Психологическая война: Подрывные действия империализма в области общественного сознания 3

Психологическая война: Подрывные действия империализма в области общественного сознания (2 3 4 5 6 7 8 9 10)

          Часть 3

          , начиная с победы Великой Октябрьской социалистической революции, коммунистическое мировоззрение у советских людей ярко проявилось в самые тяжелые годы войны. В 1941 и 1942 гг. происходил наибольший приток в ряды партии новых сил. Этим советские люди как бы подтверждали, что коммунистические идеалы были и будут их личными идеалами, что они не мыслят никакого другого исхода войны, кроме победы над фашизмом.
          Триумф коммунистической идеологии выразился и в духовном превосходстве личного состава социалистической армии над "человеческим материалом" гитлеровских войск, Духовный мир советских воинов, сформировавшийся в условиях социалистического образа жизни, утверждения норм коммунистической морали, братской дружбы между народами, оказался неизмеримо богаче, человечнее деформированного мирка "сверхчеловека", представителя "расы господ". Гитлеровские солдаты, испытав мощь ударов Советской Армии, стали терять веру в иллюзорные идеалы нацизма. В конце войны только страх, боязнь ответственности за содеянное да угрозы карательных органов заставляли гитлеровских солдат сражаться. Идеологическая доктрина фашизма, система психологической войны рассыпались в прах вместе со всеми бесчеловечными институтами третьего рейха. Таков в истории удел всех ложных идеологий – они не имеют будущего.
          Путь Советского государства к великой Победе был долгим и исключительно трудным. Советским людям пришлось пройти через четыре года суровой борьбы, великих жертв и лишений. Это не просто "история". Это наше конкретное духовное, идейное достояние, которое не стареет, не утрачивает своего значения, не становится будничным. Это великое достояние всегда будет способно затронуть самые сокровенные струны души, вдохновить человека на дерзание в труде, на поиск в новом деле, на подвиг в бою.
          Вспоминая годы Великой Отечественной войны, мы еще раз убеждаемся в том, как велика была смертельная опасность, нависшая над социалистической Родиной. Мы не можем забыть полные драматизма события начала войны, когда гитлеровские полчища вероломно вторглись в нашу страну. Бесчисленные пожары уничтожали города и села, гусеницы вражеских танков терзали землю Родины, фашисты несли смерть и разрушения. Но наша социалистическая Родина, советский народ выстояли. Выстояли и победили. И в этом есть глубочайшая закономерность.
          Победа советского народа в Великой Отечественной войне доказала всему миру бесперспективность любых попыток империализма достичь своих глобальных политических целей силой оружия. Несмотря на свои поражения в социальных битвах, на потерю колониальных владений, отход от капитализма все новых и новых стран, на успехи мирового социализма и рост влияния компартий в буржуазных государствах, агрессивные круги империализма лихорадочно работают над созданием новых видов оружия. Разбухают военные бюджеты, строятся новые военные базы, предпринимается демонстрация силы. Однако в современных условиях широкого "мирного наступления" социализма любые попытки агрессивных империалистических кругов "переиграть" проигранные ими битвы обречены на провал. Это подтверждают и уроки Великой Отечественной войны советского народа, и борьба свободолюбивых сил против происков империализма.
          Уроки истории и психологическая война.
          Люди всегда интересовались событиями далекого прошлого. В истории они находят аналогии, черпают мудрость, сравнивают те или иные моменты, улавливают предупреждения. Учитывая это, буржуазные идеологические, подрывные центры, специализирующиеся на антисоветизме, фальсификации исторических событий и современной действительности, в последние годы активизировали свою деятельность. Они сделали историю постоянным объектом спекуляций, домыслов, фальсификаций. События минувшего Используются буржуазными идеологами для тенденциозного их истолкования в интересах господствующих классов.
          Что касается проблем второй мировой войны, то спектр идеологических диверсий здесь очень широк. Ожесточенным атакам подвергаются проблемы роли и вклада Советского Союза в победу над фашизмом, а также в ключевые или "поворотные" пункты минувшей войны. Так, американский военный историк У. Керр, бывший в 1941– 1943 гг. московским корреспондентом "Нью-Йорк геральд трибюн", в своей книге "Секрет Сталинграда" тщится доказать, что восточный фронт не был решающим, а значимость Сталинградской битвы для судеб войны сомнительна. Подобными приемами буржуазные пропагандисты стремятся привить молодому поколению психологию нигилистического отношения к историческим ценностям, выработать релятивистское (относительное, условное) миросозерцание, духовную податливость.
          Грубо фальсифицируя историю вопреки общеизвестным фактам, буржуазные идеологи и профессионалы психологической войны особенно стремятся исказить причины второй мировой войны, обелить ее истинных виновников и инициаторов. Это и понятно. Буржуазные фальсификаторы из кожи лезут вон, чтобы поддержать концепцию современных милитаристских кругов о "советской военной угрозе". Некоторые буржуазные идеологи типа Р. Пайпса, ответственного (или, точнее, безответственного) сотрудника американской администрации, пытаются провести прямые аналогии "русской агрессивности при царизме", "экспансионизма Советов накануне второй мировой войны" и "источника нынешней угрозы свободному миру". Английский военный писатель У. Рутерфорд утверждает, например, что вторая мировая война, как и угроза третьей мировой войны, в значительной мере объясняется агрессивностью Советов. Группа западногерманских "специалистов" в сборнике "Мировая война. Причины и повод" пишет, что "сегодняшняя угроза, исходящая свободному миру с Востока, стояла и перед Гитлером. Он был вынужден на нее реагировать. Война против России была для него вынужденной".
          Подобными "изысканиями" буржуазная пропаганда не ограничивается. Идеологи буржуазии стремятся лжеидеи довести до массового читателя в различных популярных изданиях, с тем чтобы полнее деформировать истину, создать ложные мировоззренческие установки у подрастающих поколений, возродить психологию реванша и агрессии. Так, например, уже много лет в ФРГ выходят огромными тиражами так называемые "Солдатские тетради" ("Ландзерхефте"). Невольно приходят на память исторические аналогии. В период господства гитлеровцев в Германии издавалась массовыми сериями литература "Для солдатского ранца" ("Торнистеншрифт"). Нынешние "Тетради" выходят раз в неделю, а затем брошюруются в пухлые сборники. На страницах "Тетрадей" всячески обеляется фашизм, его преступления и недвусмысленно говорится об источнике угрозы "свободному миру", которая, конечно, "коренится в коммунизме". В подобных изданиях выступают бывшие эсэсовцы и нацисты, современные неофашисты.
          В ФРГ создается психологический климат реванша. В школах проводятся военно-политические игры, в ходе которых учащимся внушается мысль, что "источник всех бед – СССР" и что в борьбе с социализмом все средства хороши. В министерстве обороны ФРГ разработана операция под кодовым названием "Школа". По указанию военного ведомства генералы и офицеры бундесвера принимают участие в милитаристской обработке школьников. Как сообщал еженедельник "Тат", в программах школ предусматриваются специальные курсы по освещению военной истории с милитаристских позиций рейха.
          Авиационный концерн "Мессершмитт" – Бельков – Блом воссоздал для пропаганды истребитель "Мессершмитт-109". Это сделано для того, чтобы напомнить о "доблестях" люфтваффе в минувшей войне. В стране уже давно издаются коллекционные медали из серии "Выдающиеся личности немецкой истории". Среди них есть медали Гесса, Деница, Роммеля, Скорцени и многих других военных преступников. Подобных фактов можно привести немало. Таким образом совершается насилие над исторической правдой. С помощью психологического "массажа" сознания готовится "человеческий материал", который мог бы и впредь исполнять злобную волю своих хозяев.
          Чем дальше время отодвигает дни, когда замолкли последние залпы минувшей войны, тем рельефнее предстают непреходящие уроки истории.
          Поэтому очень важно, чтобы советская молодежь хорошо знала героическую историю своего Отечества, народа, армии, умела ее защитить. Каждый юноша и каждая девушка просто обязаны знать уроки минувшей войны, знать о жертвах, которые вынужден был принести на алтарь Победы советский народ. Это важно и потому, что на событиях прошлого особенно активно паразитируют буржуазные идеологи, враги социализма. История не нейтральна. Это часть нашей жизни, нашего мировоззрения, нашей общесоветской гордости, которой поступиться мы не можем.
          Изучение событий, имеющих уже сорокалетнюю давность, анализ прошлого позволяют проводить исторические аналогии, сравнения, сопоставления с реальностями наших дней. Благодаря этому можно глубже постичь действие ряда закономерностей, которые в общественном сознании живут как определенные уроки, как напоминание о прошлом и призыв к нынешним поколениям.
          В. И. Ленин писал, что марксизм ставит изучаемые вопросы на историческую почву "не в смысле одного только объяснения прошлого, но и в смысле безбоязненного пред видения будущего и смелой практической деятельности, направленной к его осуществлению..."1. Уроки самой кровопролитной из всех войн, которые когда-либо велись раньше на нашей планете, исключительно актуальны и сегодня. Человечество вновь стоит перед лицом вызова тех сил, которые хотели бы повернуть вспять ход истории, силой изменить сложившийся военно-стратегический паритет между двумя противоположными системами. Знание этих уроков поможет советской молодежи активно защищать наши духовные ценности, разоблачать буржуазных фальсификаторов, противостоять акциям психологической войны.

