Психологическая война: Подрывные действия империализма в области общественного сознания 8

Психологическая война: Подрывные действия империализма в области общественного сознания (2 3 4 5 6 7 8 9 10)

          Часть 8

          американской администрацией 6 августа 1981 г. – в день 36-й годовщины атомной бомбардировки Хиросимы. Цинизм и политическая безответственность этого милитаристского шага, конечно, прикрывались фиговым листком лживой легенды о "советской военной угрозе". Чтобы нейтрализовать политическую бурю гнева, возмущения, охвативших широкие массы стран Европы и всего мира, творцы и инициаторы дальнейшей ядерной эскалации пытаются с помощью идеологической демагогии и психологического камуфляжа оправдать эту акцию. Каковы "аргументы", а точнее, лжеаргументы апологетов нейтронного оружия? Какие цели преследуют американские "ястребы", заполняя ядерные погреба новым смертоносным оружием?
          Первый лжеаргумент жрецов ядерной войны заключается в том, что "нейтронная бомба – это оружие оборонительного предназначения". Об этом говорят президент Р. Рейган, министр обороны США К. Уайнбергер, другие американские государственные и военные деятели. В американской печати появилось много статей, в которых "показывается" оборонительный характер нового средства массового уничтожения. Так, в статье У. Бакли, опубликованной в апреле 1982 г. в "Нью-Йорк дейли ньюс" под заголовком "Нейтронная бомба – уникальное антивоенное оружие", утверждается, что "боеголовка повышенной paдиации, вставленная в артиллерийский снаряд, летит менее чем на 100 миль и убивает только вражеских солдат, предпочтительнее тех, кто находится в танках". "Разве это оружие наступательное?" – вопрошает автор.
          На прилавках книжных магазинов некоторых западных стран появилась книжонка "отца" нового оружия американца С. Коэна и его французского единоверца М. Жене "Нейтронная бомба – помеха войне". В этом "труде" новоявленные адвокаты нейтронной смерти излагают сценарий возможной войны, где "Западу придется применить не сколько сотен единиц нейтронного оружия против броне танковых войск противника с тем, чтобы пресечь агрессию". Все подобные фантастические рассуждения, распространяемые машиной психологической войны, призваны оправдать новое варварское средство, заставить мировое общественное мнение признать его "законность", "вынужденность" и т. д.
          Лживость исходной посылки предопределяет деформацию истины и в том, что касается "оборонительного характера" оружия. Оно, по мнению военных специалистов, может широко использоваться и в наступательных операциях. Агрессор имеет возможность оснащать им не только артиллерийские снаряды калибра 203, 2 мм, но и ракеты любого радиуса действия, авиационные бомбы, крылатые ракеты. В случае внезапного нападения на социалистические страны, а такой вариант предусматривается американскими стратегическими концепциями, нейтронное оружие может быть широко применено не только против войск, но и против мирного населения в полосе предстоящего наступления войск НАТО.
          Это, кстати, хорошо понимают и многие политические деятели на Западе. Так, депутат бундестага ФРГ Э. Бар в своем интервью еженедельнику "Ди цайт" сказал, что "в применении нейтронного оружия должен быть заинтересован агрессор, который стремится очистить от защитников территорию, которую он хочет завоевать". Иными словами заключил буржуазный парламентарий, "нейтронное оружие представляет также очень большой интерес как наступательное оружие". Трудно не согласиться с мнением человека которого нельзя заподозрить в нелояльности к США и НАТО.
          Второй лжеаргумент жрецов ядерной войны состоит в том, что это оружие якобы представляет собой "уникальное средство защиты Европы". Другими словами, мол, нейтронная бомба представляет собой чуть ли не мессианское средство для западных европейцев. Это оружие, утверждал К. Уайнбергер, – важный элемент гарантии безопасности Западной Европы перед лицом "советской угрозы". Трудно найти примеры большего цинизма и извращенного политического сознания, чем подобные рассуждения. Свою "военную новинку" стратеги из Пентагона намерены использовать, конечно, не для отражения атак танков с красной звездой на Ист-Ривер в Нью-Йорке или на берегах Потомака у стен Пентагона. Бомба специально сконструирована и создана для густонаселенных районов Западной Европы, где ее применение было бы равносильно всеопустошающему нейтронному геноциду (уничтожению) мирного населения. Политики из-за океана пытаются успокоить народы союзных европейских стран, что, мол, без консультаций с ними нейтронное оружие не будет размещено на их территории. Однако это очередной политический трюк, неуклюжая косметика истинных намерений, на которых спекулируют профессионалы психологической войны.
          Не следует забывать, что еще в 1952 г. США навязали ФРГ договор, согласно которому они имеют "право" бесконтрольно размещать на американских военных базах любое оружие. Помощник К. Уайнбергера по международным вопросам Р. Пэрл заявил, что "американским вооруженным силам нет необходимости спрашивать разрешения на вооружение своих войск в Европе любым оружием, какое мы сочтём необходимым прислать сюда". Другими словами, вашингтонские "благодеяния" по защите партнеров по НАТО в действительности представляют самую реальную угрозу их физическому существованию. Согласно планам Пентагона, США намерены в будущем разместить в Европе 17 тыс. единиц "чистых ядерных боеголовок". Если учесть, что в Западной Европе уже сейчас находится около 8 тыс. американских ядерных боеголовок с соответствующими средствами доставки к цели, то нетрудно представить, сколь опасна дальнейшая концентрация смертоносного оружия прежде всего для мирного населения стран Запада, фактически превратившихся по воле заокеанских руководителей в заложников в случае войны.
          Третий лжеаргумент апологетов нейтронной бомбы основан на том, что она-де "глубоко гуманна". Тот факт, что оружие повышенной радиации поражает прежде всего людей сохраняя в относительной целости жилища и промышленные предприятия, жрецами ядерной войны стал выдаваться чуть ли не за вершину гуманизма в последней четверти XX в. В данном случае нормальные люди сталкиваются с беспрецедентным фактом глубоко извращенного мышления тех, кто молится нейтронному Молоху и ни во что не ставит человеческую жизнь. Зачем заводы, дома и коммуникации, если не будет человека? Какой шкалой ценностей руководствуются люди, которые утверждают, что опустошительный геноцид и есть современное гуманистическое начало? Нельзя, невозможно нормальному человеку понять каннибальскую логику тех, кто во имя маниакальной идеи мирового лидерства готов превратить Европу – колыбель цивилизации – в асфальтовую пустыню и города-призраки.
          "Гуманное оружие" своим нейтронным излучением (если мощность его, к примеру, 1 килотонна) уничтожает все живое в радиусе свыше 1, 5 км. На расстояниях больших, люди могут получить высокие дозы облучения разной тяжести. На значительных площадях от эпицентра взрыва нейтронного боеприпаса (который также вызывает значительные разрушения) все будет подвергнуто радиоактивному заражению. Нескольких нейтронных зарядов достаточно чтобы миллионный город стал полностью безжизненным, мертвым. И это средство К. Уайнбергер, наиболее активны апологет новой бомбы, и С. Коэн, ее "отец", называют "гуманным средством сдерживания"!
          Нетрудно видеть, что все эти "аргументы", как и некоторые другие, к которым прибегают современные жрецы войны, сидящие в ЮСИА, ЦРУ и других подобных организациях, политически полностью несостоятельны и глубоко опасны для дела мира. Нейтронное оружие понижает так называемый ядерный порог, уменьшает преграды на пути возникновения ядерного катаклизма. Само решение о полномасштабном производстве нейтронного оружия носит провокационный характер, вызывает противостоящую сторону на ответные действия. Тем самым маховик гонки вооружений получает дополнительный импульс. Вместо обещанной населению стран Западной Европы "безопасности" – угроза войны со всеми вытекающими из нее последствиями значительно возрастает.
          Вашингтонские политики и военные стратеги с помощью пропагандистских акций, предусмотренных "проектом "Истина", пытаясь успокоить своих европейских партнеров, заявляют, что новый шаг в направлении расширения средств массового уничтожения сделает, мол, более "сговорчивым" и "уступчивым" Советский Союз на возможных будущих переговорах по ограничению стратегических вооружений. Этот довод – один из основных в пресловутой политике "с позиции силы". Пока она за все послевоенные десятилетия не принесла американскому империализму желаемых результатов. Не принесет и теперь.
          Совершенно ясно, что ни один вызов не может остаться без ответа. На всякое действие будет найдено соответствующее противодействие. В этой связи советские государственные деятели заявили, что СССР решительно против создания нейтронной бомбы. Но если эта бомба будет создана в США – создана против Советского Союза, то там должны отдавать себе ясный отчет в том, что СССР не останется пассивным наблюдателем. Он будет поставлен перед необходимостью дать ответ на этот вызов в целях обеспечения безопасности советского народа, его союзников и друзей. Советский Союз в состоянии произвести нейтронное оружие, как и любое другое. Но, следуя своему миролюбивому курсу, он еще в 1978 г. вместе с другими социалистическими странами предложил мировому сообществу проект конвенции о запрещении производства, развертывания и применения нейтронного оружия.
          Однако в Комитете по разоружению этот проект, пронизанный заботой о сохранении мира, был, по существу, заблокирован США и их подручными. В то же время для всех честных людей ясно, что если совместными усилиями не остановить сегодня эскалацию гонки ядерных вооружений, и нейтронного оружия в том числе, то завтра это будет сделать еще труднее. Вот почему мудрый призыв XXVI съезда КПСС, обращенный ко всем живущим на нашей планете, "сделать все возможное, чтобы вывести народы из-под угрозы ядерной войны, сохранить мир на земле", выразил самые глубинные чаяния миллионов людей. Однако не проходит и дня, чтобы кто-нибудь из тех, кто находится на холме власти в Вашингтоне, не подталкивал мир на тропу войны, не призывал к новому "крестовому походу" против государства, которое за всю свою историю не вело ни одной агрессивной войны.
          На примере идеологического "оправдания" производства и накопления нейтронного оружия Соединенными Штатами видно, что для дельцов бизнеса и профессионалов психологической войны не существует никаких общечеловеческих ценностей и международных норм права. Все, что выгодно США, НАТО, обеляется, оправдывается, обосновывается. Такова прагматическая сущность всей концепции психологической войны, основанной на агрессии в духовной сфере, искажении истины и максимальной дезинформации людей.
          Таким образом, в современной психологической войне империализма, которую он развязал против реального социализма, широко используется антисоветское мифотворчество. Именно на волне мифа о "советской военной угрозе" – самого грязного мифа XX в. правящие круги США, НАТО стремятся политически, идеологически и психологически обосновать и оправдать свои гегемонистские цели.
          С одной стороны, этот миф предстает как громоотвод, с помощью которого пытаются отвести недовольство, социальную неудовлетворенность миллионов простых людей их экономическим положением, когда катастрофически растут безработица, инфляция, проявляются все социальные болезни буржуазного общества. Милитаристский психоз представляется Вашингтону тем клапаном, который может ослабить глубокий кризис капитализма.
          С другой стороны, мифотворчество является удобным средством психологической войны. Оно "оправдывает" агрессивный курс США и НАТО и представляет социализм в таком виде, будто он несет угрозу не только западному миру, но и всей человеческой цивилизации. Машина и аппарат психологической войны без устали спекулируют на мифе, внушая общественному мнению, что разрядка не выдержала проверки временем, что более "удобной и естественной" моделью международных отношений является "холодная война". Однако она может стать прелюдией к войне "горячей".

