Сборник о браке и семье

Сборник о браке и семье (2 3 4 5)

          Составленный нами сборник о браке и семье мы определили как «Книгу для чтения». Любая книга предназначена для чтения, но в данном случае речь идет о вполне определенном жанре. «Книгу для чтения» – это хрестоматия, где собраны тексты разной трудности, так или иначе поясняющие известный материал, излагающие его не полностью, а порой и не систематически. О своей семье знает каждый сызмальства. Вступая в брак, он размышляет со своей женой о будущей жизни, выслушивает советы близких. Почему бы не расширить ему свои представления за счет существующей литературы? В данной книге представлены отрывки из классических сочинении прошлых эпох и из современной научной литературы.

          Первая часть посвящена истории семьи. Сначала говорят первоисточники – древние тексты, толкующие о семье в мифологическом и назидательном плане. Далее мы знакомим читателя с отрывками из исследований о происхождении и развитии семейно-брачных отношений.
          Открывает сборник книга древней мудрости – Библия. Она, как известно, состоит из двух частей – Ветхого и Нового заветов. Первая часть создавалась на древнееврейском языке в течение почти 15 веков (с XIII в. до н.э. до II в. н.э.), она почитается в качестве священной книги и в иудейской, и в христианской религии. Вторая часть возникла в I-II вв. н.э., написана на древнегреческом языке и признается боговдохновенной только христианами.
          Поучения Ветхого завета (и содержащаяся в нем любовная лирика) отражают социальный строй, быт и нравы древних народов Ближнего Востока. Взятые из разных эпох, они зачастую противоречат друг другу, но в целом это апология чувственной любви и патриархальной семьи.
          Монотеизм иудейской религии перерос в христианство. Но новая религия возникла как определенный этический взрыв внутри старой, перевернувший многие этические заповеди. Декалог, содержащий запреты, был заменен императивом всеобщей любви. «Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви; ибо любящий другого исполнил закон. Ибо заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не пожелай чужого и все другие заключаются в сем слове: люби ближнего твоего, как самого себя» (Рим. 13, 8-9). Евангелие понимает любовь предельно широко как духовную симпатию, как преодоление эгоизма.
          Коран – священная книга мусульманской религии (возник на рубеже VII и VIII вв.) регламентирует религиозные обряды, предписывает моральные нормы и правовые установления, подчеркивает незыблемые правила жизненного уклада и поведения людей, и в этом смысле он аналогичен Ветхому завету и Евангелию. Целый ряд глав – сур, которые воспроизводятся в данной книге, посвящен правилам семейной жизни, особенно предписаниям, адресованным мужчине как главе семьи. Речь идет о регулировании родственных и имущественных отношений, о содержании и воспитании детей, об отношении к женам. Суры Корана обращены исключительно к мужчинам, в них отсутствуют указания на чувственные и эмоциональные моменты брака.
          Между тем в брак люди вступают и для удовлетворения естественных, плотских желаний. Бытует мнение, что интимная жизнь человека всегда была таинственной и безгласной, что сегодняшний интерес к половым отношениям – результат извращенности человека XX в., проявление духовного кризиса. Мнение глубоко ошибочно. На протяжении всей истории человечества люди с малых лет наблюдали совокупления животных; никто не внушал им, что секс – это грязь, ибо деторождение было божественной заповедью. К тому же существовали свахи, которые обучали молодых премудростям чувственной любви. А в некоторых культурах (особенно на Востоке) существовал даже определенный культ секса.
          Мы сочли возможным включить в книгу некоторые источники, свидетельствующие о том, что уже в давние времена разные народы понимали интимные отношения не только как детородное действие, но и как важный смыслообразующий элемент человеческой жизни.
          Таков китайский анонимный трактат II в. до н.э. «Сочетание инъ и ян», дающий представление о том, как особенности китайской эротики связывались с задачами сохранения здоровья и продления жизни.
          Китайский трактат не одинок. В еще более открытой форме, называя все вещи своими именами, повествует о половой близости всемирно известный индийский трактат «Камасутра», созданный врачом Ватсьяяной Мал-ланагой (III в. н.э.). Этот трактат переведен на все языки. Массовое карманное издание выпущено недавно в ГДР. Отрывки из «Камасутры» публиковались по-русски в США. Древний литературный памятник индийского народа вписывается в традицию, которая существует и поныне: в современной Индии молодоженам вручается наставление по половой жизни, многие положения которого вссходят к «Камасутре».
          Перенесемся, однако, на родную почву. Народная мудрссть запечатлела ценности семейной жизни в языке, в пословицах и поговорках. В них дошли до наших дней радость и красота любви, брака, родительства и детства. Мы представляем ряд пословиц из сборника Владимира Ивановича Даля (1801-1872), ученого, диалектолога, этнографа и пи сателя, замечательного собирателя словаря живого народного языка, пословиц и поговорок.
          «Повесть о Петре и Февронии» написана в середине XVI в. Ермолаем Еразмом (? – середина XVI в.) – публицистом и членом кружка книжников митрополита Макария, протопопом Кремлевского собора в Москве. Мы включили эту повесть в книгу как трогательное назидание людям XX в. в том, как герои преодолевают житейские трудности, невзгоды и несчастья силой взаимной любви.
          «Домострой» – одно из важнейших произведений древнерусской литературы, авторство которого связывается с именем Сильвестра (начало XVI в. – до 1568 г.), сподвижника Ивана Грозного. Сильвестр принимал участие в составлении и редактировании таких важных памятников, как Судебник 1550 г. и Четьи-Минеи.
          Три основные части «Домостроя» излагают правила жизни. Главы 1-15 посвящены религиозным наставлениям семейной жизни; главы 30-63 содержат хозяйственные рекомендации. Мы публикуем главы «Домостроя», посвященные семье – домоустройству, обязанностям жены, путям воспитания и правилам поведения детей. Мы включили также и последнюю, 64-ю главу «Послание и наказание к сыну Анфиму» (так называемый «Малый домострой»), которая, повторяя основные мысли «Домостроя», как бы подводит итог личному опыту Сильвестра в его отцовских наставлениях подрастающему сыну.

