование новых культурных образцов взаимодействия конфликтующих сторон в рамках нормативного правового поля.
          С точки зрения управления социальными процессами в разных конфликтных ситуациях могут быть использованы разные формы и структуры коифликтирования. В одних– по логике социально-психологического подхода, в других – по схеме классового конфликта, в третьих – в соответствии со структурно-функциональным подходом. В этом плане парадигмы, как теоретические конструкты, сами по себе не являются взаимоисключающими. Их необходимо рассматривать с точки зрения применимости к разным типам и видам конфликтных ситуаций. Необходимо отметить, что тема конфликта относится именно к тому типу научных проблем, «в истории которых в полной мере отражаются культурные, социальные, идеологические ценности и предрассудки своего времени» [33, с.34].
          В этом случае идеи, теоретические конструкты и результаты исследований ученых могут быть рассмотрены как квинтэссенция идеологических ценностей и предрассудков того общества, в котором они живут и которое они изучают
          Например, диискуссин по проблемам конфликтов в России выявили, что существует несколько разных точек зрения о том, какая научная парадигматика может придти на смену теории классовой борьбы.
          Но эти ценности и предрассудки относятся не только к обществу, но и к исследователям в том числе. Многие ш них признают, что формируется новая парадигма. Одни считают, что это «Конфликтология переходного периода» [150], другие, что это «Метатеория социального конфликта» [ 64, с. 9], третьи, что это «Теория социального конфликта [68; 69]. Так формируется ли в России новая конфликтологическая парадигма и чем она отличается от уже существующих?
          Объединение усилий отечественных конфликтологов в разработке методологических, концептуальных, теоретических, методических и технологических проблем, позволило с 1991 года наладить выпуск сборников, брошюр и журналов в разных регионах страны. С этого периода начинается координация научных исследований по социальным конфликтам в России, обсуждаются важнейшие стратегические направления конфликтологии. Помимо признания наличия разных парадигм и теорий об обществе, все работы по конфликтам можно условно разделить на четыре группы по разным основаниям.
          К первой группе можно отнести работы, раскрывающие общетеоретические проблемы, мировоззренческо-методологтеские аспекты в исследовании конфликта, рассматривающие различные основания конфликта. Наиболее полно это направление представлено в работах К. Маркса (теория классовой борьбы), Э. Дюркгейма (концепция девиантного поведения и солидарности), Г. Зиммеля (теория органической взаимосвязи процессов ассоциации и диссоциации), М. Вебера, К. Манхейма, Л. Козера (функциональность конфликта), Р. Дарендорфа (теория поляризации интересов), П. Сорокина (теория несовместимости противоположных ценностей), Т. Парсонса (теория социальной напряженности), Н. Смелзера (теория коллективного поведения и инновационного конфликта), Л. Крисберга, К. Боулдинга, П. Бурдье, Р. Арона, Э. Фромма, Э. Берна, А. Рапопорта, Е, Й. Галтунга и других. С перечисления работ классиков социологической мысли начинаются практически все отечественные работы по конфликтам.
          Ко второй группе можно отнести работы исследователей конфликта в конкретных сферах жизнедеятельности. В этих работах проводится анализ конфликтов на макроуровне: забастовочные движения, социальная напряженность в обществе, межнациональные, этнические, политические, экономические, экологические, межгосударственные и т. п. конфликты.
          К третьей группе можно отнести работы, в которых исследуются конф-/ ликты в трудовых коллективах, в производственной сфере, в управлении.
          Четвертая группа представлена самой многочисленной по количеству литературой зарубежных и отечественных исследователей. Это работы по способам и технологиям управления, разрешения конфликтов, по технологиям переговоров, анализу тупиковых и безвыходных ситуаций.
          Фамилии авторов работ второй, третьей и четвертой группы не перечисляются, что обусловлено относительно условным их делением, так как во всех работах исследование конфликтов не ограничивается указанными основаниями.
          Дискуссии по вопросу о становлении конфликтологии в России как самостоятельной Науки развернулись с 1990 года. Вопрос, который до сих
          пор остается открытым заключается в следующем: смогло ли научное со-общесто объединить свои усилия в исследовании конфликтов в рамках конфликтологии?
          1,2.Этапы становления конфликтологии в России.
