Психологическая война: Подрывные действия империализма в области общественного сознания 7

Психологическая война: Подрывные действия империализма в области общественного сознания (2 3 4 5 6 7 8 9 10)

          Часть 7

          стскими органами США, пытаются решить в значительной мере с помощью диссидентов – социальных перерожденцев и духовных ренегатов. Поддерживая наиболее злобных антисоветчиков, таких, как Солженицын, Максимов, Амальрик, Плющ, Сахаров, спецслужбы пытаются подготовить информацию об СССР, которая якобы исходит от "очевидцев", "участников", "свидетелей", "наблюдателей" события, явления или процесса. Организуя "письма", "заявления", "обращения" этих лиц, которые никого не представляют в нашей стране, разведслужбы пытаются породить в общественном мнении Запада мысли о наличии в СССР некоей "интеллектуальной оппозиции", "широком инакомыслии" и т. д. Выдавая желаемое за действительное, нагло фальсифицируя реальность, идеологические диверсанты этими действиями еще раз демонстрируют, что и ЦРУ, и ЮСИА исходят из принципа: в борьбе с коммунизмом все дозволено. Наглый обман, вероломство, цинизм, подстрекательство, провокации – все взято на вооружение теми, кто публично не прочь порассуждать о "кодексе чести", "объективности", "свободе информации") и т. д.
          О "порядочности" говорят люди, убившие президента Чили Сальвадора Альенде, причастные к гибели Hyp М. Тараки, организаторы провокаций в Польше, вдохновители контрреволюции в Афганистане, убийств прогрессивных деятелей во всем мире, геноцида в Ливане. Люди, которые пытаются насаждать свои идеи и. взгляды оружием, демонстрацией силы, подкупом, шантажом, международным разбоем. В своей деятельности ЦРУ и ЮСИА тесно сотрудничают со спецслужбами Пентагона, с разведками других империалистических стран, в частности с БНД (западногерманская разведка), со службой "Моссад" (израильская разведка), действуют в унисон с правыми террористическими организациями, местной реакцией в различных регионах мира. Часто акции психологической войны сопровождаются или сопутствуют террору против прогрессивных деятелей, революционных организаций, демократических движений. Нередко террористические акции тесно переплетаются с акциями психологическими.
          В американском журнале "Нью-Йорк тайм магазин" в июле 1982 г. была опубликована статья Ф, Таубмана "Секретный мир "зеленого берета". В ней буржуазный журналист рассказывает о Л. Томсоне, старшем сержанте армейских специальных сил, который по заданиям ЦРУ участвовал в заговоре с целью убийства руководителей Доминиканской Республики в 1965 г., был в отряде коммандос, который выслеживал Эрнесто Че Гевара, во Вьетнаме занимался убийством прогрессивных деятелей. Вся его жизнь – цепь убийств, насилий, диверсий. "Убийство для меня стало обычным делом, содержанием профессии", – спокойно говорит Томсон. Но самое омерзительное в этой обычной судьбе американского наемника, что все бандитские действия пропаганда, спецслужбы, органы информации называли в печати, на радио и телевидении "борьбой с красными агентами", "помощью союзникам", "вынужденными действиями". "Каждым нашим шагом руководили агенты ЦРУ, –– вспоминает Томсон. – Это они меня превратили в машину для убийства".
          Весьма красноречивые признания бывшего наемника еще раз проливают свет на методы действий ЦРУ, которые обеляет ЮСИА. Разведслужбы ведут борьбу по уничтожению "неугодных" лиц и организаций, подготовке заговоров и переворотов, а органы психологической войны всю эту деятельность представляют перед общественным мнением как борьбу "за свободу и демократию". Или, наоборот, делают все для того, чтобы умолчать о преступных акциях разведслужб, отвлечь от них внимание специально сфабрикованной сенсацией, "делом", "процессом" в т. д. Террор и дезинформация, диверсии и ложь, подрывные действия и инсинуации – звенья одной цепи, которая составляет подрывной симбиоз: методы действий ЦРУ и ЮСИА.
          Эти два родственных ведомства совместно организуют большинство операций психологической войны. Например, ЮСИА финансирует и издает такие книги и брошюры, в которых заинтересованы западные органы пропаганды. Издательство пресловутого НТС "Посев" существует только на средства, предоставляемые Главным разведывательным управлением и Информационным агентством США. Д. Уайз, написавший книгу "Американское полицейское государство", сообщает, что, используя ЮСИА в качестве прикрытия, ЦРУ субсидировало крупные книжные издательства, продукция которых носила антисоветский характер. Именно ЦРУ инспирирует такое явление, как так называемый "самиздат".
          С помощью антисоветской организации "Эмнисти интернэшнл" на Западе была распространена версия о выходе в СССР регулярного подпольного журнала "Хроника текущих событий". Собирая за рубежом различные пасквили предателей, сочиняя с помощью агентов спецслужб домыслы о жизни в СССР, фабрикуя "письма" и "заявления" неизвестных авторов, а также используя деятельность отдельных отщепенцев-диссидентов, "Эмнисти интернэшнл" организовала издание в Англии на английском языке этой сфабрикованной "Хроники". Чтобы создать впечатление о реальном существовании в СССР этого подпольного журнала, "Эмнисти" организовала за рубежом подписку на этот журнал, рекламу антисоветского содержания, зарегистрировала "издание" как "периодическое" в соответствующих органах. Грязные материалы, публикуемые также на средства разведслужб, лишний раз подтверждают духовную пустоту организаторов операции "самиздат". Один авторский состав говорит о многом: антисоветчик Орлов, предатель Щаранский, перерожденец Максимов, душевнобольная Горбаневская и т. д. Кстати, "факты", даваемые этими "корреспондентами" в "Хронику", о "забастовках", "заявлениях", "выступлениях" на поверку оказываются на 100% высосанными из пальца. Несмотря на все усилия ЮСИА, ЦРУ, общественности в конце концов становится ясно, как фабрикуются фальшивки, как организуются операции психологической войны.
          ЦРУ и ЮСИА немедленно подключаются к любой политической кампании, которую начинает проводить американская администрация, "обеспечивая" ее диверсионно-подрывными средствами психологической войны. Например, следуя курсу оказания фронтального давления на СССР, Вашингтон всячески блокирует торговые, экономические и иные обмены нашей страны с западными капиталистическими странами.
          Одной из враждебных акций являются шаги по срыву соглашения "Газ – трубы". Видя, что в европейских столицах капиталистических стран холодно относятся к этой очередной дискриминационной кампания, ЦРУ стало атаковать соглашение с "моральной стороны". Спецслужбы через НТС, а также антисоветскую организацию "Общество по правам человека" пустило "утку" о том, что на строительстве газопровода Сибирь – Западная Европа используется труд... 100 тыс. заключенных. Советская сторона совершенно определенно заявила, что это абсолютная ложь: на строительстве газопровода не работает ни один заключенный. Тогда, чтобы не дать затухнуть лживой версии, ЦРУ этот вымысел вложило в уста высокопоставленного чиновника из бундестага (фракция ХДС/ХСС) А. Мертеса, который привел даже "подробности" использования на строительстве газопровода заключенных. ЮСИА оставалось лишь поддержать в печати, на радио, на телевидение эту гнусную ложь. Службы ЮСИА, конечно, умолчали о том, кто такой А. Мертес. Это антисоветчик с большим стажем. Работая в 60-е годы в Москве, в посольстве ФРГ, он снискал себе дурную славу провокатора и идеологического диверсанта, за что был выдворен из СССР. Не удивительно, что такой человек охотно выполняет любые задания ЦРУ и сегодня.