          Глава восьмая. Психологические операции НАТО в боевой обстановке.
          Военная доктрина США, претерпевшая в последние годы существенные изменения, была изложена в 1982 г. в секретном документе Пентагона ("Директивные указания по строительству вооруженных сил США"). Она исходит из ряда основополагающих предпосылок. В директиве выдвигается глобальная цель: обеспечение одностороннего военного превосходства над социализмом путем наращивания стратегических ядерных сил, милитаризации космоса, укрепления широкого военного альянса империалистических государств, осуществления многочисленных мер военного, экономического, научно-технического характера. Военная доктрина США исходит также из стратегической концепции так называемого "прямого противоборства", предусматривающей готовность ведения не только "ограниченной" ядерной войны, но и "всеобщей", которая может быть продолжительной. В директиве прямо сказано, что приверженность такого рода мышлению и действиям должна создать предпосылки к борьбе на "уничтожение социализма как общественно-политической системы".
          Под эту концепцию, естественно, подгоняются все действия военно-промышленного комплекса, военных ведомств, а также аппарата и формирований психологической войны. Считая, что в мирных условиях духовные, идеологические атаки на социализм должны лежать в рамках "концепции страха", ЮСИА, ЦРУ, органы психологической войны, подведомственные Пентагону, ведут массированные кампании устрашения своего противника, населения стран некапиталистического мира. "Наша цель, – заявил президент США в июне 1982 г. в Бонне,-с помощью устрашения предотвратить любую войну". В действительности устрашение осуществляется главным образом для того, чтобы вызвать военный психоз в мире, парализовать волю народов социалистических стран, прогрессивных сил в борьбе за сохранение мира,
          Допуская ведение "ограниченной" и "всеобщей" ядерной войны, как и войны с применением обычного оружия, руководители США и НАТО особое место в них отводят психологическим операциям – конкретным акциям по массированной обработке сознания людей с целью подрыва у них воли к борьбе и победе. В основе этих антисоциалистических операций лежат метод устрашения и дезинформационная пропаганда, нацеленные на ослабление и подрыв духовного потенциала социалистических стран, морального фактора их вооруженных сил.
          Взгляды руководства НАТО на роль психологических операций в войне.
          Коммунистическая партия, Советское правительство, делая все для того, чтобы не допустить военного пожара, к которому подталкивают мир безответственные деятели из-за океана, вынуждены учитывать не только характер военных приготовлений НАТО в стратегической, оперативной, технической сферах, но и взгляды руководства этого агрессивного блока на ведение психологической войны в военное время.
          Эти взгляды изложены в целом ряде открытых документов, в уставах, наставлениях, предназначенных для военнослужащих войск НАТО, а также для армий каждой капиталистической страны. Основные взгляды на содержание и направленность психологической войны НАТО против реального социализма сформулированы в "Исследовании по вопросам отношений между Востоком и Западом", в документах: "Идеологические и моральные аспекты обороны", "Принципы планирования и ведения психологической войны" в некоторых других. Эти руководящие материалы носят директивный характер для атлантического альянса.
          В армии США – ведущей силы НАТО существует около десятка уставов, а которых обобщены различные аспекты ведения психологической войны как в угрожаемый период, так и собственно в ходе боевых действий. Наиболее полно организационные и технические вопросы психологической войны выражены в "Полевом уставе ФМ 31-20 (операционная техника специальной борьбы)" и в "Полевом уставе ФМ 33-1 (психологические операция)". Бундесвер также располагает рядом руководящих документов (типа "Указания по психологической обороне"), разделами о психологической войне в уставах сухопутных войск.
          Эти в многие другие материалы ОВС НАТО, а также армий стран-членов НАТО имеют одну общую платформу психологической войны как в мирное, так и в военное время. В концентрированной форме натовские взгляды отражены в полевых уставах США, в суть их сводится к следующему.
          Во-первых. Командование должно рассматривать психологические операции как важное самостоятельное средство духовного, морального воздействия на личный состав армии противника и его население в целях содействия выполнению тактической или стратегической задачи. Командование несет ответственность за готовность и способность соответствующих подразделений вести психологические операции против врага. Методы психологической операции должны основываться на дезинформации противника, согласовываться с органами разведки и другими заинтересованными ведомствами. –
          Во-вторых. Психологическая война ведется на плановой основе, с использованием средств пропаганды и методов психологического воздействия, с тем чтобы изменить намерения и поведение войск и населения противника в соответствии с интересами натовских вооруженных сил. Мероприятия психологической войны ведутся в тесной связи с другими способами воздействия на противника. Меры психологического воздействия сочетаются с акциями экономического, политического, специального значения, воздействующими на психику и волю противника.
          В-третьих, Конкретные задачи психологических операций таковы: оказание нужного влияния на население; маскировка планов действий своих войск; организация сопротивления врагу изнутри; воздействие в соответствующем направлении НА нейтральные страны; поддержка морального духа своих союзников; противодействие пропаганде противника. В условиях боевых действий, требуют натовские уставы, необходимо делать, упор на демонстрацию боевой мощи и устрашение противника с целью подрыва его способности к, сопротивлению.
          В-четвертых, В ходе боевых действий следует учитывать многочисленные факторы, влияющие на успех психологических операций: знание идеологии противника, его культуры, религии, настроений, сильных и слабых мест в моральном духе, национальных особенностей. Для повышения эффективности .психологических операций устрашение целесообразно сопровождать заброской специальных подразделений в тыл противника для проведения акций пропагандистского характера. Эти подрывные группы кроме пропаганды должны организовывать акты саботажа и террора с целью сломать волю к борьбе у населения противника и ослабить уверенность его войск в благоприятном исходе ведущейся войны.
          Эти положения, изложенные в ряде документов армии США, а также войск НАТО, лишь в общих чертах определяют содержание, организацию, направленность и методы психологической войны империализма в боевой обстановке против армий и населения социалистических стран. Нетрудно видеть, что эти установки не являются принципиально новыми. Они лишь продолжают тот курс и линию психологической войны, которую органы империалистической пропаганды и разведки ведут в мирное время.
          Подрывной, антигуманный характер всех этих взглядов и установок совершенно очевиден. Они еще раз подчеркивают принципиальное отличие духовного оружия социализма от средств, которые используют буржуазные духовные диверсанты. Духовное, идеологическое оружие социализма основано на истине, исторической правде. Социализму незачем прибегать к лжи, дезинформации: социальная справедливость, великая правда истории на его стороне. И наоборот, империализм, выражая интересы классов, обреченных временем на уход с общественной арены, неограниченно прибегает к деформации истины, массовой дезинформации, классовой лжи, социальному обману, возведенному в ранг государственной политики.
          Взгляды на содержание и характер психологической войны в штабах НАТО формировались под значительным воздействием опыта второй мировой войны, "холодной войны", грязной агрессии США против Вьетнама, а также на основе результатов, получаемых на специальных военных учениях и маневрах. Вскоре после окончания второй мировой войны, как известно, в США был подготовлен под большим секретом план ядерной войны против СССР под кодовым названием "Дропшот". В специальном разделе плана, посвященном духовным аспектам вероломной агрессии, сказано: "Психологическая война может служить весьма важным оружием для внесения раскола и разброда в среду народов СССР, для подрыва его морального духа, внесения смуты и дезорганизации в жизнь страны. Особое внимание следует уделить подрывным операциям в сфере этнических общностей с использованием националистической аргументации..." Подобные планы империалисты не смогли реализовать во второй мировой войне. Однако они продолжали попытки осуществить их во время "холодной войны" и стремятся к этому в настоящее время. Так, "Рэнд корпорейшн", выполняя заказ Пентагона, подготовила в 1982 г. доклад "Этнический фактор в советских вооруженных силах". В этом пространном материале "анализируются" особенности взаимоотношений в многонациональных воинских коллективах Советской Армии и Флота.
          На основании буржуазной националистической методологии даются рецепты, как в военное время спровоцировать противоречия и антагонизмы между национальными группами, конфликты между войсками и местным населением. Планировщики из "Рэнд" до сих пор не могут понять того, что при капитализме многонациональность является источником органической слабости, а в условиях социализма – мощным источником силы благодаря единству социальных, политических и духовных интересов. Однако исследовательские центры, как и издания типа "Ю. С. ньюс энд уорлд рипорт", продолжают искать лазейки и каналы для дезинформации и ослабления морально-политического единства советского народа и его армии. Тщетные попытки!
          В ходе войны во Вьетнаме особый упор делался на устрашение мирного населения. Подразделения психологической войны армии США стремились максимально повлиять на инстинкт самосохранения, вызвать у населения и войск противника устойчивое состояние страха, неуверенности, обреченности. В данном случае методология устрашения исходит из фрейдистской посылки неистребимости страха, который, если его умело создавать в общественном и индивидуальном сознании, может полностью парализовать рациональную деятельность людей. По Фрейду, человек в конечном счете не может долго противостоять страху: он попадает в его власть и действия его становятся полностью иррациональны1. Подобные состояния, по мысли теоретиков психологических операций, не могут позволить командованию противника осуществлять сколько-нибудь значительные военные акции наступательного характера.