          1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 26, с. 75.

          Первый из этих уроков заключается в том, что стремление империалистических, агрессивных сил к мировой гегемонии, господству над другими народами и странами всегда обречено в конечном счете на сокрушительный провал. Заключительный период минувшей войны более чем красноречиво говорит об этом. Когда фашистские руководители Германии готовились к "крестовому походу" на Восток, то они, игнорируя объективные законы общественного развития, верили, что достигнут своих гегемонистских целей. В августе 1939 г. Гитлер, выступая перед высшим генералитетом вермахта, безапелляционно заявил: "Мы разобьем Советский Союз. На земле наступит германское владычество"2. Эти авантюристические притязания были сокрушительно опровергнуты советским народом и его армией. Ныне, когда социализм превратился в мировую систему, тотальный крах любого агрессора тем более неизбежен. В мире нет таких сил, которые могли бы с помощью военной машины уничтожить реальный социализм или диктовать ему свои условия. Убежденность в этом выводе – важная часть мировоззренческой установки каждого советского человека, позволяющая ему активно противодействовать психологическому давлению врагов социализма.

          2 Вторая мировая война 1939-1945 гг.: Военно-исторический очерк. М., 1958, с. 118.

          Итоги и последствия минувшей войны, в результате которой был наголову разгромлен самый мощный реакционный отряд мирового империализма, служат грозным предостережением всем потенциальным агрессорам. Однако реакционная верхушка монополистической буржуазии осталась глуха к этим предостережениям, о чем свидетельствует провозглашенная еще в 1947 г. пресловутая доктрина Трумэна. "Нет страны более сильной, чем Соединенные Штаты, – заявил американский президент.– Обладая такой силой, мы должны взять на себя руководство всем миром".
          В стане империализма всегда были и сегодня есть силы и люди, которые игнорируют этот урок и с маниакальным упорством хотят изменить мировое общественное развитие в соответствии со своими "сценариями" и "моделями". Об этом, например, откровенно пишут в своей книге "Американская внешняя политика" буржуазные политологи Ч. Кегли и Ю. Уиткопф: "Что бы ни происходило в прошлом и теперь, американская политика исходит из главной предпосылки – доминировать в мире, добиваться бесспорного мирового лидерства, опираясь прежде всего на свою военную мощь". Внешнеполитические шаги нынешней американской администрации показывают, что она следует этой линии, открыто провозгласив курс на достижение военного превосходства над СССР, курс, чрезвычайно опасный для дела мира.
          Другой урок, вытекающий из итогов и последствий второй мировой войны, состоит в том, что опасно, преступно потакать агрессору. Годы, предшествовавшие пожару войны, были отмечены не только огромными усилиями Советского государства, стремившегося создать систему коллективной безопасности в Европе и обуздать фашистских агрессоров, но и прямым попустительством западных держав Гитлеру. Навсегда останется в истории позорная страница мюнхенской политики, творцами которой были империалистические круги западных государств. Именно эта политика поощряла и подталкивала фашистов к новым и новым захватам, аннексиям, авантюрам. Подоплека уступчивости захватчикам ясна. Монополистические круги Запада, отдавая Чехословакию, Польшу, другие страны на растерзание фашистам, стремились направить агрессивные устремления фашизма на Восток, против Советского Союза. "...Германия, – говорил лорд Галифакс в беседе с Гитлером в ноябре 1937 г., – по праву может считаться бастионом Запада против большевизма"1. Но эта политика оказалась близорукой. Она была опасна не только для СССР, для малых стран Европы, но и для ее инициаторов. Германский фашизм ставил перед собой цель "уничтожить коммунизм", а также решить задачи завоевания мирового господства, господства над своими империалистическими соперниками.

          1 Документы и материалы кануна второй мировой войны, т. 1. М., 1948, с. 16.