          Периоды становления конфликтологии в России наиболее полно представлены в работах А. Я. Анцупова и С. Л. Прошанова [6-10]. Они обобщили научные работы в области исследования конфликтов и сформулировали основные методологические подходы и принципы ее становления. Ими выделяют несколько этапов развития конфликтологии в России [8, с. 10-11].
          Первый этап – до 1924 г. характеризуется зарождением и развитием практических и научных знаний о конфликтах, но как специальный объект исследования конфликт не выделяется.
          Второй этап – 1924 – 1989 гг. Конфликт начинает изучаться как самостоятельное явление в рамках сначала двух (правоведение, социология), а к концу периода – 11 наук. Второй этап включает 4 фазы 1924 – 1934 гг – увеличение числа публикаций в разных дисциплинах; 1935 1948 гг. – полное отсутствие публикаций в связи с войной и репрессиями; 1949 – 1972 гг. – возращение интереса к конфликту, появление научных работ (25 кандидатских диссертаций с явным преобладанием работ по искусствоведению), 1973 –1989 гг. – появление докторских диссертаций по конфликтам.
          Третий этап – с 1990 г. по настоящее время. Конфликтология выделяется в самостоятельное научное направление и учебную дисциплину. Появляются попытки разработать парадигму конфликтологии как науки на основе разных подходов: междисциплинарного, системного, личностно-социалыю-де-ятельностного, эмпирического и ситуационного. Отрасли конфликтологии: военные науки (1988-й – год опубликования первой работы; 1,4% – количество публикаций данной науки в общем, объеме); искусствоведение (1939; 6,7%); исторические науки (1972; 7,6%); математика (1933; 2,7%); педагогика (1964; 6,3%); политические науки (1972; 14,7%); правоведение (1924; 5,8 %); психология (1930; 26,4%); социобиология (1934; 4,3%); социология (1924; 16,9%); философия (1951; 7,2%) [8, с.10].
          Периоды развития исследований в области конфликтов отражают в явной или скрытой форме те представления, которые доминировали в общественной и политической жизни. Так, например, после выступления Г. М. Маленкова на отчетном докладе ЦК КПСС XIX съезду партии был объявлен бой теории бесконфликтности. В докладе прозвучал призыв партии к тому, чтобы советская литература и искусство показывали жизненные противоречия и конфликты. Этот период оставил след в кандидатских диссертациях по искусствоведению.
          1.3. Длительная монополия искусствоведения на конфликт.
          Искусствоведы не только открыли, но и монополизировали эту область, в плане защиты диссертационных работ вплоть до 1974 года. До этого года ими было защищено 15 диссертаций, одна из которых докторская.1
          Интерес искусствоведения к конфликту определялся не только идеологическими установками, а самим фактом существования конфликта, вокруг которого развивалось искусство театра, кино или художественная литература. Необходимо отдать должное искусствоведам в том, что в своих работах они сохранили понятие «антагонизм», несмотря на то, что в обществе антагонистических противоречий не было, точнее они не признавались.
          Необходимо перечислить некоторые основные тезисы, которые позволяли искусствоведам не только вскрывать, насыщенную антагонистическими (непримиримыми) противоречиями реальность советского общества, но и по возможности защитить антагонизм в конфликтной реальности в рамках развития драматургии.
          , Так, Н. Крючечников, писал, что по характеру драматического конфликта в подлинно реалистическом произведении можно судить о закономерностях действительности, отображаемой драматургом. В драме все конфликты должны быть «антагонистическими» в том смысле, что драматург показывает острую, напряженную борьбу столкнувшихся сил, а общественная сущность этих конфликтов выражается в событиях, поступ-,ках героев, в характерах [9 с.36].
          Позже В. Я. Голдобин отмечает, что понятие «антагонистический конфликт», как понятие драмы, тождественно по своему смыслу определению «драматический конфликт». Вкладывать в это понятие другой смысл – значить лить воду на мельницу теории бесконфликтности, отстаивать ее лишь в несколько смягченной редакции, т. к. защитникам теории затухания конфликтов ничего больше и не надо, кроме утверждения, что конфликты теперь стали спокойными, мирными [9 с.с38-39].
          Г. А. Могилевская обозначает реально существующий конфликт между писателями. Например, она считает, что большая четкость, прямолинейность может быть и должна быть в раскрытии классовых антагонистических конфликтов по сравнению с конфликтами психологическими, что раскрытие конфликта в сатирическом произведении отличается от бытового, психологического романа или новеллы, не ставящих целью сатирического изображения действительности [9 с.39-40].