          «Домострой» изображает образцовый дом и семью, стремясь унифицировать такой идеал домашней жизни, чтобы в доме было «как в рай войти» (§ 38). «Домострой» учит жить чисто, соблюдать порядок, быть гостеприимным, милосердным, блюсти взаимное уважение и т.д. «Домострой» стремился смягчить грубые семейные нравы, давать такие советы, которые служили бы миру и житейской прочности в семье. Призыв к миру в семейной жизни, стремление регулировать все мелочи быта и личного поведения в семье – были правилом средневековой литературы. Показывая до мелочей, как должна строиться жизнь в семье, такие книги призваны были служить великими регуляторами поведения человека в важнейшей сфере его существования.
          Несомненный интерес представляет литературно-педагогический памятник начала XVIII в. «Юности честное зерцало» (1717), созданный по поручению Петра I его сподвижниками. Наставления в правилах благопристойного поведения и хорошего тона, предназначенные для дворянских молодых людей, в ряде случаев и сегодня не потеряли своего воспитательного значения.
          Существовала ли в нашей стране литература, посвященная непосредственно интимным отношениям? В 1825 г. в России вышел «Домашний лечебник», составленный князем Парфением Енгалычевым, в котором имелся целый ряд статей, посвященных чувственной стороне жизни, регламентирующих с точки зрения здоровья половые контакты, возраст вступления в брак и деторождения, границы половой активности. Ничто не ново под луной: наша публикация возвращает то, что было всего-навсего забыто. Забыто так, как будто ничего этого на Руси не было. А забывать не следует ничего.
          Нельзя забывать и фольклорную традицию. Именно поэтому мы включили в книгу любовные и родительские заговоры (собранные И.П. Сахаровым). В них – наивная вера в сверхъестественную силу знахарей, которая продолжала жить рядом со здравым смыслом и предписаниями церкви.
          Второй раздел первой части посвящен современной литературе по истории семьи. Опираясь на многочисленные исследования, советский ученый Л.А. Файнберг выдвигает гипотезу о наличии регулирования брачных отношений у древнейших людей задолго до появления человека разумного, тем самым отвергая представление о беспорядочных половых связях (промискуитете), якобы практиковавшихся человеком на заре своей истории. Зачатки нормирования группового поведения он усматривает у предлюдей.
          Биологические предпосылки в групповой организации и поведении животных, особенно обезьян, ведущих наземный образ жизни, и в первую очередь человекообразных обезьян (шимпанзе и горилл), используются как аналог для понимания путей возникновения социальной организации формирующихся людей. Именно биологические предпосылки облегчили развитие, конечно, под воздействием социальных факторов, и, прежде всего, трудовой охотничьей деятельности, таких институтов и норм поведения древнейших людей, как коллективизм производства и потребления, регулирование половых связей в форме локально-групповой (но еще не родовой) экзогамии (Экзогамия – запрещение браков внутри определенной общественной группы), ведущая роль женщины как стабильного ядра дородовой общины (локально-экзогамной группы), а несколько позднее в эпоху мустье группировка дородовых общин в праэтнические объединения (праплемена).
          В отличие от Л.А. Файнберга другой советский ученый, Ю.И. Семенов, в работе «Происхождение брака и семьи» признает беспорядочные половые связи на ранней стадии первобытной истории человеческого общества. Поэтому только групповой брак, регулирующий брачные отношения сначала между двумя родами, а затем и между более обширными объединениями родов – фратриями, он считает первым подлинно социальным организмом. И в самом деле, дуально-групповой брак – новая ступень в развитии брака и семьи, не исключающий, однако, того, что он пришел на смену не первобытной орде, а более примитивным формам нормирования отношений между полами. Мы включили в нашу книгу главу (в сокращении) о групповом браке из работы Ю.И. Семенова. Большой интерес представляет его вывод об особом качестве группового брака, в котором носителем брака были дуальные родовые группы, а не отдельные индивиды; и его особенность состоит в том, что все мужчины и женщины, составляющие дуальную родовую организацию, были связаны своего рода материальными социальными отношениями по детопроизводству.
          Работа Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства», впервые опубликованная в 1884 г., в значительной степени опирается на труд Л. Моргана «Древнее общество». Моргановская схема развития брака, которую излагает Энгельс, подверглась в свете новейших данных пересмотру. Но приведенные нами (в сокращении) два раздела – о парной и моногамной семье – являются классическими. Не обращаясь к ним, исследователь не может быть уверен в полноте и точности анализа проблемы.
          Американская исследовательница Маргарет Мид (1901-1978) в 20-30-е годы провела ряд этнографических экспедиций на Самоа, островах Адмиралтейства в Невой Гвинее, на острове Бали и др.. изучая разнообразные формы семейно-брачных отношений. Она была одним из первых этнографов, для которого мир детства стал основным предметом исследования. Ее книги «Взросление на Самоа. Психологическое исследование примитивной юности для западной цивилизации» (1929), «Пол и темперамент в трех примитивных обществах» (1935) и др. стали бестселлерами благодаря страстной и популярной манере письма. Приведенная в данной книге работа – девятая глава книги М. Мид «Мужчина и женщина» (1949) – дает большой импульс для размышлений о родительских ролях, особенно об отцовстве в современном мире, в связи с культурно-историческими аналогиями, представленными здесь.
          Советский ученый И.С. Кон в книге «Ребенок и общество» рисует многообразную картину образов детства, эволюцию принципов и методов социализации детей, разнообразие материнских и отцовских ролей. Общепризнано (на это обращала внимание и М. Мид), что отцовство появилось сравнительно поздно, что оно есть социальное изобретение человечества, специально предназначенное для прокармли-вания матери и ребенка, для его воспитания.
          И.С. Кон задает вопрос: переживает ли в наше время институт отцовства кризис? Опираясь на многочисленные исследования, он убедительно показывает, что в разные эпохи и в различных обществах общение отцов с детьми имеет достаточно ограниченный характер, что отец сплошь и рядом не принимал непосредственного участия в выкармливании. И все же здоровые силы общества чувствуют и осознают значение отца; во многих случаях вовлеченность отцов в жизнь семьи и, в частности, детей увеличивается сознательными усилиями обоих супругов.
          Далее мы снова оказываемся в сфере русской семьи. И. Забелин, известный историк второй половины XIX в., повествует о первых летописных свидетельствах семейно-родовой жизни славянских племен. Он показывает, что родоплеменные отношения у наших предков несут на себе печать патрилинейной (Патрилинейность – определение происхождения по линии отца) родовой экзогамии, когда братчина (или фратрия) определяла лицо рода, формировала власть и иерархию родственных отношений. Вместе с тем Забелин показывает, что в семье присутствует авторитет отца, предполагая, что братчина и патриархат здесь были равнозначны. Однако в его изложении летописных свидетельств очевиден последовательный переход славянских племен от братчины к отцовству.
          Яркую картину ценностей русской семейной жизни представляет очерк А.И. Желобовского «Семья по воззрениям русского народа», опубликованный в конце прошлого века, а также книга Василия Белова «Лад», отрывок из которой, посвященный крестьянской семье, мы помещаем в этом сборнике.
          Вторая часть книги названа «Голоса философов». Здесь собраны наиболее яркие произведения и высказывания великих мыслителей прошлого о браке и семье. Диалог «Пир» древнегреческого философа Платона (428/427-348/347 до н.э.), великого диалектика и идеалиста, посвящен разработке идеи любви, которая, по его мнению, лежит в основе становления и существования любой вещи и мира вообще. Эрос в диалоге выступает как исконная мировая цельность, зовущая к единению любящих, испытывающих неодолимое взаимное влечение в поисках блаженной безмятежности.