          Непредвзято мыслящий человек, сравнивая современную политику ряда капиталистических государств с событиями той минувшей поры, может убедиться, что далеко не во всех столицах помнят этот урок. Факты? Их много. Американская военщина, исходя из своих доктринальных установок допустимости ядерной войны, буквально нафаршировывает Западную Европу своим смертоносным оружием. Разве не ясно, что в случае войны она станет мишенью со всеми ужасающими последствиями для государств, поддавшихся диктату из-за океана? Разве минувшая война не научила, сколь опасно пособничать тем, кто в любой момент может подорвать детонатор испепеляющей войны? Опыт пособничества гитлеровским претендентам на мировое господство, похоже, немногому научил иных западноевропейских политиков. Они послушно идут в кильватер за американским военным кораблем, оправдывая свою политическую близорукость всякими антисоветскими небылицами. Такие действия новоявленных претендентов на мировое господство побуждают советских людей быть бдительными.
          В мире продолжает существовать угроза войны. Это происходит, во-первых, потому, что к ней непрерывно готовится главная капиталистическая держава – США, и, во-вторых потому, что в разных районах планеты империализм поощряет агрессоров. Только в результате помощи США Израиль осуществил свою агрессию против арабов Ливана, палестинцев; лишь в результате прямого вмешательства США Пакистана ведется необъявленная война против суверенного Афганистана.
          Однако факельщики психологической войны делают все, чтобы представить эти бесспорные факты в ином, ложном свете. Для этого они их искажают, извращают, умалчивают и... вновь обращаются к истории, извлекая из ее анналов все новые "откровения" и "открытия". Так, в японской газете "Майнити дэйли ньюс" с обзорами различных событий выступает некий К. Бахмейстер. В начале сентября 1982 г. он опубликовал в газете статью, посвященную очередной годовщине окончания второй мировой войны на Дальнем Востоке. В ней автор, игнорируя факты, утверждает, что если бы не действия СССР, то Япония "не нарушила бы пакта о нейтралитете". Мол, если бы "Советы я передали искаженного текста реакции японской стороны на Потсдамское соглашение, то не было бы затяжной войны в Азии". А посему, рассуждает провокатор, за атомную бомбардировку Хиросимы и Нагасаки ответственность несет и Советский Союз...
          Такой беспардонной ложью не только ублажают реваншистов, милитаристов, но и формируют представление о прошлом у подрастающих поколений. Инструменты психологической войны: клевета, дезинформация, фальсификация событий – находят широкое применение в истории, чем и настойчиво занимаются на кухне идеологических диверсий их творцы и организаторы.
          Важным уроком минувшей войны является доказанная историей возможность совместной борьбы государств с различным социальным строем против агрессора, за мир. Хотя во второй мировой войне воюющие против фашизма страны преследовали неодинаковые цели, общая опасность позволила создать антигитлеровскую коалицию. На рубеже 1941/42 г. эта коалиция, к которой присоединилось около 50 государств, окончательно оформилась. Вступление Советского Союза в борьбу с фашистской агрессией стало главным фактором превращения второй мировой войны в войну справедливую, освободительную, антифашистскую со стороны государств антигитлеровской коалиции. Опыт сотрудничества государств, боровшихся с фашизмом, сохраняет свое актуальное значение и сейчас. В современных условиях это могло бы выражаться в приверженности мирному сосуществованию, утверждению разрядки и согласованным выступлениям в поддержку любых мирных инициатив. Семидесятые годы убедительно показали, сколь большие позитивные перспективы открываются на этом пути. Молодежь, которой принадлежит будущее, многое может сделать, чтобы защитить мир, отстоять разрядку.
          Однако на Западе те, кто предпочитает военную конфронтацию разрядке, хотели бы исключить даже возможность исторических аналогий. Так, западногерманский историк Г. Виллинг, принадлежащий к тем, кого прошлая война ничему не научила, утверждает, что "согласие Запада на коалицию с Советами в борьбе с Германией было решающей ошибкой, в результате которой все плоды сотрудничества пожал Кремль". Лиддел Гарт в труде "История второй мировой войны" называет союз между СССР и США в годы войны "странным". Сама война, пишет буржуазный ученый, "дала выигрыш только России. Победа над Германией открыла путь коммунистическому доминированию в центре Европы". Подобные утверждения не только исторически несостоятельны, но звучат кощунственно по отношению к той роли, которую сыграл СССР в освобождении от фашизма народов многих стран. Сегодняшние заявления высокопоставленных деятелей США о том, что разрядка является "улицей с односторонним движением" и выгодна лишь CCCР представляют собой старую попытку поставить под сомнение самое идею сотрудничества и мирного сосуществования как в прошлом, так и теперь. Эти люди словно забывают, что человечество как бы сидит в одной лодке в открытом океане, где нет поблизости ни островов, ни кораблей. Жаль. что этого понять не могут те, кому бы следовало, помня уроки истории, искать пути налаживания сотрудничества социалистическими странами во имя всеобщего мира.
          Кроме этих уроков минувшей войны, которые должны знать все человечество, советские люди, советская молодежь помнят и о таком уроке, который выражает жизненную необходимость проявлять самую высокую бдительность по отношению к проискам любых врагов социализма. XXVI съезд КПСС подчеркнул, что партия ни на один день не выпускает из поля зрения вопросы укрепления оборонного могущества страны, ее Вооруженных Сил. К этому обязывает современная международная обстановка. "Теперь в рядах защитников Родины, – подчеркивалось на XXVI съезде КПСС, – стоят уже сыновья и внуки героев Великой Отечественной войны. Они не прошли суровых испытаний, выпавших на долю их отцов и дедов. Но они верны героическим традициям нашей армии, нашего народа"1. Высокая бдительность, постоянная боевая готовность особенно необходимы в современных условиях, когда заметно aактивизировались милитаристские силы. История – великий учитель. Молодежь, постигая суть событий прошлого, не только впитывает в себя качества ответственного наследника, но и понимает, сколь важна ее непримиримость ко всему чуждому, враждебному, тому, что уценено историей.

          1 Материалы XXVI съезда КПСС, с. 66.

          Взгляд на психологическую войну в исторической ретроспективе показывает, что наибольшего размаха и остроты она достигла в XX веке, и особенно в последнее десятилетие. Изучение, анализ минувших событий в этой области не только хорошая школа классовой закалки, но я приобретение опыта идеологического противодействия враждебным наскокам, опыта, накопленного Коммунистической партией в борьбе с врагами социализма.

          Глава третья. Современная психологическая война империализма.
          В 1945 г. закончилась вторая мировая война. Она показала, что империализм не может разрешить военным путем основное противоречие эпохи – противоречие между социализмом и капитализмом. И тогда бывшие союзники СССР по антигитлеровской коалиции решили начать войну с социализмом в духовной сфере, в сфере воздействия на сознание. Этому направлению противоборства идеологи империализма придают немаловажное значение.
          Так, уже в марте 1946 г. лидер английских тори У. Черчилль в выступлении в Фултоне (США) дал сильный импульс новому этапу психологической войны империализма против социализма-"холодной войне". В своей речи он истерически предупреждал "свободный мир", что "угроза с Востока" несет смертельную опасность для цивилизации и человечество может быть отброшено к "темным векам". Только "англосаксонские нации, – утверждал он, – способны спасти христианскую цивилизацию от красной тирании".
          Черчиллем был лишь подан сигнал. Кампания ожесточенной психологической войны готовилась против социализма всем миром капитала, решившего еще раз попытаться "отбросить коммунизм". Профессор Эдинбургского университета В. Ротуэлл в своей книге "Великобритания и холодная война, 1941-1947"2 пишет, что корни "холодной войны" лежат в стремлении столкнуть Германию и СССР, в намерении ослабить обе страны в такой степени, чтобы англо-американцам можно было решать их судьбы. "Холодная война" в конечном счете – это попытка достичь в отношении Советского Союза того, чего не удалось добиться войной "горячей", пишет английский профессор, которого нельзя заподозрить в симпатиях к СССР.

          2 См.: Rothwell V. Britain and the Cold War, 1941-1947. London, 1982.

          Идеологическая война против социализма все больше определялась конкретными государственными формами и установками. Уже в 1946-1950 гг. ряд антикоммунистических организаций в США сформулировал конкретные политические и методологические установки для ведения психологической войны. В директивной программе профашистского "Американского легиона" в 1947 г. утверждалось, что "необходимость психологической войны против мирового коммунизма диктуется национальными интересами США и всего свободного мира". В июле 1950 г. Пентагон разработал документ, одобренный президентом, – "План национальной психологической войны". Таким образом, все подрывные акции духовного порядка против сил мира, социализма и прогресса рассматривались и рассматриваются как составные элементы государственной политики империалистических стран.
          В наши дни психологическая война, агрессия против разума и чувств, которую ведут профессионалы из-за океана и их союзники по НАТО, приняла поистине глобальный характер. В статье "Великая пропагандистская война", опубликованной в январе 1982 г. в журнале "Юнайтед Стейтс Ньюс энд уорлд рипорт", говорится, что "свободный мир тратит сегодня миллиарды долларов с тем, чтобы каждый квадратный метр планеты простреливался его идеями".
          Психологическая война – война необъявленная, но империалистические круги ведут ее с присущими им классовой яростью и злобой. Главное оружие буржуазия в этой войне – социальная ложь, которой противостоит истина нового мира.
          Сущность психологической войны, ее цели в функции.
          Психологическая война является детищем империалистической буржуазии. В связи с этим актуальны слова классиков марксизма, что "мысли господствующего класса являются в каждую эпоху господствующими мыслями"1. Без использования этих мыслей для сохранения существующего социального статус-кво буржуазия обойтись не может. Поэтому психологическая война империализма как. уродливое явление в духовной жизни представляет собой специфический способ, средство буржуазии для разложения общественного сознания своих противников в соответствии со своими идеологическими установками.

          1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 3, с. 45.

          Понятие "психологическая война" в буржуазной социологии и военной науке используется в широком и узком смысле. В широком – психологическая война отождествляется с борьбой в духовной области вообще. Так, один из буржуазных специалистов пропаганды американский профессор М. Чукас утверждает, что "психологическая война предполагает меры пропагандистского воздействия на сознание человека в идеологической и эмоциональной областях"2. Подобное высказывание не единично и в значительной мере характеризует понимание содержания и сущности психологической войны буржуазией. Известные буржуазные теоретики психологической войны У. Догерти, М. Яновиц, П. Лайнбарджер, Л. Гоу и другие нередко оценивают ее как универсальный способ воздействия в целом на все сферы и элементы общественного сознания. Однако, как правило, понятие "психологическая война" в широком смысле слова используется лишь в контексте военных теорий, военно-стратегических концепций. Тем самым подчеркивается ее особое значение среди материальных и духовных факторов ведения современной войны.