          1 Эго работа Сахновского-Паккеева В А «Актуальные проблемы теории драмм/конфликт, композиция, драма и театр/» – Л , 1973
          Анализ диссертационных работ в области искусствоведения показывает, что до 19S0 года предметом их исследований были произведения писателей, в которых, отражался реальный конфликт. Конечно необходимо учитывать, что все произведения в тот период проходили цензуру, и поэтому явно мог быть вскрыт тот конфликт, который был безопасным для исследователей и для власти.
          В 1980 году В. А, Гаврилов защитил кандидатскую диссертацию «Художественное обобщение и конфликт в русском советском романе 70-х годов. (С. Залыгин, А. Иванов, П. Проскурин)» [9 с.53-54].
          Он поставил перед собой задачу – выявить, какова доля антагонистических и неантагонистических, противоречий в художественных, произведениях «Судьба», «Вечный зов», «Комиссия».
          Им показано, что при отсутствии антагонистических классов в Советском Союзе, эти писатели раскрывали наличие классовых и непримиримых, антагонистических противоречий. Парадокс заключался в следующем: антагонистических классов как таковых не было, а антагонистические противоречия и конфликты в произведениях присутствовали. Естественно, что отрицательными героями были те, кто противостоял социалистическому строю, либо был подвержен собственнической, эгоистической морали, которая перерастала в политическую враждебность к новому миру.
          Интересна специфика отражения жизненных конфликтов в области «чистой» музыки, раскрывается в диссертационной работе А. Н. Петрова «Выражение конфликта в инструментальной музыке» [9 с.57].
          Методологическая аргументация раскрытия конфликта в «чистой» музыке следующая; «Поскольку музыка является искусством «лирического наклонения», а, следовательно, обладает свойством моделирования субъективной реальности, поскольку она не обладает свойством воспроизведения в структуре художественного мира предметной действительности, методологически совершенно оправдан поиск видовой специфики отражения конфликтов в сфере лирического рода воспроизведения».
          Отдавая должное работам искусствоведов, необходимо зафиксировать некоторые основные направления, которые на наш взгляд, являются актуальными и сегодня.
          В рамках драматургии сохранилось понятие «антагонистичеситх» конфликтов, однако антагонизм в искусствоведении не отождествлялся тотально с классовым антагонизмом, это был советский антагонизм, предполагающий воспитательные (карательные) меры для конфликтующего с властью субъекта.
          В работах по искусствоведешпо сохранилась разность взглядов в раскрытии конфликтного материала. Например, дискуссии о том, как подавать конфликтный материал: придерживаться ли четкости и прямолинейности или приглушенности и сдержанности, без прямолинейных выводов, предоставляя это право читателю или слушателю.
          1.4. Конфликт как предмет исследования во многих науках.
          Не успев еще оформиться, как самостоятельная дисциплина, конфликтология начинает «разветвляться» и специализироваться: педагогическая, юридическая, политическая конфликтология, социология конфликта, этно-политическая конфликтология, психология конфликта. Это свидетельствует о сложности, специфичности данной дисциплины и отражает ее многофункциональную структуру и многообразие форм, процессов разворачивания и протекания конфликтов в разных сферах человеческой деятельности. Исследованием конфликтов занимаются одиннадцать научных дисциплин (Схема 1).
          Обшая схема исследования может быть представлена несколькими уровнями знаний: методологическим, теоретическим, технологическим и практическим.
          В универсальной методологической схеме наглядно представлены теоретические и практические возможности исследователей в плане формулирования гипотез, постановки задач.
          Эти уровни соответственно могут раскрывать специфику макро-, мезо-и микроуровней с точки зрения масштабности и границ конфликтных ситуаций и конфликтов, процессов развития и закономерностей их «разворачивания» в жизнедеятельности людей. Уровни знаний предъявляют определенные требования к любому специалисту (ученому, управленцу, консультанту и т. д.), начинающему исследовать конфликт, с профессионально-содержательной точки зрения.
          Методологический уровень – это поиск исходных оснований, позволяющих исследовать конфликты как естественные и/или искусственные процессы, система принципов и взглядов, доминирующая в разных общественно-исторических условиях. Это методы организации теоретической, технологической и практической деятельности, основанные на выявлении соответствия разных теоретических конструкций и технологий задачам практики. Этот уровень требует включения в процесс исследования конфликтов и в процесс рефлексивного анализа собственно мыслительных средств самого исследователя.