          «Государство» – другой знаменитый диалог Платона, одно из первых произведений утопической литературы. Но его образцовое государство предстает, по сути дела, как военный лагерь, в котором семья в прежнем смысле слова не существует; имеется лишь преходящее соединение мужчин и женщин с целью деторождения. Втайне от участников брачного действа оно управляется правителями государства, стремящимися сочетать лучших с лучшими, а худших с худшими; матери и отцы не знают своих детей; все женщины-стражи являются женами стражей-мужчин. По мысли Платона, общность жен и детей – выражение высшей формы единства и единомыслия граждан такого государства.
          В последнем своем (оставшемся неоконченным) сочинении – «Законы» – Платон уже не столь категоричен в регламентации брачно-семейных отношений, хотя полностью от нее отказаться не может: по достижении определенного возраста человек обязан вступить в брак, он обязан производить детей и т.д. и т.п.
          Аристотель (384-322 до н.э.) в «Политике» подверг резкой критике идею общности жен и детей в платоновском государстве: объединение государства в единую семью – прямая дорога к его гибели. Множество детей, имеющих множество отцов, приведет к тому, что все сыновья в равной мере будут пренебрегать своими отцами. Но идею позднего Платона о брачном законодательстве Аристотель принял. Это видно из приводимых нами фрагментов «Политики».
          Мыслитель рассматривал человека в первую очередь как существо политическое. Семья для человека, по Аристотелю, «первый вид общения» и соответственно важнейший элемент государственного устройства. Так же как Платон, он хотел бы указать предпосылки для создания образцового государства, где счастливая жизнь должна строиться в соответствии с добродетелью. В этой связи он придает большое значение законодательству о браке, обеспечивающему рождение здоровых детей, предписывающему пути воспитания будущих граждан.
          Далее читателю предстоит сделать скачок более чем в пятнадцать столетий. Это не означает, что в средние века не было сказано о семейной жизни ничего мудрого, это означает только неразработанность темы в нашей историко-философской науке. В данном случае мы руководствуемся известной серией «Философское наследие» – сто с лишним томов этой серии не содержат ни одного, посвященного тому, что последовало непосредственно за античностью.
          Мишель Монтенъ (1533–1592) – французский гуманист, одним из первых поставил проблему человека в центр своих размышлений. Его «Опыты» стали не только книгой о нем самом, но и анализом человеческой природы, имеющим значение и сегодня. Мы включили в книгу его размышления о воспитании детей и жизнеописание трех добродетельных женщин как примера для подражания.
          Английский философ Фрэнсис Бэкон (1561-1626) – материалист, эмпирик, один из творцов индуктивного метода, уделял большое внимание вопросам морали. Мы публикуем фрагменты о любви, семье и браке из трактатов Бэкона «О достоинстве и приумножении наук» и «Опыты или наставления нравственные и политические».
          Младший современник и соотечественник Бэкона Томас Гоббс (1588-1679), также материалист и сенсуалист, активно разрабатывал проблемы моральной и гражданской философии. Изучая человека, он не мог не затронуть вопросы любви, брака и семьи. Выступая, в частности, против безбрачия духовенства, он опровергал точку зрения на брак как нечто нечистое, лишенное святости, желал возвращения земному институту брака его духовной ценности.
          Франсуа де Ларошфуко (1613-1680) – известный моралист, представитель одного из старинных аристократических родов Франции. Его «Максимы, или Моральные размышления» (первое издание вышло в 1664 г.) родились в салоне г-жи де Сабле, где культивировалась игра в афоризмы, практиковавшие анализ «механизма человеческого сердца». И хотя его афоризмы связаны с салонной игрой, их философская концепция глубока и оригинальна своим проникновением в тайники человеческой души.
          Жан де Лабрюйер (1645-1696) – французский моралист. Выполняя обязанности секретаря и библиотекаря принца Конде, имел возможность познакомиться с жизнью высших аристократических и придворных кругов Парижа. Его книга «Характеры, или Нравы нынешнего века» содержит раздумья на философско-религиоз-ные темы об условиях жизни общества, влияющих на природу человека, на его моральные качества. Он не только моралист, но и социолог. Мы публикуем максимы из третьей главы его книги, которая называется «О женщинах», и главы четвертой «О сердце», в которых наблюдения нравов той эпохи удивительным образом перекликаются с обычаями нашего времени, а их критическое содержание может быть полезным и сегодня.
          Затем снова англичанин – Бернард Мандевиль (1670-1733). В своей «Басне о пчелах» он выступает как моралист, бичующий пороки общества, ведущие его к гибели, – алчность и скупость, тщеславие и честолюбие, зависть и высокомерие. В комментариях к «Басне...», из которых мы взяли отрывок, с большой силой исследуются нравы общества. Он разоблачает вред себялюбия, в том числе и в отношениях между мужчиной и женщиной, защищает скромность и целомудрие.
          Давид Юм (1711-1776) – английский философ и историк, отношение между полами, любовь и брак рассматривает подобно Мандевилю в тесной связи с человеческими чувствами, подчиняющимися не голосу разума, а аффектам. Но любовь как сильнейший аффект и как основа счастливого брака (ибо «воистину жалким глупцом должен быть тот, кто выбрасывает розу и оставляет себе только шипы») побуждает Юма сформулировать ряд важных философских принципов – в любви чувство красоты, физическое влечение и благожелательность нераздельны.
          Среди французских просветителей XVIII в. отличался особым демократизмом, глубокой верой во всемогущество нравственного воспитания Жан Жак Руссо (1712-1778). Он был реформатором в педагогике, рассматривая воспитательный процесс как развитие естественных задатков и способностей человека. Отрицая правомерность общественного неравенства между полами, Руссо вместе с тем обращает внимание и на их природные, функциональные и в какой-то степени социальные различия, предлагая дифференцированный подход к особенностям женщины и мужчины. Это представляет большой интерес и для современного читателя.
          Из немецкой классической философии мы взяли двух наиболее крупных ее представителей – Иммануила Канта (1724-1804) и Георга Вильгельма Фридриха Гегеля (1770-1831). Кант в течение многих лет читал курс педагогики, в котором высказывал передовые для своего времени идеи. Согласно Канту, «человек от природы зол», добро дается ему в результате воспитания. Самовоспитание – великая вещь, но и оно может в полной мере осуществляться лишь в определенной социальной среде. Важная роль принадлежит школе и церкви, но первичная этическая ячейка – семья. Канту не выпало счастье самому создать семью и оставить детей, но его мудрые советы родителям звучат актуально и сегодня.
          Идеальное состояние общества, по Канту, – правовое государство и правовые межгосударственные отношения, обеспечивающие всеобщий мир. Мир должен царить и в каждой семье за счет соблюдения не только нравственных, но и правовых норм. «Метафизика нравов» – наиболее зрелый труд Канта в области этики и философии права. Очень важна в этом отношении и «Антропология» – итоговая работа мыслителя, для которого главный вопрос философии звучал иначе, чем мы привыкли,– «Что такое человек?». Человек – творец культуры, а «культура начинается с частного лица».
          Гегель не забывал о человеке, но центр тяжести интересов великого диалектика лежал в сфере общества. Из двух его трудов – «Философия религии» и «Философия права» – мы взяли два наиболее характерных фрагмента. Как всегда, Гегель критикует своих предшественников. Рассматривая проблему брака, он отвергает примитивное истолкование его только как полового отношения, недостаточен взгляд на брак и как на договорное отношение, и даже взаимная любовь не исчерпывает понятия брака. Брак, по Гегелю, «правовая, нравственная любовь». Такое определение исключает все случайное, субъективное, помогает увидеть в семье органическую ячейку органического целого, каковым является общество.