          Особое значение ЦРУ и ЮСИА придают ведению психологической войны против личного состава армий социалистических государств. Большое место здесь отводится подрывной радиостанции "Свобода"/"Свободная Европа". Значительный объем передач адресован воинам социалистических армий. Передачи посвящены военной истории, соотношению сил в мире и Европе, развитию военной техники, сравнению военной службы в армиях НАТО и Варшавского Договора. За внешне нейтральными названиями передач кроется махровый антикоммунизм, антисоветизм, подтасовка фактов и искажение действительности. При этом используются различные приемы. То станция начнет передавать "дневники советского солдата" (после проверки выясняется – такого солдата в Советских Вооруженных Силах никогда не было), читать "неопубликованные главы" из книги какого-нибудь отщепенца, то приступает к рассказу о быте "обыкновенного советского гарнизона" (предусмотрительно название опускается: ведь гарнизон вымышленный). Диверсанты в Мюнхене, где расположена РС/РСЕ, хотели бы заронить сомнения в убеждения советских воинов, поколебать их мировоззренческие установки, дать ложную картину панорамы мировых событий.
          ЦРУ и ЮСИА особенно ценят информацию о военной организации, военных структурах, конкретных мероприятиях, проводимых в Советских Вооруженных Силах. В специальных пунктах эта информация, получаемая из легальных источников, космической разведки, а также от лиц с низким уровнем бдительности, тщательно сортируется, и значительная часть ее идет в органы ЮСИА для подрывной пропаганды. Например, "Служба информации НАТО", ведущая антисоветскую пропаганду, в значительной мере черпает "материал" из соответствующего информационного арсенала ЦРУ.
          Все это требует от каждого советского человека, нашего воина, как подчеркивается в решениях ЦК КПСС, противопоставить подрывной политической и идеологической деятельности классового противника, его злобной клевете на социализм непоколебимую сплоченность, могучее идейное единство своих рядов, глубокую убежденность и политическую бдительность. Это тем более важно, что социалистический мир сталкивается с новым ужесточением психологической войны империализма.
          Глава седьмая. Антисоветское мифотворчество и ужесточение психологической войны.
          В 80-е годы психологическая война против реального социализма заметно ужесточилась, что явилось следствием курса, который взяли США и их союзники по НАТО. Новая волна антисоветизма в империалистических странах, по мысли ее вдохновителей, призвана идеологически и психологически обосновать ставку милитаристских кругов на глобальную экспансию и гегемонизм. Нынешнему разгулу оголтелого антисоветизма присущи откровенная воинственность, большой размах, многообразие форм проявления, повышенная истеричность.
          Зачем это нужно США? Прежде всего для реализации милитаристских программ. А для этого Вашингтону необходима обстановка военного психоза. Как тут не вспомнить "большого специалиста" психологической войны Д. Даллеса, который отмечал: "Чтобы заставить страну взять на себя бремя содержания мощных вооруженных сил, надо создать эмоциональную атмосферу, близкую к военной истерии. Надо вызвать страх перед опасностью извне". Именно нагнетанием страха и занимаются органы психологической войны США.
          Если вдуматься в существо многочисленных кампаний и диверсий, которые ведут против сил социализма идеологи-профессионалы, то нетрудно заметить, что поддержание в общественном сознании населения капиталистических стран устойчивого представления о "коммунистической агрессии" является стержневой линией всей буржуазной пропаганды. Это также один из основных рычагов воздействия милитаристских сил на внутреннюю и внешнюю политику стран империализма. Любая мера, способствующая росту гонки вооружений, имеет постоянное, удобное оправдание: "рост" или, по крайней мере, "наличие советской военной угрозы".
          Стремясь подвести идейную базу под свою политику, империалистические вдохновители гонки вооружений не стесняются в средствах и действуют в соответствии с канонами милитаристской логики. Когда им нужно добиться новых ассигнований на вооружения, они пугают парламентариев и общественность "преобладающей советской мощью"; когда требуется продемонстрировать избирателям свою заботу об обороне – заверяют их в "абсолютном военном превосходстве Запада". Современный баланс стратегических сил между странами Варшавского Договора и НАТО стал в капиталистическом мире расцениваться как "нарастающая угроза миру". Руководители капиталистических стран Запада, и прежде всего США, не хотят понять важной истины:
          время, когда они обладали односторонними военными преимуществами, больше не вернется. Ожесточенные атаки против идеи и конкретного содержания разрядки оправдываются фарисейским мифом о так называемой "советской военной угрозе".
          Вот уже более шестидесяти лет этот миф представляет собой неизменный политический инструмент монополистической буржуазии. Почему живуч этот миф, самый злобный и лживый в нашем веке? Какова социальная роль мифа во внутренней и внешней политике стран империализма? Ответы на эти вопросы мы находим в теории марксизма-ленинизма, документах КПСС. Они имеют большое значение в современной политической и идеологической борьбе с апологетами Молоха войны, теми, кто не оставил надежд повернуть вспять ход исторического процесса.
          Истоки и природа мифа о "советской военной угрозе".
          Возведя психологическую войну в ранг государственной политики и стремясь предельно ужесточить ее, лидеры Вашингтона направляют усилия ЮСИА, ЦРУ и других ведомств пропаганды и разведки прежде всего на усиление манипулированием иллюзорной угрозой со стороны Советского Союза. По существу, одна из важнейших задач психологической войны, по мнению ее творцов и вдохновителей, заключается в создании в мире атмосферы истерии, военного психоза, неуверенности, страха. Такое состояние общественного сознания достигается с помощью антисоветского мифотворчества. К. Марси, один из руководителей Американского комитета за согласие между Востоком и Западом, считает, что "мифы произрастают как сорняки, в отличие от фактов они не нуждаются в уходе". В действительности дело обстоит не так. Буржуазные мифы, подобные злобному вымыслу о "советской военной угрозе", фабрикуются и культивируются правящими кругами капиталистических стран Запада, их многочисленными пропагандистскими ведомствами, работающими на психологическую войну.
          Давно известно, что мифотворчество основано не только на искаженном, но и на фантастическом отражении действительности. Люди с древнейших времен, когда, им была неведома истина, создавали мифы, творя в своем сознании богов и демонов. Человечество, делая шаги по бесконечным ступеням пирамиды общественного прогресса, на каждой из них создавало свои, присущие данной эпохе мифы. В основе мифического сознания лежало фантастическое обобщение явлении окружающего мира. Мифотворчество было одной из форм духовного освоения окружающей действительности из-за ограниченных познавательных возможностей человека. Оно сохранилось и процветает на ступени капиталистического развития общества.
          В работах западных философов Сореля, Парето, Кассирера, Решлера и других политическая мифология определяется как духовный инструмент власти, с помощью которого массам внушаются нужные стереотипы мышления. Однако буржуазные творцы мифов не могут считать своими предтечами тех, кто создавал индийские Веды, древнегреческие "Илиаду" и "Одиссею", тень отца Гамлета или ведьму в "Макбете" Шекспира. Творцы современного буржуазного мифа знают истину, но боятся обнародовать ее и поэтому всячески камуфлируют ее подлинное содержание. Именно таковыми являются буржуазные жрецы мифа о "советской военной угрозе". Еще В. И. Ленин писал, что те, "которые кричат о красном милитаризме... – политические мошенники, которые делают вид, будто бы они в эту глупость верят..."1.