          Теоретический уровень – это непосредственно научные теории и знания закономерностей развития и специфических свойств конфликта, полученные научными методами в какой-либо науке.
          Схема 1. Принципиальная схема взаимосвязи методологического, теоретического, технологического и практического jровней

          Гл 1 Методология исследования конфликтов 27
          Корректность научного исследования требует, чтобы исследователь изложил основания построения научного знания и научные методы, которые он применяет А так как одиннадцать дисциплин занимаются исследованием конфликтов, то можно представить, какое количество научных методов применяется в арсенале этих наук Последние годы возрастает потребность в междисциплинарных исследованиях Однако стремление к ним далеко не всегда приводит к глубоким и значительным достижениям Это заметили уже многие отечественные специалисты, потерявшие интерес к синтезу накопленных сведений Дело в том, что предпосылки и выводы различных, конкретных дисциплин зачастую несовместимы
          Например, если экономика допускает, что человек способен к рациональному выбору и действиям, то психология чаще исходит из того что мотивы человеческого поведения в большей степени иррациональны Психология ищет стабильные характеристики психики, которые обеспечивают постоянство поведения личности внутри любой эпохи
          Если биочоги пытаются доказать неизменность человеческой природы, то историки проявляют интерес к тому, как под влиянием культурных факторов преображается человеческое естество, а социология рассматривает человека как чрезвычайно пластическое существо, способное к различным общественным адаптациям
          Взаимообогащение теории и практики происходит благодаря непосредственным разработкам на уровне социальных технологий Только доведенные до технологического уровня теоретические разработки могут быть применены в практике
          Технологический уровень – представлен различными технологиями формирования определенных программ, по которым осознано или неосознанно действует субъект (социальная группа) в конфликте биопрограммы, психопрограммы, социопрограммы
          Биопрограммы – это программы выживания человека, как биологического существа (программы защиты, нападения и подчинения) Такие программы выявляют биологи в среде животного мира
          Психопрограммы – это программы, по которым действует человек, has психическое существо, удовлетворяющее потребность в обеспечении комфортного состояния, психологической поддержки, покоя, радости
          Социопрограммы – это программы, по которым действует человек как личность в социальной системе Эти программы в основном обеспечиваются институтами и механизмами управления в обществе В соответствии с этими программами чеювек или группа стремится к достижению социального статуса, положения, уровня обеспечения материальными и духов-
          ными благами, реализации своего предназначения итд Традиции, соци альнь!е и правовые нормы, мировоззренческие установки «вгоняют» человека в эти программы
          В социопрограммач заложены технологии борьбы, конкуренции, конфронтации, соперничества, переговоров, сознательные и несознательные технологии манипулирования, технологии профилактики, управления и разрешения конфликтов. Знание этих технологий, владение ими и их применение мо*ет иметь самые различные последствия. Однако несомненно, что человек, от которого эти программы скрыты, в большей степени подвержен бессознательным импульсам и реакциям, а значит высокоманипулируем в конфликте. Поэтому этот уровень знаний предъявляет специалисту высокие профессионально-этические требования и налагает ответственность за ситуацию, в которой он начинает применять различные технологии.
          Практический уровень представлен реальными конкретными конфликтными ситуациями и конфликтами. Конфликтная ситуация как понятие является ишре чем конфликт к включает в себя три стадии предкопфчикт-ная ситуация, конфликт и посткоифчиктиая citmyotfun, которые представлены шестью этапами зарождение, созревание, инцидент, конфликт, развитие конфликта, постконфликтная ситуация
          Каждый этап характеризуется определенными признаками, элементами, связями и отношениями, усиливающими или ослабевающими социальную напряженность Основные характеристики этапов будут раскрыты далее
          Речь в дальнейшем пойдет о возможности рационализации феномена конфликтной действительности, которая не возможна вне рамок какой-либо научной парадигмы Такая междисциплинарная парадигма, по мнению некоторых теоретиков, может быть разработана в рамках конфликтологии, как формирующейся науки
          1.5– Можно ли считать конфликтологию самостоятельной наукой?