          Классики марксизма и русские революционные демократы, прямые продолжатели и преобразователи великих достижений классической немецкой философии разработали социальные аспекты отношений между полами в обществе всеобщего отчуждения. Карл Маркс (1818-1883) в «Экономическо-философских рукописях 1844 года» показал фатальный характер отъединения друг от друга мужчины и женщины, мужа и жены, которое принесло с собой господство частной собственности. Даже коммунизм в своей грубой, казарменной форме способен лишь усилить это отчуждение, ибо «этот коммунизм, отрицающий повсюду личность человека, есть лишь последовательное выражение частной собственности, являющейся этим отрицанием» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 42. С. 114).
          Преобразование брака и семьи, подчеркивали Карл Маркс и Фридрих Энгельс (1820-1895) осуществится только тогда, когда женщина перестанет быть простым орудием производства. Для нашего общества это его положение сохраняет свое значение и поныне, хотя, естественно, проблема гармонизации семьи не ограничивается лишь анализом места женщины в производстве.
          Александр Иванович Герцен (1812-1870) осуждает представления социалистов-утопистов, в частности Фурье, жаждущих разрушить традиционную семью. Напротив, он высоко оценивает сплоченность и нравственный потенциал крестьянской русской семьи, считая, что она может послужить примером для Европы. Он воспевает любовь в своей работе «Капризы и раздумье», отрывок из которой мы поместили в нашей книге. Все творчество Герцена пронизано культом любви. Ведь что такое «Былое и думы», как не апофеоз сыновней, супружеской и родительской любви в ее единстве с любовью к Родине?
          Дмитрий Иванович Писарев (1840-1868) в статье «Женские типы в романах и повестях Писемского, Тургенева и Гончарова», которую мы публикуем в сокращении, сетует на то, что самые простые отношения до сих пор установиться не могут: мужчина и женщина мешают друг другу жить, самыми разнообразными и утонченными средствами они отравляют друг другу жизнь. Писарев объясняет такое положение отсутствием воспитания: нет периодических журналов. Он отмечает неумение русских матерей воспитывать детей из-за отсутствия элементарных педагогических знаний, пустое кокетство девушек. Все это связано, считает Писарев, с условиями российской действительности, с отсутствием у женщин равных возможностей. Личность мужчины сложится так или иначе, а у женщины и этого не бывает. Что нужно сделать для освобождения женщин? Прежде всего, необходимо вызвать ее на размышления и критику, необходимо создать условия для ее самостоятельности, развить в ней силы для протеста и борьбы. В этом – задатки будущей плодотворной любвеобильной деятельности.
          Николай Гаврилович Чернышевский (1828-1889) в статье «Русский человек на rendez-vous» развивает тему, поднятую Писаревым, и пытается дать более общий ответ на поставленный вопрос: почему русский человек (имеется в виду не человек вообще, а именно мужчина) пасует перед активной позицией женщины. В произведениях русских писателей Тургенева, Гончарова и др. Чернышевский увидел отражение процесса духовного раскрепощения русской женщины, впервые решившейся заявить о своем праве на любовь. И что же? Русские мужчины спасовали, они оказались неспособными ответить на этот вызов. В чем причина? Чернышевский винит обстоятельства жизни русского человека – тусклые и жестокие. В общем плане такие факты имеют место и были даже типичными. Но этот феномен, тонко подмеченный нашими классиками и подвергнутый социологическому анализу Чернышевским, требует более детального анализа социально-психологических, психологических и личностных измерений.
          В данную книгу мы включили письма В.И. Ленина к Инессе Арманд. Отправленные адресату в 1915 г., они впервые увидели свет в 1924 г. Замечания Ленина сыграли важную роль в критике негативных явлений, характерных для семейных отношений буржуазного общества того времени.
          Артур Шопенгауэр (1788-1860) – крупный немецкий философ, незаслуженно преданный у нас забвению. Между тем он великий моралист. Ряд его произведений, в том числе «Афоризмы житейской мудрости», отрывок из которых воспроизводится в данной книге, содержат назидания, апеллирующие к общечеловеческим ценностям. Его размышления о женской и мужской чести в соответствии с духом его времени предъявляют большую требовательность к женщине. Сейчас не только утрачены такие различия, но само понятие чести подчас воспринимается как нечто необязательное, как пережиток, как атавизм. Между тем и ныне, как всегда, женская верность и, следовательно, честь – предпосылка мужской уверенности и устойчивости мужчины и в то же время условие защищенности женщины. Дорогой читатель, поразмышляйте об этом.
          Без Канта, Гегеля, Шопенгауэра нельзя до конца понять и оценить замечательный трактат Владимира Сергеевича Соловьева (1853-1900) «Смысл любви». Смысл любви, по Соловьеву, – рождение нового человека. Это надо понимать и в прямом, и в переносном смысле. В переносном – как преображение любящих, как их рождение заново под влиянием сильного чувства. Но все это реализуется только в обществе: Соловьев выступает против любой робинзонады любви, видит ее социальные корни. Любовь – это продолжение эгоизма, утверждение себя в другом; семья – сфера реализации любви.
          Поэтому такое огромное внимание семье уделяет Васлий Васильевич Розанов (1856-1919) – мыслитель, долгое время находившийся фактически под запретом и лишь недавно возвращенный русскому читателю. Его труд «Семейный вопрос в России» – классический труд своего времени. Другой преданный забвению русский философ – Павел Александрович Флоренский (1882-1937?); он был репрессирован и погиб в заключении; неизвестно где и когда. Его фундаментальный труд «Столп и утверждение истины» толкует любовь как предельно высокое чувство, «выход из эмпирической и переход в новую действительность». Как понимать это? Любовь перестает быть эмпирической и становится онтологической категорией, обеспечивающей преображение бытия. Религиозное сознание смыкается здесь с утопическим, но, как заметил Н. Бердяев, мы живем в эпоху, когда утопии сбываются.
          Текстом Николая Александровича Бердяева (1874-1948) заканчивается вторая часть нашей книги. Вписываясь в традицию русского религиозно-философского ренессанса, философ исходит из того, что любовь – «акт творческий». В этом акте творится не только новая индивидуальная, но и социальная жизнь. Природа любви, по Бердяеву, «космическая, сверхиндивидуальная». В любви открывается тайна человека, а состоит эта тайна в том, что человеку предначертано быть переходной ступенью к новой форме жизни. Как многие представители философского ренессанса в России. Бердяев был убежден в том, что история человечества будет иметь свой конец и от самого человечества зависит, будет ли этот конец катастрофой или восхождением к новому бытию, к «сверхчеловеку» (термин Вл. Соловьева и Н. Федорова, заимствованный у Ф. Ницше, но использованный в ином плане). «Сверхчеловек» – существо, достигшее бессмертия путем любви. Бердяев, повторим его мысль, был убежден в том, что утопии сбываются.
          Третья часть книги – «Современная семья» – возвращает нас к современным исследованиям, но уже не историческим, а обращенным к настоящему и будущему.
          Сегодня получил широкое развитие целый комплекс дисциплин, изучающих семью и брак, – социология и психология семьи, сексология, психотерапия семьи и т.д. В этих отраслях научного знания нет методологического и методического единства как в силу сложности предмета исследования и многообразия проблем, предъявляемых к изучению, так и в силу отсутствия единых принципов анализа. Но большинство исследователей семьи объединяются в признании кризисного ее состояния и в стремлении наметить пути ее оздоровления.
          Мы включили в книгу ряд материалов зарубежных авторов, которые описывают патологические явления в семье и пытаются наметить способы их преодоления.
          Американский психолог и психоаналитик Эрик Берн (1910-1970) был одним из основателей семейной психотерапии в ее современном виде. Он создал методику так называемого трансакционного анализа, т.е. изучения взаимодействия между членами семьи, способного выступать как стабилизирующим, так и разрушающим ее фактором. Берн разработал классификацию типичных ситуаций взаимодействия в браке, создающих психологическую напряженность. Он назвал их «игрой», но игрой нечестной, когда один из ее участников пытается самоутвердиться за счет другого. Бессознательный, но назойливый характер таких «игр» создает ощущение безысходности, и выход может быть весьма плачевным, если заядлые игроки вовремя не прекратят их. К примеру, игра «Все из-за тебя» – когда любой поступок мужа или жены, все равно, удачный или ошибочный, вызывает поток попреков и ссор, отвращает от взаимных симпатий; разновидностью этой игры является установка:
          «Вот что я из-за тебя наделал (а)», юмористически описанная Марком Твеном в рассказе «Папа вешает картину», в жизни имеющая достаточно мрачную окраску. «Доставала» – это более чем игра. Это – сценарий на всю жизнь, подменяющий направленность внимания друг на друга и подлинную близость погоней за престижем как залогом житейского успеха. Мы называем страсть к вещам мещанством, но в личном, интимном плане за ней скрыта трагедия одиночества. Счастливые семьи всегда относятся к внешнему благополучию достаточно спокойно. Осознать опасность игр очень трудно, прекратить игру еще труднее. Недаром книги Берна адресованы психотерапевтам, призванным врачевать семью. И все же знание о подобных стереотипических ловушках в браке способно смягчать конфликты уже в силу самой их осознанности.
          Концепция одного из патриархов неофрейдизма Эрика Эриксона (род. в 1902г.) изложена в очерке известного советского специалиста по психоанализу, ныне покойного Д.Н. Ляликова. Эриксон создал так называемую психоисторию, в которой история народов рассматривается через призму психологического взаимодействия в семье. Он создал на основе такого подхода биографии М. Лютера и М. Ганди. Его полевые исследования индейцев США и Канады дали богатый материал об особенностях материнства: именно через стиль материнства общество приспосабливает психику ребенка к условиям существования народа. Можно спорить о степени и глубине значения психологических компонентов, влияющих на историю народов. Бесспорным, однако, остается факт, что такое влияние имеет место. И Эриксон был одним из первых, кто пытался показать, в чем конкретно выражается та «общность психического склада», которая в нашей литературе рассматривалась как одна из характеристик нации.
          Другая заслуга Эриксона состоит в создании на основе фрейдистского учения эпигенетической схемы развития личности, позволяющей выделить жизненные циклы формирования личности. Этой схемой пользуются многие психотерапевты.
          Неспособность родителей обеспечить нормальную социализацию детей в условиях современного общества беспокоит многих ученых. Лилиан Ковар, внештатный профессор коммунального колледжа Бронкса (США), в работе «Потерянные жизни» исследовала в течение 12 лет семьи 71 ребенка в возрасте от 5 до 12 лет, которые были на излечении в психиатрических больницах. Она пришла к выводу о негативных следствиях давления общества на семью, о фатальных воздействиях конфликтов между родителями на судьбу детей. Принципиальное значение имеют наблюдения Ковар за отношениями между матерью и ребенком и выявленные ею модели семейных взаимоотношений, приводящих к отчуждению между членами семьи, влияющему на их судьбы и здоровье.
          Эрих Фромм (1900-1980) – известный американский психолог и философ, главное свое внимание уделял анализу феномена подавления личности и отчуждения человека в современных социальных условиях. Чувство страха и одиночество, на которые обречен человек, возможно преодолеть лишь на путях близости и любви, о чем он пишет во всемирно известной работе «Искусство любви», одну главу из которой мы публикуем в нашей книге.
          Советские ученые за последние годы создали немало работ, в которых острым семейным проблемам уделяется большое внимание, при этом даются достаточно обоснованные предложения для их разрешения. Так, в брошюре М. Мацковского и Г. Залоговой «Закон весов, или Об эмоциональном и рациональном в семейной жизни», изданной «Знанием», апеллируя к современной науке, к здравому смыслу и воспитанности, авторы предлагают рациональные принципы оптимального семейного жизнеустроения.
          Минские авторы В. Владин и Д. Капустин в работе «Гармония семейных взаимоотношений», основываясь на новейших достижениях науки, «открывают» своим читателям «глаза» на поведение в браке («Первая брачная ночь», «Медовый месяц»), на методы полового воспитания родителями своих детей, на оптимальные варианты решения семейных конфликтов. В народном университете общества «Знание» в серии «Твое здоровье» тиражом более 3 миллионов экземпляров в 1989 г. впервые опубликовано краткое пособие (автор – Ю.П. Прокопенко), посвященное гармонии в интимной близости, которое мы здесь частично воспроизводим.