          1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 50.

          Истоки мифа о "советской военной угрозе" следует искать в антагонистических взаимоотношениях трудящихся и эксплуататоров, в той классовой борьбе, которая отчетливо показала, что социальная несправедливость не является ни вечной, ни незыблемой. Как только пролетариат взял на свое вооружение теорию научного социализма и возникла научно обоснованная альтернатива капиталистическому строю, в сознании эксплуататорских классов родился устойчивый страх перед "призраком коммунизма", страх перед необратимостью грядущих социальных перемен. "...Тайна красного призрака, – писали К. Маркс и Ф. Энгельс, – ...в страхе буржуазии перед неизбежной борьбой не на жизнь, а на смерть между ней и пролетариатом, страхе перед не– минуемой развязкой современной классовой борьбы..."1 Этот страх обреченного строя стал особенно рельефно виден после победы Великой Октябрьской социалистической революции. Чтобы не выдать его проявления и оправдать любые действия против первой страны социализма, империализм начал осуществлять невиданную по масштабам дезинформацию народов: запугивать их "коммунистической угрозой", "красной опасностью", "рукой Москвы".

          1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 19, с. 171.

          Объективно существующее противоречие между социализмом и капитализмом стало выдаваться за некую угрозу (нет, не эксплуататорскому строю!) всей цивилизации, всему "свободному миру". Страх перед основным противоречием эпохи, которое империалистические круги всегда надеялись (и пытались!) разрешить в свою пользу силой, по мере упрочения мировых позиций социализма сознательно трансформировался буржуазией в универсальный миф, с помощью которого она стремилась и стремится решить свои глобальные политические задачи. Французский профессор А. Решлер в книге "Современные политические мифы" пишет, что именно они, мифы, "уже не являются продуктом бессознательного творчества: сегодня это объект умелого классового манипулирования"2. И это манипулирование осуществляет машина психологической войны, способная создавать мифы, культивировать их, внедрять в сознание людей, бесстыдно спекулировать одураченными людьми на Западе. Облик угрозы, сфабрикованной буржуазными пропагандистами, – универсальный аргумент всех их антисоветских концепций. "Чтобы оправдать новые вооружения, – отмечал В. И. Ленин, – стараются, как водится, намалевать картину опасностей, угрожающих "отечеству"3. Ленинский вывод целиком сохраняет свою злободневность и в наши дни.

          2 Reszler A. Les Mythes politiqes modernes. Paris, 1981, p. 97.

          3 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 23, с. 182.

          Родившись в середине XIX столетия, миф о "коммунистической опасности" трансформировался в XX веке в домысел о "советской военной угрозе". Эта диалектика превращения социального мифа в миф военно-политический отражает прежде всего смещение акцентов в классовой борьбе империализма с реальным социализмом в сторону "силовой политики". Так страх и классовая ненависть эксплуататоров к новой общественной системе создали самую большую ложь, какая только появлялась в нашу эпоху, – ложь о "советской военной угрозе". Ее творцы полностью игнорируют стратегический курс первого социалистического государства, направленный на достижение мира. Еще в сентябре 1919 г. В. И. Ленин в своем письме "Американским рабочим" писал, что прочный мир будет нужен трудящимся "в течение того периода, когда будут существовать рядом социалистические и капиталистические государства"4.

          4 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 197.

          В. И. Ленин всячески подчеркивал, что окончание войн, мир между народами, прекращение грабежей и насилий – именно наш идеал. Вся история Советского государства – яркое тому свидетельство. Буржуазные пропагандисты всячески скрывают от своих народов, что первым правовым актом молодого Советского государства был ленинский Декрет о мире, что в канун второй мировой войны СССР был единственной страной, последовательно боровшейся за обуздание фашистских агрессоров и предотвращение войны. Империалистические профессионалы психологической войны утаивают или фальсифицируют многочисленные миролюбивые шаги СССР и других стран социалистического содружества в современный период. Во всех программных документах КПСС и Советское государство последовательно выдвигают и настойчиво подтверждают на практике свою приверженность миру.
          Такова правда истории. Но что до этого буржуазным фальсификаторам. В мозговых бункерах государственной власти капиталистических стран лживо утверждают, что поскольку в условиях мирного сосуществования социализм увеличивает темпы своего развития, получает дополнительный импульс в поступательном движении, ускоряет процесс реализации своих планов и программ, то это де представляет опасность для "свободного мира". Мирное сосуществование как форма классовой борьбы, как форма соревнования двух социальных систем представляется многим буржуазным теоретикам и политикам опасной для капитализма и бесперспективной фазой противоборства, не несущей эксплуататорскому строю никаких выгод. Поэтому враги мира не перестают рассуждать, что "мирное сосуществование – это улица с односторонним движением" и представляет собой не что иное, как "тактическую уловку коммунистов". Заявления Рейгана, Хейга, Уайнбергера, Пайпса, других "ястребов" капиталистической Америки исходят именно из этой буржуазной идеологической концепции.
          Антинародная по своей сути внутренняя и внешняя политика империализма преследует узкоэгоистические классовые дела, пронизана ядом антикоммунизма. Империалистические круги хотели бы представить мирное сосуществование, с одной стороны, как классовый мир между эксплуатируемыми и эксплуататорами, а с другой – как признание социалистическими странами "права США и НАТО на превосходство и преобладание в мировых делах". Именно этому подчинены все идеологические акции империализма последних лет.
          Не случайно, что именно в наши дни реакционные империалистические круги делают все для того, чтобы полностью похоронить разрядку и вернуть мир к "холодной войне". Эти круги, используя надуманные предлоги, вроде событий в ДРА и ПНР, направляют все усилия на то, чтобы еще больше обострить международную обстановку, повысить напряженность в отношениях между государствами, увеличить риск возникновения ядерной войны. Агрессивные силы на Западе хотели бы в обмен за разрядку получить односторонние уступки от Советского Союза и других социалистических стран в ущерб их безопасности и суверенитету. Поэтому они развернули широкую политическую и идеологическую кампанию, имеющую главной целью дискредитировать реальный социализм. Все это учитывается Советским государством, которое, настойчиво продолжая курс на сохранение и материализацию разрядки, делает одновременно все необходимое для того, чтобы обеспечить благоприятные внешние условия строительства социализма и коммунизма, надежно оградить мирный труд советских людей. Таким образом, сама идея мирного сосуществования, а также пути реализации его принципов являются объектами ожесточенных идеологических схваток.
          Мир и его социальные последствия пугают буржуазию. Западногерманский философ У. Шламм в книге "Границы чуда" с поразительной классовой откровенностью пишет:
          "Чудовищная сущность конфликта между коммунизмом и Западом зловеща и состоит в том, что коммунизм процветает в условиях мира, хочет мира и торжествует в мире. Запад, если хочет избежать гибели, должен проникнуться страшной решимостью вести войну"1. В империалистических кругах понимают, что война "горячая" может означать конец капиталистической системы. Но там не могут принять и концепции устойчивого, гарантированного мира. По сути, империализм сегодня устраивает больше такая модель международных отношений, которая отражает балансирование на грани войны в мира. Для оправдания этого исторического риска нужно идеологическое и политическое обоснование. Оно и содержится в антисоветском мифе.

          1 Schlamm W. Die Greuzen des Wunders. Zurich, 1980, S. 115.

          Ссылки на "военную опасность" со стороны Советского Союза представляются иллюзорными, если вдуматься в существующее ныне положение вещей. Мировой социализм, достигнув большей, чем когда бы то ни было, экономической мощи, потеснил по многим параметрам империализм. И вместо "расширения экспансии" (что всегда приписывают Советскому Союзу его недруги) все свое влияние обратил на "мирное наступление". В констатации этого принципиально важного положения не только выражается миролюбивая сущность социализма, его оптимистическая уверенность в том, что он и в экономическом соревновании с капитализмом достигнет своих социальных целей, но и еще раз вскрывается полная несостоятельность старого антикоммунистического штампа о "советской военной угрозе". Но он империализму очень нужен.
          В статье профессора Н. Чомски "Зачем нужна холодная война", опубликованной в английской газете "Гардиан", откровенно говорится, что для того, чтобы Запад был способен осуществлять внутреннюю и внешнюю политику в современных условиях, необходимо наличие угрозы извне, то есть со стороны Советского Союза. Только при помощи манипулирования этой угрозы, пишет автор, власти могут добиться поддержки своего курса в стране и на международной арене. Без этого мифа буржуазия не может объяснить, даже если это будет делать сам президент США или директор ЮСИА Ч. Уик, зачем Пентагон форсирует гонку вооружений, почему Вашингтон поощрил агрессию Израиля против Ливана, расширяет сеть военных баз во всем мире, вмешивается в дела Польши и Афганистана, заполнил до отказа погреба Западной Европы ядерным оружием. Чтобы как-то замаскировать свой "крестовый поход" против мира, против разрядки, в США занялись усилением пропагандистского обеспечения своей милитаристской политики. Для этого принята специальная программа, имеющая целью активизировать деформацию подлинной истины о сути современной военно-политической обстановки.
          Таким образом, миф о "советской военной угрозе" выступает как конкретное орудие политики и психологического манипулирования массами со стороны буржуазии. Сложилось положение, когда поддержание в общественном сознании населения капиталистических стран устойчивого представления о "советской опасности" выступает стержневой линией всей буржуазной пропаганды.
          Чтобы придать большую жизнестойкость и правдоподобность мифу, к его обоснованию привлекаются государственные и общественные деятели, представители буржуазной философии. Известный американский философ Дж. Робертсон в книге "Американский миф" пишет, что внутренняя политическая жизнь Соединенных Штатов давно опирается на миф, который настойчиво поддерживают в сознании нации все президенты, вся руководящая элита государства. Это миф о том, пишет Робертсон, что "Америка объединяет нацию, занимающую исключительное место человеческой цивилизации, дающее ей бесспорное право на экспансию, на роль первой державы, на мировое лидерство"1. Следовало бы добавить автору труда, что это "бесспорное право" иллюзорно, оно выдумано теми, кто вершить судьбами простых американцев.