          2 Choukas M. Propaganda Comes of Age. Washington, 1975, p. 210.

          Более распространенным является толкование этого понятия в узком смысле – преимущественное воздействие на область общественной психологии. Это связано прежде всего с расширительным пониманием в буржуазной социологии общественно-психологической сферы, а также с тенденцией значительной психологизации духовных процессов, протекающих в различных социальных общностях и группах. Американские авторы книги "Хрестоматия психологической войны" пишут, что "психологический комплекс человека – самый уязвимый и именно сюда должны направляться наши усилия по политическому, идеологическому, нравственному проникновению"3.

          3 Psychological Warfare. Sasebook. Baltimore, 1982, p. 15.

          В имеющихся в вооруженных силах США наставлениях по психологической обработке личного состава своих войск и войск противника настойчиво проводится мысль о том, что с помощью психологических средств можно наиболее успешно осуществлять идеологическое, политическое влияние на сознание людей. Подобный подход авторов американских наставлений неоригинален. Еще в "Основных положениях военной пропаганды", изданных гитлеровским генеральным штабом в 1943 г., утверждалось, что у "человека наиболее уязвимое место – его психология, чувственная стоном взаимодействии с комплексом мер психологической войны.
          Таким образом, так называемая психологическая война есть не что иное, как система подрывных идеологических воздействий империализма, направленных на сознание людей преимущественно через сферу общественной психологии. Эта сложная система действий (психологические диверсии, слухи, подлоги, дезинформация, угрозы, демонстрация военной силы и т. д.) имеет целью ослабить духовную и материальную мощь противника. Психологическая война империализма, обладая относительной самостоятельностью, вместе с тем предстает частью, важной стороной идеологической борьбы, которая является одной из основных форм борьбы классовой. Если в идеологической борьбе используется главным образом метод убеждения, то в психологической войне преимущественно методы внушения и заражения.
          Психологическая война ведется империализмом как в мирное, так и в военное время. В мирное время ее диапазон более широк. Она охватывает политические, нравственные, правовые, эстетические формы сознания, а также сферу культуры. Психологическая война направлена на различные общности и коллективы: производственные, научные, художественные, творческие, военные. В мирное время психологическая война выступает одним из конкретных средств воздействия на морально-политический потенциал противостоящей социальной системы. В современных условиях в результате быстрого прогресса в области средств массовой информации возможности обоюдного духовного воздействия существенно увеличились. Возросшее количество непосредственных человеческих контактов, увеличение технического, научного, культурного обмена между государствами двух систем объективно создают больше условий для прямого столкновения мировоззрений, социально-политических взглядов. Соответствующие буржуазные идеологические органы стремятся максимально использовать это обстоятельство для усиления своих идеологических и психологических диверсий.
          В ходе психологической войны в мирное время идеологические органы империализма преследуют вполне определенные цели. Во-первых, внесением в общественное и индивидуальное сознание социалистического общества враждебных идей, взглядов, представлений они пытаются расшатать морально-политическое единство советского народа, ослабить интернациональное единство братских стран социализма. В одном из инструктивных документов Управления по международным связям США (теперь ЮСИА), принятом в 1981 г., прямо говорится, что "свободная информация, которую мы (США. – Д. В.) должны направлять в страны коммунистического блока, призвана максимально ослаблять влияние марксистской идеологии со всеми вытекающими из этого последствиями". Поэтому неудивительно, что содержание радиопередач, печатной продукции, направляемой на социалистические страны, иные подрывные акции подчинены главному – ослабить социализм духовно, идеологически. Хотя тщетность этой цели очевидна, нельзя недооценивать опасности всех тех мер, которые применяют против реального социализма подрывные пропагандистские центры империализма.
          Во-вторых, с помощью акций психологической войны буржуазные идеологи пытаются политически дезориентировать людей стран социализма. Для этого создан огромный комплекс политической дезинформации, нацеленный на внесение в социалистическое общественное сознание ложных идей, чуждых взглядов, иллюзий, мифов, искаженных представлений. Только в главных капиталистических странах "работают" на социалистический мир десятки крупных радиостанций общим объемом вещания многие сотни часов в сутки. Установки, которыми руководствуется вся эта машина психологической войны, весьма откровенно изложил М. Чукас. "С помощью радиопропаганды, – поучает он, – следует "осведомленного человека превратить в неосведомленного, информированного – в дезинформированного, убежденного – в сомневающегося. Надо лишить людей приверженности коммунистическим целям. В этом все дело"1.

          1 Choukas M. Propaganda Comes of Age, p. 218.

          В-третьих, операции психологической войны, проводимые буржуазными пропагандистскими органами, преследуют цель не только ослабить роль коммунистических идеалов, убеждений, образа жизни, морали, но и заменить их западными "ценностями": индивидуализмом, эгоизмом, национализмом, частнособственническими наклонностями, политической индифферентностью, скепсисом и нигилизмом. Для этого широко используются мифы о "свободе личности", "правах человека", "подлинной демократии" в буржуазной интерпретации. Разумеется, при этом духовные диверсанты стараются умолчать о том, что именно капитализм породил фашизм, культивирует расизм и национализм, неизлечимо болен преступностью, безработицей, несет людям угрозу опустошительных войн. Фарисеи психологической войны, стремясь демонстрировать лишь потребительскую витрину "свободного мира", всячески избегают говорить о глубинных причинах социальных катаклизмов, вооруженных конфликтов, гонки вооружений и других кризисных явлений капиталистического мира.
          В-четвертых, с помощью штампов, используемых в психологической войне, правящие империалистические круги пытаются запугать свои народы "агрессивностью планов" Советского Союза. Если вдуматься в существо многочисленных пропагандистских кампаний, проводимых ныне организаторами психологической войны против социализма, то нетрудно увидеть, что поддержание в общественном сознании капиталистических стран представления о демонической опасности со стороны СССР выступает стержневым пунктом теоретиков милитаризма. Это является основным рычагом воздействия милитаристских сил на внешнюю политику стран империализма. Ведется продуманная игра на чувствах мелкой и средней буржуазии, которая в силу своего классового характера не может признать справедливым тезис о равной безопасности государств двух систем. Поэтому идеологи НАТО делают вывод, что Запад должен иметь перед Советским Союзом и его союзниками постоянное превосходство. Эта концепция, основывающаяся на политике с "позиции силы", удивительно живуча на Западе. Чтобы она продолжала играть свою социальную роль в интересах милитаристских кругов, буржуазия постоянно нуждается в антисоветизме – политическом и идеологическом оружии самых реакционных сил современности.
          Эти цели психологической войны, в зависимости от конкретных политических событий, уточняются, дополняются, конкретизируются. Так, например, используя польские события, которые являются внутренним делом польского народа и польского государства, США и их союзники по НАТО перестроили в значительной мере всю свою внешнеполитическую пропаганду, психологические операции таким образом, чтобы попытаться скомпрометировать в целом идеи и практику социализма. Подобные действия свидетельствуют, что подрывные акции в духовной сфере против отдельных социалистических стран ведутся на фоне общего широкого наступления против сил прогресса, мира и социализма в целом.
          В военное время психологическая война концентрируется на главном направлении – парализовать волю к борьбе личного состава и населения противоборствующей стороны. Все средства и методы психологической войны в военное время намечается использовать таким образом, чтобы попытаться нарушить боевое интернациональное товарищество воинов социалистических армий, вызвать у них чувство обреченности, замешательства и страха. Дезинформация, устрашение, панические слухи и другие методы психологической войны империализма преследуют конечную цель – духовно принудить личный состав противника прекратить сопротивление и капитулировать.
          Война во Вьетнаме, в частности, показала, что империализм для достижения своих политических целей большое место отводит психологическим, идеологическим средствам. Так, существовавшее специальное "Бюро психологических действий" армии США во Вьетнаме рекомендовало главные духовные усилия интервентов нацеливать на подрыв общественно-психологической стороны сознания вьетнамских патриотов. Основные методологические рекомендации названного бюро сводились к следующему: "Чтобы лишить противника воли к сопротивлению, необходимо использовать а) эффект морально-п
психологического устрашения угрозой полного уничтожения и б) эффект замены существующих духовных ценностей другими". Современный империализм подобные рекомендации по ведению психологической войны рассматривает как один из способов духовной подготовки к возможной мировой войне. Американский военный социолог Д. Галюла теоретически "обосновывает" важность использования опыта локальных войн для проверки "готовности вести неограниченную психологическую войну в условиях ядерной мировой войны". Анализ буржуазных документов, литературы, посвященных психологической войне империализма, а также реальных, фактических подрывных действий буржуазной пропаганды позволяет определить основные функции, которые на нее возложены.
          Одной из основных функций является функция политической дезориентации, дезинформации общественного и индивидуального сознания. С ее помощью соответствующие буржуазные пропагандистские центры хотели бы лишить народы социалистических стран четких классовых, политических ориентиров и установок. Деформация истины, внесение в сознание людей полуправды, создание ложных стереотипов мышления, "замена" убеждений и позиций – вот составные элементы рассматриваемой функции психологической войны. Французский специалист по теории психологической войны Пьер Нор в своей книге "Дезинформация – абсолютное оружие подрывной войны" квалифицирует ее как "оружие интеллектуального действия, агрессию против человеческого разума"1. Средствами этой духовной агрессии можно, по мысли теоретиков в практиков психологической войны, так дезинформировать и дезориентировать людей, что они будут не в состоянии осуществлять свои гражданские обязанности в полном объеме. В конечном счете, считает упоминавшийся выше американский специалист М. Чукас, с помощью дезинформации и дезориентации человека "можно сделать беспомощным, как грудного ребенка: он будет не в состоянии применить свои силы". Именно этого хотели бы добиться вдохновители психологической войны.