          1 См.: Фрейд 3. Страх. М., 1927.

          Однако действительность была иной. Уверенность в справедливом характере освободительной, антиимпериалистической войны оказалась силой более значительной, чем все коварные приемы американской военщины, рассчитывавшей забраться в самые темные тайники человеческой психики и взорвать изнутри социально-политические установки народа, ведущего борьбу с агрессором.
          Во Вьетнаме американцы стремились в психологических операциях использовать подкуп, осуществлять с помощью меркантильных средств разложение морального духа населения и войск. Например, специальными решениями определялось: тому, кто сообщит о нахождении минного поля, полагалось 4 доллара вознаграждения; кто сообщит о нахождении опорного пункта, местонахождении партизан – 20 долларов кто принесет и сдаст пулемет – 60 долларов; кто поможет пленить или уничтожить противника – 65 долларов... Но теоретики и практики психологической войны просчитались и здесь. У народа, борющегося за свою свободу, другая шкала ценностей. Свобода, независимость, честь, верность прогрессивной идее, ненависть к агрессору не вписываются в империалистический ценник оплаты за предательство. Такой метод достижения политических, военных целей присущ только буржуазии, которая, как писал В. И. Ленин, "идет на злейшие преступления, подкупая отбросы общества и опустившиеся элементы..."2.