          Классическая наука предполагает наличие дистанции между исследователем и объектом исследования Если объектом исследования является конфликт, то необходимо определить этот социальный феномен из пространства вне конфликта, то есть со стороны, применяя весь научный инструментарий какой-либо научной дисциплины Развитая научная дисциплина должна содержать, как минимум, не менее восьми основных типов единиц [179, с 648-650], которые включают в себя-
          • эмпирические факты;
          • средства выражения (язык описания, оперативные системы мате-
          матики, системы понятий);
          • методики (системы методик, процедуры научно-исследовательской
          работы);
          • онтологические схемы, изображающие модель идеальной ситуации;
          • модели, репрезентирующие частные объекты исследования;
          • знания, объединяемые в систему, теории;
          • проблемы, которые исследуются данной научной дисциплиной;
          • задачи научного исследования.
          Между всеми этими единицами-блоками существуют отношения и связи рефлексивного отображения [179, с.649]
          Научное исследование возможно в любом из обозначенных блоков, другие блоки привлекаются в исследование в соответствии со схемой. Факт наличия нескольких знаний об одном объекте не дает оснований ставить вопрос об их объединении. Чтобы действительно связать и «объединить подобные знания, их нужно еще предварительно перестроить» [179, с.653], создав «модель-конфигурант».
          Какой багаж имеет собственно конфликтология? Несомненно, она имеет эмпирические факты, т. е. конфликты во всем их многообразии и формах проявления. Во], собственно, и все. Все основные злементы научного знания заимствованы из разных дисциплин понемногу. Фактически и объективно мы можем признать, что конфликтология на современном этапе развития не является самостоятельной наукой, так как не имеет еще своего языка описания, средств выражения и даже собственного предмета исследования. В большей степени конфликтология пока накапливает эмпирический материал и анализирует его в рамках какой-либо научной дисциплины. Вероятно, поэтому и появились: юридическая, педагогическая, этнополитическая, а автором предлагается еще и практическая конфликтология. Попытки некоторых исследователей сыр-вагься на междисциплинарный уровень показывает несостоятельность этих шагов. Последнее подтверждается тем, что междисциплинарных работ практически пег. Даже, несмотря на то, что интенсивность исследований постепенно увеличивается, крайняя разобщенность исследователей подтверждается следующей статистикой: исследователи знают примерно 1% из того, что сделано по проблемам конфликта в других отраслях знаний и лишь 9,8% из того, что сделано в науке, которую они представляют [9, с. 19].
          Реальные междисциплинарные и внутридисцишшнарные связи по проблемам конфликтов у исследователей слабы. Это позволяет сформулировать тезис о том, что система коммуникации исследователей в области конфликтов практически отсутствует. А это существенный критерий для того,
          чтобы признать, что конфликтология в настоящее время не в состоянии сформировать междисциплинарную парадигму. Нет также оснований ее появления в рамках формального выделения конфликтологии как науки. Необходимо признать, что конфликтология в России-это пока некоторая программа, а не законченная строгая наука.
          Любой учебник го конфликтологии или книга (учебное пособие) о социальном конфликте начинается с компиляции уже существующих знаний Работы зарубежных исследователей, можно сказать классиков социологической мысли, являются бесценным интеллектуальным потенциалом в проблемном поле теоретической мысли. С ними можно ознакомиться по многочисленной литературе. Однако с точки зрения принятия управленческих решений, теоретическая мысль классиков уступает тем выводам и результатам, к которым приходят сегодня отечественные ученые, анализирующие реальные конфликты и направляющие взгляд политиков и управленцев в определенное русло Любой политик и руководитель должен иметь возможность сравнить не только методологические, но и мировоззренческие подходы, их сильные и слабые стороны в анализе конфликтов. Поэтому в данной главе сделана попытка критического анализа и проблематиза-ции основных положений, тезисов и определения понятий, представленных в работах отечественных исследователей, имеющих наибольший процент цитирования в научных работах.
          Процесс критического отношения к имеющимся отечественным работам обусловлен наличием критического мышления, которое не может воспринимать готовые знания и рекомендации для принятия их к руководству в конфликтной действительности.
          Конфликтная действительность, в которой анализ конфликтов и его результат имеют принципиальное идеологическое, гносеологическое и практическое значение [17, с. 4],требует от каждого человека (социальной группы) самостоятельного н ответственного принятия решений и выбора определенной стратегии конфликтного взаимодействия.