          1 Robertson D. American Myth. N.Y., 1980, р. 74.

          В вышедшей в США книге "Политика манипулирования"2, написанной философом Д. Энтманом, утверждается что, мол, "еще Ницше доказал, что человек и особенно толпа нуждаются в мифах и иллюзиях". Нужно удовлетворить эти интеллектуальную и психологическую потребности, продолжает буржуазный автор. Все дело лишь в то какие мифы и иллюзии мы (США. – Д. В.) используем для достижения целей нации. К наиболее важным Энтман относит мифы об "американской мечте", "американской исключительности", "равных возможностях" и наличии "постоянной внешней угрозы".

          2 См.: Entman D. Manipulatory politics. N.Y., 1981.

          В унисон с этими философскими откровениями звучат рассуждения американского профессора Л. Фойера, "доказывающего", что любое общество, в том числе и "свободное" не может обойтись без системы мифов. Природа американского общества такова, пишет Л. Фойер, что оно дает жизнь прежде всего мифам типа "обновления", "процветания" "мессианства", "суперменства". Для внешней политики жизненно необходим стойкий стереотип "коммунистического врага", который покушается на все материальные и духовные ценности Америки3. Миф о внешней угрозе выглядя устрашающим, пишет философ. Он вначале подавляет, затем и подчиняет разум человека. В основе манипулирования устрашающим мифом лежит контроль за информацией утаивание такой, которая может подорвать официальный курс, и, наоборот, поддержка тенденциозной.

          3 См.: Reflections on the present danger (Ed). N.Y., 1981, p. 19.

          В этих и подобных им "философских" обоснованиях необходимости буржуазной политической мифологии перепеваются старые идеи В. Парето. Еще на пороге нынешнего века он утверждал, что иллюзии, мифы, утопии "затемняют человеческое сознание", но без них общество обойтись не могло и не сможет. В. Парето объяснял неистребимость мифотворчества прежде всего принципиальной ограниченностью возможностей человеческого сознания. Современных буржуазных интерпретаторов мало интересует гносеологическая сторона политических мифов. Для них прежде всего важно их утилитарное назначение: быть инструментом манипулирования массовым сознанием.
          Миф предстает, таким образом, как идеологический инструмент империалистической политики психологического манипулирования массами. Таков миф о "советской военной угрозе". Глубокую потребность в нем, концентрированно олицетворяющем огромную классовую ложь буржуазии, не только понимают, но нередко и не скрывают весьма высокопоставленные деятели капиталистического мира. Так, 3. Бжезинский утверждает, что стратегия США всегда основывалась и основывается на необходимости сдерживания "советской военной экспансии", угроза которой "оправдывает любые военные и политические меры свободного мира"4. Он, как и его последователи в нынешней американской администрации, считал и считает, что без мифа о "советской угрозе", превращенного в ядро всей внешнеполитической доктрины, США просто не в состоянии "играть свою роль" в мире. Один из аналитиков американского милитаризма Донован прямо пишет: "Коммунистические агрессоры являются наиболее удобным, постоянным и неопределенным врагом. Если бы не было советской угрозы, то военные чиновники в Пентагоне были бы просто обязаны изобрести ее"5.

