Мищенко Е. А. Психотерапевтические функции детского рассказа

Мищенко Е. А. Психотерапевтические функции детского рассказа

          Обращаясь к анализу психологических проблем нормального детства, проявляющих себя в практике возрастно-психологического консультирования, мы зачастую включаем в их число проблемы распространенные, типичные, свойственные если не большинству, то значительной части детей. К настоящему времени в детской психологии разработан большой арсенал методик, направленных как на установление определенных состояний, так и на формирование (коррекцию, терапию) самых разных новообразований психического развития ребенка. Одним из наиболее продуктивных методов диагностики детского развития является рассказ ребенка (по картинке, по произвольной тематике, по заданной теме и др.). Обычно в этих случаях при анализе речевой продукции детей фиксируют содержание рассказа, обращают внимание на состав предложений (грамматическую и лексическую составляющую), фиксируют внешние параметры речи (интонацию, экспрессию), фиксируют поведение ребенка и его действия, сопровождающие или сопровождаемые рассказом. В таких случаях рассказ рассматривается или как своеобразная личностная проекция ребенка, или как материал для выявления наличного уровня развития. Возможна и иная позиция, при которой рассказ может являться (наряду с диагностическим и коррекционным его предназначением) своеобразным средством формирования личности ребенка. Детский рассказ важен не сам по себе, его надо рассматривать в определенном развивающем контексте.

&n
bsp;         Л.С.Выготский в своей работе «Проблемы дефектологии» отмечает, что глухота оказывается неизмеримо большим несчастьем, чем слепота, потому что она изолирует человека от общения с людьми. По мнению Выготского, немота, лишая человека речи, отрывает его от социального опыта, выключает из общей связи. Она существеннее, чем слепота, нарушает социальные связи личности. Этим утверждением Л.С.Выготский показывает важность владению речью как знаком, как орудием. Глухие дети речью овладевают очень поздно. Они не воспринимают ее как знак. Речь их только сопровождает, но не ведет по жизни, а осознание ее важности и могущества приходит очень поздно, когда многое уже потеряно и вернуть ничего нельзя. Проблема психологического строения языка, его роли в общении и формировании сознания является едва ли не самым важным разделом психологии.

          В каждом случае, даже в сугубо диагностическом, рассказ вводит нас в область терапии. Рассказ для ребенка всегда носит психотерапевтический характер. Но у детей дело обстоит иначе, чем у взрослых, так как они в дошкольном и отчасти младшем школьном возрасте не обладают еще адекватным пониманием этой знаковости рассказа. Если у взрослых рассказ может выступать как способ рефлексии, то у детей указанного возраста этого еще нет. Дело прежде всего в ограниченном жизненном опыте, произвольности и оценке действительности. Но наша задача состоит как раз в том, чтобы помочь ребенку овладеть этой знаковостью рассказа. Таким образом, помимо диагностической функции в психологическом обследовании ребенка с помощью рассказа должно быть развернуто деформирование его возможностей как рассказчика. Все это должно делаться ненавязчиво, в игре. Должен присутствовать как индивидуальный (монолог), так и групповой рассказ (диалог). Тематика рассказов должна быть различной: рассказы о себе, о других, о себе в контексте повествования других людей. Таким образом, ребенок, постепенно научаясь овладевать речью, так же постепенно может выстроить свое поведение. Речь в детском развитии, тем более в основном числе так называемых «консультативных» случаев, может и должна стать тем средством, которое поможет регулировать и управлять ребенку своим поведением.;