          Попытку системного переосмысления теории, которая доминировала в бывшем Советском Союзе при анализе социальных конфликтов, предприняли несколько исследователей, дискуссия с которыми разворачивается в этой главе. Поэтому для дискуссии выбраны те работы, в которых существует попытка системного анализа и поиска новых идей и взглядов на конфликт
          §2. Смена научной парадигмы: от теории классовой борьбы к теории социального конфликта.
          То, ч го никогда не подвергалось сомнению,
          не может считаться доказанным
          Д Дидро
          Одной из первых работ по социологии конфликта в России, в которой осуществлена постановка фундаментальных вопросов и поиск новых подходов в исследовании конфликтов является работа А.Г. Здравомыслова (далее в тексте будем кратко именовать А Г.) [68].
          В ней предпринята попытка соотнесения макро – и микроуровня, изложение различных идей о конфликтах, обоснование смены парадигм, а также дано авторское определение понятия «конфликт». Попытаемся разобраться, что лежит в основании смены парадигм, и какое влияние оказала смена парадигм на определение конфликта? Рассмотрим определение конфликта, сформулированное А.Г с точки зрения нового подхода и обоснования смены парадигм.
          В этих целях проведем логический анализ понятия «конфликт». (В дальнейшем, те характеристики понятия «конфликт», которые будут подвергнуты детальному «разложению» выделены курсивом)
          «Конфликт, –утверждает А Г. –это форма отношений между потенциальными или актуальными субъектами согпюлъного действия, мотивация которых обусловлена противостоящими ценностями и нормами, интересами и потребностями» [68, с.32].
          Детально развернем это понятие и начнем свое размышление с признания того, что конфликт–это явление, имманентно присущее человеческому существу, могущее проявиться через социальное действие между потенциальными или актуальными субъектами. Принятие конфликта как нормального явления и введение определений «потенциальный» или «актуальный» субъеьт обязывает нас признать, что любой человек на Земле находится в состоянии конфликта с теми, о существовании которых он даже не подозревает, так как они являются потенциальными субъектами будущего социального действия. Эта теоретическая предпосылка и теоретическая возможность уже были зафиксированы а истории конфликтологической мысли. Теория классовой борьбы (К. Маркс), в которой абстрактный уровень рассмотрения противоречий между трудом и капиталом, позволяет сделать вывод о том, что, принадлежа к тому или иному классу (класс,
          1 СОЧИНЕНИЯ В двух юмах, Т 1, М 1986, с 175
          как теоретическая конструкция), субъект уже находится в состоянии конфликта и непримиримого противоречия антагонистического характера В этом плане введение в определение конфликта «потенциального или актуального» субъекта показывает тождество подхода к конфликту А Г и теории классовой борьбы К Маркса
          А если это так, то в небольшом анализе частя понятия «конфликт» (это касается актуального ипи потенциального субъекта) пока не видно нового подхода к конфликту со стороны А Г
          Теперь поразмышляем о субъектах социального действия, так как мо-тивация их конфликтного взаимодействия обусловлена противостоящими ценностями, нормами, интересами и потребностями Зададим вопрос «На каком уровне представлены конфликтующие субъекты?» Например, если это макроуровень, то субъекты социального действия могут быть представлены государствами, нациями, крупными акционерными компаниями, общественными движениями, партиями Но тогда следующий вопрос «О какой мотивации идет речь? У horo эта мотивация?» Если это мотивация политиков, дипломатов и прочих лиц, имеющих весьма ограниченные возможности и полномочия, то их ценности и потребности не имеют существенного значения, поскольку это субъективные параметры. Поэтому искать мотивацию субъектов на макроуровне не имеет смысла Государство ае в целом, или общественные движения, партии, классы и т д не могут иметь единой мотивации тем более каких-либо одних противостоящих ценностей, потребностей, интересов Поэтому искать мотивацию субъектов на макроуровне – это нонсенс, так как мотивация – это субъективное понятие А когда мы вьлючаем «мотивацию» в понятие «конфликта», необходимо сра-sy же конкретизировать индивидуального или социального субъекта Так, например, анализируя конфликты в России необходимо искать мотивацию таких субъектов, как «ЛДПР», «Наш дом – Россия», «МММ» и т. п. (В дальнейших работах А Г. мотивация субъектов в конфликтах не раскрывается) Например, причины распада СССР, А.Г. объясняет не мотивацией субъектов, а демократической трансформацией России, межнациональными конфликтами, реакцией республик на мораторий и другими причинами [71, с 38-47]
          Таким образом, мопптация субъектов социального действия является некоторой ограниченной характеристикой и не может быть рассмотрена как непременный и существенный элемент при определении социального конфликта на макроуровне, тогда как с психологической точки зрения, она заслуживает внимания.