          Не следует, однако, думать, что знание техники интимного общения может стать панацеей для всех проблем брака. Добрая воля, освоение традиций, воплощенной в мировой мудрости, знание, здравый смысл, взаимная любовь – вот составляющие здорового брака и семьи. Мы вернемся к этим проблемам в другой нашей статье, заключающей книгу.
          И.С. Андреева, А.В. Гулыга.







         







         







         







         







          Источники

         







         





         


          Библия
          Ветхий завет

          И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою...
          И сказал Господь Бог; не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему...
          ...Но для человека не нашлось помощника, подобного ему.
          И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребр его, и закрыл то место плотию.
          И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку.
          И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа (своего).
          Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут (два) одна плоть.
          И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились.
          ...И сказал змей жене: подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?
          ...Плодов дерева, которое среди рая, сказал Бог, не ешьте их и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть.
          И сказал змей жене: нет, не умрете, но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло.
          И увидела жена, что дерево хорошо для пищи... и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел.
          И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясание...
          И сказал (Бог): кто сказал тебе, что ты наг? не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил тебе есть?..
          И сказал Господь Бог жене: что ты это сделала? Жена сказала: змей обольстил меня и я ела...
          Жене сказал: умножая умножу скорбь твою в беременности твоей: в болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твое. и он будет господствовать над тобою.
          Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе... проклята земля за тебя: со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; ...в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах
возвратишься.
          И нарек Адам имя жене своей: Ева (Жизнь), ибо она стала матерью всех живущих.
          ...Когда люди начали умножаться на земле и родились у них дочери, тогда сыны Божий увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал.
          Бытие, 2, 3, 6

          Почитай отца твоего и мать твою, (чтобы тебе было хорошо и) чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе.
          Не убивай.
          Не прелюбодействуй.
          Не кради.
          Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего.
          Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, (ни поля его) ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, (ни всякого скота его) ничего, что у ближнего твоего,
          ...Кто ударит отца своего, или свою мать. того должно предать смерти.
          ...Если обольстит кто девицу необрученную и переспит с нею, пусть даст ей вено (и возьмет ее) себе в жену...
          Исход, 20. 21. 22

          Соблюдайте постановления Мои и законы Мои, которые исполняя, человек будет жив. Я Господь (Бог ваш).
          Никто ни к какой родственнице по плоти не должен приближаться с тем, чтобы открыть наготу. Я Господь.
          Наготы отца твоего и наготы матери твоей не открывай: она мать твоя, не открывай наготы ее...
          Наготы сестры твоей, дочери отца твоего или дочери матери твоей, родившейся в доме или вне дома, не открывай наготы их.

          Наготы дочери сына твоего или дочери дочери твоей, не открывай наготы их, ибо они твоя нагота...
          Не бери жены вместе с сестрою ее, чтобы сделать ее соперницею, чтобы открыть наготу ее при ней, при жизни ее.
          И к жене во время очищения нечистот ее не приближайся, чтобы открыть наготу ее.
          И с женою ближнего твоего не ложись, чтобы излить семя и оскверниться с нею.
          Из детей твоих не отдавай на служение Молоху и не бесчести имени Бога твоего. Я Господь.
          Не ложись с мужчиною, как с женщиною: это мерзость.
          И ни с каким скотом не ложись, чтобы излить (семя) и оскверниться от него; и женщина не должна становиться пред скотом для совокупления с ним: это гнусно...
          Чтоб и вас не свергнула с себя земля, когда вы станете осквернять ее, как она свергнула народы, бывшие прежде вас;
          ибо если кто будет делать все эти мерзости, то души делающих это истреблены будут из народа своего.
          ...Бойтесь каждый матери своей и отца своего...
          Не мсти и не имей злобы на сынов народа твоего, но люби ближнего твоего, как самого себя.
          ...Кто будет злословить отца своего или мать свою, тот да будет предан смерти...
          Если кто будет прелюбодействовать с женою замужнею, если кто будет прелюбодействовать с женою ближнего своего, – да будут преданы смерти...
          Левит, 18-20

          Вот закон о ревновании, когда жена изменит мужу своему и осквернится, или когда на мужа найдет дух ревности, и он будет ревновать жену свою, тогда пусть он поставит жену пред лицем Господа, и сделает с нею священник все по сему закону, – и будет муж чист от греха, а жена понесет на себе грех свой.
          Числа, 5

          Если у кого будет сын буйный и непокорный, не повинующийся голосу отца своего и голосу матери своей, и они наказывали его, но он не слушает их, –
          то отец его и мать его пусть возьмут его и приведут его к старейшинам города своего и к воротам своего местопребывания...
          тогда все жители города его пусть побьют его камнями до смерти...
          ...На женщине не должно быть мужской одежды, и мужчина не должен одеваться в женское платье, ибо мерзок перед Господом Богом твоим всякий делающий сие...
          Если кто возьмет жену... и возненавидит ее,
          и будет возводить на нее порочные дела, и пустит о ней худую молву, и скажет: «я взял сию жену, и вошел к ней, и не нашел у нее девства»...
          то... отец отроковицы скажет старейшинам: дочь моя я отдал в жену сему человеку, и (ныне) он возненавидел ее.
          и вот, он возводит (на нее) порочные дела, говоря:
          «я не нашел у дочери твоей девства»; но вот признаки девства дочери моей. И расстелют одежду пред старейшинами города.
          Тогда старейшины того города пусть возьмут мужа и накажут его,
          и наложат на него сто сиклей серебра пени и отдадут отцу отроковицы за то, что он пустил худую молву о девице Израильской; она же пусть останется его женою, и он не может развестись с нею во всю жизнь свою.
          Если же сказанное будет истинно, и не найдется девства у отроковицы,
          то отроковицу пусть приведут к дверям дома отца ее, и жители города ее побьют ее камнями до смерти, ибо она сделала срамное дело среди Израиля, блудодействовав в доме отца своего; и так истреби зло из среды себя.
          Если найден будет кто лежащий с женою замужнею, то должно предать смерти обоих...
          Если будет молодая девица обручена мужу, и кто-нибудь встретится с нею в городе и ляжет с нею,
          то обоих их приведите к воротам того города, и побейте их камнями до смерти: отроковицу за то, что она не кричала в городе, а мужчину за то, что он опорочил жену ближнего своего; и так истреби зло из среды себя.
          Если же кто в поле встретится с отроковицею обрученною и, схватив ее, ляжет с нею, то должно предать смерти только мужчину, лежавшего с нею,
          а отроковице ничего не делай; на отроковице нет преступления смертного: ибо это то же, как если бы кто восстал на ближнего своего и убил его;
          ибо он встретился с нею в поле, и хотя отроковица обрученная кричала, но некому было спасти ее.
          Если кто-нибудь встретится с девицею необрученною, и схватит ее и ляжет с нею, и застанут их,
          то лежавший с нею должен дать отцу отроковицы пятьдесят (сиклей) серебра, а она пусть будет его женою, ПОТОМУ что он опорочил ее; во всю жизнь свою он не может развестись с нею.
          ...Если кто возьмет жену и сделается ее мужем, и она не найдет благоволения в глазах его, потому что он находит в ней что-нибудь противное, и напишет ей разводное письмо, и даст ей в руки, и отпустит ее из дома своего...
          Если кто взял жену недавно, то пусть не идет на войну, и ничего не должно возлагать на него; пусть он остается свободен в доме своем в продолжение одного года и увеселяет жену свою, которую взял...
          Отцы не должны быть наказываемы смертью за детей, и дети не должны быть наказываемы смертью за отцов:
          каждый должен быть наказываем смертью за свое преступление.
          Второзаконие, 21, 22, 24