          2 Ленин В. И. Полн. соч., т. 35. с. 156

          Тактика и методы психологической войны в боевых условиях отрабатываются на специальных командно-штабных учения войск НАТО. При этом учитывается, что психологические операции могут носить стратегический или тактический характер.
          Стратегические операции психологической войны могут охватывать крупные регионы или даже носить глобальный характер. С помощью подобных операций, по мысли тех, кто их планирует, должны решаться задачи общего духовного ослабления морального потенциала армий Варшавского Договора и населения стран социалистического содружества. Стратегические операции могут осуществляться, по взглядам военного руководства НАТО, для того, чтобы внести элементы раскола в коалицию стран Варшавского Договора, решающим образом исказить цели, причины войны и её конкретных виновников. Операции стратегического характера могут массированно проводиться всем аппаратом империалестических служб информации, разведки, а также специальными частями и подразделениями. При этом используется комплекс технических средств радио, телевидения, полиграфии, которыми располагают государства – члены НАТО. Стратегические операции, могут вестись как в военное так и в мирное время. К таким операциям можно, отнести действия империалистических органов пропаганды и спецслужб в отношении Венгрии в 1956 г. (инспирирование и поддержка контрреволюционного мятежа); во время событий в Чехословакии в 1968 г. (организация выступления правого оппортунизма); вмешательстве в дела социалистической Польши в 1981-1982 гг. (создание аитисоциалистических организаций и подготовка их выступлений против законных властей). Подобный перечень можно было бы продолжить.
          Стратегические операции психологической войны не сводятся лишь к проведению определенных акций подрывного характера в области общественного сознания. Они, как правило, являются элементом, составной частью широкого комплекса действий агрессивных империалистических кругов "с позиции силы" (демонстрация военной силы, экономическая блокада, торговая дискриминация, свертывание культурных я научных контактов, политическое давление, подрывные действия, террор и т. д.). Стратегические операции обычно планируются и осуществляются под непосредственным руководством высших государственных органов империалистических стран, управляющих институтов НАТО. Психологические стратегические операции, таким образом, выражают основные на данный период усилия империалистических кругов по подрыву морально-политических основ социалистических государств, а также развивающихся стран, занимающих прогрессивные позиции.
          Согласно взглядам руководящих кругов НАТО, психологические операции могут носить и тактический характер. Они проводятся, как правило, на сравнительно небольшую глубину воздействия на войска противника и его население. Тактические операции психологической войны призваны, по мысли ее творцов, способствовать военному успеху на определенных операционных направлениях, подрывать моральное состояние отдельных группировок войск. В тактических операциях широко используются возможности специальных формирований: радио, звуковещание, распространение листовок, использование мобильных подрывных групп.
          Во время войны во Вьетнаме американские органы психологической войны провели большое количество тактических операций с целью сломить духовное сопротивление вьетнамских патриотов в отдельных районах, ввести в заблуждение противника путем распространения дезинформации, инсинуаций. Тактические операции американскими спецслужбами проводились и в других районах мира против прогрессивных режимов, национально-освободительных движений, революционных выступлении народных масс. События в Чили, Никарагуа, Сальвадоре показали зловещую роль американских органов психологической войны, делавших всё для того, чтобы дестабилизировать обстановку, сорвать мероприятия революционных властей, подорвать прогрессивные преобразования в странах.
          Готовя и проводя стратегические и тактические психологические операции, штабы и специальные органы натовских войск руководствуются рядом конкретных положений, закрепленных в руководящих документах и выступающих как определенные принципы.
          Это, прежде всего, положение о целесообразности нанесения "психологического удара" по наиболее слабым местам противника (обескровленность войск врага, неблагоприятная моральная атмосфера в частях, наличие признаков упадка духа и т. д.). Натовские документы предписывают противопоставлять армию населению, вызывать между ними неприязнь.
          Среди основополагающих положений есть и такие, которые предписывают главный упор в психологических операциях делать на устрашение, запугивание войск противника и населения. "Будить чувство и инстинкт самосохранения" – рекомендуется "Программой подготовки пoдpaзделений психологической войны". Предполагается, что запугивание может стать тем феноменом, который не только парализует волю к борьбе, но и заставляет определенные элементы из лагеря противника сотрудничать с войсками капиталистических государств.
          Для успеха психологической операции особое значение имеет непрерывная разведка морально-политического состояния противника. Нужно добывать такую информацию утверждается в "Программе", которая отражала бы реальные психические слабости, национальные особенности, конкретные душевные состояния людей, постоянно рискующие жизнью. Учет сильных и слабых сторон морально-политического состояния врага, по мысли теоретиков психологической войны, может повысить ее эффективность.
          В таком же духе излагаются и другие положения, предъявляемые руководством HATО к организации психологических операций в боевой обстановке. Имеется в виду, что формирования психологической войны свои акции будут при этом осуществлять в тесном контакте с террористическими группами, именуемыми в НАТО "войсками спецназначения". Эти войска предполагается использовать в тылу армий социалистических стран для организации диверсий, саботажа, нарушения управления, дезорганизации экономики и транспорта. В боевых условиях эти группы должны, по МЫСЛИ натовских стратегов, организовать подобие партизанской войны, создав этим видимость слабости тыла и раскола социалистических стран. Подготовка к подобным действиям, которые должны сопровождать акции психологической войны, свидетельствует о том, что для империализма не существует никаких норм международного права и гуманности. Он способен пойти на любые преступления против человечества, чтобы добиться своих экспансионистских целей.
          Для реализации замыслов необходим и соответствующий "человеческий материал". Кадры для аппарата и формирований психологической войны готовятся в ряде специальных военно-учебных заведений. Известно, что в центре военной подготовки им. Дж. Ф. Кеннеди (форт Брэгг, США) размещено училище психологической войны. В ФРГ подобное училище находится в г. Ойскирхен. В Олд-Сарум (Великобритания) также действует учебный центр по подготовке специалистов психологической войны. Существуют и другие учебные заведения, где готовятся специалисты идеологических диверсий и психологической агрессии против человеческого разума. В этих центрах изучаются различные аспекты положения в социалистических странах и их армиях, анализируются социальные, национальные, этнические особенности населения СССР, отрабатываются методы и приемы дезинформации, подрывных действий и инспирирования таких духовных состояний, которые бы ослабляли морально-политический потенциал нашего общества. Описывая работу одной из спецшкол по подготовке личного состава для подразделений психологической войны, американский журнал "Солджерс" ("Солдаты") сообщал, что "курсантов месяцами обучают тому, чтобы доказать противнику при проведении психологических операций, что черное будто бы является белым, а солнце светит ночью".
          Огромное внимание в этих учебных центрах уделяется умению массированно применять технические средства пропаганды в целях дезинформации, "работы" с населением, военнопленными, ренегатами и т. д. Уже в мирное время готовятся специальные тексты радиообращений, листовок, звукопрограмм, в которых нагло извращается истина, фальсифицируется действительность, вина за международную напряженность и возросшую опасность войны перекладывается с США и НАТО на Советский Союз и другие социалистические страны. Вся подготовка сил и средств формирований психологической войны, по мысли руководства ОВС НАТО, Должна обеспечить готовность к организации широких психологических операций против социалистических государств и их вооруженных сил. Материальная подготовка войны, осуществляемая в США, других странах НАТО, сопровождается не только "коррекцией" их военно-стратегических доктрин, но и широкой подготовкой к ведению психологических операций с началом боевых действий.
          Наряду с подготовкой кадров психологической войны готовятся и так называемые спецкоманды, спецподразделения для осуществления диверсионных действий, в том числе и в области идеологической, духовной (уничтожение технических средств массовой информации, создание обстановки паники, психологической депрессии среди населения и т. д.). Западногерманский журнал "Штерн" сообщал, что в HATО существует специальный план заброски большого количества групп в социалистические страны, которые в случае войны будут вести психологические операции изнутри. Таким образом, в долгосрочных планах натовцев предусматривается подготовка "специалистов" различного профиля, способных, по их мнению, в значительной мере парализовать моральную стойкость людей к борьбе и победе.
          Осуществляя всестороннюю подготовку к психологическим операциям в боевых условиях, руководящие круги НАТО не могут не понимать, что личный состав их армия может лишь до тех пор слепо, фанатично выполнять их волю, пока не знает истины, не знает подлинных причин войны, ее конкретных виновников. Поэтому натовские органы делают все для того, чтобы идеологически обработать военнослужащих своих армий, привить им невосприимчивости к социальной истине, идеям справедливости в гуманизма.
          Классовый состав и идеологическая обработка империалистических армий.
          Осуществляя психологическую войну, против стран социализма, империалистические круги вынуждены скрывать истину от личного состава своих армий, внедрять в его сознание антикоммунистические стереотипы, предубеждения, антисоветские мифы. В результате таких действий буржуазная армия является, говоря словами В. И, Ленина, "орудием реакции, слугой капитала..."1.

          1 Ленин В. И, Полн. собр. соч., т. 12, с. 113.

          Классики марксизма-ленинизма вскрыли и доказали, что армии империалистических государств выполняют две основные функции: внутреннюю и внешнюю. Так было с момента возникновения эксплуататорского общества, так обстоит дело и теперь. Внутренняя функция армий капиталистических стран состоит в подавлении выступлений трудящихся в этих странах, в сохранении социальной "стабильности; как ее пон
нимают буржуа. Постоянное войско в империалистических государствах, писал В. И. Ленин, "везде армия во всех странах служит не столько против внешнего, сколько против внутреннего врага"2. И это обстоятельство учитывается в процессе идеологической обработки личного состава империалистических армий.