          Раскрывая далее понятие «конфликт», мы видим, что в нем социальное действие субъектов имеет мотивацию, которая обусловлена противостоя-
          щими ценностями и нормами, интересами и потребностями. Значит, если ценности и нормы не противостоят, конфликта может не быть""
          Мы видим, какие жестокие и крайние формы конфликтов происходят в России, где недавно были единые ценности (не противостоящие), но разные и нормы и потребности, которые сегодня привели к наиболее жестоким формам насилия в конфликтах. Например, события в Чечне показывают, что все конфликтующие стороны хотели бы мира в Чечне. Но каждый субъект и социальная группа устанавливают мир, в первую очередь, в соответствии со своими представлениями о мире и о Законе, а затем уже на основании этих представлений осознается заново история, интерпретируются факты, защищаются интересы, нормы, потребности и т. д.
          Что значит противостоять7 Это значит чему-то сопротивляться. Это ситуация, в которой одна сторона прилагает усилия или производит давление, а другая сопротивляется, противостоит ей. В данном определении понятия «конфликт» существенные характеристики конфликтного взаимодействия – насилие, борьба, столкновение сторон, сопротивление и ущерб (Л Козер) [84] – заменены А Г. на противостояние. Почему произошла замена характеристик конфликта в направлении более мягкого варианта?
          А Г обосновывает смену характеристик в определении конфликта тем, что на смену теории классовой борьбы в анализе социальных явлений «приходит теория социального конфликта». Но самым важным аргументом смены парадигм для А.Г. является то, что «исходная предпосылка исследования конфликта состоит также в том, что после августа – декабря 1992 года в обществе сложилась новая общественно-политическая ситуация» [68, с. 12].
          Такой аргумент позволяет сделать вывод о том, что смена научной парадигмы в России действительно неотделима от смены идеологических установок в обществе, в том числе и у исследователей. Значит, если завтра опять изменится политическая ситуация, то исследователь вправе будет опять сменить научную парадигму? Возможно, что для исследователя (социолога) должна быть первична не теория, как ценность научного познания, а общественно-политическая ситуация, в которой он находится. Принесение теории классовой борьбы в жертву политической ситуации, показывает тесную взаимозависимость исследователя от тех социальных процессов, которые происходят в обществе. Смена научных парадигм в обществе – это нормальное явление. Нормальным должен быть также и принцип критического анализа исходных оснований и ценностей мировоззренческого плана самого исследователя, в том
          случае, если он предлагает научному сообществу и новой власти заменить одну научную теорию (как теоретическую конструкцию) на другую. Но любая теория имеет свою ценность как теоретическое исследование, которое не может потерять свою ценность из-за смены общественно-экономической формации.
          Новая власть также как и любая власть в обществе формирует, создает и консервирует идеологические установки. Отказ от теории классовой борьбы вовсе не означает, что общество перестало быть разделенным на тех, кто у власти, и на тех, кто не у власти; на богатых и бедных. Все это сохраняется в рыночно ориентированном обществе, обостряя противоречия между трудом и капиталом. Эти факты социолог (в отличие от не социолога) не может не признать.
          Таким обрачом, логический анализ определения понятия «конфликт», данного в р?ооте А.Г. и раскрытие его смысловых характеристик показывают, что с точки зрения логического анализа понятия «конфликт», фундаментальные вопросы в работах А.Г. развивают те идеи, которые доминировали в зарубежной и отечественной социологии и психологии. Можно с большой вероятностью утверждать, что в работе А.Г. отказ от теории классовой борьбы обусловлен как общественно – политической ситуацией в России, так и гражданской (и мировоззренческой) позицией исследователя.
          В то же время отметим, что если теория классовой борьбы появилась в результате поисках ответа на животрепещущие проблемы, сложившиеся в капиталистическом обществе в жесткой классовой борьбе, то появившаяся позже теория социального конфликта (Г. Зиммель, Л. Козер) [65; 84] как бы «вписывала» конфликт в идеи общественного порядка.