          4 См.: Foreign Affairs. October, 1980, р. 181

          5 Donovan I. Militarism USA. N.Y., 1981, p. 216.

          Таким образом, усилиями империалистической политики и пропаганды конфликт эксплуататоров и эксплуатируемых, буржуазии и трудящихся, капитализма и социализма, выражающий основное противоречие эпохи, предстает в дезинформированном буржуазном общественном сознании как некая демоническая, иррациональная угроза в коммунистическом облике. Ненависть к реальному социализму, страх перед грядущими социальными переменами, отсутствие уверенности в исходе мирного соревнования двух систем постоянно "подогревают" антикоммунизм, в чреве которого и родился пресловутый миф. По мере эволюции антикоммунизма – антимарксизм (до победы Октября), антибольшевизм (после Октября), антисоветизм (после второй мировой войны) – "угроза" строю, "который не имеет исторического будущего", изображалась буржуазными идеологами все более драматическими красками. Ныне это не редко подается как угроза самой цивилизации, всему будущему человеческого общества.
          Тот непреложный факт, что эта чудовищная антиистина стала методологической первоосновой внутренней и внешней политики империализма, свидетельствует о дальнейшем углублении интеллектуального кризиса идеологических и философских основ политических доктрин империализма. Когда очевидная ложь берется в качестве главного обоснования политики, конкретных стратегических концепций североатлантических кругов, это не просто отражает ущербность старого строя, но и свидетельствует о реальной военной опасности для мира с его стороны. Все это становится особенно очевидным, когда вскрывается социальная роль антисоветского мифа.
          Кому и зачем нужен антисоветский миф.
          Антисоветский миф как конкретное средство политики и идеологического, психологического манипулирования общественным сознанием выполняет вполне определенную, конкретную функцию в буржуазном обществе. Посредством ее осуществления реализуется социальная роль мифа. Эта функция представляет собой стратегический рычаг воздействия монополий на внутреннюю в внешнюю политику империалистического государства. На зимней сессии совета НАТО (1982 г.) было принято специальное решение об "активизации усилий сообщества по предупреждению свободного мира о росте реальной советской угрозы". В решении подчеркивалось, что эта деятельность имеет исключительное значение для реализации внутренних и внешних программ стран – членов Североатлантического блока. Манипулирование "угрозой", как явствует из итогового документа, должно способствовать, по мысли его авторов, достижению долгосрочных стратегических целей НАТО в политической, военной, экономической и духовной областях.
          Выступления президента Рейгана летом 1982 г. в Париже, Лондоне, Бонне, Западном Берлине во время его поездки в Европу отчетливо свидетельствуют о том, что американская администрация всерьез намерена возродить в капиталистическом мире химерическую (несбыточную) надежду о возможности одолеть социализм.
          Новый приступ антисоветской истерии охватил Вашингтон весной 1983 г. Тон ему, как обычно в последние годы, задал президент США. В обращении к нации по телевидению 23 марта 1983 г. он вновь пугал американцев и западноевропейцев пресловутой "советской угрозой". "Америка молит бога о мире, – ханжески провозглашал Рейган. – Но средоточие зла – Советский Союз ускоренно создает для свободного мира смертельную угрозу". Он, президент, "вынужден, да, вынужден, принимать меры по защите национальной безопасности". Для этого он делает такие-то шаги в военной области, которые будут стоить Соединенным Штатам недешево. Президент США всячески драматизировал события, как ловкий демонстратор показывал зрителям космические фотоснимки (из которых нельзя было понять: советская или американская техника изображена на них), красочные диаграммы, схемы – и все для подтверждения того, что русские якобы "опасно | обогнали Соединенные Штаты", что над США нависла "ужасающая советская ракетная угроза".
          Вся эта дымовая завеса лжи потребовалась президенту для "обоснования" форсированных милитаристских приготовлений США с целью превращения их в доминирующую военную державу, для "оправдания" зловещей "Директивы в области обороны на 1984-1988 финансовые годы", по которой гигантски увеличиваются военные расходы, намечается создание системы ПРО (противоракетной обороны), резкое наращивание всех видов стратегических ядерных средств, средств средней дальности, размещение ядерного оружия в космосе и т. п.
          Выступления главы Белого дома претендуют на выдвижение всеобъемлющей программы наступления на социализм, и прежде всего на Советский Союз. Анализ подобных программных выступлений, равно как и конкретных политических шагов правящих кругов США и их союзников (а они только в последнее время многократно находили свое отражение в устных и письменных выступлениях тех, кто стоит на вершине пирамиды власти), позволяет просл
едить основные направления реализации функции мифа о "советской военной угрозе".
          Во-первых, антисоветский миф необходим монополий империалистической верхушке для сохранения и наращивания сверхприбылей. Это его социально-экономическое предназначение. Гонка вооружений – перманентное "эльдорадо" военно-промышленного комплекса, несмотря на что его действия равносильны прямому социальному грабежу своей страны (да и не только своей). Так, например в США полным ходом осуществляется самая крупная и дорогостоящая программа военного строительства за всю историю страны. С 1984 по 1988 год на военные цели намечено израсходовать в общей сложности около 2 трлн. долларов. "Тот, кто становится новым хозяином Белого дома, – писал западногерманский журнал "Шпигель", – продолжает желанную для монополий игру по старым правилам. Правило первое: необходимо обнаружить советское военное превосходство, а затем громогласно бить тревогу. Правило второе: страх перед красными должен реализоваться в дорогостоящие программы вооружения. Правило третье: если вдруг выяснится, что превосходство СССР не существовало, то критиков гонки вооружения следует заклеймить как "пацифистов", "нейтралистов" или даже как "агентов Москвы". И все можно начинать сначала".
          Именно по этому рецепту и действуют сегодня натовские круги, используя миф как политический, идейный психологический рычаг обеспечения своих классовых интересов. В бюджете США на 1983 г. администрация бросила на чудовищный алтарь гонки вооружений 263 млрд. долларов. В 1984 г. эта сумма, по планам Пентагона, возрастет почти до 300 млрд. долларов. Эта фантастическая сумма означает не только то, что финансовый пирог империалистического государства лихорадочно делят наиболее удачливые подрядчики Пентагона, такие компании как "Локхид", "Юнайтед текнолоджиз", "Макдоинелл Дуглас", "Дженерал электрик", "Дженерал дайнэмикс" и другие. Главное заключается в том, что ускоренно наращивается беспрецедентная материальная база войны. Coвременный военный бюджет США похож на высоченный шпиль, возвышающийся над плоской равниной социальных программ. А это значит, что компании, работающих на войну, сказочно обогащаются. По подсчетам одной сенатских комиссий конгресса США, 164 фирмы, подвизающиеся на поприще военной промышленности, получили на вложенный капитал от 50 до 200% прибыли, три компании – свыше 500% и одна – более 2000%. Чем дольше, люди будут верить легенде о "советской угрозе", тем больше получат прибылей те, кто использует миф в целях обогащения. Таков классовый эгоизм буржуазии: прибыль любой ценой, даже если само здание мира (где живет и буржуазия!) будет содрогаться и вибрировать от ускоряющихся оборотов гигантского маховика гонки вооружений.
          Во-вторых, спекуляция на мифе о "советской военной угрозе" позволяет реакционным кругам империалистических государств вести наступление на права трудящихся, ограничивать буржуазные демократические свободы, усиливать антикоммунистическую пропаганду и психологическую войну. Миф предстает, таким образом, как специфический инструмент социального и духовного давления империализма на трудящиеся массы.
          Если бросить ретроспективный взгляд на историю нашего века, то нетрудно увидеть, что фашистские государства, тоталитарные режимы и агрессивные пакты возникали, как правило, под идеологический аккомпанемент о "красной угрозе", "коммунистической опасности". Систематически публикуя "новые" данные о "росте" военного потенциала Советского Союза, буржуазная пропагандистская машина дезинформирует, запугивает обывателя, внушает ему иррациональный страх перед мифической угрозой. Так, например, в США телезрителям был показан провокационный антисоветский фильм "Первый удар". Нетрудно догадаться, что этот удар наносят "коварные Советы" под "аккомпанемент переговоров о разоружении". Би-Би-Си, стараясь не отставать, запустила в эфир передачу "Если упадет бомба". Массированное запугивание, устрашение собственного народа ведется широким фронтом. Здесь и книжонки типа "Зловещая тень СС-20 на карте Европы", и регулярные бюллетени ЮСИА "Предупреждение о советской пропаганде", в которых одна ложь громоздится на другую.
          Даже в США опусы, призванные милитаризовать мышление миллионов людей, производят удручающее впечатление на трезвомыслящих американцев. Бывший посол США в СССР Дж. Кенан в статье, опубликованной 3 января 1982 г. в "Балтимор сан", пишет, что подобные публикации свидетельствуют "о полной поглощенности их авторов идеей ядерной войны, что является крайней степенью моральной патологии". Тема ядерной войны проникла не только в печать, на радио, телевидение, в кинематограф, но и в художественную литературу, научные исследования. В большинстве случаев это не осуждение ядерной войны (и тем более архитекторов ее!), а запугивание обывателя угрозой, исходящей якобы от всего социалистического, советского, коммунистического. В результате такого массированного давления на общественно сознание в нем постепенно формируются установки –взгляды на ядерную войну как на допустимое, возможное реальное явление.
          Подобные приемы не просто заурядная антисоветчина Это пропаганда неизбежности войны, угроза которой, мол исходит лишь от Советского Союза. Ведется продуманная игра на чувствах мелкой и средней буржуазии, обывателей, которые в силу своего классового характера и дезинформированности не готовы признать справедливый тезис о равной безопасности государств двух систем. Именно здесь кроется один из социальных истоков устойчивости предубеждения. Механизм управления конкретными состояниями общественного сознания опирается на так называемую теорию "массового поведения", согласно которой одно упоминание о каком-либо мифе должно вызвать поток определенных стереотипов и представлений. В данном случае это стереотипы и образы, внушаемые антисоветской пропагандой, которые весьма распространены и живучи особенно в среде мелкой и средней буржуазии, а также части рабочего класса. Такими дезинформированными людьми легче манипулировать не только в области духовной, но и социальной.
          В-третьих, антисоветский миф играет роль определяющего инструмента и в вопросах формирования внешней политики империалистических государств. Так, США с помощью мифа удается достаточно прочно удерживать своих партнеров в сфере НАТО, заставлять союзников поддерживать различные антисоветские, антисоциалистические акции, как это случилось в связи с событиями в Польше. И хотя в НАТО все отчетливее просматриваются многочисленные противоречия, антисоветизм с его системой мифов остается едва ли не главной политической основой военной интеграции капиталистических стран. Миф правящим кругам США нужен и для того, чтобы убедить своих партнеров по агрессивному блоку в том, что "Москва стремится вбить клин между ними, расколоть НАТО". И в то же время активные антивоенные выступления в Европе представить как "организованные и финансируемые Москвой". Средствами психологической войны натовцы шельмуют активистов антиракетного движения, в каждом зрелом гражданском выступлении видят "происки коммунистов".
          Антисоветский миф играет большую роль в формировании политики капиталистических государств и в отношении развивающихся стран. Очень часто главным критерием размеров оказываемой "помощи" этим государствам является степень проявляемого ими антисоветизма. Со многими развивающимися странами буржуазные государства, и прежде всего США, имеют договорные военные отношения, согласно которым империализм узаконивает "право" вмешательства в дела этих стран, исходя из "уровня угрозы извне", то есть все той же пресловутой "советской военной угрозы". И хотя государства, входящие в НАТО, в последние десятилетия потерпели на этом пути немало сокрушительных неудач, они не отказались от использования антисоветского мифа. как рычага политического давления.
          Естественно, что огромное воздействие миф оказывает и на политику капиталистических государств в отношении реального социализма. Доктринальные установки в области внешней политики построены, с одной стороны, на сознательной деформации истины в соотношении военных сил двух систем, а с другой – на гипертрофированном освещении военных возможностей реального социализма. Исходя из вымышленного соотношения сил между НАТО и Варшавским Договором, которое выдается как реально существующее, североатлантические круги подчиняют всю свою внешнюю политику ожесточенной борьбе с социализмом, стремлению достичь односторонних военных преимуществ. На XXVI съезде КПСС в ответ на домыслы антисоветского мифотворчества подчеркивалось, что "мы не добивались и не добиваемся военного превосходства над другой стороной. Это не наша политика. Но мы и не позволим создать такое превосходство над нами"1.

          1 Материалы XXVI съезда КПСС, с. 22.