          1 Nord Р. L`intoxication – Arme absolue de la Guerre Subversive. Paris, 1980, p. 6.

          Другая функция психологической войны, которая наиболее полно проявляется непосредственно в ходе вооруженной борьбы, – подрыв морально-политического фактора населения и армия противника, духовное подавление воли к сопротивлению. На этом сконцентрированы усилия всех органов подрывных действий империалистической пропаганды для достижения одной цели – парализовать сознание людей, ослабить волю к борьбе, вызвать отчаяние, страх, неуверенность. Функция дезориентации получает здесь свое крайнее проявление. П. Нор пишет по этому поводу:
          "В условиях прямого противоборства надо изменить у противника представления о реальных материальных и моральных факторах и ориентировать его политику и действия в желательном для себя направлении, чтобы сделать его сначала слепым, а затем – парализованным".
          Эта функция психологической войны империализма имеет откровенно военный акцент. Для ее реализации США, НАТО подготовили и развернули специальные формирования психологической войны, укомплектованные соответствующим личным составом, который получил современные технические средства. Уже в мирное время отдается особое предпочтение названной функции. Начиная с 1980 г. резко возросло количество часов вещания "Свободной Европы" и "Свободы", адресованного непосредственно военнослужащим социалистических армий. Директор ЮСИА Чарльз Уик в своих инструктивных выступлениях подчеркивает, что его аппарат работает в направлении "ослабления приверженности граждан несвободного мира идеалам марксизма и социализма", что, мол, имеет и большое военно-стратегическое значение.
          Наконец, психологическая война империализма выполняет еще одну функцию – насадить в сознании населения социалистических стран штампы и мифы буржуазной пропаганды духовные "ценности" "свободного мира": индивидуализм, социальный эгоизм, клерикальные взгляды, потребительские установки, моральный нигилизм, политический цинизм. С помощью этой функции организаторы психологической войны стремятся внести в социалистическое общественное и индивидуальное сознание такие идеи и "ценности", которые могли бы деформировать мировоззренческие устои советских людей и изменить их жизненную позицию. Это стратегическое направление психологической войны является, по существу, неприкрытой духовной интервенцией против общественного сознания социалистических стран. Агрессивный характер этих действий маскируется утверждениями о "свободном обмене идеями и информацией".
          В реализации этой функции на практике виден процесс все большей идеологизации внешней политики империалистических государств. Если в прошлом США, например, многие идеологические и психологические акции осуществляли преимущественно через так называемые "общественные", негосударственные организации и центры, то теперь эти акции все чаще проводятся в жизнь на уровне государственной политики США.
          В названных функциях психологической войны прослеживается как бы нижний уровень духовного воздействия буржуазии на социалистический мир, прогрессивные режимы, национально-освободительные движения. Существование системы подрывных действий империализма есть не что иное, как одно из выражений его кризиса, органической духовной слабости. Известные слова В. И. Ленина, что, "когда идейное влияние буржуазии на рабочих падает, подрывается, слабеет, буржуазия везде и всегда прибегала и будет прибегать к самой отчаянной лжи и клевете"1, написанные им еще в 1914 г., полностью сохранили свою актуальность и в наши дни. Социальная система, возводящая подрывные действия в ранг государственной политики, не имеет исторического будущего. Когда государство, общество берет в качестве основного идейного, духовного оружия ложь, дезинформацию, нетрудно видеть, сколь ущербны, исторически отсталы его идеалы, ценности, идеи. Сама по себе психологическая война как инструмент духовной агрессии империализма выражает ограниченность, историческую реакционность строя, паразитирующего на социальной лжи.

          1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 25, с. 352.

          Психологическая война как система подрывных акций преимущественно в сфере общественной психологии опирается на определенные основы социально-политического и гносеологического характера.

          Глава третья. Современная психологическая война империализма.
          Классовые основы психологической войны.
          Современная эпоха, основное содержание которой составляет переход от капитализма к социализму, характеризуется дальнейшим усилением классового противоборства между трудом и капиталом, между силами социализма и капитализма. Углубление общего кризиса капитализма сопровождается увеличением размаха и остроты классовых битв пролетариата за свое социальное освобождение. В революционный процесс включаются новые поколения и социальные слои, новые партии и организации. В этом находит свое подтверждение гениальный вывод классиков марксизма о том, что история всех антагонистических обществ была и остается непримиримой борьбой классов. "С самого начала цивилизации, – писал К. Маркс, – производство начинает базироваться на антагонизме рангов, сословий, классов, наконец, на антагонизме труда накопленного и труда непосредственного"1. Вся диалектика современной общественной жизни доказывает актуальность марксистско-ленинской теории классовой борьбы.

          1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 4, с. ...

          Если бросить ретроспективный взгляд в глубь истории, то нетрудно убедиться, что на всех этапах развития антагонистических обществ классовая борьба выступала как могучая движущая сила. Чем это объясняется? Как известно, с того далекого времени, когда произошло деление, раскол общества на классы, между ними идет не утихающая ожесточенная борьба. Господствующие классы борются за сохранение своей власти, а трудящиеся – за социально-политическое освобождение. Трудящиеся массы, носители передового, прогрессивного, всегда выступали против отношений неравенства, социальной несправедливости, экономического и духовного гнета, которые являлись и являются неизбежными атрибутами эксплуататоров и по сей день. И по мере того как усиливался конфликт между производительными силами (развивающимися, как правило, всегда быстрее) и производственными отношениями, обострялась борьба классов.
          Исторический опыт показывает, что наиболее полное разрешение этот конфликт находит лишь в социальной революции, ведущей к смене одной общественно-экономической формации другой. Революционная борьба эксплуатируемых классов ломает, отбрасывает старое, отжившее, уцененное историей и создает новые формы и структуры общественной жизни. Наибольшее влияние на весь ход мирового исторического развития оказала и продолжает оказывать Великая Октябрьская социалистическая революция – всемирно-историческое событие XX века.
          В современных условиях, несмотря на попытки правящих буржуазных кругов сгладить, смягчить, затушевать классовые антагонизмы так называемого "свободного общества", им это сделать не удается. В Программе КПСС дана такая оценка этого положения: "Буржуазный строй родился с заманчивыми лозунгами – свобода, равенство и братство. Но эти лозунги буржуазия использовала лишь для того, чтобы оттеснить феодальную знать, прийти к власти. Вместо равенства образовалась новая глубочайшая пропасть социального и экономического неравенства. Не братство, а ожесточенная классовая борьба царит в буржуазном обществе"2.

          2 Программа Коммунистической партии Советского Союза. М., 1976, с. 33.