          Сын мой! внимай мудрости моей, и приклони ухо твое к разуму моему,
          чтобы соблюсти рассудительность, и чтобы уста твои сохранили знание. (Не внимай льстивой женщине);
          ибо мед источают уста чужой жены, и мягче елея речь ее;
          но последствия от нее горьки, как полынь, остры, как меч обоюдоострый;
          ноги ее нисходят к смерти, стопы ее достигают преисподней.
          Если бы ты захотел постигнуть стезю жизни ее, то пути ее непостоянны, и ты не узнаешь их...
          Держи дальше от нее путь твой и не подходи близко к дверям дома ее...
          Пей воду из твоего водоема и текущую из твоего колодезя.
          Пусть (не) разливаются источники твои по улице, потоки вод – по площадям;
          пусть они будут принадлежать тебе одному, а не чужим с тобою.
          Источник твой да будет благословен; и утешайся женою юности твоей,
          любезною ланью и прекрасною серною: груди ее да упоявают тебя во всякое время, любовью ее услаждайся постоянно.
          И для чего тебе, сын мой, увлекаться постороннею и обнимать груди чужой?
          ...Может ли кто ходить по горящим угольям, чтобы не обжечь ног своих?
          То же бывает и с тем, кто входит к жене ближнего своего: кто прикоснется к ней, не останется без вины...
          Кто же прелюбодействует с женщиною, у того нет ума;
          тот губит душу свою, кто делает это:
          побои и позор найдет он, и бесчестие его не изгладится.
          потому что ревность – ярость мужа, и не пощадит он в день мщения...
          ...Добродетельная жена – венец для мужа своего: а позорная – как гниль в костях его.
          ...Мудрая жена устроит дом свой, а глупая разрушит его своими руками.
          ...Кто нашел (добрую) жену, тот нашел благо и получил благодать от Господа. (Кто изгоняет добрую жену, тот изгоняет счастье, а содержащий прелюбодейку – безумен и нечестив)...
          Глупый сын – сокрушение для отца своего, и сварливая жена – сточная труба.
          Дом и имение – наследство от родителей, а разумная жена – от Господа.
          ...Лучше жить в углу на кровле, чем со сварливою женою в пространном доме.
          ...Кто найдет добродетельную жену? цена ее выше жемчугов;
          уверенно в ней сердце мужа ее, и он не останется без прибытка;
          она воздает ему добром, а не злом. во все дни жизни своей.
          Добывает шерсть и лен, и с охотою работает своими руками.
          Она, как купеческие корабли, издалека добывает хлеб свой.
          Она встает еще ночью и раздает пищу в доме свеем и урочное служанкам своим.
          Задумает она о поле и приобретает его; от плодов рук своих насаждает виноградник.
          Препоясывает силою чресла свои и укрепляет мышцы свои...
          Длань свою она открывает бедному, и руку свою подает нуждающемуся...
          Крепость и красота – одежда ее, и весело смотрит она на будущее.
          Уста свои открывает с мудростью, и кроткое наставление на языке ее.
          Она наблюдает за хозяйством в доме своем и не ест хлеба праздности.
          Встают дети и ублажают ее, – муж, и хвалит ее: «много было жен добродетельных, но ты превзошла всех их».

          Миловидность обманчива и красота суетна; но жена, боящаяся Господа, достойна хвалы.
          Дайте ей от плода рук ее, и да прославят ее у ворот дела ее!
          Притчи Соломона, 5-6, 12, 14, 18, 19, 21, 31

          Наслаждайся жизнью с женою, которую любишь, во все дни суетной жизни твоей, и которую дал тебе Бог под солнцем на все суетные дни твои; потому что это – доля твоя в жизни и в трудах твоих, какими ты трудишься под солнцем.
          Екклесиаст, 9

          Да лобзает он меня лобзанием уст своих! Ибо ласки твои лучше вина.
          От благовония мастей твоих имя твое – как разлитое миро; поэтому девицы любят тебя.
          Влеки меня, мы побежим за тобою; – царь ввел меня в чертоги свои, – будем восхищаться и радоваться тобою, превозносить ласки твои больше, нежели вино; достойно любят тебя!
          Дщери Иерусалимские! черна я, но красива, как шатры Кидарские, как завесы Соломоновы.
          Не смотрите на меня, что я смугла, ибо солнце опалило меня: сыновья матери моей разгневались на меня, поставили меня стеречь виноградники, – моего собственного виноградника я не стерегла.