          Лишь признание сложившегося паритета, стратегического баланса между двумя противоположными общественными системами способно закрепить основы мирного сосуществования с последующими шагами в области сдерживания гонки вооружений и разоружения. Но к этому на Западе сегодня не готовы. Так, сенаторы Кеннеди и Хэтфильд в марте 1982 г. внесли проект совместной резолюции обеих палат конгресса, призывающий США и СССР сначала заморозить, а затем и сократить ядерные вооружения. Проект поддержала группа сенаторов и конгрессменов, реалистично оценивающих мрачные перспективы гонки вооружений. Они не без оснований подчеркнули, что сейчас, когда между США и СССР существует примерный паритет в стратегических ядерных силах, имеется историческая возможность остановить безумие гонки вооружений. "Если эта возможность будет упущена, она может больше никогда не повториться, и мы пойдем и дальше к войне, которая на планете будет последней", – заявляли авторы документа.
          На то, чтобы утопить, дискредитировать идею элементарного благоразумия, были мобилизованы все силы милитаристский реакции, которые в Вашингтоне сейчас задают тон. Идея, многократно выдвигавшаяся Советским Союзом ранее, понятная и близкая каждому честному человеку, была расценена К. Уайнбергером, выразителем взглядов "ястребов", как акт, "мешающий Соединенным Штатам играть свою роль в мире". Приемы обоснования этой роли внешне просты. "Когда военный бюджет находится на пути к бюджетной комиссии, – заявил один из видных американских сенаторов, – басни о грозящей советской мощи растут, как цветы весной". И это дает желаемый эффект, позволяет буржуазным парламентариям еще круче подвернуть спираль гонки вооружений. Достаточно напомнить лишь несколько фактов.
          В середине 50-х годов американская печать подняла шумиху об "отставании США от СССР в бомбардировщиках". Резко увеличили бюджет, хотя вскоре официально Пентагон сообщил, что число советских бомбардировщиков было завышено в несколько раз. Однако, разумеется, от этого признания военный бюджет не пострадал. В начале 60-х годов развернулась кампания по поводу "серьезного преимущества СССР в ракетах". Истерические призывы, шумиха о "советской угрозе" дали реальный результат; военный бюджет США стремительно подскочил вверх, хотя вскоре последовали "уточнения", что, мол, ракетная мощь Советского Союза была сильно завышена. Но дело было сделано: монополии уже пожирали фантастический по размерам финансовый пирог. Сейчас картина аналогична: запугивая западные общества "стратегическим превосходством СССР", буржуазная милитаристская пропаганда и апологеты психологической войны не только подталкивают гонку вооружений на новый уровень, но и создают условия для формирования опасного климата для военных авантюр, безрассудных шагов, подобных решению администрации США приступить к широкому производству нейтронного оружия, крылатых ракет, новых типов химического оружия, стратегических ракет "MX".
          Ужесточение антисоветской риторики отражает обострение классового противоборства двух систем, особенно в области военной конфронтации. Для оправдания агрессивного курса пропагандистскими службами НАТО разработана целая система "новых" аргументов, обосновывающих возрастание "советской военной угрозы".
          Один из распространенных лжеаргументов, например, основан на утверждении, что лишь радикальное изменение соотношения стратегических сил в пользу НАТО может "заставить" Советский Союз быть "уступчивым" и позволит осуществить контроль над вооружениями по американским рецептам. Соединенные Штаты, пишет политолог Дж. Фоллоуз в своей книге "Национальная оборона", стараются убедить себя, союзников, всех в том, что "только достижение военного превосходства над Советским Союзом может заставить его отказаться от осуществления агрессивных замыслов в отношении свободного мира"1.

          1 Fаllоws J. National Defense. N.Y., 1981, р. 89.211

          Для теоретического обоснования этой идеи создано немало различных стратегических моделей и сценариев "возможной эволюции конфронтации" двух систем. На состоявшемся в г. Тутцинг (ФРГ) в марте 1982 г. международном коллоквиуме по вопросам обеспечения мира руководитель делегации США директор бюро по военно-политическим делам госдепартамента Р. Бэрт изложил официальные взгляды вашингтонской администрации по этому поводу. Суть их выражена концепцией: чем сильнее НАТО, тем сговорчивее будет Варшавский Договор. Поясняя политические аспекты этой доктринальной установки, Р. Бэрт заявил, что "Советский Союз не должен рассчитывать на то, что ему будет предоставлено право иметь вооружения такой же численности и мощи, что и Соединенным Штатам". По его утверждениям, лишь подобное развитие событий "может сохранить мир". Мир, разумеется, по-американски.
          Политический цинизм, восходящий своими истоками к социальному мифу об "американской исключительности", особенно рельефно обнаруживает себя на уровне обыденного сознания. Здесь настойчиво внушается мысль, что мирное сосуществование возможно лишь при условии, если капиталистические страны Запада будут сильнее Советского Союза. Манипулирование мифом о "советской угрозе" в каждом конкретном случае сопровождается внушением о единственной возможности "выжить и сохранит свободу через рост американской мощи". Именно так заклинает К. Уайнбергер своих соотечественников перед лицом "грозящей опасности". Но адрес этой опасности, на который в свое время нацеливали классовую ненависть старого мира Вильсон, Черчилль, Трумэн, Аденауэр, а сейчас Рейган, – исторически ложен. Он находится на другом социальном полюсе.
          Порой под давлением объективной истины это вынуждены признавать и высокопоставленные деятели Запада. Американский сенатор У. Праксмайер, прочитав доклад ЦРУ о "превосходстве СССР над США в ядерном вооружении", выразил свое отношение к нему словами: "статистистический мираж", "чепуха", "галиматья", "вздор", "подделка", "обман". Бывший канцлер ФРГ Г. Шмидт, давая в июне 1982 г. интервью американскому журналу "Ньюсуик", заявил: "Я не считаю, что Запад в военном отношении уступает русским. Я никогда не придерживался такого мнения па этот счет". Однако подобные высказывания на Западе замалчиваются, игнорируются, считаются несущественными. Ведь они не вписываются в нынешнюю концепцию психологической войны против социализма.
          Злобные мифы рождаются тогда, когда совершается насилие над правдой. Трубадурам концепции о "советской военной угрозе" не может быть неизвестно, что в Конституции СССР в специальной главе зафиксировано положение о том, что внешняя политика нашей страны направлена "на предотвращение агрессивных войн, достижении всеобщего и полного разоружения". Основным Законом предусматривается и запрещение пропаганды войны. И своими шагами наше государство подтверждает свой миролюбивый курс. Только в 70-е и 80-е годы в ООН, на других международных форумах наша страна внесла десятки конкретных, конструктивных предложений, направленных на решение важнейшей задачи современности – сдерживание, прекращение гонки вооружений. СССР уже длительное время не увеличивает расходы на оборону, делом подтверждая свою приверженность миру.
          "Обоснование" курса США па мировую гегемонию.
          Советский Союз за всю свою историю не вел ни одной агрессивной войны, а Соединенные Штаты за 200 лет своего существования вели около 200 войн. Этот бесспорный факт подтверждает еще раз подтверждает вывод марксизма-ленинизма, что источник войн, их генезис заложен в самом эксплуататорском строе, базирующемся на частной собственности на средства производства и угнетении трудящихся. Этого, однако никогда не услышишь от тех, кто вдохновляет и ведет психологическую войну.
          Реальная военная угроза империализма представляет собой социальный феномен, посредством которого проявляются действительные причины войны. В военной угрозе сконцентрированы возможности превращения милитаристских тенденций развития социального объекта в конкретные явления современной войны. Реализация этих возможностей зависит от степени блокирования конкретных причин войны.
          По своей структуре причины войны имеют несколько уровней, знание которых необходимо для разоблачения вражеских инсинуаций профессионалов психологических диверсий.
          Основной из них – уровень коренных причин. Общая, коренная причина каждой войны отражает глубинные отношения эксплуататорского способа производства и порожных им социально-политических явлений в форме вооруженного насилия одних классов (государств) над другими. Противоречия антагонистического общества создают потенциальную базу различных социально-политических конфликтов (в том числе и в форме войны). Возможность возникновения и проявления зависит от уровня причинности – причин специфических. Они выражают диалектическое взаимодействие антагонистического способа производства и конкретных исторических условий, политической обстановки возникновения и развития социального антагонизма. Это положение объясняет, что коренная причина войн , существует постоянно, поскольку существует капиталистический строй, однако войны не являются фатально неизбежными. Проявление конкретной причины войны зависит от целого ряда факторов: неблагоприятного соотношения сил для агрессора, мощи антивоенного общественного движения, появления ситуации стратегического "пата" – отсутствия возможности одержать военную победу и некоторых других.
          Существует и такой уровень причинности возникновения современных войн, который отражает причины единичные, частные. Они не являются определяющими, но посредством их может в конкретной форме реализоваться коренная причина. В детерминации этого уровня выражена диалектика необходимости и случайности в существующих причинно-следственных связях. По данным американской печати, например, только за последние годы в армии США возникали по "вине" технических систем, погрешностей управляющих комплексов и личностных ошибок десятки ситуаций, чреватых несанкционированным применением ядерного оружия.
          Непосредственным механизмом, готовящим и вызывающим войны, является милитаризм, представляющий, по словам В. И. Ленина, "жизненное проявление" капитализма..."1. Милитаризм выражает не просто тенденцию военизации государства, а глубокое подчинение, хотя и прикрытое буржуазно-демократическими одеждами, всей экономической, политической, духовной жизни страны нуждам военной машины – главному инструменту империалистической политики. Современный милитаризм является постоянным вдохновителем антисоветизма, провокационных вымыслов о росте "красной угрозы". Для этого используется множество конкретных форм и методов.