          Монополистическая буржуазия, стремясь к получению прибылей и сверхприбылей, пытается максимально использовать для этих целей государственную машину, принудительный аппарат, идеологические средства. Она не останавливается ни перед чем в своих действиях, чтобы затормозить революционный процесс, классовые выступления трудящихся. И если только возникает реальная угроза господству монополистического капитала, империализм идет на все, отбрасывая всякую видимость демократии. Он готов попрать и суверенитет государств, и любую законность, не говоря уже о гуманности. Клевета, одурманивание общественности, экономическая блокада, саботаж, подкуп и угрозы, террор, организация убийств политических деятелей, погромы в фашистском стиле – таков арсенал современной контрреволюции.
          Однако, несмотря на все ухищрения империалистов, размах и острота классовой борьбы трудящихся в странах капитала не ослабевают. Эта борьба ведется в различных формах, основные из них были определены еще классиками марксизма-ленинизма. По-прежнему ведется непрерывная борьба в экономической сфере. Исключительно острым продолжает оставаться политическое противоборство. Социально-экономическая и политическая борьба находит свое отражение в области духовной. Суть ее заключается в борьбе двух диаметрально противоположных мировоззрений: буржуазного и социалистического. Классовая борьба, ее успехи и поражения в значительной мере зависят от того, насколько эффективно, действенно вносится идеология научного социализма в сознание масс и преодолевается идейное влияние буржуазии. В современных условиях идеологическая форма классовой борьбы выдвигается на первый план. Это связано с рядом обстоятельств.
          Буржуазия все более нуждается в идеологической "косметике", обосновании, оправдании своего антинародного, антикоммунистического курса, который чреват нарастанием военной угрозы, наступлением военно-промышленного комплекса на куцые буржуазно-демократические свободы и права человека в капиталистическом мире. Кроме того, выросли технические возможности буржуазии манипулировать общественным сознанием, вносить в него ложные пропагандистские штампы вроде мифа о "советской военной угрозе" "нарушении прав человека" в социалистических и развивающихся странах. С помощью такого манипулирования делается попытка канализировать социальное недовольством трудящихся в антикоммунистическом направлении, "оправдывающем" неизлечимые пороки капиталистического общества, безработицу, гнет, коррупцию, расизм, преступность".
          В классовой борьбе наши идеологические противники максимально используют антикоммунизм, который является не только идеологией империализма, но и его главным идейно-политическим оружием. Это основная социально-классовая концепция буржуазии, выражающая ее ненависть ко всему коммунистическому, социалистическому, советскому.
          Идеологическая доктрина антикоммунизма, если ее характеризовать с точки зрения систематизации и обобщения, выступает в теоретической (идеологической) и эмпирической (психологической) формах.
          "Теоретический" антикоммунизм претендует на научность и паразитирует главным образом в сфере политического сознания, философии, социологии, истории, права. Теоретики антикоммунизма не устают "опровергать" марксизм-ленинизм, "доказывать" его "устарелость" и "современную несостоятельность", а также его "большую перспективность в национальных образцах". Именно "теоретический" антикоммунизм благословил многочисленные антимарксистские теории последних лет типа "конвергенции", "деидеологизации", "единого индустриального общества" и др. Это плоды, если так можно выразиться, "стратегического" антикоммунизма. В них выражаются долгосрочные цели империализма, стремящегося нанести максимальный ущерб реальному социализму.
          Например, известно, что каждый новый президент США, занимая Овальный кабинет в Белом доме, пытается выразить суть своей политики некоей броской рекламной формулой, которая должна, по его мысли, кратко выразить сущность стратегической линии новой администрации. Например, Трумэн свою политику назвал "справедливым курсом", Кеннеди – "новыми рубежами", Джонсон – "путь к великому обществу", Никсон – "моя цель – закон и порядок", Картер – "новые горизонты". Нынешний президент США Рейган провозгласил курс "возрождения могучей Америки", по существу исходя из позиций гегемонизма.
          Если отбросить пропагандистскую шелуху, обильно насыпанную на эти "курсы", "программы", "пути", то станет ясно, что во внешнеполитическом плане все они исходят из необходимости ведения ожесточенной антикоммунистической борьбы. Все декларации, заявления, доктрины, провозглашенные в главной капиталистической цитадели, пронизаны антикоммунистическим содержанием, которое затем с огромным рвением пытаются "развить", "обосновать", "детализировать" платные идеологи империализма в своих теориях и концепциях. По сути, "теоретический" антикоммунизм выражает глубинную классовую ненависть империализма к реальному социализму.
          Существует и эмпирический, "вульгарный" антикоммунизм, продукция которого используется главным образом в психологической войне империализма. Для обыденного сознания буржуазные пропагандистские центры пытаются распространять различные домыслы о советской действительности, социалистических вооруженных силах;
          стремятся оживлять националистические предрассудки, частнособственнические наклонности; не прекращаются усилия представить различные стороны жизни социалистического общества в карикатурном свете.
          "Вульгарный" антикоммунизм более активно реагирует на текущие события, и его акции носят как бы тактический характер. Сообщения, факты, новости, не претендующие на теоретическую глубину, призваны, по мысли профессионалов психологической войны, внести в общественное сознание, прежде всего на его обыденном уровне, идеи, установки, взгляды антикоммунизма. Внешняя популярность, доступность восприятия антикоммунистических стереотипов и штампов должны, по мысли сотрудников аппарата психологической войны, способствовать их внедрению в сознание людей. Если "теоретический" антикоммунизм адресуется ограниченному кругу людей (главным образом интеллигенции), то эмпирический предназначен для миллионов людей, это "массовый" антикоммунизм.
          Эмпирический, "вульгарный" антикоммунизм, например, во всей полноте предстал в той идеологической борьбе, которую вели и ведут западные центры психологической войны против социалистической Польши. Западногерманское издательство "Роте блеттер" выпустило в 1982 г. сборник статей и документов, посвященных конкретным фактам вмешательства США в НАТО в дела суверенной страны. В сборнике, составленном активистами марксистского студенческого союза, приводятся многочисленные данные, которые свидетельствуют о том, что духовная Агрессии против ПНР проявляется прежде всего в клевете обмане, запугивании, введении населения в заблуждение в подстрекательстве его к различным подрывным акциям Дело доходит до того, пишут авторы сборника, что оголтелый антикоммунист Йозеф Штраус публично выступает "выражениями своей солидарности с польскими рабочими стремящимися улучшить социализм". Злейший враг социализма и рабочих считает нужным и допустимым настолько деформировать истину, что даже надевает на себя тогу "защитника социализма". Подоплека подобных метаморфоз ясна: империалисты готовы пойти на любые шаги действия, которые отвечают их классовым интересам.
          Наиболее злобная форма антикоммунизма выражена антисоветизме. Его истоки коренятся в той классовой ненависти империалистов, которая выплеснулась через край после Великого Октября. Уже в 1919 г. в США создается Гуверовский институт проблем войны, революции и мира, ставший ведущим центром антисоветизма. Основатели института поставили перед ним главную задачу – "вскрывать зло учения Маркса и Ленина в любой форме: коммунизма, социализма и атеизма. Обосновывать наиболее приемлемые формы борьбы с большевизмом". В это же время в Германии была основана "Антибольшевистская лига", объединившая европейские антисоциалистические силы. В последующем количество подобных институтов и центров возрастает в капиталистическом мире до нескольких сот. Именно они являются очагами распространения классовой ненависти к реальному социализму, органами, где разрабатываются конкретные подрывные программы, готовятся кадры антисоветчиков. Антисоветизм превратился в нынешних условиях в идеологию и своеобразную религию буржуазной верхушки империалистических государств. Именно антисоветизм является ныне социально-политической, классовой основой психологической войны, которую ведут против мира социализма натовские круги.
          Антисоветизм, с точки зрения общечеловеческой, представляет собой политическую, духовную патологию, исключительно опасную для всех живущих на земле. Подогревая искусственно антисоветизм, духовные диверсанты давно и настойчиво культивируют в буржуазных обществах советофобию – иррациональное чувство страха перед "советской угрозой". Взращивая ядовитые всходы советофобии на предрассудках, невежестве, неосведомленности людей, ее творцы сами оказываются в ее духовном плену. Без конца повторяя, как это делает американский президент, об "угрозе цивилизации со стороны коммунистов", такие люди превращаются в жрецов слепой ненависти, которая затемняет разум. На политической арене США сейчас как раз солируют те, для кого классовая ненависть к социализму сильнее, чем простой здравый смысл. А это опасно, так как никто не может поручиться за разумность взвешенных шагов тех, кто ослеплен злобой и мифами советофобии. Именно они рождают самые уродливые формы борьбы с социализмом, одной из которых и является психологическая война.
          Выступления президента Рейгана, как и его помощников, свидетельствуют о том, что американская администрация всерьез намерена возродить в капиталистическом мире химерическую, несбыточную надежду на возможность одолеть социализм. По существу, внешнеполитические выступления американского президента, в которых он выражает интересы крупных монополий, претендуют па выдвижение некой всеобъемлющей программы нового "крестового похода" против социализма, и прежде всего против его "первой земли".
          В этом "крестовом походе", как явствует из речей американских руководителей, преследуются вполне конкретные долгосрочные стратегические цели. В политическом плане они выражаются в стремлении максимально дискредитировать социализм как общественную систему, используя для этого весь арсенал средств по деформации истины. В экономическом отношении это должно сказаться в попытках вызвать в нашей стране экономические трудности и осложнить другие проблемы путем втягивания СССР в гонку вооружений, в новых опасных вызовах и дискриминационных акциях в международной торговле и сотрудничестве. В области идеологической, по мысли творцов химер, необходимо добиваться замены в общественном сознании ценностей социалистических на буржуазные. Что же касается военной сферы, то цель сформулирована наиболее откровенно: добиться одностороннего военного превосходства, опираясь на которое можно будет обеспечить "мировое лидерство" и гегемонию.
          Характер этих целей, фактически провозглашенных в программных речах, свидетельствует, во-первых, об авантюрном, извращенном политическом мышлении их авторов и, во-вторых, об опасных последствиях для дела мира подобных концепций. "Крестовый поход" может идти лишь по маршруту: "холодная война" – война ядерная.
          Разумеется, прямых призывов к ядерной конфронтации в выступлениях не содержится. Однако пропагандистская машина, призванная успокоить общественное мнение в США и других странах НАТО, фактически не идет дальше формулы: мир можно обеспечить путем подготовки к войне. Но это в действительности означает балансирование на грани войны и мира с креном в сторону готовности пойти на ядерный конфликт. В статье Р. Халлорана, помещенной 30 мая 1982 г. в "Нью-Йорк таймс", говорится, со ссылкой на директиву министра обороны США К. Уайнбергера, что США считают ядерную войну возможной, в "случае которой они должны одержать верх, даже если конфликт окажется затяжным". В ответ на неоднократные предложения СССР заключить соответствующие обязательства о взаимном отказе от применения первыми ядерного оружия США и другие страны НАТО немедленно отвечали отрицательно, как и на многие аналогичные конструктивные предложения. Такая позиция говорит о доминировании в сознании руководящей верхушки США таких антисоветских мировоззренческих установок, которые не рассматривают мир и жизнь как высшую общечеловеческую ценность. Это начинает все больше пугать и самих американцев, которые, слушая Рейгана, без особого усилия могут представить планету, превращенную в асфальтовую пустыню. Журнал "Тайм" (в номере от 29 марта 1982 г.) в статье "Мысли о немыслимом" приводит слова профессора социологии университета Ройса в Хьюстоне о том, что "Рейган сегодня ужасает не только русских, во и американцев".
          Зоологический антисоветизм, вскормленный классовой ненавистью буржуазии к социализму, довлеет над политическим мышлением, которое оказывается неспособным постичь всю глубину исторического риска милитаристских шагов вашингтонской администрации. Правда, вынужденная реагировать на удары волн антивоенного движения, она периодически взмахивает над ними оливковой ветвью, обещая "бороться за сохранение мира", "контролируемое разоружение" и т. д.
          Особая опасность антикоммунизма и антисоветизма в различных их формах заключается в том, что они выступают не просто в виде академических, университетских концепций ученых, а являются официальными взглядами тех, кто вершит судьбами в капиталистическом мире. Естественно, что и процесс психологической войны, ее направленность, методы, интенсивность всецело определяются главной доктриной империализма – антикоммунизмом. Именно эта доктрина в концентрированной форме выражает классовую ненависть к социализму, служит духовной платформой всех враждебных акций по отношению к новому миру.
          Гносеологические основы психологических воздействий.
          Профессионалы психологической войны не могут не учитывать, что эффективность их воздействий решающим образом зависит от того, насколько они смогут антиистину сделать убеждениями людей. Это, в свою очередь, обусловлено возможностями и способностями буржуазных центров внести ложные стереотипы мышления в сознание людей. Зная, что уровень сознательности советских людей высокий, буржуазные пропагандисты, радио, печать и другие средства проникновения в социалистическое общественное сознание ищут "обходные" пути к сознанию человека. Для этого они ложь одевают в тогу истины, аргументы заменяют лжеаргументами, действительные стремления людей пытаются представить иллюзорными, личные интересы противопоставить общественным. И все это буржуазные идеологи хотят осуществить воздействием на психологию человека. Буржуазный теоретик Ж. Эллюль сформулировал суть этой проблемы весьма лаконично и откровенно: "Психология призвана поймать человека в сети пропаганды"1. По существу этой фразой в значительной мере выражена гносеологическая (познавательная) сущность психологической войны империализма.