          Скажи мне, ты, которого любит душа моя: где пасешь ты? где отдыхаешь в полдень? к чему мне быть скиталицею возле стад товарищей твоих?
          Если ты не знаешь этого, прекраснейшая из женщин, то иди себе по следам овец и паси козлят твоих подле шатров пастушеских.
          Кобылице моей в колеснице фараоновой я уподобил тебя, возлюбленная моя.
          Прекрасны ланиты твои под подвесками, шея твоя в ожерельях; золотые подвески мы сделаем тебе с серебряными блестками.
          Доколе царь был за столом своим, нард мой издавал благовоние свое.
          Мирровый пучок – возлюбленный мой у меня, у грудей моих пребывает.
          Как кисть кипера, возлюбленный мой у меня в виноградниках Енгедских.
          О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! глаза твои голубиные.
          О, ты прекрасен, возлюбленный мой, и любезен! и ложе у нас – зелень; кровли домов наших – кедры, потолки наши – кипарисы.
          Я нарцисс Саронский, лилия долин!
          Что лилия между тернами, то возлюбленная моя между девицами.
          Что яблоня между лесными деревьями, то возлюбленный мой между юношами. В тени ее люблю я сидеть, и плоды ее сладки для гортани моей.
          Он ввел меня в дом пира, и знамя его надо мною – любовь.
          Подкрепите меня вином, освежите меня яблоками, ибо я изнемогаю от любви.
          Левая рука его у меня под головою, а правая обнимает меня.
          Заклинаю вас, дщери Иерусалимские, сернами или полевыми ланями: не будите и не тревожьте возлюбленной, доколе ей угодно.
          Голос возлюбленного моего! вот, он идет, скачет по горам, прыгает по холмам.
          Друг мой похож на серну или на молодого оленя. Вот, он стоит у нас за стеною, заглядывает в окно, мелькает сквозь решетку.
          Возлюбленный мой начал говорить мне: встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди!
          Вот, зима уже прошла; дождь миновал, перестал; цветы показались на земле; время пения настало, и голос горлицы слышен в стране нашей; смоковницы распустили свои почки, и виноградные лозы, расцветая, издают благовоние. Встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди!
          Голубица моя в ущелье скалы под кровом утеса! покажи мне лице твое, дай мне услышать голос твой, потому что голос твой сладок и лице твое приятно.
          Ловите нам лисиц, лисенят, которые портят виноградники, а виноградники наши в цвете.
          Возлюбленный мой принадлежит мне, а я ему; он пасет между лилиями.
          Доколе день дышит прохладою, и убегают тени, возвратись, будь подобен серне или молодому оленю на расселинах гор.
          На ложе моем ночью искала я того, которого любит душа моя, искала его и не нашла его.
          Встану же я, пойду по городу, по улицам и площадям, и буду искать того, которого любит душа моя; искала я его и не нашла его.
          Встретили меня стражи, обходящие город: «не видали ли вы того, которого любит душа моя?»
          Но едва я отошла от них, как нашла того, которого любит душа моя, ухватилась за него, и не отпустила его, доколе не привела его в дом матери моей и во внутренние комнаты родительницы моей.
          Заклинаю вас, дщери Иерусалимские, сернами или полевыми ланями: не будите и не тревожьте возлюбленной, доколе ей угодно.
          Кто эта, восходящая от пустыни как бы столбы дыма, окуриваемая миррою и фимиамом, всякими порошками мироварника?
          Вот одр его – Соломона: шестьдесят сильных вокруг него, из сильных Израилевых.
          Все они держат по мечу, опытны в бою; у каждого меч при бедре его ради страха ночного.
          Носильный одр сделал себе царь Соломон из дерев Ливанских; столицы его сделал из серебра, локотники его из золота, седалище его из пурпуровой ткани; внутренность его убрана с любовью дщерями Иерусалимскими.
          Пойдите и посмотрите, дщери Сионские, на царя Соломона в венце, которым увенчала его мать его в день бракосочетания его, в день, радостный для сердца его.
          О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! глаза твои голубиные под кудрями твоими; волосы твои – как стадо коз, сходящих с горы Галаадской; зубы твои – как стадо выстриженных овец, выходящих из купальни, из которых у каждой пара ягнят, и бесплодной нет между ними;
          как лента алая – губы твои, и уста твои любезны; как половинки гранатового яблока – ланиты твои под кудрями твоими; шея твоя – как столп Давидов, сооруженный для оружий, тысяча щитов висит на нем – все щиты сильных;
          два сосца твои – как двойни молодой серны, пасущиеся между лилиями.
          Доколе день дышит прохладою, и убегают тени, пойду я на гору мирровую и на холм фимиама.
          Вся ты прекрасна, возлюбленная моя, и пятна нет на тебе!
          Со мною с Ливана, невеста! со мною иди с Ливана! спеши с вершины Аманы, с вершины Сепира и Ермона, от логовищ львиных, от гор барсовых!
          Пленила ты сердце мое, сестра моя, невеста! пленила ты сердце мое одним взглядом очей твоих, одним ожерельем на шее твоей!
          О, как любезны ласки твои, сестра моя, невеста! о, как много ласки твои лучше вина, и благовоние мастей твоих лучше всех ароматов!
          Сотовый мед каплет из уст твоих, невеста; мед и молоко под языком твоим, и благоухание одежды твоей подобно благоуханию Ливана!
          Запертый сад – сестра моя, невеста, заключенный колодезь, запечатанный источник;
          рассадники твои – сад с гранатовыми яблоками, с превосходными плодами, киперы с нардами,
          нард и шафран, аир и корица со всякими благовонными деревами, мирра и алой со всякими лучшими ароматами;
          садовый источник – колодезь живых вод и потоки с Ливана.
          Поднимись ветер с севера и принесись с юга, повей на сад мой, – и польются ароматы его! – Пусть придет возлюбленный мой в сад свой и вкушает сладкие плоды его.
          Пришел я в сад мой, сестра моя, невеста; набрал мирры моей с ароматами моими, поел сотов моих с медом моим, напился вина моего с молоком моим. Ешьте, друзья, пейте и насыщайтесь, возлюбленные!
          Я сплю, а сердце мое бодрствует; вот, голос моего возлюбленного, который стучится: «отвори мне, сестра моя, возлюбленная моя, голубица моя, чистая моя! потому что голова моя вся покрыта росою, кудри мои – ночною влагою».
          Я скинула хитон мой; как же мне опять надевать его? Я вымыла ноги мои; как же мне марать их?
          Возлюбленный мой протянул руку свою сквозь скважину, и внутренность моя взволновалась от него.
          Я встала, чтобы отпереть возлюбленному моему, и с рук моих капала мирра, и с перстов моих мирра капала на ручки замка.
          Отперла я возлюбленному моему, а возлюбленный мой повернулся и ушел. Души во мне не стало, когда он говорил: я искала его и не находила его; звала его, и он не отзывался мне.
          Встретили меня стражи, обходящие город, избили меня, изранили меня; сняли с меня покрывало стерегущие стены.
          Заклинаю вас, дщери Иерусалимские: если вы встретите возлюбленного моего, что скажете вы ему? что я изнемогаю от любви.
          «Чем возлюбленный твой лучше других возлюбленных, прекраснейшая из женщин? Чем возлюбленный твой лучше других, что ты так заклинаешь нас?»
          Возлюбленный мой бел и румян, лучше десяти тысяч других:
          голова его – чистое золото; кудри его волнистые, черные, как ворон;
          глаза его – как голуби при потоках вод, купающиеся в молоке, сидящие в довольстве;
          щеки его – цветник ароматный, гряды благовонных растений; губы его – лилии, источают текучую мирру;
          руки его – золотые кругляки, усаженные топазами; живот его – как изваяние из слоновой кости, обложенное сапфирами;
          голени его – мраморные столбы, поставленные на золотых подножиях; вид его подобен Ливану, величествен, как кедры;
          уста ею – сладость, и весь он – любезность. Вот кто возлюбленный мой, и вот кто друг мой, дщери Иерусалимские!
          «Куда пошел возлюбленный твой, прекраснейшая из женщин? куда обратился возлюбленный твой? мы поищем его с тобою».
          Мой возлюбленный пошел в сад свой, в цветники ароматные, чтобы пасти в садах и собирать лилии.
          Я принадлежу возлюбленному моему, а возлюбленный мой – мне; он пасет между лилиями.
          Прекрасна ты, возлюбленная моя, как Фирца, любезна, как Иерусалим, грозна, как полки со знаменами.
          Уклони очи твои от меня, потому что они волнуют меня. Волосы твои – как стадо коз, сходящих с Галаада; зубы твои – как стадо овец, выходящих из купальни, из которых у каждой пара ягнят, и бесплодной нет между ними; как половинки гранатового яблока – ланиты твои под кудрями твоими.
          Есть шестьдесят цариц и восемьдесят наложниц и девиц без числа; но единственная – она, голубица моя, чистая моя; единственная она у матери своей, отличенная у родительницы своей. Увидели ее девицы, и – превознесли ее, царицы и наложницы, и – восхвалили ее.
          Кто эта, блистающая, как заря, прекрасная, как луна, светлая, как солнце, грозная, как полки со знаменами?
          Я сошла в ореховый сад посмотреть на зелень долины, поглядеть, распустилась ли виноградная лоза, расцвели ли гранатовые яблоки? Не знаю, как душа моя влекла меня к колесницам знатных народа моего.
          «Оглянись, оглянись, Суламита! оглянись, оглянись,– и мы посмотрим на тебя». Что вам смотреть на Суламиту, как на хоровод Манаимский?
          О, как прекрасны ноги твои в сандалиях, дщерь именитая! Округление бедр твоих, как ожерелье, дело рук искусного художника;
          живот твой – круглая чаша, в которой не истощается ароматное вино; чрево твое – ворох пшеницы, обставленный лилиями;
          два сосца твои – как два козленка, двойни серны;
          шея твоя – как столп из слоновой кости; глаза твои – озерки Есевонские, что у ворот Батраббима; нос твой – башня Ливанская, обращенная к Дамаску;
          голова твоя на тебе, как Кармил, и волосы на голове твоей, как пурпур; царь увлечен твоими кудрями.
          Как ты прекрасна, как привлекательна, возлюбленная, твоею миловидностью!
          Этот стан твой похож на пальму, и груди твои на виноградные кисти.
          Подумал я: влез бы я на пальму, ухватился бы за ветви ее: и груди твои были бы вместо кистей винограда, и запах от ноздрей твоих, как от яблоков; уста твои – как отличное вино. Оно течет прямо к другу моему, услаждает уста утомленных.
          Я принадлежу другу моему, и ко мне обращено желание его.
          Приди, возлюбленный мой, выйдем в поле; побудем в селах; поутру пойдем в виноградники, посмотрим, распустилась ли виноградная лоза, раскрылись ли почки, расцвели ли гранатовые яблоки; там я окажу ласки мои тебе.
          Мандрагоры уже пустили благовоние, и у дверей наших всякие превосходные плоды, новые и старые; это сберегла я для тебя, мой возлюбленный!
          О, если бы ты был мне брат, сосавший груди матери моей! тогда я, встретив тебя на улице, целовала бы тебя, и меня не осуждали бы.
          Повела бы я тебя, привела бы тебя в дом матери моей. Ты учил бы меня, а я поила бы тебя ароматным вином, соком гранатовых яблоков моих.
          Левая рука его у меня под головою, а правая обнимает меня.
          Заклинаю вас, дщери Иерусалимские, – не будите и не тревожьте возлюбленной, доколе ей угодно.
          Кто это восходит от пустыни, опираясь на своего возлюбленного? Под яблоней разбудила я тебя: там родила тебя мать твоя, там родила тебя родительница твоя.
          Положи меня, как печать, на сердце твое, как перстень, на руку твою: ибо крепка, как смерть, любовь; люта, как преисподняя, ревность; стрелы ее – стрелы огненные; она пламень весьма сильный.

          Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее. Если бы кто давал все богатство дома своего за любовь, то он был бы отвергнут с презреньем.
          Есть у нас сестра, которая еще мала, и сосцов нет у нее; что нам будет делать с сестрою нашею, когда будут свататься за нее?
          Если бы она была стена, то мы построили бы на ней палаты из серебра; если бы она была дверь, то мы обложили бы ее кедровыми досками.
          Я – стена, и сосцы у меня, как башни; потому я буду в глазах его, как достигшая полноты.
          Виноградник был у Соломона в Ваал-Гамоне; он отдал этот виноградник сторожам; каждый должен был доставлять за плоды его тысячу сребренников.
          А мой виноградник у меня при себе. Тысяча пусть тебе, Соломон, а двести – стерегущим плоды его.
          Жительница садов! товарищи внимают голосу твоему, дай и мне послушать его.
          Беги, возлюбленный мой; будь подобен серне или молодому оленю на горах бальзамических!
          Книга песни песней Соломона







         











         





         


          Новый завет
          Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй (Исход, 20, 14).
          А я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем...
          Сказано также, что если кто разведется с женою своею, пусть даст ей разводную (Второзак., 24. 1).
          А я говорю вам: кто разводится с женою своею, кроме вины любодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует.
          ...Почитай отца и мать; и: люби ближнего твоего, как самого себя.
          Евангелие от Матфея, 5, 19

          Также и вы, жены, повинуйтесь своим мужьям, чтобы те из них. которые не покоряются слову, житием жен своих без слова приобретаемы были, когда увидят ваше чистое, богобоязненное житие.
          Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом...
          Также и вы, мужья, обращайтесь благоразумно с женами, как с немощнейшим сосудом, оказывая им честь, как сонаследницам благодатной жизни, дабы не было вам препятствия в молитвах.
          Наконец будьте все единомысленны, сострадательны, братолюбивы, милосерды, дружелюбны, смиренномудры; не воздавайте злом за зло или ругательством за ругательство: напротив, благословляйте, зная, что вы к тому призваны, чтобы наследовать благословение.
          Ибо, кто любит жизнь и хочет видеть добрые дни, тот удерживай язык свой от зла и уста свои от лукавых речей; уклоняйся от зла и делай добро; ищи мира и стремись к нему...
          И кто сделает вам зло, если вы будете ревнителями доброго?
          Первое послание Петра, 3