          1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 17, с. 187.

          Так, например, еще в середине 70-х годов в США был создан "Комитет по советской опасности", взявший на себя функцию "разоблачать советский экспансионизм". Его члены без устали берут интервью у государственных, общественных, военных деятелей, известных своим враждебным отношением к разрядке, пускают в оборот все новые и новые "аргументы", цель которых доказать: "советская угроза" якобы не миф, а реальность. В эту кампанию давно включились известные "ястребы": генеральный секретарь НАТО Луне, бывший представитель США при ООН Йост, американские сенаторы Бейкер, Горн, Нитце и многие другие. Представительность, посты, чины этих людей создают у общественного мнения суждения об их компетентности, что также играет роль во внесении ложных стереотипов в общественное сознание. Именно под давлением милитаристских кругов в политической жизни США там вновь возрождена концепция "мирового лидерства".
          В послевоенные годы она берет начало с пресловутой доктрины Трумэна, провозгласившего в 1947 г., что "нет страны более сильной, чем Соединенные Штаты. Обладая такой силой, мы должны взять на себя руководство всем миром". Но уже в 60-70-е годы от этой концепции, хотя бы внешне, пришлось отказаться. Баланс мировых сил в результате роста сил реального социализма стал таким, что рассчитывать на "руководство миром" уже не приходилось. Однако с начала 80-х годов гегемонистские тенденции в капиталистической Америке вновь взяли верх. В выступлении на съезде шовинистической организации "Американский легион" министр обороны США К. Уайнбергер прямо заявил, что "мы должны быть такими сильными, чтобы играть бесспорную роль лидера в мире". В этом и других выступлениях высокопоставленных государственных деятелей США выражено стратегическое кредо американской милитаристской группировки: добиться существенного ослабления реального социализма, получить одностороннее военное превосходство над ним и взять на себя роль вершителя судеб мира. А эти цели важно обеспечить идеологически и психологически.
          Пропагандистская косметика, призванная успокоить общественное мнение в США и других странах НАТО, фактически не идет дальше формулы: мир можно обеспечить путем подготовки к войне. В действительности это означает балансирование на грани войны и мира, с креном в сторону готовности пойти на ядерный конфликт. В статье Р. Халлорана, помещенной 30 мая 1982 г. в "Нью-Йорк тайме", говорится, со ссылкой на директиву министра обороны США К. Уайнбергера, что США считают возможной ядерную войну, в случае которой они "должны одержать верх, даже если конфликт окажется затяжным".
          На неоднократные предложения СССР заключить соответствующие обязательства о взаимном отказе от применения первыми ядерного оружия и другие миролюбивые инициативы социалистических стран США, их союзники по НАТО немедленно отвечают категорическим отказом. Подобная позиция свидетельствует о доминировании в сознании руководящей верхушки США мировоззренческих установок, которые не рассматривают мир и жизнь как высшую общечеловеческую ценность. Это начинает все больше пугать и самих американцев, которые, слушая Рейгана, без особого усилия могут представить планету, превращенную в асфальтовую пустыню. Журнал "Тайм" в номере от 29 марта 1982 г. поместил статью профессора социологии университета Ройса в Хьюстоне "Мысли о немыслимом". В ней говорится о том, что "Рейган сегодня ужасает не только русских, но и американцев".
          Попытки вернуть давно минувшие времена, когда США действительно были близки к мировой гегемонии, находят свое отражение в эволюции доктринальных установок военщины США и в идеологических концепциях и акциях психологической войны. Еще пять лет назад американские стратеги исходили из необходимости быть готовыми вести одновременно "полторы войны" (одну большую, например, в Европе и одну локальную – в Азии или Африке). С приходом в Белый дом администрации Рейгана было официально заявлено, что страна будет готова вести "две с половиной войны". Мы исходим из того, заявил К. Уайнбергер, что "должны быть готовы вести две большие войны, например, в Европе и Персидском заливе и одну малую, скажем, в Сальвадоре". Но начался 1982 г., и агрессивная эволюция стратегического мышления деятелей из Пентагона продвинулась еще дальше. Теперь уже К. Уайнбергер заявляет, что США, чтобы "обеспечить свою роль в мире, должны быть готовыми вести затяжную войну с использованием любых средств в глобальном масштабе". Поль Нитце, один из руководителей американского "Комитета по существующей опасности", в докладе "Стратегия на 80-е годы" доказывает, что только стремление США господствовать во всем мире может обеспечить им безопасность1.

          1 См.: Nitze P. Strategy in the desode of the 1980. Foreign affairs. N.Y., vol. 59, N 1, p. 83.