          1 Ellul J. Propaganda – the Formation of Men"s Attitudes. N. Y., 1980, p. 13.

          Гносеологические основы психологической войны заключаются в концентрированном воздействии на эмоционально-чувственную психологическую сферу человека, группы, социальной общности путем внушения определенной идеи или эмоционального заражения. В этом смысле внушение выступает ключевым звеном в гносеологическом механизме психологической войны империализма. Известно, что внушение избегает логики, не заботится об аргументах и обращается к чувствам, инстинктам, предрассудкам. Оно рассчитано на некритическое восприятие человеком внешних воздействий на сознание. "Внушение, – писал в свое время В. М. Бехтерев, – действует путем непосредственного прививания психологических состояний, т. е. идей, чувствований и ощущений, не требуя вообще никаких доказательств и не нуждаясь в логике"2.

          2 Бехтерев В. М. Внушение и его роль в общественной жизни. Спб, 1908, с. 2.

          Эффективность внушения повышается, если называется "авторитетный" источник информации и удается предварительно эмоционально возбудить объект воздействия. Он бывает более восприимчив к внушению, если в информации есть моменты, затрагивающие его личные интересы. Усваивается более полно та информация, которая подается как новая. При помощи внушения, других психологических влияний, пишет буржуазный теоретик П. Лайнбарджер, "страсти можно превратить в негодование, личную находчивость – в массовую трусость, трения – в недоверие, предрассудки – в ярость"3.

          3 Лайнбарджер П. Психологическая война. М., 1962, с. 48.