          2 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 12, с. 113.

          Трудящиеся массы, прогрессивные организации капиталистических стран, и прежде всего коммунистические и рабочие партии, не могут примириться с отношениями несправедливости, социального гнета, экономической эксплуатации. Используя различные формы, они настойчиво ведут борьбу за социальное обновление общества, изменение политических структур и институтов буржуазного государства. В послевоенные десятилетия размах классового противоборства стал особенно высоким.
          Монополистической буржуазии не всегда удается подавить выступления трудящихся с помощью политической демагогии, антирабочих законов, идеологического манипулирования сознанием масс. Взрывы народного гнева, антирасистские выступления, недовольство антидемократическими действиями властей принимают порой столь острую политическую форму, что буржуазия, чтобы сохранить существующие порядки, без колебаний применяет против трудящихся войска. Только армия Соединенных Штатов Америки в послевоенные годы использовалась для этих целей многократно. Карательные операции войск империализма в Майами (США), Ольстере (Северная Ирландия), Кванчжу (Южная Корея), в Сальвадоре, Парагвае, Уругвае, Чили, ЮАР и многих других капиталистических странах подтверждают жандармскую функцию армии империалистического государства.
          Заботясь о "законности" подобных карательных акций, правящие круги, господствующие классы той или иной капиталистической страны непременно предусматривают в государственных правовых актах– конституциях государств– "возможность в целесообразность" использования войск против трудящихся. "Нет ни одного, хотя бы самого демократического государства, – отмечал В. И. Ленин,-где бы не было лазеек или оговорок в конституциях, обеспечивающих буржуазии возможность двинуть войска против рабочих, ввести военное положение и т. п. ..."3. Ретроспективный взгляд на историю XX века подтверждает ленинский вывод: в случае угрозы строю, существующим порядкам империализм без всякого колебания применяет армию против тех, кто хочет изменить эти социальные отношения. Вместе с тем личному составу вооруженных сил постоянно внушается, что, дескать, "армия в свободном обществе стоит вне политики".

          3 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т, 37, с. 253.

          Империалистические армии выполняют и внешнюю функцию. Суть ее состоит в реализации экспансионистских поползновений капитализма, подавлении революционных выступлений в других странах, поддержке союзников по военно-политическим блокам и группировкам. В современных условиях эта функция носит антикоммунистический, антисоветский характер. В антисоветизме выражается устойчивая социальная ненависть империализма к СССР, другим социалистическим странам. Эта классовая злоба выступает в качестве движущей социальной пружины намерений и действий буржуазной военной машины. В. И. Ленин, выступая на II Конгрессе Коминтерна 26 июля 1920 г., подчеркивал что отныне все мировое развитие будет определяться борьбой империалистических государств против Советской России4.

          4 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 242.

          Прошедшие десятилетия полностью подтвердили актуальность ленинского вывода. Антисоветизм является тем идейно-политическим фундаментом империализма, на котором строится вся его внешняя политика, организуются милитаристские кампании, осуществляются конкретные военные приготовления, ведется психологическая война. Это трудно скрыть и самим буржуазным деятелям. Буржуазные политологи Ч. Кегли и Ю. Уиткопф в книге "Американская внешняя политика" признают, что "современная политика США, в том числе в военной и идеологической областях, определяется антисоветизмом, ставкой на военную силу, глобализмом, претензией на руководство в мире. Так было при Трумэне, так осталось при остальных президентах, так обстоит дело и сейчас"1.

          1 Кеglеу Ch., Willkopf E. American Foreign Policy. N.Y., 1981 p. 426.