          Новые аспекты стратегического мышления тех, кто определяет политику в США и НАТО, не ограничиваются глобализацией способности вести войну. Самое опасное в этом извращенном политическом мышлении состоит в том, что открыто сделана ставка на допустимость ведения "ограниченной ядерной войны", а также возможность "достижения победы" во всеобщей ядерной войне.
          В американском журнале "Форин полиси" в начале 1982 г. специалисты из "мозгового бункера" президента США К. Грей и К. Пейн откровенно излагали взгляды администрации следующим образом: "Соединенные Штаты должны планировать победу над Советским государством, причем ценой, которая не помешает в конечном счете восстановлению США". Естественно, аппарат психологической войны подобные заявления стремится представить, с одной стороны, как вынужденные, обусловленные "агрессивностью Советов", а с другой – с помощью таких заявлений породить уверенность у американских читателей в приемлемом для США исходе войны.
          Аналогичные заявления делаются и на более высоком уровне. В интервью газете "Лос-Анджелес тайме" вице-президент США Буш откровенно заявил, что, если "мы обеспечим возможность выживания высшего командования, а также необходимого промышленного потенциала, мы сможем занести противоположной стороне больший ущерб, чем та сторона нам. Это как раз тот путь, на котором мы сможем победить в ядерной войне". Буш добавил, что при этом может выжить лишь "около пяти процентов" населения. В Заявлении Пагуошского совета, состоявшегося в сентябре 1981 г. в Банфе, эти расчеты были названы "роковым заблуждением".
          Только люди, ослепленные патологической ненавистью к социализму, могут мыслить категориями ядерной войны. В Пентагоне не могут не знать, что даже частичное, далеко не полное применение имеющегося ныне у ядерных государств оружия может привести к гибели цивилизации. Накопление оружия сверх определенного предела перестает играть очевидную военную роль, поскольку жизнь на земле можно уничтожить только раз, а не дважды и не трижды. Трезвым предостережением тем, кто мыслит старыми представлениями, служат высказывания государственных деятелей СССР, что рассчитывать на победу в ядерной войне – это опасное безумие. Начинать ядерную войну в надежде выйти из нее победителем может только тот, кто решил совершить самоубийство. Если случится тотальная ядерная война, то ее жертвой будет не только настоящее, но и прошлое, и будущее человечества. Эта ужасная, но возможная перспектива имеет еще один аспект – мировоззренческий. Если предположить, что наша цивилизация на планете одинока во Вселенной (пока никто не доказал обратного), то становится очевидным, что империализм как система покушается на уничтожение разумной жизни во Вселенной.
          Исключительно важной задачей всех прогрессивных сил является сохранение мира на планете. Нельзя забывать, что если империализм объективно не может рассчитывать на победу в ядерной войне, то развязать ее он в состоянии. А этого нельзя ему позволить. Как нельзя позволять "рыцарям" психологической войны обманывать миллионы людей в отношении причин и последствий возможной войны.
          В чем конкретно выражается угроза миру и безопасности народов со стороны реакционных кругов американского империализма, которые вновь исповедуют концепции "мирового лидерства" и склонны решать мировые проблемы на основе методов силовой политики?
          Во-первых. Курс на достижение военного превосходства США над Советским Союзом не ограничивается сферой мышления, планов, концепций, коррекцией агрессивных доктрин. Этот курс находит свою широкую материализации в военных программах, которые форсированно реализуются Курс на наращивание военных мышц ведет к дальнейшему переплетению интересов военно-промышленных монополий военного и государственного аппарата. Хищный гибрид в виде военно-промышленного комплекса не только определяет содержание и направление развития капиталистического государства, но и ставит под свой милитаристский контроль всю внутреннюю и внешнюю политику США. В результате такого курса США, НАТО военные расходы в мире за последние три года удвоились. Об этом говорится в докладе Комитета по разоружению, представленном специальной сессии ООН, которая проходила в 1982 г. в Нью-Йорке.
          По существу, именно США, выступающие в роли ведущего генератора гонки вооружений, ответственны за то, что в мире бессмысленно растрачиваются такие фантастические суммы, даже части которых было бы достаточно для решения многих общечеловеческих проблем. От того что США круто подняли кривую военных расходов, разве они добились военного превосходства? Возникла внешне парадоксальная ситуация: военные возможности империалистов растут, а его способность достичь политических целей с помощью военного насилия не увеличивается. Но общий по безопасности становится ниже, и при безрассудстве нынешней политики Вашингтона его руководители могут его проще перешагнуть. Что это значит – ясно всем. Материализация военной угрозы со стороны империализма предельно остро ставит вопросы борьбы за сохранение мира, человеческой цивилизации от возможного опустошающего ядерного геноцида.
          Во-вторых. Ставка на односторонние военные преимущества, которые хотели бы получить натовские круги, не только нарушает сложившийся стратегический баланс противостоящих сил, но и создает в международных отношениях атмосферу напряженности, размывает значение прежних договоренностей, ослабляет экономические, культурные и иные связи между двумя системами, создает в общественном сознании обстановку, в которой милитаристским кругам проще реализовывать планы авантюрной политики. Демонический словарь "ястребов", ограничивающийся набором штампов о "коммунистической угрозе", "руке Москвы" "разрядке-ловушке", вызывает у дезинформированных людей ассоциации опасности, угрозы надвигающегося катаклизма. Те, кто осуществляет такой психологический "маскарада" сознания, делают это сознательно.
          При помощи подобных приемов вдохновители "крестового похода" пытаются сбить накал антивоенного движения, запугать обывателя, сделать послушными и более податливыми своих союзников. Подобная ситуация ослабляет позитивное влияние мирного сосуществования как одного из эффективных способов блокирования проявления причин современной войны. По существу, напряженная обстановка способствует перерастанию военной угрозы в открытую конфронтацию, когда агрессивные вызовы могут иметь особо тяжелые последствия.
          В-третьих. Военные планы, перенесенные из сферы сознания в область подготовки и использования собственно вооруженных сил, увеличивают непосредственный риск возникновения войны. Стратегические наступательные силы США (само название говорит об их предназначении) способны в одном пуске (вылете) нести свыше 10 тыс. ядерных боеголовок от 50 килотонн до 5 мегатонн каждая. (Если к этому добавить ядерные силы Англии и Франции, то совокупный ядерный потенциал станет еще более внушительным.) И эту мощь К. Уайнбергер в своем выступлении в августе 1982 г. назвал "недостаточной" для "обеспечения выживания США"! Достаточным он, видимо, считает лишь такое соотношение, которое в два-три раза превосходит ядерный потенциал СССР.
          В последние годы Соединенные Штаты заметно увеличили количество крупных учений, носящих откровенно провокационный характер. Особенно опасны учения стратегических наступательных сил, которые включают в себя триаду:
          межконтинентальные баллистические ракеты, стратегическую авиацию и атомные ракетные подводные лодки. Так, маневры "Глоубл шилд-82" охватили территорию США, Канады, всю Западную Европу, Тихоокеанскую зону, Индийский океан, Австралию, Океанию. Во время таких учений приводятся в полную боевую готовность все элементы стратегической триады с подъемом в воздух большого количества самолетов, подготовкой к пуску ракет по реальным Целям. Такие акции военщины США представляют огромную опасность, фактически подводят мир к самому порогу ядерного конфликта.
          Как видим, реальная, действительная военная угроза Всходит от капиталистического государства, военного империалистического союза, которые так настойчиво и широко используют миф о "советской военной угрозе" с целью идеологического камуфляжа собственных экспансионистских целей. Не Советский Союз, а США и их союзники подталкивают человечество к черте, которая может стать роковой для его судеб. Факты истории (а их опровергнуть невозможно) свидетельствуют, что не СССР, а Соединенные Штаты в послевоенные годы стремились получить односторонние преимущества путем "прорыва", опережения СССР военно-научной и военно-технической областях. Стоит на помнить, что именно США впервые испытали атомное оружие в 1945 г., а СССР – в 1949 г. Первый эксперимент термоядерным устройством США осуществили в 1952 г., а СССР – лишь в 1953 г. Американцы в середине 60-х годов создали атомную подводную лодку с баллистическими ракетами, а в СССР такую лодку стали иметь лишь четыре года спустя. С конца 60-х годов в США начали "нафаршировывать" межконтинентальные баллистические ракеты кассетными боеголовками индивидуального наведения, СССР лишь спустя пять лет вынужденно начал развертывание подобных систем. Именно США приступили сейчас к серийному производству нейтронного оружия, отрабатывают для военных целей космическую систему "Шаттл", производят в массовом количестве крылатые ракеты различных типов1 и т. д. Обо всем этом центры психологической войны предпочитают умалчивать.

          1 См.: Откуда исходит угроза миру, с. 59-61.

          Руководствуясь высшими интересами народа, Советское государство вынуждено предпринимать ответные меры в целях укрепления обороноспособности страны и боеготовности армии и флота. Но при всем этом Советские Вооруженные Силы, которые сегодня на экранах телевизоров в западных странах преподносятся этакой демонической силой, военным монстром, играют сугубо оборонительную роль. В этом проявляется диалектика новой роли армии, которая на протяжении всей истории антагонистических обществ была и осталась сегодня исключительно инструментом войны, а при социализме превратилась в инструмент сохранения мира.
          Советский Союз многократно обращался к США, другим государствам НАТО с предложениями по военной разрядке, предложениями не упускать тех исторических возможностей в сдерживании гонки вооружений, которую, возможно, в будущем обуздать будет еще сложнее. Конференции, переговоры, соглашения не только в тысячи, миллионы раз дешевле, чем гонка вооружений, но и неизмеримо более перспективны с точки зрения достижения взаимоприемлемых договоренностей. Разумеется, если они будут достигаться на основе взаимного стремления к этому. Творцы "новой" ядерной стратегии Пентагона ошибаются, думая, что посредством ее они сделают правильный выбор между победой или поражением. Речь идет о сосуществовании и уничтожении. К сосуществованию ведет дорога мира, к уничтожению – тропа войны.
          Таким образом, миф о "советской военной угрозе" выступает как стержень всей буржуазной антисоциалистической пропаганды и психологической войны, особенно в условиях ее ужесточения. При помощи мифа пытается оправдать любые действия: гонку вооружений, создание космических военных систем, сотен тысяч тонн нового химического оружия, подготовку к метеорологической войне, милитаризацию морей, накапливание нейтронного оружия. На примере последнего из названных смертоносного оружия массового поражения посмотрим, как оруженосцы психологической войны "оправдывают" факт его создания, производства и возможного использования.
          "Оправдание" возможности нейтронного геноцида.
          Ни для кого не является секретом, что нейтронная бомба находится на производственном серийном потоке в США. Сегодня контейнеры с нейтронными боеприпасами складируются пока в Соединенных Штатах, а завтра, возможно, они будут переброшены из-за океана в капиталистические страны густонаселенной Европы. Решение о производстве нейтронной бомбы было принято

Психологическая война: Подрывные действия империализма в области общественного сознания (2 3 4 5 6 7 8 9 10)



[Комментировать]