          Вся методология психологической войны рассчитана главным образом на то, чтобы подготовить человека к некритическому восприятию информации, сообщений, фактов, данных об обстановке. Применяя метод внушения, буржуазные идеологи рассчитывают на то, что информацию, которую они пытаются донести до социалистического общественного и индивидуального сознания, практически невозможно проверить. Обычно различные "голоса", подавая антисоветскую информацию, ссылаются на "авторитетные" источники, "разведывательные данные", несуществующих лиц, стремясь вызвать доверие к сообщению. На подобную информацию могут отозваться люди впечатлительные, не способные к самостоятельному логическому мышлению, не имеющие прочных убеждений. Податливость внушению может проявляться и у лиц, не уверенных в себе, своих возможностях и знаниях.
          В инструкции ЮСИА организаторам конкретных психологических акций рекомендуется чаще преподносить источники, на которые они ссылаются, как компетентные и авторитетные, доказывать их "непредвзятость и объективность". Следуя этим рецептам, исполнители подрывных психологических действий в своих устных и печатных сообщениях часто апеллируют к мнениям дипломатов, генералов, ученых, других специалистов, тщательно переработав их высказывания. Например, когда в гамбургский порт зашло советское научно-исследовательское судно "Муссон", шпрингеровская "Бильд-Цайтунг" опубликовала сообщение некоего "специалиста" по радиоэлектронике, который заявил, что советский корабль с высокими антеннами якобы шпионского назначения. Этот вымысел был подхвачен и другими газетами, которые стали утверждать, что цель захода "Муссона" в Гамбург как будто заключается в подслушивании совещания группы ядерного планирования НАТО. Никого уже не интересовало, что судно еще за несколько дней до открытия совещания вышло из порта. Главное было сделано. Обывателю внушили негативное отношение к факту захода судна. К полученной дезинформации стали добавлять новую ложь и клевету.
          Таким образом формируется определенный стереотип, который настойчиво внушают слушателю, зрителю, читателю. Стереотипы об "агрессивности Москвы", "тоталитаризме", "коммунистическом вмешательстве", "советском проникновении", "демократии Запада", "свободном обществе" и множество других усиленно навязываются миллионам людей. В гносеологическом отношении стереотипы находятся в большой зависимости от эмоционального состояния личности. Кроме того, в капиталистическом мире немало людей, поверхностно воспринимающих действительность, обладающих бездумным восприятием фактов, устойчиво относящихся к навязанным им представлениям, игнорируя конкретные знания. Поэтому неудивительно, что значительная часть таких людей, воспитанная в духе стереотипного мышления, некритически воспринимает значительную часть политической информации, доверяет ей. А если обыватель не доверяет полученной информации, то он стремится уйти (или его уводят!) в развлекательный мир. Покупая газету, житель Нью-Йорка, Лондона, Бонна обращает внимание прежде всего на огромные заголовки: о бракосочетании дочери мультимиллионера, результатах собачьих бегов, расточительстве нефтяных шейхов, скандале в Голливуде, "ограблении века", пророчествах прорицателей. Эти духовные наркотики притупляют восприятие социальных и политических реальностей, делают человека индифферентным, податливым к восприятию антиистины.
          Буржуазная пропаганда – это огромная система стереотипов, которые по различным каналам внедряются в сознание некоторых людей и социалистического общества. Передачи "Голоса Америки" или тексты западногерманских печатных изданий "Бильд", "Штерн" и других органов буржуазной информации содержат множество стереотипов-штампов: так, например, любая новая мирная инициатива СССР, вносимая на заседаниях Генеральной Ассамблеи ООН,-это "пропаганда Москвы"; рост движения за предотвращение ядерной войны-"происки Москвы";
          усилия ПОРП нормализовать положение в стране – "возврат к тоталитарным формам правления" и т. д. Читатели, зрители, слушатели западного мира привыкают к такому психологическому давлению на сознание. У них даже возникает потребность в нем Ведь ложь, повторенная много раз, иногда может выглядеть как правда. Западные специалисты психологической войны учитывают эту особенность человеческого восприятия и готовят изощренные подрывные духовные акции против социалистического мира.
          Творцы гносеологии внушения и дезинформации особенно заботятся о том, чтобы вызвать у объекта воздействия определенную степень доверия и расположения. Это достигается прежде всего эмоциональными средствами, стремлением отразить интересы и ожидания конкретной аудитории, группы, слоя, поразить сенсацией, сослаться па не известные ранее данные и факты. Дикторы буржуазного радио и телевидения играют роль "душеприказчиков", пытающихся использовать законы человеческого общения и обеспечить распространение и усвоение нужной им информации. К этим специалистам психологической войны вполне применимы слова К. Маркса, сказанные им по поводу речей английского буржуазного парламентария Гладстона: "Изысканность и гладкость, пустая глубина, елейность не без ядовитой примеси, бархатная лапа не без когтей..."1.

          1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 11, с. 269.

          Опыт показывает, что, чем меньше человек информирован, тем он может быть более склонен доверительно относиться к поступающей информации внушения. Разумеется, речь идет лишь о гносеологических возможностях, которыми обладает внушение. Для социально и идейно зрелого человека с определенным классовым чутьем "вкрадчивые шептания" буржуазных радиопропагандистов не опасны. Личность, обладающая научным, коммунистическим мировоззрением, способная к анализу современной действительности, склонна более доверять аргументам, логике, конкретным социальным фактам, чем эфемерным, хотя внешне и правдоподобным, утверждениям.
          Если речь идет о западном обывателе, весьма мало знающем правду о реальном социализме, то буржуазным органам удается осуществлять поразительные по цинизму акты дезинформации. Например, после исторического полета Юрия Гагарина в космос американский еженедельник "Ю. С. ньюс энд уорлд рипорт" опубликовал 19 апреля 1961 г. статью своего главного редактора Д. Лоуренса под названием "Совершил ли это Гагарин?". В ней говорилось: "...не является ли мистификацией советский рекорд в космическом пространстве? Даже допуская, что некий аппарат летал вокруг Земли, мы, однако, не знаем, был ли гам действительно человек или астронавт совершал полет, аналогичный полету американца Дж. А. Уолкера, который на самолете с ракетными двигателями поднялся на высоту 32 мили? Такого рода вопросы задают ученые, поскольку в отчете майора Гагарина о своем путешествии содержатся очевидные противоречия..." Далее в том же духе. До какого цинизма надо дойти, чтобы подвергать сомнению первый полет в космос именно советского человека?
          Этот пример показывает, что с помощью подобных сообщений можно вызвать сомнения в несомненном, бросить тень на приоритет страны социализма в той или иной области, попутно сослаться на "вопросы-сомнения", которые "обуревают" ученых. Таков типичный образчик дезинформации, рассчитанной на некритическое восприятие, невежество, неосведомленность.
          Разумеется, главный редактор еженедельника Д. Лоуренс лично не сомневался в истинности и историческом величии космического подвига советского народа и его сына Ю. Гагарина. Но социальное предназначение буржуазных средств массовой информации в том и состоит, чтобы максимально деформировать истину, не выгодную буржуазному строю. Используя гносеологические средства внушения, искажения правды, ее сокрытия, дезинформации, органы психологической войны ведут настоящий духовный разбой в эфире, на страницах прессы, в устном общении.
          Средства для буржуазных пиратов имеют второстепенное значение. Главное – цель. Любой факт, любое событие надо подать так, чтобы это выглядело как правда, выгодная творцам подобных "истин". Буржуазный теоретик средств массовой информации Г. Лунн определяет этот принцип буржуазной пропаганды следующим образом:
          "В политической практике важно не то, что является истиной на самом деле, а то, что выглядит как истина"1. Гносеологическая суть психологической войны в этих словах выражена цинично и точно.

          1 Loonn H. Psychological Warfare. N.Y., 1980, р. 41.

          Буржуазия в целях создания шовинистического угара в своей стране, подрыва моральных возможностей противника может прибегать и к заражению. Оно учитывает в значительной степени подсознательную, самопроизвольную приверженность человека к таким конкретным психическим состояниям, как экзальтация, националистическая истерия, политический психоз, религиозный экстаз и т. д. Исторические примеры создания соответствующего психического настроя, имеющего сильный эмоциональный заряд, содержатся в античеловеческой истории фашизма, самурайства и др.
          Заражение сказывается в бессознательной приверженности человека к определенным психическим состояниям больших масс людей. Буржуазия особенно широко использует возможность психического заражения для нагнетания напряженности, драматизации событий, необходимых ей для осуществления конкретных политических акций. Наиболее яркой формой выражения заражения является политический психоз. В 50-е годы в США практиковались "ядерные тревоги", во время которых оглушенный обыватель верил в то, что угроза надвигается, что коварные "красные" вот-вот совершат нападение на Соединенные Штаты. Д. Форрестол, бывший министр об

Психологическая война: Подрывные действия империализма в области общественного сознания (2 3 4 5 6 7 8 9 10)



[Комментировать]