          ...Во избежание блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа.
          Муж оказывай жене должное благорасположение; подобно и жена мужу.
          Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена.
          Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим.
          Впрочем, это сказано мною как позволение, а не как повеление...
          Соединен ли ты с женой? не ищи развода. Остался ли без жены? не ищи жены.
          Впрочем, если и женишься, не согрешишь; и если девица выйдет замуж, не согрешит.
          Первое послание к Коринфянам святого апостола Павла, 7


          Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела...
          Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее...
          Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя.
          Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь, потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его.
          Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть.
          Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви.
          Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа.
          ...Дети, повинуйтесь своим родителям в Господе, ибо сего требует справедливость.
          Почитай отца твоего и мать, это первая заповедь с обетованием...
          И вы, отцы, не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем.
          Послание к Ефесянам святого апостола Павла, 5, 6

          ...Чтобы также и жены, в приличном одеянии, со стыдливостью и целомудрием, украшали себя не плетением волос, не золотом, не жемчугом, не многоценною одеждою,
          но добрыми делами, как прилично женам, посвящающим себя благочестию.
          Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью;
          а учить жене не позволяю, не властвовать над мужем, но быть в безмолвии.
          Ибо прежде создан Адам, а потом Ева;
          и не Адам прельщен; но жена, прельстившись, впала в преступление;
          впрочем спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием.
          ...Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного.
          Первое послание к Тимофею святого апостола Павла, 2, 5



         





         


          Коран
          Сура 4
          Женщины
          Во имя Аллаха милостивого, милосердного!
          1 (1). О люди! Бойтесь вашего Господа, который сотворил вас из одной души и сотворил из нее пару ей, а от них распространил много мужчин и женщин. И бойтесь Аллаха, которым вы друг друга упрашиваете, и родственных связей. Поистине, Аллах – над вами надсмотрщик!
          2 (2). И давайте сиротам их имущество и не заменяйте дурным хорошего. И не ешьте их имущества в дополнение к вашему, – ведь это – великий грех!
          3 (3). А если вы боитесь, что не будете справедливы с сиротами, то женитесь на тех, что приятны вам, женщинах – и двух, и трех, и четырех. А если боитесь, что не будете справедливы, то – на одной или на тех, которыми овладели ваши десницы. Это – ближе, чтобы не уклониться. (4). И давайте женам их вено в дар. Если же они соблаговолят чем-нибудь из этого для вас, то питайтесь этим на здоровье и благополучие.
          4(5). И не давайте неразумным вашего имущества, которое Аллах устроил вам для поддержки, и наделяйте их из него, и одевайте их, и говорите им слово благое.
          5 (6). И испытывайте сирот, а когда они дойдут до брачного возраста, то если заметите в них зрелость разума, отдавайте им их имущество; и не пожирайте его расточительно и торопливо.
          6. пока они не вырастут. А кто богат, пусть будет воздержан; а кто беден, пусть ест с достоинством.
          7. А когда вы отдаете им их имущество, то берите к ним свидетелей. И довольно Аллаха как счетчика!
          8 (7). Мужчинам – удел из того, что оставили родители и близкие, и женщинам – удел из того, что оставили родители и близкие, – из того, что мало или много, удел определенный.
          9 (8). А когда присутствуют при разделе родственники, сироты и бедняки, то наделяйте их из этого и говорите им слово благое.
          10 (9). И пусть боятся те, которые, если бы оставляли позади себя слабое потомство, боялись бы за них. Пусть же они боятся Аллаха и говорят слово твердое!
          11 (10). Поистине, те, которые пожирают имущество сирот по несправедливости, пожирают в своем чреве огонь, и будут они гореть в пламени!
          12 (11). Завещает вам Аллах относительно ваших детей: сыну – долю, подобную доле двух дочерей. А если они (дети) – женщины, числом больше двух, то им – две трети того, что он оставил, а если одна, то ей – половина. А родителям его, каждому из двух – одна шестая того, что он оставил, если у него есть ребенок. А если у него нет ребенка и ему наследуют его родители, то матери – одна треть. А если есть у него братья, то матери – одна шестая после завещанного, которое он завещает, или долга. Родители ваши или ваши сыновья – вы не знаете, кто из них ближе вам по пользе, как установлено Аллахом. Поистине, Аллах знающ, мудр!
          13 (12). И вам – половина того, что оставили ваши супруги, если у них нет ребенка. А если у них есть ребенок, то вам – четверть того, что они оставили после завещанного, которое они завещают, или долга.
          14. А им – четверть того, что оставили вы, если у вас нет ребенка. А если у вас есть ребенок, то им – одна восьмая того, что оставили вы после завещанного, которое вы завещаете, или долга.
          15. А если мужчина бывает наследником по боковой линии, или женщина, и у него есть брат или сестра, то каждому из них обоих – одна шестая. А если их больше этого, то они – соучастники в трети после завещанного, которое он завещает, или долга.
          16. не причиняя вреда, по завету от Аллаха. Поистине, Аллах – знающий, кроткий!
          17 (13). Таковы границы Аллаха. А кто повинуется Аллаху и Его посланнику, того Он введет в сады, где внизу текут реки, – вечно пребывать они будут там. И это – великий успех!
          18 (14). А кто не повинуется Аллаху и Его посланнику и преступает Его границы, того Он введет в огонь вечно пребывающим там, и для него – унижающее наказание.
          19 (15). А те из ваших женщин, которые совершат мерзость, – возьмите в свидетели против них четырех из вас. И если они засвидетельствуют, то держите их в домах, пока не упокоит их смерть или Аллах устроит для них путь.
          20 (16). А те двое из вас, которые совершат это, – причините им боль. Если они обратятся и совершат благое, то отвернитесь от них. Поистине, Аллах – приемлющий обращение, милостивый!
          21 (17). Ведь у Аллаха – обращение к тем, которые совершают зло по неведению, а потом обращаются вскоре. К этим обращается Аллах. Поистине, Аллах – знающий, мудрый!
          22 (18). Но нет обращения к тем, которые совершают дурное, а когда предстанет пред кем-нибудь из них смерть, он говорит: «Я обращаюсь теперь»... И к тем, которые умирают, будучи неверными. Этим мы приготовили наказание мучительное.
          23 (19). О вы, которые уверовали! Не разрешается вам наследовать женам по принуждению. И не препятствуйте им уносить часть того, что вы им даровали, разве что они совершат мерзость очевидную. Обходитесь с ними достойно. Если же вы их ненавидите, то, может быть, что-либо вам и ненавистно, а Аллах устроил в этом великое благо.
          24 (20). А если вы захотели замены одной супруги другой и одной из них дали кинтар, то не отбирайте из него ничего. Разве вы станете брать лживо, как явный грех?
          25 (21). И как вы можете отбирать это, когда вы сошлись друг с другом и они взяли с вас суровый завет?
          26 (22). Не женитесь на тех женщинах, на которых были женаты ваши отцы, разве только это произошло раньше. Поистине, это – мерзость и отвращение и скверно как путь!
          27 (23). И запрещены вам ваши матери, и ваши дочери, и ваши сестры, и ваши тетки по отцу и матери, и дочери брата, и дочери сестры, и ваши матери, которые вас вскормили, и ваши сестры по кормлению, и матери ваших жен, и ваши воспитанницы, которые под вашим покровительством от ваших жен, к которым вы уже вошли; а если вы еще не вошли к ним, то нет греха на вас; и жены ваших сыновей, которые от ваших чресел; и – объединять двух сестер, если это не было раньше. Поистине, Аллах прощающ, милосерд!
          28 (24). И – замужние из женщин, если ими не овладели ваши десницы по писанию Аллаха над вами. И разрешено вам в том, что за этим, искать своим имуществом, соблюдая целомудрие, не распутничая. А за то, чем вы пользуетесь от них, давайте им их награду по установлению. И нет греха над вами, в чем вы согласитесь между собой после установления. Поистине, Аллах – знающий, мудрый!
          29 (25). А кто из вас не обладает достатком, чтобы жениться на охраняемых верующих, то – из тех, которыми овладели десницы ваши, из ваших верующих рабынь. Поистине, Аллах лучше знает вашу веру. Вы – одни от других. Женитесь же

Сборник о браке и семье (2 3 4 5)