          Крупная буржуазия в любом капиталистическом обществе составляет незначительное меньшинство всего населения страны. Естественно, что из ее состава невозможно сформировать массовую армию. Однако монополистическая буржуазия владеет всеми средствами производства, контролирует государственный аппарат, политические институты страны средства массовой информации и, естественно, располагает широкими возможностями для создания массовых современных армий, которые были бы послушным стражем ее интересов.
          Создавать такие армии правящие классы могут только из трудящихся. В этом случае возникает противоречие: армия создана главным образом из трудящихся, а выполняет функции, угодные буржуазии: защита ее интересов, интересов имущих слоев общества. Чтобы сгладить это противоречие, буржуазия стремится различными способами заинтересовать личный состав в воинской службе. Для этого используются политическая демагогия и идеологические спекуляции на чувствах "патриотизма", существующей "советской военной угрозе" и т. д. Комплекс широких мер экономического, социального, политического, национального и идеологического характера обеспечивает правящим кругам капиталистических стран формирование вооруженных сил, с помощью которых они стремятся достичь своих целей во внутренней и внешней политике. В ходе комплектования армии монополистическая буржуазия, по существу, придерживается ряда сложившихся общих принципов, выражающих классовый характер ее подхода к этой важной проблеме. Среди этих принципов можно было бы выделить в первую очередь такие.
          Принцип политической, идейной благонадежности личного состава. Независимо от того, призывается на военную службу или идет в вооруженные силы добровольно гражданин той или иной страны, важнейшим критерием его пригодности является политическая лояльность существующему строю, способность и готовность с оружием в руках выполнять приказы милитаристской верхушки. Созданное "сито" контроля, проверки политической благонадежности, целая система "интеллектуальных" надсмотрщиков в самой армии (капелланы, офицеры по общественной информации, изощренная машина идеологической обработки солдат) позволяют военному и политическому руководству подбирать и готовить такой "человеческий материал", который готов слепо, иногда фанатично исполнять чужую волю. Такие люди могут быть и техническим орудием психологической войны.
          Другой принцип комплектования буржуазных армий выражает неизменное стремление властей полностью сохранить все руководящие, командные посты в руках представителей и выходцев из господствующих классов. В империалистических армиях основных капиталистических государств генералитет, старшее офицерство по своему социальному положению являются большей частью отпрысками семей круп-вой буржуазии, политической элиты, чиновничьей верхушки.
          По данным буржуазной печати, более 85% офицерского корпуса вооруженных сил капиталистических стран – выходцы из эксплуататорских классов. Это особенно относится к составу руководства формированиями психологической войны, органами по идеологической обработке личного состава.
          Все более широко используется комплектование армий по принципу найма. Он позволяет формировать армии профессионалов с высокой специальной и технической подготовкой, оторванных от народа и его коренных интересов. Социальный тип наемного военнослужащего характеризуется не только профессиональной компетентностью, но и устойчивой приверженностью идеям и политическим установкам милитаристских кругов. Система материального стимулирования, основанная на своеобразном военно-служебном бизнесе, делает этих людей послушным орудием в руках империалистической военщины.
          Вместе с тем известно, что, несмотря на классовый подход в комплектовании империалистических вооруженных сил, разветвленную систему экономического, политического и идейного воздействия на жизнь, быт, сознание военнослужащих, в армиях капиталистических стран продолжает существовать большое количество сложных противоречий, органических слабостей, моральных, расовых, национальных и социальных конфликтов. При наличии мощной машины идеологической обработки военнослужащих империалистических армий перед их руководством стояло и стоит немало проблем, связанных с устойчивостью морального духа войск в современных войнах, стремлением еще больше изолировать сознание военнослужащих от правдивой информации, затушевыванием реальных классовых противоречий, существующих в буржуазном обществе и его вооруженных силах. Краткая конкретная социально-политическая и идейная характеристика некоторых армий империалистических государств свидетельствует о том, что они в состоянии вести агрессивную войну против социализма, осуществлять психологические операции в боевой обстановке.
          Вооруженные силы США являются самыми крупными и мощными в капиталистическом мире. По целевому назначению и характеру решаемых задач они подразделяются на стратегические наступательные и оборонительные силы, силы общего назначения, силы стратегической переброски войск и резерва. Оперативная и боевая подготовка вооруженных сил США осуществляется в соответствии с концепцией готовности к глобальному конфликту и доктриной "прямого противоборства". Эти концептуальные установки американского империализма имеют откровенную агрессивную направленность, несмотря на рассуждения государственных деятелей США о "приверженности к миру в условиях существования сильной Америки" и "вынужденности применения" вооруженных сил США. С начала 80-х годов империалистические круги США сделали крутой поворот от идеи "достаточности стратегического баланса" противостоящих сил к идее необходимости достижения общего военного превосходства над СССР и его союзниками. Все это нашло отражение как в комплектовании армии США, так и в содержании ее подготовки.
          Комплектование частей и соединений армии осуществляется за счет добровольцев (наемников). Потенциальный резерв для этой категории лиц существует всегда: безработные, другие дискриминированные слои населения. По свидетельству западногерманского журнала "Шпигель", более 45% рядового состава наемников-бывшие безработные молодые люди, а их особенно много среди негров. Не случайно, что в 1982 г. в сухопутных войсках количество военнослужащих с черной кожей составляло около одной четверти всего личного состава. В армии США на различных тыловых и специальных хозяйственных должностях служит много женщин. Сержантский и рядовой состав вербуется по найму на срок не менее трех лет после длительной проверки на политическую благонадежность. Откровенная система экономического подкупа, лежащая в основе наемничества, приводит к тому, что недостатка в "рекрутах" армия США не испытывает, однако изъяны этой системы очевидны.
          Согласно опросу, проведенному институтом Гэллапа среди наемников, лишь 23% хотят "служить своей стране и" патриотических побуждений", 37% заявили, "что не подписали бы контракт, если бы знали, что им придется воевать", остальные 40% выразили готовность "идти в бой в случае войны". Значительная часть наемников объясняет свое желание служить в армии не только экономическими стимулами, но и возможностью получить специальность, которая может пригодиться после окончания контракта. Этот слабый настрой солдат к ревностной службе офицеры пытаются компенсировать системой тотальной идеологической обработки военнослужащих.
          Идеологическая и психологическая обработка личного состава армий стран – членов НАТО осуществляется на регулярных специальных занятиях, проводимых командирами подразделений. В разных армиях эти занятия называются по-разному: в армии США– "занятия по информации", в бундесвере – "занятия по внутреннему руководству", в английской армии-"занятия по текущим событиям". Однако суть их везде одинакова – на основе оголтелого антикоммунизма сформировать слепых исполнителей воли господствующего класса.
          Содержание идеологической, психологической обработки видно даже из названия учебных материалов. Например, в американской армии с солдатским и сержантским составом изучаются три "блока" – три курса, каждый из которых состоит из цикла лекций и бесед. Первый "блок" называется "Демократия против коммунизма". В нем концентрированно излагаются мировоззренческие установки приверженности военнослужащих буржуазному строю и его ненависти к коммунизму. Второй "блок" – "Знай своего коммунистического врага". Он посвящен психологической подготовке солдат к борьбе против своего противника. Коммунизм, социализм, новый образ жизни, Советская Армия и ее люди рисуются исключительно черными красками и представляются как зловещая, агрессивная, коварная сила, которую якобы готовятся "использовать для покорения свободного мира". Третий "блок" – "Долг, честь, страна" – призван привить духовные, моральные "ценности" буржуазного мира "человеческому материалу" американской армии и выработать психологические установки жестокости, ненависти, беспощадности к "красным".
          На занятиях обычно зачитываются специальные материалы, готовящиеся централизованно и присылаемые в части из пропагандистских органов, а затем происходит "обсуждение" текста под руководством офицера. На занятиях сознание солдат подвергается насилию путем внесения множества стереотипов и штампов, не имеющих ничего общего с истиной. Все тексты пестрят выражениями типа: "США – оплот мира и свободы", "Американский солдат – колокол свободы", "Коммунистические захватчики", "Советские колонизаторы", "Агрессивные планы Москвы" и т. д.
          Подобная обработка закрепляется во время "часа капеллана" и специальных психологических тренингов по способности противостоять страху, угрозам, "пыткам в плену". Занятия "по информации" сопровождаются демонстрацией многочисленных фильмов-фальшивок об "агрессивности русских", "зверствах Советов в Афганистане", "терроре в Польше" и многих других. Широко используются в ходе обработки армейская печать, радио и телевидение. Например, американские войска в Европе располагают тремя телестудиями и 131 телетранслятором, вещающими 115 часов в неделю.
          Для американских соединений в Европе ведут передачи 44 радиостанции, издается 120 наименований газет. Массированный, тотальный психологический пресс давит на сознание военнослужащих, формирует из них слепых исполнителей воли господствующего класса. Непонимание действительной социальной и политической картины мира, идейная ограниченность, эмоциональная глухота выступают прямым следствием духовного оболванивания натовской военщины. Так готовится "человеческий материал", который предназначен для вооруженной агрессии.
          Формирование политических взглядов, стереотипов мышления, моральных позиций американских военнослужащих осуществляется всем комплексом мер идеологического и психологического воздействия, подкупом и репрессиями, муштрой и укладом жизни буржуазной казармы. Главными направлениями идеологической обработки военнослужащих являются спекуляция на мифах о "советской военной угрозе", "воинственности коммунизма", а также восхваление "американской демократии", "западного образа жизни", проповедь "особой миссии США по защите свободы во всем мире", "права Америки на всемирное лидерство" и т. д.
          Деформация истины, фальсификация фактов, полное умолчание о позитивных процессах в странах социалистического содружества, проповеди об американской исключительности и решающей роли США в мировых делах формируют солдата, сержанта, убежденного в своей правоте, с твердыми антикоммунистическими установками. Для них свойственны высокий практицизм, военный профессионализм, агрессивность и готовность выполнять приказы своего начальства. Американским военнослужащим, прошедшим школу идеологического оболванивания, присущи жестокость, эгоизм, антигуманность, страсть к наживе, преклонение перед силой и суперменством, склонность к обоснованному риску.
          Однако участие вооруженных сил США в войне во Вьетнаме, а также в ряде других локальных войн и конфликтов показало, что по мере усиления военного противодействия другой стороны моральный дух американских войск быстро падает, растет дезертирство, обостряются расовые и социальные конфликты. В мирное время устойчивыми пороками американских военнослужащих являются пьянство и наркомания. Во время исследования под названием "Парни в казарме", проведенного лабораторией сухопутных войск в 1981 г., было установлено, что до 18% солдат и сержантов употребляют наркотики, до 20% регулярно употребляют спиртное, на каждую тысячу солдат в году приходится 28 случаев дезертирства. Исследователи приходят к неутешительному выводу, что "моральный облик парней в казарме часто является просто отталкивающим" и требует дальнейшего усиления идеологического оболванивания.
          Офицерскому составу армий США присущи крайне консервативные взгляды. Это объясняется тем, что около 90% генералитета и старших офицеров – выходцы из слоев, тесно связанных с монополистическим капиталом. Для офицеров армии США присущи предельно выраженный антикоммунизм, кастовость, оторванность от солдат, исключительная меркантильность и предприимчивость. Почти все офицеры считают себя верующими. Многие обладают боевым опытом, приобретенным в войне во Вьетнаме и в других локальных войнах.
          Вооруженные силы Великобритании играют заметную роль в общей системе агрессивных антисоветских союзов. Согласно официальным доктринальным установкам, английская армия готовится к тому, чтобы быть способной вести "большую войну" в составе коалиции западных капиталистических стран, а также самостоятельно– локальные войны в различных районах планеты, типа той, которую они вели на Фолклендских (Мальвинских) островах. В строительстве вооруженных сил основное внимание уделяется повышению боевых возможностей стратегических ядерных сил, оперативной мобильности войск и сил флота, совершенствованию взаимодействия с партнером по военным союзам, политической обработке личного состава.
          Комплектование вооруженных сил Великобритании с 1962 г. осуществляется на основе найма добровольцев после многоступенчатой в самой тщательной политической проверки на благонадежность. По официальной статистике, из 100 добровольцев, желающих служить в армии, отбираются лишь 36 человек. Контракты заключаются на несколько лет и могут быть продолжены. Как и в США, основной состав рядовых и сержантов представляет безработная молодежь, которая, попадая под мощный пресс идеологической и политической обработки, превращается в империалистическую солдатню – послушный механизм насилия.
          В последние годы большинство сухопутных частей армии Великобритании принимали участие в карательных операциях против населения Северной Ирландии, тысячи солдат участвовали в борьбе против аргентинцев на Фолклендских (Мальвинских) островах. Это обстоятельство широко использовалось для нагнетания настроении шовинизма и ура-патриотизма как в армии, так и в стране.
          Вооруженные силы Великобритании проходят усиленную военную подготовку как самостоятельно, так и в составе объединенных вооруженных сил НАТО. Многие части английской армии готовятся к действиям в суровых зимних условиях, для чего их эпизодически перебрасывают в Канаду и Норвегию.
          В основе мировоззренческого воспитания военнослужащих лежит оголтелый антикоммунизм, национализм, преданность буржуазным "ценностям". Отупляющее идеологическое манипулирование сознанием личного состава дополняется утонченной системой мер материального порядка. Финансовая сторона дела построена так, чтобы стимулировать "службистские" наклонности, стремление к повышению своей специальной и технической подготовки. Размеры денежного содержания зависят также от уровня и степени проявления политической благонадежности. Что касается офицерского корпуса, то он почти полностью комплектуется из представителей потомственной аристократии, крупной и средней буржуазии, тесно связанной с деловыми кругами страны, военно-промышленным комплексом.
          В вооруженных силах Великобритании, как и в других буржуазных армиях, существуют классовые и национальные противоречия. В последние годы усиливаются антимилитаристские тенденции в связи с ростом понимания военнослужащими последствий войны для небольшой, но, густонаселенной страны. Однако в целом армия Великобритании – этот элемент империалистической мировой военной машины – подготовлена для участия в агрессивных действиях против социалистического мира и проведения самостоятельных милитаристских акций против развивающихся государств, национально-освободительных движений.
          Вооруженные силы ФРГ – ударная группировка объединенных вооруженных сил НАТО в Европе, членом которого ФРГ является с 1955 г. Независимо от нахождения у власти различных буржуазных партий (коалиций) военная политика в целом остается неизменной, основанной на тесном партнерстве с США и другими империалистическими государствами.
          Бундесвер – армия ФРГ в последние годы неуклонно растет как в Количественном, так и качественном отношений. Он оснащен современной техникой и готов использовать её в боевых действиях. В войсках бундесвера проводится интенсивная боевая подготовка с учетом действий в суровых климатических условиях. Обращается особое внимание на использование результатов ядерных ударов, наносимых их союзниками. После США бундесвер обладает в НАТО самыми многочисленными формированиями психологической войны, проходящими интенсивную подготовку.
          Комплектование вооруженных сил осуществляется на смешанной основе: за счет наемников и призыва молодежи, Численность наемников составляет немногим более половины всего личного состава, которые занимают унтер-офицерские должности, выполняют обязанности ведущих технических специалистов и т. д. При отборе наемников главным принципом служит степень политической преданности буржуазному строю, основным институтам империалистического государства.
          Высший командный состав бундесвера-выходцы из эксплуататорских слоев населения: промышленников, потомственных военных (нередко бывших нацистов), привилегированной знати. Подавляющее большинство военнослужащих пропитано духом антикоммунизма, антисоветизма, реваншизма, милитаризма. Многие офицеры и унтер-офицеры считают своей родиной территории ряда социалистических стран, Это сказывается на приверженности к идее реваншизма, национализма, традиционного прусского милитаризма. Определенное, и не малое, влияние на офицерский состав оказывают партии крупного капитала ХДС/ХСС, а также неонацисты.
          С учетом всего этого в бундесвере осуществляется тщательно продуманная идеологическая обработка личного состава. В основе ее лежит антисоветизм, реваншизм, "верность партнерству" со своими империалистическими союзниками. В армии ФРГ создан "Союз военнослужащих бундесвера" – псевдодемократическая организация, занимающаяся оказанием помощи командованию в идеологической обработке личного состава в нужном ему направлении. Однако немало фактов, которые стали известны широкой общественности в последние годы, свидетельствуют о наличии пацифистских настроений у некоторой части призываемой молодежи. Эти настроения могут усилиться в случае понимания тех последствий, которые могут обрушиться на ФРГ, если агрессивный блок НАТО спровоцирует новую мировую войну.
          Даже краткий обзор социально-политических характеристик некоторых империалистических армий показывает их агрессивную, реакционную роль. Вместе с тем наличие антагонистических противоречий в классовой структуре буржуазных обществ не может не проявиться и в военной организации капиталистического общества, особенно в моменты кризисных состояний. Являясь важным инструментом империалистической внешней политики, основанной на силе, ее демонстрации и применении, армии капиталистических государств представляют реальную опасность для дела мира и социализма.
          Особенно опасным для дела мира на земле является агрессивный блок НАТО. В него входят 16 капиталистических государств, преследующих общие цели. Главная из них, по словам официальных натовских документов, – сдержать распространение социализма по нашей планете, "остановить коммунизм", нанести ему возможно максимальный ущерб в случае войны и вернуть безраздельное господство империализма. В. И. Ленин еще в 1915 г. писал, что между капиталистическими державами возможны различного рода соглашения, чтобы "сообща давить социализм"1, ставить на пути его развития и распространения военные баррикады. Антикоммунизм, антисоветизм являются общей идейно-политической платформой этого агрессивного блока.