          Поэтому теория социального конфликта не нова в научном мире, она нова для исследователей в плане приложения ее к конфликтной реальности в России.
          На основе логического анализа понятия «конфликт» можно выявить, что А.Г Здравомыслов действительно подтвердил мысль о тесной взаимосвязи теории конфликта {и теоретика как ее носителя) с практикой, т. е. с появлением новой общественно-политической ситуации.
          Самый главный вопрос, который задают практики, а что если завтра изменится общественно-политическая ситуация, то теоретики будут искать другую теорию для объяснения социальных конфликтов?
          Вероятнее всего – да, так как именно в рассматриваемой далее работе такая постановка вопроса нашла свое развитие и разрешение.
          §3. От конфликтологии к конфликтологии переходного периода.
          Философам должно бьпъ так приветствовать друг друга: «Не торопись!»
          Л. Витгенштейн"
          Основные свои взгляды Е.И. Степанов (далее Е.И.) излагает в монографии «Конфликтология переходного периода: методологические, теоретические, технологические проблемы» [149].
          Название монографии предполагает раскрытие специфики переходного периода и роли конфликтологии в обществе Известно, что с научной точки зрения этапы развития общественных формаций можно принять как теоретические конструкции В практике управления такое допущение можно принять с большой долей условности, так как точных критериев, по которым общественные науки могут определить, что общество в целом перешло из одного состояния в другое, пока нет. Необходимо все-таки признать, что это некоторые условности теоретического плана. (Например, социально-экономические характеристики общественно-экономических формаций, которые описал К. Маркс. Многие исследователи подвергали и до сих пор подвергают их сомнению, однако это не снижает научной значимости теории классовой борьбы).
          Если Е.И. конструирует конфликтологию как науку переходного периода, тогда это действительно открытие, так как ни в одной науке еще этого не было Было бы даже интересно рассмотреть физику, химию или социологию переходного периода. А какой должна быть наука после переходного периода и как долго этот период может продлиться?
          Переходный период – это время преобладания иррациональных, стихийных тенденций над рациональными конструктами Переходный период, вероятнее всего, фиксируете» не научными парадигмами, а анализом состояния массового, группового и индивидуального сознания. Именно состояние сознания является специфическим признаком переходного периода.
          С другой стороны, не имея идеального конструкта, можно описать переходный период как период жизни общества, в котором доминируют неустойчивые, быстро меняющиеся формы и способы жизнедеятельности человека. В этот период общество временно живет вне системы нормального функционирования Сложно определить нормы, по которым живут соци-
          Философские работы Ч I M 1994 с 485
          альные группы и каждый человек в отдельности. Каждый человек в отдельности предоставлен самому себе, он «погружен» в среду с разрушенной экономической, социальной и идеологической системой.
          В работе Е. И. в большей степени уделяется внимание состоянию уровня знаний и теориям, которые следует пересмотреть, но не состоянию сознания российского общества. Обратим внимание на те вопросы и проблемы, которые носят дискуссионный характер. Для этого выделим несколько основных тезисов и попытаемся их проблематизировать.
          Тезис первый.
          Е. И. определяет конфликт как «разрешаемое социальное противоречие», а конфликтологию соответственно – «как теорию разрешения социальных конфликтов» [149, с AS].
          Означает ли это, что если противоречия не разрешимы, то конфликт отсутствует? Что делать с теми противоречиями, которые в принципе не разрешимы? Например, противоречия между: трудом и капиталом, мужчиной и женщиной, детьми и родителями, этническим группами. А что делать с теориями создания социальных конфликтов? Какая наука будет этим заниматься?
          Тезис второй.
          Е. И. ставит вопрос о «необходимости определенной корректировки и того традиционного марксистского представления, что разрешению противоречия предшествует его предельное обострение и крайнее напряже-ниеусилий борющихся сторон» [149, с.53].
          Обосновывается это тем, что «.разрешение конфликта, как правило, тем легче и эффективнее, чем меньше степень его эскалации и чем на более ранней стадии прилагаются миротворческие усилия».
          Необходимо отметить, что миротворческие усилия, без улучшения и повышения качества жизни социальных групп, являются некоторым мифотворчеством и психологической поддержкой с оказанием минимальной гуманитарной помощи населению в зонах конфликтов. Обострение конфликто

Социологическая школа конфликтологии (2 3 4 5 6 7 8)