          1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 26, с. 354.

          НАТО вместе с тем такой союз, с помощью которого империалистические круги, и прежде всего США, пытаются координировать империалистическую политику, взаимодействовать со своими партнерами в различных областях, в том числе в области ведения психологической войны. Военно-политический механизм союза предоставляет в этом отношении большие возможности, которые особенно широко используются США при оказании давления на своих союзников.
          Высшим органом блока является совет НАТО. В него входят министры иностранных дел, обороны и финансов. Совет НАТО собирается обычно два раза в год. Этот орган создает постоянный совет, собирающийся один раз в неделю и организующий работу многочисленных комитетов (военного планирования, ядерного планирования, координации военно-политических, пропагандистских, военно-экономических мероприятий и т. д.). Всеми вопросами идеологической обработки личного состава натовских армий, а также организацией психологической войны против социализма ведают соответствующие отделы в генеральном секретариате НАТО в Брюсселе. Именно здесь разрабатываются стратегические операции психологической войны, происходит их координация с региональными центрами и политическими действиями правящих кругов. От этих действий, как полагают в НАТО, зависит моральное состояние войск стран – членов НАТО, объединенных вооруженных сил и степень идеологического, психологического влияния на войска противника.
          Психологическая война и состояния морального фактора.
          Моральный фактор как выражение духовной способности армий, народных масс вынести тяготы войны и не утратить воли к борьбе величина динамичная. Каждое общество обладает присущими только ему духовными способностями. Каково общество, каковы общественные отношения в нем, какова господствующая идеология, таков и моральный фактор. Главная цель психологических операций империализма во время войны – подорвать духовные возможности социализма, ослабить его моральные силы, а следовательно, решающим образом повлиять на поведение людей в бою, сражении, во время работы в тылу в нужном для империализма направлении.
          Изменения в моральной способности армии и народа вынести все тяготы войны и не утратить воли к борьбе и победе зависят от многих причин. Определяющими из них являются общественно-социальные и экономические. Кроме этих причин громадное воздействие на моральный фактор оказывают успехи (или поражения) в войне, боевой опыт личного состава, качество боевой техники и оружия, зрелость, опыт, мастерство командного состава. Поэтому для конкретно-исторической (стратегической, оперативной, тактической) характеристики морального фактора в той или иной войне важно «учитывать его реальное состояние. Ф. Энгельс в свое время подчёркивал, что для правильной оценки боеспособности армии кроме учета качества ее вооружения, количества войск необходимо знание "о ее моральном состоянии..."2 Пытаются учитывать конкретное моральное состояние личного состава социалистических армий и империалистические органы пропаганды, центры психологической войны. Это делается с целью выявить уязвимые места в духовной состоянии армий стран социализма, чтобы в последующем провести соответствующие психологические операции.

          2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т, 31, с 300.

          Наши цели совершенно иные. Знание конкретного морально-политического состояния армии агрессора позволяет более направленно вносить истину в сознание личного состава его войск о подлинной причине войны, ее характере, конкретных виновниках, последствиях, путях выхода на неё.
          Под состоянием морального фактора понимается целостное проявление совокупности определенных идей, взглядов, чувств, доминирующих в данный момент в общественном сознании и придающих определенную качественную характеристику духовным, моральным возможностям людей. В. И. Ленин, определяя конкретные состояния сражающихся масс, армий, широко использовал термины "революционная страсть", "боевой энтузиазм", "революционный гнев", "ненависть", "боевое настроение", "возбуждение масс" и другие, которые не только метко подчеркивают различные оттенки состояний морального фактора, но и показывают его классово-политическую направленность и заостренность.
          В моральном факторе как особом проявлении общественного сознания во время войны более динамичны, подвижны общественно-психологические элементы, которые непосредственно и быстро реагируют на изменения боевой обстановки. Поэтому так важен оперативный, систематический контроль за "барометром" настроений, чувств, мнении, с тем чтобы усиливать их положительную направленность и действенность. Многие из тех, кто шел с мечом на Советское государство, недооценивал и духовную мощь его Вооруженных Сил. В современных условиях в мозговых центрах НАТО, как правило, высоко оценивают морально-политические возможности социалистических вооруженных сил. Поэтому эти центры скрупулезно выискивают слабости морального порядка у личного состава социалистических армий. Отделы так называемой "общественной информации" войск НАТО в Европе, исследовательские центры психологической войны, спецслужбы "через социологическую лупу" изучают, анализируют сообщение советской военной прессы, военной литературы, любых материалов, раскрывающих содержание боевой учебы, политической подготовки личного; состава Советской Армии и Флота. Любые сведения, проливающие свет на состояние дисциплины, духовные интересы, запросы, потребности советских солдат, матросов, считаются весьма важными.
          Все добываемые данные (на печати, донесений разведки) суммируются и на основании их анализа, составляются периодические сводни о морально-политическом состоянии личного, состава Советских Вооруженных Сил. В штабе сухопутных войск США после обработки разведматериалов издается периодический сборник "Советский солдат", который, по мысли его авторов и издателей, должен давать достаточно полное представление о сильных и слабых сторонах, морального состояния советских воинов. О личном составе Советской Армии пишутся и монографии, и тома исследований, в которых реакционные буржуазные ученые наряду с многочисленными домыслами вынуждены признавать высокие морально-политические качества советских военнослужащих. Так, в книге западногерманского исследователя Ф. Винера "Солдаты восточного блока" отмечается, что "коллективизм, патриотизм, психологическая устойчивость делают советского солдата равнодушным к опасности и маловосприимчивым к идеям свободного мира"1.

          1 Winer F. Soldaten fan Ostblock. Munchen, 1980, S. 12.

          С усилением военно-политической напряженности в мире в милитаристских кругах США резко возрос интерес к морально-политическим аспектам боевой готовности Советских Вооруженных Сил. В американском информационном журнале "Ю. С. ньюс энд уорлд рипорт" в 1981-1982 гг. был опубликован ряд статей, посвященных морально-политическому состоянию Советских Вооруженных Сил, содержанию идеологической работы в них. Как явствует из статей, цель их одна – выискать "уязвимые места" в моральном духе социалистической армии. Этому же посвящены и книги буржуазных авторов П. Брюле "Завтрашний день Советской Армии", Передельвитца "Портрет Красной Армии", Лоокоба "Советские солдаты" и др. Подобных примеров можно привести немало. Однако расчеты и надежды буржуазных "аналитиков" эфемерны. Социально-политическая основа социалистических армий и идеологическая закалка воинов обеспечивают их стабильное, высокое морально-политическое состояние.
          Анализ морально-политических и психологических характеристик личного состава армий стран социализма позволяет определить наиболее типичное состояние их морального фактора в войне. Оно характеризуется постоянной высокой духовной готовностью и моральной мобилизованностью народа и армии, основанных на глубоко осознанной социальной правоте своего дела, полной убежденности в окончательной победе над врагом.
          Подобное состояние присуще лишь моральному фактору армии нового типа и есть не что иное, как выражение духовного, морального превосходства социалистической армии и народа над своими врагами в войнах в защиту социалистического Отечества. Это превосходство означает и способность личного состава нашей армии успешно противостоять психологическому давлению врага в любой форме. Неоспоримое моральное преимущество социалистического "человеческого материала" вынуждены признавать и буржуазные военные деятели. В статье "Советский солдат" французский военный журнал "Ревю де дефанс насиональ" подчеркивает, что "современный советский солдат обладает замечательными морально-боевыми качествами. Это противник ловкий, хитрый, готовый к неожиданностям. Он с рвением будет сражаться, не щадя жизни, чтобы защитить свою родину в ядерном конфликте. В его характере – стремление к взаимопомощи, основанной на преданности и сознательности"1. С подобной оценкой буржуазного специалиста морально-политических возможностей советского солдата трудно не согласиться.

          1 Rewu de defense national. Paris, 1975.

          Историческим выражением несгибаемой силы духа, мужества и воли были все войны, которые вел советский народ и его армия за свободу и независимость социалистической Родины, против империалистических агрессоров. Немеркнущим примером высшей морально-политической мобилизованности советского народа и его армии явилась победа над германским фашизмом и японским милитаризмом. Она продемонстрировала не только наше социальное, экономическое, политическое, но и моральное, духовное превосходство.
          Исторический военный опыт свидетельствует, что в отдельные моменты, для отдельных воинских формирований и социалистической армии возможны духовные состояния известной неуверенности, тревоги. Но подобное состояние не характерно для морального фактора социалистической армии. Это временное состояние как возможный частный случай для некоторых подразделений и отдельных воинов может возникнуть лишь при стечении крайне неблагоприятных военных обстоятельств (нарушение управления, применение противником нового оружия, отсутствие нужной информации). Этот частный вид возможного состояния для отдельных подразделений и воинов быстро снимается активизацией боевых действий, усилением морально-психологического воздействия на сознание воинов уверенным управлением, мужественным примером, ободряющим словом. "Продержаться в моральном смысле,– учил В. И. Ленин,– это значит не дать себя деморализовать, дезорганизовать, сохранить трезвую оценку положения, сохранить бодрость и твердость духа..."2.

          2 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 229.

          Решающая роль в поддержании на необходимом уровне морально-политического и психологического состояния войск принадлежит командирам, политработникам, армейским коммунистам. Руководствуясь указаниями В. И. Ленина, КПСС, они исходят в работе по подготовке личного состава из того, чтобы не дать возможности врагу повлиять на сознание советских воинов и в психологическом отношении: противостоять акциям устрашения, запугивания, дезинформации. Невосприимчивость, психологический иммунитет к подобным воздействиям врага закладываются еще в мирное время, в про

Психологическая война: Подрывные действия империализма в области общественного сознания (2 3 4 5 6 7 8 9 10)